ДТП

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
Страницы: (7) [1] 2 3 ... Последняя »  К последнему непрочитанному [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
Rumer
11.05.2021 - 19:43
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 13601
191
Необходимые пояснения.


Эта история написана несколькими авторами. Более того, в ней присутствуют персонажи ещё нескольких писателей ЯПа, не принимавших участия в этом проекте, но разрешившие использовать своих героев, локации и прочее. Искренне благодарю DJKashei и Ruslan34 за их героев и за благословения на создании этой истории.
Основная идея и сюжетная линия придуманы и написаны Rumer. Часть текста ДТП написана в соавторстве (соавторы указаны внизу, но попробуйте угадать их, не заглядывая), некоторые части написаны авторами порознь, поэтому внимательный читатель сможет заметить разную стилистику. Скажу больше: я просил авторов «переводить» на свой язык фразы их персонажей, написанные мной. Они также добавляли описания своих локаций, характеров и внешности героев.

ДТП.


ZV, пожилой, высокорослый и совершенно седой мужчина, смотрел на сменщика, стараясь вспомнить – не упустил ли чего. При передаче дежурства нужно быть внимательным, стоит забыть сказать, например, что днём был монтёр по обслуживанию сигнализации и сменщик не доложит об этом начальнику. А шеф потом устроит по этому поводу разбирательство.
- Всё? – нетерпеливо спросил Саныч, крутя в руках новомодный телефон или смартфон. Или айфон. ZV в этом полный профан – он и айпад от айфона отличит вряд ли.
- Вроде всё. Ладно, хорошей смены!
- Спасибо. Отдыхай!
Саныч шутливо вытолкал ZV в коридор и спешно закрыл за ним дверь. Тот надел шлем, застегнул кожанку и вытянул из кармана ключ на длинном ремешке. Вышел из конторы и пошёл к стоянке, где авто Саныча роняло вечернюю тень на мотоцикл. Привычно пригладил наклейку на пассажирском сиденье с надписью «Warning. Keep hands away» и соответствующей пиктограммой в виде ладони.

Вставив ключ в замок, ZV натянул перчатки и только после этого включил зажигание. Протяжно прожужжал привод буста, потом коротко вжикнул бензонасос. Повернув рычажок воздушных заслонок – «подсос» – он сел на мотоцикл и прижал клавишу стартера. Двигатель заработал сперва неуверенно, потом, втянув добрую порцию богатой смеси, грозно заревел. ZV слегка приоткрыл воздух, сбросив обороты до тысячи. Немного подождал и полностью открыл заслонки. Мотор чуть споткнулся, но передумал упрямиться и мирно забубнил на девяти сотнях оборотов в минуту.

Вздрогнули и начали открываться въездные ворота – Саныч по мониторам отследил нужный момент и подал сигнал с пульта. ZV столкнул мотоцикл с центральной подножки, включил первую передачу, аккуратно объехал авто сменщика и выехал с территории. Покрутил головой влево и вправо, убедившись, что никому не мешает, выдвинулся на улицу и свернул влево. Ему предстояло проехать с километр на север, там по светофору выйти на федеральное шоссе и со следующего светофора свернуть на юг, чтобы въехать в город. Немолодой мотоциклист уже не первый год ездил этим маршрутом, поскольку иначе из промзоны в город проехать можно лишь через посёлок, но для этого придётся передвигаться по крайне неровным грунтовкам, что после дождя становятся и вовсе непроезжими.

Асфальт улицы требовал ремонта, хоть бы и заплатками, но что-то у администрации и дорожников руки до этой окраины всё никак не доходили, несмотря на то, что по ней проходят маршруты общественного транспорта. Да и прочих машин в промзону идёт немало, как легковых, так и многотонных фур – промышленность-то работает. ZV осторожно лавировал между выбоинами, не желая напрягать подвеску своего не очень нового мотоцикла. Скорость движения была совсем невысока, он уже давно избавился от ребяческой манеры вваливать на все деньги, а уж по разбитой улице…

***
Сергей Конев ехал на своей новенькой, чёрной, как антрацит «KIA Rio Х» за подругой. Они договорились, что он заберёт её с проходной завода и теперь, в предвкушении свидания, торопился поскорее проскочить по раздолбанной улице. Внезапно словно что-то попало ему в глаз и Сергей, отвлёкшись от управления, принялся тереть веко пальцем. Он даже пропустил очередную выбоину и подвеска оповестила об этом громким стуком.
- Да что за…
Конев попытался сосредоточиться на дороге, но в глазах плыло от слёз. Он вытянул шею и заглянул в зеркало, стараясь понять, что мешает ему смотреть нормально. К счастью, он вовремя опустил взгляд и успел затормозить – прямо перед носом его машины выросла корма фуры! Сергей вывернул влево, объехал тягач, вытирая слезящийся глаз и одновременно управляя авто. И сам не понял почему придавил акселератор.

***
Подъезжая к железнодорожному переезду, ZV переключился сперва на третью, а потом и на вторую передачу, накатом пересёк рельсы, чуть ускорился, снова включил третью. Навстречу ему медленно ехала здоровенная «Скания». Именно в это время какой-то нетерпеливый автолюбитель решил обогнать притормозивший перед переездом тягач. Мотоциклист оказался в безвыходном положении: слева фура, справа стальной отбойник и набирающий скорость автомобиль навстречу. ZV выключил сцепление, вжал до упора тормозную педаль и принялся дожимать передним тормозом, стараясь не пустить колесо в скольжение: падать под едущий на тебя автомобиль – идея так себе.

Время в таких ситуациях словно замедляется, это могут сказать многие водители, побывавшие в столкновениях. На самом же деле всё произошло за считанные секунды. Мотоциклист, понимая, что столкновение неизбежно, переместил ноги чуть назад, упершись в подножки и в момент соприкосновения с машиной резко вскочил с сиденья, выбрасывая руки вверх и вперёд, чтобы не разбиться о металл кузова, а перелететь над авто и упасть на асфальт: будет больно, но переломы не будут фатальными!

***
Тимофей устроился за компьютером, собираясь отредактировать надиктованный на телефон текст. Кто-то скажет, что занятие так себе, но человек пишущий знает, как иной раз захватывает этот процесс! Он лихо исправлял ошибки, расставлял запятые и менял слова, которые искусственный интеллект вставил вместо нужных. На слове «параллельное» Тимофей завис, пытаясь вспомнить – где в нём две Л подряд и сколько в нём мягких знаков. Совсем запутавшись, полез в гугл, чтобы узнать точно.

Так часто бывает: зайдёшь в интернет на минутку и выходишь под утро. Так вышло и в этот раз: Тимофей решил заглянуть на АСТ-54 и посмотреть дорожные сводки. Будучи добрым и мягким человеком, он одновременно являлся страстным автомобилистом. Пролистывая новости, обратил внимание на сообщение о ДТП с мотоциклистом: в соседнем Дарске водитель «KIA» выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение с «Yamahа Vmax». Сердце Тимофея нехорошо ёкнуло и он стал читать внимательнее. В конце заметки оказалось два клипа с видеорегистраторов – того самого «KIA» и следовавшего за мотоциклом «Лада X-ray».

Сердце Тимофея оборвалось и упало куда-то в желудок. Дурное предчувствие не обмануло: сбили его доброго старого друга!
- Как же так?.. – тихо проговорил он. – Господи, ну как же так?..
Схватив телефон, Тимофей сделал вызов ZV, но номер не отвечал. Прождав пару минут, он принялся перечитывать заметку, но о состоянии мотоциклиста в ней не было ни слова. Тимофей снова включил видео. Регистратор виновника аварии показал, что машина столкнулась с «Ямахой» на скорости семьдесят три километра в час. Камера чётко зафиксировала момент столкновения, было отлично видно, что ZV в самый последний момент подпрыгнул с мотоцикла и, раскинув руки, взлетел над автомобилем. Водитель «KIA» успел прокричать:
- Ай блядь!.. – раздался удар и камера регистратора стала показывать капот машины. – Что за ёбаный Бэтмэн?!

Тимофей включил второй клип. «Лада» тоже почти остановилась у переезда, поэтому запись оказалась даже более качественной, чем первая. Было отчётливо видно, что с момента вспышки стоп-сигнала «Ямахи» прошло достаточно много времени, прежде чем встречная машина снесла мотоцикл, отбросив его на несколько метров. Было видно, как ZV резко подпрыгнул, вытянувшись во весь рост и раскинув руки... А вот дальше на записи творилось что-то странное: тело мотоциклиста взлетело над автомобилем, как-то уменьшилось, сжалось и... исчезло.

Тимофей обновил страницу, прочитал свежие комментарии, но о состоянии мотоциклиста там так ничего и не было. Остряки смеялись над Бэтмэном, дебилы проклинали хруста – что угодно, только не то, что нужно! Он ещё раз попытался дозвониться до старого друга, но равнодушный женский голос известил его, что этот абонент вне зоны действия сети либо его аппарат выключен.
- Да что за блядство?! – воскликнул Тимофей, вскакивая со стула. – Господи! Нет, нет, нет! Не верю!

***
Александр и Данилка Громовы укладывали в чехлы оборудование, готовясь к возвращению на родную Шару.
- Пап, а семёрка прилетела?
Саша выпрямился и посмотрел на сына. Оставлять на Мурке, заповедной планете, даже такую мелочь, как дрон-разведчик, не следовало.
- Дань, пересчитай-ка шпионов.
- Я пересчитывал, па. Семёрки нет. Той, что на озере охоту на пига писала.
Старший Громов опустился на колени и раскрыл кейс с блоком управления дронами. Включил сеть, поводил руками над сенсорами и буркнул:
- Даня, как это тут?.. Найди семёрку. Отсюда же можно дрон найти?

Мальчик присел рядом на корточки и принялся тыкать пальцами в прибор.
- Если у него питание сохранилось, то найдётся. Но если он в воду упал или наступил там кто на него... Вот она, семёрка, пап!
Саша посмотрел на карту, на мерцающую точку дрона и цыкнул зубом.
- Сын, а мы тут где?
- Мы? А-а-а... – Данилка растерянно посмотрел на отца. – А нас не видно. Ты же сам себя своими глазами не можешь увидеть.
Громов задумчиво потёр подбородок. Оставить дрон? Нет, нельзя. И не потому, что жалко, не потому, что он как-то может всерьёз навредить, нет. Нельзя, чтобы у сына появилась уверенность в том, что так поступать допустимо. Нельзя!
- Так, Даня, делаем вот что: я возьму ещё одного дрона, а ты смотри за мной по его сигналу. И подсказывай, куда мне идти.

Громышонок вынул из футляра шпионскую леталку, запустил в воздух и поймал на пульт её маячок. Вернул дрон и протянул отцу.
- Пап, а это не опасно? Ну там же серпенты, кайманы, пиги...
Саша всунул шпиона в карман и отошёл от пульта на несколько шагов.
- Видно меня?
- Да!
- Какое расстояние от меня до семёрки?
- По прямой – пара километров... Папа, может ну её, ту семёрку?! Кто знает, что тут ещё водится?
Громов-старший упрямо мотнул головой и сказал:
- Налаживай связь, чтобы нам слышно было друг друга.
- Пап, а может ещё один дрон поднять, чтобы я тебя мог видеть?

Саша прекрасно понимал, что сын побаивается оставаться один, что он сильно переживает за отца и одновременно не хочет показаться трусом. И потому никак не дал понять, что заподозрил что-то такое, ответил просто и по делу:
- Данилка, у них питания на полёты не хватит. Для связи бы хватило. Давай, налаживай, сынок. Пойми: негоже нам тут мусор свой оставлять! Пройду я эти два-три километра, ничего со мной не сделается.

***
Александр вернулся к сыну едва ли не через три часа. Одежда его была изрядно перепачкана и слегка порвана в паре мест. Но самое странное было в том, что принёс он не только потерянную семёрку: на плече его сидел здоровенный рукокрылый зверюга, обернувшийся собственными перепонками, как плащом. Голова жуткого нетопыря была непропорционально большой из-за неимоверно длинных зубастых челюстей и вытянутого как плавник затылочного стабилизатора. Данилка переводил взгляд с отца на чудище и обратно, изумлённо хлопая глазами.
- Папа, ты зачем нетопыря поймал?
- Потом, сынок. Забирай дроны, – он протянул Дане шпионов, – укладывай всё как следует, надо возвращаться поскорее.
- Пап, у тебя кровь, – на всякий случай подсказал Громышонок.
Александр оглядел руку и сморщил нос.
- Не смертельно! Это меня котяра рассадил, пока я у него эту дичь отнимал.
- Зачем?!
Громов строго посмотрел на сына, потом скосился на кошмарную морду твари на своём плече.
- Много будешь знать – скоро состаришься. Собирайся, Даня, надо спешить. Я зову дракона!

***
Со дня аварии прошло девять дней. Тимофей так и не дозвонился до ZV – номер оставался недоступен. В интернет старый друг тоже не выходил и создавалось впечатление, что тот просто каким-то непонятный образом исчез, потому что тело его так и не было найдено. Тима обратился к сотруднику Дарского ГИБДД, шапочному знакомому, объяснил ситуацию. И тот по секрету рассказал, что мотоциклиста так и не нашли. Впрочем, не нашли не только его самого, но и никаких следов падения тела! Словно «KIA» протаранил мотоцикл без водителя.

Когда-то давно, болтая с Тимофеем Вконтакте, ZV написал, что в случае чего – он не говорил о смерти – надо бы не проданные им книги отдать в библиотеку. И теперь Тима мучительно пытался понять: то ли старый друг что-то предчувствовал и оставил этот наказ, то ли просто вот так совпало? Он знал, как ZV трепетно относится к книгам, он и сам испытывал сходные чувства, ведь именно этот человек помог ему в своё время начать публиковать прозу на бумаге. И они оба заказывали печать своих книг в одной и той же типографии Nска, оба распродавали свои скромные тиражи через интернет, рассылая томики не только по России, но и даже в другие страны.

Обращаться к незнакомым людям в библиотеке Дарска Тимофею не хотелось, в Колыванскую тоже почему-то не очень тянуло. И он решил, что переговорит с женщинами в клубе родного села: с ними он хоть немного, да знаком. Выбрав день, Тима предупредил жену, что уедет по делам и, возможно, задержится, поскольку решил сперва съездить в Скалу, а потом в Дарск, где жил ZV.
- Надо – значит надо! – сказала та. – Только постарайся не долго.
- Боюсь, что вернусь поздно. Пробки! До села-то проскочу, чего тут, а вот пока в Дарск, пока обратно... Да там ещё чёрт его знает. Постараюсь побыстрей, но обещать не могу!
- Не торопись, – улыбнулась Лена. – А то начнёшь гонки устраивать, наловишь с камер писем счастья!
Тимофей ободряюще улыбнулся и кивнул. Сел в свою «Subaru B4» и неспешно отъехал от дома. Выйдя на трассу, он уже не изображал паиньку: камера одна, на въезде в Колывань, а до Скалы можно лупить во все лопатки, там и транспорта-то почти нет!

Семь километров пронеслись под колёсами весьма проворно. Тимофей подрулил к зданию сельского клуба, припарковался и выключил мотор. Вышел из машины, нажал на пульте кнопку сигнализации и убедился, что центральный замок сработал. Обошёл свою обожаемую тачку и замер в ступоре: вместо знакомого с детства одноэтажного здания белого кирпича, перед ним красовался какой-то совершенно незнакомый Дворец Культуры! Классический, советский ДК! Причём явно не сельский, скорее райцентровский, а то и рангом повыше: обширный, в два этажа, с портиком и колоннами на входе и лепниной по карнизам и у окон.
- Да что же это за херня ещё такая?

Тимофей покрутил головой и обнаружил парк напротив здания. Которого в Скале нет и никогда не было! И когда он подъехал и припарковался – его тоже не было! И вообще, в Сибири не растут клёны с вот такими листьями!
- Что за хуй, не болит, а красный?..
Вообще-то Тимофей не любитель непарламентских выражений, да и присутствие в доме маленькой дочки дисциплинирует. Но сейчас, в данной ситуации, ему хотелось выматерить весь белый свет и преисподнюю в придачу. Он сорвал с дерева крупный пятипалый лист, разглядел его как следует и совершенно автоматически принялся придумывать варианты объяснений происходящему абсурду: он не был бы писателем, если бы не умел этого делать. Даже не подозревая, что одна его выдуманная версия вскоре подтвердится, Тима пошёл к ближайшей урне – мусорить он тоже не любил. Навстречу попалась молодая женщина, спешащая по каким-то своим делам, и он поспешно, не задумываясь, ляпнул первое, что пришло в голову:
- А не подскажете – как пройти в библиотеку?
Дамочка остановилась, окинула взглядом странного человека и ткнула маникюром в сторону портика здания.
- Вон туда идите. Там спросите, – мягко и чуть напевно произнесла она.
- Спасибо!
Кинув лист в урну, Тима поспешил ко входу, ломая на ходу голову над тем, что представления не имеет, что происходит и зачем он прётся в совершенно незнакомую ему библиотеку.

В просторном холле было безлюдно, лишь пара немолодых женщин негромко болтали о чём-то, сидя на казённых стульях. Тимофей огляделся, подошёл к ним и, вежливо поздоровавшись, спросил:
- Не подскажете, библиотека сегодня работает?
- Работает, – отозвалась одна из женщин. – Вон туда пройдите, Илья на месте должен быть.
- Спасибо.
Отходя от гекающих и шокающих тёток, Тимофей отметил для себя ещё одну странность. Точнее, деталь – выхваченный фрагмент фразы одной из тараторок: «…ну, тот шо за кинотеатром “Шахтёр” строят…». Название кинотеатра резануло ухо. Это кто ж додумался так назвать кинотеатр? Ближайшая шахта чёрт знает где находится!

Пройдя в указанном направлении, Тима вошёл в узкий и длинный коридор с высоченным потолком. На левой его стене висели картины в резных рамах, а вдоль правой высились какие-то ненадёжные с виду стеллажи. Непроизвольно втянув голову в плечи, он прошмыгнул в библиотеку, где за столом и впрямь обнаружился молодой белобрысый парень.
- Илья?
- Да. Мы знакомы?
- Нет, женщины на входе подсказали. Меня зовут Тимофей!
Илья улыбнулся, встал и протянул руку. Оказалось, что он довольно-таки высок, но лицо его выглядело несколько сонным. После рукопожатия библиотекарь спросил:
- Чем могу быть полезен? Вы в читальном зале посидите или книги на дом брать будете?
Тима вздохнул и отрицательно помотал головой.
- Наоборот. Как-то не знаю, как объяснить... Но вкратце так: один мой друг попросил передать в библиотеку его книги. Книги хорошие, новые, нелистанные! Словом... вот.
Илья чуть нахмурился и спросил с подозрением:
- А что вы за них хотите? Мы не имеем права покупать книги. У нас есть фонд, который расписан, у нас есть план, отчёты. Поэтому вынужден вас разочаровать.
- Нет! – замахал руками Тимофей. – Ничего подобного! Блин, да я в жизни бы ничего такого делать не стал, Илья, просто друг мой... Понимаешь, он пропал! Без вести пропал при совершенно загадочных обстоятельствах. А у нас с ним договор такой был, вроде как он мне наказ такой оставил, что если вдруг что-то случится, то чтоб я его книги...
- Этот ваш друг – он писатель?
- Да! Я тоже писатель, мы с ZV не просто друзья... Как сказать? – Тима задумчиво пошевелил пальцами обеих рук, подбирая слова. – Вот он фантаст, а я – мистик, он байкер, а я – субарист.
- Едрить компот какой, – усмехнулся библиотекарь. – Но я понял. Вы привезли книги? Можно посмотреть? Показывайте.

Тимофей опустил руки и понуро повесил голову.
- Нет. За ними ехать к нему домой надо. Я не стал, не знал же – возьмут их или нет... Но я на машине, я сгоняю!
- А далеко?
Тима прикинул и помотал головой.
- Нет. Километров девяносто, вообще фигня.
Илья прикусил нижнюю губу и посмотрел куда-то под стол, о чём-то размышляя. Потом махнул рукой, вынул из ящика стола ключ и сказал:
- Поехали! Посетителей сегодня не дождаться, а других дел у меня, в общем-то, нет. Проветримся, посмотрим книги. Если и впрямь хорошие – мы заберем. Нужно будет только оформить как положено.

***
Стоило отъехать от ДК, как пейзаж за бортом машины каким-то странным образом вернулся в совершенно привычном виде: полосатые грязные отбойники на обочинах, жёлтые трубы газопровода, вездесущие заросли мусорного, неистребимого клёна с мелкими листочками. Тимофей посмотрел в зеркало и хмыкнул: родной сельский клуб стоял на месте, словно и не было вот только сейчас на его месте громадины годов пятидесятых-шестидесятых постройки! В принципе, если допустить, что версия лоскутности пространства имеет под собой хоть какую-то основу, то этого можно было ожидать.

- Тимофей, а вам удобно ездить на такой машине?
Писатель посмотрел на Илью и пожал плечами.
- Машина как машина. А что руль справа, так то дело привычки. Зато тут мотор два с половиной литра и дури немерено! Летает, а не ездит. Субару! – добавил он, словно это слово всё объясняло.
- Ах вот как, – пробормотал Илья, – а я и не понял сперва... Японская, да?
Тимофей скосился на парня, но сделал скидку на род его деятельности и спокойно ответил:
- Да. Субару Бэ четыре. Сделана в Японии и для внутреннего рынка. Потому и руль справа.

Проехав Колывань насквозь, Тимофей вынул телефон и, вставив его в зажим, вызвал Яндекс-пробки. Посмотрел и досадливо сморщился.
- Что-то не так? – спросил Илья.
- Да… Стоило этого ожидать. Рванём через Верх-Тулу, там свободно!
Ехать приходилось строго по знакам, поскольку штрафы с камер собирать у Тимофея не было ни малейшего желания. Илья же всё время смотрел по сторонам и пытался читать надписи на дорожных указателях, шевеля губами и что-то бормоча. Тима не лез к пассажиру, помня, как сам вот только что охреневал в совершенно незнакомом месте.

Благополучно миновав заторы и лишь слегка потолкавшись на окраине Nска, долетев до Верх-Тулы и распугав там пейзан, Тимофей вывел свою Субару на относительно новую дорогу, ведущую к Обской ГЭС. И малость придавил гашетку: здесь камер наставить ещё не успели. Проезжая через плотину, он мысленно просил у небес, чтобы на Шлюзах затор рассосался.
- Тимофей, что происходит?! Где мы находимся?!
В голосе библиотекаря слышалось искреннее недоумение и Тима спокойно принялся объяснять:
- Это Обская ГЭС. Слева – река Обь, справа – водохранилище. — Он поглядел на пассажира и раздельно проговорил: – Обь. Nск. Слышал про такое?
- Так это что, Россия?!

«Да ну нафиг!» – подумал Тима, услыхав вопрос. Тот мистический пазл, который он придумал, стоя возле незнакомого ДК, обретал всё больше точек соприкосновения с происходящим. Это удивляло и пугало. И потому Тимофей нервно съязвил:
- Нет, блядь. Это Япония, блядь!
Илья притих и как-то вжался в спинку сиденья. И всю оставшуюся дорогу молчал.

***
Дом ZV встретил их какой-то недоброй тишиной. Не было слышно даже собачьего брёха, совершенно обычного для частного сектора. Казалось, этот старый, большой, похожий на казарму дом следил за пришельцами своими подслеповатыми, глубоко посаженными окнами. Тима и Илья стояли у калитки, не решаясь притронуться к рукоятке запора. Вынув из кармана телефон, Тимофей в очередной раз позвонил ZV, но женский голос снова послал его подальше. Сперва по-русски, потом по-английски. Тима вздохнул и таки принялся дёргать задвижку, памятуя о том, что та снаружи открывается с трудом.

- Тимофей, если ваш друг пропал, то как мы можем входить в его дом, да ещё и брать там что-то?
- Илья, – Тима посмотрел на библиотекаря устало, – неужели ты так ещё и не понял, что происходит нечто странное? Судя по твоим словам, ты живёшь... далеко от Сибири. Ведь так?
Парень сухо сглотнул и кивнул.
- Понимаете...
- И хватит уже мне выкать, Илюх, вот чё как неродной?
Библиотекарь снова коротко кивнул и продолжил, сбиваясь от волнения:
- Тимофей, я живу в городе Рудож, за границей. И, судя по всему, это очень далеко от того места, на котором я сейчас стою.
- А теперь послушай меня. ZV протаранила машина, прямо в лоб. Он ехал с работы на мотоцикле, а этот ёбаный чёрт вылез на встречку. И когда они столкнулись, мой друг взлетел и не приземлился. Не спрашивай меня – как это. На видео с регистратора всё именно так: ZV взлетел и исчез в воздухе. И мне вот сейчас ваще насрать, как я оказался в городе Рудож, который за границей. Потому что я ехал в село Скала Nской области, а оказался там. Всё это неспроста, Илья. Поэтому я сейчас взломаю двери и мы зайдём в этот дом, потому что что-то нас с тобой свело вместе и привело вот сюда.
- Не надо.
- Что?
- Ломать не надо. – Библиотекарь мотнул головой вверх. – Окно открыто на проветривание, там если...
- Не продолжай. Видишь кота на подоконнике? Это Вася. Вон лесенка к сеням прислонена – справишься?
Илья отрицательно покрутил головой.
- Тимофей, лучше уж вы.
- Ты.
- Ты, – согласился парень.

Сняв москитную сетку и открыв створку, Тима пролез в окно на жилой чердак, в кабинет ZV. Вася жалобно запищал и принялся тереться о ноги, то и дело отбегая к лестнице, ведущей вниз, на кухню.
- Да ты ж голодный, господи! – огорчённо покачал головой Тимофей и поспешил к лестнице. Найдя в холодильнике корм, он вытряс в миску сразу три пакетика «кролика в соусе» и налил в сухое блюдце молока. – Ешь, бедолага...
К счастью, замки домашней и сенной дверей изнутри открывались без ключей. Впустив Илью, Тима ещё раз посмотрел, как ест Вася и горестно вздохнул.
- Нам куда? – спросил библиотекарь.
- Наверх. Лестница неудобная, но крепкая!

В кабинете ZV было пыльно и душно. Тима и Илья стояли у открытого люка в полу и разглядывали нехитрую обстановку. Для Тимофея, прежде не раз бывавшего в гостях у друга, ничего нового здесь не было, а Илья дивился на свисающие с потолка предметы: керосиновую лампу, ржавый штык от трёхлинейки, фанерный макет птеродона, куски такелажных цепей...
- Тима, а где книги?
- Везде. Вот в пачках на полу, вон на комоде стопки.
- Где?!
- Наволочкой накрыты. Я просто знаю, что они там есть. И в книжном шкафу набито, но там его личная библиотека.
Илья подошёл к комоду и стянул наволочку – там действительно нашлась большая стопка совершенно новых книг. Он потрогал их и отрицательно помотал головой.
- Не звенят.
- В смысле?
Библиотекарь обернулся и посмотрел каким-то затравленным взглядом.
- Будешь смеяться...
- Не буду!

Парень чуть улыбнулся, кивнул и сел в большое офисное кресло у стола-книжки.
- У меня в библиотеке некоторые книги звенят. Когда я беру такую в руки, я оказываюсь внутри истории. Болтаю с героями, всё такое... Иногда вожу их в другие книги. А эти – просто бумага, они не отзываются!
Тимофей протиснулся между креслом и разложенным диваном-книжкой, открыл стеклянную дверцу шкафа, оглядел полки. Вытащил небольшую, почти квадратную книжицу с чёрной обложкой и протянул Илье.
- А эта?

Парень взял томик, погладил по корешку и с тихим шелестом, заставившим Тимофея передёрнуться, как от стылого ветра, исчез. Книга шмякнулась на кресло и в кабинете повисла жуткая тишина. Тима кое-как справился с оцепенением, повернулся к окну и решил поставить на место москитную сетку. Пока он висел на подоконнике задницей кверху, пытаясь дотянуться до оставленной на крыше сеней москитки, позади него из небытия возник библиотекарь. Он выглядел испуганным, волосы были растрёпаны, а на брюках висело несколько головок репейника.
- Тима!

Писатель вздрогнул и с громким матом вывалился из окна, грохнулся на железную кровлю и затих. Илья подошёл поближе и с опаской выглянул наружу. Тимофей сидел на сенях и гладил себя по коротко остриженной голове.
- Твою дивизию, Илюха, ты что творишь?!
- Извините!..
Тима встал на ноги, подал парню москитку и буркнул:
- Поставь на место. Сможешь?
Илья кивнул и Тимофей пошёл к лесенке, чтобы спуститься наземь и войти в дом через двери. И стоило его несчастной голове показаться в люке над уровнем пола чердака, как библиотекарь сказал:
- Тима, убери эту книгу, пожалуйста! Я что-то не хочу к ней больше прикасаться!
Кряхтя и чертыхаясь, писатель поднялся и подошёл к креслу. Взял томик в руки и мотнул головой, приглашая Илью отойти от шкафа. Поменявшись местами, они обменялись суровыми взглядами и Тима выудил из шкафа другую книгу.

- Попробуешь?
- А что это?
- Истории Большого Мира. Это ZV написал. Фантастика! Рискнёшь?
Илья обречённо вздохнул, сел в кресло и протянул руку.
- Давай.
Тимофей положил книгу на стол, возле раскрытого ноутбука и прижал её ладонью.
- А что было в той?
Библиотекарь опустил руку и зябко передёрнулся.
- Меня оттуда выгнали, даже слушать не стали. И вообще... Очень уж там мрачная история.
- Ладно, забей. Эта звенит?
Илья пальцами показал – не шибко. Тима убрал свою пятерню и придвинул книгу поближе к парню.
- Пробуй.

***
Первое, что ощутил Илья в новой истории – неприятную тяжесть в животе. Он переступил с ноги на ногу и понял, что тяжесть не только в кишках, она повсюду. Было жарко. Ветер нёс по каменистой пустоши крупный песок и тот больно колол неприкрытые участки кожи. Солнце палило с зенита, как осатанелое, а в воздухе чувствовался какой-то мёртвый дух. Не падаль, не гниение, а именно каменная не жизнь, словно это и не воздух вовсе, а некая могильная, склеповая атмосфера.

- Что-то тут неуютно, – сам себе сказал Илья, дивясь звучанию собственного голоса. – Странный мир какой-то. Куда тут идти, если кругом пустыня? В той книге хоть людно было, хоть и тоже не сказать, что уютно...
Внезапно с небес донёсся металлический гром и на парня легла тень. Он покрутил головой и подумал, что ветер принёс тучу и сейчас начнётся гроза, но реальность превзошла все ожидания: сверху к земле опустилась громадная голова какого-то совершенно чудовищного существа! Зависнув буквально в полуметре от поверхности, сверкающая золотом громадина хмуро посмотрела на библиотекаря и в голове его взорвался оглушительный вопрос:
- Организатор потоков?
- А... Э... Вроде того!
Подойди и возьми.
- Не надо, прошу! Просто позвольте мне уйти, я тут случайно! – взмолился несчастный Илья. – Ну не надо, пожалуйста, не надо!
- Подойди и возьми.

Громоподобный голос разрывал мозг, спорить с ним казалось просто самоубийством. Едва передвигая ноги и заливаясь слезами, Илья побрёл к гигантской голове, словно на эшафот. Он уже не мог видеть ничего, кроме сверкающего золотого панциря чудовища, да и тот сиял где-то в самом конце свернувшегося в туннельном эффекте пространственного коридора.
- Что я должен взять?
Золотая стена с оглушительным скрежетом разверзлась и в узкой расщелине стали видны огромные зубы дракона. На одном из них, как на насесте, сидел средних размеров птеродактиль, кутающийся в свёрнутые кожаные крылья.
- Возьми, – грохнуло в голове.
- Ящера? – спросил на всякий случай Илья.

Ответа не последовало, а жуткий, но хотя бы не огромный ящер открыл унизанную кривыми и острыми зубами пасть и как-то жалобно запищал хриплым голосом. В голове библиотекаря творился полный сумбур: прикасаться к живому ископаемому отчаянно не хотелось, но стоять близ циклопической головы золотого чудовища хотелось ещё меньше. Илья настороженно протянул руки к ящеру, ожидая укуса, плевка ядом – чего угодно, но не того, что произошло дальше: птеродактиль спрыгнул с золотого насеста и крепко вцепился в его предплечье, царапая кожу когтями.

И тут же дракон исчез – вот он был, и вот его не стало. Словно стомиллионотонная туша его и не закрывала только что весь белый свет...
- Ну и куда мне с тобой теперь? – спросил Илья у ящера.
Тот закрыл глаза и опустил длинную морду на грудь, подняв кверху длиннющий вырост на затылке. Парень оглядел мёртвый пейзаж и вздохнул. Дышать тут тоже было тяжело... Он осторожно, одним пальцем погладил птеродактиля по морде и привычно хлопнул себя по лбу, чтоб вернуться на чердак ZV.

***
Когда птеродактиля накормили размороженной в микроволновке сырой камбалой, что грустила в морозилке на кухне, тот наконец соизволил распахнуть крылья и потянулся, сыто клекоча. Потом сорвался со спинки кресла, перелетел на подоконник и вышиб москитную сетку. Тима и Илья замерли, ожидая, что тварь вылетит за окно и загадка её появления так и останется неразгаданной, но ящер повернулся к улице спиной, задрал хвост и плюхнул на крышу сеней струйку гуано. Довольно переступил с лапы на лапу, вспорхнул, перелетел через весь кабинет, за шифоньер и там завис в углу вниз головой, уцепившись когтями за мешковину, которой хозяин оклеил стены вместо обоев. Ткань с треском оторвалась от потолка, немного провисла, но выдержала.

- Тима, закрой окно от греха подальше.
- Ты вот лучше мне скажи, – проговорил в ответ тот, стоя руки в боки возле уснувшей рептилии и разглядывая её, – это, часом, не сотовый на шнурке у него на шее болтается?
Илья подошёл и присмотрелся.
- Сотовый. Примитивная раскладушка! Где он его нашёл, интересно узнать. Или кто ему этот телефон на шею повесил.
Тимофей усмехнулся и погладил пальцами щетину на щеке.
- Юмор в том, что это аппарат ZV. И что-то мне подсказывает, что этот ящер его не находил и никто ему на шею ничего не вешал. ZV сам себе его на шею имел привычку вешать, когда на кувалде своей гонял.
Библиотекарь с сомнением оглядел птеродактиля, потом с ещё большим сомнением – писателя.
- Что-то вот это совсем не похоже на человеческую особь мужского пола.
- И тем не менее. Ты про тотемы слышал когда-нибудь? Вот у меня – кот. А у ZV два тотема: птеродактиль и богомол. Вон там висит фанерный летающий ящер, а вон там, – Тима показал пальцем на книжный шкаф, – стоит запечатанная колба со спиртом. А в ней – богомол.
- И что это значит?
- Не знаю. Но собираюсь узнать!

Тимофей решительно сел в кресло и нажал enter на ноутбуке ZV. Экран осветился, потом показался рабочий стол с фото наголо выбритой дамской письки. Впрочем, самое сокровенное место тут же перекрыла рамка с требованием ввести пароль.
- Тима, а ты знаешь пароль?
- Нет. Но телефон-то у меня есть!
Он открыл АСТ-54 и долго листал страницы новостей, потом всё-таки воспользовался поиском по сайту. Просмотрел всё ещё раз и выключил смартфон.
- Нашёл?
- Ролики удалены и комментарии подчищены. Илья, понимаешь, тут было два видео с регистраторов, я хотел показать их тебе, но теперь, похоже... Чёрт, что же делать?

Мужчины несколько минут помолчали, потом Тимофей снова взялся за смартфон. Набрал сообщение в ватсап и отослал. Через минуту телефон оживился и Тима принял звонок.
- Привет. Да, слушай, если можно... Да-да-да! Нет! Нет! Да там... Ага. Ага. Хорошо, спасибо!
Ещё через пару минут в ватсап пришло фото виновника аварии с ZV, его имя, адрес и даже номер телефона.
- У тебя связи?.. – уважительно спросил библиотекарь.
- Да какой там... – писатель махнул рукой. – Книги он у меня покупал, мои. Потом пару раз обращался к нему с просьбами, не отказал человек. Ну и с ZV эта история его тоже зацепила. Неудобно, но что-то же надо делать! Вот смотри: это тот уёбок, что аварию устроил. Но сами мы его трогать не будем, поскольку это незаконно.
- И что ты предлагаешь?

Тимофей вздохнул и откатился на кресле к шкафу. Выбрал очередную книгу и долго смотрел на обложку. Потом повернулся к Илье и спросил:
- Заглянешь ещё разок?
- А что там?..
- Фантастика! Попробуй пригласить сюда кого-то из Великих. Этот чёрт во время аварии что-то про Бэтмэна орал и я на видео тоже, похоже, что-то такое видел. – Тима мотнул головой в сторону птеродактиля. – Если кто-то из Великих согласится потрогать нашего рептилия, возможно, узнаем – есть ли тут какая-то связь. Или если этого киавода пощупать... Так что, рискнёшь?
Илья с опаской взял в руки книгу и исчез. Увесистый том устремился к полу, но Тимофей поймал его на лету и положил на стол.

***
В этот раз пейзаж был тоже не сильно приятным: степь с редкими пятнами травянистой растительности. И почему-то красной в некоторых местах. Илья покрутил головой, но кроме Солнца никаких ориентиров не нашёл. Как, впрочем, и никаких живых существ.
- Да что ж сегодня за день пустошей? То безымянная, то драконья…
- А теперь китайская, – раздался вдруг девчоночий голосок. И совсем рядом, хоть и не было поблизости ни души. – Ты откуда здесь взялся, позволь узнать?
Библиотекарь ещё раз внимательно оглядел всё вокруг и грустно резюмировал:
- Теперь ещё и глюки.
- Сам ты глюк! – буркнула девчонка и возникла из небытия. Как золотой дракон, но в обратной последовательности: тот исчез, а эта вдруг взялась из ниоткуда.
Илья посмотрел на собеседницу – обычная соплячка, ничего особенного. В шортах, майке и с рюкзачком за плечами. И почему-то босая.

- Здравствуй, девочка. Меня зовут Илья. Говорят, что я организатор потоков.
- Привет. Можешь звать меня просто: Великая.
Библиотекарь пару раз моргнул от удивления, потом вспомнил, как на японском авто за час с небольшим приехал из родного Рудожа в Сибирь.
- Реально Великая или так – пыль в глаза пускаешь?
Девочка смерила его взглядом и, не раскрывая рта, спросила:
Тебя не интересует, как именно я очутилась прямо у тебя перед носом?
- Ну телепатией ты меня не удивишь, я сегодня так с драконом общался.
Девчонка протянула руку и потрогала Илью за палец.
- Забавно! Не врёшь про дракона.
- Не вру... Так! Стоп! Как ты сказала? Великая? И как тебя зовут?
- Анна. И я реально Великая, потому что у меня мать и отец Великие.
- Ага. То есть вот ты меня потрогала и определила, что про дракона я не соврал, так?
- Ну да. Это не сложно, на самом деле. – Девочка пожала плечами и заглянула долговязому собеседнику в глаза. – Кстати, потоки ты организуешь так себе, если удивляешься местам, куда тебя теми самыми потоками выносит.

Илья рассмеялся и поднял руки.
- Сдаюсь! Послушай, Аня, я могу попросить тебя об одном одолжении?
- Попросить – можешь. А одалживать или нет... Сам понимаешь.
- Дело вот какое: есть у нас живой птеродактиль.
- Ого! Шутить изволит товарищ организатор потоков?
- Нет, не шучу, – Илья протянул девочке руку, – проверь.
Аня подержала его за палец и нахмурилась.
- Живой... Странно. Впрочем, если учесть, что у него на шее коммуникатор висит... Так и что дальше? Хочешь, чтоб я его потрогала?
- Ну да. Я перенесу тебя в нужное место, потом верну сюда.
Великая вдруг проворно обернулась и, топнув босой ногой, строго крикнула:
- А ну!..
Парень посмотрел в ту же сторону и колени его едва не подломились: невдалеке стоял здоровенный зверь, похожий на волка. Но он был покрыт роговыми пластинами вместо шерсти! Ухватив Аню за руку, Илья спешно хлопнул себя по лбу и пыльная тишина чердака обняла обоих.

***
Тимофей оценивающе оглядел гостью и посмотрел Илье в глаза. Тот пожал плечами.
- Аня говорит, что она Великая.
- Чот мелкая она какая-то. Шучу! Шучу! Аня, я в курсе, кто ты такая!
Девочка оглядела чердак и подошла к висящему птеродактилю. Осторожно взяла его за затылочный стабилизатор и долго, минут двадцать, стояла без движения. Пока всё это длилось, Илья и Тимофей спустились вниз и соорудили на кухне небольшое застолье из хозяйских скромных припасов. После краткого совещания, Тима поднялся по лесенке и негромко проговорил, просунув голову в люк:
- Великая, когда закончишь – спускайся к нам. Мы поесть приготовили.
- Хорошо, – сказала та беззвучно, – спасибо.

Отходя к лестнице, маленькая Великая, обычная девчонка четырнадцати лет, даже не подозревала, что мерзкая рептилия открыла один глаз и самым бесстыжим образом пялится на её жопку.

Проголодавшаяся Аня мела со стола всё подряд, всё, что попадалось под руку. Когда закончился даже не сильно свежий хлеб, она вопросительно посмотрела на Тимофея и тот раскрыл перед ней холодильник.
- Бери что надо.
Девчонка встала из-за стола и первым делом выдавила из пакета майонез. Кинула пустую упаковку на пол и принялась за кетчуп. Следом ушли томатная паста и горчица из баночек. Нетрудно понять, что ждало кошачий корм, но Вася, привлечённый звуком открываемого холодильника, тонким писком спас свою еду. Аня присела, погладила его, выдала шлепка за кусь и открыла дверцу морозилки, расположенной в первом этаже холодильника. Там нашлось кило пельменей в пакете и Великая, усевшись на пол, принялась грызть их, словно конфеты.
- Может сварить? – робко спросил Илья.
Нафиг время терять? Я голодна, как хромая собака! Сделай попить горячее... Кофе, чай. Что там есть?

Парень открыл кофейную банку и к своему удивлению обнаружил там именно кофе. Сахар в сахарнице закончился, но в керамическом бочонке нашлось ещё килограмма три. Он долил воды в чайник и включил его. Аня, доев пельмени, собрала с пола мусор и вопросительно посмотрела на Тимофея. Тот заглянул под раковину, обошёл посудный шкаф и нашёл мусорку возле газовой плиты.
- Сюда!
Избавившись от пустой упаковки, Великая села за стол и перевела дух.
- Ну что... Червячка заморили, будем считать!

Илья выбрал самую большую кружку на сушилке над мойкой, налил в неё кипятка и поставил перед девочкой. Потом придвинул ей полную сахарницу и открытую банку Нескафе. Та, урча от удовольствия, слопала несколько ложек сахара, потом накидала его в кипяток. Понюхала кофе и его тоже насыпала в кружку щедрой, не дрогнувшей рукой. Размешала и принялась потихоньку швыркать получившуюся отраву. Сморщилась, подцепила в солонке на кончик ложечки и добавила в напиток.

- Ань, так что с птеродактилем?
- Да жопа там. В первом приближении – реально живой ящер. Мясо, кровь, шкура... Физиологически всё правильно. Генетически – тоже похоже на правду. – Она отпила из кружки и облизнула губы. – Хер с ним, что его тут быть не может по определению, меня тут тоже по определению быть не должно! Дерьмо в том, что это не существо. Это сущность. Как я поняла, этот птеродактиль является проекцией чего-то в этом времени и измерении. Точнее – кого-то. И этот кто-то в большой беде, потому что проекция неполная и сильно искажённая.
Тимофей посмотрел ей в глаза и принялся сбивчиво объяснять:
- Это тотем. Один из двух тотемов моего друга, ZV. Он пропал без вести при странных обстоятельствах...
- Тимофей, дай руку. Тебя слушать – мучение сплошное!

Просидев так с минуту, Аня отпустила писателя и в задумчивости потёрла лоб пальцами.
- А этого урода, Серёженьку Конева, что аварию устроил, можно легко найти...
- Нафига? – Великая пожала плечами. – Ну подтвердит, что ZV на лету в птеродактиля превратился. И что это вам даст? Вам богомола искать надо! Я бы помогла, да боюсь, что не надо мне здесь шум устраивать... Ваше время для меня – прошлое, так что... Сами понимаете.

Тимофей грустно кивнул и посмотрел на Илью.
- Проводи барышню. – Переведя взгляд на Великую, он кивнул и добавил: – Огромное тебе спасибо, Аня.

Вернувшийся вскоре Илья смущённо трогал пальцем губы и то и дело стрелял глазами в Тимофея. Потом сел к столу и налил себе кофе.
- Заставила поцеловать себя на прощанье, представляешь?.. Чуть не помер от смущения. – Отпив из кружки, библиотекарь помотал головой. – Вечереет, Тима. Наверное, надо сходить в магазин. Купи поесть чего-нибудь, ты хоть местный. Аня у нас всё подчистую смела!
- Они так устроены, Илюх. За-способности вытягивают из них энергию как вакуум. Потому и едят килограммами.
Илья отпил кофе и согласно кивнул.

- Тима, а ты все книги ZV читал?
- Да вроде все. Но нам сейчас нужно не  его героев, он никогда не умел писать детективы. – Тимофей с тоской поглядел в чердачный проём и вздохнул. – Идём, у него полно разных книг, попробуй поговорить с Шаманом, что ли. Пока там будешь вести переговоры, я за едой прошвырнусь.
Прозвучал вызов со смартфона и Тима огорчённо помотал головой. Принял звонок и забубнил:
- Лена, я ещё не закончил тут. Понимаю, что поздно, но вот пока так. Не волнуйся, у меня всё нормально. Ну Лен, милая, раз уж взялся – надо доделывать. Поцелуй её за меня и клади спать.
Илье стало неловко слушать чужой разговор и он спросил:
- Тима, как нужная книга называется? Я пойду, а ты тут решай своё.
Писатель прикрыл рукой микрофон и сказал:
- «Шаман наших дней». Тебе Александр нужен!
Илья кивнул и двинул по лестнице вверх, мысленно готовясь попасть в очередную пустошь.

***
Против ожидания, прикосновение к корешку очередной книги перенесло его на самую что ни на есть обычную лестничную площадку. Прямо перед ним была чёрная дерматиновая дверь с потемневшей от времени ручкой. Илья огляделся по сторонам, но ничего необычного не заметил.

«Надо было у Тимофея спросить, о чём эта книга. Не похожа что-то обстановка на жилище шамана...» – подумал парень и нерешительно протянул руку вперёд, но его пальцы схватили пустоту. Потому что именно в этот момент дверь перед ним открылась и на пороге, в сумраке прихожей, показался высокий худощавый мужчина с серым землистым лицом. На нём не было ни шкур, ни черепов, словом – обычный человек в однотонном свитере и простеньких брюках.
- Извините, я ищу Александра. Не поможете?
- Охотно извиняю и помогу. Проходите. И не забудьте переобуться в тапки. Это важно.

Илья кивнул и прошёл в темноту. По крайней мере, после кабинета в писательском доме, ему казалось именно так. Из этой темноты на него глядели два кошачьих глаза.
- Кыс-кыс! Какой котя!
Илья просто пытался найти общие темы с мужчиной, но услышал в ответ:
- Не стоит. Он не любит панибратства и я его мнение уважаю.
Библиотекарь пожал плечами, обул расшитые бисером тапки и прошёл в большую светлую комнату с люстрой под затейливым кожаным абажуром. Мужчина махнул рукой, указывая на низкое кресло у резного стола, а сам сел напротив, у окна. При взгляде на него приходилось щуриться, в то время как сам Илья был на свету. Сбоку от него, на огромный кожаный диван бесшумно запрыгнул крупный кот. Парень обернулся на движение и  встретился глазами с животным. Взгляд зверя казался осмысленным и даже насмешливым. Впрочем, за последнее время Илья встречал и более странных существ, потому спокойно отвернулся от кота и снова прищурился от яркого солнца.

- Здравствуйте! Меня зовут Александр и я шаман. Но, прежде чем вы озвучите свою просьбу, я хотел бы услышать всю предысторию обращения ко мне.
Илья поборол желание встать и представиться по всей форме и, чуть споткнувшись, начал рассказ:
- Меня зовут Илья. И если начать с начала, то... В общем, я работаю в библиотеке. И некоторое время назад обнаружил в себе способность входить в книги. Не смейтесь, пожалуйста! А сегодня ко мне на работу неожиданно пришёл... – он замолчал, не зная, стоит ли вдаваться в подробности. – Человек. Друг этого человека попал в беду: ему угрожала смертельная опасность и так вышло, что он, друг этого человека, исчез из нашего мира. Понимаете, он разделился на две части. Одну нам с тем человеком удалось найти, но где находится богомол – мы не знаем. Тимофей сказал, что вы можете нам помочь.
- Исчез. Не умер, а именно исчез? Как это вышло? И есть ли у вас хоть какая-то вещь с энергетикой этого человека?
- Александр, я могу проводить вас в кабинет исчезнувшего. Там птеродактиль, которого мы нашли… ну, сущность… Животное в общем.
- А нет ли чего-то простого? Ручка, карандаш, листок бумаги, наконец? – нахмурился шаман.

Илья, не задумываясь о последствиях, стукнул себя по лбу и вывалился в кресло ZV. Схватил со стола баночку с аскорбинкой и хлопнул ладонью по книге. Появившись в кресле у стола Александра, он протянул ему добытый предмет.
- Вот. Годится?..
- Вполне, Странник. Я попробую найти вашего друга в Мире мёртвых и в Мире живых. А там поглядим.
Александр встал из кресла и принёс в комнату несколько пиал с пахучими травами. Зажёг их спичками и сел обратно в кресло, зажав в руке принесённую баночку. Дым от пиал устремился к потолку и там сплёлся в каком-то странном танце. Шаман закрыл глаза и перестал дышать.

- Не думал, что шаман пользуется спичками... – вполголоса пробормотал Илья, не понимая, чем себя занять на время поисков.
- А я не думал, что Стр-р-ранник может быть так беспомощен! – послышался с дивана насмешливый голос. – Какой человеча! Ильис-Ильис!
- Извините! – удивлённо буркнул библиотекарь. – Я не знал, что вы разумный.
- А я о вас и сейчас этого сказать не могу!
Библиотекарь почувствовал себя неуютно и поёрзал в кресле, стараясь при этом не мешать своей вознёй Александру. Говорящий чёрно-рыжий кот стал для него очередной неожиданностью, что и говорить, но куда как более его задело сказанное котом.

- Знаете, гражданин кот, это просто бестактно! И вообще, помолчите уже, не мешайте вашему хозяину работать.
- Александр-р-р мне не хозяин, а командир-р-р! Командир-р-р отр-р-ряда Стр-р-ражей мир-р-ров! И с чего р-р-ради я должен молчать, если чушь несёте вы, любезнейший бесшёр-р-рстнейший? Вам вообще знакомо понятие этики? А пр-р-равила поведения в гостях?
- Ну извините!.. Я вижу кота и отношусь к нему, как коту, это нормально. Согласен, в виду вашей разумности мой порыв оказался неуместен, каюсь. Но вы могли бы и привыкнуть к таким накладкам, разве нет?
- Человек, хоть и бывший, ко всему привыкает, тут вы правы! – ответил кот на чистейшем человеческом, без мурчащего акцента. – Но если не подшучивать над глупящим народом, то и жить будет скучно, коллега! А вы-то как считаете, куда делся друг вашего Тимофея?

От неожиданности Илья совершенно смешался и запустил пятерню в шевелюру, поправляя причёску.
- Простите, вас как зовут? Неловко вести беседу с... Я вот – Илья, организатор... Библиотекарь, проще сказать.
- Дмитрий! Кот, Странник и бывший комиссар.
- Очень приятно. А что до пропавшего, то Тимофей считает, что ZV каким-то образом разделился на двух существ или сущностей – я толком не уловил разницы, если честно – которых некогда выбрал себе тотемами: птеродактиля и богомола. Первого мы с Тимофеем нашли, он сейчас в кабинете, как я уже и говорил. А вот где теперь искать богомола...

- Этого человека нет ни среди мёртвых, ни среди живых! – тихо, но очень чётко проговорил шаман и с хрустом покачал головой. – Он не жив и не мёртв. Одновременно.
- Так он сейчас и не человек! – резонно заметил кот.
- Дима, будь добр, походи с Ильёй по мирам, он как-никак твой коллега, Странник.
- Не все Странники одинаково полезны! – хмыкнул в усы Дима и зажмурился. – Но Хойя Курад, помнится, своим появлением открыл пути в Миры иллюзий. В творчество. А этот ZV как раз писатель, судя по запаху. Он мог сбежать в свои книги. Почему бы не сунуть в них нос, если нос пушистый?
- Ну вот и сунь. А буду нужен – зови! Прощайте, Илья. И помните: каждая дверь не случайна.

Кот легко спрыгнул с дивана, распушил свой огромный хвост и встал на задние лапы. Медленно и с достоинством подошёл к Илье и положил лапу ему на плечо.
- Ну что, Илья Витальевич, веди!
Илья извинился, втащил неожиданно тяжёлого кота на колени, хлопнул себя по лбу и опустил его на пол уже в писательском доме. Дима с упрёком посмотрел на парня и тот не придумал ничего лучше, как ткнуть рукой в угол.
- Вон он. Ящер этот ископаемый. Я его как раз в одной из книг ZV и нашёл. Ну, то есть, как нашёл... Мне его там дали.
Кот подошёл к висящей вниз головой бестии и принюхался, но предупредительный щелчок челюстей, усаженных зубами, похожими на гнутые гвозди, заставил его отскочить с громким мявом. На кухне звякнула посуда и на чердак поднялся Тимофей. Не весь: когда его плечи поравнялись с полом кабинета, взгляд упёрся в дико вытаращенные глаза чёрно-рыжего кота, выгнувшего спину дугой и нервно дёргающего хвостом.
- Илья, это ты Диму принёс?
- Я.
- А зачем?
- Дали.
- Твою мать! – писатель подмигнул коту и улыбнулся. – Ты сюда собрался стаскивать всю живность, что тебе дадут?
Библиотекарь встал с кресла, подошёл к комиссару, присел и погладил его по спине, пытаясь успокоить.
- Тимофей, Дима – Странник и комиссар, его Александр нам в помощь отрядил. А птеродактиль и вовсе не животное, он сущность, а не существо. Мне объяснили разницу.
- Кто?
- Кот!

***
Когда Дима и Илья с тихим шелестом исчезли, шаман прошёл на кухню и заварил свой любимый смородиновый чай. Листья в кружке будто бы танцевали, медленно расправляясь и отдавая кипятку терпкий вкус, а Александр стоял у окна и задумчиво смотрел на город, что уже около сотни лет был его домом. Растянувшийся вдоль полноводной Оби, Nск разрастался, перекидывая мосты с одного берега на другой, взлетал ввысь сверкающими этажами бизнес-центров и по-стариковски щурился выцветшими резными наличниками. Серый улицами и яркий домами, город прятал в себе множество миров и реальностей, соединенных через Разрыв, который и охранял шаман.

- Нина! Зайди, ты нужна! – вполголоса позвал помощницу Страж и она тут же вышла к нему из портала.
- Да, дядь Саш?
- Побудь тут, а то Дима на задании, а у меня появились срочные дела.
- Хорошо, как скажете. Сейчас только Пуха в дом позову, он в поле воробьёв гоняет.
- Вот хищник неугомонный! – улыбнулся уголками губ шаман и хлебнул заварившийся чай. – Конечно, делай что нужно.
Через несколько минут девушка вернулась в комнату и вопросительно посмотрела на Александра. Тот в ответ прикрыл глаза и лёгким кивком поблагодарил помощницу за оперативность.

В комнате Александр расставил вокруг себя чаши с тлеющими сушёными травами и полил их кровью из разрезанной руки. На пиалах засветились руны и символы, а шаман стал нараспев читать слова Силы. Тонкие струйки дыма устремились к Александру и за несколько минут укутали его в сизое пахучее облако. Страж сел в кресло и стал внимательно следить за секундной стрелкой старинных настенных часов. Когда она замерла на месте, Александр моргнул и оказался в Междумирье. Серый мир как всегда был вязким, словно кисель и сопротивлялся любому движению. Страж поправил дымчатые невесомые доспехи и перешёл еще глубже, в Нижний мир, мир духов теней и смерти.

Едва только шаман оказался в мире мёртвых, как вокруг него закружились несколько десятков похожих на птиц сущностей. Постепенно сужая кольцо, они вынуждали Александра остановиться, но шаман поступил наоборот: побежал им навстречу и подпрыгнул. В воздухе он превратился в стрижа, раскинул крылья и резко взмыл вверх, в то время как сущности бросились к нему вниз. Стриж ловко прошмыгнул над противниками и помчался вперёд, не зная, но чувствуя куда ему лететь.

У входа в Ад, глядя снизу вверх на шамана, бесновалась в бессильной злобе немецкая овчарка.
- Здравствуй, Гюнтер! Эта личина тебе идёт больше человеческой! – подумал в сторону обращённого демона Страж, отчего пёс внизу протяжно и жалобно взвыл. Ворота исчезли прямо перед Александром и он, не снижая скорости, влетел в Ад. Чутьё торило ему путь дальше, безошибочно проводя через круги и закоулки.

Огромный сад с шевелящимися деревьями появился перед шаманом из ниоткуда и простирался, докуда хватало взгляда. Страж сложил крылья и рухнул вниз, на лету становясь собой. Как только его ноги коснулись выжженной земли, прямо перед ним из воздуха соткался старец в расшитом диковинными птицами и зверями чёрном халате. Красные, лишённые зрачков глаза впились в лицо Стража.
- Почему стриж, Страж?
- Потому стриж, Страж, что ворон это канонично, но не практично.
- Допустим. Но раньше, Александр, ты не превращался в зверей.
- Нет, Малик, не превращался. Но мир меняется и с ним меняемся мы.
- В какую же сторону он меняется? – старец махнул рукой вглубь сада, предлагая прогуляться. Александр прикрыл глаза и кивнул.
- Не знаю, но хочу выяснить. Сегодня ко мне пришёл один… человек… точнее, герой книги. Он пришёл от того, кто нас угадал. Да, я знаю, это невозможно. Но это произошло. Они ищут человека, что создаёт миры иллюзий. Писателя. Он пропал, разделившись на два тотемных животных. Я хочу его найти и узнать, кто за этим стоит.

Малик остановился, закрыл глаза и приложил указательный палец правой руки ко лбу. Шаман терпеливо ждал, разглядывая странные кривые деревья, что тянули к нему свои ветви. Боль и страдания от них чувствовались даже на расстоянии.
- Да, это действительно произошло! – удивлённо проговорил Малик и убрал палец ото лба. – Но мы к этому не причастны.
- И даже не знаем, как это возможно! – другим голосом продолжил старец и протянул руку шаману. – А чего сразу ко мне не пришёл?
- Потому, Люций, – отвечая на рукопожатие продолжил Александр, – что тогда бы ты спросил, почему я не обратился к Малику.
- Умно, не поспоришь… Про этого писателя у меня сегодня уже спрашивали ангельские. Не напрямую, конечно, но не суть. Суть в том, шаман, что я им не верю.
- Допустим, – легко согласился Александр, – но в чём может быть их выгода?
- В том же, в чём и моя. Заполучить себе живого, именно живого, писателя и изменить реальность в свою пользу. Мёртвых много и у меня, и у них. Но они бессильны. А вот живой способен на многое.
Дьявол щёлкнул искрой из пальца по возникшей на пути ветке и она обиженно шипя отдёрнулась к стволу. Шаман с удивлением посмотрел на дерево, но спросил о другом.

- А как ко мне мог прийти тот, кто нас угадал?
- Во первых, он и не приходил. Пришёл, как ты сказал Малику, выдуманный герой книги. Даже не его книги. Страж Хойя Курад первым прошёл по запечатанному Пути из мира иллюзий в мир людей. Но ему помогал Космос, а кто провёл этого Илию, я не знаю.
- Илью, – машинально поправил Александр. – Про Курада я знал сразу. А вот что происходит сейчас – не понимаю.
- Выясняй, шаман, выясняй. По факту, это могли сделать или тёмные, или светлые. Мы точно не в теме. Значит, всё-таки светлые. А тут и до войны рукой подать. Интересно, Дэн с Иришкой как на это отреагируют? На чью сторону встанут? – засмеялся Сатана.
- Ни на чью, – усмехнулся Александр, – я их на войну не отпущу. В угол поставлю.
- Спасибо! – неожиданно серьёзно ответил Дьявол. – Будут новости или понадобится помощь – зови. Ну и да, чуть не забыл: это не деревья, это предатели. И с каждым годом этот сад становится всё больше.
Сатана протянул руку шаману, тот её пожал и тотчас же оказался в своей квартире, в Междумирье.

«Ладно, с тёмными я всё понял. А к кому из светлых обратиться? Кто светлее: дочь ангела и дьявола Света? Ангел Ира? Или ведьма Руфь? Или всё-таки дождаться Диму, он давно вхож в самые высокие терема. Наверное, котиков любят даже в небесной канцелярии», – задумался Страж и не заметил, как перед ним появился ещё один старец, на этот раз в белых одеждах.
- Здравствуй, Александр! Какой у тебя интересный круг общения, все светлые – женщины. Все тёмные – мужчины! Не задумывался, почему так?
- Потому что нет чистого света и чистой тьмы, Великий Космос. Тебе ли не знать. Каждый из нас старается нести справедливость, но каждый понимает и делает её по-своему. Женщины от природы более мягкие, вот их мягкую справедливость и считают светом. А мужскую – тьмой, потому что она жёстче и решительнее.
- А жёстких женщин кем считают, шаман?
- Стервами. Мягких мужчин – тряпками. Вот только эти оценочные суждения никак не меняют сути справедливости.
- А кто тогда ты, шаман Александр? Светлый? Тёмный? Стервец или тряпка? – беззаботно расхохотался старец. – Или ты единственный абсолютно справедливый? Рыцарь без страха и упрёка?
- Всего понемногу, ведь я Страж. Моя справедливость не мужская и не женская, она даже не совсем человеческая. Моя справедливость может выглядеть как угодно, я не гонюсь за формой и не ищу одобрения. Я делаю то, что велит мой долг Стража и путь шамана, пусть даже это идёт вразрез с твоими планами, Великий Космос.
- Ну что же, спасибо за честность, Саша, – старец протянул сухонькую руку и с силой сжал ладонь Александра. – Помнишь оранжевого, похожего на веник Стража, что дал тебе руны смерти? Идём к нему, попросишь свести тебя с Викентием Викеньтевичем. Когда-то он был писателем, а сейчас ангел в департаменте Любви. И, прошу заметить, книжный герой. Он сможет тебе помочь.
- Вересаев? – удивился Александр.
- Он самый. Да и поболтай с коллегой, он многое успел повидать.

Старец взял Александра под руку и шагнул с ним вперёд. Тут же исчезли размытые очертания квартиры и собеседники оказались в глубине Междумирья. Здесь не было ни времени, ни пространства, как такового. Был только зелёный контур Разрыва полотна миров и многоголовый оранжевый Страж, что утёсом возвышался над мужчинами.
- Голубчик! – обратился к нему Космос, – будь добр, помоги коллеге в его поисках!
- Да, хозяин! – пробасил оранжевый и поклонился. – Всё будет сделано!
Старец тут же растаял в воздухе, а оранжевый с интересом посмотрел на шамана.
- И чем тебе помочь, Страж? Опять хочешь убить какого-нибудь колдуна?
- Нет, Страж! Позови мне, пожалуйста, ангела Викентия Викентьевича.
- По собрату заскучал? – хохотнул оранжевый.
- Да какой он мне собрат?
- Прямой. Вы оба Тимофеевичи!
Утёс наклонился к шаману и посмотрел одновременно несколькими десятками глаз. Потом протянул руку и пробасил:
- Пойдём!

Шаман взял его за руку и тут же перенесся к вратам Рая. Седой апостол с неприязнью посмотрел на Стражей и молча отворил маленькую незаметную дверь. Стражи поспешно поблагодарили привратника и прошли внутрь. Райская аллея почти ничем не отличалась от адской, разве что деревья в ней не шевелились.

- Викентьич! Викентьич! – позвал многоголовый и грузно сел на кованую лавку, что заскрипела под его весом, как обычная табуретка. Шаман сел с другого края. Через несколько минут между ними плюхнулся мужчина в брючном костюме и недовольно зашипел:
- Страж! Зачем ты сюда пришёл, для меня это очень опасно!
- Затем, ангел, что мы по делу. Излагай, Страж Александр!
Шаман выдержал паузу, но ангел больше не возмущался. И очень внимательно слушал его рассказ, задавая по ходу повествования уточняющие вопросы. Потом развёл руками и недовольно воскликнул:
- Да я-то тут при чём? Я из Департамента Любви! Я поиском сущностей не занимаюсь и чужие интриги не отслеживаю! Стражи, вы сейчас ошиблись ангелом!
- Нет, не ошиблись! – веско оборвал его многоголовый. – Ты вредный, но честный. Найди того, кто занимается этим происшествием и приведи сюда. А иначе я не смогу больше закрывать глаза на то, как ты соединяешь влюблённых из разных миров. – Страж повернул к ангелу одну из голов и подмигнул. – Глаз у меня много, закрывать их с каждым разом всё сложнее!

Викентий понял, что его загнали в угол и, обложив совсем не по-ангельски матом многоголового, быстрым шагом ушёл по аллее. Вернулся он через четверть часа в сопровождении другого ангела, с книжкой в руках. На обложке были изображены девушка и два мужчины, в одном из которых без труда угадывался сам Александр.

- Саша, имею спросить, почему ты, а не товарищ Ребров, шоб этому шулеру блохи хвост отгрызли!
- Дима сейчас помогает найти писателя в других мирах.
- Ой-вей! Я скорее поверю шо этот шлимазел терпит, как ему немножечко мешают!
- А мне вы поможете? Раз так хорошо знакомы с Димой?
- Посмотрите на этого адиёта! – картинно вскинул руки вверх ангел и грубо толкнул в бок Викентия. – Зачем он делает мне беременный мозг? А шо я сейчас по-вашему делаю?! Короче так: из уважения к тёте Любе и к товарищу Реброву лично, я немного расскажу за то, за шо и знать кому не след совсем не можно! Вашего ZV ми не брали и сами растерялись, как фраера на привозе в прибыльный день! Мы имеем подозрение за этих бендюжников из преисподней, им то выгодно, но шоб я так жил, как они доказывают свою невиновность! Фрол Карпович делает им такое настроение, шо мама не горюй!

- Да, Дьявол мне сказал то же самое, почти слово в слово! – грустно пожал плечами Александр. – И что он не виноват и что сам подозревает ангельскую рать.
- Каков прохиндей! – всплеснул руками ангел. – Викентий таки Викентьевич! Я ответил на все вопросы твоих друзей с того берега Стикса? Тогда пойду, у меня есть чем сегодня сделать себе головную боль и без этих пограничных шаромыжников!

Ангел не прощаясь встал и потопал по аллее прочь, а Стражи поблагодарили Викентия и пошли в сторону райских ворот. Обратный путь оказался в несколько раз короче, а калитку апостол демонстративно раскрыл заранее.
- Спасибо за помощь! Немного не ожидал, что Высшие иерархи Ада и Рая будут так похожи в словах и подозрениях! – тихо проговорил Александр, а коллега лишь величественно кивнул и одна из голов тихо ответила:
- А они и в делах схожи!
Шаман тяжело вздохнул.
«Но тогда кто разделил на части ZV? И зачем?! Какая неведомая третья сторона?»

***
Писатель стоял у книжного шкафа с распахнутыми стёклами и изучал корешки книг.
- Василий Головачёв, Стругацкие, Александр Беляев, Стивен Кинг... Нет, туда точно не стоит ходить. – Вынув один из томиков Стругацких, он протянул его Илье. – Это попробуй.
Парень взял книгу, полистал и протянул обратно.
- Не звенит. Совсем. Так-то книга отличная, я «Град обреченных» и сам уважаю, но... Она немая.
Тимофей поставил томик на место и провёл пальцем по корешкам книг, составленных на нижней полке. Присел на корточки и открыл непрозрачные дверцы нижнего отделения книжного шкафа.
- Что у нас тут? Снова Кинг. Во дядька плодовитый! А это... – он вытянул стопку сшитых листов А4 и сощурился, читая мелкий шрифт. – «Про Иванова, Швеца и прикладную бесологию».
- А мне это знакомо! Я на АТ читал. Дай глянуть!
Тимофей вытянул руку, а кот Дима, утративший в реальном мире людскую речь, внезапно зашипел, фыркнул и вскочил с дивана на плечи библиотекаря. Исчезли оба, оставив несколько потрёпанную подшивку лежать в кресле. Тима поднял брови и покачал головой.
- Ну... пусть поищут там.

Он прибрал распечатку в шкаф, закрыл дверцы и устроился в кресле, намереваясь просмотреть ахинею, присылаемую на ватсап. И стоило ему погрузиться в это занятие, как птеродактиль спрыгнул с потолка и, царапая когтями пол, проворно перебежал к столу. Тима посмотрел на ящера и спросил, отдавая себе отчёт в том, что занимается ерундой:
- Что, выспался? Соскучился?

Ящер уцепился пальцами крыльев за край стола и с кряхтеньем взгромоздился на столешницу. Отодвинул настольную лампу, склонился над раскрытым ноутбуком и клюнул клавиатуру. На мониторе на миг показалась бритая шмонька, потом – окно с требованием ввести пароль. Рептилия скосилась на человека и проворно, словно дятел, клюнула шесть клавиш слева направо. Снова посмотрела на Тиму и клюнула enter. Монитор моргнул и появилась вкладка FireFox с ЯПом. Птеродактиль посмотрел на неё и повернул голову к человеку.
- Чего тебе?
Ящер негромко зашипел и клюнул мышку. Писатель положил ладонь на манипулятор и подвигал курсор.
- Дальше-то что?
Рептилия показала концом морды на нужную ей вкладку и коротко каркнула. Тимофей навёл курсор и открыл указанное. На мониторе появилось стоящее на паузе видео с молодой женщиной. Ящер удовлетворённо квакнул, спрыгнул со стола писателю на колени, развернулся к монитору и, устроившись поудобнее, пихнул мордой его правую руку. Тима включил воспроизведение и мысленно покраснел: баба на видео, что-то треща не по-русски, принялась раздеваться.

- Тьфу ты, блядь. Господи, птичка, вот что тебе за интерес на эту шкуру смотреть, а? Может тебе «Легенду о динозавре» найти японскую? Или про Годзилу там?..
Ящер, не отрывая взгляда от монитора, тяжело вздохнул и на выдохе что-то негромко прошипел. Тима потянулся к мышке, но рептилия коротко цапнула его за руку зубами и тут же отпустила.
- Ладно, смотри, раз так нравится.
Писатель отвернулся и снова погрузился в изучение ватсаповской ахинеи.

***
А Илья снова оказался в подъезде какого-то дома и смотрел на совершенно обычную дверь. Рядом с ним стоял кот уже в человеческом виде и пытался зубами почесать себе ключицу.
- Вам, наверное, рукой удобнее будет, Дима.
Тот кивнул и почесался по-человечески.
- Постоянно меняю обличье. А в той реальности почему-то не мог принять человеческое, даже и говорить не мог! Ненавижу, когда это происходит.
Организатор понимающе кивнул. За свои странствия он и не такого навидался. Не дожидаясь, пока его провожатый нажмёт на кнопку дверного звонка, спросил для прояснения обстановки:
- А тут кто живёт?
Изменившийся кот заговорщицки подмигнул.
- Типа сыщики.
- Типа? – Илья правильно уловил акцент фразы.
- Сам увидишь. По нечисти работают. Один из них призрак с вполне материальными кулаками, так что…

Договорить он не успел, потому что прямо сквозь закрытую дверь вышел совершенно нормальный с виду мужчина в возрасте под тридцатник и спросил с лёгкой подначкой:
- Граждане, вы по какому вопросу?
- Антоха! – заорал комиссар и сграбастал мужчину в охапку, лупцуя его по спине ладонью. – Здорово, бродяга!
- Димка! – не менее восторженно прокричал тот и тоже принялся тискать Диму в объятиях. – Привет, морда шерстяная!
Илья смотрел на двух персонажей двух разных авторов, почёсывая бровь. И размышлял над тем, что скоро перестанет удивляться вообще. Просто разучится.

- А это кто с тобой, комиссар?
- Это? – Дима подтянул библиотекаря за рукав и представил: – Интереснейшая личность! Илья, организатор потоков. Так, Антон, ты нас на пороге долго мариновать собираешься? Мы по делу, вообще-то.
Призрак пару раз проткнул насквозь кнопку звонка, затем сказал:
- Щас!
И вошёл в закрытую квартиру. Вскоре дверь открылась, и из неё показался новый участник всего этого абсурда, коротко стриженный парень с хитро-ментовской физиономией.
- Сергей Иванов, – представился он, приглашающе взмахнув рукой. – Заходите.

Устроившись на кухне, гости принялись оглядывать нехитрую обстановку, а хозяин включил чайник и принялся хлопотать, готовя чаепитие. Здешняя кошка, торжественно представленная Муркой, взобралась на подоконник и недобро щурилась на Диму, игнорируя при этом Илью чуть больше, чем полностью. И уходить мурлыка не собиралась, надеясь, что и ей чего перепадёт с этого внепланового застолья.

Когда все четыре носа окунулись в пар кружек, Швец снова спросил гостей, уже всерьёз:
- Что случилось?
Комиссар посмотрел на Илью и понял, что лучше говорить самому.
- Дело такое, Странник. Илья ищет богомола.
- Ну... Такое тут не водится! Это южнее искать надо, – подал голос Иванов.
- Речь идёт не о насекомом. – Дима отставил пустую кружку и неодобрительно посмотрел на Антона с Сергеем, едва ли не синхронно потянувшихся к сигаретам. – Братцы, может во двор выйдем? Тут же через минуту будет хоть топор вешай. Мне, собственно, похер, но Илья некурящий… Ну и вот этому милому животному вряд ли будет приятно от курева.

Мурка, точно её мнение кто-то спрашивал, важно перетекла из лежачего положения в сидячее и одобрительно уставилась на защитника чистого воздуха.
- Да, лучше во двор, – согласился Серёга, – на балконе не поместимся.
- Понимаете, речь идёт о сущности, – шагая через ступеньку продолжал рассказ комиссар, – точнее даже – о части сущности, поскольку существо раздвоилось. Одна часть найдена, я её видел, а вторая, с большой степенью вероятности, выглядит именно как богомол.

Во дворе сыщики вытянули сигаретки и нетерпеливо закурили; лишь после пары затяжек Швец спросил:
- А почему именно богомол?
Дима пожал плечами и развёл руками, а Илья, немного смущаясь, пояснил:
- Добрый друг пропавшего человека сказал, что у него было два тотема – птеродактиль и богомол.
Сергей не донёс сигарету до губ и замер с раскрытым ртом, а Антон негромко матюкнулся и вопросительно посмотрел на Диму.
- Комиссар, надо понимать, ты видел птеродактиля?
- Видел, – кивнул тот, – ближе, чем тебя вот сейчас вижу. Этот ящер мне едва нос не откусил.

Внезапно Дима замер, прищурился и несколько раз повёл головой влево-вправо, словно принюхиваясь. Швец тоже застыл, будто изваяние. Илья с Сергеем переглянулись и библиотекарь негромко спросил в повисшей тишине:
- Дима, что-то не так?
- Бегите в подъезд, – твёрдо проговорил комиссар. – Быстрее!
Сильной рукой Иванов схватил организатора потоков за шиворот и невежливо уволок его со двора, подкрепив действие словом:
- Без нас разберутся. Им проще…

Послышался утробный рык какого-то хищника и на Диму налетел здоровенный пёс или волк. Причём нападал он именно на комиссара, полностью игнорируя Антона. Швец, так и не успевший ничего понять, поспешил на помощь сбитому с ног Страннику, сцепившемуся в единоборстве с бешеной тварью.
Он даже успел зарядить животному пару пинков по рёбрам, но совсем не это отвлекло хищника от жертвы – невесть откуда взявшийся крупный доберман насел ему на холку и принялся трепать за шею. Ошарашенный таким поворотом, Антон чуть отскочил от места схватки, а Странник, освобождённый от зубов первого животного, откатился в сторону и проворно встал на четвереньки, тараща глаза на дерущихся четвероногих.

- Да что ж это за...
Швец не закончил фразу, его перебил Дима:
- Цербер. А добермана вижу впервые!
- Цер... Алёна! – громко прокричал Антон. – Шиловская, мать твою, угомони своё отродье! Я сейчас Печать применю!

Послышались торопливые шаги и к дерущимся собакам подбежала красивая молодая женщина. Она присела и ухватила руками за шиворот обоих драчунов, приговаривая:
- Церя, Церя, дурень, какого ты чёрта опять на котов кидаешься?! И ты уймись, уймись, говорю, ну будь умницей, чего ты?.. Ай! Церя, успокойся! И ты не кусайся! Всё, всё, поняла, поняла! Всё, моя хорошая, мы уходим, уходим!
Здоровенный пёс, напавший на Диму, агрессии более не проявлял, но продолжал вздрагивать от возбуждения. Было видно, что он совсем не прочь продолжить драку. Доберман, при более детальном рассмотрении оказавшийся доберманшей, стояла чуть в стороне и сердито, не моргая, смотрела на женщину. А та, поднявшись на ноги, ухватила кобеля за ошейник и поспешила в сторону своего внедорожника. Загнав пса в салон, она обернулась и крикнула:
- Прости, комиссар! У Цербера к вашим свои счёты, я тут ни при чём!

Усевшись за руль, Алёна с пробуксовкой сорвала джип с места и исчезла, словно и не было тут ни её пса, ни её авто, ни её самой. А четверо мужчин смотрели с разных сторон на доберманшу, уже успевшую отдышаться и чуть успокоиться. Первым заговорил Дима, причём обращался он именно к собаке:
- Ну что? Ты на меня кидаться не будешь? У тебя счетов к комиссарам нет?
Поняв, что разборки закончились, Сергей с Ильёй вышли из подъезда, подошли к Страннику и помогли отряхнуться от пыли.
- Сильно тебя Цербер покоцал?
- Да прям!.. Тут вопрос спорный ещё – кто кого покоцал! Так, пара укусов прошла, остальное отжал.
- Так ты знаком с этой... Алёной?
- Ага. И с Цербером её тоже уже встречаться приходилось... Тоха, а ты эту бесятину откуда знаешь?
Швец выудил из пачки очередную сигарету и закурил. Посмотрел в окна, вынуждая зевак убрать морды от стёкол, потом подошёл к доберману и присел на корточки.
- Встречались уже... Не на этом свете. А вот эту подругу я что-то не знаю. Откуда будешь? – собака посмотрела на него и зарычала, прижав уши. – Ладно, ладно, отойду.

Призрак встал на ноги и перебрался поближе к Иванову. Илья, стоявший теперь в одиночестве, переводил взгляд с собаки на троицу товарищей и мучился незаданным вопросом. Потом набрался смелости и громко спросил:
- А никто не знает, случайно, что означает «Зюзя»?
Доберманша посмотрела на него, как на дурака, а комиссар и сыщики переглянулись.
- А ты это откуда взял?
- Там, на чердаке... Я когда распечатку разглядывал, там кроме Иванова и Швеца какая-то Зюзя ещё была. Просто одно слово, отдельной строчкой.
- Зюзя?
Собака слегка наклонила голову, после посмотрела на комиссара и облизнулась.
- Что-то мне подсказывает, – проговорил Сергей, почёсывая в затылке, – что вот как раз она и есть эта самая Зюзя.

Швец ещё раз оглядел окна и ещё несколько носов спешно отлипли от стёкол.
- Пойдёмте-ка в квартиру, а то сейчас полицию ещё вызовут. А документы, как я понимаю, только у Серёги в порядке! Мне-то без разницы, а вот Дима с Ильёй могут и влипнуть. Зюзя, ты с нами?
Доберманша с сомнением посмотрела на призрака, потом, как-то вопросительно, на остальных. И с неохотой побрела к подъезду. У двери в квартиру Сергей оглядел компанию, особо задержал взгляд на собаке.
- Давайте сразу в комнату. На кухне будет тесно, да и Мурка вот таких гостей точно не ждёт. Зюзя, кошку не трогай, ладно? Она будет недовольна, но уж постарайся как-то... Ладно?
Та посмотрела на него, отвернулась к Диме, обнюхала его и чихнула, словно бы выражая таким образом своё отношение к кошкам. Иванов кивнул, вставил ключ в скважину и замер. Снова посмотрел на всех гостей по очереди и предупредил:
- У меня ещё и домовой есть. Домовая. Маша зовут. Если появится – не удивляйтесь. Она кицунэ, наполовину...

***
Ящер беспокойно заёрзал и спрыгнул на пол. Тимофей облегчённо вздохнул, но тварь дошла до люка и шмыгнула на кухню, откуда тут же донёсся её призывный вопль.
- Господи, опять жрать кормить? Вот ненажера!
Тима поднялся из кресла и пошёл к лесенке, мысленно хваля себя за то, что разморозил всю камбалу и теперь не придётся снова пихать её в микроволновку. Спустившись вниз, он вытащил рыбу, разрезал каждую вдоль и стал кормить птеродактиля, негромко сетуя на судьбу.
- Вот кто бы сказал, чем мне придётся заниматься – ржал бы до икоты. А вот ведь... Бля, ну вот почему эта сраная камбала так воняет?!

Ящер аккуратно брал с рук полутушки, секунду держал в зубах, затем вскидывал морду кверху, хлопая себя по спине затылочным стабилизатором и максимально выпрямляя шею. Тимофей видел, как куски рыбы проваливаются по глотке в утробу рептилии и отметил, что этот процесс (не смотря на плавники и кости) явно приносит ящеру удовольствие. Заглотив две с половиной рыбины, птеродактиль с интересом посмотрел на оставшееся, но больше просить не стал. Он немного помял пальцами лап спинку стула, глянул в окно, потом сыто срыгнул воздух и закрыл глаза, явно собираясь подремать.
- Послушай, птичка, – голосом из мультика проговорил Тимофей, – я, конечно, понимаю, что ты вкуснятины похавал и всё такое. А не уебёшься ли ты с этого насеста? Может тебе лучше повисеть вниз башкой, а?
Птеродактиль посмотрел на него одним глазом, немного пошипел, переступил с ноги на ногу и впился когтями в спинку стула так, что та затрещала.
- Понятно, не уебёшься. Ну сиди, чего уж.
Он прибрал в холодильник оставшуюся камбалу и пошёл на чердак, внутренне поражаясь тому, что вот ZV хоть и немолод, а снуёт по этой лесенке туда-сюда и даже не кряхтит, а вот ему, даже и до сорока не дожившему, эта процедура даётся непросто.

Ноутбук на столе стоял в спящем режиме и Тимофей решил скоротать время, изучая файлы: вдруг попадётся что-нибудь, что как-то поможет в сложившейся ситуации. Илья с котом задерживались, животные накормлены, сам перекусил. Устроившись в кресле, Тима шевельнул мышку и, дождавшись появления рамки, набрал подсказанный ящером пароль. Свернул FireFox и открыл домашнюю папку. Фото, видео, загрузки... Документы? В этой папке нашлись не только текстовые файлы, но и папки, ZIP-архивы, PDF и даже несколько документов с совершенно непонятными материалами на самых разных языках.
- М-да. Богато у тебя историй припасено, дядька... Как там в твоих книгах?.. Небо пресветлое, Космос великий! Где вот ты сейчас, а? Как нам отыскать тебя? Тело вернулось, оно жрёт и гадит, да порнуху смотрит, как человек. А где твой разум, дядька? Где богомол?

Писатель снова просмотрел названия текстовых файлов, в надежде найти незнакомое. Увы! Все эти истории он читал в книгах, а чего нет на бумаге – читано на ЯПе, да в том же ВК. Тима скосился на стоящие на комоде стопки книг и нахмурился. Под ними был ещё один ноутбук, светящий синим и помигивающий красным светодиодом. Поднявшись с кресла, он аккуратно переставил томики на упакованные пачки на полу и раскрыл ноут. На рабочем столе появилось фото явно девичьей зоны бикини с очень сильно приспущенными плавочками. И тут же возникла рамка с требованием ввести пароль.

***
Сыщики, комиссар и библиотекарь молча наблюдали, как Зюзя аккуратно вылавливает из тарелки приготовленные заботливой домовой котлеты и чинно поглощает их.
- Кто-нибудь ещё есть хочет? – спросил Иванов с усмешкой. – Боюсь, мне придётся в магазин шуровать.
- Отставить, – буркнул Дима и отвернулся от трапезничающего добермана. – Короче, братцы, как любит говорить мой командир – каждая дверь не случайна. И нас с Ильёй под вашу дверь вынесло тоже не просто так. Или богомол где-то здесь, или вот она, – Дима мотнул головой в сторону Зюзи, – поможет нам найти другую дверь. Не бывает таких совпадений, братцы!

Иванов и Швец переглянулись и Антон неуверенно проговорил:
- Очень уж мелкая сущность. Не по глазам такое людям. Может быть именно затем тут Зюзя и появилась?
- И Алёна опять-таки. Вот откуда и зачем она тут со своим Цербером?! Они живут вообще в другом месте! И делать ей в наших краях абсолютно нечего.
В дверь комнаты вдруг просунулась ушастая головка миниатюрной Маши и домовая пальцем поманила Иванова.
- Серёжа, иди на кухню, сказать что-то надо. – Кицунэ глянула на гостей, на добермана и пояснила из вежливости: – Вы извините, нам с глазу на глаз.

Сыщик развёл руками и вышел из комнаты. На кухне Маша гладила Мурку, важно доедающую кусочек сыра. За холодильником кто-то шебуршал, стараясь спрятаться.
- Маша, у тебя тоже гости?
- Да, это Кузьма, домовой бесовкин. Он говорит, что Алёна специально его сюда привезла.
- Зачем?
- Серёжа, – Маша растерянно теребила ворот халатика, – Кузьма говорит, что в Nске назначен слёт домовых и мне непременно надо там быть. Я и сама не знаю, что происходит, и Кузьма объяснить не может! Но там что-то вроде сессии ООН, судя по всему. Домовые всех краёв созываются. И я подозреваю, что это как-то связано с поиском вашего богомола, – добавила она шёпотом.
Иванов опустился на стул и машинально вытащил сигарету из пачки. Посмотрел на кицунэ, прикуривать не стал.
- Почему ты так думаешь?
- А потому, – раздался из-за холодильника скрипучий голос Кузьмы, – что Nск в центре всех краёв, вот почему! И ты, хозяин, Машку не неволь, надо нам уже в путь отправляться. Вернётся – расскажет, коли сочтёт нужным, а сейчас ты нам дорогу не закудыкивай!
Сергей развёл руками:
- Ну надо так надо! Маш, поезжай конечно, если хочешь.

***
В старом ноутбуке творился полнейший кавардак. Часть файлов дублировали те, что были на новом, но часть была совершенно незнакомыми и Тимофей со вздохом принялся просматривать их. К счастью, это были старые, известные рассказы, просто под другими, «техническими» заголовками. Например, рассказ про сбитого в Афганистане вертолётчика почему-то назывался «Как ЧеширКо». Незнакомым был лишь один документ – «Дни памяти». Это было недописанное продолжение одной из прежних историй. И текст его был открыт, но свёрнут. Тима развернул его и быстро пробежал глазами – захватывало! И было досадно от того, что история про инопланетянку и байкеров не закончена.

Закрыв ноутбук, он встал и потянулся. В животе заурчало и Тимофей решил спуститься на кухню, приготовить себе чаю. Печенюшек и халвы он купил, а вот про чай почему-то не подумал. Впрочем, как помнилось, ZV был изрядным любителем этого напитка и запас просто был обязан быть в наличии.

Спустившись, Тима включил чайник и недовольно посмотрел на птеродактиля, сидящего на спинке стула, словно чучело – пованивало от рептилии неприятно. Пока грелась вода, писатель нашёл жестяную банку с чёрным чаем, понюхал и аж вздрогнул от предвкушения. Потом подумал немного, вышел из дому и в небольшом садике нарвал молодых смородиновых листочков.

Напиток получился восхитительный! Тимофей не стал добавлять в него сахар, он откалывал кусочки халвы, ел их и запивал ароматным и горячим чаем, как его научил старый друг. В какой-то момент Тима поднял глаза на ящера и заметил, что тот смотрит на него с невыносимой грустью.
- Я бы тебе налил, да как ты пить-то будешь? Ни рук, ни рта... Как вот твоим капканом чай пить? – Тимофей взял кусочек халвы и протянул рептилии. – Будешь? Хоть это скушай...
Птеродактиль аккуратно взял лакомство с ладони и спрятал во рту. И выглядело это почему-то совершенно не смешно. Плакать хотелось от этого зрелища.

***
- Так! Похоже, что перевоплощение того писателя не было предусмотрено. По крайней мере, сейчас. И теперь что-то пошло не так. Тут вон и домовые уже переполошились, и вообще что-то нездоровая атмосфера какая-то.
- Да это понятно, Дима, – сказал Антон, – непонятно пока вот что: что можем сделать мы и зачем тут оказалась Зюзя!
Иванов посмотрел на доберманшу и перевёл взгляд на Илью.
- Идеи есть?
- Ну как... Зюзя же – собака. Возможно, она может искать... Надо ей богомола показать. И дать понюхать что-то, что принадлежало ZV.
Швец переглянулся с Зюзей и та поставила уши торчком. Илье в очередной раз показалось, что все, кроме него, каким-то образом общаются с ней, но спрашивать было как-то неловко. И вдруг собака посмотрела на него и в голове послышался сбивающийся голос:
- У тебя... есть... вещи?
- А богомола ты видела? – машинально спросил Илья. – Знаешь, как он выглядит?
Зюзя нахмурилась и показала библиотекарю картинку насекомого. Она просто возникла у него в голове: здоровенный зелёный богомол сидел на тонкой веточке, держал в передних лапах дёргающуюся муху и вдумчиво, внимательно ел её.

- Очуметь! – библиотекарь ошарашенно поглядел на остальных и спросил: – Вы что, все с ней разговариваете?
Сергей, Дима и Антон одновременно кивнули, а призрак добавил:
- Это она с нами разговаривает. А нам куда деться?
Иванов крепко потёр шею ладонью и решительно проговорил:
- Предлагаю разделиться. Так эффективнее. Швец идёт по своим... каналам и расспрашивает. Илья, Дима, вы с Зюзей решайте, где и как искать пропавшую сущность. Потому как...

Сергей не успел закончить фразу — в дверь позвонили. Иванов сделал гостям знак не шуметь и кивнул Швецу, чтоб тот проверил. Антон вышел из комнаты и тут же послышался звук открываемого замка.
- Карпович?..
В квартиру ввалился крупный дядька в мягких сапогах, дорогом кафтане из учебника истории и окладистой бороде. Одно слово – боярин. Он прошёл в комнату, оглядел собрание и, не спрашивая разрешения, с кряхтением уселся в кресло. Иванов смотрел на гостя, бывшего по совместительству его непосредственным начальством, и мучительно соображал – что же шефа сегодня привело?

- Сергей, водочкой не попотчуешь? Кликни свою Машу, что ли.
- Нет её, Фрол Карпович, – ответил Иванов, вставая с дивана, – у них там внеочередной съезд домовых какой-то. Сам справлюсь.
Опрокинув принесённую водку, боярин отмахнулся от закуски и с досадой проговорил:
- То мне ведомо. Скверное произошло, – Фрол Карпович мотнул головой и продолжил про другое: – Этот комиссар мне знаком, доводилось с его командиром дела делать, да и сам Дмитрий... А вот этот отрок чьих будет?
- Илья это, Фрол Карпович, организатор потоков. – Дима был совершенно серьёзен и род деятельности библиотекаря в этот раз выговорил без малейшей иронии. – Он меня вот к вам доставил, да ещё, похоже, Зюзя не без его помощи к нам прибилась.
- Эко мудрёное дело у Ильи вашего. Ин ладно, раз человек важный – пусть присутствует. Сергей, Антон, там, – боярин неопределённо мотнул головой и многозначительно посмотрел на подчинённых, – озабочены все чрезмерно. Нужны вы мне будете оба, чем бы ни занимались сейчас – оставьте до времени. А ты, Дмитрий, бери собаку, Илью и ступайте на поиски, мож и улыбнётся вам удача, сыщете пропавшего. Ступайте, нам тут меж своими разговор вести потребно!
- Фрол Карпович, а может мне с Ильёй? – спросил Иванов. – Дима, как я понимаю, имеет возможности... другого плана, а у меня...
- Не сикоти. Сказал, что нужен – так и не перечь. Дмитрий, ступайте. Александру поклон от меня, как свидитесь.

Комиссар хлопнул по коленям ладонями, поднялся с дивана и пошёл в прихожую. Третьего предложения идти вон Дима решил не дожидаться. У двери он обернулся и вопросительно посмотрел на Зюзю. Та стриганула ушами и негромко зарычала.
- Да-да, Зюзя, – послышался голос Ильи, – идём, конечно идём.
Выйдя в прихожую, библиотекарь жестом попросил не открывать дверь и взял собаку за ухо. Дима усмехнулся и взялся за второе, на что Зюзя хотела по-своему возразить, но не успела: Илья организовал поток, хлопнув себя по лбу.

***
С сомнением посмотрев на коврик, на котором только что стояла престранная троица, Фрол Карпович жестом приказал подчинённым внимать и помалкивать. Имелась у него такая привычка, командовать жестами во время раздумий.
Антон с Сергеем, хорошо изучившие начальство, послушно замерли изваяниями, дожидаясь, пока шеф заговорит первым.
Ждать пришлось почти полчаса.
- Ну, значит, дела наши не очень, – пробасил тот. – Про сущности слыхали?
- Ага, – в унисон ответили сыщики, а Иванов конкретизировал: – Ящер и богомол.
Банальное «и что» он произносить постеснялся, хотя и не понимал, с какого рожна грозный босс едва ли не пинками, на грани вежливости, выпроводил гостей.

Поглядев на товарища, мудро держащего язык за зубами, осторожно спросил:
- В чём подвох?
- В сущностях, – непонятно ответил Фрол Карпович. – Душу этот недоумок на них завязал, да ещё располовинил, как пирог.
На «недоумка» особо реагировать не стоило. Такие эпитеты, как «дурак», «шпынь», «баламошка» и прочие нелестные словечки, являлись частью начальственной натуры и приветом из его далёкого боярского прошлого. Ими награждались почти все, вне зависимости от поступков и рангов. Исключительно по настроению.
- Душу? – нахмурился Антон, потерев подбородок. – Как?
- Не ведаю. Только зрите сюда, – над столом повис кулак Фрола Карповича, из которого для пущей убедительности и привлечения внимания торчал указательный палец. – Чудное вокруг творится. Первое – домовые собираются. С чего бы? Они народец смирный, много видавший, поведения трезвого, почти все… Другое, – из кулака показался средний палец. – Притащились эти субчики, Дмитрий да организатор, прямо к вам. С какой радости? Мир велик, а они – к вам.
- За помощью, – Серёга начал соображать, куда клонит шеф, но предпочёл основное услышать от него, чтобы не выглядеть выскочкой. – Антона знакомые.
- Не спорю, – отогнулся безымянный палец. – Третье – некто исчез, распавшись на… как это словечко… мудрёное…
- Тотемы, – подсказал Тоха.
- Они самые. Крепко сомневаюсь, что по доброй воле. И в сём вся загвоздка. Не слыхивали у нас о таких чудесиях. А коль слыхивали, то помалкивают. По-другому и быть не может. Мне бы доложили... Четыре, – наступила очередь мизинца. – Собака разумная с бабьим именем. Не отсюда она. Пришла, ушла… Тварюшка, вроде, спокойная, да только другое заботит. Как?! Каким макаром посреди города образовалась, да ещё там, где вас подымить вынесло?
- Не опросили… – покаянно признал Иванов. – Из башки выпало.
- Нет у тебя башки. Горшок вместо неё пустой, – строго рявкнул боярин. – Что положили, то и носит. В общем, я отбуду, подниму, кого следует, а вы трудитесь!

Судя по кислой роже Швеца, он тоже сообразил, к чему всё идёт. Потому подытожил:
- Как я понимаю, наша с Серёгой задача, разобраться в первопричинах разделения? Пока у нас тут подобные случаи не начались?
Кулак превратился в пятерню, хлопнул по столешнице.
- К вечеру!
Посчитав инструктаж законченным, а план мероприятий если и не утверждённым, то намеченным, шеф исчез, оставив сыщиков решать профессиональную загадку «найди то, не знаю, что и приведи того, не знаю, кого».

Дело для них, в принципе, привычное, однако работать, имея в арсенале лишь сбивчивый, полный невнятностей и расплывчатых формулировок, рассказ – сложно. Нужна исходная точка. А у них ни тела, ни свидетелей, ни даже птеродактиля.

Для активизации рассудочной деятельности пришлось по новой ставить чайник.
- Идеи? – коротко поинтересовался Антон, помогая товарищу с чашками. Тот лишь пожал плечами. – Перефразирую. Первичные оперативные мероприятия.
В этот раз Серёге отвертеться не удалось, а потому он предложил самое очевидное:
- Нечисть плющить. Из той, что посолиднее. Если сами и не знают ничего, то могут подсказать, кого тормошить… А по-хорошему, надо бы твоего знакомого, Диму этого допросить. И вообще, по свидетелям прогуляться.
Швец печально вздохнул:
- А смысл? Люди тоже не бездельничают. Отвлекать? Если бы не шеф с его повадками секретить всё, что надо и не надо, пообщались бы как положено... Карпович, пень старый, взял, разогнал всех по беспределу, а вы, дорогие подчинённые, крутитесь как хотите. И времени до вечера… Это вообще нормально?!

Возразить было решительно нечего. Потому Сергей, мрачно отхлебнув горячего, решительно предложил:
- Давай так! Ты шерстишь подучётный элемент, а я тут останусь, в качестве аналитика.
- Согласен.

Такое разделение труда выглядело бы более чем странным, если не знать специфики работы сыщиков. Швец, будучи по своему физическому состоянию призраком с возможностью материализации, имел неоспоримое преимущество перед живым коллегой – он умел в мгновение ока перемещаться туда, где ему уже доводилось бывать. Иванов такой удобной опцией не обладал и, по факту, только бы сдерживал товарища в поисках ответов на поставленные руководством вопросы.
Зато он прилично умел добывать информацию из интернета, что тоже немаловажно.
Торопливо допив чай, они расстались. Антон воспитанно вышел в двери, а Сергей принялся за разбор свежих вводных, не забыв перемыть посуду.

На середине процесса он несолидно подскочил, согнул руку в локте с непатриотичным возгласом «Й-йес!» и схватился за смартфон, выискивая в нём номер Машки, отчалившей на загадочный конгресс домовых.
Отбил:
«Привет ещё раз. Ты слышала, о чём мы с гостями трындели?»
Ответ пришёл быстро:
«Конечно»
«Можешь среди своих поспрашивать?»

На этот раз пришло загадочное:
«Погоди, тут интересное»
Заинтригованный Иванов отложил звонилку в сторону и сурово закончил битву с грязной посудой. После улёгся на диван, потрепал за ухом устроившуюся на его животе кошечку и приготовился ждать известий.

Домовая вышла на связь примерно через сорок минут. Не написала – позвонила. Судя по фоновому шуму, девушка находилась в большом помещении с множеством гомонящего народу. Кто-то шумел, кто-то недовольно сопел, кто-то с жаром, проглатывая от волнения окончания, убеждал кого-то в чём-то.
- Серёженька! – голос у Машки оказался серьёзный. – Я узнала немного…
- О чём?
- О сущностях, будь они неладны... Ради этого мы и собрались. Один домовой, не из наших краёв, но приличный, поделился новостью. Его хозяин, колдун, каким-то образом узнал о богомоле и ящуре…
- Ящере. Птеродактиле, – автоматически поправил сыщик. – Ящур – это болезнь.
- Ага. Только не знал, что это ящер и насекомое, – зачастила домовая, сбиваясь с пятое на десятое.

Пришлось приводить её речевой аппарат в чувство. Вот всегда у домохранительницы так: разволнуется, и не поймёшь, о чём рассказать пытается.
- Маша! Помедленнее!
- Поняла. Так вот, это я знаю про птеродактиля и богомола, а он их «эманационными сущностями» называет и говорит, будто подслушал, что все сильные колдуны почувствовали разделение души на составляющие.
Не сдержавшись, Серёга заржал по лошадиному.
- Машуля! Ты о душе как о мясорубке отзываешься! Надо – разобрали, надо – скрутили, – и тут же парень осёкся. – Стоп! Почувствовали? Каким образом? Фамилии, имена известны?!
- Не-а… А как – не представляю. Только услышала, что не все, а лишь самые сильные! Те, кто изменения в привычном мире первыми ощущают.
- Ведуны? Прорицатели?
Динамик смартфона притих, оставив общий фон. Потом вновь заговорил Машкиным дискантом:
- Они. Но не это главное. Мне тут подсказывают, уж извини, кто – не скажу, но верить ему можно, что все тёмные сильно нервничают. Подлянки ждут от светлых. Те в долгу не остаются и тоже на иголках сидят.
- Причина?
- Домовой, о котором я упоминала, ради этого нас и собрал. Вещает, будто если сущность в понимающие руки попадёт – её можно в себя впитать и здорово усилиться. Но где эти самые сущности – никто не знает. Считают, что не в нашем мире. Иначе бы не отголоски доносились, а по полной шарахнуло. А нам, домашней нечисти, в этом участие принимать нельзя. Мы, типа, в нейтралитете должны оставаться, по заветам предков.

Сарказм, с которым девушка упомянула пращуров, недвусмысленно давал понять, где она видала все эти заветы и с какой высоты на них плевала.
Быстренько прогнав в голове полученную информацию, Иванов уточнил:
- Нас слышат?
- Нет, – успокоила Маша и слегка обиделась. – Я же не дура при всех о таком болтать.
- Умница. Спасибо тебе от всех нас. Оставайся на месте до конца. Слушай, запоминай, если что – немедленно связывайся со мной. С меня мороженое.
- И поход в кино, – кокетливо потребовала девушка, и тут же получила согласие.
На этом разговор прекратился.

Сыщик, вспомнив про прикорнувшую на нём кошку, поделился с ней выводами:
- Умный не тот, кто бегает, а тот, кто задаёт правильные вопросы правильным собеседникам… Только Тохе об этом не говори. Обидится.

***
Спустя двадцать минут Сергей, Антон и Фрол Карпович собрались на кухне Иванова, давно уже ставшей штаб-квартирой сыщиков. После того, как оперативная информация была донесена до сведения заинтересованных лиц, каждый отреагировал по-своему.
Швец с облегчением – ему не хотелось дольше необходимого носиться по необъятным просторам родины в высунутым от усердия языком, шеф – мрачно.
Проведя рукой по окладистым усам, он огласил:
- Печально. Меня про то же уведомили. Не надобно нам таких пряников. Ну-ка, схлестнутся те с этими, сапоги стопчешь усмирять… Так велю. Зовите этого организатора, обскажите ему всё. И на улицу! Следите за тем, что окрест творится. Не прошляпить бы горюшко…

***
Откуда бы ни возвращался Илья, с кем бы он ни возвращался, попадал он всегда точно на чердак ZV. Так вышло и в этот раз: Зюзя материализовалась в кресле, а комиссар с библиотекарем — как пажи у её трона, по бокам. Причём Дима стремительно превратился в кота и из разряда пажей перешёл в придворные любимцы.

Писатель, грустно пивший чай на кухне в компании ящера, услышал возню над головой и поспешил к лестнице. Едва поднявшись над уровнем пола, он посмотрел в сторону кресла и едва не свалился на кухню от смеха.
- Илюх, это у тебя становится доброй традицией! – Тимофей выбрался в кабинет полностью и принял на руки кота. – Ладно Дима – это я ещё могу понять. Но собака тут зачем?!
Зюзя спрыгнула с кресла на пол и огляделась, тревожно подняв уши столбиками. А Илья принялся объяснять:
- Тима, это не просто собака. Это разумная собака! Её зовут Зюзя, она из второй книги в той распечатке.
- Хорошо. – Тимофей машинально гладил комиссара в кошачьем обличье, не обращая внимания на его недовольство. – Илюх, да я понимаю всё, но… Бля, смешно просто: тут уже зоопарк скоро образуется!
- А где ящер, кстати?

Тима только успел открыть рот, но не издал и звука, потому что за спиной у него, ловко пролетев сквозь узкий люк, возник птеродактиль. Рептилия устроилась писателю на плечо и кот внезапно принялся вырываться, яростно урча.
- Дима, Дима, угомонись! Успокойся, не кидайся ты на пернатого! Запах мерзкий, знаю, но ящер же не виноват, что он вот такой.
Кот сердито посмотрел на Тимофея, но смирился и спрятал когти. Илья встал на одно колено возле доберманши и погладил её по шее, опасаясь трогать голову.
- Зюзя, вот та сущность, ты понюхай её. Ну или вот вещи тут ZV любые – выбери, что для поисков нужно.

Собака подняла морду и вопросительно посмотрела на птеродактиля. Писатель, проследив этот взгляд, подманил пальцами библиотекаря и отдал ему кота. Потом согнул перед грудью руку и ящер послушно перескочил с плеча на предплечье. Присев, Тима протянул рептилию к морде добермана и та осторожно, с опаской, обнюхала рукокрылую бестию. Птеродактиль тоже с любопытством скосил на неё глаз и даже утробно проворчал что-то. Судя по всему, меж животных произошёл какой-то обмен: ящер задрал морду кверху и гортанно вскрикнул, а собака чуть отскочила назад, припала на передние лапы и весело закрутила куцым обрубком хвоста. Потом она негромко гавкнула, а Дима, сидящий на плече Ильи, зашипел и фыркнул.
- Ну вот и поговорили! – снова рассмеялся Тимофей. – Обошлись без переводчика!

Библиотекарь подошёл к креслу и пересадил кота с плеча на сиденье, сам оглядел стол, диван и полез в шкаф. Достал стопку распечатки и принялся листать её.
- Надо нам, Тима, как-то в «Зюзю» попасть. Не зря же она к нам пришла...
​- Не торопись. – Тимофей усадил ящера на спинку кресла и отнял у Ильи распечатку. – Времени у нас полно, больше, чем представить можно.
- Как это?
- Помнишь, мне жена звонила?
- И что?
- И то: мы во временной петле. Но мы – внутри, поэтому у нас время линейно, а всё остальное кружит вокруг и не меняется.
Илья забрал назад самодельную книгу, положил на стол и спросил:
- Как это? С чего ты взял?
- А вот так. – Тимофей потёр изрядно отросшую щетину на лице и усмехнулся. — По моим личным ощущениям, я из дома выехал дня три назад. Судя по щетине – тоже где-то столько прошло. А теперь посмотри на дату в телефоне. Да-да, всё тот же день, когда я забрал тебя из библиотеки!
- Глюк?
- Нет. Оба ноута ZV показывают то же самое. А самое интересное – через часик позвонит Лена и наш диалог повторится слово в слово. Мы уже дважды поговорили, пока ты по книгам ходил. Но что я сказать-то хотел... – Тимофей поглядел на стопку листов с историями украинского писателя. – Я в ноуте нашёл один не публиковавшийся файл ZV. Это не рассказ и не небылица, это нечто вроде мемуаров. И думается мне, что стоит сгонять в Нефтеюганский район, потому что тебе туда не попасть, а я на «бэчере» своём могу и прошвырнуться.

Илья немного подумал, потом пожал плечами.
- А как одно другому мешает? Езжай в этот нефтяной район, а мы с Зюзей и Димой в книгу пойдём. Думаю, что к Швецу с Ивановым нам не попасть, попросили нас оттуда... Не так грубо, как из самой первой книги, но довольно настойчиво.
- А кто за ящером присмотрит?
Птеродактиль негромко зашипел и чуть развернул крылья, потом посмотрел в раскрытое окно.
- Думаю, он сам справится. Главное, чтобы днём не мотался по небесам, а ночами… Тут до водохранилища недалеко же?
- Километров семь-восемь по прямой. А залив ещё ближе, – ответил Тимофей.
- Ну так и пусть летает себе, рыбу промышляет.
Тима посмотрел на рептилию и та заговорщицки подмигнула.
- Так тому и быть! Разбегаемся. Я – на севера, вы – к Зюзе в гости, на хозяйстве – Вася и ящер!

***
В отличие от прежних перемещений, в этот раз всё пошло просто кувырком: место казалось какой-то заброшкой и Илья оглядывал его с тревогой. Зюзя, радостно взвизгнув, припустила бежать куда-то сквозь невысокие кусты, а Дима, сидя на руках библиотекаря, раздражённо дёргал хвостом и матерился вполне себе вслух и чисто по-русски. Без малейшего акцента.
- Да что за блядство такое?! Что творится в мире? Нормальному коту в человека нельзя обратиться! Пиздец блядь...
- Комиссар, мы не в твоей книге. И не у Швеца с Серёгой. Автор хоть и один, а миры – разные. И законы в каждом свои.
Дима хотел проехаться на счёт того, что библиотекарь и сам не шибко реальный человек, но сдержался.
- Опусти меня на землю, что ли. Прошвырнусь тут...

Илья отпустил кота и тот неспешно ушёл в заросли следом за убежавшей Зюзей. А сам продолжил осмотр места. Территория, примерно сорок на пятьдесят метров, была полностью огорожена забором. Помимо молодого кустарника всё поросло свежей травой. В центре участка стоял средних размеров металлический складской ангар из категории быстровозводимых, рядом с ним несколько стандартных строительных бытовок на колёсной базе. Окна и двери таких знакомых любому мужчине вагончиков были тщательно забраны решётками из арматуры, а из входных дверей торчали остриями наружу здоровенные гвозди. Серьезно всё это выглядело, добротно. Явно для себя кто-то старался, видимо, опасаясь нападения зверей. А что – просто, надёжно, эффективно. Немного дальше виднелся скворечник туалета. Серый, кривоватый, явно слепленный на скорую руку. И вокруг него тоже трава. Никто, видимо, не пользуется. Иначе народная тропа не заросла бы.

Что с другой стороны ангара – видно не было, да и не интересно сейчас это было. Илья дошёл до ближайшего вагончика и аккуратно, чтобы не пораниться о гвозди, взялся за ручку и потянул её на себя. Как и думал, оказалось не заперто. Изнутри пахнуло какой-то смесью прелости и заброшенности, словно попал в старый подвал. Зашёл внутрь. Самая обычная двухкомнатная прорабка, каких были тысячи на стройках по всей стране. С улицы попадаешь в коридорчик, где из мебели, как правило, гвозди в стенах вместо вешалок, в углу расположились лом, пара лопат и неизвестно чей шлёпанец, вправо помещение, влево помещение. Обычно в одной половине переодевались работяги, в другой размещали что-то вроде кухни-столовой. Кстати, лопата и тут была – всё-таки есть вечные ценности.

Здесь же левый дверной проём был пуст. Электричества, чтобы включить свет, конечно не было, но и того освещения, что проходило через грязное, весьма затенённое внешней решёткой окно, было достаточно. Бомжатник какой-то.
Содрогнувшись от неприятных ощущений, Илья повернулся к двери и спустился по ступенькам. Осмотрелся, прислушался к окружающему миру и только тогда двинул в обход ангара, разыскивая Диму и Зюзю. Сразу за поворотом оказалась колонка рычажного типа, а чуть в стороне — полуоткрытый морской контейнер, стоящий буквально в пяти метрах рядом с двумя такими же, но запертыми на задвижки. Кот сидел на пустом тарном ящике, а собака обнюхивала кучу мусора, буквально вывалившегося из чрева громадного стального хранилища.

- Что, куцая, без помойки и дня прожить не можешь? Котлет нажралась, а всё в параше порыться тянет?
Доберманша замерла и, по-видимому, что-то ответила шерстяному наглецу. Тот брезгливо фыркнул и продолжил:
- Зюзя, а как ты без других собак обходишься? Задницу-то понюхать некому!
- Дима, перестань, – попросил Илья, подойдя поближе. – Нам нужно выяснить, зачем мы оказались здесь, а не устраивать всё вот это вот.
- Ну так спроси! Какого хрена она не богомола ищет, а в помойке говна кусок повкуснее?
- Дима, перестань! Честное слово, если Зюзя тебя сейчас пополам порвёт, я ей даже «фу» не скажу. Пожалуй, даже наоборот, «фас» скомандую.
- Илья, мне не надо командовать. Тем более – такими глупыми звуками.
- Извини, – смутился парень, но тут же перешёл к делу. – Ты мне вот что скажи: зачем мы здесь? Что ты выяснила, обнюхав птеродактиля? Есть здесь какие-то следы сущности ZV?
- Нет. Ничего похожего по виду и запаху здесь нет. Насекомые есть, а того, что вы ищете – нет.
- Тогда зачем мы здесь?
- Не знаю! Я вернулась домой, а про вас – не знаю. – Зюзя оглянулась на кота и продолжила: – Он говорил про двери. Показать дверь, которая меня вывела к вам?
- Давай. Вдруг это как-то поможет.

Кот спрыгнул с ящика и, игнорируя собаку, подошёл к библиотекарю.
- Меня бесит, что Фрол – рожа боярская! – тупо выставил нас, не объяснил даже ничего. Типа пошли вон и нехер тут… Сволочь брюхатая.
- Ну а Зюзя-то тебе чем не угодила?
- Ничем! Собака она, тем и не угодила. – Дима удостоил доберманшу взгляда и спросил: – Ты зачем отсюда туда выбежала? Нет, спасибо, что Церьку потрепала, то да… Но зачем? Я не спрашиваю – как. Я спрашиваю – зачем?
- Здесь разумные не убивают разумных. Люди творят что попало, а разумные – нет.
- Ну ладно: кинулся пёс на человека. Тебе-то что за беда?
- Мне отсюда было видно, как разумный кинулся на разумного.
Кот задумчиво посмотрел на Илью и спросил:
- Я с Цербером в каком виде сцепился?
- В человеческом.
- А тебе отсюда?..
- Собака кинулась на кота. Здесь так не делают.

Илья замахал руками, словно пытаясь взлететь.
- Так-так-так! Похоже, здесь есть зона перехода, да? – он посмотрел на Зюзю и та кивнула. Совсем по-человечески. – И мы можем отсюда пройти к Швецу и Иванову?
- Не знаю. Я прошла.
- И много здесь таких зон перехода?
- Нор? Я про одну знаю.
Библиотекарь подошёл к ящику, где только что восседал Дима и устало опустился на хлипкую конструкцию. Та сделала «крак!» и парень оказался в позе навзничь. С минуту он глядел в небо и молчал. Потом из подсознания, минуя разум, прямо на язык спрыгнуло самое естественное в этой ситуации:
- Вот блядь!
Кот и собака смотрели на него и казалось, что эти шерстяные морды просто давятся со смеху. Илья поднялся и, сидя на земле, продолжил интересующую его тему, словно и не материл только что небеса:
- Зюзя, ты твёрдо уверена, что богомола или чего-то другого, полезного в поисках, тут нет?
- Да. Сущность в доме имеет совершенно невозможный для этого места запах.
- А чем от ящера пахло?
- Сырой рыбой и гуано, – подал голос кот. – А здесь не только моря, тут и ручейка-то рядом нет, небось.
- Дело не в еде и не в помёте. Летучий пахнет тем миром, где его дом. Здесь ничто так не пахнет. Чужой запах только у норы.
Библиотекарь кивнул и улыбнулся доберманше.
- Тогда отведи нас к норе. В то место, где ты перескочила на выручку комиссару. Шаман говорил: «Каждая дверь – не случайна!»

***
Нора оказалась именно норой, в которую крупная собака могла забежать, чуть пригнув голову. Комиссару в виде кота препятствий не было вообще, а вот длинный и нескладный Илья вполне мог где-нибудь и застрять. Дима оглядел библиотекаря и спросил Зюзю:
- Тут как? Долго идти?
- Нет. Только нос высунешь и уже во дворе Серёжиного дома.
- Это радует. Илья пролезет?
- Он перепачкается.
- А то он сейчас чистый! Пусть первым идёт, что ли. Илья!
Парень вздрогнул и жалобно посмотрел на четверолапых спутников.
- Мне туда лезть?..
- Нет! – заорал взбешенный комиссар. – По лбу себе ёбни и сиди на чердаке, господи, что ты за бестолочь?!

***
Тимофей подъезжал к Nску, прикидывая маршрут продвижения сквозь мегаполис. И внимательно отслеживал дорожную обстановку – поток машин всё сильнее сгущался и множество торопыг уже начинали свои идиотские игры на трассе. В какой-то момент ему пришлось очень напрячь внимание, поскольку впереди что-то творилось, а из салона праворульного авто разглядеть не получалось. И приходилось сдвигаться чуть правее, чтобы попытаться посмотреть на происходящее с другой точки зрения.

- Езжай обратно, – вдруг проговорил кто-то негромко.
Тимофей вздрогнул от неожиданности и повернул голову влево. В пассажирском кресле сидел совершенно незнакомый мужчина в военной форме.
- Э-э-э… А вы кто? И откуда?
- Неважно, – спокойно ответил пассажир, – просто разворачивайся и езжай обратно.
- Как это неважно?! У меня в машине, прямо на ходу, вдруг появляется человек – я могу хотя бы узнать, что вообще происходит?
- Можешь, можешь… Тормози.
Тима посмотрел вперёд и прижал педаль – собеседник предупредил весьма вовремя, ещё несколько секунд и произошло бы столкновение.
- Спасибо. Но всё-таки! Кто вы такой и почему мне надо возвращаться?
- Меня зовут Михаил, я пилот ВВС СССР. Капитан, если это важно. Впереди место для разворота, принимай левее.

Тимофей включил указатель поворота и, поглядывая в зеркала, принялся менять полосу движения. У разрыва разделителя уже собралось несколько авто и водители попутных машин охотно пропускали «Субару», спеша занять освобождающееся место в потоке. Встав в очередь на разворот, Тима снова обратился к военному:
- Так и почему назад?
- Потому что в одном месте происходит то, чего происходить не должно. И тебе нужно быть там, где ты можешь этому помешать.
- Бред… Бред же, ну бред! Ваши слова ничего не объясняют, Михаил! И я не понимаю...
- Неважно, – спокойно проговорил лётчик. – Просто поверь мне и не уточняй, я не стану объяснять. Трогай!
Тимофей включил передачу и немного резко стартовал, повернул влево, пропустил пару машин и рванул с места так, что взвизгнула резина.
- Чёрт знает что, это просто... чёрт знает что!
- Он тоже в недоумении.
- Кто?!
- Чёрт, – невозмутимо ответил капитан. – Они все там сейчас в растерянности. И пресвятые, и проклятые.

«Субару», подгоняемая водителем, рыскала по всем трём полосам, то ускоряясь, то притормаживая. Тима явно психовал, причём уже не столько от того, что у него в машине происходит чёрт-те что, а потому, что его пассажир, похоже, не собирался никак прояснять ситуацию.
- Михаил, горелым воняет. Вы чувствуете или у меня глюки?
- Это от автомата, – лётчик, не отводя взгляда от шоссе, приподнял с колен АКМ и продемонстрировал Тиме. – Я стрелял недавно.
Тот глянул на оружие и обратил внимание на то, что ноги лётчика от колен и ниже залиты кровью.
- Вы ранены? Вам перевязка нужна? Блядь, – он засуетился, вспоминая, где поблизости больница. – Вам же…
- Мне не больно, – Михаил впервые повернулся к водителю и Тимофей увидел, что в лице пилота, разрубив бровь, скулу и левый глаз, торчит здоровый, в пол-ладони, осколок. – Я уже умер. И там, – капитан поднял единственный уцелевший глаз вверх, – меня попросили развернуть тебя.
- Небо пресветлое…
- Неважно, – Михаил снова повернулся лицом к дороге. – Просто найди ZV. И спаси его.
Лётчик взял АКМ в правую руку, левой открыл дверь движущегося авто и вышел, аккуратно закрыв его снаружи. Тимофей мысленно выматерился и чуть добавил скорости – здесь уже можно держать девяносто.

***
А Михаил подошёл к небольшому раскладному столику, на котором стояла клетчатая доска с расставленными шашками. Передвинул одну, украшенную пентаграммой и усмехнулся.
- Повернул? – скрипучим голосом спросил козлобородый всевышний, подпирающий плечом чёрное пятно нераскрывшегося портала. Помогающий ему плешивый тоже смотрел вопросительно.
- Повернул, – ответил капитан и положил АКМ поверх доски.
- Лишнего не болтал? – сварливо, с кряхтением уточнил второй всевышний, поправляя сползающий на глаза нимб.
- Никак нет, – безразличным тоном доложил Михаил и вытащил из-под ремня синюю пилотку со звездой. – Гражданский следует в заданном направлении.

Второй нераскрытый портал, сияющий, расположенный напротив чёрного, подпирали иблис и сатана. Михаил сперва подошёл к изрядно вспотевшим пресвятым и жестом попросил их посторониться. Стоило им отойти, как пятно портала вздулось пузырём, но капитан приложил к нему кокарду и отпечаток пятиконечной звезды, в миг перекрывший прорыв, огромной красной пятернёй скомкал чёрную опухоль, пронзил её острыми вершинами лучей и сжал до размеров шарика для пинг-понга. Убедившись, что прорыв задавлен в зародыше, капитан развернулся к кряхтящим от натуги проклятым и попросил:
- В стороночку, граждане.

Демоны разошлись и сияющий круг, лишившийся сдерживающего фактора, тут же засиял ещё ярче. Но Михаил припечатал его звездой в самый центр и вторая красная пятерня, украшенная золотым серпом и молотом, скомкала портал, словно газетный лист. Послышался ангельский хорал и тут же оборвался со звонким щелчком. Плешивый всевышний близоруко оглядел сжавшую пальцы-лучи звезду и озадаченно почесал макушку.
- Работает!
- Советское – значит надёжное, – заверил его Михаил и панибратски похлопал по плечу.

***
- Короче, пусто, – Швец с неудовольствием потянулся, после зевнул. – Никто ничего... Только глаза поголовно пучат.
Сергей хмуро кивнул в поддержку друга.
-  Чего? – изумились остальные присутствующие. – Как это – поголовно пучат?
- А вот так! – вытаращил глаза призрак. – Ну а вы бы не офонарели, когда с вами умные разговоры о богомолах ведут? Среди ночи или под угрозой настучать по башке?

Дмитрий с Ильёй представили, как бы они отреагировали на подобные вопросы, да ещё, к примеру, в полночь от незнакомых людей или наряда полиции, и синхронно согласились, что богомол – весьма экстравагантная тема для беседы и оставляет некоторое поле для удивления.
- Н-да... Со стороны, конечно, странновато.
- Да пофиг, – отмахнулся Иванов. – Мы все тут странные. Антон – призрак, я – недоколдун, он – по книжкам, как по пивным шляется; а кто-то и котом на полставки подрабатывает.
- Кстати! – вскинулся Швец, непонятно откуда извлекая две полуторалитровые бутылки с пивом. – Лекарство от душевных смут. Тёмное, настоящее, с приличной пивоварни. Кто будет?

Почему-то никто возражать не стал. Бокалов не нашлось, воспользовались кружками. Предлагали и Зюзе, но она отказалась, намекнув, что покушать лучше. Пришлось соответствовать – делиться очередной котлетой.
- В общем, город и область мы по команде Фрола вывернули, – утирая пенные усы, расширил первоначальное «никто ничего» Антон. – Вывернули бы и без его указа, но при его поддержке было проще работать. Нечисть не при делах, включая колдунов и ведьм. А то бы обязательно стуканули.
- Или врут, – состроив знающее лицо, ввернул комиссар.
- Нет, – Сергей пресёк провокационное замечание. – Говорят правду.
- С чего бы такая уверенность?

Правильные, в принципе, сомнения гостя слегка разозлили Иванова. Потому он временно забыл о воспитанности и ответил просто, без куртуазностей:
- Дима! Я вот тебя не учу яйца вылизывать и шерстью блевать. И ты уж как-то постарайся не влезать в мою работу. Была бы инфа – мы бы узнали. А его нет нигде, богомола вашего. И в чистилище он не попадал.
- Именно, – Швец прикончил содержимое кружки и примерялся налить вторую. – Проверили. Официально не умирал.
- А можно подробнее? – вмешался осмелевший с пива Илья, которому надоело сидеть молча и захотелось принять участие в обсуждении. – Что не входит в формулировку официальной смерти?
- Стал призраком, застрял под воздействием колдовства, в коме валяется, – с готовностью начал перечислять Серёга, но осёкся. – К вашему товарищу всё это не подходит. Там, как я понял, другой случай.

Гости приуныли. Отсутствие новостей более чем прозрачно намекало на новые поиски тотемного насекомого.
- Александр сказал то же самое – его нет ни в Мире живых, ни в Мире мёртвых, – вспомнил библиотекарь.
- Ну а идеи у вас есть? Вы же сыщики, среди нас в поисках самые продвинутые, – погрустнел Дима. – Дайте совет, от чего плясать.
- От движения и общения с местными, – задумчиво ответил Сергей. – Смотрите: у нас вы побывали, получили результат. Пусть и отрицательный, но результат. Мы с Тохой ориентированы, введены в курс дела, держим на контроле. Если что-то всплывёт – проверим и дадим знать. А вам дальше надо. Ходить, разговаривать, находить зацепки… Обращу внимание на несколько интересных вопросов. Начнём с тезисов, для понимания, – хитроватый парень отогнул палец. – Первый: говорящий доберман, примчавшийся как по заказу. И второй: какие процессы происходят при разделении сущности? – Видя, что комиссар с Ильёй заинтересовались, продолжил: – Ваш друг превратился из человека в две малоразумные твари. Одна нашлась и совсем тупая, как следует из ваших слов, вторая может оказаться слишком умной, но без хорошего носителя. Почему всполошилось наше начальство? Думаю я потому, что хотят найти вашего богомола вперёд вас. И тёмных опередить.

Устав болтать, Иванов хлебнул пива. Его мысль закончил Антон:
- А теперь свяжите появление собаки и ваш визит. Ничего не замечаете? Подсказки или намёка?
- Нам пора, – засобирался Дмитрий, толкая в бок организатора. – Спасибо, было вкусно, Машке привет, кошке здорового сна и вкусностей. Мы побежали. – Повернулся к доберману: – Зюзя! Куда нам идти? Ты знаешь?
Ответом доберман никого не удостоила. Просто подошла к двери и воспитанно стала ждать, когда откроют.

Во дворе собака опустила нос к земле и дошла до определённой точки, ориентируясь по нюху.
- Сергей зря волнуется. Здесь тоже нет запаха того места, где летучий.
Илья присмотрелся к пятачку потоптанной травы и спросил:
- Это же здесь мы выползли?
- Это ты выполз, друг, – усмехнулся Дима. – Мы с Зюзей на лапах выбежали! Ладно, куцая, чеши к себе, спасибо за помощь.
- Жаль, что нам не по пути. Вы интересные.
Собака хорошенько порыла передними лапами в траве, сунула нос в ямку и исчезла. Комиссар фыркнул и взял Илью под локоть.
- Давай, лупи себя в лоб. Тут нам больше ловить нечего.
- Так может надо сказать сыщикам, что нам Зюзя сказала? Ну, что нет тут сущности?
Дима махнул рукой.
- Пусть бдят. Лишним не будет.

***
Кот Вася, слопав из миски последние кусочки «говядины в желе», поднялся по лестнице на чердак и хотел было через открытое окно пойти погулять, но на подоконнике его ждал птеродактиль. Эта летучая тварь уже наглядно продемонстрировала Васе своё превосходство, поймав зубами за шиворот и сбросив из-под потолка на пол. Обошлось без крови: ящер вообще сделал это словно бы в назидание, а не от злости или желания унизить местного царя.
Царь-кусь Василий Скаженный урок усвоил. И даже немного поиграл с рептилией в салочки, перевернув пару горшков с цветами. Но сейчас погулять всё-таки хотелось. И кот, запрыгнув на подоконник, вопросительно муркнул, словно бы спрашивая: «Ты не против?» Птеродактиль скосился и с пол-минуты смотрел молча, потом вскинул морду вверх, негромко зашипел и…
Оттолкнувшись от подоконника, спикировал над сенями к огороду, там заложил вираж и, сильно работая крыльями, ушёл по дуге ввысь. Вася провожал его взглядом, пока было видно, потом, потоптав оцинкованный отбойник, прицелился и спрыгнул на жесть крыши сеней. Дошёл до приставленной сбоку лестницы и осчастливил планету, поправ её поверхность своими царственными лапами: воробьи в садике сами себя не поймают. А не будь эти серые долбоклюи столь тупы, то и трапезничать в отсутствие штатного холодильничего было бы нечем.

А птеродактиль, набрав высоту, сделал в небе пару широких кругов, разглядывая окрестности. Водная гладь и впрямь нашлась, простор Дарского залива манил синевой и ящер, не раздумывая, направился именно туда, на север. Нет, он слышал Тимофея и Илью, рекомендовавших не устраивать полётов днём, но эти люди не знали, что птеродактили ничего не видят ночью…

Наловив рыбы и наевшись от пуза, ящер нашёл на берегу подходящую для отдыха сосну, выбрал на ней сук поудобнее и устроился подремать. Позже он планировал выловить ещё одну рыбину пожирнее и отнести Ваське – пусть тоже пожрёт, морда шерстяная. Люди вернутся чёрт-те когда, а открывать холодильник ни он сам, ни кот не умеют – лапки!

Поспать удалось не очень долго. Снизу донёсся шум подъехавшей машины и гомон голосов: парочка на авто явно планировала отдохнуть на лоне природы, вдали от посторонних глаз. Одежда отдыхающих быстро была скидана в салон джипа и после непродолжительного купания люди принялись разжигать мангал, обустраивать, перемежая это дело пивом и закусками, лагерь и устраивать прочую сопутствующую таким мероприятиям суматоху. Птеродактиль, кутаясь в крылья, внимательно наблюдал за ними с дерева, не выдавая своего присутствия.

Постепенно парочка перешла в партер, раскидав трусы на молодые сосенки для просушки. Два голых тела, подогретых алкоголем и перекусом, сплелись на расстеленном пледе в миссионерской позиции и ящер, пользуясь тем, что им не до него, перелетел сперва на другое дерево, откуда было лучше видно, а затем и вовсе спикировал на рейлинг джипа. Молодой мужчина, азартно вбивающий подругу в плед, естественно, не мог видеть ничего, но его пассия, боковым зрением заметившая какое-то движение, вдруг широко раскрыла глаза и принялась оглядываться. Дамочке явно не улыбалось попасть в объектив телефона какого-нибудь праздношатающегося балбеса.

Не обнаружив поблизости людей, она решила, что виновник её тревоги – птица и стала рассматривать ближайшие деревья. Прошло совсем мало времени, прежде чем взгляд её встретился с внимательно наблюдающим за процессом случки птеродактилем. Дамочка вздрогнула, заорала и вцепилась ногтями в спину друга, а тот, видя такой азарт, добавил страсти и с хеканием продолжил вколачивать мечущуюся с перепугу женщину в плед…

Ящер, понаблюдав за парочкой ещё с пол-минутки, взмахнул крыльями и с гортанным воплем полетел прочь, едва не доведя до кондрашки уже обоих спаривавшихся отдыхающих. А снимавший на телефон из-за кустов праздношатающийся балбес выронил свой гаджет и припустил бежать, роняя на ходу экскременты.

Перекусивший воробушком Вася мирно дремал на подоконнике, греясь в лучах закатного Солнца. Шум открываемых ворот привлёк его внимание и он даже не поленился открыть оба глаза. Но то был чужой холодильничий, который хоть и относился к царю без особого пиетета, но хотя бы был способен наполнить миски. Вася проследил, как кожаный прошёл в дом и снова зажмурился, намереваясь продолжить сытую дрёму, но был бесцеремонно сбит с лёжки вернувшейся рептилией. Кот недовольно посмотрел на сидящего в окне птеродактиля и уж решил было проучить-таки поганца, но тот раскрыл свою зубатую пасть и на пол шмякнулся изрядных размеров окунь. Вася обнюхал подношение и решил, что какое-то время ещё потерпит в своём доме присутствие этой летучей сволочи.

***
Тимофей открыл хозяйский ноутбук и набил шесть знаков. Прибор тихо блямкнул и снова потребовал пароль. Тима проверил раскладку и повторил набор – не помогло.
- Ну началось в колхозе утро!
Он покрутил головой и даже заглянул под стол, но там сидел Васька и грыз здоровенного окуня. Ввёл пароль ещё раз, уже понимая, что ноут неспроста не пускает его. Ведь ошибиться, нажимая расположенные в один ряд клавиши – невозможно!
«Блям».
- С-с-сука…
Тима вместе с креслом переехал к комоду и открыл старый ноут. Ввёл пароль, но фото девки с писькой наголо никуда не делось, напротив – она подсмыкнула плавки и присела, показавшись на мониторе верхней частью. Поправила бретельки почти несуществующего лифчика, откинула волосы и улыбнулась.
- Привет!
- Привет, – оторопело ответил Тимофей, вспоминая, на кого похожа эта барышня. По всему выходило, что на Джоконду да Винчи! Но в купальнике.
- Уже понял, кто я?
- Сеть, надо полагать?
Мона Лиза улыбнулась чуть шире и кивнула.
- Она самая. Тима, в Большом Мире его нет. Скажи Илье, чтобы он даже не пробовал больше сюда появляться, это пока что небезопасно.
- А где тогда он?
Джоконда вздохнула и пожала плечами.
- Не знаю. Но здесь его нет, я проверила. Ищите в других книгах.

Мона Лиза встала и на рабочем столе показалась всё та же зона бикини, пальцы девушки подцепили плавки и спустили их до прежнего уровня. И тут же появилась вкладка Вконтакте, одна из трёх постоянно открытых – Mail, ЯП и ВК. Тимофей заглянул в почту, удалил спам и просмотрел последние входящие, но это ничего не дало. На ЯП обновление страницы тоже ничего нового не принесло – ни писем в личку, ни новых комментариев в темах. Свернув FireFox, Тима открыл домашнюю папку и принялся перебирать папки в разделах. Потом закрыл ноут, передвинул кресло к книжному шкафу и раскрыл дверцы.
- Вот где тебя искать, дядька?.. Так! Стоп! У тебя есть истории, не имеющие отношения к БМ. Этот Михаил – я же помню! – он вообще из другой оперы, что называется.

Тимофей вытащил сборник рассказов и открыл страницу с оглавлением. Нашёл «Свои не бросают» и бегло перечитал.
- Точно. Лётчик, которого ни всевышние, ни проклятые не приняли.
Тима отложил сборник и начал перебирать оставшиеся книги, выкладывая на стол те, где Большой Мир не упоминается. Получилось всего пять томиков – немало! Оставалось дождаться возвращения Ильи с Димой и проверить. Смартфон дёрнулся в кармане и Тимофей взглянул на часы в углу монитора. Усмехнулся, откашлялся и принял звонок.
- Лена, я ещё не закончил тут. Понимаю, что поздно, но вот пока так. Не волнуйся, у меня всё нормально. Ну Лен, милая, раз уж взялся – надо доделывать. Поцелуй её за меня и клади спать.
Послушал, угукая, новости недельной давности и попрощался с супругой. Кинул телефон на диван и подошёл к окну. На краю крыши гаража ZV, прямо напротив, сидел пацан лет десяти, болтал ногами и глядел ему прямо в глаза. Местных правил Тимофей не знал, такое тут могло быть вполне себе в порядке вещей, поэтому ругать мальчишку, взобравшегося на чужой гараж, он не стал. Просто помахал ему рукой. Чумазый пацан ответил тем же и грустно вздохнул.
- Не шлёпнешься оттуда?
- Не-а!
- A ZV разрешает тебе лазать по его гаражу?
- Для Творца всего сущего, Альфы, Создателя, Провидения или, как вы ещё изволите меня называть – Великого Инженера – ничьи разрешения не нужны.

За спиной Тимофея заскрипело кресло и раздался недовольный мяв комиссара, поэтому он не стал грузить себя вопросом – всё ли в порядке с головой у странного пацана на гаражной крыше. Он повернулся к путешественникам и, притулив зад к подоконнику, вопросительно взмахнул руками.
- Рассказывайте!
Илья нахмурился и махнул рукой.
- Давай ты. Вдруг твои новости лучше наших.
- Ладно, – согласился писатель, – начну я. Развернули меня, даже до Nска не доехал. Велели тут сидеть. Это во-первых. Во-вторых, со мной связалась Сеть.
- Это ещё кто?
- Что. Номинально – сеть управления телепортацией, максимально… даже и не знаю, как сказать. Пусть будет просто персонажем историй о Большом Мире.
- И что она сказала?
- Что ZV нет в БМ и чтоб ты туда пока не совался. Посоветовала искать богомола в других книгах.

Упоминать чумазого сопляка на гараже Тима не стал: ну лазает ребятня и пусть себе, главное – чтоб не падали. Илья обменялся взглядами с Димой и посмотрел на лежащие перед ним томики.
- В этих?
Тимофей оторвался от подоконника и сделал шаг к столу.
- Здесь истории, не связанные с Большим Миром. Походите в них, попытаетесь найти богомола.
- А откуда рыбой воняет?
- Из-под стола. Похоже, ящер таки сгонял на реку и притащил Васе окуня. Да и сам вон дрыхнет с полным брюхом! Так а что у вас с Зюзей, как всё прошло?
Илья тяжко вздохнул и сморщился.
- Да зря всё. Ни в зюзиной реальности, ни у сыщиков богомола нет. Промелькнула информация, что им заинтересовались потусторонние силы. Тёмные подозревают светлых, светлые – тёмных…
- Подозревают в чём?
Илья неопределённо пошевелил пальцами.
- Примерно так: если сущность ZV слить с ангелом, то получится гипер-ангел, а если с демоном – гипер-демон. И там обе конкурирующие конторы сильно подозревают друг друга в дурных намерениях, хоть доказательств и нет никаких. Обе стороны перевернули вверх дном свои зоны ответственности, пока искали богомола. Но не нашли, а это для нас самое главное.
- Об этом ещё Шаман говорил, что нет ZV ни среди живых, ни среди мёртвых. Но мне тут подсказали…
- Кто?
- Нейтральная сторона, скажем так. Тот, кто велел мне ехать обратно в Дарск. Словом, он просил найти и спасти ZV. И если с первым всё относительно понятно, то вот со спасением…
Библиотекарь кивнул, хоть Тимофей и не закончил фразы.
- Будем решать проблемы по мере поступления, Тима. Сперва найдём. Потом посмотрим — как и от чего спасать.
Илья взял со стопки верхнюю книгу и Дима едва успел вскочить ему на колени. Тимофей переложил упавший томик в сторонку и сел в кресло, готовясь снова ждать.

- Вам следует поторопиться, Кот Учёный.
Писатель вздрогнул и повернулся на звук. Давешний пацан стоял, заложив руки за спину, у стены чердака и разглядывал фотографии в рамках.
- Короче, я уже ничему не удивляюсь, поэтому просто скажи – кто ты такой?
Мальчишка оглянулся и посмотрел на Тимофея с плохо скрываемым разочарованием.
- Творец всего сущего, Альфа, Создатель, Провидение, Великий Инженер. Ещё подобрать термины?
Тима замахал руками, отрицательно крутя головой.
- Нет-нет-нет, спасибо. Пусть будет Инженер!
- Великий Инженер.
- Отвали. Тут Великая уже была, но она вообще из другой оперы. Побудешь просто Инженером. Короче, с чего вдруг спешка? Тут временная петля, всё время Вселенной!
- Она не тут, она во всей Вселенной, – назидательно проговорил пацан. – И я уже задрался её на палец наматывать. Тоска смертная! Решил вот тут посидеть – здесь хоть что-то происходит. И может даже интересно будет, если вы с Ильёй перестанете сопли жевать.
- Мы делаем что можем.
- Ага. Только тупите не по-детски.
- Так подскажи! – рассердился Тимофей. – Блядь, все подряд торопят, дёргают, а помощи хуй от кого!

Инженер фыркнул и посмотрел под потолок.
- Как думаешь, эта лампа работает?
- Не еби мне мозги, да?! Лампа… Хуямпа! Если ты настолько пиздец важный, то научи меня, ничтожного, что делать?! Как мне друга спасти? От чего?
- Не суетись. Пока что вы всё правильно делаете. Бестолково, но правильно. А лампу достань, прикольная же.
Тимофей выбрался из кресла. Куда больше ему хотелось перегнуть сопляка через колено и надавать по жопе тапком, но приходилось сдерживаться. Он снял с крючка керосинку и поболтал её.
- Не будет светить, бачок пустой.
- А чего туда надо?
- Керосин.
- А у ZV есть где-нибудь эта фигня?
Тима пожал плечами.
- Да хуй его знает.
- Не лайся при ребёнке, сколько можно? В гараже поищи. Ну тебе трудно, что ли?! Я такого ещё ни разу не видел, в моей реальности свет из жидкости не получают.

Тимофей отлично понимал, что Инженер, выбрав обличье ребёнка, тупо пытается манипулировать. Но заняться было всё равно нечем, а потому он просто сходил в гараж с лампой и, обнюхав все доступные ёмкости, нашёл-таки початую «пятёрку» с керосином. Заправил бачок лампы, покрутил вверх-вниз фитиль и вернулся в дом. Прихватив на кухне коробку спичек, Тима поднялся на чердак и, старательно демонстрируя каждое своё движение, засветил керосинку. Инженер заскакал и захлопал в ладошки с неподдельным восторгом.
- Это невероятно круто!
- Напротив. Примитивно до изжоги.
- Не-ет! Вы, люди, прикольные. Такую разную фигню выдумываете – с ума сойти можно!
- Ой… Лет сто-сто пятьдесят назад таких фиговин было полно повсюду. А чуть попроще, на маслах, так и тысячи лет назад использовали.

***
Выпасть в реальность посреди моря было неожиданностью. И очень радовало, что посреди гладкой, как зеркало, водной равнины нашёлся довольно большой катер. Точнее — вельбот. Илья с опаской огляделся и встретился взглядом с комиссаром.
- Мяу?
- Иди в пень, товарищ, – тут же отозвался Дима.
- Who is the captain of this fucken boat?
- Чего?!
- How much is this fish?!
- Ты ёбу дался? – Илья промолчал и даже перестал дышать. Дима насторожился и спросил уже всерьёз: – У меня за спиной что-то не так?
Библиотекарь очень медленно кивнул и начал столь же неспешно поднимать руки.

- Вы ещё кто за говно такой? – послышался милый девичий голос, сопровождаемый клацаньем затвора.
Гортанный акцент говорящей был довольно сильным, но металлический лязг подействовал гораздо сильнее: комиссар подтолкнул вверх руки Ильи и сам тут же задрал свои.
- Не стреляй, пожалуйста! Кто бы ты ни была, мы не причиним тебе зла!
- Да попробуй только. Повернись мордами, быстро! На колени!
Дима по интонациям понял, что лучше не спорить и опустился коленями на палубу, попутно дёрнув вниз и Илью. Лишь после этого, переступая на костях, развернулся к говорящей. Из рубки на них смотрела довольно-таки красивая девушка, этакая чернявая шамаханская царица, но с пистолет-пулемётом в руках.
- Халы, не стреляй. Мы не враги, ханым!
- Ты её знаешь? – тихо уточнил библиотекарь.
- Впервые вижу, но с восточными гражданами дела иметь приходилось.
Девушка посмотрела куда-то вглубь рубки и тут же перевела взгляд на мужчин.
- Ещё раз: кто такие?
- Я – Странник. Дмитрий, халы. А мой товарищ – Илья, он организатор потоков. Тоже Странник, но немного другого толка.
- Откуда вы взялись, смертные?
Дима переглянулся с Ильёй и тот с сомнением проговорил:
- Из Дарска…
- Из Дарска? – красотка подняла оружие стволом кверху и выгнула бровь. – Не врёшь?
- Нет. Вообще-то мы из других мест оба, но вот сюда попали из Дарска.
ПП опустился стволом к палубе и девушка кивнула.
- Опустить клешни и сидить на задницы. Резкий движений не делай!
Странники послушно сменили позу и выжидательно вытянули шеи, преданно глядя в лицо смуглянки. Та же, снова глянув куда-то в рубку, вернулась к разговору.

- Я бывала в Дарске. Сам город так себе, а места там красиво. Мы там рядом, на берега море были. Где раскопки древней могила.
- Да, – грустно подтвердил Дима, – могил там хватает… Мой товарищ, партизан Деньгин Вася там схоронен. Хороший мужик был, в девятнадцатом его колчаковцы расстреляли... – Увидев, как нахмурились девушка и библиотекарь, уточнил: – В тысяча девятьсот девятнадцатом, в Гражданскую.
Красотка насупилась и что-то пробормотала на непонятном языке. Потом махнула тонкими пальцами, словно придя к выводу, что это всё неважно.
- Вот что, смертные, давай к дело. Зачем вы здесь?
- Ханым, мы ищем сущность. Это…
- Я знаю. Чей?
- ZV.

Девушка вздрогнула и нахмурилась ещё сильнее.
- Серьёзно проблема. Я хотя и Едина, но только пока не могу ни с кем из духи поговори. Тут после нашествия Мрак ещё чёрт знай что делайся. – Из рубки донёсся младенческий писк и почти сразу же к первому присоединился и второй пискун. Смуглянка вздохнула, посмотрела на мужчин, перевела взгляд на своё оружие. – Сидите и не рыпайся. Я нужно дети кормить. Если что задумали – ждите меня тут, потом хоть драка.
- Не-не-не! Корми спокойно детей, халы! Или ханым?.. Что уместнее?
- Кристина. И не заглядывать!
Дима с Ильёй дружно замотали головами, выражая своё полное нежелание смущать кормящую мамочку. Стоило девушке скрыться, комиссар перевёл дыхание и подмигнул библиотекарю:
- Повезло. Этакая оторвайка могла и без разговоров в расход пустить!
- Дим, у меня такое ощущение, что эта Кристина что-то знает.
- Вполне может, – согласился тот, – говорит же, что бессмертная. И про других упомянула… Посмотрим!
- И имя ZV её вообще не удивило.

Вскоре хозяйка бота вышла на палубу, неся на руках двух младенцев. И было видно, что она не прикрывается ими, а просто вынесла подышать свежим воздухом.
- Часы через пять будем в Бек-Порт, от там идём в столица, я ищу там Талла, ведунья. Она старей меня, повяжется с бессмертные. Сущность призрачное?
- М-м-м… Нет. Скорее всего она выглядит как богомол.
- Тьфу ты. Зачем все мужчины старайся выглядеть самый гадкий выглядом?!
- Ничего он не гадкий, – возразил Илья, – весьма симпатичное насекомое!
Лицо Кристины посветлело от лёгкой улыбки.
- Чёрт! Я подумала про эти… Который шляются везде, рваное и неумытый, лоб обо всё обшибают.

Рассмеялись все, даже мальки на руках матери довольно гукнули. Дима вытянул шею и покрутил головой.
- У тебя тут автопилот? Мимо не проедем?
Кристина поглядела на горизонт и отрицательно тряхнула шевелюрой.
- Тут трудно мимо – ни волны, ни ветер. «Спрут» идёт на курс, куда ему тут делся?.. Главное, горючее хватит чтоб.
- Крис, а можно нам на лавочку пересесть? То тут и до плоскожопия недолго…
Молодая мамочка рассмеялась и дрыгнула ногой в сторону кормы.
- Там нормально сиденья, мягкий, идите.
Странники устроились на банкетки, а смуглянка немного потрясла своих детей, чтоб те срыгнули воздух. Потом отнесла их в рубку и через несколько минут вышла наружу. Оружия при ней не было.

- Курс правильно, я по навигатор глядела. – Она посмотрела куда-то вдаль и снова заговорила: – Короче, смертные, как бы тут дела не было… В Дарск зайдить в музей, там Иван-дэ. Снегирёв Иван Иванович! – тщательно выговорила Кристина. – Узнай у него, как там Алан. Это муж мой.
- Но как нам связаться потом с тобой?
Илья пнул Диму в лодыжку и постучал пальцем по лбу.
- Вот чего ты тупишь?..
Комиссар махнул руками, соглашаясь с диагнозом.
- Точно, третий медвежонок… Мы сходим, Кристина, обязательно сходим! Расскажем, что ты прекрасно выглядишь и что дети у вас просто чудо!
Юная мать что-то пробормотала, зажав в пальцах крестик, свисающий на грудь, потом кивнула.
- Алан никогда не видел наши дети. Скажите ему, что они всё хорошо. – Юная мать посмотрела на Илью, потом перевела взгляд на комиссара. – А кто такое Странники?
- Н-ну… Это… Вот я, скажем, странствую между мирами, но только в своей… зоне ответственности. А Илья – он ходит в любые миры. Он меня вот и к вам привёл, хоть дорога мне сюда заказана.

Кристина долго молчала, потом спросила:
- И много миры вы видел?
- Много, халы. А ещё больше – не видели.
- В них бессмертных есть?
Дмитрий задумался, а Илья ответил сразу:
- Есть. Не такие, как ты, но есть.
- Я Единая. Таких как я очень мало. А какие другие? Это духи? Или сущие из плоти?
- Есть Великие. Они просто люди, но бессмертные. Есть сущности в разных видах… Наверное, есть что-то и бестелесное, я не уверен.
- Илья, ты какой?
- Живой! – улыбнулся библиотекарь.
- А ты? – повернулась Крис к Диме.
- В разных местах – по-разному. Но чаще всего живой.

Смуглянка пошевелила бровями и, придя к какому-то умозаключению, решительно произнесла:
- Значит свои! Вот что, Странники… Меня так и помы… вает проверить одна вещь, но я пока не хочу говорить. Вы при глядите за дети, пока я… Не знаю, глядите и всё.
- Х-хорошо... – неуверенно согласился Илья, а Дима бодро улыбнулся и показал Кристине кольцо из большого и указательного пальцев.
Девушка прошла на корму вельбота и махнула рукой в сторону рубки.
- Идите туда и не пялитесь в мою сторона!

Убедившись, что мужчины не смотрят, Кристина задрала майку и, выдавливая на палец молоко, нарисовала им себе на животе дэв-гёзу. Потом уселась так, чтобы не упасть ни при каких обстоятельствах, закрыла глаза и впервые после замужества выпустила Крис на свободу. Впрочем, опасения её оказались напрасны: оставшаяся в одиночестве Тина ничем не отличалась от привычной ей Единой. С одной лишь разницей – внутренняя сила ушла. Она откашлялась и позвала Странников обратно. Те, робко выглянув для начала, переглянулись; Илья послушал дыхание детей, уложенных в гнездо из одежды и спасательных оранжевых жилетов, а Дима проверил курс по навигатору. Хотел чуть поправить, но отказался от этой затеи: нечего в чужом транспорте самовольничать.

- Получилось?
- Что?
- Ну... – замялся Илья. – То, что ты проверить хотела.
- Вышла, – улыбнулась Тина. – Она, поди, уже в столица, Талла ищет.
- Кто? – не понял библиотекарь.
- Крис. Она вышла, я остался.
- А ты не Крис разве?!
- Я Тина. Дух ушла, смертный осталась.
Комиссар довольно хекнул и уточнил:
- То есть, как в порт придём, так и результат узнаем?
- Не факт! Никто не знает – живой ли Талла. Никто не известно, вернулись духи. Если всё нормально, Крис и Талла ещё сколько-то будут говаривать духи поискать сущность. И сколько-то время они будут искать. Так что даже если…

Тина замолчала, напряглась и несколько секунд сидела не шевелясь. Потом вздохнула, поморгала и продолжила:
- Они вернулись. Не все, но Сонм уже тут. Обежали все, просьба ваша передала, сказали – будем искать.
- А подруга жива? Талла?
- Жива! – Кристина просияла. – Помяли её, били, она первую ночь убежала.
- А про мужа-то спросила? – поинтересовался Дима. – Раз духи вернулись – пусть бы узнали в Дарске…

Запищали младенцы: сперва девочка, совсем тоненько, за ней – мальчик, чуть настойчивей. Кристина поспешила на зов и вскоре вернулась с малышами на руках. Поглядела на Илью, потом повернулась к Диме.
- Задери моя майку. Ну чего выпучился?! Сиськи оголи! Мне руки не хватает. – Комиссар покраснел, но принялся за дело, неловкими движениями поднимая одёжку. – Да задирай уже, ну чего? Сиськи никогда не видел?!
Мальки, присосавшись к матери, дружно зачмокали, а Кристина опустила зад на банкетку и продолжила:
- В Дарске нет духи. Ни ангелойды, ни демонойды, ни нейтралы. Там и домовый нет, про что говоришь?.. В России вовсе, век назад религия прогнали, так бессмертные по сей дни… день… на русский в обида, не живут там. На окраины разве, где северный народы или ещё какое… Коля-якут камлал в Дарске – как-то работала. И да, Бек-Порт уже видно отсюда, иди к рулю кто-то, править на маяк. Если горючее хоть чуть больше четверть – можно ход добавлять.

***
- Вот если б ты, Инженер, хоть какую-то наводку дал…
- Тима, да я рад бы, – мальчишка шмыгнул носом и протёр его предплечьем. – Но тут нереальное количество вариантов. В миллиарды раз больше, чем у вас.
Они сидели на чердаке и наблюдали, как ночные мошки и комары вьются у стекла керосиновой лампы.
- Ну хоть мысли есть какие-то?
- Полно. Но тебе они не помогут, поверь. Богомол сидит в каком-то тупике, а в каком – это только вы с Ильёй можете определить. Мне и здесь-то нельзя задерживаться, что уж про иные миры говорить…
Тимофей посмотрел в лицо Инженера и даже немного посочувствовал ему.
- Трудно время в мире на месте держать?
- Нет, не в этом дело. Цикличность в этой реальности – явление нормальное. Ну укоротил я цикл с тысячелетий до суток, ну и что? В масштабах этой Вселенной никто и не заметит.
- Осталось четыре книги.

Мальчишка хотел что-то сказать, но почему-то промолчал. Посмотрел на спящего на хозяйском диване кота Ваську, потом на птеродактиля. И лишь после этого повернулся к писателю.
- Пойду я, Тима, дел полно, а тут всё равно уже скучно. Вернусь, когда буду нужен.
- Один вопрос можно? – Инженер кивнул. – Что за важность такая в этом ДТП, что даже Великий Инженер вмешался?
- Организатор потоков тебе уже сказал, вообще-то. Я не виноват, что ты ушами прохлопал.
- Ну прохлопал, – нахмурился Тимофей, – трудно ответить, что ли?
Пацан взобрался на подоконник открытого окна и через плечо проговорил:
- Появление гипер-светлого либо гипер-тёмного нарушит баланс в слишком большом скоплении миров. Легче предотвратить это сейчас, чем разгребать потом галактические катаклизмы.
И спрыгнул в ночь. Но удара о жесть крыши сеней не последовало, что совершенно не удивило Тимофея: чему тут уже удивляться, если к тебе на разговор приходит сам Творец всего сущего, Альфа, Создатель, Провидение, Великий Инженер. И просит зажечь керосиновую лампу.

Тима посмотрел на огонёк керосинки, на потухший монитор ноутбука, на спящих животных.
- Какой-то тупик. В каком-то тупике. Где у тебя какой-нибудь тупик, дядька?..
Он перетащил осветительный прибор на жидком топливе на комод, придвинул кресло и раскрыл старый ноут. Уже привычно, не глядя, ввёл пароль и открыл домашнюю папку. Хотел заглянуть в «Документы», но взгляд задержался на вкладке с недописанной историей «Дни памяти».
- Тупик? Вполне себе тупик! Вероятность, что сюда кто-нибудь заглянет – минимальна. Эх, Странники далеко!
Тимофей нашёл какой-то мятый лист А4, чистый с одной стороны, вынул из керамического башмака авторучку и крупно написал: «Тупик. Дни памяти. Пароль – ******». Поставил лист на клавиатуру, прислонил его к монитору и оставил керосинку для привлечения внимания. А сам спустился вниз, посетил санузел и рухнул на диван в гостиной. И провалился в сон, прежде чем голова коснулась подушки: недельный недосып с нервотрёпками дали себя знать.

***
Трава под ногами качалась от каждого дуновения лёгкого ветерка, что пробегал по ней как озорной котёнок и затихал, чтобы уже через мгновение вернуться вновь. Поляна, с трёх сторон окружённая колками из высокого и редкого березника, четвёртой стороной утыкалась в кладбище.

- Раньше, когда могилки были меньше, мы тут коров пасли. Потом я тут на мотоцикле ездить учился, чтобы никто не видел падений и неудач. А сейчас всё заросло, под кладбище отдали немало земли. Исчезают места, где нам было уютно, где навсегда поселилось наше детство…
- Мои места исчезли ещё раньше. Хотя дом, где я вырос, до сих пор стоит на месте и даже вполне себе жилой. Но возвращаться в него было бы плохой затеей.
- Ты про Лувр, что ли? – засмеялся Тимофей и остановился, глядя в глаза своему собеседнику.
- Про него. Тебе ли не знать.
- Да знаю, но как-то непривычно, что ты идёшь рядом со мной такой живой и настоящий, Александр.
- Мне это тоже непривычно. Разница лишь в том, что ты меня видишь впервые. А я прихожу к тебе уже не в первый раз. И знаешь, ты всегда меня чувствовал и реагировал. Всегда.
- Может быть, в роду были шаманы? – предположил Тимофей и посмотрел на Александра. Тот неопределённо пожал плечами.
- Скорее всего кто-то да был. Иначе бы ты не угадал ни меня, ни Диму, ни остальных. Придумать несложно, угадать почти невозможно.
- Думаю, кто-то мне в этом помог. И я даже догадываюсь, кто! – задумчиво проговорил Тимофей и остановился.

Шаман прошёл вперёд, сорвал травинку, обкусил её с двух сторон и повернулся к Тимофею. Писатель смотрел на него, держа в зубах такую же травинку.
- Всё-таки у нас общего гораздо больше, чем я думал! – засмеялся Страж и махнул рукой в сторону походного алюминиевого стола с двумя стульями по бокам. – Почаёвничаем?
- Откуда это здесь? – внутренне напрягся Тима, но шаман лишь развёл руками и пояснил, как само собой разумеющееся:
- Мы в твоём сне, дорогой автор, и я могу себе позволить кое-какие вольности, вроде горячего чая прямо посреди поляны. Тебе он сейчас не помешает! Смородина или бергамот? Смородина моя, бергамот от Люция.
- Смородина! – улыбнулся Тимофей и сел на один из стульев. Шаман сел на другой. Чай разлили в молчании, каждый думал о своём.

- Не буду ходить вокруг да около: я разговаривал и с самым высшим тёмным, и с одним из высших светлых. Оба отрицают причастность своих к исчезновению твоего друга и оба не верят в такую же непричастность противника.
- А ты им веришь? – шумно отхлёбывая чай, спросил Тима.
- Верю в то, что непричастны. Как и в то, что если любой из них заполучит Силу твоего друга, то тотчас же ей воспользуется. И я даже не представляю, как их тогда можно будет остановить. Найди этого ZV первым, не искушай иерархов всесилием! Его дар сочинителя усилит любого из иерархов до невозможности. Равновесию тогда точно конец. Этого допустить мы не имеем права.

- Да что за важная такая птица ZV?! – почти закричал писатель. – Саша, ведь он простой учитель в отставке по здоровью. Чем его эго так важно? Ну хорошо, он писатель, пусть и даже очень хороший, но книги пишут не боги, а обычные люди. Я это точно знаю, я с ними знаком.
Шаман улыбнулся такой горячности и очень серьёзно произнёс:
- Тимофей, представь себе, что весь мир, все представляемые миры, все силы в них – это лишь один уровень. Всё Добро и Зло, все Святые и Проклятые, все Светлые и Тёмные – это лишь часть сущего. И в противовес всему этому, всем нам – громадная Вселенная, где нет ни добра, ни зла, ни богов, ни демонов, ни света, ни тьмы. ZV – малая, незримая часть этой Вселенной. Мы здесь прекрасно сами удерживаем баланс, миллионы лет. И проникновение любой из наших сторон в Большой Мир, где царят Объективная Реальность и Здравый Смысл – недопустимо!

Писатель устало уронил руки и с надеждой посмотрел в лицо Стража.
- Саша, так где же мне искать ZV? Нет ни мыслей, ни зацепок.
- Я могу сказать точно, только где его искать не надо. В Мире мёртвых и в Мире живых. Остальное на твоё усмотрение.
- Но что же мне тогда остаётся, Александр?
- Верить в себя и делать то, что должен! Помнишь, что тебе сказал Эрнесто? La viktoria, hasta siempre! Миры Явь, Навь и Правь уже перевёрнуты вверх дном. Ищи какой-то другой мир, куда мог попасть твой друг! Большего тебе сказать я не имею права и ты знаешь почему! – Страж допил чай, поставил пустую кружку на стол и встал. Тимофей последовал его примеру.
- Потому что ты не добро и не зло, а справедливость… – задумчиво протянул Тима, а Александр согласно кивнул и нарисовал в воздухе синий искрящийся портал.
- Удачи и спасибо за всё! Deus vult, Timofee!
Шаман ушёл, а с ним исчезла и поляна. Тимофей открыл глаза, зябко поёжился, перевернулся на другой бок и снова задремал.

***
В Бек-Порту «Спрут» встретила Талла. Ведунья полностью оправилась после страшных событий и теперь выглядела довольно свежей. А лёгкая косынка, прячущая густую седину в причёске, придавала ей некоторую восточную изысканность и даже элегантность. Пришвартовав вельбот у причала Дада-дэ, Кристина с детьми и Странниками вышла на берег и улыбнулась подруге.
- Давай с обнимашками подождём, а то эти двое опять ор поднимут, а у меня молока почти нет, голодная, как весенняя чайка.
Талла всплеснула руками.
- Духи пресветлые! Пойдёмте скорее, такси я не отпускала. Поедем в одно местечко хорошее, там хозяин знает толк в доброй еде. И полукровка, ко всему прочему.
Кристина мотнула головой в сторону мужчин и представила их:
- Это Илья и Дима, они Странники. Который помоложе – Илья. Они со мной.
- Я Талла. Идёмте, Странники, потом все разговоры будут, сейчас надо позаботиться о нашей мамочке и её отродьях.
- Сама ты отродье, – парировала Кристина и показала подруге язык.

Таксист, остановившись у кафе, поднял шум по поводу оплаты, но юная мать строгим голосом рекомендовала обратиться с этим вопросом в приёмную президента Республики и водитель тут же сник и заткнулся. В кафе официантка тоже подняла хай по поводу грудничков и костюма их мамочки, но Талла мысленно окликнула хозяина заведения и толстопузый коротышка, лысый и не бритый с неделю, устроил подчинённой выволочку. Та, вся в слезах, сбежала на кухню, а шеф проводил гостей в уютный уголок и сам принял заказ, при этом хорошенько уточнив у Странников на ломаном русском, «какие имени водки те предпочитай». Узнав, что никакие, выпучил глаза и развёл руками. Но спорить не стал.

Утолив голод и лакомясь десертом, завели разговор на волнующую всех тему. Талла развела пальцы и легонько покрутила головой.
- Ни Могул, ни Ехидна пока ничего не сказали. Они ищут, родные, они ищут.
- А про Алана не узнавала?
- Как? Бессмертные с этим не помогут, сама понимаешь. А как связаться с Иван-дэ – я не знаю, я же от тех козоёбов голая и босая убежала. – Заметив огорчение Кристины, ведунья поспешила добавить: – Но он жив, жив, это совершенно точно!
Девушка кивнула и поинтересовалась:
- Черноглазые остались?
- Нет, что ты. Похоже, Мрак ушёл сразу, как ты у него детей отняла. Сейчас полиция везде так всех строит, что только визг стоит. Всю эту чёрную пену, что наверх в людях вышла, как ветром сдуло. Кто обмараться успел – горько жалеют теперь.
- А мамаша моя? Не в курсе?
Талла криво ухмыльнулась.
- Трон под ней капитально шатается. Она сейчас изо всех сил мать народа изображает, деньгами и поблажками откупиться старается, но мало помогает. Сильно президент наш во мрачные времена людей огорчила.
- А козоёбов накрыли?
- А их сразу после моего побега повязали. Нашлись в полиции добрые люди, утром уже всех рожами в асфальт уложили.

Илья с Димой, державшие на руках по спящему младенцу каждый, осторожно таскали из вазы виноград и только моргали, слушая диалог женщин. Про то, что поиск ZV идёт, им перевели. Больше ни единого знакомого слова они так и не услышали.
- Интересно, как долго ещё придётся тут торчать?
- Дим, ну раз Талла говорит, что богомола ищут… Ну подождём уж результат, что делать-то?
Комиссар поглядел на моську спящего на его руках пацанёнка и улыбнулся.
- Ничего против детей не имею, но этот щегол только что обоссал меня.
- Да я тоже мокрый, Дим. Ну не скандалить же из-за такой мелочи.

Но скандал всё-таки начался: дочь Кристины его и устроила. А её брат через пару секунд подключился. Юная мать нахмурила брови, забрала дочку, пощупала ей зад и спросила Таллу:
- Подгузники принесла?
Ведунья вскинулась и принялась рыться в сумке. Вынула упаковку и кинула на стол, а сама выхватила у Странника мальчика. Ощупала на предмет сырости и принялась разматывать.
- Простите, мужчины, это же дети, они не умеют ещё терпеть.
- Тал, да не напрягайся ты, они по-нашенски ни слова не понимают.
Перепеленав и убаюкав малышей, женщины посмотрели на Странников и тихо рассмеялись.
- Страные, дети это. Не терпят пока! – кое-как пояснила ведунья по-русски.
- Нестрашно, – смутился библиотекарь. – Не сахарные, не растаем.
Талла вопросительно посмотрела на подругу и та перевела:
- Хинн дахшатх нок нэсст. Мо асс шаккар нхе, аоб намешшавэ.
Ведунья представила, как растаяли бы обписанные сахарные Странники и снова захихикала.
- Талка, хватит ржать!

Внезапно к их столу сам собой придвинулся пятый стул и в нём с яркой вспышкой образовался Могул.
- Привет честной компании. Кристина, гости нас понимают?
- Нет. По-русски можешь?
- Ни к чему, я объясню по-своему.
Пресветлый ангелоид, не вставая, протянул к Странникам руки и мягко прикоснулся пальцами к их лбам. Илья вздрогнул, а более привычный ко всяким потусторонностям Дима только моргнул. Кристина проследила, чтобы укорачивающиеся руки Могула не задели детей и спросила:
- А нам не расскажешь?
Ангелоид пожал плечами и обронил:
- Его здесь нет.
И тут же погас, словно лампа.
- Ну что ж. На нет и суда нет, – резюмировал комиссар. – Отрицательный результат – тоже результат!
- Спасибо вам, халы, – сказал Илья. – И вам, ханым. Мы пойдём, вы не против?
- Идите, – кивнула Кристина. – Не забудь идти к Иван-дэ. Я жду вести, Илья!

Организатор потоков тоже кивнул, взял Диму за руку и хлопнул себя по лбу.
Женщины даже не моргнули, когда мужчины исчезли следом за Могулом и, мельком глянув в мордашки детей, продолжили разговор.
- Я вот что никак не пойму, Кристина, зачем Мрак брал твоих детей?
Та досадливо мотнула головой и озадаченно проговорила:
- Зачем-то нужны они ему были. Я не пойму другого. Почему он мне их отдал?
Ведунья вытаращила в задумчивости глаза и скривила губы.
- Что-то пошло не так, стали не нужны, вот и вернул. Так, надо полагать.

***
На чердаке Илью встретила кицунэ Маша. Ей было явно неуютно в холостяцкой берлоге и только присутствие Васьки как-то мирило её с обстановкой.
- Тише вы! Тимоша спит.
- Здравствуй.
- И ты не хворай. К вам ни один домовой идти не пожелал, между прочим, вот меня и делегировали.
Библиотекарь развёл руками и вздохнул.
- Да я в курсе, нам сказали, что в России даже домовые на русских в обиде.
Кицунэ выпучила глаза и пропищала:
- Чего?! Совсем, что ли?..
- Ну… Маш… Нам так сказали.
- И ты поверил? Впрочем, неважно. Вера – дело сугубо личное. Короче, Илюша, меня послали сказать: богомола домовые искали всем миром, все яранговые, чумовые, юртовые, хижинные… Были даже вигвамные, шатровые и сакельные… сакляные! Я тоже немножко участвовала... – Маша потупила глазки и пошаркала ножкой. – Мы его не нашли нигде. Ни в каких краях его нет, это совершенно точно.
- Ну что ж… Спасибо и на этом! Как бы тебя к Сергею отнести?..
- Тебя туда не пустят. Ты мне найди книгу про Серёжу с Антошей, я сама проскочу.
Илья сел к столу, ввёл пароль и нашёл АТ, где читал «Про Иванова, Швеца и прикладную бесологию». Вывел текст на монитор и посмотрел на кицунэ.
- А на бумаге нет разве?
- Есть, – парень посмотрел на шкаф и передёрнул плечами. – Только мне к ней лучше не прикасаться.
Маша махнула рукой и потребовала:
- Отвернись!

Он закрыл глаза и откинулся на спинку кресла. Что-то мохнатое задело его щёку и через веки по глазам полоснуло вспышкой. Илья посидел так ещё с минуту и приоткрыл один глаз. На мониторе, деформируя строчки, расползались круги.
Словно кто в воду камень кинул. Дима подошёл к Организатору по комоду и мотнул головой, призывая посмотреть на что-то. Библиотекарь перекатился на кресле к старому ноутбуку и взял в руки лист бумаги.
- Тупик. Дни памяти. Пароль – ******.
Кот муркнул. Илья посмотрел на часы, потом за окно.
- В музей потом сходим?
- Мур-р.
Парень набрал пароль – тот же, что и на новом – и посмотрел на текст на мониторе.
- Это не книга, конечно, но мы же попробуем? Маша вон к себе ушла же через ноутбук.
- Мур-р!
- Иди на руки, Дима. Рискнём. До утра всё равно что-то делать надо, не спать же. Что? Блин. Дима, что?
Кот спрыгнул на пол и пошевелил лапой записку Тимофея.
- Оставить записку?
- Мур.
- Тиме?
- Мур.
- Про что? А! Про музей?
- Мур-р-р!
Илья откатился к столу, взял ручку и написал под строчкой Тимофея: «Ушли в тупик. Если задержимся, то сходи, пожалуйста, в музей, спроси у Ивана Ивановича Снегирёва, как дела у Алана. И передай, что у Кристины и детей всё хорошо!» Дал прочитать Диме, тот одобрительно муркнул и вскочил на комод. Парень пристроил листок на клавиатуру нового ноута и передвинул кресло к старому. Вопросительно посмотрел на Диму. Кот спрыгнул к нему на колени и Илья приложил пальцы к монитору.
- Ух ты, звенит-то…

Крышка монитора с громким хлопком упала на клавиатуру.
В гостиной на диване негромко застонал Тимофей. Но так и не проснулся.
Великий Инженер посмотрел на наручные часы «Montana» и нажал на кнопки, возвращая назад только что сменившуюся дату.

***
Тимофей проснулся от требовательного визга Васьки. Этот шерстяной гад хоть и был совершенно взрослым, но голос имел, как у котёнка.
- Что, блядь, жрать кормить, да?
С кухни донёсся гортанный вопль птеродактиля и Тим сделал вид, что плачет.
- Да ёб вашу мать! Да когда это всё закончится, а?! Ну ни сна, ни покоя, ни капельки, блядь, отдыха от вас! Когда вы уже нажр ётесь, прорвы, чтоб вам пусто было!
Он поднялся с дивана, сходил, сопровождаемый Васькой и его визгом, в туалет и пошёл на кухню. Включил чайник, наполнил миску коту и скормил остаток камбалы ящеру. Потом сам похватал на скорую руку чего-то и полез на чердак. Записка, переместившаяся с одного ноута на другой, сразу бросилась в глаза.
- Ага! – прочитав, Тимофей сел к столу и принялся искать в гугле адрес дарского музея. – Да это же рядом совсем… Открыто с девяти, сегодня работает. Отлично!

Спустившись на кухню, он посмотрел на рептилию и прицелился в неё пальцем.
- Короче, лети на море, нажрись, просрись и Ваське рыбу притащи, чтоб он её сутки сожрать не мог. Ясно?
Ящер клацнул зубами и взлетел на чердак, окно которого не закрывалось уже вторую неделю. Ваську на прогулку Тим выпустил через двери, а сам пошёл к своей «Субару», оставленной за воротами. Сняв машину с сигнализации, он открыл дверь и увидел внутри чумазого пацана, азартно дёргающего баранку и губами изображающего звук мотора.
- Тебе здесь чего?!
- В музей намылился?
Тимофей чуть оторопел, но тут же собрался.
- Да.
- Пешком иди.
- Сху… Почему?
Инженер посмотрел на него снисходительно.
- Машина не пройдёт из реальности в нереальность, Тим. Дай мне ключ и шуруй по холодку.
Тимофей понимал, что сопляк врёт: в Рудож-то он на бэчере въехал как миленький. А уж требование ключа его и вовсе взбесило.
- Щас! Мал ещё на машине ездить!
- Вот ты совсем дурак?.. Дай ключ, по-хорошему.
Писатель посопел в раздумьях, но ключ пацану протянул.
- Штрафов мне с камер не налови. И если попадёшь в аварию…
- Не попаду.
Пацан пустил двигатель и закрыл дверь, а Тим отошёл чуть в сторону и аж заморгал от неожиданности: цифры и буквы на его номере изменились, а кузов авто из серебристого превратился в ярко-синий. Инженер коротко просигналил, сдал назад с поворотом и, раскидывая щебёнку, рванул прочь.
- Чёрт не ребёнок! – констатировал писатель и неспешно побрёл к перекрёстку.

***
Птеродактиль уже привычно набрал высоту и какое-то время просто парил в воздушных потоках. После съеденной камбалы особой нужды лететь к воде не было и рептилия летала над Дарском, постепенно расширяя круги по концентрической спирали. Взлетающий с аэродрома «Дарск-Центральный» спортивный самолёт привлёк было внимание ящера, но рёв мотора ему не понравился и он, сердито каркнув, замахал крыльями и взял курс к водохранилищу.

Спустившись к водной глади, птеродактиль принялся высматривать добычу. Разогнав чаек, он сунул в воду зубастую морду и схватил молодого сазана, неосмотрительно поднявшегося к поверхности. Чуть шевельнул крыльями, поднялся метров на пять и, пару раз перехватив рыбину, проглотил её. Проснулся охотничий азарт. Птеродактиль пронзительно и протяжно прокричал и мощно замахал крыльями, поднимаясь на позицию для очередной атаки. Выбор цели, стремительное пике, щелчок челюстей и взлёт. Очередная рыба, дрыгая хвостом, проваливается в желудок.

Увлечённый охотой, ящер приблизился к Острову, где сверкало остеклением в солнечных лучах красивое здание. Рептилия с любопытством сделала круг над этим клочком суши и чуть снизилась. От каменных глыб и сверкающего пляжа к зданию шёл лысый и голый здоровяк с сеткой свежепойманных стерлядей. Он вдруг поднял глаза к небу и приветственно помахал рукой птеродактилю. Ящер гортанно крикнул и заложил вираж, приглядываясь к человеку, а тот вдруг ответил ему, повторив в точности его крик и рассмеялся. Вынул из садка стерлядку и подкинул. Рептилия клацнула зубами, ловя угощение и стала набирать высоту.

Остроносая рыбина, приятно царапая глотку пластинками панциря, провалилась в живот и птеродактиль решил, что наелся уже предостаточно. И теперь надо подремать, дать отдых крыльям и… И тут послышался Зов. Не просто призыв, а Зов, противиться которому не было сил. Ящер протяжно зашипел и стал набирать скорость, направляясь в странную пещеру, где жил последние дни.

***
Подходя к музею, Тимофей заметил, как в глазах его слегка поплыло, словно он чутка прибухнул. Но почти тут же всё вернулось в нормальное состояние и в помещение он вошёл совершенно нормально, списав головокружение на скудный завтрак.
- Здравствуйте!
Пожилой худощавый мужчина, сидевший за столом справа от входа, отложил электронную книгу и вопросительно посмотрел поверх очков.
- Доброго утра.
- Вы Снегирёв Иван Иванович?
- Да. Вы в музей или по каким-то вопросам?
- Второе. Иван Иваныч, меня просили узнать, как дела у Алана.
- Какого Алана?
Придуривался дед неумело и это сразу бросалось в глаза. Тима не хотел пугать его, а потому примирительно поднял ладони и улыбнулся.
- Ну раз вы не знаете никакого Алана, то и ладно. Не сильно-то и надо! Просто передайте ему, что с Кристиной и детьми всё в порядке!
Снегирёв заёрзал на стуле, зачем-то снял очки, потом снова надел и погрозил Тиму пальцем.
- Прекратите! Крис… Ал… Прек!.. О господи.
- Иван Иваныч, да не пугайтесь вы так, ну что ж это такое. Мой добрый друг недавно вернулся из Республики, он и просил меня передать вам вот такие слова: мол у Кристины всё получилось, деток она забрала и всё у них хорошо. И что она сильно переживает за здоровье мужа. Но если вы про Алана ничего не знаете…
- Постойте, – Снегирёв вдруг совершенно успокоился и даже чуть улыбнулся. – Мрак ушёл? Я же не ошибаюсь?

Тимофей читал «Сказку про Кристину», обе части, поэтому просто с улыбкой кивнул.
- Ушёл, Ван Ваныч. Отдал детей Кристине и ушёл. А мой друг виделся с ней, она и просила… Ну вот всё это. Они на связи, друг ей перезвонит.
Снегирёв задумчиво посмотрел за окно и негромко проговорил:
- Вон там, за парком, мостик через Переплюйку. От него – вправо, вдоль ЛЭП. Мой домик прямо возле опоры. Алан там. Поговори с ним сам, успокой парня. Он последнее время всё рвётся ехать домой… Горячий!
- Хорошо. До свиданья, Иван Иваныч!

Тима вышел из музея и, перейдя улицу, углубился в парк. Мостик нашёлся сразу, петлять не пришлось. Но Тимофей знал, что речка эта называется Шадриха, никак не Переплюйка. И подумал, что попал-таки в нереальность. Опять.
Пройдя по тротуару с полкилометра, он вошёл в садовое общество и, ориентируясь по ЛЭП, нашёл домик Снегирёва. На крыльце его сидел крепкий, хоть и несколько худой парень с совершенно седой прядью в смоляной шевелюре.
- Привет, Алан!
Юноша вскочил на ноги, расправил грудь, прищурился и чуть выпятил нижнюю губу.
- Кто такой?
- Тимофей, если это имеет значение. У меня новости хорошие для тебя!
- Какие новости?
Тима подошёл поближе и улыбнулся.
- Хорошие, Алан. Я Ивану-дэ уже рассказал, но он попросил меня дойти сюда и лично тебя обрадовать. С Кристиной всё хорошо, у неё всё получилось. Дети с ней, Мрак ушёл. Ты можешь смело возвращаться домой, Алан!
- А Талла?
- Жива, здорова. Немного поседела, но... – Тимофей махнул рукой. – Накрасится!
Алан, по-видимому, слыхавший этот анекдот, рассмеялся и покрутил головой. Настороженность его как ветром сдуло.
- И правда хорошие новости. Заходи, Тимофей, что на пороге стоять.

В домике было тесновато, но уютно. То, что тут давно не было женщин, заметно было во всём: и по пыли, и по не сильно чистому полу, и по горке немытой посуды. Алан зацепил ковшом воды из оцинкованного ведра, наполнил старую, советскую кофеварку и воткнул в неё шнур.
- Алан, а у Иван-дэ смородина растёт?
- Это куст?
- Да.
- Иди за дом, смотри там. Я в ботанике не специалист.
Говорил парень с легчайшим акцентом, но совершенно правильно. Было заметно, что русский он изучал всерьёз и, похоже, практиковался много. Тима сходил в огород, нащипал с макушек нежных смородиновых листиков и вернулся в дом. Алан вытирал вымытые кружки и что-то негромко напевал.

- Вскипело?
- Да, присаживайся! Вот сахар, вот печенье… Прости за скромный стол – не ждал гостей.
- Ничего, я недавно завтракал. Да и засиживаться мне ни к чему, дел полно. Чаю вот с тобой пошвыркаю, да и пойду. Тебе тоже собираться надо! Так что…
Пока пили чай (Тима смородиновый, Алан – пакетиковый), почти не говорили. Но Тимофея беспокоил какой-то звук, совершенно незнакомый и неуместный. Он даже покрутил головой, ища источник этого стука. Горец вопросительно посмотрел на гостя, тот пошевелил пальцами возле уха.
- А! Это богомол. Недавно откуда-то прилетел, я его в банку посадил, мухами кормлю.
- Бо… Богомол?!
- Да, я тоже удивился. В Дарске не водятся такие насекомые! Климат неподходящий совсем. А тут – живой богомол.
Алан встал, дошёл до окна и принёс литровую стеклянную банку, накрытую крышкой с заботливо проделанными дырочками. Тимофей пригляделся сквозь стекло и ему поплохело, будто ключом корпус датчика Холла свернул, а обломок в моторе остался. Аж сердце ёкнуло и в желудок упало, прямо в ещё не остывший чай.
- Можно я его себе возьму? Ну не выживет он в Сибири, а если тебе его с собой везти – чем кормить в дороге будешь? А у меня дочка маленькая, ей интересно посмотреть на такое… Можно?
- Возьми конечно! Тимофей, ты хорошо это решил, правда. Мне с ним таскаться не с руки, а выгонять на улицу – жалко. Возьми себе, пусть у тебя живёт, дочку радует!
Допив чай, Тима попрощался с Аланом, прихватил банку с насекомым и поспешил в дом ZV. На мостике через речку его посетил очередной приступ vertigo, но это было уже несущественно. Прижимая банку к телу, он чесал через парк, срезая углы по грунтовым тропинкам.

Возле ворот стояла его машина, снова серебристая и не помятая, что радовало. Следовало поинтересоваться ключами, но время терять не хотелось. Впрочем, на чердаке его уже ждал Инженер, сидящий на комоде и болтающий ногами.
- Ящер вернулся?!
- Не-а. Чё в банке? Богомол?
- Ага! Он к Алану залетел, там от переезда, где ДТП случилось, полкилометра нет!
- Ну вот кто бы знал.
Пацан кинул ключ от «Субару» на диван, спрыгнул на пол и подошёл к раскрытому окну.
- Цыпа-цыпа-цыпа! – позвал он звонким голосом и с довольным видом уселся в кресло. – Зря твои Странники пятки побьют, куда они там рванули.
- Да хрен с ними, главное – богомол нашёлся!
Инженер с выражением сомнения пожал одним плечом и посмотрел в окно.
- О, вон он, летит. Торпедопросец ископаемый.

Птеродактиль влетел в комнату и резко затормозил крыльями. Не помогло – шмякнулся об стену и сбил на пол две рамки с фотографиями. Тима сунул банку с богомолом Инженеру, поднял ящера и усадил на комод. Потом поднял рамки и развешал по местам.
- Наоборот, – подсказал пацан, – поменьшая справа, побольшая – слева.
Тимофей поменял фото местами, забрал банку, поставил её на стол и снял крышку. Богомол, словно только того и ждал, выбрался на волю и огляделся, скрипя шеей. Потом расправил крылья и перескочил на крышку старого ноутбука. Птеродактиль с любопытством посмотрел на него, потом резко изогнул шею и сожрал насекомое.
- Нихуя себе, – опешил Тимофей. – Ты чё творишь, дристун перепончатый?!
Инженер откинулся в кресле и задорно рассмеялся, а ящер подёргал глоткой, закатил глаза и свалился с комода. На пол рухнула двухметровая тощая туша ZV, произведя при этом жуткий грохот. Ни матов, ни какой-либо другой реакции не последовало. Тима присел на корточки возле друга и поискал на шее пульс.
- Живой? – поинтересовался пацан.
- Живой, – облегчённо перевёл дух писатель.

***
Илья стоял и смотрел на Диму, с трудом сдерживая смех.
- Господи, комиссар, вот вечно у тебя всё не по-человечески.
- Не смешно нихуя! – отозвался тот и громко фыркнул.

В этой усечённой нереальности Странник совершил превращение ровно до половины и теперь выглядел, как булгаковский Бегемот, только двухцветный. Илья всё же рассмеялся и покачал головой.
- Ладно хоть говоришь!
- Отвали. – Кот повертел головой и снова фыркнул. – Вот и к кому нам тут обратиться? Ты хоть читал этот отрывок?
- Не-а, – честно признался Илья. – У меня и уверенности даже не было, что я смогу в файл войти.
Они стояли на обочине асфальтированной дороги, проложенной за каким-то чёртом посреди чистого поля. И что самое поганое, горизонта не было. Ни с одной стороны. На расстоянии в несколько километров пространство окружало серое нечто. И не туман, и не стена – именно что нечто. Внизу – дорога, поле и травка. Вверху – синее небо и Солнце. А вокруг – какая-то хрень.

Послышался отдалённый рокот и на дороге появился мотоцикл. Илья схватил Диму за шиворот и рывком уложил не ожидавшего такой подлости комиссара в траву.
- Лежи тихо, я попробую остановить!
- Дебил блядь, – буркнул кот, но отполз от дороги подальше и спрятался.
Библиотекарь вышел на асфальт и принялся размахивать руками. Мотоциклист загодя сбросил скорость и остановился, не доехав до Ильи метра три. Пассажир – по виду пассажирка – спрыгнул с мотоцикла и подошёл почти вплотную.
- Там нет дороги, – произнёс Илья, показывая себе за спину большим пальцем.
Малявка сняла шлем и в висках у парня застучали молоточки.
- Ты что за хрен такой?
- Э-э-э… Организатор потоков.
- Организуй себе поток отсюда нафиг!

Илья пригляделся к пигалице и кивнул головой: так и есть – нелюдь какая-то! Посмотрел на водителя, но тот оказался совершенно обычным, крепким таким дедом. Не сильно старым, но и никак не молодым.
- Здравствуйте! Меня зовут Илья, а это…
- Странник, – подсказал Дима, на задних лапах подходя к остальным участникам.
- Да! Кот, комиссар и просто хороший парень.
Дед поставил мотоцикл на подножку, стянул с головы шлем и тоже подошёл поближе. Снял перчатку и протянул руку Илье.
- Арсений. – Пожал лапу коту и повторил: – Арсений. А это – Дина, хорошая девушка со звёзд.
- Сеня, ты уверен, что они безвредны?
- Пока не доказано обратное – считаем так. Любой человек априори хороший.
- А вслух говорить не пробовали? – сварливо спросил Дима. – Мне-то похуй, а Илья вас, например, не слышит!
- Его проблемы, – зыркнула угольно-чёрными глазищами Дина и дёрнула ушами на макушке. – Ты с какой планеты, Странник?
- Местный, но из другой реальности. Здесь есть кто-нибудь, кроме вас двоих?
- Ну… Её подруги. А что? – спросил Арсений.
- Буду краток, – кот заложил лапы за спину и принялся расхаживать туда-сюда, размахивая хвостом, – мы с Ильёй ищем сущность в виде богомола. Это именно сущность в виде насекомого, а не богомол в виде дебила со святым писанием и крестом на чугунной цепи. Здесь богомолы водятся? Видеть приходилось?

Арсений кивнул, а Дина посмотрела на друга, поставив уши столбиком.
- Поможем?
- Надо бы. Только как?
- Закройте уши, я своих позову
.
- Ой, бля…
Дед зажал уши руками и рванул бежать прочь от дороги. Илья, повинуясь предчувствию, тоже прижал руки к голове и двинул следом. Дима пожал плечами, опустился на четвереньки и припустил за ними. А Дина подошла к «Харлею», положила шлем на сиденье и задрала лицо к небу. От чудовищной силы ментального вопля оба мужчины кубарем полетели в траву, а Странник дико заорал по-кошачьи и подскочил вверх едва не на три метра.
- Вот сирена, мать её за уши и нагнуть, – простонал дед, снимая с лица прилипшие стебли травы.
- Ага, – согласился Илья, ковыряя в ухе мизинцем.
- Обосраться-не-замараться! – резюмировал Дима, выплёвывая луговую кобылку, попавшую ему в рот во время прыжка. – Ещё раз такое произойдёт – на меня не рассчитывайте! Это же не Дина, это динамита кусок.

На секунду их накрыла тень и по другую сторону дороги в поле опустился шаттл. Никаких других ассоциаций этот летательный аппарат не вызывал.
- Сеня, идите сюда.
Дед помотал головой, с кряхтением поднялся на ноги и буркнул:
- Айда, Динка зовёт.

Возле мотоцикла собралось уже пять невысоких динок, едва отличимых одна от другой: все в серых костюмах в облипочку, жопастенькие и с бежевыми мордашками в чёрную пятнушку. И размахивающие руками, как шлангами. Дина отличалась от подруг только серебряной серьгой в ухе, в остальном же разницы не было. Посовещавшись пару минут, динки встали полукругом и уставились на землян чёрными буркалками, шевеля при этом ушами, а Дина подошла к Страннику и заговорила:
- Давай параметры сущности. Девчата полетают и поищут.
- Н-ну… Это часть человека. Предположительно – его эго, разум. Тело уже найдено, а вот разум… Мы подозреваем, что он может быть тут.
- Выглядит как насекомое богомол?
- Скорее всего. У ZV два тотема, один… Короче, да.
- Хорошо. Его пси-характеристики похожи на ваши?
- Вот этого не знаю. Это человек. Больше ничего не могу добавить!

Дина вернулась к подругам, они что-то ещё оживлённо обсудили и четыре динки побежали к шаттлу, смешно перекидывая гнущиеся во всех направлениях и местах ножонки.
- Сеня, позови Петю, пожалуйста. Не торчать же нам посреди поля.
- Ага.
Дед вынул телефон, сделал вызов и забубнил, поясняя собеседнику ситуацию. Потом убрал сотовый и подмигнул Илье.
- Вы нас куда-то отвезти хотите?
- Ко мне поедем. Раз уж нам с Диной не судьба погонять, то вернёмся, чё уж.
- Сеня, а можно я, пока Барин не приехал, покатаюсь?
- Можно, чё нет-то?
Он протянул малявке ключ и та с довольной улыбкой оседлала «Харлей». Пустила движок, снялась с подножки, покрутила головой и лупанула с места, аж заднее колесо провернулось. Арсений проводил её взглядом и улыбнулся.
- Пилотка, тить-колотить! – Посмотрел на кота с Ильёй и пояснил: – Дина – не имя. Это её профессия, она пилот.
- А… Эм-м-м… Тут как? Никто не того?..
Арсений махнул рукой.
- Они уже официально сюда прибыли. Большой корабль на орбите где-то оставили, спустились на вот этих, маленьких. Мужики ихние там с властями чего-то обсуждают, а динки вот просто гонзают, развлекаются. Весь табак у меня на огороде сожрали, чисто кусеницы.

Подъехал джип «Чероки» и из него выбрался… По виду – барин. Но лицо у мужчины было располагающим, а улыбка добрая.
- Привет честной компании!
Барин обнял Арсения и они похлопали друг дружку по спинам, потом он пожал руку Илье и назвался Петром. Потом сурово посмотрел на Диму, повернул голову к Сене и спросил:
- С этим здороваться или вискасу дать?
- Не, ты не охуел часом?! – возмутился Странник. – Не моя вина, что в этой сраной недоёбанной недореальности ничего нормально не делается!
- Ага! – Барин протянул руку, пожал коту лапу и добавил: – Без обид, выглядишь ты так себе. А места у нас – лучше не бывает, так что не пизди.

Мужчины устроились в машине, причём Диме позволили сесть на переднее сиденье. Барин в три захода развернул джип на узкой дороге и неспешно повёл его в город. Кот несколько раз протягивал к рычагу передач когтистую лапу, но всякий раз убирал её обратно, заметив косой взгляд Петра.
- Чего ты нервничаешь, Дим?
- Да нет же впереди нихера! Куда ты едешь-то?!
- Ну так будь там хер – я б не ехал. Мне это нахер? – совершенно невозмутимо парировал Барин.
Дима обернулся и спросил:
- Что впереди нас, Илья?
- Нечто серое, – не задумываясь ответил тот. – Но оно сдвигается по мере нашего приближения. А сзади за нами ползёт.
Арсений поймал взгляд Петра в зеркале и пожал плечами.
- Они из какой-то другой реальности, Петь. Ну вот про Динку ж мы с тобой тоже не знали, пока не увидели!

Оглушительно рыча мотором, «Харлей» опередил «Чероки» и ушёл в серое нечто.
- Бандос, динки твои? – спросил Барин.
- А чьи ж, – откликнулся дед. – Гонзает, как будто с пелёнок на двух колёсах. Гайцы как видят – отворачиваются и палки прячут. Вчера пол-города на уши поставила! Чёрт, не ребёнок.
- Надо у Злодея кувалду выманить, дать ей попробовать.
Дед пожал плечами.
- Да ей впору на «Цирконе» верхом кататься…

***
Тимофей сидел на диване и смотрел в безжизненное лицо ZV, уложенного на подбитые подушки. Инженер опять свалил, не пообещав вернуться, а Странники зависли в недописанной истории и ожидать их особого смысла не было.
- Что не так, дядька? Почему ты не хочешь со мной поговорить? Ты не весь ещё здесь? Эх, знать бы чего недостаёт… Тело здесь, разум здесь. В ад и рай ты не верил никогда. Что не здесь? Душа? Да ты и слово-то это разве что в шутку использовал...

Время тянулось как расплавленный винил. Тимофея уже тошнило от бесконечно повторяющихся сообщений в ватсап, которые он перечитал уже сорок раз. Жутко хотелось вернуться в Колывань, домой, к жене и дочке, но здесь ещё оставался Илья, которого как-то надо было вернуть в его родной Рудож, где-то на востоке Украины. С Димой проще, его организатор потоков отведёт в книгу и всё.
- А может?..
Писатель встал, подошёл к шкафу и вынул из него своего «Шамана». Потом сел к столу, открыл ЯП и нашёл первую главу «Организатора протоков» VampiRUS'a. Промотал страницу до середины и пожал плечами.
- В «Дни памяти» же ты ушёл. Может и к себе через монитор вернёшься.

В очередной раз позвонила Лена и Тимофей слово в слово отбарабанил заученную партию диалога. Отключил смартфон и вынул из него батарейку. Просто уже не было сил сдерживаться, чтобы не заорать дурниной.
- Хорошо, что никто больше не звонил в тот день, а то уже точно свихнулся бы. Хоть бы Инженер, что ли, вернулся…

Он разговаривал сам с собой и даже не удивлялся этому.

***
Во дворе дома Арсения установили мангал. Барин съездил к приятелю в мясную лавку и привёз отменного качества сырой шашлык. Дина по-прежнему куксилась при виде «плоти», но после нашествия её подруг на огород, деваться было некуда: черноокие «кусеницы» выкосили не только табак, но и всё, на что упал их чёрный взгляд. Пётр, не знавший о бедственном состоянии Бандосова огорода, не догадался привезти зелени и теперь только виновато хлопал глазами.
- Ладно, Петька, ты тут с Ильёй занимайтесь мясом – кота не подпускайте! – а мы с Диной до бабок прогуляемся. Пусть выберет себе, чего там ей по вкусу.
- Чирка возьмёшь? – спросил Барин.
- Да ну его к лешему. Пеши прошвырнёмся.

Пока хозяин водил подругу на небольшой стихийный рынок у шоссе, где местные бабки предлагали транзитным водителям огородные (и не только) харчи, оставшиеся неспешно растопили мангал, разложили в решётки кусочки мяса и организовали застолье из складного столика, пары походных стульев и притащенных из дому табуретов. Пётр, знакомый с хозяйством старого друга, принёс посуду и вилки, Илья по его указанию спустился в погреб и вытащил на свет божий домашние закатки – томатный сок, хренодёр, аджику и даже самодельную горчицу, широко известную в очень узких кругах своими термоядерными кондициями.

Вернувшиеся с рынка Сеня и Дина на ходу трескали редиску и морковь, первая порция шашлыка уже доходила до кондиции. Барин притащил из дому солонку и перечницу, все сели за стол и за знакомство навернули по стаканчику томатного соку.
- По городу кучи динок шастают, на рынке едва ли не последние овощи скупили, – со смехом поделился новостями Арсений. – Дин, у вас на родине голод что ли?
- Не равняй гидропонку с нормальными продуктами. За ваши растения душу отдать не жалко!
- Э-эх, сироты вы сироты…

Когда мясо в миске закончилось и Барин вытряс в неё вторую решётку, Сеня спросил Илью:
- А почему вы наш мир недоделанным называете? Что в нём не так?
Библиотекарь потупился, а Дима, облизнув усы длиннющим языком, принялся пояснять:
- Прозвучит странно, но уж как есть. ZV не дописал эту историю. Непонятно? Ну и ладно. Просто про вас всех есть две истории – одна дописана, а вторая нет. Не смотрите так, про меня тоже несколько историй есть, но их писал другой автор. А про Илью – его автор написал… Да-да, дорогой друг! Проблема в том, что вокруг этого стола собрались персонажи трёх разных авторов. Один из них – всем нам хорошо известный ZV.
- А кто написал про Илью? – спросил Пётр.
- Некий VampiRUS.
- А про тебя? – подал голос библиотекарь.
Кот усмехнулся, подцепил когтями кусок мяса и засунул в рот целиком. Разжевал, проглотил и подмигнул парню.
- А угадай с одного раза.
Илья потёр висок и несколько раз моргнул, потом скосился на Диму и погрозил ему вилкой.
- Тимофей спросил меня – зачем я притащил не кота, а Диму. То есть…
- Bingo! Именно он угадал и меня, и Шамана, и ещё множество совершенно замечательных людей. И не совсем людей.

Внезапно над головами пирующих завис шаттл и с него непонятным образом спустили сначала здоровенный мотоцикл, затем громко матерящегося долговязого мужика, а в последнюю очередь – одну из динок. После этого челнок бесшумно отвалил, а прибывшая инопланетянка принялась лопать нарезанные кружочками томаты и огурцы.
- Зачем вы привезли Злодея?
- Этот тип наиболее подходит под заданные параметры.
- Но это не богомол!
- Сущность могла изменить форму в данной реальности. Параметры совпадают максимально.
- А мотоцикл зачем?

Динка намазала горчицей луковицу и с хрустом откусила.
- А он без него отказывался перемещаться! Ой… Мамочка…
Дина налила в стакан сок и протянула подруге. А поляк, устав орать и материться, обнял сперва Барина, потом Бандоса и только после этого подошёл к Илье, протянул веслообразную лапу и представился:
- Анджей Шаблицкий!
- Илья. Очень приятно. А это – Дима, Странник.
Байкер поднял брови и пожал плечами.
- Добрый вечер, пане Странник!

Дина сходила в дом и принесла ещё два табурета. Застолье раздвинули и теперь к столу приходилось тянуться, но это никого и нисколько не расстраивало. Илья наклонился к Дине и спросил:
- А зачем ваша подруга привезла Анджея?
Та посмотрела на него, чуть прищурив глаза и в голове библиотекаря снова застучали молоточки.
- Слышишь меня?
- Да,
– не раскрывая рта ответил парень.
- Этот тип максимально совпадает с параметрами ZV. Ничего больше мои коллеги здесь не обнаружили.
- Но это не богомол!
- А сущность не могла изменить форму?
- Не думаю. Впрочем… Как сказал мне на прощанье Шаман: «Каждая дверь не случайна!» Возможно, пан Шаблицкий будет нам полезен.


Он благодарно кивнул Дине и переключился на поляка.
- Анджей, а ваш мотоцикл как называется?
- Кувалда.
- А… марка?
- «Yamaha Vmax».
- Совпадает…
- О! Это реально убойный аппарат! Триста кило и полтораста лошадей. Крутящий момент вдвое выше, чем у «Лады»! С места до сотни – три секунды.
- А вам он очень дорог, надо полагать?
Долговязый поляк раскрыл рот, закрыл рот, потом улыбнулся.
- Не, я понимаю, что меня дохера. Но это не повод звать меня во множественном числе! А кувалда… – рыжий байкер обернулся к своей технике и лицо его стало как у ребёнка, увидевшего любимую игрушку. – Я машину продал, чтобы её купить. Я себе трусы не куплю, а для неё возьму самую мягкую салфетку.

Дима уже почти минуту пытался под столом пнуть библиотекаря, но лапки не дотягивались.
- Илья!
- Что?
- На пару слов отойдём. Прошу прощения, друзья!
Отведя парня подальше от стола, кот быстро заговорил:
- Оставь поляка в покое, это не ZV, это автошарж, карикатура на самого себя. Надо валить по тихой грусти, богомола здесь нет.
- Надо хоть попрощаться.
- А надо?
- Поблагодарить!
Кот согласно кивнул.
- Тут ты прав. Они хоть и выдумка… Да мы-то чем их лучше? Пошли.
Они вернулись к столу, душевно попрощались со всеми и поблагодарили инопланетянок за оперативную помощь. Вышли за ворота, чтобы не пугать людей исчезновением и Илья даже успел ухватить кота за лапу, но тут к ним вышел Арсений.
- Братцы, вы скажите ему, чтоб историю дописал. Я вам верю, вы ZV найдёте… Пусть допишет. Прощайте!
И быстро ушёл обратно. Илья сжал лапу Димы и с чувством припечатал себе в лоб ладонью.

***
В Дарске настала ночь. Тимофей прикрутил фитиль керосинки и повесил её обратно под потолок кабинета ZV. Сам хозяин всё так и лежал на диване, молча и почти не шевелясь. Вася сидел у него на ногах и тарахтел, как трактор. Илья вновь материализовался в кресло, держа на руках двухцветного комиссара и лицо его было не очень довольным. Тима обернулся и мотнул головой в сторону дивана. Илья повернул кресло и аж подпрыгнул, уронив Диму на пол.
- Как так?!
- Я нашёл богомола, он был тут, в Дарске. Не совсем в этом, но здесь.
- Не в музее часом?
- Нет. Но я был и в музее, и на даче у Снегирёва. Вот как раз там мне Алан и отдал его. Рассказал парню ваши новости, он был очень рад. Я у него не стал задерживаться, сюда сразу помчался. Показал богомола птеродактилю ну и… Ящер сожрал насекомое и вот результат.
- Небо пресветлое, наконец-то!
- Нечему радоваться, Илюх. В нём нет ещё какого-то компонента. Лежит вот бревном и ни на что не реагирует.

- И даже не чихает, – добавил появившийся на подоконнике Инженер.
Пацан свесил ноги и принялся колотить правой пяткой по батарее, переводя взгляд с писателя на библиотекаря.
- И что теперь делать? – спросил Илья. – Мы ведь даже не знаем, что именно нужно искать.
Тимофей пожал плечами и придвинул парню свою книгу.
- Проводи Диму. Он нам точно теперь ничем не сможет помочь.
Библиотекарь опустился в кресло и посмотрел на кота. Тот, повесив хвост, медленно подошёл и как-то неловко взобрался к нему на колени. Илья машинально погладил его по спине и прижал пятерню к лежащему на столе томику.

- Что было важным в жизни ZV? – спросил Инженер, едва Странники исчезли. – Что привязывало его к миру? Вы же друзья, Тима. Вспоминай.
- Мотоцикл и всё, что с этим связано. Поездки, тусовки, фотосессии. Баб любит. К пьянству и наркотикам он никак вообще, курит разве что.
Инженер лупанул в очередной раз пяткой по холодному чугуну и сморщил нос.
- Мотоцикл. Он разбит, надо полагать? Отодвинь кресло, сейчас Илья вернётся.
Стоило Тимофею откатить мебель, как на освободившемся месте материализовался библиотекарь и шмякнулся задницей на пол. Пацан задорно рассмеялся и скрутил фигушки, дразня парня. Тот поднялся с пола и взмахнул руками.
- Ну что за шутки? Вообще не смешно! Тима, дай книгу про Кристину, надо ей про Алана рассказать, я обещал.
Писатель вынул из стопки на столе нужный томик и отдал Илье. Тот состроил Инженеру козью морду, показал язык и свалил, не дожидаясь ответа.

Отсутствовал парень от силы десять минут, вернулся перепачканный помадой и красный лицом. Перевёл дух и громко заговорил, грозя невесть кому указательным пальцем:
- Послушайте! Я не знаю, важно это или нет, но в тупике мы нашли некоего Злодея, байкера. Точнее, не мы нашли, а по нашей просьбе. Этакий автопортрет ZV, но юморного характера. И Злодей этот был мало что похож на него, – Илья мотнул головой в сторону дивана, – он ещё и постоянно орал, матерился, грозил всем головы поотшибать.
- А про мотоцикл он говорил что-нибудь?
- Да. И с очень большой любовью. Искренне причём.
Инженер многозначительно посмотрел на Тимофея.
- Совпадает. Это всё неспроста. Тима, вот вертолёты – души подбитых танков, ты в курсе?
Тот отмахнулся и нахмурил брови.
- Да чушь это, болтовня. При чём тут… Стоп! Ты про?..
- Ага. Давай, сочиняй! Ты же писатель.

Тимофей опустился в кресло и задумчиво потёр щетину на подбородке.
- Кажется понял. Тут было дело, сломался у дочери игрушечный мотоцикл, я его пару дней чинил, а ей, чтоб не расстраивалась, рассказывал такую сказку, что ли…
- Вот и расскажи её Илье.
- Но это даже не…
- А какая разница? Он и через текст в мониторе ходит за милую душу. А твоя аудиоверсия чем хуже? Начинай!
Писатель мотнул головой и повёл рассказ. Бесхитростная сказка для маленького ребёнка, про то, что сломанный мотоцикл не помер, а только заболел, что его живчик не ушёл насовсем, что он ещё вернётся. Потому что любит свою маленькую хозяйку. И что папа мотоцикл теперь лечит, а живчик только и ждёт момента, чтобы вернуться.

Инженер то и дело поглядывал ему за спину и подбадривал, мелко кивая и рисуя в воздухе пальцем круги. А писатель продолжал бубнить, особо не вникая в смысл слов. Точно так же, как буровил эту пустословицу дочери, вертевшейся рядом с пассатижами в руках.
- Ушёл!
Тимофей замер на полуслове и оглянулся. Ильи на чердаке не было.
- Куда?
- А неважно. За живчиком от «Ямахи». В какое-то место, куда отлетают души разбитых мотоциклов. Или та любовь, что в них вкладывают их владельцы. Или ещё что-то такое, что связывает байкера с мотоциклом. Освободи кресло, пусть наш гонец нормально вернётся. Вдруг заслужил?

***
Илья стоял посреди дороги и рассматривал мир, в котором очутился. Тот был странным, пластмассово-мультяшным. Будто на все предметы при помощи графического редактора нанесена пластиковая текстура. В его голове, с разными интонациями и в разном порядке проносились одни и те же слова:
«Держи руки подальше».
«Руки подальше держи».
«Подальше держи руки».

- От чего? – спросил он вслух, оглядываясь по сторонам. – Какие руки? Насколько подальше?
После каждого вопроса, где-то на периферии слуха до него доносился странный звук, будто совсем рядом кто-то прогазовывался. Парень попытался повернуть голову и понял, что не может это сделать. Попробовал повернуться всем туловищем, но вместо этого попятился, чуть выворачиваясь в сторону. Под ногами что-то захрустело. Щебёнка? Сами ноги странно проворачивались в районе ступней и не отрывались от поверхности. Так это же не ноги! Это же колёса?
- Мать того, кто всё это придумал, пусть живёт и здравствует! – неумело выругался Илья, понимая что вместо слов слышит бибиканье. – Ёпть… я что? Машина?

В его мысли ворвался звук мотора. Судя по рваному звуку, перебиваемому покашливанием выхлопа, это был какой-то трактор. Звук приближался и, пока Илья осваивался с новым способом ходить, стал уж очень громким. Шевеля ступнями и кистями (или тем, что ими раньше было), толкая тело то вперед, то назад, он увидел подъехавший к нему, проржавевший грузовик… нет, эвакуатор с болтающимся крюком.
- Привет, Мак! – радостно поздоровалась морда машины, образованная из глаз на лобовом стекле и рта на радиаторной решётке. – Ты где пропадал и чего ты тут бибикаешь, как будто у тебя бензин слили и шины попрокалывали?

Забавный грузовичок слегка шепелявил. «Бензин» из его уст звучал как «бенфин», «шины», как «фыны», а буква «р» перетекала в букву «о», поэтому слово «прокалывали» – «покалывали».
- Мак? – удивился Илья.
- Где? – не понял грузовичок.
- Кто Мак?
- Да брось прикалываться, дружище! Ты – Мак. Молния Маккуин, номер девяносто пять на борту и номер один по жизни! А ещё ты мой лучший друг!
Чёрт, буква «г» у грузовичка тоже была чем-то средним между «г» и «х». Но в целом было понятно, что он говорит.
- Ты мне, конечно же, не поверишь, но я не Маккуин.
- Да как бы не так! Бампер тот же, лобовуха та же, наклейки все твои… Ох! – «лицо» грузовичка сделалось озадаченным. – Или ты в переносном смысле, дружище? Что случилось? Твой друг может помочь твоему горю? Развеять печаль? А хочешь, дождёмся темноты и трактора погоняем, как тогда, в первые дни знакомства?
Грузовичок насупился, будто формулируя неприятную для него мысль. А потом выдал:
- Нет, ну если ты хочешь, чтобы я держал от тебя подальше свои руки, то я, конечно, пойму.
Опять эта фраза про руки.
- Нет-нет! – заверил Илья, начиная понимать, куда его занесла Тимофеева сказочка.
- Тогда чего ты такой задумчивый и озадаченный? – спросил грузовик. – Такое ощущение, что кто-то обмацал тебе лобовое стекло своими руками, не понимая, что их не нужно протягивать, куда не следует.

Чёрт, как же его звали? Кажется, Мэтр… Никогда не угадаешь, какая информация из полученной за свою недолгую жизнь тебе пригодится. И опять это «тянуть руки, куда не следует».
- Знаешь, Мэтр, – раз уж мир мультяшный, подумал Илья, то и вести себя нужно по-мультяшному. И постараться вертеть разговор вокруг этой фразы про руки. Не просто так ведь она выскочила. – Мне действительно не нравится, что кто угодно может залапать лобовое стекло. Мне ведь потом плохо видно. И я постоянно об этом думаю. О том, что некоторым стоит держать руки подальше…
- Оу! – обрадовался проржавевший эвакуатор. – Так тебе просто нужно всех предупреждать об этом!
- Предупреждать?
- Ну да! Видел же наклейки, которые так и говорят: «Держи подальше от меня свои руки» и всё такое?
- Наклейки?
- Ну да! Наклейки! Как номер девяносто пять на твоём борту! – обрадовался грузовичок-эквакуатор. – Если это будет отображать внутренний дух и мироощущение, то почему бы и не попробовать? А какую ты хочешь наклейку?
- Погоди, – ошалело перебил его Илья, – я же не говорил, что хочу наклейку.
- Но ты же сказал, что не хочешь, чтобы кто-то лапал твои стёкла своими руками!?
- Ну… да.
- Вот! Поэтому тебе нужна наклейка!
- Наклейка?
- Ну да! – энтузиазму эвакуатора позавидовал бы даже какой-нибудь Ламборгини-дьябло. – Например: «Warning. Keep hands away».
- Warning?
- Конечно! – всё так же обрадовано продолжал вещать ржавый грузовичок. – Иногда стоит поменять имидж для того, чтобы свести риски к минимуму!
- Риски? – Илья уже понял, что достаточно с вопросительной интонацией повторить какое-то слово из речи собеседника, чтобы тот продолжил тараторить.

А ещё он подумал, что для Мэтра нет разницы, что он ему скажет или предложит. В простовато-деревенском характере эвакуатора была заложена радость за друзей вне зависимости от того, что эти друзья задумали.
- Ну, конечно, риски. А если тебя поцарапают, протянув свои руки? Вот для этого и нужна наклейка, которая будет предупреждать.
- Предупреждать?
- Ну да! Только… – тон грузовичка стал смущённым. – Где ты такую возьмешь? Это же рори... рере... риритет. Их давно уже не найти в свободной продаже, – интонации грузовичка стали заискивающими. – Ну, автополитика, все машины братья, дружба марок, ZLM и вот это вот всё...
- ZLM? – Илья надеялся, что его новое «лицо» выражает недоумение.
- Ну да! Запорожец Ливс Меттер. Нет, ты не подумай, я сам своего рода «Запорожец» и целиком поддерживаю.
Грузовичок ловко развернулся, подставив Илье свой левый борт. Там красовалась наклейка: буква «Я», вплетенная в местоимение «МЫ» и буквами поменьше: «запорожец».

«Ямы, запорожец. Символично», – подумал Илья. А грузовичок продолжал тараторить:
- Некоторые автомобили, конечно, возможно, я допускаю, станут на тебя косо смотреть. Те же новые модели, сторонницы одинакового дизайна… Нет-нет-нет, я тебя не отговариваю. Вызов обществу – это классно. Просто тебе же ещё участвовать в кубке…
Илья слушал и думал о том, что иногда достаточно довериться потоку, который тебя несёт и не пытаться ничего организовывать, а Мэтр говорил, говорил, говорил… И спустя минут пятнадцать добрался до сути.

Нужные наклейки имелись у некоего Чёрного Форда, заправлявшего подпольными гонками. И если постараться, то их можно выиграть на этих самых подпольных гонках.
- Тогда почему мы стоим? – поинтересовался Илья у своего друга.
- А я не знаю. Это ж ты хотел наклейку…

Вот так, почти не понимая сути разговора и совсем не помня сюжета произведения, в которое попал, Илья ввязался в очередное приключение.
Вместе с Мэтром они пересекли город Радиатор-Спрингс, на окраине которого Илья материализовался, проехали по просёлочной дороге и вырулили на свалку старых машин, чёрные остовы которых были сложены штабелями и образовывали лабиринт, растянувшийся по дну каньона, в котором эта самая свалка находилась.

Навстречу им выкатил нагловатый Чёрный Форд, вальяжный и какой-то слегка оплывший. Точь-в-точь такой, каким его описывал Мэтр, пока они добирались.
- О! Молния Маккуин. Что забыл такой известный гоночный болид на нашей свалке?
- Мы на гонки! – радостно сообщил грузовичок, не дав Илье раскрыть рта. – Гонки за наклейки!
- На гонки? – задумчиво спросил Форд. – Что поставите?
- Что поставим? – не понял Илья.
- Друг мой, – вкрадчиво сказал Чёрный Форд, – это же не кубок Ле-Ман и не Формула-1, у которых уйма спонсоров. Мы крутимся как можем...
- Но у меня ничего с собой нет.
- И ставки принимаем, какие можем, – ухмыльнулся Форд. – Вот, например, ваш друг отлично пойдёт на разборку в случае проигрыша.
Форд плотоядно посмотрела на Мэтра.
- Мой друг?
- Ну да. Ваш ржавенький друг.
- Но…
- Я согласен, – радостно вскрикнул Мэтр. И прозвучало это как «я фоглафен».
- Но…
- Маккуин, да ты чего! Да для тебя ж это раз плюнуть! – грузовичок чуть ли не подпрыгивал на месте от переполнявших его эмоций. – Я в тебя верю, ты не подведёшь! Ты же Молния!
- Но… – уже в который раз начал Илья и вдруг понял, что даже если он начнёт объяснять, кто он на самом деле, ему всё равно никто не поверит.
- Давай, Маккуин!

И Илья согласился, хотя задача оказалась нетривиальной и опасной – проехать сквозь свалку, представлявшую из себя лабиринт из остовов тех самых старых машин. И парень в какой-то момент подумал, что не справится с этим, несмотря на богатый опыт игры в гоночные симуляторы. Одно дело, держа в руках джойстик, иметь возможность начать гонку заново в любой момент. И совершенно другое – самому быть машиной, не осознавая до конца, как и что в тебе работает.

Лучик надежды блеснул оттуда, откуда парень не ожидал.
- Ну что, крыса библиотечная, катанём? – поинтересовался подъехавший к линии старта рыже-чёрный Субару Импреза с нарисованной на капоте мордой чёрно-рыжего кота с глазами разного цвета.
- Чего? – изумился Илья.
- Не узнал меня в таком обличье? – хитро спросил автомобиль. – Мяу!
- Комиссар!?
- Так точно!
- Как?..
- Каком кверху, – ухмыльнулась пёстрая тачка. – Спасибо шаману. Я пришёл, а он мне: ты не всё сделал, иди исправляй. И травками в морду н-н-на! И вот я машинка! Прикольно, да?
- Офигеть, – взволнованно воскликнул Илья.
- Короче, так. «FlyStar» помнишь?
- Ещё бы! – радостно воскликнул Илья. – А ты откуда…
- Маша, у которой моя Нина живёт, в неё играет, аж заглядишься! Ну, я и заглядываюсь. Девчонка водит так, что жуть! В живую, правда, на машине тронуться не может, но на компе она Шумахер в юбке! Да и шаману спасибо. Он и просил тебе передать, что это «FlyStar», полуфинальная трасса. Только в сеттинге «Тачек». А уж откуда он такие слова мудрёные знает, я не подскажу. Одно слово – Шаман!
- А-а-а-а-а! – обрадовано не то бибикнул, не то воскликнул Илья, – так это же в корне меняет дело!
- На дорогу смотри! – порекомендовал кот-комиссар-автомобиль. – И помни: гонка купленная. Все нацелены на то, чтобы не дать нам прийти к финишу. Все они – одна команда. А мы…

Он не успел договорить – грохнул стартовый пистолет.
Желтая Ауди, стоявшая слева, рванула вперёд, выкручивая колёса в сторону Ильи, а тот, знакомый с таким способом выведения противника из строя, даже не тронулся с места. Он дождался, пока та ударится об остовы машин, служившие ограждением. И только потом сорвался с места, наблюдая, как жёлтый автомобиль выруливает на трассу. Зелёный болид, кажется Митцубиси, вывел из строя комиссар. Он притормозил на повороте, пропуская зелёную японку вперёд и ударил своим носом в её корму, чуть дальше колеса. От этого ускорившуюся Мицубиси повело и перевернуло, а над треком раздалось победное «мяублять!»

Илья пролетел мимо перевернутой японки, повернул влево, затем вправо, поравнялся с комиссаром и плавно обошёл его. А чёрно-рыжий Субару, в свою очередь, сбавил обороты и принялся вилять перед Ауди, пытавшейся наверстать упущенное на старте при попытке вывести соперника из строя. Илья, помня о том, что это полуфинальная трасса из «FlyStar», не следил за поворотами. Он считал в уме.

Поворот. И… счёт.
Раз. Два. Три. Левее. Левее. Раз. Два. Левее. Правее. Трамплин. Раз. Два. Три. Левее. Правее. Правее. Раз. Два. Единственное, что не мелькает пятнами – красный и синий автомобили Макларен и Мазанти. Но их Илья стремительно нагоняет. Два. Три. Четыре. Трамплин и после приземления влево. Парню кажется, что у него болят ступни и кисти рук. Но он напоминает себе, что сейчас это колёса. А колёса болеть не могут. Арка из ржавых автомобильных корпусов. Раз. Два. Три. Четыре. Пять. Правее. Правее. Арка. За то количество раз, которые Илья добирался до полуфинала «FlyStar», ему только и остаётся, что считать. Какое-то время эта игра ему даже снилась. Два. Три. Четыре. Левее. Ко второму кругу расстояние между ним и сине-красной парой плавно сокращается.
Скорость у вырвавшихся вперёд приличная. За оставшийся круг, проложенный сквозь лабиринт автомобильного кладбища, их не догнать.

Илья, наконец, догадывается перевести свои ощущения на зеркало заднего вида и наблюдает, как Импреза добивает жёлтый автомобиль. Всё, Ауди не соперник. После этого рыже-чёрный Субару разворачивается на сто восемьдесят градусов и, набирая скорость, тает в зеркале заднего вида. Куда он?

Мазанти и Макларен несутся рядом, выдерживая такое расстояние между собой, чтобы у соперника не было возможности обойти их. Они даже нагло сбрасывают скорость, осознавая это. И в какой-то момент Илья ловит себя на мысли, что его обставили ещё до старта. Д – Договорняк. Это намного обиднее, чем проиграть по-честному.

И тут из-за поворота появляется черное, размазанное пятно – это комиссар несётся навстречу. Он встречается лоб в лоб с Мазанти и оба, кувыркаясь, выбывают из гонки. А Илья, ошалевший от такого поворота событий, ускоряется и плавно обходит по освободившейся части трассы Макларен.

Оставшуюся половину круга Илья в теле Молнии Маккуина летит в одиночестве, оставив позади единственного не сошедшего с трассы противника. А завершив гонку, даже не думает останавливаться.
Он мчится по трассе к тому месту, где столкнулись чёрно-рыжий Субару и красный Мазанти.

Чёрт, чёрт, чёрт! Как там комиссар? Хрен его знает, по каким правилам существует этот мультяшно-пластиковый мир. Умирают ли машины? И если умирают, то как? Ну, конечно, умирают! Мы же, чёрт возьми, гоняем по автомобильному кладбищу.

Подъехав к покорёженному корпусу кота-автомобиля, Илья спросил тревожно:
- Комиссар?
- Мя-а-а-ау, – проскрипела машина в ответ. – Минус один, кипит-твой-антифриз...
- Да какой же минус один? Минус три. Ты троих с дистанции свёл.
- Жизней минус один, – пояснил тот.
К ним подскочил неутомимо-весёлый грузовичок.
- Маккуин! Ты смог! Ты опять всех обогнал! Вот твоя наклейка!
Листочек с пиктограммой ладони и надписью «Warning. Keep hands away» несколько раз перевернулся в воздухе и спланировал на лобовое стекло, чудесным образом зацепившись за дворник.

- Блин… как же всё… И как же теперь назад? Как по лбу-то хлопнуть?..
И тут Илью осенило. Чтобы увести кого-то из книжного мира, нужно было его касаться в момент перехода. Он отъехал назад, набрал скорость и врезался в рыже-чёрный Субару. Соприкосновение. При ударе капот открылся и вывернулся так, что коснулся лобового стекла. Чем не хлопок самого себя по лбу?
Корпуса Импрезы и Ильи растаяли в воздухе.

***
Тима внезапно рассмеялся и пацан, заинтригованный, снова принялся пинать батарею и всячески выражать интерес к причине этого смеха.
- Да подумалось тут… Илья сейчас вернётся, поверх помады перемазанный отработкой.
Инженер тоненько захихикал и лягнул диван. Лежащий на толчок снова никак не отреагировал.

Вернулся организатор потоков без лишних пятен, но какой-то пришибленный. И принёс с собой небольшой кусок то ли бумаги, то ли пластика. Тимофей протянул руку и парень отдал ему наклейку с надписью «Warning. Keep hands away» и соответствующей пиктограммой в виде ладони.
- Что это?
- Не знаю.
- А где взял?
- Дали!
- Кто?!
Илья потёр лицо ладонями и устало буркнул:
- Конь в пальто. Дали и дали, какая разница? Сочинял бы что-то более внятное – я бы и рассказывал что-нибудь вразумительное.

Тима согласно кивнул и глянул на Инженера. Тот пожал плечами и отрицательно мотнул головой. Присев на диван, писатель посмотрел на друга и, не придумав ничего лучше, положил наклейку ему в ладонь. ZV тут же сжал кулак, вздохнул глубоко и принялся елозить, переворачиваясь набок. Упёрся коленом в Тимофея и, не открывая глаз, с силой наподдал ему под зад. Глухо и негромко матюкнулся и ровно засопел, подсунув кулак с наклейкой под подушку.

- Спит!
- Пусть спит, – шепнул Инженер. – Илья, спасибо тебе за всё, возвращайся домой.
- Как? – развёл руками организатор потоков. – Сюда меня вот он привёз!
- Ой! – Тимофей вскочил с дивана и дёрнул мышку ноута, ввёл пароль и показал Илье текст. – Попробуй здесь пройти, это про тебя книга.
Парень выбрался из кресла и прижал пальцы к монитору. И тут же втянулся в него, как в каком-то фантастическом фильме ужасов. Не исчез, как делал это прежде, а именно втянулся с противным вибрато.

Инженер спрыгнул с подоконника, склонился над спящим и улыбнулся.
- Нормально. – Он, выпрямился, повернулся к Тимофею и заговорил очень серьёзно: – Сейчас я переведу время на дату аварии. Езжай туда и любыми способами помешай произойти ДТП. Любыми.
- А сразу так нельзя было сделать?!
- Нет. – Инженер нажал кнопки на часах и за окном засветился ранний летний вечер, а с дивана исчезло тело хозяина чердака. – Я должен был убедиться, что ZV весь в одном месте, иначе мы бы получили такого монстра, что и не вышептать.
- А кто же всё-таки разделил его?
- Мрак. Да-да, тот самый. Ему стало тесно в мире единственной книги ZV, буквально пропитанной мистикой. И он решил таким образом прорваться в Большой Мир, он и детей у Кристины выкрал под это мероприятие. Беги в машину, Тима, у тебя есть полчаса. Прощай!
Пацан вышел в открытое на проветривание окно чердака, не потревожив Ваську на подоконнике и не задев москитной сетки. Тимофей взял со стола смартфон, сунул в карман ключ зажигания и поспешил на улицу. Ему предстояло спасти своего старого друга.

Конец.

2021
Rumer ©
TimaKlimenko ©
ВадимБ ©
VampiRUS ©


Ну и чтобы два раза не вставать.


Эта история – не первый коллективный труд авторов ЯПа. Были истории, рассказанные на несколько голосов и раньше. Есть два бумажных сборника прозы авторов ЯПа. И сегодня я предлагаю провести очередное мероприятие. Это что-то вроде конкурса с гарантированным призом для каждого участника.
Звучит странно? Но я готов к этому. И повторяю: приз гарантирован каждому, кто примет участие. Не спешите потирать руки в предвкушении, бесплатного сыра здесь не будет smile.gif Условия конкурса довольно жёсткие: нужно написать историю, вписывающуюся в концепцию Большого Мира.

Узнать условия более подробно можно будет позже, пока что я только призываю принять участие тех, кто чувствует в себе силы написать реально захватывающую историю. И призываю не только среди авторов ЯПа, но и других авторов, не являющихся пользователями этого портала. Работы пройдут отбор, лучшие будут предложены вниманию читателей на двух площадках. Голосование пройдёт в двух местах… Эти тонкости не должны волновать авторов. Потому что все они получат призы.

И призом станет бумажная книга из ваших работ. Я обязуюсь издать её, отпечатать и разослать в любое место на планете (поверьте, опыт у меня есть). Призы для тех, чьи истории наберут максимум голосов на обеих площадках, будут оговорены отдельно, но это будут тоже книги. Скажем… 10 книг за 1 место, 5 – за второе и т. д.

А пока что я прошу всех, желающих принять участие в таком конкурсе, просто подать заявки. И ещё: жёсткие условия компенсируются не только призами, но и возможностями. Скажем, если кто-то напишет и пришлёт несколько историй – они будут участвовать все. Я готов обсудить с каждым участником проекта персонально и приз, и количество работ, и прочее.

Предположительно, выглядеть сам конкурс будет так же, как и любой другой конкурс на ЯП. То есть будет тема с работами и голосовалкой, возможность обсуждений и прочее. На второй площадке это будет происходить точно так же, работы будут одинаковые, просто там смогут голосовать те, кто не зарегистрирован здесь. Постараюсь сделать так, чтобы при подсчёте голосов не удваивались голоса тех, кто отметится и на ЯП, и в другом месте. Но даже если это и произойдёт, то не вижу в том ничего страшного, поскольку все номинанты получат свои призы. Это – основное и главное условие.

Итак: у вас на выбор 42 планеты Большого Мира и 24 разумные расы. Есть масса готовых персонажей или вы пишете про своих героев. Приключения в космосе или на любых планетах, любовные линии в ассортименте (кроме голубой гаммы), войны в воюющих мирах, постапокалипсис в мирах уже погибших либо переживших войну, весь спектр небывальщины, за исключением мистики и магии, поскольку Большой Мир – зона атеизма и здравого смысла. Если вы готовы – пишите, присылайте заявки. Задавайте вопросы и получайте консультации. Читайте Истории Большого Мира и Глоссариум, выбирайте себе тот мир, что вам больше по душе и… Расширяйте его.

С уважением – Rumer.
 
[^]
Yap
[x]



Продам слона

Регистрация: 10.12.04
Сообщений: 1488
 
[^]
VampirBFW
11.05.2021 - 19:51
18
Статус: Online


Поварствующий радиоуправляемый сисадмин

Регистрация: 20.02.10
Сообщений: 11527
Зелень авансом не думая, друже, прости оценю по настоящему позже, только вернулись с похода, рюкзаки еще даже не разбирали

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
GhjcnjNfr
11.05.2021 - 19:59
10
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 31.10.18
Сообщений: 2597
Замечательно - почитаем!

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
Rumer
11.05.2021 - 20:21
18
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 13601
Откуда выросли уши: ТУТ.
 
[^]
PechenStalin
11.05.2021 - 20:48
7
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 31.01.21
Сообщений: 173
Как всегда - зеленка авансом. Прочту чуть-чуть позже. Спасибо, маэстро;)

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
VampiRUS
11.05.2021 - 20:54
19
Статус: Offline


Бело-горячий Энтомолог

Регистрация: 13.02.09
Сообщений: 2656
Всё спуталось так, как и должно было спутаться
 
[^]
Rumer
11.05.2021 - 20:58
14
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 13601
Цитата (VampiRUS @ 12.05.2021 - 00:54)
Всё спуталось так, как и должно было спутаться

Нормально! gentel.gif Поучаствуешь в БМ?
 
[^]
wesmart
11.05.2021 - 22:52
6
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 27.10.19
Сообщений: 213
Читать?

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
Harier44
11.05.2021 - 23:24
11
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 19.05.16
Сообщений: 39
Нихрена себе наворотили. Зелень однозначно.

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
ВадимБ
11.05.2021 - 23:25
14
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 20.07.15
Сообщений: 1055
Цитата (Harier44 @ 11.05.2021 - 23:24)
Нихрена себе наворотили. Зелень однозначно.

И всё на трезвую голову)
 
[^]
XAN9
11.05.2021 - 23:27
6
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 13.02.16
Сообщений: 130
Цитата (wesmart @ 11.05.2021 - 22:52)
Читать?

Однозначно читать!

 
[^]
Rumer
11.05.2021 - 23:56
15
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 13601
Цитата (wesmart @ 12.05.2021 - 02:52)
Читать?

Если имеешь такую привычку smile.gif
 
[^]
Rumer
11.05.2021 - 23:57
19
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 13601
ВадимБ
Цитата
И всё на трезвую голову)

А прикинь, если б напились... shum_lol.gif
 
[^]
Хариус
12.05.2021 - 00:33
9
Статус: Offline


Механический динозавр

Регистрация: 6.07.12
Сообщений: 1003
Фигасе сколько букв! Но я прочитал не отрываясь!
Жаль, что нельзя поставить больше одного плюca.
 
[^]
ktototam
12.05.2021 - 00:39
8
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 13.07.12
Сообщений: 1187
класс... запоем прочел :) даже пиво нагрелось
 
[^]
Ekselex
12.05.2021 - 04:07
9
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 11.02.17
Сообщений: 1223
Rumer
Дядь Злодей, а почему без праздничной рассылки?

Это сообщение отредактировал Ekselex - 12.05.2021 - 04:55
 
[^]
SVD1303
12.05.2021 - 06:26
9
Статус: Offline


Хохмач

Регистрация: 21.04.14
Сообщений: 617
Обалденно!!!! Великолепно!!!!
Огромное спасибо авторам! А ещё и конкурс... Как много будет чтения, я просто в восторге! Сегодня половина рабочего дня улетела на ваше творчество, с перерывами на присутствие начальства

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
Rereq
12.05.2021 - 07:55
6
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 18.04.14
Сообщений: 383
Поначалу был винегрет...
Потом у него появился вкус!!!
Теперь надо про Мрака прочитать!!!

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
Rereq
12.05.2021 - 07:56
6
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 18.04.14
Сообщений: 383
Пошел почитаю откуда ж выросли УШИ!!!

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
eph1r
12.05.2021 - 08:01
7
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 24.12.08
Сообщений: 2592
О! Вкусняшка подъехала)
Rumer, у меня личка не пашет уже которую неделю. Выкидывает и всё тут.
Видел уведомление, что ты написал, а прочитать не могу :(
 
[^]
wsash
12.05.2021 - 08:01
5
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 8.05.21
Сообщений: 262
бля, палец устал колёсико вниз крутить))
 
[^]
wsash
12.05.2021 - 08:01
5
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 8.05.21
Сообщений: 262
Цитата (eph1r @ 12.05.2021 - 08:01)
О! Вкусняшка подъехала)
Rumer, у меня личка не пашет уже которую неделю. Выкидывает и всё тут.
Видел уведомление, что ты написал, а прочитать не могу :(

через ЯПфайлы заходи туда
 
[^]
DJKashei
12.05.2021 - 08:24
11
Статус: Offline


Юморист

Регистрация: 16.09.20
Сообщений: 460
В первый раз читал урывками, зацепило, потом перечитал вдумчиво, не торопясь. Классные буквы. Румеру и всем авторам гран мерси и заслуженный плюс.

Это сообщение отредактировал DJKashei - 12.05.2021 - 08:27
 
[^]
ВадимБ
12.05.2021 - 08:50
14
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 20.07.15
Сообщений: 1055
Цитата (Rumer @ 11.05.2021 - 23:57)
ВадимБ
Цитата
И всё на трезвую голову)

А прикинь, если б напились... shum_lol.gif

Прикинул. Мои бы персонажи тогда кого-нибудь отметелили. Для души и гармонии.
 
[^]
d1m0nnch1k
12.05.2021 - 09:50
6
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 31.08.15
Сообщений: 38
Спасибо авторам, за вечер в хорошей компании =)
 
[^]
Понравился пост? Еще больше интересного в Телеграм-канале ЯПлакалъ!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 18810
0 Пользователей:
Страницы: (7) [1] 2 3 ... Последняя » [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 



Активные темы








Наверх