Война глазами мальчишки

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
Страницы: (2) [1] 2   К последнему непрочитанному [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
Зиберт
21.07.2016 - 05:19
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 3.06.16
Сообщений: 84
196
22 июня 1941 года. Наша семья – отец, мама, сестра Галя и я – живет под Ленинградом, ныне это город Всеволожск, а тогда – пригородная станция железной дороги, идущей к Ладожскому озеру. Мне одиннадцать лет, сестре – тринадцать. Воскресенье: отличный солнечный день. Ура! Мы едем в зоопарк. У зоопарка из репродуктора прозвучал тревожный голос с обращением к советскому народу: «ВОЙНА!» Родителям уже не до зоопарка. А я ликую: «Уж мы им зададим!». Весь июнь и до июля я и другие мальчишки – соседи играли в войну. Отец и мама работали на Ржевке, на оборонном заводе, и домой приходили поздно, усталыми. Затем стали приходить поочередно: через день – два. Отец имел бронь на заводе (хотя был простым рабочим) и на фронт отправлен не был.

Война глазами мальчишки
 
[^]
Yap
[x]



Продам слона

Регистрация: 10.12.04
Сообщений: 1488
 
[^]
Зиберт
21.07.2016 - 05:20
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 3.06.16
Сообщений: 84
В июле появились странные люди-беженцы: оборванные, с мешками за плечами, с детскими колясками, некоторые с велосипедами, тележками, загруженными нехитрыми пожитками. В основном, это женщины, старики, дети – грязные, голодные, изможденные, просящие хлеба, картошки или чего другого. «Зачем и куда они бегут?»

В июле часто стали появляться немецкие самолеты, завязывались воздушные бои, почему-то, в основном, над Румболовскими горами (высокие холмы на окраине Всеволожска). Мальчишки с замиранием сердца и восторгом смотрели на воздушную карусель из самолетов. От нашего дома разобрать, какой самолет наш, какой немецкий, было невозможно, но любой сбитый самолет мы, естественно, считали немецким. Однажды, видим: летят два самолета в сторону Ленинграда. Из облаков вынырнул третий и оказался между ними. Пулеметные очереди, он камнем падает, но не горит. Очевидно, был убит летчик. Самолет врезался в дом, стоящий от нашего за три дома. Там, к счастью, никого не было. Дом и самолет сгорели, а все, что осталось от летчика, на другой день увезла команда красноармейцев.

После этого случая, как-то сами по себе, наши игры стали прекращаться. Начали все больше и больше появляться заботы взрослых. Надо идти стоять в очереди за хлебом, топить плиту, готовить еду, носить воду и т.д. В редкие часы появления в доме отца – вместе занимались заготовкой дров на зиму…

В августе мы получили письмо из деревни от деда. Он писал, что уже совсем близко немцы и они с бабушкой остаются, потому что жалко бросать дом, да и умереть лучше дома, чем где-то на дороге. Я тут же отписал письмо в деревню, в котором убеждал деда, что это слухи, распространяемые паникерами, и не надо им верить.

В сентябре появилось новое слово – «БЛОКАДА» — тогда еще никто не представлял последствий этого. Появились карточки на хлеб и продукты, а это – преддверие голода. Потеря карточек, особенно на хлеб, уже в октябре для большинства людей означала, практически, смерть.

Первого умершего от голода и холода во Всеволожске я увидел в начале октября. Помню, мы с ребятами пришли к открытию магазина за хлебом и увидели лежащего на ступеньках скорчившегося мертвого человека. Постепенно стали привыкать к трупам, лежащим на улицах. Сначала их убирали в тот же или на другой день, а потом трупы до марта месяца никто и не убирал. Их постепенно заносило снегом, так они и лежали до весны.

С конца октября прекратилась учеба в школе. Часть ребят уехали в эвакуацию (в основном те, у кого на Большой Земле родственники), остальные сидели по домам, коротая голодные дни и ночи. Как жили другие ребята – соседи зимой 1941/1942 года – не берусь описывать, так как мы ни разу не встречались за всю зиму. Только весной 1942 года смогли посчитать наши ряды. Но до весны было еще далеко, а у нас с сестрой одна задача: ежедневно ходить в магазин и с боем, среди таких же голодных и чуть живых людей, пробиться к продавцу и получить свои граммы хлеба. Обычно около прилавка толпилась достаточно большая группа людей (дети, женщины, старики, или, точнее, то, что от них осталось), и если, получив от продавца хлеб, не успеешь спрятать его, то он будет вырван из твоих рук кем-нибудь: это я видел не один раз. Человек, вырвавший хлеб, не убегал. Он наклонялся, и, пока его били, старался засунуть его в рот и проглотить. На побои не обращал внимания и не сопротивлялся. Что значат любые побои по сравнению с безумием голода…

Домой родители приходили один-два раза в неделю, и утром уходили опять на завод. Отец побыл последнее время дома в ноябре, и после этого мы с сестрой уже его не видели. Он оставался на заводе, работал и там же, в цеху, жил.

Преодолеть пять-семь километров от Ржевки до дому он уже не мог. Пригородные поезда давно не ходили.

Всю зиму спасали дрова, которые отец с лета запас. Печь мы топили регулярно, и в комнате было относительно тепло. К соседям не ходили, просить что-либо было безнадежно. В долг давать было уже нечего, а у кого и было что-нибудь – берегли для своих родных. Как оказалось весной и соседей-то вблизи выжило, вместе с нами, три семьи: Сорокины (соседи, жившие наискосок через дорогу) и Соснины (домов через десять от нас). Открывать дверь в дом на чей-либо стук или просьбу родители категорически запретили (боялись ограблений и убийств, поскольку такие случаи зимой были нередки)…

К январю в доме были съедены: горчица, кофе, несколько кусков дуранды (жмых), столярный клей, олифа и вообще все, что имело вид съедобного.

Однажды пришла мысль спуститься в подпол и посмотреть – нет ли чего там. К нашей радости были обнаружены несколько кустов корней георгинов, выкопанных с осени, положенных на зиму в подпол, чтобы не замерзли. Корни георгинов имели форму клубней до 10 сантиметров и диаметром до трех сантиметров. Не помню, за сколько времени, но георгины были съедены. По вкусу корни георгина напоминали свеклу с приторно сладким вкусом.

Какая-либо информация о событиях на фронтах, в Ленинграде или вообще где-либо, у нас отсутствовала. Радио у нас в доме не было. Дни месяца мы знали по талонам на хлеб, а новости – из разговоров в очередях за хлебом да из того, что рассказывала мама…

Мама всегда приносила вести от отца. С каждым разом они были все печальнее. В феврале он уже лежал в стационаре при заводе: не мог ходить и стоять.

Шестого марта 1942 года мама пришла рано вечером и сообщила, что вчера (5 марта) отец умер, а сегодня, с утра, его свезли в братскую могилу на Охтинское кладбище. В связи со смертью отца ее отпустили с работы, чтобы его похоронить (свезти на кладбище) и побывать дома. Поминать было нечем. Посидели, поплакали, и утром мама ушла на завод.

Мы с сестрой выжили благодаря заботам отца и мамы. Отец обеспечил нам тепло в доме, мама – уход за нами, поддержку питанием, повседневной заботой, несмотря ни на какие трудности. Хотя она физически дома бывала нечасто, мы чувствовали ее присутствие постоянно, и постоянно ждали ее прихода. Это нас дисциплинировало, заставляло выполнять ее указания, а не сидеть без дела и ждать смерти.

Мы давно уж перестали обижаться на когда-то появившееся обидное слово «дистрофик», значение которого сначала не понимали, а потом привыкли и не реагировали на него. Люди умирали, и никого это уже не удивляло. Человек шел, падал, и если у него не было сил подняться, то он так и умирал здесь же, на снегу. Редко находился «кто-то», который пытался помочь упавшему…

После смерти отца, в какой-то из мартовских дней, я пошел с мамой на завод попытаться устроиться на работу. Дорога до Ржевки казалась бесконечной. Вот и завод. Пришли, как я помню, в отдел кадров. Как работник, выглядел я, безусловно, комично. Мне было неполных 12 лет, росточком был маленький, шапка на голове больше, чем сама голова. Измученный дорогой, худющий, жалобно смотрящий из-под нависшей на глаза шапки, я, сколько было «металла» в голосе, заявил, что пришел заменить умершего отца (я верил в это и говорил вполне сознательно). Как и следовало ожидать, на работу меня не приняли, и пришлось проделать трудный путь обратно домой.

Наступил апрель: таял снег, с дорог и канав убирали трупы, появились первые зеленые травинки, которые тут же съедались, светило солнце и все понимали: самое страшное позади…

Печатается в сокращении.

Источник: Боль памяти блокадной: сборник воспоминаний жителей и защитников блокадного Ленинграда. – Мытищи, 2000. – С.203 – 208.

Источник

Это сообщение отредактировал Зиберт - 21.07.2016 - 05:46
 
[^]
Прадовод
21.07.2016 - 05:24
17
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 3.02.15
Сообщений: 175
Война -это страшно! Всегда и для всех!
 
[^]
Лис
21.07.2016 - 05:33
22
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 28.07.08
Сообщений: 1388
Больно читать такие вещи.
 
[^]
Jel
21.07.2016 - 05:41
11
Статус: Offline


Бабайка

Регистрация: 15.11.14
Сообщений: 816
Цитата (Прадовод @ 21.07.2016 - 05:24)
Война -это страшно! Всегда и для всех!

Кабы оно так было...Так тех, для кого война, сука, мама родная - полно вокруг.
 
[^]
Переходник
21.07.2016 - 05:45
5
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 20.02.16
Сообщений: 21
Не дай Бог такое пережить!!!
 
[^]
Конецсветы
21.07.2016 - 06:11
40
Статус: Offline


Наверное лучший папа в мире

Регистрация: 21.12.12
Сообщений: 381
Цитата (Переходник @ 21.07.2016 - 05:45)
Не дай Бог такое пережить!!!

Страшно, ребятушки, ох как страшно,но иногда приходится с этим жить...Крыша едет порой. Медики называют "Афганским синдромом". Но ничего, живёшь. Сны только... Лучше бы их не было. Во сне видишь постоянно тот бой, где твоего друга -в куски мяса или пуля в череп. Только что разговаривал с другом и тебя швыряет взрывной. Выползаешь и видя всё это -ты уже не человек. Ты просто идёшь убивать. И похуй тебе-убьют или выживешь. Страх где-то далеко. Ты видел мясо, которым был несколько минут назад твой друг. И ты прёшь. И похуй на чехов и на любимую и на мать. Ты-сука валишь. Как умеешь.Или валят тебя.
Потом, после боя, старший ебашит тебя по щекам. Возможно ты перестанешь нажимать судорожно на спусковой, хоть уже давно и кончились патроны.
Хуже, когда старшим остался ты. Но всё равно найдётся живой и смелый боец, чтобы сбить эту ёбанную истерику.
Но главное -перетерпеть. Через 2-3 недели всё наладится и трупов будешь уже не замечать...
Война...
 
[^]
1barsuk1
21.07.2016 - 06:30
12
Статус: Offline


Юморист

Регистрация: 9.02.11
Сообщений: 429
Когда началась война моему отцу было 6 лет. Были у него две сестрички 4 года и 3. Дед ушёл на войну и в 41м под Москвой прямым попаданием снаряда в клочья. Записали как пропавший безвести. Соответственно никакой помощи в отличии от тех на кого пришла похоронка. Бабушка селаа "в больницу" за те самые пресловутые три колоска. Отец и сестрички остались одни. Голод. Он и себя кормил и сестёр. Ели лебеду, драл яйца, кашёлкой ловил рыбёшку. Месяца три жили сами по себе пока в детдом не определили. Ну а через три года и бабушка "выздоровела".
 
[^]
GanGsteR
21.07.2016 - 07:08
7
Статус: Offline


комнатный сибиряк

Регистрация: 2.12.10
Сообщений: 168
для детей война особенно страшна, ведь у них война крадёт детство
 
[^]
Эрдель
21.07.2016 - 07:25
22
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 28.06.13
Сообщений: 1669
Воспоминания блокадников читать больно и страшно. Но еще больней читать новости о мемориальной доске в честь одного ублюдка из тех, кто эту блокаду устраивал.
 
[^]
BETEP
21.07.2016 - 08:05
7
Статус: Online


Скромный гений

Регистрация: 13.02.10
Сообщений: 666
Наше поколение росло на таких рассказах, любой школьник знал Таню Савичеву.
 
[^]
D3en
21.07.2016 - 08:45
12
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 17.04.15
Сообщений: 254
По рассказам бабушки: зимой 41-го у прабабушки украли карточки. Это означало одно - смерть. Поревели и решили бабушка должна работать. Всю войну с 12-ти лет простояла в "теплом переходе". "Теплый переход" - это короб длинной метров 50, на высоте метров 20 сделанный из металлопрофиля и обшитый шифером. Там даже летом гуляли ветра, что простудиться при +30 на улице, было делом обычным.
Внутри этого перехода шел конвейер с рудой из одного отделения цеха в другое, и иногда руда ссыпалась с ленты. Надо было брать лопату и загружать эту руду обратно на ленту. После войны, мужики фронтовики отказывались работать там. Придумали какую-то приспособу.
А еще она иногда кормила нас супом, которым спасалась в войну. В составе крапива, щавель и еще какая-то трава (название не помню). Правда нам она еще добавляла картошку и яйцо.
Это на Урале, если что.
 
[^]
Borl
21.07.2016 - 09:08
2
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 2.07.12
Сообщений: 2268
Цитата (D3en @ 21.07.2016 - 08:45)
По рассказам бабушки: зимой 41-го у прабабушки украли карточки. Это означало одно - смерть. Поревели и решили бабушка должна работать. Всю войну с 12-ти лет простояла в "теплом переходе". "Теплый переход" - это короб длинной метров 50, на высоте метров 20 сделанный из металлопрофиля и обшитый шифером. Там даже летом гуляли ветра, что простудиться при +30 на улице, было делом обычным.
Внутри этого перехода шел конвейер с рудой из одного отделения цеха в другое, и иногда руда ссыпалась с ленты. Надо было брать лопату и загружать эту руду обратно на ленту. После войны, мужики фронтовики отказывались работать там. Придумали какую-то приспособу.
А еще она иногда кормила нас супом, которым спасалась в войну. В составе крапива, щавель и еще какая-то трава (название не помню). Правда нам она еще добавляла картошку и яйцо.
Это на Урале, если что.

Тяжело вашим было без хозяйства! Моя бабушка одна четверых детей поднимала. Огородик свой садили, корову держали, да птиц всяких. Но сначала на работе смену отработать. То время - тяжёлое, но характер у людей выковывало железный!
 
[^]
Udel
21.07.2016 - 09:23
5
Статус: Offline


Питошенька

Регистрация: 14.01.16
Сообщений: 574
Мои старики пережили блокаду детьми. Им уже по 80. И живут сейчас именно во Всеволожске.
Рассказывали мало, а вот тётку мою чуть не съели. Армейский военный патруль спас. Тоже жива, 84 ей.
 
[^]
NightRustle
21.07.2016 - 09:27
-4
Статус: Offline


Юморист

Регистрация: 25.07.12
Сообщений: 474
Цитата
Я тут же отписал письмо в деревню, в котором убеждал деда, что это слухи, распространяемые паникерами, и не надо им верить.

В 11 лет?! blink.gif
 
[^]
yeskov
21.07.2016 - 09:40
1
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 25.02.09
Сообщений: 205
Никогда не мог читать про войну, про людей которые пережили это страшное время, эту боль, страх, голод. Всегда ком в горле.
 
[^]
Sergeant74
21.07.2016 - 09:41
3
Статус: Offline


Юморист

Регистрация: 8.08.14
Сообщений: 486
У меня прадед на Пискарёвском лежит! В 43 блокаду прорывал операция"Искра"

Это сообщение отредактировал Sergeant74 - 21.07.2016 - 09:41
 
[^]
63rS3rK
21.07.2016 - 09:41
6
Статус: Offline


Балагур

Регистрация: 18.07.12
Сообщений: 894
Цитата (Конецсветы @ 21.07.2016 - 06:11)
Цитата (Переходник @ 21.07.2016 - 05:45)
Не дай Бог такое пережить!!!

Страшно, ребятушки, ох как страшно,но иногда приходится с этим жить...Крыша едет порой. Медики называют "Афганским синдромом". Но ничего, живёшь. Сны только... Лучше бы их не было. Во сне видишь постоянно тот бой, где твоего друга -в куски мяса или пуля в череп. Только что разговаривал с другом и тебя швыряет взрывной. Выползаешь и видя всё это -ты уже не человек. Ты просто идёшь убивать. И похуй тебе-убьют или выживешь. Страх где-то далеко. Ты видел мясо, которым был несколько минут назад твой друг. И ты прёшь. И похуй на чехов и на любимую и на мать. Ты-сука валишь. Как умеешь.Или валят тебя.
Потом, после боя, старший ебашит тебя по щекам. Возможно ты перестанешь нажимать судорожно на спусковой, хоть уже давно и кончились патроны.
Хуже, когда старшим остался ты. Но всё равно найдётся живой и смелый боец, чтобы сбить эту ёбанную истерику.
Но главное -перетерпеть. Через 2-3 недели всё наладится и трупов будешь уже не замечать...
Война...

пиздун. даже не хочу комментирвоать почему сам поймешь
 
[^]
ivasy
21.07.2016 - 09:42
2
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 1.05.15
Сообщений: 1991
Цитата (D3en @ 21.07.2016 - 08:45)
А еще она иногда кормила нас супом, которым спасалась в войну. В составе крапива, щавель и еще какая-то трава (название не помню). Правда нам она еще добавляла картошку и яйцо.
Это на Урале, если что.

Сныть или лебеда
 
[^]
63rS3rK
21.07.2016 - 09:44
4
Статус: Offline


Балагур

Регистрация: 18.07.12
Сообщений: 894
По теме советую почитать

Ленка-пенка
Title: Ленка-пенка
Author: Арсеньев Сергей
Оценка: 4.9 of 5, readers votes - 122
Genre: military prose
Annotation: Она не ходила в атаки. Она не стреляла во врагов. Она не добывала с риском для жизни разведданные. Она не минировала мосты. Она даже не работала. Она вообще ничего не делала. Только сидела в тылу и ждала, пока другие всё сделают за неё. Чтобы победить, ей достаточно было выжить. Выжить в тылу, не на фронте. Всего лишь выжить. Это ведь так просто, верно? Верно?..
 
[^]
vyborg
21.07.2016 - 09:53
1
Статус: Offline


Душой на море

Регистрация: 5.03.10
Сообщений: 1350
 
[^]
ChebSer
21.07.2016 - 10:04
6
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.06.10
Сообщений: 1310
Цитата (Эрдель @ 21.07.2016 - 07:25)
Воспоминания блокадников читать больно и страшно. Но еще больней читать новости о мемориальной доске в честь одного ублюдка из тех, кто эту блокаду устраивал.

Ленинградцам пора сорвать эту проклятую доску...
 
[^]
zzzet
21.07.2016 - 10:04
2
Статус: Offline


пивной Фей

Регистрация: 15.12.06
Сообщений: 3102
Война страшное дело, море зла, горя, отчаянья
В своём ватном уютном состоянии, я бы не выжил
 
[^]
traxex
21.07.2016 - 10:14
7
Статус: Offline


#shadow

Регистрация: 3.05.13
Сообщений: 3608
Прочитал. Представил.
Страшно стало. На душе очень тяжело.
Бедные люди!

мне папа рассказывал. семья была большая (уже после войны дело было). сели кушать за стол, и кто-то хлебом из детей начала играть. шарики катать и кидаться. 2 недели хлеба не нюхал даже. ну, и конечно же, получил по лбу. и в этот день остался без обеда и ужина.
дедушка объяснил просто: за хлеб люди умирали, хлеб - это наша жизнь. не сметь им играть, бросать и топтать!
дедушка воевал с японцами. два брата по маминой линии убиты под Сталинградом в 42-ом.
как вспоминал войну? ничего не говорил. садился за стол, выпивал и плакал. все молча.

мне лет 7 было. запомнил на всю жизнь!
 
[^]
skyline0502
21.07.2016 - 10:21
2
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 10.12.13
Сообщений: 13218
В журнале или "Ровесник", или "Мы" в начале 90-х был автобиографичный рассказ от имени девушки пережившей блокаду. Забыл как называется, грешный человек. Так же хорошая книга о ленинградских пионерах "Всегда готов". Читал и поражался стойкостью детей.
 
[^]
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 15558
0 Пользователей:
Страницы: (2) [1] 2  [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 



Активные темы








Наверх