Цена молчания

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
  [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
ЯКассандра
11.10.2020 - 09:01
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3953
6
(Сноски на первые две истории Книги VI
https://www.yaplakal.com/forum3/topic2174924.html?hl= Мститель
https://www.yaplakal.com/forum3/topic2176911.html?hl= Обман)

История III
ЦЕНА МОЛЧАНИЯ

Это продолжение истории о том, как Бинка стала хозяйкой на Первой Полосе планеты Безымянная. Как она впервые столкнулась с реальной опасностью и однажды вдруг обнаружила, что…


  

- Разве ты не понял, что сказали эти люди? - спросила Бинка строго. - Объясняю для непонятливых. Они сказали, что если еще хоть раз что-нибудь пропадет, и будет подозрение на тебя, то возиться с тобой никто больше не будет. Тебе сразу организуют несчастный случай со всеми последствиями.
- Я понял, мадам, понял! Клянусь, я никогда больше не возьму чужого, только не отправляйте меня на Тьеру!

Сильный, здоровый мужчина стоял навытяжку перед Бинкой и дрожал, как осиновый лист. Впрочем, стоял он не перед одной Бинкой, вокруг них толпится народ - человек двести, не меньше, и пять минут назад все требовали одного: чтобы их избавили от того, кто сейчас рыдал в центре.
- Но твой срок окончился месяц назад. Зачем нам держать тебя дольше? Здесь никого нет, кто бы рвался кого-то воспитывать. Мы тебя отпускаем на все четыре стороны. Космос велик, не хочешь на Тьеру - найди себе другое место под звездами.

Мужчина бухнулся на колени.
- Джентва! Что хотите со мной делайте, только не выгоняйте! Не хочу я снова на промысел! Богом клянусь - не нарушу доверия!
- Ты плохо понял. Разбираться, ты или не ты украл, никто не станет. Одно только подозрение - и ты покойник.
- Пусть даже так, я согласен. Хоть сейчас меня убейте, коль ваша на то воля - все лучше, чем снова на нары!
- Все слышали? - обвела взглядом Бинка толпу. - Если что-либо пропадет и возникнет подозрение, что вор - он, то любой из вас имеет право убить его без суда и следствия. Все согласны? Возражений нет?
__________

- Никогда не думал, что Жат способен сломаться, - проговорил Гор, когда они вдесятером плюс Бинка покидали место судилища. - Что выдавал, а? «Я согласен на все!» Ему повезло, что здесь не за гратью!
- Ну, за гратью он бы такого не ляпнул, можешь мне поверить. Он не дурак нарываться на… - Смок произнес слово, неизвестное Бинке.
- На что? - обернулась она.
Мужчины переглянулись и расхохотались.

- Мадам, - сказал Коро, - есть вещи, о которых вам не надо знать, честное слово! Но уверяю вас: суди его тюрьма, ему следовало бы крепко подмозговать, прежде чем соглашаться «на все».
- Я не думаю, чтобы он имел в виду что-нибудь порочащее, - возразила Бинка строго. - Он знает нашу систему наказаний.
- Конечно, знает. Но слово-то произнесено! И на колени бухнулся - сам, не просили! - сказал Гор.

- У тех, кто нечист на руку, всегда можно нащупать гнильцу, - сказал Коро. - Особенно, если копнуть поглубже.
- Угу. Они народ некрепкий.
- На Тьере нечего делать без денег, - произнес брат Джона Лека, до сих пор молчавший.
- Я выдала бы ему выходное пособие, - холодно возразила Бинка.
- Пособие? - глаза Леки оживились. - А сколько это?
- Посчитайте сами. Сложите то, что он заработал за 12 лет и вычтите из суммы то, что он проел и потратил. Полученная разность и есть выходное пособие. Можно сразу в тьеранских ценах.

- Если в Тьеранских, - сказал Джон, усмехаясь, - то Жат не только ничего не получит, но еще и останется вам должен.
- А вы представьте себе, что получал он по 200 кредиток в месяц, а покупал только все самое дешевое и низкосортное.
- Ну, тогда… А фургон?
- Фургон останется здесь.
- Ясно. Тогда…
- 5000 кредиток, - торжественно произнес Гор.

- Я и говорю, - скривился Лека. - разве это деньги? Этого и на год не хватит, если пожить со смаком.
- А сколько бы ты хотел? - засмеялся Смок.
- Тысяч бы 50, чтобы открыть свое собственное дело. Тогда Жат на колени бы не встал, не жди!
- Ты думаешь? - Бинка и Джон переглянулись.
- А чо тут думать? Вы объявите, что даете тем, кто свое отмотал, по 50 кусков на лапу, - посмотрите, многие ли захотят у вас задержаться, чтобы корячиться дальше!

Мадам хозяйка и Джон снова переглянулись.
- Деньги - это еще не все, - сказала Бинка, помедлив.
- На Тьере деньги - это все, - возразил Лека. - Это свобода, это власть. Да за 50 тысяч кто угодно здесь не только на колени встанет - он землю лизать начнет.
- Ну, предположим, землю лизать согласится не любой, - сказал Коро в раздумьи. - Но началось бы такое - ой-ой!

- Странные вы люди, тьеранцы, - проговорила Бинка. – Сходить с ума из-за стопки кредиток? Мне это непонятно!
- Потому что она у вас есть, - заметил Смок, смеясь.
- Каждый в нашем клане рассуждает подобно мне.
- Вот бы посмотреть хотя бы на одного такого бескорыстного, - это уже были слова Гора.
- Правда, мадам, вы как-то сказали, будто привезете сюда одного из своих племянников, - подхватил Смок.
- Я? Когда?

- А помните, что вы обещали Магде? Девочка уже вошла в возраст. Ей скоро 19.
Бинка покраснела.
- Это была шутка. У нас выбирает мужчина, и никогда такого не было, чтобы кто-то из родственников девушки искал ей жениха. Как я могу предложить кому-то Магду и сказать: «Вот твоя невеста?» А вдруг она ему не понравится? Что тогда?
- Но познакомить-то можно? - это снова сказал Гор.
- Познакомить можно. Но за свадьбу я не ручаюсь.

- Значит, ты посмеялась над девочкой, Бинок, - проговорил Джон хмуро.
- А разве она запомнила?
- То-то и оно, что не забыла. Она ждет. На днях она хвалилась Джике, что выйдет замуж только за настоящего героя. Придется сказать ей, что для племянников тети Бинки она не пара.
- Брось, Джон! - возмутилась Бинка. - Ты прекрасно знаешь, что ничего такого я не думаю!

- Нет, не знаю, Биночка, ничего не знаю, - хмуро отозвался негр. - Я всегда уважал тебя и думал, что ты уважаешь меня. А теперь вижу: белые всегда остаются белыми, и доверять им нельзя.
- Ты неправ, Джон, - возразила Бинка запальчиво. - Магда мне очень нравится. Будь у меня сын подходящего возраста, я бы с удовольствием с тобой породнилась хоть завтра. Но есть вещи, которые… Впрочем, попробовать можно. Послушай, Джон, за успех я не ручаюсь, но если ты дашь мне несколько ее фотографий, я смогу показать их кое-кому из наших ребят. Возможно, дело и выгорит, а, старина? А не получится - мы пошлем ее в колледж на кого-нибудь учиться. Твоя дочь - красавица, и не может быть, чтобы никто ее не заметил.

- Этого-то я боюсь, что заметят. Девочка города не видела, обормотов разных там много. А она у нас сама знаешь, какая: откровенная да на чужую беду отзывчивая.
- Знаю, Джон, отличная жена из нее будет. Только ты зря беспокоишься, я бы ввела ее в наш круг, и никто бы твою девочку не тронул.
- Значит, отказываешься?
- Я же сказала: попробую. Только с Магдой сначала поговорю. Сама.
__________

- Так вот, - сказала Бинка через две недели. - Есть один мальчик.
Фраза прозвучала в фургончике, принадлежавшем Джону с Сарой. Пула в то время на Первой уже не было, он учился в машиностроительном, на Третьей Полосе, и обитал там же, в общежитии.
- Вези, - сказал Джон.
- Он уже здесь. Заходи, Лавр.

Крепко сбитый парень лет 24х переступил порог фургончика и, сняв с головы шляпу, принялся смущенно теребить ее в руках. Он был примерно одного роста с Магдой, во всяком случае, не выше, белокур и белобрыс. Впрочем, черты лица его были красивы, хотя в сочетании с загорелой кожей разобрать это удавалось не сразу.
- Здоровья всем! - произнес парень почтительно.
- Взаимно, - отвечал Джон, нахмурясь. - Джика, сгоняй-ка за дядей Лекой.

- Ой! - сказала Магда, распахнув дверь. - Какой вы смешной! Вы долго валялись на пляже или крем такой есть?
- Дочка, нельзя так с гостем! - укоризненно покачала головой Сара. - Молодой человек подумает, что ты плохо воспитана. Джика, озорник, немедленно мыть руки и за стол - пора обедать.
- На Четвертой все используют один и тот же крем под названием «Солнце», отвечал парень невозмутимо.
- Четвертая - это что? - спросил Джика, выглядывая из-за спины сестры.
- Так называется место, где я живу - «Четвертая Полоса». Там воздух сильно разрежен и излучение - будь здор! На самом деле я вот какой.

Парень убрал со лба прядь белокурой шевелюры, и явственно стало видно, что кожа его от природы столь же светла, сколь и волосы.
- Значит, Магда там станет еще чернее, - весело сказал подросток.
- Угу. Она станет там такой же черной, как ее папа.
- Или как я.
- Или как ты.
- А что ты делаешь там, на Четвертой? Расскажи!
- Мы создаем воду. Это здорово интересно! Представляешь себе: сейчас ее нет, а потом будет.

- А что там есть?
- Только скалы и песок. И половина атмосферы.
- И давно ты делаешь воду?
- Я - четыре года. А вообще-то процесс длился уже целых 14 оборотов.
- Почему же ее там нет?
- Вода уходит в грунт или испаряется. Но однажды случится чудо - пойдет дождь и побегут ручьи. И это будет победа!
- Твоя победа?
- Победа людей, братишка. Если бы ты знал, как это здорово: не было - и есть, потому что создано твоими руками!

После совместной трапезы Бинка сказала:
- Мне кажется, будет лучше, если молодые пообщаются друг с другом без нас, стариков. Магда, покажи человеку достопримечательности нашего поселка. А мы тут потолкуем чуток, тоже между собой пошушукаемся.
- Ну как он вам? - спросила она, когда за молодежью закрылась дверь.
- Этот парень хочет увезти ее туда, где ничего нет? Даже воды? - испуганно воззрилась на нее Сара.

- Если они сговорятся. Он гидролог, такова его профессия и такова его жизнь.
- И что там будет делать Магда?
- Сажать леса.
- Поэтому он и захотел ее взять?
- Да, поэтому. Горожанке трудно будет приспособиться к пейзажу из камня и песка, а для Магды он привычен. Она быстро освоится и не затоскует.

Все четыре Бинкиных собеседника переглянулись.
- Я не хочу, - сказала Сара. - Я не отпущу нашу девочку в такое место.
- Это уже от нас не зависит, - сказал Джон. - Если молодые придут к согласию, Магда уедет. Я прав, мадам?
- Каждый птенец должен когда-то опериться и взлететь, - кивнула головой Бинка. - Не расстраивайся, Сара, может быть, Магде мой кандидат и не понравится. Или он ее отвергнет.

- Хорошо бы! - вздохнула негритянка.
- Что ты говоришь! - нахмурился Джон. - Или ты хочешь, чтобы она на Тьеру рванула, как когда-то мадам?
- Не надо как я, - засмеялась Бинка. - Тьера - не лучшее место для поиска женихов, поверьте. Впрочем, тьеранские гетто еще не пусты, Джон может присмотреть ей мужа там.
- Нет уж! - возразил Джон. - А только Сара права: лучше бы парень остался у нас.
__________

- Ну, Магда, - спросила Бинка через неделю, - как тебе наш герой?
- Герой! - хмыкнула Магда. - Такой маленький?
Вопрос был задан Бинкой в точно такую же рассветную пору, что и много лет назад, когда она спросила девятилетнюю девочку, согласилась бы та выйти замуж за парня из клана. Точно так же горел костерок, и вокруг него сидела пестрая компания. Только Марка не было да Сола, зато присутствовал брат Джона Лека и кое-кто из ближайших приятелей Гора и Смока.

- Ты неправильно смотришь на вещи, - улыбнулась Бинка. - Не он мал, а ты слегка высоковата. По крайней мере, так кажется ему.
- Пусть поищет себе карлицу.
- Он не привередлив. Он считает, что пара сантиметров разницы - это не та катастрофа, из-за которой стоит надевать траур по погибшей молодости. Он сказал, что ничего не имеет против того, чтобы его женой стала ты. А у тебя какое настроение?

- Мне все равно, - сказала Магда, тряхнув кудрями. - Когда-то ведь надо выходить замуж? Почему бы и не за него?
- Вот и чудесно. Тогда пусть папа Джон ждет сватов.
- Это очень суровый мир, моя девочка, - покачал головой Джон. - Ты была когда-нибудь на верхних ярусах? Не там, где ледник, а там, где вообще ничего нет, кроме неба, скал и щебня? Только ярусы там будут шириной не в 150 метров, а в километр.
- Ну и что? - пожала плечами Магда. - Работают же там другие люди!
Она развернулась и убежала.

- Интересно, сколько понадобилось бы нашего брата криминала, если бы Марк захотел озеленить ту, а не нашу полосу? - в раздумьи произнес Гор, глядя в спину удалявшейся девушке.
- Уголовников там нет, - возразила Бинка. - смертная казнь у нас исполняется сразу, быстро и без хлопот.
- Неужели там так плохо? - изумился Смок.
- Там вообще невозможно существование в одиночку. Дома на Четвертой располагаются под большими стеклянными колпаками из расчета 2000 квадратных метров жизненного пространства на человеческую единицу.

- Значит, там ничего не растет?
- Растет, под колпаками. Где-то через полгода можно будет и под открытым небом кое-что высеять.
- Жуть! - поежился один из сидевших возле огня.
- Зато когда эти парни приезжают по выходным на Вторую, все смотрят им вслед и завидуют: вот идут покорители планет, смелые ребята, которым все нипочем. И уступают им место.
- Я все же лучше поищу для Магды жениха в гетто, - произнес Джон задумчиво.
- Но это уже от тебя не зависит. Если юноша и девушка по вкусу друг другу, как ты сможешь воспрепятствовать их союзу?

- По-моему, он ей безразличен.
- Не будь таким уверенным. Девушки бывают очень скрытными в подобных вещах. К тому же, это легко выяснить. Скажи ей, что ты не хочешь этого брака - увидишь, как она отреагирует.
- Я ее отговорю.

Бинка засмеялась.
- Много лет тому назад, - сказала она, - одному парню очень понравилась одна девушка. Он захотел, чтобы она полюбила его не за папу с мамой, которые у него были местные знаменитости, а ради него самого, поэтому скрыл от нее свое происхождение. Родители девушки очень не хотели выдавать свою дочь за простого парня, и она тоже не хотела за него выходить. Но он ее увел - вот в чем был фокус. Нет парня в нашем клане, который не мечтал бы такое повторить.

- Магда послушная девочка.
- И та была послушной. В чем дело, Джон? Ты заказал белого зятя - я его тебе организовала.
- Сажать леса можно и здесь.
- Если препятствие только в этом, скажи Магде, пусть она попробует уговорить молодого человека.
- А ты на что?
- А я глупостями не занимаюсь. Я тебе прямо говорю, Джон: готовься к свадьбе или прощайся с дочерью.
- Ну, это мы еще посмотрим.

- Хочешь на спор? Если мальчик девочку не уведет, и тебе придется искать ей жениха на Тьере - приданое за мой счет.
- А если с ней что-нибудь случится?
- Что именно?
- Ты прекрасно понимаешь, что. Я не хочу рисковать честью дочери.
Бинка снова засмеялась:
- Джон, игра, в которую мы сыграем, будет называться «Похищение невесты», а не что-нибудь иное. Если мальчик проявит слабость и позволит себе лишнее - свадьба все равно состоится, только условия будет ставить уже не он. У нас в клане с этим строго - поверь!
- Ну, если ты ручаешься, Бинок!
- Ручаюсь.

  

Следующий эпизод этой истории происходил уже ясным днем, когда женщины поселка, в том числе и Магда, разошлись по домам обедать. Сара, работа которой была нянчиться с малышней, пока мамы занимались делами, трапезовала со своими подопечными, а мужчины должны были возвратиться в поселок поздно вечером, как обычно, на отдых после дневных трудов. Магда была в фургончике одна, и никто не предполагал, что ее покой будет самым неожиданным образом нарушен. Тем не менее это случилось.

Звук летательного аппарата, приземлившегося возле входа в фургончик, мог бы, конечно, Магду насторожить. Но не насторожил, к летательным аппаратам она привыкла. Поэтому она очень изумилась, когда кухонная шторка раздвинулась, и перед ее носом возник тот самый белобрысый недоросток, за которого она согласилась выйти замуж.
- Привет труженикам Первой! - произнес он весело. - Я приехал сюда за своей суженой. Собирайтесь, ваше высочество, мой экипаж ждет свою будущую хозяйку.
- Ты уверен, что я готова ей стать?

Парень посмотрел на Магду слегка озадаченно и произнес:
- Так сказала тетя Бинка.
- Вот ее и вези. А я не тороплюсь.
- Значит, ты отказываешься?
- Может, отказываюсь, а, может, и нет. Уговори меня, если ты такой прыткий.
- Уговорить? - расширил глаза парень. - А как это делается?
Магда так и села на стул.
- Ты не знаешь, как уговаривают девушек? - молвила она насмешливо. - Ну и женишок у меня! Вот чудик-то! Разве ты не мужчина, что тебя надо этому учить?

- Кое-что я об этом, естественно, слышал, - проговорил парень неуверенно.
- Только кое-что? Разве у вас не показывают фильмов?
- Фильмы я тоже смотрел. Но знаешь, там почему-то потом откуда-то дети появляются.
- А ты уже и испугался?
- Не то, чтобы очень, но все же… А ты разве этого не боишься?
- Я? Детей? С какой стати?

- Может, ты и расписку о том черкнешь? Мол, я такая смелая, а он был такой робкий? Валяй. Где тут у вас бумага и ручка?
- А без расписки ты не можешь?
- Не смею. Вдруг ты скажешь после, что я чего-то не так произнесу или не то сделаю… И вообще…
Хмыкнув, Магда принесла клочок оберточной бумаги и шрайбер.
__________

«Я, Магдалена, дочь Джона и Сары Блэкбоунов, - донеслось до Коро из аппарата прослушивания, установленного в машине Леки, - расписываюсь здесь в том, что сама предложила себя для развлечений Лавру, сыну Блеска Смидта, сына Синга. Я заявляю здесь, что он никогда не делал попыток меня завлечь и не давал мне повода думать, будто он этого хочет. Томимая любовной жаждой, я подошла к нему сама и сказала, что хочу побывать в его объятьях, пусть даже это будет всего один раз. Я заранее согласна на все его условия и знаю о последствиях, которые могут потом для меня наступить. Всю вину за случившееся я беру целиком на себя. На законный брак с Лавром Смидтом или продолжение наших с ним отношений я не претендую. Дата. Подпись… Дай мне твою грамотку… Молодец, все правильно…»

Звук, какой получается, когда складывают бумагу и запихивают ее в карман.
«Грамотку сию необходимо переписать начисто, - голос парня звучал несколько странно, словно тот еле сдерживал смех. - Для этого берется чистый медицинский шприц, прокалывается вена, набирается кровь и добавляется консервирующая жидкость. Полученными чернилами заправляется чистая, ни разу не использованная авторучка, после чего ты собственноручно, красивым почерком на красивой бумаге изображаешь нужный набор букв, расставленный в нужном порядке. Листочек кладется в конверт, на конверте теми же чернилами, изготовленными из твоей крови, пишется мой адрес… К практическим занятиям положено приступать только после того, как я твое послание получу.»

- Вот еще! - фыркнула Магда. - Много чести будет на таких как ты свою кровь тратить!
- Чего не сделаешь, если сильно хочется! Я не настаиваю. А теперь послушай меня, моя дорогая! - голос Лавра вдруг зазвучал ядовито до издевки. - То, что ты сейчас сделала, называется предложить себя мужчине. Если б ты выросла в клане или хотя бы у нас на Второй Полосе, я бы после этого только пожал плечами, скажи мне кто-то, что ты будешь для меня подходящей спутницей жизни. На таких у нас не женятся, их презирают и в лучшем случае, если они знают свое место, некоторое время с ними развлекаются, пока они не надоедят. Если они умеют себя вести, их иногда делают вторыми женами и таскают за собой по командировкам для компании.

Когда они приносят нам детей, мы непременно подвергаем их экспертизе на тот случай, если лживая тварь захочет подсунуть нам чужое произведение. Потому что девочки, которые бегают за мужчинами и вешаются им на шею, обычно очень лживы. Сердца их переменчивы, как постоялые дворы: сегодня там гостит один, а послезавтра третий.
Зачем мне такая жена? Чтобы отлавливать ее по темным углам и вытаскивать из чужих постелей? Я не хочу стать предметом насмешек своих подчиненных! Я человек деловой, у меня несколько объектов, и я часто бываю в разъездах. Тебе тоже придется общаться со множеством народа, и с мужчинами тоже, причем иногда оказываться с кем-то из них в закрытом помещении с глазу на глаз. Я должен быть уверен в том, что моя жена не уронит своего достоинства.»

«Скажи лучше, что ты ни на что не способен,» - прозвучал девичий голосок.
Парень рассмеялся.
«Если бы ты уехала со мной, я бы построил тебе дом, - заговорил он вкрадчиво. - Дом был бы такой, какой ты захотела, и ты бы обставила его по своему вкусу. У меня есть некоторые накопления, ведь до сих пор мне не на что было тратить свои моны, они были бы в твоем распоряжении. И когда бы ты шла по нашему поселку, все мужчины чертовски бы мне завидовали, а холостяки мечтали, чтобы ты осталась вдовой, потому что, может быть, тогда кому-нибудь из них тоже что-нибудь бы оторвалось.»

«А женщины завидовали бы мне,» - прозвучал ехидный ответ.
«Угу.»
«И мечтали бы, чтобы ты остался вдовцом.»
«Не-а. Они мечтают привлечь к себе мое внимание хоть на полчасика. Тайком от мужей, конечно.»
«И часто им это удается? Привлечь к себе твое внимание?»
«Никогда. Их мужья тоже мужчины, зачем мне их огорчать? Мне хватает и девок. «Томимых жаждой» везде достаточно. Некоторые из них даже знают, чего именно хотят - с теми вообще просто.»
«Если тебя послушать - ты просто неотразим! А потом окажется, что и говорить не о чем.»

Парень снова рассмеялся:
«Ты очень забавная. Наверное, в вашей семье принято, что стоит мужчине очутиться один на один с женщиной, как он обязан на нее кидаться, а если он этого не делает, то она чувствует себя обиженной. В этом доме оказали мне гостеприимство, и я не оскорблю его стен, протянув руки к дочери хозяина. Если ты хочешь узнать, каков я мужчина - пошли отсюда на простор, туда, где нас не смогут увидеть чужие глаза и услышать чужие уши.»
«А без простора нельзя?»

«Можно. Я привожу тебя на Вторую, там мы заключим с тобой законный брак. А потом ты живешь некоторое время у моих родных, и они научат тебя смотреть на мужчин не как на самцов, пускающих при виде тебя слюну, а как на простую рабочую силу, потому что ты рождена, чтобы повелевать, а не для того, чтобы стать игрушкой в их руках.
__________

- Черт подери! - воскликнул Гор. - Я теперь понимаю Сола! Помнишь, Смок, он говорил про «рабочий скот»? Как себя ценит, а?
- Угу, - согласился Смок. - Он один человек, а остальные так себе, людишки.
- Тише, дайте послушать! - мрачно буркнул Лека.
__________

- А если я вообще никуда с тобой не поеду? - с подковыркой проговорила Магда.
- Нет так нет. В клане еще остались девочки, чье сердце не занято. Я поспрашиваю, у которой из них подходящая профессия, и к ней присмотрюсь. Понравится - поговорю с ней несколько раз, и если я увижу, что под моим взглядом она начала краснеть и опускать глаза, я скажу ей (тут голос парня совершенно переменился и стал настолько нежно-проникновенным, что у Коро дух захватило от неожиданности):

«Дорогая, ты мне очень нравишься. Я хочу, чтобы ты стала моей женой. Согласна ли ты разделить мою жизнь, какой бы она ни была?»
- И она непременно ответит тебе: «Да,» - язвительно закончила Магда.
- Без всякого сомнения. Потому что я не задам ей этот вопрос, не узнав, что я ей вполне по вкусу. А поскольку она выросла в клане, мне не придется объяснять ей, что такое Четвертая Полоса, и что по нашим обычаям жена следует за мужем, а никак не наоборот. Она не будет изображать из себя вешалку и пытаться что-то из меня извлечь. Смотри, что я сделаю с твоей распиской.

(Треск рвущейся бумаги).
- Какое пламя! Каков дым!... Куда бы бросить пепел?
- Мог бы и сохранить на память.
- Зачем? У меня таких эпистол достаточная коллекция. Одной больше - одной меньше, разницы нет. Я не хочу, чтобы ты всю жизнь покрывалась холодным потом от одной мысли, что сие неосторожное сочинение может попасть в руки твоего мужа или твоих знакомых. Ни к чему оно. Спи спокойно.
Эти слова были последними, которые успел услышать Коро из машины: средство передвижения их достигло точки, куда оно устремлялось, и уже стояло возле фургончика Сары с Джоном, рядышком с вакуумной лодкой пришельца с Четвертой Полосы.

- Этого воркующего голубка необходимо шугануть, - нажав на кнопку подслушивающего аппаратуры, произнес Лека.
И встал. Гор, Смок тоже поднялись и выбрались наружу. Коро пришлось последовать за ними. Ему не очень нравилось то, в чем он участвовал, хотя объяснить, что мешало ему извлечь из развертывавшегося перед его взором и слухом спектакля то удовольствие, которое он читал на лицах своих корешей, Коро был не в состоянии. В данном конкретном случае он себя не понимал.

- А! - произнес парень, чуть они вчетвером ввалились в фургончик, и повернулся к публике всем корпусом. - Привет честной компании! Ну, мне пора! Магда, ты со мной или остаешься?
- Укради! - капризно тряхнула кудрями дочь Джона.
- Это чтобы в охапку - и через плечо? Чтобы ты потом запросилась к папе и маме?
- Не запрошусь, - фыркнула Магда.
- Благодарю за совет, но такой вариант мне не подходит. Итак, до встречи, дорогая! Подумай над моими словами!

- Шагай-шагай, - сказал Лека, протягивая руку с явным намерением взять непрошенного гостя за шиворот и выкинуть его за порог.
Тот развернулся, сделал неуловимое движение локтем, и, охнув, негр сложился пополам. Гор, стоявший возле двери, сделал шаг, загородив парню дорогу. Еще движение - на этот раз ногой - и путь был свободен.
- Адьё! - проговорил парень в дверях и шагнул на улицу.
- Ну как? - произнес Коро, усмехнувшись. Непонятно чем, но парень ему смутно нравился, несмотря на свою заносчивость и манеры персоны, «рожденной, чтобы править».

- Лихо! - смущенно сказал Гор, поднимаясь с пола. - Бьет будь спок!
- Дядя! Это было ужасно! - воскликнула Магда. На глазах у нее блестели слезы. – Он назвал меня вешалкой и сказал, что на таких не женятся!
- Но это только игра, Магда, всего лишь игра, - ласково проговорил Лека. - Мадам сказала, что ваша свадьба - дело решенное. Мы не дадим свою крошку в обиду разным хитроумным мистерам.
- Он больше не прилетит!
- Прилетит, куда он денется! Он же сказал тебе: «До встречи!»? Значит, появится.
Но Магда только разрыдалась в ответ.
__________

Парень-таки действительно прилетел. Появился он через несколько дней, когда на планету опустилась мгла, и только свет прожекторов позволял человеку передвигаться в нужном направлении, давая уверенность, что он находится в нужной точке пространства. Относительно стандартных рабочих суток это был вечер. Никто в поселке еще не спал, хотя большинство семей отужинало, и люди просто отдыхали либо занимались домашними делами.
И Магда отдыхала. Неизвестно, зачем она зашла в свой отсек фургончика за ширму, но когда она снова захотела присоединиться к остальным членам семейства Блэкбоунов, то обнаружила, что сделать это не так-то просто. Перед ней вновь стоял ее белобрысый недоросток. В этот раз на голове у него была не шляпа, а странная шапочка с чем-то вроде очков наверху.

- Я прилетел за тобой, - произнес парень вполголоса, не тратя времени на ритуальные приветствия или еще чего-нибудь. - Ты согласна улететь со мной на мою полосу и стать моей женой, как положено по закону и обычаям моего клана? Или ты предпочитаешь кино?
- Любая девушка хочет, чтобы потом было что вспоминать в старости.
- Тогда пошли. Приключения ждут нас. Открывай окно и давай мне руку.

Несколько удивленная, Магда подчинилась. Они выбрались наружу и, крадучись, двинулись вдоль ряда фургонов к тому месту, где поселок заканчивался, и освещенное место сменялось темнотой. Возле одного из фургончиков появилась человеческая фигура. Кавалер Магды поднес ко рту нечто вроде трубочки и дунул. Они постояли - человек покачнулся, осел и медленно упал на землю.
- Ох! - воскликнула Магда, кидаясь к нему.
- С ним все будет в порядке! - схватил ее за руку Лавр. - Я просто его усыпил, и через 8 часов он проснется. Сегодня тепло, он не замерзнет.

- Это точно? - проговорила Магда, колеблясь.
- Да. Я же говорил: все будет как в кино, даже еще интереснее. Пошли дальше.
Фургончики поселка стояли так, чтобы при полуденном ливне их не захлестывало водой, остальные же 9 метров исчезали из глаз, пропадая во мгле. Шаг в сторону - и терялась из виду вся кромка яруса, целиком.
- Раз, два, три, четыре, пять… - досчитав до десяти, Лавр остановился и присел на корточки, пытаясь нащупать среди камней нечто, чего Магда не видела. Если честно, то она не видела и действий своего спутника и только догадывалась по его движениям, что именно в данный момент происходит.

Парень выпрямился, и широкая кожаная лента обвила талию Магды.
- Что это? - попыталась высвободиться Магда, хватаясь за застежку ремня.
- Сейчас мы полезем наверх. Я взберусь первым и втащу тебя на веревке.
- А я не сорвусь? - поежилась Магда, ощупывая карабин, от которого тянулась тонкая бечевка.
- Исключено, - запястье Магды тоже оказалось охвачено ремнем. - Подставляй другую руку. Ничего не бойся и жди, пока веревка не натянется и не начнет тянуть тебя вверх. После этого помогай себе ногами.

Парень надел что-то на свои руки, сделал еще пару шагов в сторону и растворился во мгле. «Шлеп», «Шлеп», - послышалось сбоку и сверху. Звук был очень тихий и удалялся, пока не затих. Затем Магда почувствовала, как ремни на ее запястьях вздрогнули и потянулись вверх. Еще толчок - и ноги Магды оторвались от земли. Вскоре левая рука ее коснулась человеческой ладони, и спустя какую-то пару-тройку минут девушка уже вскарабкалась туда, куда ее тянул спутник.
Она встала и развернулась. Отсюда, сверху, хорошо был виден поселок, но за спиной Магды и по обе стороны от нее уже было абсолютно темно, хоть выколи глаз.

- Где твоя лодка? - спросила она, слегка дрожа.
Ее спутник стоял сейчас так, что даже краешек его одежды не касался Магды, и дыхание его тоже не было ей слышно. Было ощущение, что она совершенно одна посреди обволакивавшего ее бесконечного моря мрака. Это было страшно, и рука Магды невольно протянулась в поисках того, кто должен был стоять рядом.
- Моя лодка далеко, - ответил парень, перехватив ее тонкую ладонь своей огромной лапой. - Если бы я ее сюда привел, полпоселка бы всполошилось, и тебя бы охраняли. Так что нам предстоит долгий путь вдвоем. Я обещал тебе приключения - они ждут нас. Давай мне свою руку и ничего не бойся. Вперед!

Они прошли через весь ярус и поднялись на следующий, потом на третий. Добравшись до шестого, Лавр сказал:
- А вот и наш экипаж. Ныряй внутрь.
Раздался звук открываемой дверцы. Парень положил руку Магды на краешек проема и она ощупью забралась в салон предложенного транспортного средства. Ее кавалер сел рядом, захлопнул дверцу, и лобовое стекло слабо засветилось. Магда увидела знакомый до оскомины пейзаж: трехметровой ширины каменную дорогу в центре и взрыхленный грунт по обе стороны. Только пейзаж этот был странного, непонятного цвета.

- Инфрафор, - пояснил Лавр с гордостью. - Мы можем передвигаться в любой темноте. Н-но, вперед, лошадка!
И машина совершенно беззвучно рванула вперед. Они мчались час, другой, по крайней мере, Магде так показалось. Наконец, Лавр сказал:
- Приехали.
Магда оглядела видимое пространство. Не сказать, чтобы оно было обширным - вокруг теснились деревья, и они выглядели очень старыми на фоне густого кустарника, заполнявшего промежутки между стволами.

- А где лодка? - спросила она.
- Я же сказал: далеко. Сейчас мы замаскируем машину, и я тебе кое-что покажу. Ты будешь в восторге, я тебе обещаю.
Магда вышла из машины, и мгла вновь обернула ее своим цепким покрывалом. И сердце Магды вновь сжалось от невольного страха.
- Не бойся, - раздался голос Лавра. - Дай мне свою руку и пошли.

Насколько поняла Магда, они вернулись несколько назад, но сколько шли в обратном направлении - она не поняла. Наконец, провожатый ее сделал остановку. Сделав поворот, они спустились вниз, прошли еще, поднялись и снова встали. Раздался непонятный звук, и парень снова повел Магду за собой.
- Осторожно, здесь ступеньки! - сказал он, наконец.
Затем вспыхнул свет, и Магда обнаружила себя в небольшом помещении типа мастерской, только без окон. В дальнем углу помещения виднелась обычная кухонная плита, возле которой стояли столик, стул и висела полка с посудой, сделанной из желтого металла.

- Пошли дальше, - сказал парень. - Здесь не интересно.
Повернув голову, Магда увидела еще одну дверь, парень тянул ее туда. Она послушно двинулась за своим провожатым и очутилась в другой комнате, поменьше. Стульев здесь не было, зато были кровать и стеллаж, уставленный фигурками, отлитыми из того же желтого металла, что и посуда над плитой в соседней комнате. Фигурки были покрыты разноцветным прозрачным лаком. Их было двадцать, и они изображали людей. Еще было зеркало, тоже металлическое, и множество всяческих пустяковин от шкатулки до расчески, опять же из металла и лакированных.

Стены комнаты от пола до потолка были выложены красивой мозаикой, набранной из разноцветных пород деревьев. На полу лежали шкуры животных, и их было так много, что они соединялись в большой ковер, целиком покрывавший всю свободную поверхность пола.
- Это место найти невозможно, - проговорил парень мягко. - Отсюда наружу не доносится ни единый звук, и нам никто здесь не помешает.
Не успела Магда опомниться, как парень ее обнял… А дальше произошло совсем уж неожиданное.

- Ты что, обалдел? - испуганно воскликнула Магда, чуть получила возможность что-либо сказать.
- Тебе противны мои объятия? Ну что ж, я немедленно отвожу тебя к папе и маме, и на этом финита ля комедия, то есть мальчик к девочке больше приставать не будет.
- Не в том дело! - растерянно воскликнула Магда. - Просто это было - слишком!

Лавр рассмеялся.
- Это был всего лишь поцелуй, Магда! - произнес он нежно-любовно. - Только поцелуй, которого ты так хотела. И все остальное сегодня будет так, как ты жаждешь. Все будет отлично, вот увидишь!
И с этими словами он снова привлек к себе девушку.
- Ты меня неправильно понял! - в голосе Магды звучало отчаяние.

- Чудачка ты! Ты хотела, чтобы все было как в кино, и чтобы я повел себя, как полагается парню вести себя с девушкой. Теперь отталкиваешь, дорогая? Если бы ты была девушка из клана, я бы решил, что ты меня нисколько не любишь, и что нам с тобой лучше разойтись. Зачем мне домашняя проститутка, способная отпускать свою благосклонность по капельке как награду за какую-нибудь подачку? Мне нужна подруга, которая всегда будет принимать меня таким, какой я есть, и для которой моя ласка будет дороже всего на свете. Но ты выросла не в клане, в вашей семье другие обычаи, очень для меня новые, поэтому я хочу знать, куда делать та смелая девочка, которая рвалась испытать, что такое любовь, и проверить, мужчина я или нет?
- Я шутила! Я только шутила! Ты обещал, что все будет по закону!
__________

Голос Магды вибрировал от ужаса, но семеро мужчин в возрасте от 30ти до 40ка внимали диалогу с нескрываемым удовольствием. Даже Коро было лишь забавно, не более. Девочка была не его дочерью, к тому же, что бы там ни происходило в месте, которого, по уверению парня из-за барьера, отыскать было невозможно, но в перспективе предстояла свадьба - первая настоящая свадьба на их территории. Парень явно оказался менее прост, чем ожидала публика, и не было ничего бесчестного в том, чтобы померяться силой с таким противником.

- Интересно, как он собирается ее уламывать? - с любопытством спросил Гор. - Она же вот-вот «Караул!» закричит.
- Мадам уверяла, что ее племянники неотразимы, - засмеялся Смок.
- Это только начало, - хмуро бросил один из остальных пятерых.
__________

Голос парня стал проникновенным-проникновенным.
- Магда! - произнес он тихо. - Если бы ты была девушкой из клана, я бы сказал: «Дорогая, зачем нам ждать брачной церемонии? Мы с тобой все равно что муж и жена, пусть эта ночь и станет нашей свадебной.» Но ты не из клана, и я говорю по-другому. Я говорю: «Магда, видишь этот диск? Человек, который его носит, никогда не поставит девушку в такое положение, чтобы она имела право назвать его подлецом.» Поэтому тебе нечего бояться. Все будет в тех пределах, в которых ты сама мне это позволишь. И пока я не сделал тебе ничего плохого, разве не правда? Парню с девушкой положено целоваться, когда они остаются вдвоем.

- Но не так! У меня кружится голова!
- Присядем. Можно вон на этот предмет мебели.
- Туда? На кровать?
- Угу. Можно еще на пол. Мы будем целоваться с тобой по-разному, пока тебе не понравится и ты не захочешь, чтобы я делал это еще и еще.
- Нет! Ты же обещал, вспомни! - в голосе Магды звенели слезы.

- Магда, ты бесподобна! Не дрожи так, девочка, все будет ОК, вот увидишь. И не надо бояться мебели, это ложе здесь поставил не я, слово чести. Ты присаживайся, а я расскажу тебе о хозяине этой пещеры. Когда-то давно на этой полосе жил один человек. Он был знаменитый художник, и здесь была его мастерская. Видишь эти скульптуры? А знаешь, из чего они сделаны? Протяни руку и возьми какую-нибудь из них.
__________

- А ты говорил: «Караул будет кричать,» - обернулся Смок к Гору.
Семеро мужчин загоготали. Восьмому же, Леке, было куда как менее весело. Побег Магды был обнаружен всего полчаса назад. След юной пары давно остыл, и сейчас брат Джона безуспешно ломал себе голову над проблемой, как проникнуть туда, куда проникнуть было невозможно, и помешать объекту наблюдения пасть жертвой нахала с Четвертой Полосы. Место, куда нахал заманил объект, для начала требовалось хотя бы знать, а этим семерым, на которых Лека так надеялся, было на планы Леки глубоко наплевать.
__________

И впрямь. В голосе Магды больше не было страха.
- Ой, какие тяжелые! - с удивлением произнесла она.
- Да, и холодные, как ты. Ты похожа на эти статуэтки, Магда, такая же красивая и тонкой работы. Только ты черная, а они - золотые.
- Золотые? Это золото?
- Да, Магда, ты сейчас видишь то самое таинственное золото, из-за которого люди в Большом Космосе убивают друг друга. Тьеранцы почему-то вообще сходят по этому металлу с ума.

- Ерунда! Я же не схожу!
- Ты не тьеранка, ты выросла здесь, на Безымянной. Запомни: то, что ты сейчас видишь - это великая тайна. Тетя Бинка говорила, будто любая из этих статуэток составила бы целое состояние на Тьере. Она сказала еще, что это слишком большой соблазн для ваших, и узнай они о пещере - все как одержимые будут искать ее, пока не вцепятся друг другу в глотки. Поэтому, если ты не хочешь, чтобы твои родные попали в беду, ты никогда никому не расскажешь про эту комнату.

Голос парня был абсолютно серьезен и даже торжественен.
- Зачем же ты мне их показал?
- Ты хотела побывать в кино.
(Пауза.)
- Я тоже должна тебе кое-что показать, - голос Магды стал тих и тоже серьезен. - видишь эту штучку?
- А! Значит, все это время…
- Да. Смотри, что я сейчас сделаю.
__________

Раздался треск - и тишина.
- Во дает, парень! - восхищенно произнес один из семерых, когда стало ясно, что «жучок» уничтожен.
- Что значит образование! Я бы так не сумел! - отозвался Смок. - Поет, как соловей.
- Пропала девка! - сказал еще один.
- Особенно если вспомнить, что она сама себя предложила, - сказал третий.
- Вы забыли об условии, - напомнил Коро.

- Чепуха! Стоит ей побывать в его объятиях, и она побежит за ним куда угодно, помани он ее только пальцем.
- Она не такая, - возразил угрюмо Лека.
- Да она уже поплыла, - сказал в ответ Смок. - Назови меня евнухом, если он не проделает с ней сегодня всего, чего захочет.
- Это точно, - согласился первый. - Девочка в полной его власти, лепи из нее все, что пожелаешь.
- И на кровать села, - напомнил Смок, ухмыляясь.
- Угу. Я же сказал: туши свет и гаси свечи.

- Теперь мы их уже не найдем, можно возвращаться, - сказал Коро.
- Гляньте-ка, что виднеется между деревьями! - возразил Гор.
- Ну домики.
- Дом и хозпостройки. Может, они там?
- Может. Давайте проверим.
Машина опустилась на каменный двор возле помоста с навесом и компания разбрелась по постройкам. Но если парочка и пряталась здесь, то замаскировано было укрытие столь надежно, что обнаружить его возможности не представилось. Наконец, Коро сказал:
- Нет, джентва, видно так тому и быть: увел парень девку. Присядем на дорожку - и возврат.

- Интересно, статуэтки и взаправду из золота, или тот Лавр Магде мозги пенил? - задумчиво проговорил Гор.
- Какая разница? - равнодушно сказал Смок. - Здесь, на Безымянной, из чего бы они ни были, прок один, то бишь никакого.
- Здесь - да. А вот если взять и рвануть на Тьеру…
- У тебя пожизненная, - напомнил Коро.
- Были бы деньги - документы можно сделать любые. А потом двинуть куда-нибудь и закопаться поглубже, пусть ищут.

- Мадам искать не станет, - покачал головой один из остальных. - Она добрая.
- Тоже не заплачу. Понимаете, джентва, соскучился я по свободе!
- Все это кукла, - проговорил Коро, помолчав. - Мальчик посмеялся над девочкой, а мы и уши развесили. Да и не найдем мы уже, где они прячутся.
Компания помолчала.
- Я знаю, как их выкурить оттуда, - вдруг заявил Лека. - Вот, с помощью этой фиговны. Выползут, как миленькие.

  

- Значит, если бы я протянул к тебе руки там, в фургоне, меня бы цап-царап - и за шкирку?
- Да. Тебе бы сказали, что я опозорена, и ты обязан на мне жениться. По-моему, что-то такое.
- Вот оно как… И поэтому ты была готова на все…
- Так ведь это было бы не по-настоящему. Дядя сказал, что в нужный момент они явятся и ничего тебе не позволят.
- Но я и так собирался на тебе жениться! - засмеялся Лавр.

- Мне сказали, что это вроде игры в перетягивание каната. Если ты чего-нибудь допустишь, то останешься у нас. Лаврик, прости, ты не думай, будто я испорченная! Но ты ведь все равно мой будущий муж, и всем в поселке это известно. Дядя сказал, что будет очень забавно послушать, как ты станешь уговаривать меня уехать.
- Забавно? - задумчиво произнес Лавр. - Возможно. Но я не понимаю, что мешало тебе довести номер до конца? Тогда было бы еще проще, тут уж я бы точно не отвертелся. Угу?
- Не знаю, - робко поежилась Магда. - Мне почему-то страшно. Понимаешь, отец пришибет меня, если я себя уроню.

- А! Отец! Значит, он в этом не участвовал?
- Нет, это тетя меня уговорила. Она сказала, что жених должен поухаживать за своей невестой, и что ты не будешь меня ценить, если просто увезешь к себе без всяких церемоний.
Лавр секунду подумал.
- Твоя тетя дала тебе плохой совет, - произнес он. - По обычаям нашего клана ты мне теперь вовсе не невеста, а я тебе не жених.
- А кто мы? Муж и жена?
- Вот именно, что нет. Мы теперь с тобой друг другу никто.

- Никто? - покачнулась Магда.
- Да. Просто парень и девушка, которые захотели вместе провести время. Девушка попросила парня показать ей, как играют в любовь, он решил - почему бы и нет. Видишь ли, в забавах подобного рода выигрышный билет обычно достается мужчине, а на долю девушки выпадают только позор и загубленная репутация.
- Ох! - воскликнула Магда, хватаясь за сердце.
- Правда, я не хотел твоего позора. Я собирался провернуть все чисто, чтобы никто ничего не узнал. Твои родители проспят до утра, мы бы успели вернуться. Теперь, конечно, тайны не сохранить, но это уже не моя вина.

- Значит, ты мне больше не жених! - произнесла Магда тоскливо. - Но почему?
- Потому что ты сама расторгла наше помолвку. Вспомни, что ты написала, что я тебе потом сказал, и что ты мне ответила. И сегодняшнюю нашу встречу вспомни. Я трижды тебя спросил, чего ты выбираешь: союз на всю жизнь или ночь любви. Ты выбрала ночь.
Магда откинулась к стенке, прикрыла глаза, и лицо ее помертвело.
- Если ты мне не жених, то мне и ночи любви с тобой не надо, - проговорила она тихо. - Прости, что я ввела тебя в хлопоты, но будет лучше, если ты отвезешь меня домой.

Лавр подошел к двери, выключил свет, затем раздался непонятный звук, еще один… Три томительные минуты - снова вспыхнул свет.
- Сейчас не получится, - сказал Лавр. - Твои тебя ищут. Мы уйдем часиков через пару, когда я сумею вывезти тебя отсюда незаметно.
Они помолчали.
- Я понимаю, - произнес Лавр, - ты очень хотела выйти замуж, и ради этого готова была переносить мои прикосновения. Сейчас нет необходимости терпеть, и ты торопишься сбежать.

- Неправда! - возразила Магда. Но когда парень снова попытался ее обнять, она снова отстранилась.
- Тебе больше нечего терять, девочка, - произнес Лавр, - твоя репутация уже загублена. И если я тебе хоть чуточку нравлюсь, я сделаю тебе приятно, очень приятно. Ты запомнишь эту ночь на всю жизнь. Я не новичок в такого рода делах, я уже 4 года как окончил колледж. Если ты не хочешь последствий - у меня есть таблетки, я специально их прихватил.
- Не надо мне никаких таблеток, - произнесла Магда отрешенно и опять откинулась к стене, прикрыв глаза.

Поцелуй парня, последовавший за этим, был долог и нежен. На этот раз Магда уже не сопротивлялась. Она готова была взвыть от отчаяния. Одна ночь, только одна ночь!
- Ты вкусна, словно шоколадка, - проговорил между тем парень. - Может быть, ты мне очень понравишься, и я захочу эту ночь повторить, а потом и вовсе заберу тебя к себе на Четвертую…

Выдержать это Магда уже не смогла.
- Лаврик! Лавричек! - зарыдала она. - Не губи! Что тебе от победы над еще одной глупенькой девочкой! Ты поступил благородно, уничтожив мою расписку, будь же благороден до конца!
- Но я не собираюсь похищать тебя насильно, - сделал большие глаза парень. - Ты уедешь со мной только если захочешь.
- Если захочу? О! Я и целоваться с тобой не хотела!
- Тебе сразу надо было сказать, что этот вид развлечений тебе глубоко антипатичен.
- Мне? Антипа…? Ах, если бы!

- Тогда почему ты плачешь? Ты свободная девушка, ничего плохого я тебе не делаю и не собираюсь делать, а у тебя на глазах слезы, и ты вся дрожишь.
- О, как ты жесток! Не смейся надо мной, ты сам все прекрасно понимаешь!
- А если не понимаю? - голос парня был нежен и серьезен. - Если ты не совсем обыкновенная девушка, и я в самом деле хочу тебя понять? Скажи мне правду, как ты ко мне относишься - клянусь, тебе не придется пожалеть об этом. Я не обидчив и вовсе не считаю себя неотразимым. Мое самолюбие давно уже удовлетворено, и сполна - поверь, ты можешь быть со мной откровенна.

- Откровенна? - Магда исступленно расхохоталась. - Да зачем мне эта ночь, если не суждено ей иметь иного продолжения, чем мой позор? Я много раз слышала, что парень может завлечь девушку так, что она потеряет свою волю, и я тоже уже сейчас готова целоваться с тобой хоть целую вечность. Но что будет дальше? О, я понимаю теперь, как ты заманил тех несчастных девушек, чьи письма у тебя в коллекции! Каждая из них думала, что ее красота удержит тебя возле нее, а только все они ошиблись. Я не столь самонадеянна: никто не станет искать за тридевять земель то, что имеет под боком!

- На свете есть еще любовь, - меланхолично заметил парень, внимательно глядя на свою бывшую невесту.
- Да, возможно. Но почему-то я не заметила, чтобы ты, говоря о своих девушках, хоть разок употребил это слово. Ты их всех глубоко презираешь, а я не хочу твоего презрения. И пусть ты меня больше не уважаешь, так прояви хотя бы уважение к моему отцу или к моему будущему мужу - ведь он тоже будет мужчина!
- Что ж, пожалуй, ты права, - проговорил парень, подумав. - Шоколадки следует пробовать с большой осторожностью.
И глаза его весело блеснули.

- Успокойся, вытри слезы. Я не дурак. Идем осматривать наши владения. Я где-то здесь видел шпульки с серебряной навивкой. Хочешь, я научу тебя плести из них разные фенечки?
- Хочу.
- Только проволоку надо сначала найти.
И они принялись шарить по полкам и ящичкам соседней комнаты. Там оказалась куча интересного. Художник, по всей видимости, работал здесь до последних своих дней: весь инструмент был в наличию Инструмента этого была масса, одних молотков и молоточков разного размера и формы насчитывалось полдесятка. Ребята определили струбцины, тиски и тисочки, сверла и клещи - всего было настолько много, что для некоторых вещиц не только Магда, но и Лавр не знали названия. Почти весь инструментарий был изготовлен из желтого и желтоватого металла различных оттенков.

- Тоже золото, - пояснил Лавр. - Художник экспериментировал, понимаешь?
Магда кивнула.
- А это что? - спросила она, указав на приспособление из двух валов, дощечки с коническими отверстиями и рукоятки с упором.
- Волочилка. Вот и шпульки. Тетя Бинка говорила, что твой отец - расист.

- Вот еще! - фыркнула Магда. - С чего ты взял? А как ты взбираешься на скалы?
- Перчатки такие есть, с присосками.
И они принялись болтать о разных пустяках. Время, этот коварный поглотитель и хорошего и плохого, летело незаметно.
- Ой! - вдруг воскликнула Магда, хватаясь за правый висок. - Звук какой-то!
- Разве ты тоже слышишь? - сказал Лавр.
- Да, через одну штуковину на голове. Дедушка Марк говорил, что это сигнал «На помощь!».

Она покрутила шевелюрой в одну, затем в другую сторону и замерла.
- Ой! Теперь пищит! - были ее слова.
- Кто-то попал в аварию, - объяснил Лавр. - Надо идти, узнать. Придется тебе поскучать здесь одной.
- Я с тобой!
- Нельзя, ты будешь мне мешать. У меня нет запасных очков, а без них сейчас снаружи ни зги не различишь.
- Но вдруг с тобой что-нибудь случится? Говорят, здесь водятся пантры.
- Они на человека не нападают.

- Папа говорил, что раненый зверь всегда опасен. Ты ведь не знаешь, что там произошло!
- Если пантр нападет, то мне уже не поможет никто и ничто. Так что убедительно прошу: сиди и жди. Если я даже и не вернусь, мало ли что, ты и одна сможешь продержаться до утра. Здесь все есть - полная автономия, как на космическом корабле. Через 6 стандартных суток придет тетя Бинка и заберет тебя отсюда. Она знает, где мы прячемся, и станет нас искать, если я не подам ей сигнала, что все в порядке.

- Ты в самом деле моешь не вернуться?
- Вернусь, куда я денусь. Это на всякий случай. Смотри, дверь открывается вот здесь, а если бы автоматика вдруг отказала, можно открыть руками - видишь? Пообещай мне, что ты не выйдешь отсюда до рассвета. До твоего дома даже днем двое суток ходьбы, а что будет, если ты споткнешься и сломаешь себе ногу?
- Ты не вернешься, я чувствую!

- Выбрось из ума эти глупости, я не подлец. К тому же это место - наша родовая тайна, и я обещал тете Бинке, что увезу тебя из пещеры так, чтобы ты не имела возможности показать кому-то сюда дорогу. А лучше на-ка эти часики, - с этими словами Лавр снял со своей руки браслет и одел его на руку девушки. - Эти часы именные, и никто кроме меня теперь не сможет снять их с тебя, не сломав застежки. Я не могу тебе их подарить, это невозможно, и я за ними непременно вернусь - если буду жив, разумеется. Ну а если нет, браслет останется тебе на память. Да встречи, дорогая, не скучай!

А возле самого выхода он вдруг обернулся и добавил:
- Если твои тебя когда-нибудь спросят, какими были статуэтки, скажи: «Разноцветными». Поняла?
Магда кивнула.
Дверь открылась и закрылась. На целых 5 дней.
__________

- Слышь, приятель, - произнес Коро спустя три дня после того, как Лавр оставил Магду скучать в одиночестве, - так не пойдет. Ты его закантуешь до убоя. Сбавь обороты.
- А чего с ним церемониться? Если он не развяжет язык - он донесет, и тогда кранты нам, - произнес Лека, потому что реплика Коро была обращена к нему, а не к кому-то другому.
- Мы базовали, что парень должен думать, будто его бьют из-за девки. Ты помнишь?
- Не один ли воз, из-за чего? Мадам все равно поднимет хай!
- Нет, не один. Мадам разрешила нам попугать его чуток. Скажем: «Перестарались,» - и баста. Она никуда не денется, замнется, - сказал Гор.

- Значит, на задки? - осклабился Лека. - И желотья вам больше не надо? Снова будете у мадам выжимать подачки?
- Ты не заговаривайся, - сказал Смок строго, - никто из нас у мадам ничего до сих пор не выжимал. А только ее племянник должен остаться живым, усек?
- О да! Вы ведь у нее в хороших, один я плохой. Но я не вы, и я чихать хотел на всю его родню вместе с ней самой. Зачем нам оставлять этого ее сморчка? Сдохнет - бросим под ярусом, все решат - свалился ночью. Кто узнает?

- Мы знаем, - проговорил Коро сурово. - И если парень откинет копыта, ты тоже будешь валяться под ярусом рядышком с ним. Это я тебе гарантирую.
- Угу, - сказал Смок, помедлив. - Мы не мадам, у нас суд короток.
- Да вы чо, братва? Я же для вас стараюсь! - испуганно вытаращился на них негр.
- Мы тебе не братва, - отрезал Гор.

(Продолжение завтра в этом же посте)
 
[^]
ЯКассандра
12.10.2020 - 09:35
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3953
  

Говорят, что предчувствия лгут, но когда Лавр шагнул в темноту, Магда вдруг поняла: он не вернется. Однако она множество раз слышала от Бинки, что обман в клане не принят, поэтому заставила себя успокоиться и принялась ждать.
Прежде всего она навела порядок в мастерской. Она тщательно пропылесосила все в обоих комнатах, расставила сувениры на этажерках так, как ей показалось покрасивее, взбила подушку на кровати, вымыла пол в рабочем помещении и перемыла посуду. Совсем уверовав, что беспокоится зря, Магда пошарила по полкам «кухни», сварила себе суп из концентратов и возвратилась к статуэткам. Незаметно для себя она заснула, а когда проснулась, парня все еще не было. Он не появился не через 6 часов, ни через 12, ни через 24. Он исчез, и Магда снова почувствовала себя брошенной и одинокой.

Выбраться из пещеры она все же не решилась. Ночь была ночью, и Магда отлично знала, что это такое. Она еще раз полазила по шкафчикам мастерской, послонялась из угла в угол и снова принялась рассматривать оставленные ей в залог часы.
Прибор имел обычный циферблат с 60 делениями, двумя стрелками и вставкой для даты. Нумерация календаря совпадала с общепринятой на Тьере. Корпус был массивным, он имел шесть шпеньков-кнопок. Лицевая сторона его была собрана из элементов солнечных батарей, точно так же, как и прилегающей к часам сектор широкого браслета, на котором они держались. Элементы были набраны довольно сложным и красивым узором, узор продолжался и на остальной части браслета.

Украшение свободно болталось на запястье Магды, но стянуть его она не могла, сколько ни пыталась. И застежку расстегнуть ей не удалось - впрочем, парень предупреждал, что это невозможно. Магда слышала о подобных штучках на запорах: замок имел специальное запоминающее устройство, вбиравшее в себя генетическую информацию о первом владельце. Стереть ее или заменить было уже невозможно, и пользоваться вещью мог отныне только один человек.
Конечно, парень сказал правду: такие предметы если и дарятся, то исключительно в специальной упаковке и, конечно, они слишком дорогие, чтобы ими разбрасываться. Парень непременно должен был явиться хотя бы за часами. И когда он это сделает - вот тогда Магда выскажет все, что думает о его самодовольной физиономии. Подумаешь, красавец: ни бровей, ни ресниц! Подрос бы сначала прежде чем изображать из себя Калиостро!
__________

Когда через 5 дней заточения дверь вдруг открылась, и на пороге появилась Бинка, Магда уже отгоревала свое горе и встретила ее во вполне боевом настроении.
- Я ненавижу его! - воскликнула она пылко. - Передайте вашему племяннику, что он ничтожество - вот!
- Передать, конечно, штука нехитрая, когда знаешь адресата, - сказала Бинка, - но я хотела бы знать, что стряслось. Почему вы еще здесь?
- Почему я еще здесь? - вспыхнула Магда. - А это вы у своего племянника обожаемого лучше спросите!
- Зачем я и прилетела, - улыбнулась Бинка. - Лавр! Выходи! Где ты там прячешься?
- Его здесь нет! - в голосе Магды зазвенели слезы.
- А где он?
- Я тоже хотела бы знать! - и Магда зарыдала.

- Ну-ну, - сказала Бинка, проходя в комнату со статуэтками. - Не устраивай наводнения. Расскажи лучше все по порядку.
И Магда, всхлипывая, рассказала.
- Я понимаю твое огорчение, - произнесла Бинка, выслушав всю историю, - но ты сугубо неправа. Лавр не мог тебя бросить здесь по целым двум причинам. Во-первых, это место - наш семейный секрет, и он обязан был тебя вывести отсюда так же, как и ввести, то есть в темноте. А во-вторых, и это основное, сигнал о помощи не мог быть им подделан. Это исключено. На полосе кроме него посторонних нет, а если бы и были, никто бы из наших не согласился участвовать в подобном розыгрыше. Сигнал о помощи - это святая святых, мы идем на него, даже рискуя своими жизнями. И прежде чем объясняться в ненависти, давай-ка сначала подумаем, что могло произойти. Ты не запомнила, с какой стороны шел сигнал?
- Запомнила. Оттуда, - показала Магда.
- А когда он прекратился?
- Через полтора часа. Примерно.

- Что ж, для начала предположим, что Лавр дошел до источника звука. Сейчас посмотрим по карте, где это могло случиться. Примерно, вот здесь. Отлично, пошли. У меня в машине есть подробный план местности, он поможет нам сориентироваться точно.
Она взяла Магду за руку, выключила свет, и Магда снова очутилась в темноте. Тем не менее она уже не испугалась, присутствие живого человека сделало ее храброй, и она доверчиво шла за хозяйкой Первой Полосы, пока снова не вспыхнул свет, и она не обнаружила себя в крошечном помещении размером метра полтора на метр.

- Мы в вакуумной лодке, - сказала Бинка. - Это тамбур.
Она провела Магду в другой отсек, подлиннее, и предупредила:
- Я не стану завязывать тебе глаза, но в штурманскую не заходи.
И скрылась за дверью. Машина взлетела, затем снова приземлилась. Хозяйка вышла из кабины управления.
- Жди меня здесь, - сказала она. - Если через час я не явлюсь - вскрой вот эту панель. Там рычажок, поверни его и снова жди. Тебя найдут и доставят домой.
Вернулась Бинка минут через тридцать, хмурая и сосредоточенная.

- Наш мальчик попал в засаду, - были ее слова. - Твой дядя тебе ничего на эту тему не говорил?
- Нет, - испуганно вскинула очи Магда.
Бинка молча кивнула и снова прошла к себе в кабину. На этот раз, когда машина взлетела, она никаких инструкций девушке давать не стала, а просто после приземления жестом указала ей на выход.
Чуть открылось полотно наружного люка, Магда обнаружила, что снова находится возле родного поселка. Занимался рассвет, но лишь самый краешек солнечного ореола светлой точкой обозначил восточный сектор горизонта, словно кто-то во мгле чиркнул одинокой спичкой. Видно было еще плохо, но то, что поселок ее, Магда узнала благодаря прожекторам - по углам большого шатра мастерских горело сразу три огня: красный, синий и желтый.

- Пошли к твоему папе, - скомандовала Бинка. - Правда, он должен еще спать, но ничего, разбудим.
Разбудили.
- Получай свое сокровище и возврати нам наше, - сказала Бинка Джону.
- Чего? - выкатил белки тот, протирая глаза. - Чего тебе возвратить?
- Моего племянника. Где он?
- Откуда мне знать? - пожал негр плечами. - Я не сторож твоим родственникам.
- Верю, - согласилась Бинка. - Ты на такое не способен. А как насчет твоего братца? Связаться с ним сможешь?
- Хоть сейчас. А что?
- Прикажи ему немедленно доставить сюда мальчика. Скажи, что абсолютно точно знаешь: парень у него. Только не говори, что это я сказала, просто прикажи - и все.
Пожав плечами, Джон направился в фургон.
__________

Потянулись минуты ожидания, томительные и бесконечные. И когда снаружи послушался звук летательного аппарата, все трое побежали ему навстречу. Машина приземлилась возле Бинкиной лодки, грузовой люк открылся, и четверо мужчин вынесли пятого. Положив его возле трапа, они отошли в сторону, затем из машины вышли еще трое, и последним показался Лека.
- Лаврик! - закричала Магда, бросаясь к неподвижно лежащему телу. - Лавик ты мой! Что они с тобой сделали?
Опустившись на колени перед своим несостоявшимся суженым, она обняла его белокурую голову и принялась покрывать поцелуями его белобрысое загорелое лицо, словно надеясь этим вернуть его к жизни. Но парень продолжал лежать не шевелясь.

- Я ненавижу тебя! Ненавижу! - повернулась Магда к дяде. - Ты же говорил, что это только игра!
- Конечно, игра, - безмятежно произнес Лавр, внезапно открыв глаза. - Мужские игры, ни бывают, знаешь…
Он не успел договорить.
- Так ты притворялся! - воскликнула Магда. - Вот тебе за все! Вот!
Она взметнула кулаки и с размаху опустила их Лавру на ребра. Парень переменился в лице, дернулся и потерял сознание.
- Что я натворила! - запричитала Магда, заламывая руки. - Тетя Бинка, спасите его!

Бинка присела на корточки перед неподвижно лежащим телом, прощупала пульс и сказала:
- Помоги мне его усадить.
Вдвоем они взяли Лавра подмышки, приподняли его и прислонили спиной к трапу. Затем Бинка расстегнула один из многочисленных карманов своей куртки, достала оттуда крошечный флакончик, открыла его и поднесла к лицу пациента. Парень сморщился, застонал, приподнял веки и - улыбнулся.
- Не сердись, крошка, - проговорил он, с усилием подбирая слова. – Я сегодня не в форме чуток, но в следующий раз я тебя обязательно украду.

- Ты кораблем управлять в состоянии? - строго сказала Бинка, прерывая идиллию.
- В состоянии, - произнес Лавр, повернув теперь лицо к хозяйке полосы. - По голове меня не били.
- Вот и отлично. Только будет еще лучше, если ты сразу же после взлета поставишь управление на автомат. Не рискуй понапрасну. Форс демонстрировать будешь дома. Договорились?
Парень с усилием кивнул.
- И во еще что. Сразу по приземлении вызови помощь. Расскажи все дяде Шуре, и в подробностях. Понял? Это приказ.
- Выполню.

Дальше Бинка тихо заговорила на языке, который Коро про себя называл «новоземным». Он знал его недостаточно хорошо, чтобы понять все, говорила Бинка очень быстро. Но по ответам парня он догадался, что мадам хозяйка тоже, подобно таинственному дяде Шуре, желала знать подробности происшествия. Наконец она сказала на хингре:
- Тебе пора. Вставай и иди.
- Сейчас, - сказал парень.
Он попытался приподняться, но не смог. На лбу у него выступила испарина, он побледнел и шевельнул бровями. Надо было пособить. Но не успел Коро сделать шаг в сторону трапа, как мадам сделала жест отрицания в сторону их компании и, нагнувшись, коснулась земли, словно что-то положила на грунт.

Тем временем Магда, склонившись над Лавром, положила его руку себе на плечо, и при ее помощи он медленно встал, чтобы двинуться вверх по трапу. К тому моменту Бинка уже снова была возле них и, сопроводив юную пару до верхней ступеньки, открыла люк кораблика. Коро думал, что она улетит, но нет - люк за своим племянником и дочерью Джона мадам закрыла с наружной стороны. И спустилась с трапа на землю.
Ступив на твердую поверхность, мадам подошла к оставленному на земле прибору, подняла его, надела себе на левую руку и, согнув локоть, направилась в сторону мужчин.

- Отойдите, - скомандовала она, приблизившись.
Все незамедлительно подчинились, кроме Леки. Тот торопиться явно не собирался. Нагло уставившись в глаза хозяйке, он потянулся… Та была в гневе, это было ясно даже непосвященному, и гнев этот подействовал на Леку весьма странным образом. Лека вдруг покачнулся, вытянув вперед руки, затем упал назад… Женщина пинками принялась отпихивать его от летсредства.

Лека вскочил, в руках у него очутился бластер. Восемь остальных мужчин так и уставились на оружие - все на полосе знали, и преотлично, о запрете привозить на Безымянную подобные вещи! Прозвучал звук выстрела, и из дула вылетел огнь. Дальнейшее произошло так быстро, что человек ненаблюдательный вообще ничего бы не понял. Но глаза Коро имели свойство в критический момент замечать больше, чем положено, и они успели уловить вторую вспышку - в воздухе, напротив лица мадам. После этого Лека вскрикнул, бластер выпал из его руки, и в воздухе запахло смесью паленого мяса с горелым хлопком. Мадам же коснулась своего прибора, взмахнула ногой и… Куда она ударила, Коро не уследил, но Лека мешком свалился на траву. Он был без сознания.

Переступив через него, мадам сняла со своей руки таинственный прибор и поставила его на землю между собой и восьмерыми мужчинами. После того, подобрав бластер, она аккуратно разобрала его на части, сломала то, что можно было сломать, причем сделала это голыми пальцами, а остальное рассовала по карманам своих брюк. Потом она деловито обшарила карманы Леки и все найденное тоже забрала себе. Лека зашевелился. Мадам пнула его, вновь обездвижив, затем подхватила подмышки и поволокла к багажнику машины. Открыв его, она втащила туда Леку и повертела головой.

В багажнике имелась цепь для крепления грузов. Достав из бардачка веревку, мадам сначала связала Леке руки, затем, обернув туловище своего пленника цепью, защелкнула карабин. Проделав это, она вылезла из машины и повернула голову сначала в сторону наблюдавших за ее действиями мужчин, затем к вакуумной лодке.
Лодка между тем взревела, оторвалась от земли и полетела. Проводив ее взглядом, мадам вновь повернулась к восьмерым оставшимся мужчинам и сказала:
- Нам надо побеседовать без свидетелей. Лезьте в машину. И ты, Джон, тоже.

Мужчины двинулись было за ней, но вдруг замерли: дальше пути не было. Это было совершенно непонятно. Даже у Коро екнуло внутри, когда, сделав очередной шаг, он уперся лбом в нечто упруго-непреодолимое. Между тем ничего перед ними не маячило, если не считать того, что возле места, где мадам еще недавно расправлялась с Лекой, лежал широкий кожаный ремешок с металлической бляшкой. Тот самый, который мадам во время драки крутила на своем согнутом предплечье.

- Извините, я забыла, - проговорила Бинка, двинувшись им навстречу. - Сделайте-ка пару шагов назад… Вот так! Она нагнулась, подняла прибор, что-то там сделала и произнесла:
- Теперь можно идти свободно, - и, отбросив от себя загадочное приспособление, пошла следом за мужчинами к машине.
Компактный хлопок, раздавшийся за их спинами, вновь заставил всю компанию замереть на месте. Мужчины оглянулись - от того места, куда упал вышеуказанный прибор, поднимался столбик дыма.
- Это был отражатель, - пояснила мадам спокойно. - Я уничтожила его, чтобы наша техника не попала в руки непосвященных. Быстрее, пожалуйста, сейчас сюда начнет сбегаться народ.
__________

Вышеописанный эпизод продолжался не слишком долго, и еще короче был перелет, в конце которого вся компания имела удовольствие обнаружить, что мадам привезла их туда, откуда восемь были вызваны девятым. Машина остановилась на дворике заброшенной постройки в глубине леса, и Коро даже было подумал, что сейчас им предстоит стать свидетелями казни. Но он ошибся: Лека был оставлен в машине, а остальным было предложено пройти в дом. Семеро мужчин подчинились. Поколебавшись, пошел и Джон.
- Итак, - сказала Бинка, когда все восемь и она разместились в самой большой комнате дома, - я хотела бы знать, что стряслось. Зачем вам понадобилось превращать мальчика в образчик котлеты?

- Был же договор, - сказал Джон. - Вы сами разрешили его попугать и проверить на прочность.
- Но не бить в пах и не выкручивать суставы. Мы договаривались: без крайностей. Ты просто не в курсе, Джон, что твой братец выделывал с парнем, которого ты согласился назвать своим зятем.
Семеро из восьми потупили головы.
- Нет-нет, что вы из него выбивали, я уже знаю, он мне сказал, но я хочу понять, как можно было ради нескольких кусков паршивого металла устраивать подобное.
Коро метнул на мадам взгляд исподлобья и снова уставился в пол.

- Твой брат очень нехороший человек, Джон, но я не о нем сейчас хочу говорить. Я обращаюсь вот к ним. К вам. Как вы могли допустить, чтобы при вас пытали человека? На кой ляд вам понадобилось золото?
- Золото - это свобода, - угрюмо проговорил Смок, поднимая голову.
- Свобода? - воскликнула Бинка сердито. - Золото - свобода? Каким образом? Что вы с ним собирались делать?
- Сбежать на Тьеру, конечно, - сказал Коро, наконец, решившись вновь взглянуть в лицо хозяйки Первой Полосы. Он увидел на нем неподдельное изумление.

- Каким же образом два десятка статуэток могли помочь вам сбежать отсюда? - прозвучал вопрос.
- Лека обещал уговорить Джона вступить в долю.
- А1 - засмеялась Бинка, и в смехе ее была боль. - Значит, вы решили, будто Джон ошивается здесь оттого, что у него на счету маловато кредиток?
Она обвела глазами присутствующих.
- Значит, вы считаете, что у вас здесь нет свободы…
- Считаем, - вскинул голову и Гор, и тоже на мгновение взглянул хозяйке в глаза.

- А! - протянул мадам с горечью. - Ну тогда, господа, вы выбрали очень непродуктивный способ действий, чтобы до своей свободы добраться. Например, вы уверены, что мальчик действительно знал то, что вам от него было нужно? Что пещера с золотыми статуэтками существует?
- Джон, - обернулась она негру. - Через твои руки проходила уйма деньжищ. Кое-что оседало и на пальцах. Сколько там у тебя сейчас на счету?
- 51 тысяча, мадам.
- И срок у тебя кончился еще при дедушке.
- За три года до его смерти.
- Тогда объясни, какого лешего ты здесь крутишься, милок? Тебе следовало бы давно смотаться, прихватив для полного счастья еще полсотенки пачек соответствующего номинала.

Семеро мужчин снова попускали головы.
- Молодой человек, может, тоже решил сыграть в игру, в свою, немножко позубоскалить, пошутить с девочкой. Как же можно было, не выяснив хорошенько, сразу терять головы?
- Мы не теряли, - возразил Гор.
- Угу. Только, мечтая о своей свободе, вы ни разу не подумали, откуда берутся средства на все то, чем вы так роскошно и привычно пользуетесь: ракетки и сельхозагрегаты, шасси для фургонов и батареи для крыш, мельницы и оборудование в мастерских. И вы сами, кстати, каким образом здесь очутились?

- Нас привезли, - угрюмо напомнил Смок.
- Угу. А во сколько влетала каждая ездка за вами на Тьеру, вы когда-нибудь задумывались? Так вот, сообщаю: за каждого из вас имперскому правительству заплачено 2,5 тысячи кредиток, доставка его сюда стоила столько же. Математику знаете? Вот и сосчитайте, во что нам обходился один рейс.
- Полмиллиона, - пробурчал кто-то.
- Прибавьте сюда партию девушек и две дороги на Новую.
- Вы выкладывали каждый раз по миллиону? - изумился Гор.
- Не считая сумм на покупку техники и трат на ее привозку.

- Ну и что? - не понял Смок.
- А то, что если вы жаждали сбежать на Тьеру, и вас останавливало только отсутствие денег, на которые вы там смогли бы райствовать, зачем вам было столько лет поджидать, пока заявится мальчик с копейкой, когда всегда перед вами был некто с сотнями миллионов? Я просто не понимаю, что вам мешало взять и потрясти меня.

- Мадам! - запротестовал Коро.
- Чего «мадам»? Какая вам разница? Вам нужна свобода. Свобода - это деньги. Деньги - у меня. В чем препятствие? Чем я хуже этого парнишки? У меня что, ребер нет, которые можно сломать? Или меня нельзя поймать в ловушку, как вы поймали его?
- Мадам! - снова запротестовал Коро.
- Да, мадам! - безжалостно отрезала Бинка. - Я ничем не отличаюсь от своего племянника. - И вот что я вам скажу. Если вы так сильно жаждете тьеранской свободы, давайте сыграем в эту игру…

  

Бинка сделала паузу.
- Вы неправы, мадам, - сказал Коро. - мы никогда не подняли бы на вас руку. Не надо думать, будто мы совсем уж законченные мерзавцы.
- Ценю твою уверенность, дорогой. Я тоже думала, будто не поднимете. А теперь вот сомневаюсь. Что, по-твоему, должна я сейчас чувствовать, зная, что в вашем лице я вместо друзей имею орду одержимых, чья единственная мечта - выбраться отсюда куда-нибудь подальше и ради этого готовых на все? Не возражай, Джон, я не о тебе говорю, а о твоем братце и этих семерых, которым я доверяла как самой себе. Ну что я теперь должна с этим народом делать? Вчера они заманили в ловушку моего племянника, завтра умыкнут кого-то другого из моего семейства: вдруг я ради его спасения соглашусь на все-все-все, что они захотят из меня извлечь?

- Если вы боитесь… - буркнул Гор, отворачиваясь.
- Я ничего не боюсь. Я просто должна принять решение: убить вас или выкинуть отсюда туда, где вы будете лишены возможности заманивать в беду близких мне людей и их калечить.
- Вот даже как?...
Лица всех мужчин повернулись к Бинке.
- Да, - подтвердила она спокойно. - Сообщаю вам, что по законам моей планеты я имею право убить любого из вас без суда и следствия.

- Потому что вы нас купили, - мрачно усмехнулся Смок.
- Нет, потому что такова моя обязанность: следить за обстановкой на данной территории. Я имею право на любые действия, которые способствуют сохранению стабильности и безопасности вверенных моему подчинению людей.
- А! - проговорил Коро, вспомнив про Леку, прикованного к кузову машины.
- Да. Я удалила молодых и сообщила вам о своей для вас ценности исключительно в целях эту самую безопасность обеспечить.
- Для вас?

- Для них и для всех других, которые будут сюда когда-либо наезжать. Так вот, примите к сведению: я - хранитель кассы той планеты, на территории которой вы находитесь. Касса эта столь велика, что я, жалея ваши рассудки, даже не хочу говорить, сколько там варится. Но это столько, что 51 тысяча кредиток, осевших на руках у Джона - просто пыль, которую я имею право на заметить и не собираюсь замечать в дальнейшим. А кроме этого, столь значимого для вас продукта цивилизации, в моем распоряжении находится несколько звездолетов разного класса и абсолютно все остальное, что может вам когда-либо понадобиться. Ясно?

- Да, - сказал Смок, заглотнув слюну. - Вы… вы очень рисковая женщина, мадам!
- Вовсе нет, - проговорила Бинка сурово. - Просто я решила вас не убивать. Я же сказала: сыграем в ту игру, которую вы начали. Предположим, что вы заполучили все, что хотели: и золото, и звездолет…
- То есть? - насторожился Гор.
- Вы сейчас встанете, снова заберетесь в машину, и мы немедленно, безотлагательно отправимся к тому месту, где стоит нужный вам летательный аппарат. Мы в него садимся - и в путь.
- Не смейтесь, мадам! - проговорил кто-то.

- Меньше всего я сейчас склонна к веселью, - возразила Бинка, сверкнув глазами. - Вы получите вожделенную тьеранскую свободу и кучку кредиток в придачу. Я достаточно богата, чтобы кинуть вам по куску - лопайте, если голодны, мне не жаль!
- А если я никуда не поеду? - сказал Гор.
- То есть? - удивилась Бинка. - Что значит «не поеду»?
- Если мне не нравится свобода из ваших рук? Только не надо меня пугать, я пуганый!
- Мадам, - сказал Смок, - не надо с нами так. Мы всегда вас уважали, и не стоило нам напоминать, что мы здесь всего лишь рабы. Хотя видит бог, до сих пор вы держали себя так, что мы об этом почти забыли.

- Рабы? Вы - рабы? - горько засмеялась Бинка.
- Сегодня вы очень ясно дали нам это понять.
- Вздор, - сказала Бинка сердито. - Вы никогда не были здесь ничьими рабами и прекрасно об этом знаете. Мы с вами делаем одно общее дело… то есть делали.
Бинка запнулась.
- Разве я унижала вас когда-нибудь? Брала над вами верх? Или изображала власть?

Джон усмехнулся и Коро тоже. Они-то оба знали: мадам не изображала власть, она ею была. Но для остальных шестерых внезапное превращение скромной жены их друга и товарища в особу, изрекающую угрозы и отдающую приказы было весьма неожиданным.
- Сегодня вы все это проделали, - сказал Смок угрюмо.
- Вам осталось только приказать нам встать перед вами на колени и попросить прощения, - добавил кто-то.
- Мой племянник к вам претензий не имеет, - возразила Бинка.

- Тогда в чем проблема? - спросил Коро.
- В вас. Вы перешли грань, за которой кончаются прежние взаимоотношения между нами. Из рядовых жителей нашего поселка вы превратились в источник повышенной опасности.
- Чего? - воскликнул Гор.
- Мадам! - сказал Коро. - Мы виноваты, конечно, но ведь раньше ничего подобного мы не допускали! И дальше не будет.
- Я вижу, мы друг друга не понимаем, - сказала Бинка по-прежнему сердито. - Я когда-нибудь была трусихой?
- Никогда, - покачал головой Коро. – Скорее наоборот, вы излишне отважны.

- Это тебе так кажется. На самом деле я очень осторожна, и моя беспечность - трезвый рассчет. Вот я задала вопрос: что вам мешало напасть на меня? Ответ прост: никому из вас не приходило в голову сопоставить мой скромный облик с миллионами в тьеранских банках. Я не была для вас добычей, поэтому могла спать спокойно. А теперь вы никогда больше не посмотрите на меня прежними глазами. Сегодня я дала вам понять, что любого из вас могу избить, убить и прочее. Короче, показала власть. Сегодня я потрясла перед вашими носами кошельком с кредитками. Вы этого, увы, уже не забудете!

- Конечно, вы прекрасно осознаете, что вытрясти из меня ничего невозможно, но ведь у меня есть еще и дети, не правда ли? Разве можно быть теперь уверенным, что у вас никогда не мелькнет грандиозная идея напомнить мне, что я как-никак мать? Ведь свобода - великолепная вещь, а вырванная силой она еще привлекательнее.
- Ну, если рассуждать подобным образом… - пробормотал кто-то из остальных.

- Я всего лишь вижу вещи такими, какие они есть, и не привыкла себя обманывать. Конечно, убивать вас я не стану, для этого я слишком вас ценю и уважаю. Кроме того, я не в состоянии забыть, что если бы его братец, - Бинка кивнула на Джона, - подобрал себе другую компанию, мой племянник был бы мертв независимо от того, существует ли на самом деле золотая пещера, или это из области сказок.

- Значит, он слышал? - сделал вывод Коро.
- Не только слышал, но и понял.
- И вы нас не обвиняете?
- Ни коим образом. Просто и вам, и мне не повезло. Притом, мальчику не следовало играть некоторыми вещами в присутствии людей, способных при слове «золото» сойти с ума.
- Он не знал, что мы подслушиваем, - буркнул Гор.
- Он обязан был предусмотреть такую возможность.
Все помолчали, опустив глаза.

- Вы так думаете? - наконец, нарушил тишину Смок.
- Так думает он сам, мое мнение несколько иное. Но это не суть важно. Согласно уголовному кодексу моей планеты смертной казни подлежит один Лека, вы бы получили по два года самостоятельной жизни на лоне природы в отрыве от цивилизации.
- Тогда в чем же дело? - буркнул Гор.
- Общее уголовное право на нашей территории не действует, поэтому я имею право защищать себя так, как нахожу необходимым.
- От нас? - усмехнулся Смок.
- И от вас тоже. Если вы считаете себя моими рабами, то я, как ваш надсмотрщик, всегда должна помнить о тех, кто воспринимает его своим врагом.
__________

Мужчины заулыбались. И - снисходительно, как могла заметить Бинка.
- Мы никогда не воспринимали вас врагом, - сказал за всех Смок.
- Неправда. Единственный, кто действительно никогда не смотрел на меня как на лицо ему враждебное - это Джон. Но Джон с самого начала находился здесь абсолютно добровольно, чего не скажешь о вас.
- Вот как? - обернулся к Джону Коро. - Для нас это новость!
- Тем не менее - это святая правда, - пожал плечами Джон. - Когда Марк брал меня из тюрьмы, он сразу сказал мне, куда и зачем мы направляемся. Все, пункт за пунктом.

- И про нас? - в вопросе просквозила подспудная суровость.
- Нет, тогда у старика еще не возникло намерения завести сюда колонну и организовать озеленительный конвейер.
- Надсмотрщик! - повторил Смок насмешливо. - Назовите себя еще палачом, мадам!
- Рада, что до вас начинает доходить, - парировала Бинка.
- Неужели в самом деле? - в голосе Гора не было ничего, кроме крайнего любопытства.
- А если и впрямь?
- Приступайте, мадам!

Гор сделал вид, что привстает - Бинка изменила позу…
- Задний ход! - скомандовал Коро. - Мадам хотела сказать, что ей не на кого рассчитывать, кроме как на саму себя.
- Совершенно верно, - кивнула головой Бинка, стараясь сохранить хотя бы видимость невозмутимости. - Других представителей закона на Первой нет, если вы помните.
- Разве мистер Уотер не кинется вам на выручку? - поднял брови Смок.

- А разве если кинется, то мне это сильно поможет? - в голосе Бинки по-прежнему было напряжение.
- Не поможет, - охотно согласился Гор. - Но он мужчина.
- Угу. Только мне мало будет радости, когда он погибнет из-за того, что имел неосторожность неудачно жениться. В общем, включайте ваши рассудки, и вы увидите, что по сути у нас с вами два варианта. Либо я отправляю отсюда свою семью и семью Сола и бросаю вас на произвол судьбы, дав полнейшую свободу всем чохом, сразу всему населению - творите, что хотите. Тогда о существовании Первой Полосы правительство моей планеты постарается вообще навсегда забыть, и это гораздо проще осуществить, чем вам кажется. Либо я отвожу вас девятерых на Тьеру, выдав вам восьмерым выходное пособие в размере стоимости тех статуэток, из-за которых у вас произошел сдвиг по фазе. Кстати, напоминаю вам, что у троих из вас срок истек еще полгода назад, о чем они и получат на Тьере соответствующие документы.

- А остальные? - спросил Гор.
- Все, что я могу для вас сделать - это не сообщать о вашем якобы побеге в соответствующие органы. Впрочем, имея деньги, бумаги можно купить. Вы сами люди опытные, в курсе.
Все снова помолчали.
- Ладно, ребята, - сказал, наконец, Коро, вставая. - Нет смысла тянуть. Потопали прощаться с женами.
- Нельзя прощаться, - возразила Бинка. - Лететь необходимо сразу же, как при побеге.
__________

Джон ухмыльнулся. Кинув на него косой взгляд, Коро уловил: негр отнюдь не был удручен предстоящей переменой в своей жизни. Уже снаружи вспомнилось: Джон не раз бывал на Тьере, причем летал он сам, без хозяев. Это обозначало: Джон знал дорогу туда и обратно.
“Ну что ж, поиграем в побег, если уж мадам так заблагорассудилось,” - подумал Коро. И тоже совершенно успокоился.
__________


В жизни у Коро было не так много событий, которые запечатлелись в его памяти навсегда и до мельчайших подробностей. Но история со сватовством Магды, коренным образом изменившая для восьмерых их отношение к их статусу на полосе, не забылось ни ему, ни другим из той достославной компании бывших рабов старика по имени Марк.
- Джон, - сказала Бинка сразу же после того, как окончились первые перегрузки, и звездолет завис на орбите. - Мне противно дотрагиваться до твоего братца. Перевяжи ему его граблю сам и объясни, что его паршивая жизнь будет ему сохранена. Он жадный, может, до него дойдет.

  

Это было произнесено при Леке тоном такого презрения, на какое способна лишь истинная женщина, женщина до мозга костей. Это было даже не смешно: в голосе мадам была та смесь гнева и пренебрежения, которая обычно кажется невозможной, но которая унижает похлеще любого оскорбления. Леку развязали, его руки были перевязаны, и стонать он перестал, но это было не последнее испытание, уготованное ему судьбой в процессе его позорного изгнания из избранного общества на Первой.

- На, возьми это, - сказала Бинка Джону спустя часа два после входа звездолета в гиперпространство. В руке у мадам была небольшая кристаллодискета, которую она и протягивала своему главному заму по делам плантаций подведомственной ей территории. - Меня с детства учили, что когда двое выясняют между собой некоторые проблемы, то свидетели им не требуются. Но, очевидно, в вашей семье было иное воспитание, если твой брат решил, что хорошо бы не только подслушать, о чем твоя Магда будет говорить со своим поклонником, но и сделать запись их дружеской беседы: вдруг понравится и захочется прокрутить радиоспектакль еще пару разиков. Я бы, правда, на твоем месте запись стерла, но, возможно, твое мнение по данному вопросу совпадает с Лекиным. Дело хозяйское, я не настаиваю.

Это говорилось опять же при Леке, и, протягивая Джону кассету, мадам смотрела не на того, а на съежившуюся в углу кают-компании фигурку с перевязанной рукой. Джон скользнул по лицам своих товарищей, и Коро отвел глаза. А еще через часик он уже имел удовольствие наблюдать на физиономии Леки последствия экскурса мадам в область семейного права: большущий кровоподтек на его левой скуле.

Последовавшие за этим четверо суток полета тянулись долго и нудно. Мадам добросовестно кормила их четыре раза в сутки, но ничего больше не говорила, и проводила время, запершись в штурманской. Там она и спала. Лишь на пятое утро после завтрака она решилась нарушить установленный порядок. Выйдя из кухни, она подошла к Леке, поднесла к его носу флакончик с каким-то веществом… Спустя 10 минут брат Джона уже спал на своей циновке, пристегнутый к постели ремнями безопасности, остальная же компания снова сидела в столовой.
- А теперь, - сказала Бинка, - теперь давайте утрясем все пункты, по которым у нас могут возникнуть и уже имеются разногласия. Ваши вопросы?
__________

Все предыдущие четверо суток она ощущала на себе испытывающие взгляды девятерых мужчин и чувствовала себя довольно-таки неловко. Ее пассажиры относилась к своей хозяйке с легкой иронией и, между прочим, Бинка их превосходно понимала. Если разобраться, отъезд с Безымянной был с их стороны не более чем уступкой ее настойчивости. Женщина боится мужчин - правда, боится как-то по-чудному, не совсем нормальным образом, тем не менее причин для уважения к ней со стороны данной компании усмотреть было трудно.

Пусть даже Бинка и могла справиться с каждым из своих подданных по отдельности, но все вместе они представляли собой несомненную силу, и силу превосходящую. Мадам сама предложила криминальной публике сыграть с ней в игру «Побег», так что галантное отношение со стороны мужчин к женщине было исключительно их заслугой, а не следствием поведения представительницы слабого пола. К ней снисходили - не более.

- Почему вы не сообщили нам раньше об окончании срока? - поинтересовался Смок. - Вдруг бы мы позабыли эту дату?
- Вы думаете, я горю желанием с вами расстаться? - сделала большие глаза Бинка.
- А! - засмеялся Коро, облегченно вздохнув.
Заулыбались все в салоне. Кроме Джона.
- А мы думали, вы нас гоните, - сказал Гор.
- Наоборот, я хочу, чтобы вы вернулись.
Это заявление было встречно и вовсе весело.
- Значит, решили попугать, - сделал вывод Смок.
- А вы разве из тех, кто клюет на испуг?

- Вы прекрасно знаете, из каких мы, - напомнил Коро.
- Знаю. Поэтому и не хочу, чтобы вы считали себя моими рабами.
- Ясно. Вы хотите, чтобы мы добровольно вернулись в рабство, но считали его при этом чем-то иным.
Бинка тоже засмеялась.
- Если вы рабы, то кто же тогда при вас я? - сказала она. - Не стесняйтесь, подберите название для моей должности. Давайте вспомним, чем я у нас на полосе занимаюсь.

- Ну, вы… - начал было Коро, и замолк, встретив предостерегающий взгляд хозяйки.
- Вы жена мистера Уотера, - сказал Гор.
- А мистер Уотер кто?
- Летает на Тьеру за оборудованием. Еще - охотник, достает мясо.
- Угу. А за каким оборудованием летает мистер Уотер?
- Мы все решаем. Сообща.
- Ага. А теперь вернемся ко мне. Какова моя роль в этом процессе.

Мужчины переглянулись. Наконец Бинка сказала:
- Я финансирую все предприятие. Когда вы что-нибудь задумаете, Уотер подходит ко мне и говорит: «Дорогая, народу надо.» Я - послушная жена. Я говорю: «Хорошо, дорогой, я постараюсь.» И начинаю сушить себе голову: как осуществить то, чего захотелось народу. Потому что хотя мои финансовые возможности и велики, но они все же не безграничны. Я могу тратить только проценты с капитала, завещанного дедушкой, сам капитал должен оставаться в неприкосновенности. Иначе мы прогорим, а это, как вы можете понять, крайне нежелательно. В общем, все просто, не так ли? Только кто на кого работает, хотела бы я знать?

- Вы хитрая, - сказал Коро. - Вас никто не заставляет выполнять наши заявки. Хотите - делаете, хотите - отказываетесь.
- И сколько раз я отказывала вам в просьбе? - подняла брови мадам. - Много было таких случаев?
- Всего один, - сказал Смок. - Но дело в принципе. Вы свободны в своих действиях, мы - нет.
- Чудненько! - снова засмеялась Бинка. - Значит, вы согласны: дело лишь в точке зрения. Почему же вы удивились моему предложению вернуться на полосу свободными людьми? Присоединяйтесь к нам с Джоном, считайте себя работниками грандиозного концерна под названием «Безымянная», и ОК.

- Значит, вы не собираетесь отпускать нас на свободу? - спросил тот третий, чей срок вышел одновременно со сроком Коро и Смока.
- М… - протянула Бинка. - Как с вами трудно! Мало ли я чего хочу, да не получается! Выбор будет полностью за вами. Как только мы прилетим на Тьеру, я выдам вам кредитки, оформлю три паспорта, и целый месяц полностью ваш. По истечении срока вы являетесь и сообщаете о своем решении.
- А если не явимся? - спросил Гор.
- Искать не намерена. Кстати, пока я буду на Тьере, вы сможете в случае эксцессов с полицией кивать на меня: мол, мы на службе. Разумеется, если дело будет касаться мирных проблем. Сами понимаете, брать на себя ответственность за ваши… м-м… некоторые поступки, которые я… м-м… не одобряю, я не стану.

- А по скольку вы нам сунете? - поинтересовался Смок.
- Давайте подсчитаем. Если бы статуэтки были и впрямь золотыми, они бы весили килограммов по 8-10.
- Откуда вы знаете? Их же нет, - прозвучал голос.
- Я знаю место, где побывали дети. Статуэтки имеются, можете не сомневаться. Вопрос, из чего они сделаны. Итак, за 20 кг 70% золота вы бы получили…
- Откуда вы знаете про проценты? - это спросил уже Коро.
- Золото более высокой пробы слишком мягкое, чтобы из него изготавливать сувениры… Так вот, 20 кг золота будут стоить около 100 тысяч кредиток.
- Почему так мало? - спросил Джон.
- Больше ни один скупщик краденого не даст, можете мне поверить.
- Проверим.

- Валяйте. Кстати, Джон, как ты догадываешься, то, о чем мы сейчас говорили, твоему братцу пересказывать не нужно. Я помиловала его только ради тебя: не хотела, чтобы между нами пролилась кровь твоего родственника. Но если ты когда-нибудь захочешь купить ему билет до Безымянной, боюсь, я позабуду, что нас с тобой связывает. Самое же лучшее, если ты сумеешь ему втолковать: то, что он имеет, называется на юридическом языке «отсрочкой приговора». Его лицо вызывает у меня столь же сильную неприязнь, сколь твое - симпатию.
Негр отвернулся.
__________

- Джон, - сказала Бинка удрученно, - неужели ты не понимаешь? Если Лека счел возможным забить насмерть твоего будущего зятя, где гарантия, что после этого он не взялся бы за твою Магду? Таким ведь не втолкуешь, что она и представления не имеет, где провела ту ночь!
- Да, мадам, - проговорил негр хмуро. И вдруг спросил: - А эти расписки без дураков пишутся кровью?

- Естественно. Девушка сама приобретает для этого все необходимое: и шприц, и чистую ручку с пером, а затем сама подходит сообщить, что у нее это есть. Весь ритуал рассчитан на то, чтобы она имела возможность поразмыслить, правильно ли поступает. Наши парни всегда заботятся о том, чтобы провернуть дело шито-крыто, никому ведь не хочется быть битым, верно? Наружу истории выплывают, только если девочка ведет себя уж слишком неосторожно, или когда появляются дети. Думаете, все эти девочки и впрямь так уж плохи? О нет, там, бывает, разыгрываются истинные драмы и такая любовь, что ох! Но сами согласитесь: отдавать на сторону наших мужчин мы никак не можем. Если же кого-то устраивают объедки с нашего стола - пусть он расписывается: мол, знаю, на что иду. Чтобы потом не было: «Ах, я пошутила и ничего такого не хотела!»

- А кто придумал текст? - спросил Коро.
- Наши женщины, конечно. Женщина всегда знает, как унизить соперницу и уронить ее в глазах мужчины. А то: «Ах, они такие несчастные, такие влюбленные!» Наши девушки тоже любить умеют, да покрепче. Только они молчат об этом и не шлепаются в обмороки, чтобы привлечь к себе внимание.
- А вдруг? - прищурился Гор.

- Исключено. Наши девушки достаточно умны для того, чтобы понимать, насколько им это невыгодно. Видите ли, господа, вследствие репутации абсолютной неотразимости наших мужчин, если что происходит, виновными всегда считают их. Когда нет доказательств противного, разумеется. Что же будет, если девушка, устав ждать, пока молодой человек ее заметит, решит, что пора проявить активность и подойдет к нему сама? Поставьте себя на его место: девушка говорит вам, что она вас любит, а вы к ней равнодушны либо в данный момент женитьбу еще не планируете.
- Он сделает ноги-ноги, - сказал Гор.
- Попросит расписку, - сказал Коро.

- Правильно, или - или. Но в расписке сказано: «На законный брак не претендую.» Зачем же ей ронять себя в глазах парня? С Магдой и Лавром дело обстояло несколько иначе: оба они знали, что это только игра, поэтому парнишка и решил устроить своей симпатии роскошную декорацию, а заодно посмотреть, что она за пряник. Ничего серьезного с его стороны там даже не предполагалось. Парень ведь не дурак и соображал, что поскольку имело место сватовство, то любой вариант, приведший к тому, чего папа Джон никак бы не одобрил, был бы расценен кланом как заманивание девочки в ловушку. После этого он вынужден был бы на ней жениться, и со всеми последствиями, то есть семейными ссорами и прочими прелестями бытия. Зачем ему это было надо? В своей семье он хотел быть главой, а не пришей кобыле хвост.

- Само собой, мадам, - согласился негр. Лицо его стало мрачнее грозовой тучи. - Когда Магда к нам вернется?
- Никогда, конечно. После свадьбы она приедет попрощаться и будет навещать иногда, но это все, чем я могу тебя порадовать. Она теперь наша, а не ваша. Мальчик девочку-таки увел, тебе не кажется?
- Увел, клянусь своей черной шкурой! - воскликнул Джон, впервые за все время улыбнувшись. - Парень лихой, что и говорить!
- Какого обещала, такого и прислала. Впрочем, мы сейчас у экспертов поинтересуемся, что они думают о нашем общем знакомом. Смок, Гор, как он вам показался? Есть в парне настоящая крепость, или он только девкам мозги крутить умеет?

Мужчины переглянулись. Прозвучи вопрос из уст человека одного с ними пола, он бы их отнюдь не шокировал. Но мадам-то, она была женщиной, и объект их жестокой «экспертизы» приходился ей родным племянником! К тому же, всех восьмерых поразил тон, каким фраза была произнесена: из-под привычной оболочки деликатной и невзрачной представительницы слабого пола вновь высунулось нечто неожиданное.
- Паренек надежный, - ответил за всех Коро. - Вы ведь это хотели узнать, мадам?
Бинка усмехнулась. И вновь мужчины поняли, что очень плохо ее знают.

  

- Вот что, ребята, - сказал один из семерых, когда Бинка опять заперлась в штурманской. - Не знаю как вам, а мне не в кайф возвращаться на полосу.
- Хочется снова на тюремные нары? - мрачно сказал Коро.
- Просто мне не нравятся улыбочки нашей мадам. Раз - и оскал. Не люблю, когда баба из себя мужика строит.
- Да, она явно жаждет взять вожжи в руки и понукать, - проговорил Смок задумчиво.
Джон усмехнулся.
- А ты уверен, что она их выпускала? - саркастически поинтересовался Коро.

Джон усмехнулся снова.
- Не так резко, - сказал он. - Но все, что мы до сих пор делали, мы могли делать только с согласия нашей хозяюшки.
- Угу, - подтвердил Коро. - У мадам крепкая голова, не так ли?
Негр кивнул.
- Значит, вас она уже подмяла, - сделал вывод Гор.
- А ты бы полазил с ней по ярусам среди новичков, я бы на тебя посмотрел после этого. Я сам человек отчаянный, но имею какие-то пределы. У мадам их нет!

- По-моему, для них для всех смерть - это ничто, - предположил Джон. - Такое воспитание. Старик тоже был на эту тему непробиваем.
- Интересно, а золотая пещера и по бытке сказочка, или она все-т существует? - задумчиво произнес тот из семерых, кто обычно на любых сборищах предпочитал отмалчиваться.
- Какая разница? - усмехнулся Коро. - Или тебе кажется, что мадам сбрехала насчет скупщиков? Уверяю вас - все точно, как в аптеке.

- Интересно, откуда она это знает? - спросил Смок.
- Старик просветил, наверное. Он был ой-ой-ой! Пальца в рот не клади - откусит.
- «Самый большой нарушитель законов во Вселенной», - процитировал Коро надпись на могильном камне.
- Угу. И внучка того же поля ягодка, кушай - не хочу, - проговорил Гор.
- Боишься отравиться? - усмехнулся Смок.
- Да пусть ее Уот лопает, такое сокровище! Баба должна быть бабой, а не непонятно чем!
__________

- В общем, так, уважаемые, - сказала им Бинка, когда звездолет стартовал в обратный путь. - Очень прошу: об инциденте - никому ни звука.
- Мадам, мы не кретины, - насмешливо отвечал Гор. - Мы не хотим, чтобы публика сбрендила. Верно, братва?
- Будьте спокойны, никто себе не враг, - согласился и Смок. - Как я уразумел, мы теперь с вами на пан-брат, а? Как договаривались?
И он тоже в свою очередь насмешливо уставился на Бинку.

Бинка покраснела.
- Вы меня не совсем поняли, - сказала она нервно. - Все остается по-прежнему, кроме одного: вы в любой момент, если захотите, сможете от нас улететь. Хотите - с возвратом, хотите - насовсем. Сговоритесь с Джоном или Уотом, в крайнем случае - со мной. Стоимость топлива - из вашего кармана, оплата на Тьере.
- А мы думали: мы теперь друзья-товарищи, - протянул Смок все так же лукаво. - Будем больше общаться, обо всем друг с другом советоваться…

Бинка тревожно на него глянула.
- Уважаемые! - сказала она. - Я очень вас ценю, но, согласитесь, до сих пор вы как-то обходились без моих советов. Если же они вам очень нужны…
- Нужны! - подтвердил Смок, нахально заглядывая ей в глаза.
- То прошу учесть, что у меня есть муж. И ему вряд ли понравится, если я начну в его присутствии набиваться к вам со своими рекомендациями.
- А если без него?
- Без него - пожалуйста. Подходите, спрашивайте. Обговорим.
- Значит, при Уоте - нельзя?
- Нет. При нем я скажу: «Обращайтесь к Джону.»

Коро засмеялся, довольный. Только что он доказывал друзьям, что хозяйка именно так и ответит.
- Уотер считает, что когда мужчины говорят о делах, женщинам следует помалкивать. Я должна считаться с его предрассудками.
- Зачем же такая несправедливость, мадам? - продолжал Смок, явно получая удовольствие от допроса.
- Он мой муж. Он должен думать, что я его слабее, пугливее или хотя бы глупее. Ему не следует знать, что я не хуже его разбираюсь в нашем хозяйстве.
Джон ухмыльнулся, а Коро снова засмеялся. Чего там «не хуже»! Биночка знала о своем хозяйстве абсолютно все!
А шестеро переглянулись. Мадам не собиралась втираться им в начальство - по крайней мере, открыто.
__________

- Значит, все по-старому, - повторил Смок, стараясь сохранить на лице серьезность.
- Да. Больше мне нечего вам предложить.
- Мадам, - сказал Гор, прищурившись, - ваша Роз совсем скоро вступит в возраст. Что вы думаете о ее будущем?
- А чего тут думать? - удивилась Бинка. - До ее пятнадцати еще уйма лет, откуда мне знать, кем она захочет стать? Когда ее склонности определяться, тогда и выберем колледж.

- Я не о колледже. Я о том, с кем она проводит свое время.
- Не суйся не в свое дело! - резко повернулся к нему Джон.
- Почему же? - Гор сделал вид пай-мальчика. - Такие вещи касаются нас всех. У каждого подрастают дети.
Бинка засмеялась.
- Я ничего не имею против Джики, - сказала она. - Сейчас он смотрит на Роз как на сестру, так что вообще не о чем говорить.
- А потом? Когда он взглянет на нее иначе?

- Откуда мы знаем, на кого он взглянет? Такие вещи предсказать невозможно. Но если он выберет Роз, и она скажет ему «да», я не стану чинить препятствия.
- И только? - усмехнулся Смок.
И все засмеялись - незлобиво и понимающе.
- Уважаемые! - нахмурилась Бинка. - У нас свободная планета, и принуждение ко вступлению в брак карается законом.
Дружный смех снова был ей ответом.
- Жаль, что ваш дедушка об этом законе ничего не слышал, - сказал Коро.
- Разве твоя Тамила не с тобой? - сделала Бинка большие глаза.
- Со мной. Но если вспомнить все его фокусы…

- Не бери дурное в голову. У нас считается, что небольшие препятствия только усиливают чувство. Это же ужасно скучно: вот тебе муж, вот тебе жена - живите. Надо же молодежи иметь что вспоминать в старости.
- Черт бы побрал вашего деда! - воскликнул Гор. - Лишить нас стольких удовольствий! Это ж как кайфово б было: сначала я бы походил вокруг своей Найты…
- Потом бы тебе за нее набили б морду, - продолжил Смок.
Все снова засмеялись.
- Дедушка знал, что если Коро всерьез нравится Тамила, он никого не послушает, - объяснила Бинка.
- А если бы послушал?
- Тогда… - Бинка взглянула на Коро и запнулась.
На Первой Полосе не принято было произносить слово «любовь».



(Это конец книги VI.
Если есть желание узнать, чем закончилась эпопея с освоением Первой полосы планеты под названием Безымянная для Бинки и вообще, по пара теплых отзывов в комментах ускорят во мне желание выложить книгу VII.)
 
[^]
elProfessoro
12.10.2020 - 16:05
0
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 15.02.19
Сообщений: 61
Спасибо за рассказы, читаются на лету. Жаль разрыв в событиях первой и 6-й книги уж очень велик. Жду продолжения эпоса, удачи в написании!
 
[^]
deadmad
13.10.2020 - 13:50
0
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 17.04.16
Сообщений: 366
классно получилось, продолжение в студию!)
 
[^]
Basyanya
14.10.2020 - 17:35
0
Статус: Offline


Юморист

Регистрация: 20.05.14
Сообщений: 447
С удовольствием прочитала! Прошу продолжения!
 
[^]
DM69
15.10.2020 - 13:37
0
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 14.12.11
Сообщений: 166
Спасибо большое! С удовольствием прочитал!
 
[^]
ЯКассандра
16.10.2020 - 09:32
0
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3953
Книгу VII я планирую начать выкладывать в начале декабря.
 
[^]
ЯКассандра
1.12.2020 - 21:43
0
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3953
Выложила. Называется "Золото Лакро". Вот ссылка:
https://www.yaplakal.com/forum3/topic2198509.html?hl=
 
[^]
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 1305
0 Пользователей:
[ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 



Активные темы








Наверх