Вера (мистический рассказ)

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
Страницы: (7) [1] 2 3 ... Последняя »  К последнему непрочитанному [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
Пожиловски
18.11.2018 - 22:39
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 3.11.18
Сообщений: 207
101
Вера

1 Глава
Вера Ситкина посмотрела в зеркало, и подавила вздох. Она попыталась улыбнуться, но на ее лице появилась лишь гримаса, отчасти напоминающая улыбку.
Она обернулась на спящего сына-подростка, и ее сердце наполнилось чувством нежности и какого-то отчаяния.
«Господи, кому я нужна. – Прошептала она. – Кому Гошка нужен? Кому мы нужны?»
Сбрызнув завитые волосы остатками духов, она накинула легкий плащ, и тихонько вышла из дому.
Ситкина потеряла работу мастера на одном из производств, на котором она проработала более десяти лет. На заводе стали внедрять новые технологии, вскоре цех перешел на реконструкцию, появилось новое оборудование. Для которого требовались другие специалисты, и Вера попала под сокращение.
Вот уже месяц она пыталась найти хоть что-то. Наконец, устроилась уборщицей в гостиницу, хотя и понимала, что зарплаты может не хватить. На ней висели два кредита, которые необходимо было своевременно оплачивать. И Вера искала вторую работу или подработку, лишь бы добрать деньгами на оплату кредитов, и чтобы что-то осталось на жизнь.
На объявление, которое заинтересовало ее, она наткнулась вчера, просматривая Интернет. В одну, как она поняла, научную лабораторию требовалась лаборантка. По сути, техничка. Не на полный рабочий день, что вполне устраивало Веру. Она сможет совмещать две работы.
Не задумываясь, она отправила резюме. И решив просмотреть почту утром, едва встала, вдруг обнаружила, что Интернет не работает. Отключить его за неуплату не могли, она это знала совершенно точно. До пополнения баланса он еще должен был работать три дня. Вера просидела весь день дома, тщетно пытаясь выйти в Сеть. Но это удалось ей только вечером.
Она сразу же зашла на почту. Ее приглашали на собеседование, сегодня. После полудни. В письме был указан адрес. Здание находилось на окраине города. И добираться до него на общественном транспорте следовало около полутора часов. Поэтому Вера, дабы не опоздать, вышла из дома заранее.
За пятнадцать минут до назначенной встречи, Вера вошла в трехэтажное здание из красного кирпича, ощутив легкую прохладу кондиционера. В вестибюле ее встретил немолодой вахтер, который вопросительно посмотрел на нее, прежде чем пропустить через турникет.
Вера объяснила причину своего визита, поинтересовалась, на каком этаже находится нужный ей кабинет.
Кабинет располагался на третьем этаже в достаточно узком коридоре, стены которого были обиты гипсокартоном. Вдоль коридора стояли стулья, и Вера взглянув на часы, висевшие прямо над входной дверью, присела на один из них. Кроме нее в коридоре никого не было, и это обнадеживало. Значит, на собеседовании она будет одна. Что ж, возможно, и повезет. Не зря же ее пригласили.
В углах коридора, противоположно друг другу она заметила глазки видеокамер, и отвернулась.
За минуту до назначенного времени Вера подошла к двери и уже хотела тихо постучать.
- Войдите. – Неожиданно послышалось из-за двери.
Вера удивилась, повернула ручку двери и вошла в кабинет. Он был довольно просторным, что не вязалось с маленьким коридором. Легкий специфический запах пыли и старой бумаги защекотал в ноздрях. Она сразу поняла, что в кабинете отсутствует кондиционер. Вся комната представляла собой нечто среднее между библиотекой и каким-то архивом, и меньше всего напоминала кабинет работодателя. Стеллажи с книгами в картонных обложках были повсюду – по периметру и рядами вдоль помещения. Книги были разными по толщине и формату. Рядом с маленькими, практически карманными экземплярами лежали толстые фолианты. На многих обложках встречалась пыль. Между двумя рядами стеллажей, в конце комнаты, у окна стоял деревянный стол, заваленный бумагами и папками. За ним сидел мужчина с круглым гладко выбритым лицом в очках. Ему было около пятидесяти, большой крутой лоб с глубокими залысинами, остатки седоватых волос были подстрижены ежиком.
Вера удивилась тому, как она могла услышать приглашение войти через дверь, и довольно приличное расстояние.
«Наверное, акустика». – Подумала она. Она где-то слышала, что вузовские аудитории строили таким образом, чтобы в одном конце было слышно, что говорят в другом. Однако, довольно неприметное здание мало чем напоминало корпус университета.
- Здравствуйте, - прокашлявшись, начала Вера, - я по объявлению по поводу работы.
Мужчина кивнул, и жестом предложил ей присесть на деревянный обитый дерматином стул, кажущийся Вере таким древним. Стул тихонько скрипнул под тяжестью полноватого тела женщины.
- Меня зовут Владимир Николаевич, - представился мужчина, - доктор физико-математических наук, профессор.
Вера кивнула, и хотела было назвать свое имя и фамилию, но Владимир Николаевич продолжил:
- Вы Вера Ситкина, я читал ваше резюме, и направил вам ответ.
Вера снова кивнула.
- В общем, мне нужна лаборантка, как вы уже знаете. Работать следует не каждый день. – Владимир Николаевич выдержал паузу.
- Прекрасно. – Проговорила Вера. – Я, видите ли… еще работаю.
- Да-да, разумеется… - Непонятно, что имея в виду, пробормотал профессор. – С обязанностями лаборантки вы знакомы?
- Не совсем, - ответила Вера, - мыть различные пробирки, наверное? Следить за чистотой?
Владимир Николаевич внимательно, будто изучая, молча смотрел на нее.
Пауза стала неловкой.
- Я правильно поняла? – Спросила Вера.
- Совершенно, правильно. – Ответил Владимир Николаевич. – И главное, ответственность, конечно же.
- И самое главное, - он многозначительно приподнял короткий палец, - пунк-ту-аль-ность.
- Ну, это конечно. – Проговорила Вера. – Где мне предстоит работать?
- Здесь. – Владимир Николаевич окинул глазами стеллажи с книгами, которые буквально нависали над столом. - Сюда следует приезжать, протирать от пыли все эти книги, мыть полы.
- Так это и есть лаборатория? – Удивленно произнесла Вера, задержав взгляд на огромном деревянном стеллаже, упирающемся в потолок.
- Вы, конечно же, представляли ее другой? – С улыбкой спросил он.
- Я никогда не работала лаборанткой, но наверное, да. – Ответила Вера. – Лаборатория это какие-то приборы, растворы…
- И, тем не менее, вы правильно ответили на мой вопрос об обязанностях. А именно, мыть, протирать пыль, в общем, следить за чистотой.
- И все?
- И все. – Владимир Николаевич развел руками. – Как видите, ничего необычного нет. По крайней мере, на текущий момент для вас.
Он снова слишком внимательно посмотрел на нее. Будто что-то зная о ней, или пытаясь показать, что он что-то знает.
Вере стало неприятно. Она привыкла внимательно слушать людей, и ее несколько смутили слова Владимира Николаевича «…на текущий момент для вас…».
Словно он хотел сказать, что знает, что она работает в настоящий период времени уборщицей. Даже если и так, какая ему разница. К чему это показное превосходство.
- Вам следует посещать эту лабораторию… - Владимир Николаевич задумался, - один раз в неделю. Всего.
Он побарабанил пальцами по столу, будто сомневаясь в чем-то, но принимая окончательное решение.
- Да, этого будет вполне достаточно. – Он покачал круглой головой. – Пусть это будет четверг. После трех часов. Так, чтобы к понедельнику здесь было чисто. Хорошо?
Веру вполне устраивало, что она получит еще одну работу, посещая ее всего один раз в неделю. Но вполне логично было предположить, что чистота нужна к понедельнику. А ей следовало проводить уборку к пятнице.
Она пожала плечами.
- Конечно, устраивает. - Ответила она. – Но, как правило, уборку проводят к началу рабочей недели… Вы уж, извините меня, пожалуйста.
И снова внимательный взгляд из-под круглых очков.
- Нет, я вполне могу и в четверг. – Поспешила проговорить она. – Просто, обычно так…
- Будем считать, что мы работаем без выходных. – Откинувшись на спинку такого же стула, на котором сидела Вера, проговорил профессор.
- Хорошо. – Кротко ответила она. - Могу я узнать размер зарплаты?
«Скорее всего, и зарплата будет соответствующей. – Подумала она. – Может быть, стоит отказаться, поискать что-то еще».
- Двадцать восемь тысяч триста двадцать четыре рубля, семьдесят копеек. – Четко, будто выучив наизусть, проговорил Владимир Николаевич.
- Что? – Не поняла она.
- Именно та сумма, которую вы слышали. – Он не сводил с нее взгляда, словно следя за реакцией.
Вера даже не пыталась скрыть удивления и восторга. Ей больше ничего и не нужно. Это была как раз сумма ежемесячного платежа по кредитам. Вот так удача. Но разве бывают такие совпадения? Кому не скажи – не поверят.
Это за все то, что от нее требуется? Протирать эти книги, папки, мыть здесь пол. Нет, уж она постарается делать все своевременно. Она быстрым взглядом окинула кабинет.
- Вас устраивает? – Как ей показалось, с некоторой иронией спросил Владимир Николаевич.
- Конечно, конечно. – Вера закивала головой. – Еще бы не устраивало. Вполне.
- Так, - забормотала она, - сегодня вторник… Значит, послезавтра можно выходить и приступать к работе? Все протирать одинаково? Может быть, нужен какой-то специальный раствор? Нет? Я смотрю, у вас тут старые книги есть?
Вера все еще никак не могла понять, откуда у организации с такой «совковой» обстановкой столь высокая для фактически уборщицы, зарплата. Может быть, какое-то финансирование для научных исследований.
- Протирайте обычной теплой водой, и ничего более. – Ответил Владимир Николаевич. – Но я не договорил.
- Что еще? – Вера напряглась.
- В общем-то, ничего особенного, - Владимир Николаевич натянуто улыбнулся, - но должен вам сказать, что есть несколько обязательных условий. И их необходимо выполнять. Все они прописаны в контракте.
- Какие же? - Вера чуть наклонилась вперед.
- Да не волнуйтесь, ничего особенного. Ничего невозможного или слишком затруднительного для вас.
- Во-первых, нельзя заглядывать или читать книги, за которыми вы будете ухаживать. Нельзя открывать даже обложки, понимаете?
Вера пожала плечами. Ей не понравилось это условие. Читать она любила еще с детства. Но что ж, по крайней мере, ничего не выполнимого для себя в этом она не видела.
- Хорошо. – Она коротко кивнула. – Но ведь я могу непроизвольно прочитать название книги, когда буду ее протирать.
- Название можете читать, это волне естественно и понятно, если вы будете ухаживать за книгой. Ведь вы же умеете читать, в конце концов. Но не следует открывать книгу и читать ее содержимое. Это вам понятно?
- Да, я поняла. – Коротко ответила Вера.
- Не следует рассказывать об этой работе никому. Это второе условие. Точнее, об ее особенностях.
- Не следует задавать вопросов, связанных с особенностями вашей работы. А именно, «зачем», «для чего», «почему», «для каких целей».
- Будут еще какие-то особенности? – Спросила Вера, и ее вновь посетило неприятное чувство.
- Еще одна. – Владимир Николаевич выпрямился на стуле. – Основная, можно сказать так.
Вера напряглась, не отводя взгляда от черных пронзительных глаз Владимира Николаевича.
- Вы добирались сюда на автобусе, правда? – Спросил он.
- Да.
- Согласитесь, что это путь в объезд, так ведь? То есть, вам пришлось ехать через весь город. Согласны?
- Ну, в общем-то, да. – Неуверенно ответила Вера. – Наверное. Я не задумывалась о том, как ехала.
- Вот, - удовлетворенно проговорил Владимир Николаевич, - я предлагаю вам добираться с работы по другой дороге, пешком. Поверьте, это займет намного меньше времени, нежели вы будет ехать на автобусе.
- Не поняла, - искренне удивилась Вера, - пешком и будет короче? Правда, не понимаю.
- Вы плохо знаете город, поэтому и не понимаете. – Владимир Николаевич снова мягко улыбнулся. – Если вы выйдете с этого здания, и зайдете с обратной его стороны, то увидите дорожку, которая будет вести к скверу, а потом вниз к элеватору. Старому элеватору, который не работает уже несколько лет.
- Ага. – Пробормотала Вера, пытаясь представить, как ей следует обойти здание.
«Какие сложности. – Подумала она. – Может, этот тип ненормальный?»
Она с сомнением посмотрела на Владимира Николаевича.
Но тот продолжал с невозмутимым видом.
- После того, как вы пройдете первый этаж элеватора, то оказываетесь на конце той улицы, на которой вы живете. И вам, там рукой подать до дома. Вам всего лишь следует пройти первый этаж элеватора. Можете попробовать это сделать сегодня.
- Ага. – Вновь озадаченно повторила Вера. – Это, так я поняла, обязательное условие?
Владимир Николаевич кивнул, не сводя с нее взгляда.
- Как-то необычно… - С сомнением сказала она. – А зачем это нужно? Я, честно говоря, не понимаю.
Она покачала головой.
Владимир Николаевич вздохнул.
- Вы нарушаете правило «не задавать вопросов», Вера. – Проговорил он. – Но пока контракт не подписан, то нарушение не считается.
- Спешу уверить вас, что никаких нападений, если вы подумали об этом, на вас совершено не будет. Всякого рода ограбления, или физические насилия полностью исключены. Вам не о чем беспокоиться. Вам всего лишь следует возвращаться с работы одним и тем же путем. К тому же, безопасным, как я вам сказал.
- Интересно, каким образом вы можете гарантировать мне безопасность? – Не удержалась Вера. – Приставите ко мне охрану, или сами будете меня провожать. Вы предлагаете ходить мне вечером через заброшенный элеватор, где могут быть бомжи, пьяницы и прочие опасные люди… И говорите, что со мной ничего не случится?
Она уставилась на него. Владимир Николаевич спокойно выдержал ее взгляд.
- Я же вам только что сказал, что ничего криминального там с вами не произойдет. Можете, не сомневаться.
«Господи, да он похоже, и правда, ненормальный. – Подумала Вера. – Или извращенец какой-то. По лицу видно, что чокнутый. Обломилась, похоже, работа».
- Вы так уверены? – Ей захотелось немедленно встать и уйти. Но что-то, все-таки, не давало ей сделать это. То ли слишком пристальный взгляд профессора. То ли весьма заманчивая зарплата, за легкую, ни чем не напрягающую работу. Зарплата, которая решит все ее проблемы. Но серьезно ли все это?
- Вы серьезно, сейчас? – Вздохнув, Вера повторила свою мысль. – А?
- Конечно. После двух выходов на работу, вы получите аванс. По окончании месяца – остальные деньги. Но решение нужно принять сейчас. Подпишем контракт, и можете работать.
- Ну, хорошо. – Вера пыталась собраться мыслями, которые путались у нее в голове. – Допустим. А добираться сюда, я могу, как привыкла? На автобусе?
- Ну, разумеется. – Владимир Николаевич улыбнулся. – Ездить на работу можете, хоть на такси. Или на автобусе, как вам заблагорассудится. Уходить вы должны именно так, как я вам сказал.
- Это все?
- Все. – Уверил Владимир Николаевич. – Верьте мне, соблюдайте все эти условия, и все будет хорошо.
- Ладно. – Чуть поколебавшись, ответила Вера. – Была-не была. А я смогу уволиться, если мне что-то не понравится?
- Не ранее, чем описано в договоре. – Владимир Николаевич пожал плечами. – Договор подписывается на три месяца. Вы сможете уволиться, если отработаете их.
Он положил перед ней несколько листков бумаги с текстом. Тест был набран в обычном Ворде, четырнадцатом шрифтом. Бросалось в глаза отсутствие дополнительных абзацев мелким шрифтом, которые обычно присутствовали в кредитных договорах с банками. Это располагало.
Вера принялась внимательно читать договор. Что ж, в самом деле, никаких обязательств, кроме озвученных Владимиром Николаевичем, организация под названием «Научно-техническое сообщество «Ананги» от нее не требовало.
После того, как она закончила, Владимир Николаевич пододвинул ей ручку. Она посмотрела на него, и наткнулась на абсолютно равнодушный взгляд. Ей показалось, что ему было безразлично, подпишет она договор или нет. Или, все-таки, он знал, что она не откажется.
Вера понимала, что больше ей вряд ли представится возможность заработать неплохие, и главное, столь нужные ей деньги, меньшими усилиями. Она расписалась на двух экземплярах, и положив один из них в файл, который протянул ей Владимир Николаевич, сунула договор в сумочку.
- Подойдите к окну. Я покажу вам, как пройти до элеватора.
Он поднялся со стула, и оказался невысокого роста. Меньше ее, Веры. Она подошла к окну с деревянными, давно не мытыми рамами.
- Сейчас, когда выйдите, обойдите здание с той стороны, откуда зашли. Направитесь в сквер, его даже немного видно. Видите? – Владимир Николаевич провел пальцем по стеклу, оставляя на нем жирный след. – Проходите сквер, и сразу выходите на элеватор. После того, как пройдете, там узнаете свою улицу. Попробуйте сегодня.
2 Глава
Вера не спеша брела по скверу, в котором на лавочках сидели молодые мамаши с колясками. Бегали и лопотали дети, привычно шумели птицы. Голуби и воробьи небольшими стайками паслись возле пустых лавочек в поисках хлебных крошек. Обычный, ничем не примечательный с виду сквер. Она сотни раз за свою жизнь бывала в таких. В этом – ни разу, и не удивительно, она жила в другом конце города, и сюда попала, наверное, первый раз.
Вот она подошла к концу сквера, асфальтовая дорожка заканчивалась и переходила в небольшую, поросшую мелкой «муравкой» тропинку, которая уходила вниз.
Легкое чувство беспокойства охватило женщину. Она старалась всеми силами прогнать его. Внушить, что ничего страшного не должно произойти. Ведь, Владимир Николаевич, серьезный мужчина. Это чувствуется, не балабол какой-нибудь молодой, а в возрасте. К тому же подписан контракт.
Одни и те же мысли роем крутились у нее в голове, не давая сосредоточиться, да она и не хотела ни о чем задумываться. Зарплата, если это все, в самом деле, так, как он обещал. Да это же счастье, просто какое-то.
Вера подняла голову, и увидела высоченное здание с пустыми глазницами окон, до которого было шагов сто, может чуть меньше.
Оно было сложено из бетонных плит, местами потрескавшихся от времени и осадков. На одном из выступов под окном рос куст. Растительность была и на других выступах, но этот вымахал более остальных, поэтому так бросался в глаза.
Вера приблизилась к большому проему, в котором вероятно когда-то были ворота, и шагнула в него. В здании было прохладно, и как ей показалось, невероятно тихо. В огромном, кажущимся бесконечно длинным цеху по обе стороны стояли какие-то станки или машины с облупленной серой краской, напоминающие шкафы. Которые уходили в высокий потолок жестяными трубопроводами. Многие из которых были разрушены, и поэтому напоминали печные трубы. Их остатки с проржавевшими хомутами валялись рядом со станками. В цеху не было темно, освещение создавали огромные окна, расположенные на боковых стенах. Почти на всех уцелели стекла, которые казались серыми, но пропускали через себя дневной свет.
Вера пригляделась, и увидела зерна пшеницы, разбросанные возле станков, которые напоминали желтоватые лужицы.
«Странно, что голуби не знают про этот клондайк. – Подумала она. – Давно бы уж склевали, свили гнезда. Ан, нет».
Она отогнала мысли про голубей, поняв, что там, где есть зерно, то должны быть мыши, которых она боялась. В помещении ощущался запах затхлости, сырости и старости. Тот самый запах, который есть в любом заброшенном помещении. Вера шла достаточно быстро, стараясь как можно быстрее пройти неприятное место.
Но цех уходил все дальше и дальше. Ряды однообразных машин не заканчивались, и казались бесконечными.
«А ведь, когда-то все это работало. – Промелькнула у нее мысль. – Эх и шума, наверное было, от всех этих станков». Она невольно вспомнила свою работу, завод. В груди защемила тоска. Такие же, во всяком случае, очень похожие цеха. Только другое оборудование, расстановка. После увольнения Вера дала себе твердое обещание не возвращаться туда никогда. Чтобы не травить душу, как она решила для себя. Там прошла ее молодость, которую никогда она не сможет вернуть. А память, что память, да Господь с ней, с памятью.
Постепенно чувство беспокойства, которое охватило ее в самом начале пути, стало проходить. Мысли выстроились в ряд и перестали стучать в голове нервной дрожью. Ей перестало казаться, что кто-то выскочит из-за станка.
Вера уже не спешила, а несколько замедлила шаг, всматриваясь в конец цеха. Она не посмотрела на часы, когда вошла в элеватор, поэтому не могла определить для себя, насколько долго она идет. Ей казалось, что прошло минут двадцать, никак не меньше. Цех изогнулся еще один раз, и она увидела другие ряды машин, похожих на те, которые она встретила в начале, но поменьше.
Под ногами, местами что-то белело, и Вера поняла, что это мука. И снова никакого движения или шума. Ни голубей, ни мышей. Все тихо, и необычно. Только запах несколько изменился, но не более того.
Наконец, цех стал светлее, и Вера поняла, что это свет от огромного прямоугольного прохода, который выводил наружу.
Женщина облегченно вздохнула, и немного прибавила шаг. Она подходила все ближе и ближе, но к ее удивлению не было слышно шума улицы. Шума машин, газелей, людей. Будто выход был на такой же сквер или пустырь. Вера приблизилась к выходу из цеха, и снова увидела тропинку, которая уводила вниз, через небольшой кустарник. А уже там начало той улицы, на которой она жила.
Вера была приятно удивлена, что вот так быстро она может добраться до дома. И тратиться на общественный транспорт не надо. Она спустилась по тропинке, которая затем переходила в бетонные ступени с поручнями, и оказалась на своей улице.
Надо же, все-таки, как плохо она знает этот город. Оказывается, чтобы попасть в одно место нужно сесть на автобус, а чтобы вернуться обратно, можно затратить меньше времени пешком.
Вера пришла домой, и занялась готовкой ужина.
В четверг, Вера в назначенное время, прошла через знакомый вестибюль, и коротко кивнув охраннику, направилась на третий этаж. Дверь в комнату, в которой ей предстояло убираться, была заперта, и она открыла замок ключом, который выдал ей Владимир Николаевич.
Она зажгла свет, и открыла окно, чтобы проветрить помещение. Открыв шкаф, Вера взяла ведро и тряпки, направилась в туалет, который находился в конце коридора, чтобы набрать воды.
Вера решила начать с самого ближнего стеллажа, на полках которого в беспорядке были навалены книги. Они были разными по ширине и длине. С различными обложками. Тщательно выжав намоченную тряпку, она принялась тщательно протирать их, стараясь не читать названия. Она даже не могла сказать, какие это были книги. Научные труды, справочники, или художественная литература. Она протирала их сначала влажной тряпкой, потом сухой. Потом аккуратно расставляла на место.
Ей хотелось прочитать хотя бы название, но она специально отводила глаза, помня об этом условии. Вряд ли это был какой-то секретный архив, какой-нибудь спецслужбы, но тогда почему ей доверили это.
Вера старалась гнать от себя эти мысли, боясь, что они могут привести к размышлениям, а затем, и к действиям. Она исправно выполняла свою работу до условленных двух часов. Потом приступала к мытью полов. В три она заканчивала. Это было очень удобно, потому что даже если осенью и начнет темнеть рано, она все равно будет успевать вернуться домой через элеватор, когда на улице еще светло.
Наверное, Владимир Николаевич продумал продление контракта. Поэтому и определил наиболее удобное время, в том числе, и на зимние месяцы.
Вера уже один раз вернулась домой через элеватор, и ничего страшного с ней там не произошло. Женщина постепенно успокоилась, и сегодня второй раз пришла на работу. Протирая книги, она хотя, и изо всех сил старалась не смотреть даже на название, не могла не отметить то, что почти все они заметно разнились. Раскладывая их в той же последовательности, она не могла не отметить тот факт, что они были разного формата и толщины.
Вера не исключала, что в комнате где-нибудь, наверняка спрятаны «видеоглазки». В противном случае, каким образом Владимир Николаевич сможет узнать, читала она какую-либо книгу или нет. Открывала ли ее? Смешно было подумать, что страницы могли быть умышленно спутаны какими-нибудь метками типа тонких нитей или волос. Ведь она протирала и корки и тыльные стороны страниц, вертела книги в руках. Поэтому вывод напрашивался только один – «видеоглазки». Сегодня Вера должна была закончить уже четвертый стеллаж. Протерев, и уложив очередную полку с книгами, она почувствовала жуткую усталость. Напряжение, с которым она работала, давало о себе знать. Закончив работу, она помыла ведро, разложила тряпки сушиться в подсобке, переоделась, и вышла на улицу.
«Господи, как же хорошо». – Подумала она.
Пройдя через сквер, Вера вновь очутилась в цеху элеватора. Она уже почти не боялась идти здесь. По-прежнему, было тихо.
Она прошла уже добрую половину пути, как услышала небольшой шум, который исходил от одного из станков. Вера стало не по себе. И чем дальше она шла, тем сильнее становился звук. Это могло означать лишь одно – станок, от которого исходил шум, находился впереди, и ей предстояло пройти его. Вера интуитивно замедлила шаг, не зная, что делать. Возвращаться назад было нельзя, и она хорошо помнила об этом. Идти вперед ей было страшно. Немного поколебавшись, Вера все-таки, пошла навстречу шуму. Она прибавила шаг, чтобы быстрее проскочить это место. По мере приближения, Вера начала понимать, что шум неравномерный. Он то затихал, то становился сильнее, отчетливее, то прерывался. Это был не механический шум включенного станка, скорее, шум, который могло издавать только живое существо.
Подойдя ближе, Вера поняла, что кто-то подметал пол возле станка, может быть, сметал пшеницу. Это был звук щетки о бетонный пол. Вера увидела, как возле зерноочистительной машины стояла женщина, одетая в рабочий синий халат и такую же косынку, и подметала пол. Вера отметила, что туфли на высоких каблуках, в которых была женщина, смотрелись несуразно с рабочим халатом. Рядом с ней стояло оцинкованное ведро, куда женщина, ссыпала из лотка пшеницу. Из-под косынки выпадали черные локоны волос.
И фигура, и лицо женщины показались Вере знакомыми. Уборщица выпрямилась и посмотрела на нее. Глаза женщин встретились. Это была Зоя, которая работала у них на заводе уборщицей, и тоже попала под сокращение. Но на пару лет раньше. Как давно они не виделись.
Вера отчего-то вздрогнула, и остановилась, не зная, как себя вести. Владимир Николаевич говорил, что ничего страшного с ней не произойдет, однако не проинспектировал как вести себя в этом случае.
- Вера. – Зоя искренне улыбнулась. – Привет.
- Привет. – Вера почувствовала, как от неожиданности у нее в горле застрял комок.
- Ты что здесь делаешь? – Спросила она.
- Мету. – Зоя развела руками. – Здесь скоро будет реконструкция цеха. Старое оборудование будут убирать. Навожу порядок.
- Ты одна здесь?
- Пока, да. – Зоя стояла на месте, но не сводила с Веры взгляда.
- Работаешь здесь? – Спросила Вера.
- Ну, да.
Вера не знала, стоит ли ей подходить к подруге, или все-таки достаточно того, что они перекинулись парой фраз.
- Ясно. – Проговорила Вера. – А я вот, домой иду с работы.
- Ага. – Кивнула Зоя. – Вижу, что идешь.
Она засмеялась.
Вера улыбнулась, чтобы поддержать подругу. Разговор, хотя они и не виделись около пяти лет, не шел.
- Ну, я пойду? – После неловкой паузы спросила она.
- Конечно, счастливо. – Ответила Зоя, махнув ей рукой.
Вера также, махнула ей рукой, и двинулась дальше. Вскоре, она вновь услышала шум щетки о бетонный пол.
«Зоя, что она здесь делает, почему одна? - Размышляла Вера. – Где остальные рабочие? Она работает здесь?»
Вера благополучно, как и в прошлый раз проделала остаток пути, но мысли о подруге не оставляли ее весь вечер. Женщина боялась признаться себе, что меньше всего на свете хотела бы встретиться именно с Зоей. Так получилось. Так, а не иначе сложилась судьба, но встречи со своей давней подругой она хотела меньше всего. Вера гнала от себя мысли, воспоминания, но они не проходили, а лишь нарастали новые. Отчего становилось все тяжелее, и тяжелее на сердце.
Придя домой, Вера обнаружила, что пришла «смс-ка» с начислением аванса. Ровно половина суммы. Вторую она должна была получить в конце месяца. Что ж, Владимир Николаевич, похоже, держал слово. А это значило, что ее не потревожат коллекторы, и вообще, на целый месяц она избавила себя от финансовых проблем.
Она покормила ужином Гошу, и он отправился играть в какую-то шумную компьютерную игру. Но Вера, казалось не слышала этого. Она налила себе чаю, села за стол, и тихо плакала. Она не заметила как наступила ночь, и Гошка уже не играл в свою «стрелялку». В квартире было тихо и спокойно. Лишь за окном изредка раздавались редкие реплики подгулявшей молодежи.
Вера прошла в свою комнату, и легла в кровать прямо в халате, не раздеваясь. Ее отчего-то охватил озноб. Закрыв глаза, она не заметила, как уснула.
Убираться в «Ананги» Вере предстояло идти через два дня. И она старалась не думать об этом. Она успокаивала себя тем, что вновь усердно протрет книги, вымоет пол, и отправится домой через элеватор. А Зоя, ну что ж, вероятность того, что она встретит ее, ничтожно мала. Впрочем, Владимир Николаевич неспроста говорил ей про пунктуальность. Во сколько она должна приходить, и строго во сколько уходить.
Вполне возможно, что она вновь в цеху повстречает Зою, которая будет мести свои полы именно в это время.
Вере осталось протереть последние два стеллажа с книгами. И на следующий раз начать все с начала. Она бросила взгляд на проделанную в прошлый раз работу, и заметила, что книги остались в том порядке, в котором она их расставила. Это означало, что их никто не трогал. Стараясь не думать об этом, Вера продолжила работу, и случайно прочитала название очередной книги. Это случилось с ней в первый раз за три уборки. Взгляд, как она старательно не отводила его, все равно наскочил на ровные крупные буквы названия.
«Подлость». – Прочитала она, и сразу же смахнув с обложки и корки пыль, отставила ее.
Вера проглотила комок, застрявший у нее в горле, и неожиданно присела на стул.
«Надо же так назвать книгу». – Подумала она. Действительно, странное название. Кто читать-то будет. Вера вдруг почувствовала сильное волнение. Словно кто-то следил за ней. Но не просто. Это кто-то, будто знал о ее жизни, о ее делах. Вера набрала в легкие больше воздуха, поднялась со стула, и машинально продолжила уборку.
Нет, это просто совпадение. Этого не может быть, успокаивала она себя. Подумаешь, чего…
Она закончила мытье, посмотрела на часы. Что ж, все по графику, как того пожелал Владимир Николаевич.
И вновь, сквер, к которому она уже стала привыкать. Вход в элеватор, и тишина. Сейчас, она казалась ей пугающей. Вера шла, старательно вслушиваясь в эту тишину. Она ждала, когда же опять услышит шум щетки, и увидит Зою. Но вопреки ее ожиданиям, было тихо. Вот, похоже скоро то место, на котором она вчера повстречала Зою. Но по-прежнему, все тихо.
И не единой живой души. Вера бросила взгляд на рассыпанную пшеницу, и отметила, что ее никто не подметал. Под зерноочистительными машинами хаотично желтели пятна зерна.
- Вера. – Кто-то позвал ее.

3 Глава

Вера вздрогнула, повернула голову, но никого не увидела.
- Вера. – Еще раз.
Она поняла, что это голос Зои. Она не могла спутать голос подруги ни с чьим другим.
И она увидела ее. Зоя стояла чуть поодаль. В руках та же щетка, совок, рядом ведро.
- Привет. – Проговорила Зоя. – Ты опять с работы?
- Привет. – Вера постаралась скрыть волнение. – Да.
- Устала? – Зоя стояла на прежнем месте, не пытаясь подойти.
- Ага. Просто валюсь с ног. – Ответила Вера.
Она понимала, что наверное, должна что-то спросить. Так, ради приличия. Ну, нельзя же взять и просто пойти, не поговорив.
- Как Таня? – Спросила она про дочь Зои. – Уже взрослая, поди вся стала.
Вера плохо скрывала волнение, поэтому ее голос слегка дрожал.
- Таня… - Как-то грустно повторила Зоя. – Почему ты спросила?
- Не знаю. – Призналась Вера. – Просто я хорошо ее помню. Очень вежливая девочка. Приходила помогать тебе, убираться.
Веру вдруг начала колотить противная дрожь. Она ощутила, как тихонько стали постукивать друг о друга зубы.
- С Таней плохо. – Подавив тяжелый вздох, ответила Зоя. – Она тяжело больна. И похоже, не жилец моя Таня.
- Что такое? – Вера сама испугалась своего дрожащего голоса. Он был чужим, глухим, страшным.
Но Зоя, будто не заметила этого. На ее лице не было удивления.
- Саркома. – Спокойно ответила она. Потом она назвала еще какой-то сложный медицинский термин.
Вера открыла рот, не в силах сказать, что либо еще.
- Такая милая девочка. – Неожиданно для себя опять те же самым страшным голосом проговорила она. – И такая страшная болезнь.
- Не говори. – Зоя тяжело вздохнула. – Сама второй месяц места себе не нахожу. Не могу привыкнуть к этой мысли.
Она вдруг посмотрела подруге прямо в глаза. Прямым открытым взглядом. И Вера увидела эти зеленые глаза, которые стали страшными.
Она хорошо помнила прежнюю Зою, ее лучезарную улыбку. И глаза, в них всегда разбегались, будто лучики изнутри. Поэтому порой казалось, что Зоя вся светится изнутри.
Вера непроизвольно подошла поближе к Зое. Нет, не было уже того взгляда. И лучики ее будто спрятались, забрались куда поглубже, в пугающую зелень ее глаз.
Вера не знала, что сказать. Да и что тут скажешь. Ей до боли в сердце было жаль Танюшку.
- Кошмар какой… - Вымолвила она.
И снова этот чужой, пугающий голос откуда-то изнутри ее.
Зоя опустила глаза.
- Вот так бывает. – Едва слышно проговорила она.
Вере хотелось еще что-то сказать на прощание, но она не смогла.
Повернувшись, она пошла дальше, ускоряя шаг. Ей хотелось идти еще быстрее, чтобы уйти с этого места, где была тоска и боль. Но не получалось.
Она не заметила, как выскочила с элеватора, и вышла на свою улицу. Машинально вошла во двор, поднялась в квартиру. Но боль, тоска, и ставшими другими глаза Зои, не покидали ее.
Ей было страшно. Пройдя на кухню, она принялась готовить ужин. И все это происходило на каком-то автопилоте. Она ощущала потребность обязательно чем-то занять руки. Поэтому перемывала клубни картофеля по несколько раз, пока с них не стала слезать шкурка, а пальцы разбухли и покрылись трещинами.
Вере не хотелось идти на работу в «Ананги», но это было необходимо. Иначе, она останется без зарплаты, и снова не будет знать, что ей делать, на что жить. Опять ее будут донимать коллекторы из банков, превращая жизнь ее и Гоши в кошмар. Он опять будет плохо спать по ночам, просыпаясь во сне. Ее Гошик, которого она родила в тридцать пять, и которого так долго ждала.
Нет, однозначно, она не могла позволить себе бросить работу в «Ананги» ни при каких обстоятельствах. Ну и что, что уже второй раз она встречает Зою. Жалко, конечно, ее девочку. Но что с того… Съест ее эта Зоя, в конце концов что ли. Или убьет, или посадит в тюрьму. Нет, конечно. А значит, нечего бояться. Надо работать и жить. И все.
В следующий раз, на работу в «Ананги» Вера приехала заранее. Автобус подошел почти сразу. Поэтому она решила немного подождать на улице.
Зайдя в комнату, Вера вдруг ощутила, что у нее вновь стало дрожать все тело. Пересиливая себя, она приступила к уборке. Прошлый раз она закончила последние стеллажи, и сейчас, ей предстояло убирать все заново. Нервное напряжение было таким, что ей с большим трудом удавалось сдерживать себя, чтобы не смотреть на книги.
И вот, снова ее взгляд упал на «Подлость». Она не могла поверить своим глазам. Опять та же книга, или не та. Вера могла поклясться себе, что видела книгу с таким названием на другом стеллаже. Определенно, не на этом. Собрав волю в кулак, Вера вязла себя в руки, и как она привыкла, механически продолжила протирать книги.
И вот, снова «Совесть». Уже другая книга. И опять, «Подлость». Ее взгляд ловил эти названия, и она уже не отводила глаза, потому что это было бесполезно. Да и не нужно. Владимир Николаевич, ведь сказал, что она может читать названия. Это не запрещено.
Нельзя лишь листать книги, читать их содержимое. Поэтому, не страшно. Вера остановилась, перевела дух, и огляделась в поисках «видокамер». Неожиданно для себя, она осмелела, и просмотрела все углы комнаты. Нет, однозначно, никаких «видеокамер» и в помине не было. И не стояли они здесь никогда. По наработанному опыту уборщицы она знала, что если «видеокамеры» и стояли, то обязательно должны были остаться следы от них – отверстия под кронштейны в стене. Потолок в комнате был самым обычным, местами неровный с облупившейся штукатуркой. Окна в комнате постоянно были закрыты плотными шторами.
Вера присела на стул, и задумалась. Тогда откуда Владимир Николаевич мог знать, откроет ли она книгу или нет. Соблазн просмотреть хотя бы одну страницу был велик. Но Вера снова отогнала эту мысль, не понимая, зачем она искала «видеоглазки. Ведь, она же не собиралась ничего читать. Что за глупые мысли лезут в ее голову. Она никогда, и ничего не будет читать в этой комнате, иначе потеряет столь нужную работу. Нет, нет и нет.
Перед входом в элеватор, Вера вдруг неожиданно для себя, перекрестилась.
«С чего бы это?» - Подумала она. Она не могла вспомнить, когда осеняла себя крестом последний раз. Вера выдохнула, и решительно вошла в цех зерноочистки.
Она шла быстро, и была готова ко всему. Пусть даже, ей повстречается Зоя, и что с того? И вот, она увидела силуэт, возле одной из зерноочистительных машин. Несомненно, это была она.
- Я тебя жду, Вера. – Проговорила она вместо приветствия.
Вера сделала вид, что не слышит, и не поворачивая головы, продолжила свой путь.
- Вера, подожди, прошу тебя! – Почти прокричала Зоя. – Постой же.
Вера едва замедлила шаг, но не решилась остановиться.
- Вера, ты ведь работаешь у Владимира Николаевича, и он запрещает тебе читать книги? Ответь!
Вера, испугавшись, ускорила шаг, и вскоре она почти бежала. Зоя не пыталась преследовать ее. Она оставалась на своем месте.
- Вера, подожди. – Продолжала кричать она. – Вернись, Вера. Нам надо поговорить.
Больше Зоя не звала ее. Вера выскочила из помещения, и не сбавляя шага понеслась по тропинке, ведущей на улицу. Она споткнулась, и упала. Радуясь тому, что уже давно не носит туфли на каблуках. А предпочитает более практичную и удобную обувь.
Вера быстро поднялась, накинула на плечо сумку, и не оглядываясь, почти бегом, выбежала на улицу.
Запыхавшись, она пришла домой, сбросила сумку, и закрыла дверь на все замки.
Удивленный Гошка не сводил взгляда с матери. Но и не решался спрашивать, что случилось.
Вера понимала, что со стороны выглядит страшно. Ни говоря ни слова сыну, она прошла на кухню, поставила сумку. И начала нервно разгуливать по квартире. Она никак не могла успокоиться. Откуда Зоя знает, что она работает у Владимира Николаевича, что она протирает эти книги, и что он запретил их ей читать.
Может, она сама работала у него, и знает про обязательное условие ходить через элеватор. Все-таки, нужно было остановиться, и поговорить с ней. Чего она так испугалась?
Вера лежала на спине и тихонько плакала. Она не знала, что делать. Похоже, в следующий раз она снова встретит Зою. И та опять будет звать ее. Если не попробует догнать. И что тогда?
Вера не спала эту ночь, и всерьез подумывала над тем, чтобы отказаться от работы. Но в этом случае ей придется возвращать заработанные деньги Владимиру Николаевичу. А это невозможно. Это будет уже третий кредит.
Вера приехала на работу в «Ананги» в отвратительном настроении. Ее хотелось позвонить Владимиру Николаевичу, и рассказать о Зое. Она уже пару раз доставала телефон, чтобы сделать это, но что-то останавливало ее. Знает ли он, что она встречает Зою? И той что-то нужно от нее.
Несмотря ни на что, Вера все-таки, решила сегодня поговорить с Зоей. Может быть, Зоя знает гораздо больше ее, если ей известно про книги.
Вера вошла в цех и целенаправленно вглядывалась в ряды машин, глазами ища Зою. И вот, наконец, глаза выхватили знакомый силуэт.
- Привет. – Выдохнула Вера. – Я вчера очень торопилась.
- Я поняла, все нормально. Ты просто испугалась. – Спокойно ответила Зоя.
Вера подошла к ней поближе, на расстоянии вытянутой руки. Так, что стала видна маленькая родинка над верхней губой.
- Откуда ты знаешь про Владимира Николаевича, и то, что я работаю у него? – Тихо спросила она.
Зоя не ответила, а лишь продолжала смотреть на нее.
- И про книги. – Добавила Вера. – Ты сама работала у него?
Зоя отрицательно покачала головой.
- Помнишь мое увольнение? – Неожиданно спросила Зоя.
Вера кивнула, чувствуя, как краснеет ее лицо.
- Ведь это ты меня уволила, правда? – Спросила Зоя. – Для того, чтобы устроить племянницу. Ведь, зарплата была хорошая. И тебе нужно было устроить племянницу. Но для этого требовалось уволить меня.
- Да. – Выдохнула Вера. – Все так, как ты говоришь.
Зоя кивнула.
- Ты для этого меня здесь каждый раз караулишь?
- Нет. Не для этого. Я просто хотела, чтобы ты поняла, что я узнала потом.
Вере стало неприятно. И она непроизвольно отвела взгляд от глаз бывшей подруги.
- Зоя, я много потом думала об этом, правда. Я не знаю, зачем так поступила. Поверь. Мне потом было очень стыдно.
- Да знаю, я. – Зоя неожиданно дотронулась до ее руки. – Я чувствовала это. И не сердилась. Серьезно. И сегодня сказала тебе не для того, чтобы расстроить. А для того, чтобы расставить все точки над «i». Чтобы, с тебя камень снять. Потому что ты мучаешься. Не мучайся. Я, правда, не держу зла. Хочешь, приходи в гости. Как тогда.
По щекам Веры текли слезы, и она не знала, что сказать в ответ.
Она была очень благодарна Зое. Ей хотелось обнять ее и благодарить за столь нужное прощение, но она не решалась.
И Зоя первой обняла ее. И стала тихо гладить по волосам. Они стояли так какое-то время молча. И Вере, в этот момент было наплевать на все. Она была счастлива, после стольких переживаний.
- Хочешь, расскажу, откуда я знаю, где ты работаешь? – Спросила Зоя. – Ведь тебе интересно?
- Угу.
- У нас одна женщина работала у него, и тоже ходила через этот элеватор. Она тоже, как и ты протирала эти книги. Она нуждалась в деньгах.
- Обязательным условием является то, что никому ничего нельзя рассказывать. – Произнесла Вера. – А она рассказала тебе, получается.
- Рассказала, но я ее не выдала.
- А могла?
- И не смогла бы, ты что. Я просто никому не рассказываю, и все.
Вера отстранилась от Зои, и с ужасом огляделась вокруг.
- Да не бойся, здесь нет видеокамер. Я тоже поначалу думала, что они здесь есть. Я все обследовала здесь. Нет их, и все. И быть не может.
- Почему? – Удивленно спросила Вера, продолжая оглядывать пустынное помещение.
- А ты не догадалась? – Зоя горько улыбнулась. – Это не простой элеватор. Неужели ты не понимаешь? И книги, которые ты протираешь, это не просто книги.
- Поэтому, ни здесь, ни там видеокамер быть просто не может. Владимир Николаевич не будет пересматривать никакие ролики. Поверь, тебе нечего бояться. Правда, Вера.
- А что это за книги? Ты тоже знаешь?
- Этими книгами можно влиять на судьбу любого человека. Поэтому он и запрещает их читать.
- Ты серьезно?
- Ты что никогда не задумывалась о том, что это за книги? Не думала, почему столько странных условий он поставил? Почему именно такая зарплата?
- Да, действительно. – Задумчиво произнесла Вера. – Я думала, но гнала эти мысли подальше. Боялась.
- А кто он? Этот Владимир Николаевич, на самом деле?
- Этого я не знаю… - Зоя покачала головой. – Может, и вправду, ученый, может… не знаю, в общем. Но он не простой… он не простой человек, раз у него есть эти книги.
- Что мне делать… - Проговорила Вера. – Я боюсь постоянно чего-то.
- Теперь, тебе будет легче. Мы же поговорили.
- Да, в самом деле.
- А зачем ты здесь? – Спросила Вера. – Каждый раз ждешь меня?
- Да. Я знала, что ты напугаешься, если просто увидишь меня. Мне та женщина рассказывала, что боялась ходить здесь. Ее пугало все. Вот я и одела халат, взяла щетку, придумала, что работаю здесь «подметалой».
- Зачем? Чтобы рассказать мне, что тебе известно, что я тебя уволила?
Зоя не ответила. Она какое-то время колебалась.
- Не только… Понимаешь, Вера.
- Что же?
- Ты можешь мне помочь вылечить Танюшку? – Решилась Зоя.
- Конечно, но как?
Зоя внимательно смотрела в ее глаза.
- Для этого надо прочитать книгу. – Проговорила она. – Изменить ее судьбу, и Танюшка выздоровеет.
Вера непонимающе смотрела на подругу.
- Но… Зоя, ты же понимаешь.
- Понимаю. – Просто ответила она, и вновь обняла подругу. – Я просто спросила, Верунчик. Так, на всякий случай. А, вдруг.
- Я все понимаю. – Тихо прошептала она ей в ухо дрогнувшим голосом. И Вера почувствовала слезу подруги у себя на щеке.
Вера не знала, что ответить. У нее не было никаких мыслей. Пусто в голове.
4 Глава
- Забудь, ладно. – Также тихо прошептала Зоя. – Но если бы я не спросила, то потом бы каялась. Вдруг, ты согласилась бы.
- Ты уверена, что это поможет? – Спросила Вера. – Ведь, это всего лишь книги.
- Уверена, я знаю это точно. Всего лишь надо найти нужную книгу, и там где написано болезнь, прочитать «здорова». Только и всего.
- И что, Танюшка выздоровеет после этого? – Вера не могла поверить Ирине.
Ей показалось, что подруга сошла с ума на почве болезни дочери.
- Выздоровеет. – Ответила та.
- Подожди, но если ты так говоришь, то можно изменить любую судьбу. Ведь так?
Зоя кивнула головой.
- И свою, в том числе?
- Если ты изменишь свою, то он узнает. В этом-то и вся фишка. Та женщина изменила свою. И он узнал. Поэтому он и запрещает читать. Ты можешь сделать себя богатой, здоровой, или даже, не себя, скажем, своих близких родственников, но вся беда в том, что он узнает. Поймет.
- А если изменить чужую судьбу? Ну, не свою, и не родственника.
- Если чужую, то нет. Понимаешь? Никаких видеокамер там нет. Да, ты наверное, и сама в этом убедилась. Он не узнает о переменах в чужой жизни. Главное, потом не пересекаться никогда. И тогда он точно не узнает.
Вера колебалась. Ей искренне хотелось помочь подруге, которая так великодушно ее простила. Но не только за это. Ей по-человечески был жаль Танюшку, которая умирала от рака. Ей страшно было представить, что маленькая ни в чем не повинная девочка страдает от страшных болей. Лежит в постели, и каждое движение причиняет ей невыносимую боль. Ей было жаль Зою, которая вероятно измучилась вся.
- Иди. – Проговорила Зоя. – Тебе пора домой.
- Я… я подумаю. – Нерешительно произнесла Вера. – Я обязательно подумаю.
Зоя как-то неестественно махнула рукой. Мол, не загоняйся. И этот жест показался Вере страшным. Небрежный такой жест. Но она поняла, что Зоя просто не хочет напрягать ее. Ей неудобно подставлять подругу, если что.
- Зойка, я помогу! – Почти выкрикнула она. – Слышишь? Не маши так рукой, ладно?
- Иди, прошу тебя. – Дрогнувшим голосом произнесла Зоя. – Подумай еще раз, мало ли…
- Ты будешь в следующий раз здесь?
- Я приду. Иди, Вера, прошу тебя.
Вера повернулась и тихонько побрела прочь. Пройдя несколько шагов, она не выдержала, и оглянулась. Зоя стояла на прежнем месте, и смотрела на нее.
Вера не сомневалась, в том, что она поможет Ирине. Но она не знала, что это за книга, как отыскать ее. Может быть, Зоя знает, как это сделать. Пусть расскажет, и она Вера, все сделает как надо.
Но зачем медлить? Вера ругала себя за то, что не расспросила Зою сегодня. И в следующий раз, она уже смогла бы что-то сделать. День-два могли сыграть роковую роль. Ведь, конец при такой болезни может наступить в любой момент.
Придя в очередной раз на уборку в «Тайр», Вера чувствовала уверенность. Она больше ничего не боялась. Сегодня она попробует сама, что-нибудь сделать. Для начала она будет читать названия книг, а дальше, будет видно.
Первая книга, которая попалась ей на глаза, была под названием «Прощение». Она поспешно протерла ее, и аккуратно отложила. Следующая, «Счастье», потом «Омрачение». И Вера поняла, что каждая книга что-то означает. Периоды ее настроения, и чувства. Вот, наконец, «Боль», нет, наверное, это не то. «Сострадание», ближе, и вот… «Болезнь».
Какое-то мгновенье Вера колебалась. Может быть, все-таки, стоит спросить Зою, может она знает лучше.
Однако, неожиданно для себя, Вера почти машинально открыла книгу наугад, и прочитала:
«… Таня лежала на кровати, и хотела повернуться, чтобы боль прошла. Но она не могла этого сделать. Не хватало сил. Наконец, ребенок повернулся на другой бок, но боль не уходила. И девочка поняла, что она больна…».
- Здорова. – Отчетливо проговорила Вера, и захлопнула книгу.
Она привычным движением протерла ее. И отложила в сторону. Но следующей книгой, которую она взяла в руки была «Наказание», и Вера вздрогнула. Как? Неужели, он все-таки, узнал? Или это совпадение? Ей не хотелось брать в руки следующую книгу, но она знала, что без этого не обойтись. Ей нужно продолжать уборку. Она взяла следующую книгу и прочитала «Смерть».
Вера тихо брела по пустынному цеху. Она не могла предполагать, узнал Владимир Николаевич каким-то образом, что она читала книгу или нет. Или последующие названия книг были всего лишь страшным совпадением. Он не позвонил, не дал какого-то знака, не сообщил ей о том, что ему известно. И Вера не знала, радоваться ей или огорчаться. Эта неопределенность точила противным червем ее душу.
Где-то вдалеке, между рядами машин, она увидела Зою с повзрослевшей Танюшкой, которые махали ей руками.
- Здорова! – Сквозь слезы закричала она, замахав им в ответ.
Они исчезли быстро, как и появились. Навсегда.


 
[^]
Yap
[x]



Продам слона

Регистрация: 10.12.04
Сообщений: 1488
 
[^]
m21edveD
18.11.2018 - 23:01
2
Статус: Offline


Балагур

Регистрация: 10.07.13
Сообщений: 814
И как всегда, на самом интересном месте.
Окрестил.
 
[^]
sellinger
18.11.2018 - 23:13
20
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 10.03.15
Сообщений: 198
Интересно. bravo.gif
Но, Вера, Зоя, Таня и внезапно:
Цитата
Вера не сомневалась, в том, что она поможет Ирине.

И почему "Ананга" стала "Тайр"?
Цитата
Придя в очередной раз на уборку в «Тайр»,


Это сообщение отредактировал sellinger - 18.11.2018 - 23:14
 
[^]
IraZadira
18.11.2018 - 23:16
18
Статус: Offline


Хохмач

Регистрация: 26.06.15
Сообщений: 700
Цитата (sellinger @ 18.11.2018 - 23:13)
Интересно. bravo.gif
Но, Вера, Зоя, Таня и внезапно:
Цитата
Вера не сомневалась, в том, что она поможет Ирине.

И почему "Ананга" стала "Тайр"?
Цитата
Придя в очередной раз на уборку в «Тайр»,

Ну если Зое помогает, отчего бы Ирине тоже не помочь?
А по поводу "Тайра" - этот нехороший человек Владимир Николаевич вывеску, сука, поменял, чтобы обмануть иностранцев и сбить с толку остальных. sm_biggrin.gif
 
[^]
sellinger
18.11.2018 - 23:19
2
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 10.03.15
Сообщений: 198
IraZadira
Цитата
этот нехороший человек Владимир Николаевич вывеску, сука, поменял, чтобы обмануть иностранцев и сбить с толку остальных.

Экий подлец!
 
[^]
BuratTino
18.11.2018 - 23:38
9
Статус: Online


Ярила

Регистрация: 24.06.16
Сообщений: 1899
Цитата (IraZadira @ 19.11.2018 - 00:16)
Цитата (sellinger @ 18.11.2018 - 23:13)
Интересно.  bravo.gif
Но, Вера, Зоя, Таня и внезапно:
Цитата
Вера не сомневалась, в том, что она поможет Ирине.

И почему "Ананга" стала "Тайр"?
Цитата
Придя в очередной раз на уборку в «Тайр»,

Ну если Зое помогает, отчего бы Ирине тоже не помочь?
А по поводу "Тайра" - этот нехороший человек Владимир Николаевич вывеску, сука, поменял, чтобы обмануть иностранцев и сбить с толку остальных. sm_biggrin.gif

Тоже бросилось в глаза.
А по сути..
Сумбур, вычитки абсолютно не чувствуется.
Первый опыт-первый блин.
 
[^]
Блисс
19.11.2018 - 00:07
2
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 20.06.15
Сообщений: 152
Не смотря, на путаницу в названиях довольно интересно, Хотелось бы продолжения. А так совет ТС - читай перед тем как выкладываешь! dont.gif
Для поддержания бодрости духа позеленил.
 
[^]
Липовука
19.11.2018 - 00:22
3
Статус: Offline


Юморист

Регистрация: 30.05.14
Сообщений: 426
Идея неплоха. Но много лишней "зауми".


"сбрызнув завитые волосы остатками духов, она накинула легкий плащ" - куда это годится? Убирать нахрен.

Владимира Николаевича во втором же предложении укоротить до какого-нибудь шефа ну или хотя бы фамилию выдумать простецкую. Иначе звучит слишком натянуто. Каждый раз этот НиколАЕВИЧ прям режет.

Есть неточности фактического характера. Выше на часть из них уже указали. Плюс она только вечером зашла в интернет (кстати, с маленькой буквы), и приглашали ее сегодня, после "полудни" (что за слово?). Нельзя прийти на собеседование, если вечером зашла в интернет, и попасть сегодня после полудни.

"Кабинет располагался на третьем этаже в достаточно узком коридоре, стены которого были обиты гипсокартоном. Вдоль коридора стояли стулья, и Вера взглянув на часы, висевшие прямо над входной дверью, присела на один из них."

Вот зачем эта информация? Она не имеет отношения к сюжету. Какая разница, были ли стены обиты гипсокартоном или выложены плиткой? Либо надо это как-то обыгрывать, либо убирать из рассказа. Т.е. гипсокартон должен быть разрисован осьминогами с лицом Зои, либо убран на фиг.


Но в целом, очень неплохо. Надо подработать просто немного.
 
[^]
Ejevichka
19.11.2018 - 01:09
1
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 20.09.10
Сообщений: 2774
Рассказ понравился своей линией необычностей.

Ирина откуда-то появилась, Тайр.

Общее впечатление положительное. ) Жду продолжения.
 
[^]
Destiny13
19.11.2018 - 01:14
1
Статус: Offline


Эро Снегурочка ЯПа

Регистрация: 13.04.12
Сообщений: 2528
В закладках. Однозначно.
 
[^]
dimitryofsound
19.11.2018 - 01:30
3
Статус: Offline


Railroad Tycoon

Регистрация: 14.02.11
Сообщений: 1171
главное - здоровая стала Танюшка... если бы мы могли что-то изменить, разьве не изменили бы?
 
[^]
DSense
19.11.2018 - 02:06
2
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 7.09.18
Сообщений: 86
Очень хорошо.Даже залип.
Ирина и Тайр тоже немного сбили с толку.
Но думаю это были первоначальные варианты и автор просто забыл поправить эти абзацы.
 
[^]
yur1x
19.11.2018 - 02:55
11
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 18.06.17
Сообщений: 1612
и ещё косяк. ходит раз в неделю, но почему то говорит зое - я вчера спешила.
 
[^]
fulln
19.11.2018 - 03:20
5
Статус: Offline


Продам комплект колес

Регистрация: 13.09.17
Сообщений: 147
Так я не понял - она дочери подруги помогла, а саму ждет наказание в виде смерти?
То есть вся мораль произведения сводится к тому, что подтверждается древняя мудрость - не делай людям добра, чтобы не получить себе в ответ зла?

Это сообщение отредактировал fulln - 19.11.2018 - 03:22
 
[^]
Letyatutki
19.11.2018 - 04:58
3
Статус: Offline


Ути..Ути..

Регистрация: 11.07.15
Сообщений: 469
Как много "воды" sad.gif читала "на перемотке" . Похожесть есть какая-то. Не на Doff ли? У него нечто подобное есть с устройствами в непонятные организации. Если я не ошибаюсь. Но у Doff лучше. Без обид,автор smile.gif

Отправлено с мобильного приложения - Forum Talker
 
[^]
Hujack
19.11.2018 - 05:19
2
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 7.04.13
Сообщений: 4111
Все тут восхитились, а я не стал, ибо так и не дочитал. Слишком много воды. Просто надоело читать.
 
[^]
vodnymir
19.11.2018 - 06:16
2
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 14.07.18
Сообщений: 329
До некоторого момента подержал в напряжении.Даже могу сказать до какого-где Зоя прсит прочесть книгу.Я так понял ,что толстяк работодатель-сам Сатана.Вера же по концове прижмурилась,наказана за ослушание и добрые дела.Поэтому продолжения ждать не стоит.Но если убрать мораль ,развить версию завода,населить его разными персонажами,добавить чернухи,то получился бы неплохой триллер наших дней,с кредитами и коллекторами.А как же без них?
 
[^]
Hasck
19.11.2018 - 09:34
3
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 31.01.14
Сообщений: 1216
Цитата (sellinger @ 18.11.2018 - 23:13)
Интересно. bravo.gif
Но, Вера, Зоя, Таня и внезапно:
Цитата
Вера не сомневалась, в том, что она поможет Ирине.

И почему "Ананга" стала "Тайр"?
Цитата
Придя в очередной раз на уборку в «Тайр»,

И Вера, будучи на должности мастера, уволила уборщицу Зою?
 
[^]
Пожиловски
19.11.2018 - 15:22
9
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 3.11.18
Сообщений: 207
Спасибо, за отзывы. Согласен, что следовало вычитать перед тем, как выкладывать. Менял имена по простой причине - боялся, что кто-то из моих знакомых начнет искать себя.
 
[^]
Пожиловски
19.11.2018 - 15:25
6
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 3.11.18
Сообщений: 207
Цитата (DSense @ 19.11.2018 - 02:06)
Очень хорошо.Даже залип.
Ирина и Тайр тоже немного сбили с толку.
Но думаю это были первоначальные варианты и автор просто забыл поправить эти абзацы.

Именно, так. "Ананги" мне понравилось больше потому что в переводе с греческого означает "смерть".
 
[^]
Пожиловски
19.11.2018 - 15:52
7
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 3.11.18
Сообщений: 207
Цитата (fulln @ 19.11.2018 - 03:20)
Так я не понял - она дочери подруги помогла, а саму ждет наказание в виде смерти?
То есть вся мораль произведения сводится к тому, что подтверждается древняя мудрость - не делай людям добра, чтобы не получить себе в ответ зла?

Суть сводил к тому, что иногда человек от чувства вины и раскаяния, может совершать подобные, на мой взгляд, необдуманные, легкомысленные поступки. Но бремя совести лежит на Вере, постоянно, подсознательно напоминая о себе.
 
[^]
ppsascha
19.11.2018 - 16:13
0
Статус: Offline


Пятая коломна

Регистрация: 5.05.14
Сообщений: 1522
Так это все, конец? На самом интересном месте?
 
[^]
Пожиловски
19.11.2018 - 16:18
7
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 3.11.18
Сообщений: 207
Да... Это окончание. Признаться, я не знаю, что дальше делать с Верой. То ли показать ее в каком-то роде, мученицей. То ли продемонстрировать великодушие профессора. Впрочем, пишите. Какое бы вы хотели окончание. Можно дописать. Не знаю, что больше востребовано читателем. Наказание или Великодушие.
 
[^]
yur1x
19.11.2018 - 19:32
6
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 18.06.17
Сообщений: 1612
Цитата (Пожиловски @ 19.11.2018 - 16:18)
Да... Это окончание. Признаться, я не знаю, что дальше делать с Верой. То ли показать ее в каком-то роде, мученицей. То ли продемонстрировать великодушие профессора. Впрочем, пишите. Какое бы вы хотели окончание. Можно дописать. Не знаю, что больше востребовано читателем. Наказание или Великодушие.

всё должно окончится хреново. как в жизни и чтоб читатель не расслаблялся gigi.gif
 
[^]
IraZadira
19.11.2018 - 23:24
3
Статус: Offline


Хохмач

Регистрация: 26.06.15
Сообщений: 700
Цитата (Пожиловски @ 19.11.2018 - 16:18)
Да... Это окончание. Признаться, я не знаю, что дальше делать с Верой...

Ой, да ничо с ней делать не надо.
"Помогла - иди на хрен отсюдова, нечего по чужим домам шастать!" ©
lol.gif

Вера (мистический рассказ)
 
[^]
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 5358
0 Пользователей:
Страницы: (7) [1] 2 3 ... Последняя » [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 



Активные темы








Наверх