Уличные музыканты в Москве - заседание комиссии Общественной палаты города Москвы 17.11.2016 г.

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
  [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
istokov
23.01.2017 - 22:11
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 20.10.16
Сообщений: 0
-5
Уличные музыканты в Москве - заседание комиссии Общественной палаты города Москвы 17.11.2016 г.

Стенограмма заседания комиссии - записанная с данной видеозаписи:
https://youtu.be/lSH5n11mAAU

ВАДИМ КОВАЛЁВ: Мы сейчас всё динамично проведём. Поэтому не бойтесь, если кому-то надо куда-то скоро уйти. Мы хотели компактно так - ну примерно в формате 40 минут провести всё. Я представлюсь ещё раз, уважаемые коллеги. Меня зовут Вадим Ковалёв. Я являюсь заместителем председателя комиссии Общественной палаты города Москвы по гражданскому обществу. И выбран я, также как и мой уважаемый коллега Александр Шарлай, в Общественную палату от Центрального округа (Москвы). И, наверное, всё так совпало, что мы этой темой стали заниматься в нашей Общественной палате. И я очень сожалею и передаю вам слова извинения и почтения от нашего коллеги в комиссии - Алексея Алексеевича Венедиктова. Он очень себя плохо чувствует сегодня с утра. И он просил извиниться и записать все наши сегодняшние дискуссии, все наши сегодняшние наказы и, собственно, - ему донести. Я перед тем как представить наших уважаемых спикеров (я обязательно это сделаю), я совсем коротко напомню, что происходило здесь, вот на этой площадке, в этом зале. Мы 11 августа собрались здесь. Почему Общественная палата Москвы вообще уделила внимание этой теме? Общественная палата Москвы - это тот орган, который должен служить площадкой для взаимодействия, для обсуждения разных интересов, разных позиций. И тема уличных музыкантов стала такой темой, которая при всей лиричности, казалось бы, стала таким раздражителем: и для полиции, и для некоторых сообществ, и для некоторых жителей, и для прессы... И, конечно же, мы как Общественная палата города - должны были это обсудить и попытаться что-то предпринять. Мы проанализировали опыт европейских городов. Провели здесь 11 августа 2016 года (многие коллеги были) дискуссию первую. Мы пригласили тогда сюда адвокатов - был, в том числе, господин Резник. Мы пригласили музыкантов - был Андрей Макаревич здесь. Мы пообсуждали - как это можно исправить, как вот этот диалог наладить, как его в цивилизованное русло перевести. Потому что, конечно, можно и дальше - как вот Олег - проводить пикеты, но мы о здоровье Олега печёмся и хотим, чтобы он не проводил пикеты, чтобы он не заболевал... И мы договорились создать некую рабочую группу на площадке Общественной палаты Москвы, вот заседание которой мы сегодня и проводим. После вот той нащей встречи мы сформировали некую позицию и донесли её Сергею Семёновичу Собянину. Алексей Алексеевич Венедиктов встречался лично с нашим мэром, и несколько раз эту тему обсуждал, в результате чего мэр принял решение о проведении эксперимента, о проведении экспериментального фестиваля "Уличный музыкант". И фестиваль начался с ноября, если я не ошибаюсь. И вот сегодня мы с уважаемыми коллегами, которые представляют сообщество, которые являются лидерами среди уличных музыкантов, иы договорились о таком небольшом движении. Мы сегодня специально не приглашали какое-то огромное количество прессы там или... Мы, конечно, открыты как любая Общественная палата, но специально не делали такое мероприятие, чтобы проработать этот вопрос, чтобы его обсудить. В нашем сегодняшнем диалоге (позвольте мне его называть так) участвует (за что мы ему очень благодарны) министр правительства Москвы, руководитель Департамента потребительского рынка и услуг города Москвы - уважаемый Алексей Алексеевич Немерюк. Вот, если был бы Алексей Алексеевич Венедиктов, то желание (между ними) я бы сразу загадал, чтобы у музыкантов всё было хорошо и всё бы исполнилось. Но пока над этим ещё предстоит поработать. Наш уважаемый коллега Александр Шарлай - руководитель комиссии Общественной палаты Москвы по общественному контролю и так же, как я уже сказал, избранный от ЦАО от общественных организаций, член палаты. Наш уважаемый коллега Андрей Петров, который возглавляет государственное учреждение "Моспродюсер". И господин Антон Ильин, который представляет департамент торговли и услуг префектуры ЦАО города Москвы. Уважаемые коллеги, давайте тогда начнём нашу дискуссию. Алексей Алексеевич, мы попросили бы Вас высказаться по этой теме. Непривычно Вам уличными музыкантами заниматься?
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК (руководитель Департамента торговли и услуг города Москвы): Вы знаете, уличными музыкантами я как-то занимался, когда концерты... делали на... площади. Они тоже тогда неплохо, мне кажется, выступили, много народа собрали... Вы практически всё уже рассказали, Вадим. Значит... Действительно, мы этой темой, скажем так, занимались не первый и не второй месяц, обсуждали даже у меня в Департаменте, хотя, несмотря на то, что... где потребительский рынок, вроде казалось бы, а где уличные музыканты? Встречались с ребятами из "Синего троллейбуса" несколько раз, а даже не несколько раз, а раза три или четыре с муниципальным собранием "Арбат", которое категорически почему-то против... Я не знаю... Приглашали сегодня оттуда кого-то на собрание? Нет? Антон? А... ладно. Там позиция Бабенко - это совершенно отдельная. Есть ряд жителей, которые, в общем-то, опять же очень категорично даже настроены относительно художников, музыкантов, ну и любой, скажем так, активности на Старом Арбате. Пытались найти некие компромиссы, но в итоге... И коллегам опять же с "Синего троллейбуса" предлагали найти некие возможные варианты взаимодействия, отрегулировать время выступлений, скажем так, формат этих выступлений, и максимально допустимые децибеллы, которые могут звучать на Старом Арбате, но, при этом, как бы общего языка найдено не было, и в итоге, Вы совершенно правы, что Алексей Алексеевич с Сергеем Семёновичем обсудили возможные варианты. Мы опять же, изучив зарубежный опыт, решили в таком некоем эксперименте попробовать сделать некую систему, которая могла бы дать равные права всем желающим, которые хотят выступать, предоставить им для выступления площадки в Центральном округе. Пока мы это делаем, скажем так, без звукоусиления. Это чисто такие а-капелльные площадки, которые существуют во многих странах. Буквально недавно мой коллега вернулся из Вены, и, наверное, многие из вас слышали, может быть, даже участвовали в таком большом международном фестивале а-капелла, когда на центральных улицах нескольких там, по моему, 6 или 7 локаций у них, опять же, именно голосом без каких либо дополнительных инструментов усиления выступают различные коллективы, либо певцы - это и джазовый, и оперный формат. Причём, там очень интересно у них - они даже с балконов - договорились, выходят на балкон и поют, в общем-то, при этом, формат... Мне было интересно, собирают ли деньги? Нет, денег не собирают, просто выходят на балконе... Там есть чёткое время, выступают, по моему, 40 минут, и там есть несколько площадок вокруг Венской оперы, они задействованы именно вот в таком формате именно уличных музыкантов. Смотрели опыт Барселоны, смотрели опыт других городов. В общем-то, с Андреем (Петровым) организовав несколько этих совместных совещаний между Департаментом культуры и Департаментом торговли, ну само собой префектурой, и определили ряд площадок. С одной стороны, те площадки, которые уже для уличных музыкантов знакомы, где они выступают, предложили какие-то новые места. Ну Андрей (Петров) более подробно расскажет - какие пользуются спросом, какие нет. Создали раздел на сайте мэра, где можно подавать заявки на участие. Ну и на сегодняшний день, я думаю, Андрей просто более подробно расскажет о том: получилось - не получилось, какие есть проблемы, как это сейчас проистекает. Я так понял, были не совсем чётко организованы сотрудники полиции, которые, в общем-то, не знали, кто из уличных музыкантов, действительно стоит, ну, скажем так...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Легально.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: По заявке, да. Тот, кто подавал заявку, кто действительно хотел выступать вот эти несколько часов там на Арбате или ещё где-то. Я так понял, это больше связано с Арбатом. Продумали формат, что, если вы выступаете два часа, если следующий за вами коллектив или другой выступающий не пришёл, то вы можете продолжить своё выступление. При этом, опять же, в отличие от той же самой Вены, где это происходит публично, но, при этом, у человека, поющего на балконе, никаким образом... его, скажем так, посредник внизу не ходит с шапкой, не собирает какие-то пожертвования, - мы решили эту тему не трогать, не регулировать. Если нет конкретных приставаний к гостям столицы, к гражданам, то мы не возражаем, что какие-то пожертвования, в общем-то, собираются. При этом, опять же музыканты могут предлагать какие-то, скажем, диски, музыкальные собрания, флэшки там, любой носитель - для того, чтобы пропагандировать себя и свои композиции. В общем-то, мы планируем, что к весне, скажем так, мы наберём определённую массу критических замечаний, позитивных каких-то моментов, потом сумеем это всё доработать. При этом, сейчас идёт формат, скажем так, чисто а-капелльный - без звукоусиления. А формат со звукоусилением у нас будет возможен, начиная с 16 декабря по 15 января, - на наших площадках фестивальных, где у нас уже в рамках фестиваля "Путешествие в Рождество" мы устанавливаем звуковое оборудование, подключённое к электричеству. Ну и такой опыт у нас тоже есть. Мы в сентябре, проводя наши фестивальные мероприятия на "Московских сезонах", значит, давали возможность (опять же с коллегами из Московского продюсерского центра) предложили ребятам, коллективам, ну это больше всё же коллективы, хотя очень неплохо выступал и скрипач на Манежной площади, собрал там около 300 человек, очень внимательно люди слушали и им всем, мне кажется, понравилось. Выступать можно и со звукоусилением. То есть, такой формат тоже возможен.
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Это вы предоставляете тоже (звукоусиление), да?
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Ну мы совместно работаем (с Моспродюсером). Ну а площадки мы даём, пожалуйста, если вы вписываетесь... Вопросы сейчас - пожалуйста...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Можно спрашивать уже начинать, да?
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Давайте, я просто сейчас две фразы ещё буквально договорю. Значит, отвечаю на ваш вопрос. Мы действительно даём возможность по заявке выступать. Единственно, коль примерно есть некая тематика - там... рождественский новогодний фестиваль - конечно же, мы хотели, чтобы ваше выступление соответствовало именно какой-то новогодней тематике. Ну там петь шансон или что-то эдакое другое, ну, наверное, там было бы немножко не в тему. Вот, поэтому у нас тоже никаких ограничений здесь нет, у нас есть ещё ряд площадок- где-то со сценой, где-то просто звукоусиление - так же можно подавать заявки и приходить выступать на этих площадках, при этом, совершенно бесплатно, единственно, мы будем всё-таки следить за репертуаром.
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Можно уже говорить, да?
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Давайте представляться...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Олег Мокряков, координатор сообщества уличных музыкантов по борьбе с беззаконием. Ну это здесь, кстати, нет ничего смешного. Итак, значит, несколько вопросов и несколько заявлений. Это, конечно, очень приятно, что... Я сразу оговорюсь, что мы Ваши друзья, мы считаем Вас нашим другом, но вот, если Вы услышите что-то резкое - не сочтите это в свой адрес. Это в адрес вот этой вот системы, которая у нас тут сложилась. Значит, мы, конечно, вот эту "кость", которую нам бросили в виде зимнего фестиваля уличных музыкантов... Зимний фестиваль уличных музыкантов - это так с юмором, в общем-то, да? Ну, тем не менее, хорошо, мы - люди закалённые, всё же мы - русские люди, да, мы пошли, попробовали. Все эти проблемы, с которыми мы столкнулись, мы записали (Петрову) в вашей группе, но нам не спешат отвечать. То есть, нам говорят: "Потерпите - всё будет". Но это вопрос, конечно, к уважаемому товарищу Петрову. Вот, а к Вам вопрос следующий... Опять же нас никто не предупредил, что это будет а-капелльный фестиваль. А-капелла - это значит вокал без сопровождения. А ведь у нас мало кто поёт вокалом оперным (причём без сопровождения), который разносится повсюду. У нас, допустим, гитаристы есть с нейлоновыми струнами - как его услышишь? Или там человек, который поёт каким-нибудь тихим вокалом... А клавишник, например, как? Что, клавишники, получается, вырубаются полностью из этого фестиваля? Значит, нам шепнули, что... ну, если тихонечко, то вам никто ничего не скажет. Но нам не надо этого "тихонечко", чтобы таиться как-то, прятаться. Значит, дальше. Вот вы это всё кулуарно между собой решили, а, между прочим, когда готовили программу "Музыка в метро", то вот со мной лично были на связи всё время пока готовили проект в течение года... (Петрову) Вот, вы знаете, например, Ковалёва, который - из Британской Школы Дизайна?
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Владислав Ковалёв.
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Да, знаете его? Вот видите, вы про такого даже не слышали. Возможно, вы знаете Тихомирова. С Тихомировым, скорей всего, Вы знакомы - из Мосгортранса.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Я прошу прощения...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Так вот. Дальше. Они были с нами на связи целый год. И потом вдруг в конце, на финальном этапе, когда они всё подготовили, то вдруг вышел какой-то Моспродюсер, которому это всё отдали, который нас знать не знает и ведать не ведает, и что-то там быстренько, значит, состряпали и предоставили всё это нам как данность. То есть, с нами никто не советовался из Моспродюсера. Можно ли, наконец-то ввести нас, представителей уличных музыкантов, в какие-то рабочие группы, чтобы мы тоже приходили и советовали Вам? Чтобы Вы не допускали каких-то ляпов. Можно прямо сейчас с Вами договориться, что на следующее же заседание мы, допустим, с Вами встретимся?
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Давайте. С удовольствием.
ОЛЕГ МОКРЯКОВ (Ковалёву): Вы, наверное, нас как-то сконнектите, да?
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Сконнектим, да. Для этого и существуем...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Договорились.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Позвольте, я всё-таки на Ваш вопрос отвечу - по поводу зимнего фестиваля.
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Сейчас, секундочку. (музыкантам) Я вроде всё по делу, да?
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Ну...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Это ещё не всё, конечно, но...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Давайте по порядку, чтобы все могли выступить...
(общий шум)
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Сейчас - ответит человек - и...
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Смотрите, давайте вот на вопрос Олега: зимний фестиваль - не зимний. Мы начали его несколько раньше. Он начался в августе. Мы проводили на площадках фестиваля, предложили музыкантов, коллективов, как Вы говорите, больше со звукоусилением. Значит, сейчас, может быть, это не совсем комфортно. Хотя погода на прошлой неделе, ну вы зря смеётесь, в той же самой Вене была порядка там 5 или 6 градусов тепла. И люди пели. Да, в шапках, в пальто а-капелльно - без звукоусиления. Если вы хотите, зайдите на ютьюб, наберёте а-капелла в Вене, там очень много выступлений, которые при разной погоде - и в дождь, и в слякоть, и при солнце - там этот фестиваль проходит. Проходит именно сейчас, в эти дни. Я понимаю, что Вена несколько больше омывается течениями разными тёплыми океанскими...
МАКСИМ ДЕМИДОВ: Гольфстрим, в том числе...
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Но это - не 20 градусов.
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Плюс 5 - это совершенно нормально...
МАКСИМ ДЕМИДОВ: Это плюс 5, но это не минус 30, как в Москве зимой бывает.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Уважаемые коллеги, кстати, не забывайте, что это эксперимент.
МАКСИМ ДЕМИДОВ: Но это эксперимент на нас...
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Выслушайте! Ваши предложения - это замечательно. Я, к сожалению, не знаю всей этой истории вашего взаимодействия с Мосгортрансом. Почему, в общем-то, Андрей (Петров) включился в эту работу, действительно. Хотя, похоже, это не была его некая профильная работа, и это, действительно, первое такое взаимодействие, может быть, более плотное между какими-то государственными учреждениями и обществом уличных музыкантов. Потому что до сего, извините, но как бы вы жили по каким-то своим правилам и общались с кем-то, находя какие-то компромиссы. А на сегодняшний день есть некая входная точка, есть... Ну, допустим, просто вот Кибовский - он курирует при Департаменте культуры данное ГБУ, у меня есть фестивали, и мы готовы фестивальные площадки предоставлять, вам их давать. Если есть какое-то предложение, мы с вами на следующей неделе встретимся. Можем конкретно, предметно по процедуре пройтись, посмотреть: что нравится - что не нравится. Чего хотелось бы? Адреса убрать, адреса добавить, поменять формат, изменить время работы, график... Я вот нахожусь здесь не слишком недалеко - на Тверской, 19 - Департамент торговли и услуг города Москвы. Я поставлю вопрос на следующей неделе о совещании. Вадим вас обязательно проинформирует. Мы с префектурой центрального округа, с Андреем Петровым...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Чтобы мы знали все, чтобы мы тоже могли участвовать...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Ну это уже что-то.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Я вас обязательно приглашу. Только у меня просьба, чтобы был некий такой конструктив. Не то что там, извините, в минус 30 никто петь не хочет...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: У нас есть предложения и претензии...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: У нас есть...
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Если у вас есть список, то вы мне его сейчас отдайте.
ТЭЙ ЦУРКАВА: В конце.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Ну в конце, в начале - это роли не играет...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: То есть, мы будем более плотно с Вами общаться?
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: В любом случае, у нас с вами стоит задача до марта месяца, по крайней мере, до апреля наработать и все вот эти шероховатости, что есть - всё это исправить. Я хочу, чтобы вы всё это услышали, вот ребята с "Синего троллейбуса" всё это знают и понимают, как тяжело порой бывает общаться с жителями. Вы говорите, что небольшое там бы звукоусиление, а то у кого-то нейлоновые струны - наверное! Но всё-таки эти люди живут там. И с одной стороны... Я сейчас не в адрес кого-то здесь говорю. У кого-то голоса хорошие, у кого-то не очень, у кого-то репертуар - тот, который нравится жителям, а у кого-то, извините, репертуар, который не очень нравится жителям. Мы, когда проводили на фестивальной площадке, вышел мужчина, вроде подал там заявку - всё нормально, поёт а-капелла без звукоусиления, но чистый шансон - конкретный шансон. Жители сразу написали там тысячу жалоб: у меня тут дети, я тут живу, извините, под окном у меня ну не матерные, конечно, но не очень...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Тоска по зоне...
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Такие песни как "Владимирский централ", и не очень хотелось бы 2 часа это вот здесь вот слушать...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Это рабочие вопросы.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Смотрите, я ещё раз говорю... Конечно, они рабочие. Но вот вас, вот таких активных граждан или музыкантов, я не знаю, человек, может, 50, может быть, 100, может быть, 200, 300... Но среди вас есть люди, которые говорят вам: "Ну а я не пою оперные произведения, я пою шансон. И мои права ущемляются ровно в таком же формате, как и в вашем. Почему Олег, который, допустим, там играет что-то весёлое, интересное на гитаре может выступать, а я со своим шансоном не могу выступать?" Кто такие ограничения прописал? Где они определены?
ТЭЙ ЦУРКАВА: Рабочие вопросы, они определяются взаимодействием сторон. Что мы сейчас лирику обсуждаем?
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Я не лирику. Я вам ещё раз говорю, что, к сожалению, сразу, может быть, предотвращая ряд вопросов, для нас тоже есть понятие зоны риска...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Есть ведомства, отвечающие за территорию.
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Вот, чтобы Вы знали, 10 лет я играл на Арбате, никому не мешал, ни одной жалобы не было, а потом пришла "Мальвина" (Королёва), и начала там устанавливать свои порядки...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Уважаемые коллеги, давайте по очереди. Если есть конкретика - называйте, мы для этого здесь и встречаемся. Хорошо? Давайте, пожалуйста.
МАКСИМ ДЕМИДОВ: Я представлюсь. Демидов Максим, классический гитарист, ну можно сказать, что из 50 лет - 30 лет я проиграл как уличный музыкант, из них 8 лет проработал в Амстердаме, в Голландии. Ну как вот я оцениваю сейчас всю последнюю ситуацию за 4 года с уличными музыкантами? Что было с нашим Арбатом? Я проиграл на Арбате - один из самых старейших там уличных музыкантов - не считая отъезда я проиграл там 30 лет. Вот. Ситуация была очень интересная. То есть, первое. Говорят, что на Арбате местные жители против музыкантов. Я хочу сказать, что я за всё время не видел человек больше трёх, которые против уличных музыкантов. Ну. то есть, существует гражданка Королёва и две её подружки, мягко говоря. Вот на Арбате, я посмотрел, в Арбатском округе живёт порядка... ну не буду врать, не помню точно, ну большое количество местных жителей. Очень огромное количество мамашек с детьми гуляли там, детишки слушали музыку классическую и так далее. Вот по причине, значит, местных жителей был разрушен культурный центр, который создавался годами и "Синий троллейбус" там... Было отменено местными жителями. Вот мы хотим первыми узнать: действительно, где списки этих местных жителей? Я знаю одно, что музыкантов здесь в Москве за последние 5 лет было по статье 20.2 задержано, не знаю, ну это больше 40 человек.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Уважаемый Максим, мы это на предыдущей встрече, вот Вас, кажется, не было, если не ошибаюсь, мы это очень детально прошли. Мы сейчас чего-то начали делать...
МАКСИМ ДЕМИДОВ: Так прежде чем начать что-то делать, нужно разобраться со старым. Там были конкретные преступления...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Мы это уже прошли. Мы сейчас говорим... Уважаемые коллеги, если мы сейчас не будем обсуждать по существу - вот проект, фестиваль "Уличный музыкант". Вот сейчас: нравятся ли площадки, нравится ли репертуар?..
МАКСИМ ДЕМИДОВ: А теперь про фестивальный проект. Посмотрите какой интересный вышел проект. Вдруг оказалось, что существует государственная организация, получающая деньги за счёт этого государства - Моспродюсер. Организуется конкурс "Музыка в метро". Я, честно говоря, почему автоматически даже не пошёл туда принимать участие? Потому что смотрю - кто в жюри. Понимаете, если бы там, действительно, было название "Попса в метро", тогда я понимаю, что молодёжь там... Но я не понимаю, как данное жюри может оценивать для выступлений в метро людей, которые, допустим, скрипач, который окончил консерваторию...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Конкретные пожелания, пожалуйста.
МАКСИМ ДЕМИДОВ: Собственно говоря, какое конкретное пожелание? То, что там делается... Конкретное пожелание одно - провести проверку этой организации. Сколько на неё было израсходовано денег из нашего кармана? На создание двух сайтов сколько денег ушло? Сколько ушло там на зарплаты ради того, чтобы 10 человек, дай Бог сейчас - "Музыка в метро", 10 профессиональных музыкантов играют. Из 30 человек 10 вообще туда не ходят и 10 не пойми что...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Максим, спасибо большое...
МАКСИМ ДЕМИДОВ: Нет, я ещё сейчас закончу...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Вот если Вы будете перебивать модератора, я буду очень не демократично себя вести, и я Вас не буду больше приглашать...
МАКСИМ ДЕМИДОВ: Да я по делу...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Если мы с вами не будем друг друга уважать... Я просто себя к обществу причисляю, а не к власти. Я никогда не работал в госорганах. А нас никто - ни власть, ни пресса никогда не будет уважать. Вот, пожалуйста, конкретно давайте предложения. Вот вы говорите: "Нас, сообщество уличных музыкантов, не совсем устраивают те, кто в жюри. И мы предлагаем Иванова, Петрова, Сидорова... включить в экспертный совет...
(общий шум)
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Я хотел бы ответить. То, что в метро - к уличным музыкантам у нас никакого отношения не имеет. У нас нет вообще никакого отбора. Пожалуйста - подал заявку...
(общий шум)
МАКСИМ ДЕМИДОВ: Такой момент очень интересный. Ну понятно, разумеется, то, что сейчас делается в Москве. В метро отбирали музыкантов - это было начало лета. А сейчас наступила зима. Каждому инструменталисту очень тяжело играть. Если хотя бы один человек, профессиональный музыкант, находился бы среди этого общества "Моспродюсер", то он понял бы, что такое выйти на мороз при минус 10 и ручками голыми поиграть час хотя бы. И попеть опять же в голос живой. То есть, если бы по идее, по логике, если бы вы хотели помочь музыкантам, естественно было бы на зимний период увеличить количество точек в переходах, в метро там, сделать больше реальных точек. А то вот недавно девочка в метро окончила консерваторию, не прошла вот этот конкурс, здорово играет - у неё, понимаете, был приступ эпилепсии, её забрали в милицию, и у неё случился психический приступ...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: По фестивалю "Уличный музыкант" - давайте пытаться фиксировать...
МАКСИМ ДЕМИДОВ: Да-да-да. По сути это бред. Проводить фестиваль в такие морозы - это просто бред.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Пожалуйста, дальше...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Добрый день. Меня зовут Лика Александриди. Я секретарь Московской Общественной Организации Работников Культуры Уличного Жанра МООРКУЖ. Плюс я ещё организатор фестивалей различных, в том числе, фестиваля "Платформа" в Ногинске, то есть, довольно крупных. На Грушинском фестивале участвовала неоднократно. По организации у меня много вопросов, потому что фестиваль - это, в принципе, должно быть организованное мероприятие. Сейчас мы из организации видим только сайт некий и группу "В контакте", в принципе, которая ведётся бесплатно, ну я сама таких веду миллион. И сейчас мы не получаем обратной связи практически, но очень бы хотели получать обратную связь. Во-вторых, обещана поддержка. Человек приходит на своё место, которое забронировал. Во-первых, там может уже кто-то стоять, и ему это как-то... А где, он говорит, написано, что это твоё место? Картинка в интернете? Хотя бы как-то обозначьте: квадратик, скрипичный ключик, что угодно, чтобы было видно, что это место может быть кем-то занято. Это первое. Я уже молчу, что в эти погодные условия - сверху капает у нас плюс идёт дождь, а в минус идёт снег. То есть, если это фестиваль, то хотя бы навес какой-то должен быть, какие-то места, где есть навес. У нас есть в городе такие места, где есть крыша над головой. Или защита от ветра какая-то. Это второй момент. Третий момент - это то, что ты приходишь играть, а тебя забирает милиция, которая просто не в курсе. Ты начинаешь звонить по указанному телефону на сайте. Там отвечает товарищ, который говорит: "А Вы знаете, не я этим занимаюсь". Его спрашиваешь: "А кто этим занимается?" Он говорит: "Такие люди этим занимаются, но их сейчас нет."
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Это очень серьёзный вопрос, который...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: То есть, представляете? Вот я сейчас устрою фестиваль, скажу - приходите, гости дорогие. Вот мне выделили на вас деньги. Я сейчас устрою фестиваль. Я не заплачу музыкантам. Я не поставлю им туалеты. Я не сделаю ничего, только напишу на сайте, что приходите - становитесь. Придёт милиция, всех разгонит. Я скажу, что я крутой организатор. То есть, это, конечно, эмоция, извините.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Горячая линия нужна.
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Горячая линия формально есть, но она не работает. То есть, три предложения: обозначить каким-то образом места, возможно, сделать какие-то минимальные навесы, раз мы без звукоусиления, а, если со звукоусилением, то хотя бы розетки какие-то нужны. То есть, у музыкантов есть свой усиливающий аппарат, но нужны какие-то розетки. И обязательно - горячая линия не так даже важна, как предупредить полицию, чтобы каждый рядовой был в курсе происходящего.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Сразу вам отвечу. Ну часть вопросов - это к Андрею (Петрову). Правильно совершенно говорите, что надо места обозначить, здесь я не возражаю, можем с вами выйти, у нас адреса закреплены. Там подвигать три метра влево, вправо, вперёд, назад, а также нанести какую-то отметку - я здесь проблем каких-то не вижу. Значит, с полицией, я знаю, что были какие-то конфликтные истории на Арбате. По информации, которые коллеги давали, что сейчас уже полиция об этом знает. С Андреем мы договорились, что сейчас письма будут поступать в электронный ящик, потом это письмо распечатывается... что действительно такой-то исполнитель в такое-то время на такой-то площадке выступает, и это некое разрешение, документ, по которому можно стоять. Ну а то, что горячей линии нет, это к Андрею...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Так, пожалуйста...
АЛЕКСЕЙ ЕРМИЛОВ: Алексей Ермилов - культурный фонд "Гнездо глухаря". Знаете, я вот сейчас слышу от коллег по поводу необходимости комфортных площадок. В этой связи, мне кажется, что трудно найти более удобную площадку, чем "Синий троллейбус". Потому что находится он в намоленном месте, и есть все условия, и он очень успешно у нас функционировал. И вот сейчас это моё предложение - включить троллейбус в число таких площадок. И вопрос к Алексею Алексеевичу. Скажите, пожалуйста. Мы много раз встречались в Департаменте, много всего было сделано, но, к сожалению, вопрос "Синего троллейбуса" так и остался висеть между небом и землёй. Он стоит, но он закрыт. Мы не знаем, что нам делать. И что нас ждёт, скажите, пожалуйста.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Очень жаль, что не пригласили Бабенко (глава муниципального округа Арбат).
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Очень жаль.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Да, мы были бы ему рады здесь.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: По факту основная-то проблема всё-таки в депутатах, которые до сих пор не согласовали этот адрес... с тем помещением. То есть, по факту, причём, я, в основном, был инициатором этого постановления. Прошло 3 года. Причём, мы дали им преференции там - за 1 рубль. И я этот вопрос докладывал Сергею Семёновичу. И мы его приняли, но... А потом, как вы знаете... То есть, я уж не знаю там - 3 жителя, как Максим говорит? Либо это 10 жителей? По крайней мере, в Департамент приходило, ну наверное, человек, может быть, 8 или 10 - такие активные участники противодействия различным видам искусств на Старом Арбате...
МАКСИМ ДЕМИДОВ: Можно я по этому поводу здесь добавлю важный момент? Это важный момент. Проблема в том, что, действительно, на Арбате есть бомжарня. Это факт. И, действительно, с этой бомжарней менты не борются. Ну, то есть, это деграданты явно, которые может быть, даже с гитарами дурака валяют и собирают деньги. Ну что самое интересное? На этой почве... Это специально, я считаю, было сделано. Почему? Потому что как объяснить, когда музыканта-профессионала (я никогда в жизни пьяным не был, а в машине ездил на Арбат, классику играл) - берут по статьям ежедневно, а вот этих бомжей, которые стоят в пьяном состоянии и собирают деньги - их никто не трогает. Как это объяснить?
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Мы сделаем встречу с полицией отдельно...
МАКСИМ ДЕМИДОВ: Это я оцениваю таким образом - специально вызвать недовольство местных жителей как бы уличными музыкантами.
(общий шум)
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Про "Синий троллейбус" можно дослушать?
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Значит, коллега задал вопрос. Действительно, мы встречались 3 или 4 раза, пытались найти компромиссы между... Если Вы знаете там трёх, а я реально знаю человек, наверное, 10.
МАКСИМ ДЕМИДОВ: Ну, даже если 10.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Ну я понимаю - всего 10. Но когда эти люди заваливают письмами и администрацию президента, и мэра, и всех остальных, что мы допускаем несанкционированные какие-то мероприятия, митинги и выступления. Как Вы говорите: бомжи - не бомжи, и когда, дескать, наведут порядок на Старом Арбате, - с той стороны люди тоже реагируют. Поэтому мы и ищем, как Вы правильно сказали, вопросы компромисса для того, чтобы выработать ту систему, которая была бы удобна и вам, и тем, кто там постоянно живёт, на Арбате. Поэтому вот здесь... Жаль, что нет Бабенко. Потому что мы с ним проговаривали, договаривались и убеждали. И отдельно я с ним встречался. И даже Кобзон ему звонил. И Кобзону он при моём содействии лично обещал, что он всё согласует, и никаких вопросов не будет. Кобзон ему перезванивал, значит, говорил, всё ли получилось?.. В общем, там была определённая борьба, но, к сожалению, она так до сих пор ни к чему не привела.
АЛЕКСЕЙ ЕРМИЛОВ: Алексей Алексеевич, а какие перспективы-то?
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Вы знаете, в любом случае, без решения муниципальных депутатов принять органом власти какое-то волевое решение на пролонгацию договора крайне тяжело. Поэтому давайте сюда пригласим Бабенко , давайте пригласим жителей. Потому что здесь сообщество музыкантов, а есть ещё сообщество жителей Арбата. Нам бы всё-таки хотелось... Вот сейчас почему мы договорились это обсудить, и Вадим гостеприимно, скажем так, сюда нас пригласил - с точки зрения именно вот самого фестиваля. Я не знаю, вас интересует больше всего только Старый Арбат или?..
(общий шум)
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Нас вся страна интересует...
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Это и Кузнецкий мост, это и Никольская...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Конфликты везде одинаковые...
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Отвечая и завершая некую ситуацию вот с "Синим троллейбусом"... осталось немного как бы - решить вопрос только с депутатами уже. С нашей стороны никаких возражений нет. Не будет возражения оттуда и давления на нас...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Вы говорите, нет разрешения на то место. А нельзя "Синий троллейбус" тогда на другое место?..
(общий шум)
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Кстати говоря, мы предлагали несколько мест для "Синего троллейбуса", для того, чтобы он был там, где реально нет жилья. В чём проблема-то? Я говорю о чём? Что основная претензия, что в "Синем троллейбусе" на протяжении последних вот этих нескольких лет, когда он стоял с документами, со всеми разрешениями, никто по большому счёту внутри не контролировал происходящее. То есть, люди выходили на улицу с музыкальными инструментами и со звукоусилением. В 22 часа это не прекращалось,не прекращалось и в 23, и в 24, народ до часа ночи в пятницу, субботу, воскресенье, жители жаловались на то, что нет некоего вообще существующего регламента. Я не говорю про закон о тишине, потому что его надо соблюдать в обязательном порядке. Но, когда мы говорили, ребята, вы помните сами, давайте отрегулируем и установим какой-то максимальный уровень децибелл, которые могут звучать...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Он установлен законом.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Я понимаю, но он не соблюдается. Я предлагал даже вот коллегам выделить регистратора...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Для этого надо делать проверки контрольные...
(общий шум)
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Коллеги, спасибо. Мы зафиксировали... по "Синему троллейбусу" ответ, спасибо большое, насчёт муниципалитета Арбата. мы как-то попробуем с муниципалитетом встретиться... Записали и зафиксировали - хорошо? Идём дальше по фестивалю "Уличный музыкант".
ТЭЙ ЦУРКАВА: Общественная Организация Работников Культуры Уличного Жанра города Москвы. Я пресс-секретарь этой организации. Значит, по поводу фестиваля. В прошлой работе с нашей Общественной палатой, когда мы собирались 11 августа, основным вопросом, на котором мы заострили внимание - это совместное взаимодействие. Нам и Венедиктов сказал здесь серьёзно при Резнике, что всё - вас пригласят, в рабочих группах вы будете работать. А что мы видим? Формируется новый фестиваль, значит, начиная с ноября и кончая февралём. Скажите, вы кого-нибудь пригласили из нас для обсуждения этого проекта, этого фестиваля? От нас никого не было. На этот вопрос можно не отвечать. Потому что, если были бы мы, то этого фестиваля бы не было.
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Он был бы по другому.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Или он был бы проведён другим образом, потому что было бы очень много вопросов. Теперь смотрите. Мы здесь представляем граждан, которые занимаются творчеством и являются носителями культуры, нашей национальной культуры. Вы представляете разные ведомства и ответственные за инфраструктуру города. И, конечно, мы должны взаимодействовать. Почему у нас постоянный конфликт происходит? Почему власть постоянно имеет претензии к определённой группе граждан своей собственной страны? Это - уличные артисты. И вот смотрите. Нас до сих пор рассматривают как маргинальную составляющую на улицах - незаконных.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Кто вас так рассматривает? Коллеги, я прошу прощения, я на правах модератора, я вас прошу сейчас здесь говорить исключительно конкретно.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Конкретно.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Вот мне потребовались очень большие усилия, и я безумно благодарен министру правительства Москвы за то, что он нам уделяет сейчас время. И мы с вами здесь собрались... Я коллег когда приглашал, я предупреждал - по "Синему троллейбусу". Мы все с вами здесь - ЗА уличных музыкантов. Вот это давайте примем как догму. Давайте по существу...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Только давайте выступать не за уличных музыкантов, а за уличных артистов.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Лика, вот у Вас была классная идея - про скрипичные ключи.
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Это наша общая идея.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Мы её зафиксировали. Давайте по существу, пожалуйста.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Я говорю про уличных артистов. Может быть, мы всё-таки, вы как представители Общественной палаты, - рассмотрим вопрос о статусе вообще как таковом? В трудовой классификатор, в трудовой кодекс. Чтобы вывести элементарно, чтобы эти люди были, потому что это огромная составляющая. Это и актёры, и музыканты, и художники... Это та категория, на которую нам надо обратить внимание.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Я по своей основной работе занимаюсь немножко темой профстандарта. и эта тема вашего сообщества. Это не тема Общественной палаты. Я прошу прощения.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Вы могли бы нам посодействовать рассмотреть...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Мы готовы вам посодействовать, и, более того, если вам нужно помещение для обсуждения, и вам нужны встречи, мы это вам всегда поможем сделать. Предложения ещё, пожалуйста, я записываю.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Уличные артисты могут в городе максимально обсудить вопрос - как можно взаимодействовать инфраструктуре города с этой категорией творческих людей, чтобы они могли выступать как можно больше везде.
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Есть же даже проект мест уже. Уже существует проект мест, на котором удобно выступать уличным артистам... (приказ Департамента культуры Москвы № 210 от 13.03.2014)
ТЭЙ ЦУРКАВА: Это совсем не маленький вопрос. Если у нас, соответственно, будет рассмотрен вопрос о таком статусе как уличный артист. Если у нас будет рассмотрен вопрос их возможной работы на улицах города, в инфраструктуре города, то, пожалуйста, не включайте туда такую позицию как благотворительный сбор - он к этому не имеет никакого отношения. Всё, больше вопросов нет.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Так, пожалуйста.
ВИКТОР АНИКИЕНКО: Предыдущий мой коллега уже сказал по поводу более широких выступлений по Москве вообще.
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Представьтесь, пожалуйста.
ВИКТОР АНИКИЕНКО: Виктор Аникиенко, солист ансамбля "Самоцветы", "Пламя", играю разнообразную музыку. С 5 лет Окуджаву, а далее там джаз, и, так сказать, и русскую, и зарубежную музыку на гитаре. Во первых, хотелось бы - как в Риме - там есть свои точки. Музыканты приезжают - там всё расписано - на один день могут, на два, на десять. И здесь тоже хотелось бы так, но чего-то не получилось в этом году. Вообще не играли нигде. Очень мало было выступлений. Хотелось, чтобы шире мест было, больше для выступлений уличных музыкантов. Вообще по Москве. М как-то они бы могли регистрироваться или не регистрироваться - как угодно. Больше отведённых мест. И ещё раз к Арбату всё-таки вернёмся. "Синий троллейбус". Мне пришлось выступать два года назад - великолепное место. То есть, народ говорил - какое прекрасное место. Здесь дух вот тех наших песен старых.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Виктор, спасибо, про "Синий троллейбус" уже записали.
ВИКТОР АНИКИЕНКО: И на Старом Арбате можно найти такие места, где нет жилых домов...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Спасибо большое, уважаемый Виктор. Дальше, пожалуйста...
ИГОРЬ МАРКАЛОВ: Меня зовут Игорь Маркалов. Я уже старый человек относительно, хотя, может быть, ещё хорошо выгляжу. И я 8 лет выступал в "Синем троллейбусе" - фактически с самого начала его основания. Я хочу обратить внимание ещё раз на культурологическое значение этого места. У нас треугольник получается. Собственно, дом, где жил Окуджава. Его мемориал и "Синий троллейбус". Люди приезжают с Дальнего Востока, с Калининграда, из Сибири. Ко мне подходят после концерта и говорят: "Мы специально приехали в Москву, чтобы посетить "Синий троллейбус". Поймите, "Синий троллейбус" не укладывается в места, обозначенные в скрипичных ключиках. Это - совершенно уникальное явление. С культурологической точки зрения надо дойти, а не с точки зрения - общепит, не общепит, то-сё, пятое-десятое. Это первое. И второе. Удивительная предвзятость. Ровно в 22 часа подъезжает патруль. Я вот даю концерт. Патруль ППС. Рукой делаю так, закрываются ставни, убирается громкость. Всё это от лукавого, поймите. Это первое. Второе. Сзади "Синего троллейбуса" стенка и двор где-то за 40-50 метров. Поймите, даже если мы там на полную мощность включим этот усилитель, где-то через 15-20 метров, учитывая постоянные шуршания ног, работу кафе напротив, в котором, кстати, через каждые 15 минут девицы в таких юбках-передниках выскакивают и рекламируют свою продукцию, и у них такие децибеллы там, что я пою и не слышу себя. Представляете? То есть, у меня такое впечатление, что кому-то просто вот как "бельмо в глазу". Отнеситесь к "Синему троллейбусу" по особому. Я не пою на улице, к сожалению. Потому что я - ветеран ГРУ, весь избитый и искалеченный с 38 лет. Я не могу. Мне нужна крыша. Вот поэтому поймите, что "Синий троллейбус" - это немножко другое. Я никого ничем не хочу обидеть, но на это надо посмотреть вот с этих позиций.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Записали про "Синий троллейбус". Пожалуйста...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Уличный музыкант - Андрей Смирнов.
После заседания Общественной палаты 11 августа 2016 года прошло больше 3 месяцев.
Постараюсь без эмоций, постараюсь только факты.
Нам, уличным музыкантам, на прошлом заседании 11 августа обещали коммуникацию с руководством различных ведомств, от которых зависят наши уличные выступления, обещали также включать делегированных представителей от уличных музыкантов во все рабочие группы, комиссии по урегулированию уличного музицирования в Москве. Грустный факт в том, что никакой коммуникации до сих пор нет. Ни в Департаменте культуры, ни в Мосгорпарке до сих пор нас не записывают на приём к руководству по данному вопросу, когда им туда звонишь. Если кто не верит этому факту - можем вместе это проверить - как обычно проходит разговор по телефону.
24 октября в Мосгордуме прошло рабочее заседание (о котором уже сказали) - о деятельности уличных музыкантов в Москве, и прошло оно без делегированных представителей уличных музыкантов.
Вот факты, которые мы узнали уже из прессы и которые являются результатом отсутствия представителей интересов уличных музыкантов на том заседании. Там дирекция парка имени Горького в лице замдиректора Елены Угрехелидзе выдвинула инициативу вообще запретить уличным музыкантам в парке принимать добровольные пожертвования.
То есть музицировать можно, но принимать деньги в виде благодарности за приобщение к прекрасному - нельзя. Это инициатива в действии является нарушением приказа Департамента культуры Москвы № 183 этого года. Но председатель комиссии Мосгордумы Евгений Герасимов поддержал эту инициативу.
Ещё факт об исполнении дирекциями московских парков вышеуказанного приказа Депкульта.
На заседании 24 октября заместитель руководителя Департамента культуры Москвы Владимир Филлиппов объявил, что за летний период 2016 года в парках Москвы на 260 заявок 40% музыкантов и музыкальных коллективов получили отказ выступать на территории парков из-за репертуара.
Подчёркиваю: 40% получили отказ не из-за не профессионализма, а именно из-за репертуара, который не соответствует культурной концепции каждого парка, а какая она - эта особая культурная концепция каждого парка - ни одна дирекция объяснить не может или не хочет. Это результат того, что сырой приказ № 183 так и не был доведён до проекта подобно проекту "Музыка в метро". Но об этом на рабочем заседании в Мосгордуме, естественно, высказаться никто не смог, так как никого из наших делегированных представителей там не было.
Сейчас на официальном портале правительства Москвы "Активный гражданин" проходит голосование о проекте "Музыка в метро". Я сегодня утром переписал результаты голосования.
На сегодня (голосование ещё не окончено) 167 тысяч москвичей приняли участие в голосовании. 73% поддерживают этот проект и хотят расширения...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: 73%?
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Да, 73% из 167 тысяч - за то, чтобы, соответственно, разрешить большее количество площадок и разрешений. 7% считает, что достаточно существующих (почему - это трудно выяснить, тут могут быть разные причины). Остальные же - затрудняются ответить, либо отдают это на решение специалистам.
Вопрос к Департаменту транспорта и Моспродюсеру: раз такая поддержка москвичей есть - как скоро существенно увеличится количество разрешений и количество разрешённых площадок для выступления в московском метро? И будет ли конкурс музыкантов в метро прозрачным и открытым для общественности с самого начала или конкурс снова будет закрытым для общественности - как и в прошлый раз?
Ещё факт - результаты голосования на портале "Активный гражданин" в 2014 году. 99% опрошенных москвичей высказались тогда за наличие уличных музыкантов в Москве. 99%! Только мнения горожан об удобных местах для выступления разделились в голосовании. 42% проголосовали тогда ЗА выступления музыкантов в парках, 29% - ЗА выступления в городских скверах, 20% - ЗА выступления в пешеходных зонах, 8% - за то, где удобно самим музыкантам. То есть, суммируем арифметически факт голосования. 42% - ЗА выступления музыкантов в парках - и правительство Москвы выделило на это 56 мест в парках. 57% - ЗА выступление помимо парков, но по факту правительство Москвы выделило на это всего лишь 14 мест, да и то только в самые морозные месяцы так называемого фестиваля "Уличный музыкант".
Сергей Собянин заявил об этом фестивале в прессе так: «Посмотрим, как это будет работать. Мы пока опробуем эту модель. Если она будет комфортной для москвичей и для самих музыкантов, то расширим и продолжим этот эксперимент».
Что значит продолжим этот эксперимент? Тут как-то понимается двояко:
1) этот эксперимент продолжим также весной и летом?
2) либо продолжим эксперимент также следующей зимой?
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Весной и летом.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Хорошо.
Мы хотим спросить Департамент культуры и представителей Московского Продюсерского центра как организаторов фестиваля - они извещали руководство полиции Центрального округа Москвы о проведении данного фестиваля?
И завершаю... О полиции уже сказали...
В оживлённых подземных переходах охранники берут с музыкантов мзду. В конце концов, не лучше ли было бы, если бы такие же средства, например, за аренду какого-то места для выступления поступали не в карман охраннику перехода, а в местный муниципальный бюджет? Всё.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Спасибо большое...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: А можно ответить уже на первые вопросы, которые прозвучали?..
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Простите, коллеги, я очень прошу прощения. Значит, ну Андрей (Петров) - он как бы больше по самой структуре системы. Просто мне уже нужно бежать. Там...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Мы с Вами на следующей неделе можем встретиться, да?
ТЭЙ ЦУРКАВА: Мы могли бы договориться о рабочей встрече?..
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Договорились. Во первых, прошу вас, смотрите... Критика - конструктивная. Но уже что-то было после этого сделано. Давайте вот конкретно... Мне понравилось, как Лика предложила. Давайте расширим количество площадок? Давайте. Давайте нарисуем скрипичные ключи? Давайте. Давайте сделаем, я не знаю... Что ещё? Вы сами скажите.
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Тенты какие-то.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Смотрите, тенты, к сожалению, делают специальные...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Значит, места какие-то, которые будут укрыты от непогоды.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Предложите места...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Вы сказали - мы всё это зафиксировали...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: На следующей неделе, если мы будем общаться, то мы подготовим Вам совершенно конкретные точки по Москве.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Точки и ещё предложения - то, чего сейчас не хватает. Я ещё раз говорю... Вот по метро. Я понимаю, что сейчас (зимой) многие хотят выступать в метро...(Петрову) Может быть, сейчас имеет смысл расширить количество площадок в метрополитене...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: И обратной связи нам не хватает.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Это отдельное обсуждение. Я готов также предложить пригласить коллег с метрополитена, которые скажут: да, это возможно, когда это возможно или не возможно, почему это не возможно здесь, но возможно где-то ещё, к примеру.
ТЭЙ ЦУРКАВА (указывая на документ): Алексей Алексеевич, тут от нашей организации есть одна из точек зрения. Можно просто рассмотреть, это, так сказать, не есть основа к чему-то, но, по крайней мере...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Основные мысли...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Здесь основные мысли, которые, в конце концов, напрашиваются...
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Ну здесь (в документе) вы совершенно правильно обращаетесь к депутату Государственной думы, потому что, если надо, действительно, вносить какие-то поправки в действующее законодательство...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Ну это видимо старое... Потому что это в предыдущем созыве Нилов был председателем комитета...
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Я в целом говорю...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Вы извините, но...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Нет, простите, но мы Алексея Алексеевича отпускаем, к сожалению, его отпустить надо уже...
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Да, коллеги, вот Андрей (Петров), я надеюсь, ответит вам на те вопросы, которые у вас, вообще, возникли, но понятно, что без вас мы не собираемся куда-либо двигаться, и поверьте мне, что, когда мэр сказал... Ну никто не хочет сделать, знаете, вам такие условие, чтобы вы только зимой выступали на морозе или ещё что-то... То есть, это реально некая такая обкатка системы, формата... То есть, вопросы уже возникли. Поэтому у нас с вами есть время, три-четыре месяца вот этих зимних, чтобы, даже не выступая, может быть...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Хорошая мысль...
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: И не надо, и никто не заставляет: идите пойте там в минус 30. Но, по крайней мере, откатать все вопросы, чтобы мы пришли весной уже с совершенно нормальной понятной сформированной системой, и ни у кого из вас, из ваших коллег, которых там две, три, четыре сотни... Может быть, международные ребята приедут, и мы сделаем какой-то а-капелльный фестиваль, как это происходит там в Вене или где-то ещё. Почему бы и нет? Но выработать какую-то технологию нам нужно вот за это время...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Алексей Алексеевич! Важно. Вот смотрите. 210-й (приказ) по Депкульту при Капкове (2014 г.), где сделаны дислокации - прекрасный документ, великолепный. Матрица готовая на пешеходки, по крайней мере. Давайте к нему вернёмся. Почему такой удивительный документ...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Может быть, на следующей неделе мы и будем по этому поводу...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Вы отметьте, пожалуйста, это.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Да, сейчас всё будем прорабатывать. Коллеги, я обещал нашим уважаемым коллегам соблюдать регламент по совещанию...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Алексей Алексеевич, а вот про "Путешествие в рождество" - чехол-то можно ставить или нет (для добровольных пожертвований)?
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Об этом сказали вначале.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Вы и сейчас можете ставить...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Понятно.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Единственно, что я прошу, коллеги... Просто сам сталкивался с ситуацией, когда иду... Одно дело, когда стоят, скромно выступают, стоит футляр... А другое дело, когда такие крепкие ребята, особенно на Кузнецком мосту, такие ребята, девушка там поёт, а два парня чуть ли не виснут...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Так, коллеги, я сейчас ещё раз хотел поблагодарить Алексея Алексеевича за готовность к диалогу, за то, что выделили время и пришли сюда. Мы, правда, это очень ценим.Но, если какими-то эмоциональными вещами порою там отходим от содержания, но мы к нему будем возвращаться. Вы уж простите, у нас вот такая площадка общественаая.
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Мы - люди творческие...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Вот такие вот здесь все общественники... Спасибо большое. До свидания.
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК: Я с собой вот товарища заберу тоже (с заседания уходит также Антон Ильин - Начальник управления торговли и услуг префектуры ЦАО г. Москвы).
ТЭЙ ЦУРКАВА: Алексей Алексеевич, когда примерно ждать этой встречи?
АЛЕКСЕЙ НЕМЕРЮК (уходя): Я думаю, примерно в следующую среду.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Замечательно. Спасибо.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Спасибо. Хорошего дня. До свидания. Уважаемые коллеги, мы сейчас набросали темы. Я слышал много вопросов к Андрею Петрову. Андрей, готовы прокомментировать?
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Абсолютно.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Спасибо.
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Давайте так...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: В первую очередь, что со связью, почему не отвечает телефон?..
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Коммуникация...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Коллеги, если вы думаете, что Андрей не зафиксировал ваши вопросы - вы ошибаетесь. Пожалуйста...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ (директор ГБУК "Московский продюсерский центр"): Первый комментарий, если позволите, по формату, вы поправьте меня, если я не прав, но наша сегодняшняя встреча по итогам первых, я напомню, двух недель реализации экспериментального проекта, на мой взгляд, и является лучшим доказательством того, что как организаторы, так и вся структура, так или иначе ответственная за регуляцию этой деятельности, заинтересованы в первую очередь в диалоге с сообществом (уличных музыкантов), что как бы материализовалась наша сегодняшняя встреча. Мне бы хотелось, чтобы этот комментарий как бы до каждого человека высказывавшегося, что у нас зесь, на мой взгляд, не встреча сторон в конфронтации, у нас здесь совместная встреча, дабы сделать наше взаимодействие наиболее эффективным, оперативным и удовлетворяющим все стороны. Это мне хотелось бы вначале своей как бы импровизированной речи зафиксировать. Наверное, сначала пройдусь по вопросам не совсем относящимся не к этому проекту, а по поводу "Музыки в метро". Я не совсем понимаю, откуда взялась иллюзия о каких-то колоссальных ресурсах, которые якобы не пошли в нужное русло. Московский продюсерский центр включился в проект по запросу Департамента транспорта города Москвы. Я не знаю предварительную дискуссию - с кем она была и на протяжении какого времени. К нам, в Департамент культуры, обратились коллеги из Департамента транспорта, сказали, что у них есть инициатива провести этот проект и попросили методической организационной помощи. Мы подчёркиваем - без привлечения каких-либо ресурсов подключились, так как эта тематика так или иначе является близкой нам, и всю возможную методическую консультационную информационную поддержку коллегам оказали. Без привлечения каких-либо ресурсов. По поводу "Музыки в метро". Этот пилотный проект, который был запущен в формате 3 точек и 30 музыкантов. Поэтому и назывался пилотным, чтобы, как и наш с вами с вами сегодняшний экспериментальный проект, - был призван на практике обкатать новую систему взаимодействия с творческим сообществом в формате московского метрополитена, который является объектом повышенной опасности и очень сложной организацией. Потому что, помимо просто каких-то стилистических и творческих нюансов, там есть большие и важные вопросы банальной безопасности. Поэтому не всё, что на первый взгляд, так вот рационально нам, творческому сообществу, кажется благим, - на самом деле, там возможно. Начиная от переходов густонаселённых, и там нельзя ставить точки, потому что это будет препятствовать пассажиропотоку и заканчивая вопросами безопасности компетентных органов.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Перспективы проекта?
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: По факту пилотного проекта. Организаторами было запущено голосование в "Активном гражданине", статистику которого приводили наши коллеги. Оно специально было инициировано, дабы понять промежуточный результат реализации пилотного проекта. Естественно, организаторы фиксируют тот колоссальный положительный фид-бэк (отклик), который посредством этого голосования к нам приходит. И мы видим эти, действительно, достойные проценты и одобрение жителей города Москвы. Поэтому на данный момент в Департаменте транспорта, как основном ответственном за организацию работ в метрополитене, находятся на согласовании сроки нового этапа реализации проекта - с расширением точек, с расширением списка музыкантов. Учитывая, что у нас там завязаны вопросы и в организации внутри метрополитена, и организационных форматов относительно конкурсов, мы сейчас утверждаем сроки. Как только мы получим добро от Департамента транспорта, мы уйдём в информационную кампанию, и, соответственно, проект будет расширяться.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Скажите, конкурс будет закрытым или открытым?
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Не совсем понятно, почему тезис прозвучал о некоей закрытости конкурса и закрытости информации?
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Объясню. Объясню - почему. На первом этапе этот конкурс был закрыт для общественности, потому что было подано (из прессы узнаём) 1000 заявок. А во второй этап - визуального уже конкурса - прошло только 100 человек из 1000. То есть, кто эти 900 не прошедших?? Общество не видело. А это - народный проект.
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: При всём уважении, давайте снизим эмоциональный накал...
(общий шум)
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Можно я скажу? Не перебивайте меня, пожалуйста. Какой член жюри кого пропускал, какой член жюри кого не пропускал?
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Вопрос - по голосованию жюри.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Да, надо, чтобы было всё открыто - как в фигурном катании...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Одно дополнение. Когда формировалось жюри - непосредственная инфраструктура в Моспродюсере, опять-таки, в вашей работе... Мы понимаем, что у вас там профессионалы... Мостранспорт - это их же территория, они отвечают... Но в этой работе не было ни одного нашего представителя, хотя СМИ позиционировало этот проект...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Как народный.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Как решение проблем для уличных музыкантов.
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Вы пригласите нас на следующее жюри?
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Мы с вами здесь встречались в августе. Мы с вами встречались - там был ваш представитель, Садов, если я не ошибаюсь, - в комиссии Московской городской Думы...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Но он не делегирован нами был.
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Послушайте. Мы услышали все ваши пожелания. Соответственно, во всех так или иначе инициативах, как и сегодня мы собираемся, - мы учитываем, в том числе, обратную связь от вашего сообщества.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Конструктивное предложение...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Конструктивное предложение - по поводу жюри.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Да.
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Это - добровольное дело каждого гражданина. Соответственно, мы масштабно рассылали и представителям академического сообщества, и профессиональным сообществам приглашения. Так как проект был пилотным, он ещё не имел того информационного распространения, как сейчас, то не все те коллеги, и те уважаемые представители сферы искусства, которых мы приглашали, - смогли принять участие...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Нас не приглашали...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Нас не приглашали к участию...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Коллеги, я прошу прощения...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Я сейчас о другом...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Андрей, я прошу прощения. Если мы не будем конструктивно... Ну дайте высказаться человеку.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: У меня как раз конструктивное предложение.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Нет, пусть вот Андрей сейчас завершит, и мы потом ещё скажем. Андрей, пожалуйста...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Если можно. Соответственно, мы сейчас, когда будем формировать новый состав экспертной комиссии, мы пригласим представителя вашего сообщества.
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Только не одного, пожалуйста...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: ...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Андрей, если Вам необходимо на первом этапе видеозаписи, видеролики мониторить... То почему не сделать специально выделенного канала в ютьюбе, где для общественности будет видно, кто подаёт заявки, и кого выбирают во второй этап, а кого не выбирают?
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Хорошая тема, да.
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Мы рассмотрим это. Если с точки зрения организационной это будет возможно, то...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Чтобы все видели.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Андрей, скажите, пожалуйста, а по слухам хотя бы - Вы предполагаете, когда будет расширение проекта "Музыка в метро"?
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Так как любая информация, даже на уровне там каких-то мнений и оценок, - очень живо воспринимается вашим сообществом, а потом уже переходит в разряд истины, которая, может, не случается и получается конфликт, я бы не хотел сейчас озвучивать сроки, пока официально не утвердим их, чтобы дать вам ту информацию, которая будет реальной и воплощенной.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Дипломат!
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Маленький нюанс по поводу комментария... (Смирнову) Я был на заседании Московской городской Думы комитета по культуре. Тоже немножечко не корректно Вы предоставили информацию относительно парка Горького. Парк горького, Вы сказали...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Мы из прессы...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Послушайте, пресса, при всём уважении, это... Очень важный вопрос в том, что было высказано мнение, которое в конце заседания было, это было всего лишь мнение, и никаких организационных решений, тем более, никаких там внесений во внутренний регламент парка не предусмотрен...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: А он и сказал, что это было её мнение...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Он сказал, что...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Инициатива (из прессы).
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Он сказал, что это было мнение, которое было воплощено...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Коллеги...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Вот здесь я позволю себе внести поправку. Это было частное мнение, которое в итоге не вылилось в организационное решение.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Вы, как представитель Департамента культуры, скажите нам: когда мы будем коммуникацию иметь с руководством Департамента культуры и с Мосгорпарком?
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: При всём уважении, я - представитель Московского продюсерского центра - того учреждения, которое лишь входит... Я лично раздавал визитки половине присутствующих и на предыдущем заседании Общественной палаты, и на комиссии по культуре, и на московском Урбан-форуме, если вы помните, мы встречались и тоже проводили дискуссию. Соответственно, мои контакты, лично переданные мною каждому из вас, есть у вас. За это время, за полгода, я не получил ни одного входящего звонка, ни одного входящего письма с той или иной инициативой. Я вот вам в добром мнении и в здравии заявляю, что ни одного входящего от вас лично я не получал...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Сделайте хоть раз один анонс о Ваших действиях, о Ваших намерениях, о Ваших проектах...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Конечно. Есть такая группа "В контакте" Московского продюсерского центра, где мы публикуем всю информацию...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Вы читаете эту "стену", которая "В контакте"?..
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Мы читаем эту стену, Олег, послушайте, при всём уважении, у нас очень большой спектр вопросов, и я готов Вам оппонировать по всему спектру, если Вы не будете меня перебивать и позволите мне делиться той информацией, которая у меня накопилась за время нашей дискуссии. Договорились? Спасибо большое. Соответственно, в группе Московского продюсерского центра происходит информирование широкой общественности обо всех инициативах, в которые мы включаемся. Относительно подачи заявок на "Музыку в метро" была информационная кампания, была информация в СМИ, информация в метрополитене. Соответственно, подача заявок была абсолютно открытой. Комментарий по членам жюри мы услышали. Соответственно, переходя к нашим вопросам (о фестивале "Уличный музыкант")... У нас есть отдельная группа "В контакте", в которой мы фиксируем всю обратную связь от профессионального сообщества. По итогам двух недель реализации проекта, по итогам всех комментариев, которые там в очень такой творческой, яркой, эксцентричной порой форме к нам приходит, - мы вычленяем смыслы, и на основе всех этих смыслов и обратной связи, полученной нами, позавчера было созвано совещание организаторов с представителями муниципалитетов, где находятся точки проведения этого фестиваля, с представителями правоохранителей...
ТЭЙ ЦУРКАВА: А кто были представители? Это очень интересно. Это очень важно.
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: К сожалению, сейчас я не могу участников...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Они же отвечают за территорию...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Послушайте, пожалуйста...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Так, господа...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: У нас было организовано совещание, на котором вся та обратная связь и все те проблемные моменты, которые возникали, были донесены до тех структур, которые так или иначе отвечают. Мы по итогам совещания ещё раз решили проинформировать, ещё раз подчеркнули коллегам правооханителям, что необходимо донести до всех линейных сотрудников информацию о проведении фестиваля с точки зрения организации фестиваля. Если вы смотрели сегодня в группе, сегодня, по моему, в 12 часов дня мы выложили большой пост по итогам этого совещания. Главная инновация заключается в следующем. К вам, если вы регистрируетесь, на заявку приходит письмо, подтверждающее заявку. Новый регламент заключается в том, чтобы человек, уличный музыкант, легитимно зарегистрированный и участвующий в фестивале, имел при себе распечатанное письмо с подтверждением бронирования и документ, удостоверяющий личность. Мы договорились с представителями правоохранителей, что вот этот комплект документов будет являться верификацией участия того или иного уличного музыканта в выступлении его в рамках конкретной площадки. Это нам с вами снимает вопросы - кто в рамках фестиваля, кто не в рамках фестиваля. Это снимает вопросы - каким образом доказать представителям правоохранителей, что он действительно там участник этого фестиваля и так далее. И мне бы хотелось подчеркнуть то, что, естественно, нам бы всем хотелось, что, когда происходит тот или иной эксцесс, чтобы по мановению руки тут же реальность вокруг нас менялась. Но, учитывая то, что город - в принципе, это сложноорганизуемый такой организм, и не так просто на уровне нескольких ведомств, муниципалитетов, правоохранителей, нескольких департаментов - организационно решать вопросы. Мне бы с вами хотелось договориться о том, что мы, обоюдно понимая, что призмами для эффективности друг друга и для эффективности этого проекта, мы бы с вами в формате консультаций и в формате предложений общались, а не в формате ультиматумов, заявлений и так далее. "Уличный музыкант" - как экспериментальный проект является одним из линейки проектов, которые в городе существуют для музыкантов. Там есть и "Музыка в метро", есть плей-лист "Мосартист", который интегрирует фоновую музыку в парках, есть "Московские сезоны", есть "Культурные выходные" - есть большая линейка и большой спектр проектов, где музыканты так или иначе смогут себя проявить. У нас, объясню, почему проект возник тогда, когда он возник. Потому что этот проект возник абсолютно эволюционно, как правильно замечали многие из вас. Была в результате некоторых эксцессов поднята масштабная общественная дискуссия на предмет уличных музыкантов, легитимности, деятельности правоохранительных органов и так далее - многие из вас в ней принимали участие. Как правильно заметил, если я не ошибаюсь, Олег - в августе на Общественной палате это... Мы уже из дискуссий и прений пришли к пониманию, что в городе необходима консолидация действий представителей исполнительной власти, представителей правоохранителей и сообщества. Соответственно, когда эта информация дошла до Сергея Семёновича посредством Алексея Алексеевича - уже на уровне высшего руководства города было принято решение, что нам необходимо входить в какие-то организационные механизмы администрирования этой деятельности. Было два варианта. Был вариант оставить это всё на лето, когда мы бы с вами вот эти вот шаги проходили бы не на малом потоке, не в формате таких вот долгосрочных дискуссий, а проходили бы, когда бы у нас был вал заявок, когда у нас был бы вал задержаний, и мы все те же моменты с вами урегулировали бы немножко другими, скажем так, сопутствующими потерями. Поэтому было принято решение, как только вопрос возник, ввести в действие экспериментальный проект - фестиваль "Уличный музыкант", на основе проведения которого, подчёркиваем, вне сезона (мы понимаем, что это не сезон для выступления), мы бы с вами смогли усовершенствовать систему взаимодействия в рамках легитимизации выступлений уличных музыкантов на городских пространствах, чем мы с вами и занимаемся, собирая подобные совещания, обмениваясь мнениями, слыша ваши комментарии, слыша комментарии правоохранителей, жителей и так далее и тому подобное. Соответственно, наша с вами задача, чтобы по примеру "Музыки в метро" проект на излёте своего экспериментального этапа пилотного сезона был бы качественно администрирован, получил бы одобрение граждан и, как только граждане одобрят и как бы дадут своё добро и визу на расширение проекта, мы бы с вами эту деятельность уже не только формировали, а уже расширяли и внедряли в жизнедеятельность города.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Коллеги, я прошу прощения, я сейчас выскажусь, у меня даже, видите, бейджик остался по основной работе, где я зарплату получаю, мне туда надо вернуться... Я одну мысль сейчас скажу, а после этого мой друг, товарищ и коллега Александр Шарлай сам поделится своими ощущениями и, быть может, доведёт ещё какое-то время и ответит на на какие-то вопросы. Хорошо? Я просто вам вот такую мысль хочу донести. Во-первых, спасибо вам, что пришли. Я надеюсь, что у нас диалог будет конструктивный. Мы с вами в друзьях в фейсбуке, мы общаемся. Повторюсь также, когда кто-то звонит, мы реагируем моментально. У нас есть ещё какие-то шероховатости и тут. Если вы думаете, что мы чиновники?.. То мы (я лично, Александр) мы не чиновники. На заседание в Мосгордуму нас тоже не пригласили. Просто они ещё тоже не сработали. Надо механизм тоже какой-то да? Мы не можем комментировать тех, кто нас туда не пригласил. И, совсем завершая, я вам приведу лишь один маленький пример. Вот, идя сюда, может, кто-то шёл от "Чеховской", наверняка переходили дорогу, видели велополосу, отдельно выделенную велополосу. 5 лет назад это казалось бы фантастикой. Если я каким-то велосипедистам сказал, что у нас будут велополосы в Москве, мне бы сказали - да врёшь ты нам, ты, вообще, сумашедший, фантаст. Послушайте, мы за 4 года сделали Москву (ну насколько это по климату и по географии возможно) - велосипедным городом. 80 километров велодорожек, выделенные велополосы. Мы проводили велопарад московский на свой страх и риск. Нам его 2 раза отменяли органы. Мы его всё равно провели. Когда они увидели, какая это масса, как это всё хорошо организовано, то у нас теперь зимний велопарад. у нас ночной велопарад, у нас велотема... Я вот сейчас этим не занимаюсь, потому что мы там всего добились. Я отдал это ребятам из велосообщества, мы всего там добились. Это только почему было возможно? Потому что мы конструктивно говорили. Если мы (это будет моё сейчас оценочное суждение) будем так же встречать чиновников, которые к нам приходят в рабочее время и их "фигачить" здесь, то больше никто к нам не придёт. Ребята, я вам честно говорю (это моё личное мнение, не мнение палаты, заранее извиняюсь), - ну нельзя так жестить, нельзя так жестить. Когда к вам люди с открытой душой, вы начинаете - а Вы там то-то... ещё и виноваты. Человек только занимается... Давайте сейчас предлагать какие-то усовершенствования, пишите мне в фейсбуке, давайте это делать. С Венедиктовым мы сейчас пробъём любую стену, я вам это обещаю. Но, если вы будете так же "фигачить" - ну я просто этой темой не буду заниматься, потому что мне эмоционально не комфортно. Я провожу там серьёзнейшие темы о благотворительности там с умирающими людьми - там мне и то комфортней сидеть, прости Господи, чем вот на нашей дискуссии - что 11 числа, что сейчас. "Фигачите"? - Только в путь! Извините, наболело, тоже имею право. Всего доброго!
(общий шум)
АНДРЕЙ СМИРНОВ (Ковалёву): Передайте, пожалуйста, Алексею Алексеевичу записанное на бумаге - то, что я сейчас здесь сказал.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Хорошо. (уходит)
МАКСИМ ДЕМИДОВ: На данный момент я не вижу никаких преград для уличных музыкантов играть. Потому что, первое, существует российская конституция - право на свободу творчества, существует, соответственно, закон об авторском праве. Каждый автор имеет право реализовывать своё творчество. В законах Москвы не существует никаких ограничений по уличным музыкантам. Всё моё общение с полицией в последнее время - оно сводится к тому, что есть закон - статья 20-точка-2. Мы - не организовываем митинги и массовые шествия. Мы - уличные музыканты. Мы играем на улице. Нет закона Москвы, запрещающего музыкантам играть на улице. В некоторых странах, где я жил, в своё время было принято... нельзя использовать звукоусиливающие комбики. Хорошо. Ушли музыканты-гитаристы, пришли барабанщики и трубачи, и шума стало в 2 раза больше, хотя все играли без комбиков... Дурдом... в разных странах бывает. На данный момент в Москве не существует закона, ограничивающего уличных музыкантов, и поэтому я не вижу необходимости сейчас использовать всевозможные прослойки в виде каких-то органов, сайтов и так далее... Есть тоже вот такой интересный момент. У нас пытаются, чтобы мы участвовали во всяких там сайтах, мероприятиях и так далее. А вот я, допустим, смотрю, происходят какие-то бредовые вещи. Конкурс в метро. Ну непонятно, когда люди, проучившись по 17 лет, профессиональные музыканты, не проходят... Те, кто прошёл с точки зрения профессиональной... Ну профессионалов человек 5 там было, не больше. Ну такой огромный проект ради 5 человек... ну как бы непонятно. Дальше непонятно. Вот наступила зима. Вот этот фестиваль вообще не понятен, когда морозы... У меня вот как устроено? Я играю возле своего дома, я в Сокольниках там как местный житель, честно говоря, так вот осуществляю свою деятельность. Почему я должен записываться на какой-то сайт, чтобы через неделю?.. Через неделю, знаете, как в Москве? Сегодня плюс 5, а через неделю будет там минус 30. Понимаете? Я вот сейчас работаю зимой, но я работаю по погоде. Ну понимаете, что такое погода? Я посмотрел на градуснике - плюс 3 - быстро выскочил, поиграл в Сокольниках, часик мне хватает, пока руки от холода не заломает. А вы мне предлагаете на этом сайте записаться там через 3 дня. Через 3 дня там будет, может, минус 40. Понимаете, это какой-то бред. Второй момент. Если вы этим занимаетесь, то, пожалуйста, вы, "Моспродюсер", представьтесь, пожалуйста. Кто вы там? Напишите своё резюме и резюме тех людей, которые там работают, какое образование у них. Потому что все эти действия воспринимаются... У меня лично такое отношение это вызывает, как будто нас кто-то пытается учить. Учатся обычно люди в институтах, сами оплачивают своё обучение, учатся в консерватории тоже... А когда люди уже идут работать, понимаете, они используют свои профессиональные навыки для того, чтобы всем сделать лучше, а не хуже. У меня вот эти вот действия вызывают очень большое как бы... Проблема в компетентности. Компетентны ли те люди, вообще, решать судьбу уличных музыкантов? Как минимум, с этими людьми очень приятно было бы познакомиться, на сайте их где-то там выставить. Вы же решаете судьбу уличных музыкантов? Какое образование есть у ваших сотрудников? Имеют ли они музыкальное образование? Что, вообще, и как происходит? Потому что, ещё раз повторю, если всё это как эксперимент - мы учимся, а потом будет хорошо, то учиться нужно в учебном заведении, а работать музыкантам нужно там, где...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: У нас нет таких учебных заведений - по уличным музыкантам. Можно я в качестве критики?
АЛЕКСАНДР ШАРЛАЙ: Коллеги! Коллеги! Я так понимаю, что мы уже перешли к стихийному обсуждению. Я предлагаю принять такой формат. Если вы выступаете, то какое-то конкретное предложение. Если вам не нравится то, что это как-то систематизируется Департаментом культуры, значит, - это отдельная позиция. Если вам нравится, что какие-то шаги власти проводят в том, чтобы нормализовать всю эту процедуру, - это другая история. Но мы должны с вами понимать, что мы живём уже в 21 веке, и, конечно, Москва уже не та, которая была раньше. И сейчас это мегаполис, он усложняет свою жизнь. Это связано с тем, что, действительно, очень много делается для того, чтобы было комфортно прежде всего жителям. Несмотря ни на что, на Арбате жители живут. Вот я ставлю себя на место этих жителей. Мне бы тоже было не комфортно, если бы мне с утра до вечера, как бы там ни было, - но пели. Вы все помните ещё (вот люди, которые постарше), Советский Союз, когда, знаете, пиликали с каждого балкона скрипачи, и это доставляло 5 минут радости, потом через час уже начинали тарабанить по батарее и говорили - скорее же ты там допиликивай свои эти гаммы и фуги. Соответственно, то же самое здесь. Мы должны чётко понимать, что мы и власть в первую очередь должны подумать о том, чтобы было комфортно жителям.
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Всем...
АЛЕКСАНДР ШАРЛАЙ: Всем. Чтобы это было комфортно и для уличных музыкантов, и для жителей. Естественно, я 100 процентов уверен, что ни Департамент культуры, ни Департамент потребительского рынка совершенно не собирался ставить задачей: выкинуть всех на мороз - и вот работайте. Во-первых, это дело добровольное. Во-вторых, этот фестиваль всего лишь навсего призван к тому, чтобы понять, насколько это искусство перспективно, востребовано, насколько оно, так сказать, популярно у граждан. Зачастую мы должны чётко понимать, что Москва имеет свой фон, Москва имеет свой стиль. Действительно, вот мы претензию предъявляем Моспродюсеру, что - кто там профессионалы? Коллеги, мы можем точно так же (не я имею в виду, я вот, в данном случае, защищаю Моспродюсера), точно также можем предъявить претензии - кто эти музыканты уличные? (общий шум) Подождите... Мы сейчас не в дискуссию вступаем. Мы должны уважительно относиться друг к другу. Моспродюсер - это орган который сформирован Департаментом культуры. Соответственно, это исполнительная власть. Уличные музыканты - они никак не организованы. Вот вы спрашивали - как кто представляет интересы. Во-первых, мы с вами стихийно собираемся, мы, наоборот, полностью вас поддерживаем в том, что эта проблема есть и она общественная, она значимая, она и в средствах массовой информации подымается. И жители обращаются. И есть непонимание у одних, и есть понимание у других. Но мы должны с вами чётко понять одно, что мы должны придти к какой-то логической точке, чтобы было всем комфортно. И поэтому здесь вот я предлагаю, всё равно же мы будем продолжать нашу цепочку. У нас было 11 число - есть прогресс. Нельзя сказать, что прогресса нет. Часть вопросов услышано. Мэр отреагировал...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Но коммуникации с Департаментом культуры - нет. Парки будут также летом...
АЛЕКСАНДР ШАРЛАЙ: Подождите, подождите, коллеги... Подождите... Сейчас вот я... Мы постепенно... Нельзя сразу взять - и всё решить - это даже Господь Бог не может решить. Поэтому, давайте, мы сделаем следующим образом. Вот всё то, что мы сегодня зафиксировали... Есть вопросы по... Вот вы, кстати, как представляете интересы уличных музыкантов, как это фиксировать? Может быть, стоит предложить там или Моспродюсеру или там тому же Департаменту культуры сформировать некий реестр уличных музыкантов. Чтобы было чётко понятно, что вот эти люди, действительно относятся к категории уличных музыкантов...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Мы не против!
АЛЕКСАНДР ШАРЛАЙ: Они могут выступать на вот этих "скрипичных ключах". Почему "скрипичный ключ"?
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Всем понятно чтобы...
АЛЕКСАНДР ШАРЛАЙ: Это совершенно мне очень нравится, потому что люди, сами граждане, они будут чётко...
ТЭЙ ЦУРКАВА (давая документ): Я Вам хочу наши предложения дать. Это у нас идёт первым вопросом.
АЛЕКСАНДР ШАРЛАЙ: Значит, смотрите, - люди, они уже тоже будут это как москвичи чувствовать, они понимают, что вот это - зона уличных музыкантов. Они, может быть, увидят даже, если есть такой сайт, на котором будут высказываться, может быть, они примут участие в рейтинговании, в голосовании, в поддержке. (Петрову) Потому что я, если честно, при всём уважении, Андрей, я даже не знаю итогов - что в финале? Как правило, все же борются за какой-то приз в миллион долларов? А что здесь? Может быть, победителю будет там... записана грампластинка или будет там...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Мы боремся за хлеб насущный.
АЛЕКСАНДР ШАРЛАЙ: Это понятно, что мы все боремся за хлеб насущный, не только вы.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Потому что это - единственное наще средство к существованию.
АЛЕКСАНДР ШАРЛАЙ: Совершенно верно. Но вот, смотрите... Как оформлять себя - есть два варианта, которые мне только известны. Это - индивидуальное предпринимательство, соответственно, чтобы никто никаких претензий не имел. И это - СРО (саморегулируемая организация). То же самое. То есть, чтобы мы каким-то образом вот это аккумулировали...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: А можно теперь я, пожалуйста?..
АЛЕКСАНДР ШАРЛАЙ: Чтобы не индивидуальности были, допустим, один хочет этого, а другой этого, а чтобы было какое-то коллективное мнение. Допустим, вот мы должны чётко понимать, что это мнение отрегулировано со всех сторон. И раз мы уже заявили, что мы попробуем переговорить и с муниципалитетом Арбата по той ситуации, которая там очень такая серьёзная и скользкая, и можем... Собственно говоря, мы вот как Общественная палата, мы создаём эту коммуникацию для того, чтобы какие-то вопросы решались. Мы приглашаем представителей полиции, мы приглашаем представителей департамента потребительских услуг уже в лице министра, также руководителя Центрального Административного Округа управления торговли (сноска стенограммы - это Антон Ильин, который ушёл с заседания комиссии так и не пообщавшись с музыкантами). Мы приглашаем, прошлый раз был Владимир Эдуардович Филлиппов.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Где был?!
АЛЕКСАНДР ШАРЛАЙ: Но он на прошлом заседании...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: 24 октября, да (в Мосгордуме)?
АЛЕКСАНДР ШАРЛАЙ: Да.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Но нас-то там не было! Вы сюда его пригласите - Владимира Филлиппова...
(общий шум)
АЛЕКСАНДР ШАРЛАЙ: Так, так, коллеги, коллеги... Давайте, я буду всё-таки... Вот Андрей (Петров) присутствует второй или третий даже раз, да? То есть, здесь постоянно всё... Мы должны с вами, коллеги, всё-таки...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Александр Анатольевич! Вот Вы говорите, и у нас возникает сразу масса вопросов, потому что мы всё это слышим, с этим сталкиваемся постоянно. Такое ощущение, что Вы лично не в курсе всех этих вопросов. Вот Вы сейчас всё, весь этот монолог, который Вы сейчас вещаете, извините, пожалуйста, но просто диву даёшься! Вот, давайте, я Вам приведу простой пример. Взять Хорватию, да? Там уличные музыканты со всего мира приезжают. И в очень высоко проходимых туристических местах (я там просто работал) - там вопросы решаются просто - на муниципальном уровне. У нас везде муниципалитеты, у нас везде управы, они распоряжаются своими территориями... в лице федеральной структуры этой управы. Они распоряжаются и Арбатом, и Никольской, и всеми другими... Это те легитимные органы, которые призваны решать эти вопросы. И туда (в Хорватии) приходишь... Я прихожу и говорю: "Вот я хотел бы в этот туристический сезон работать". У меня спрашивают: "Вы резидент"? Я говорю:: "Нет, я из Москвы". Они говорят: "Ваша виза". Я показываю визу. Они там: "Ноу проблем. Это стоит столько-то".
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Аренда.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Вот на этот срок я плачу деньги. Меня не спрашивают - кто я. Мне дают: первый листок - это разрешение официальное на это время и второй листок - мои права и обязанности. Если я нарушу хоть один из этих пунктов - я лишаюсь без компенсации этой лицензии, и мне говорят: "До свидания".
АЛЕКСАНДР ШАРЛАЙ: Что касается лицензии...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Я это просто сказал... Теперь по поводу Арбата...
АЛЕКСАНДР ШАРЛАЙ: Можно я отвечу про лицензию? по поводу лицензии Владимир Эдуардович (Филлиппов) уже чётко сказал, что этот вопрос... Коллеги, по поводу лицензии, вы знаете, что есть позиция заместителя руководителя Департамента культуры, Владимира Эдуардовича Филлиппова, о том, что этот вопрос будет проработан и, в том числе, со всеми вот этими перечислениями. А Департамент культуры в курсе всего этого международного опыта и...
Я что предлагаю? Я предлагаю всё-таки сегодня подвести итоги, потому что, действительно, мы заседаем два часа уже...
(общий шум)
ТЭЙ ЦУРКАВА: Александр Анатольевич! Дело в том, что в каждой стране, в каждой столице есть культурный центр. Вот символом этого культурного центра в России, в Москве - это Арбат, в Питере - это Невский. У меня полно видеороликов на эту тему снято...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: По существу, пожалуйста...
(общий шум)
МАКСИМ ДЕМИДОВ: Пустой Арбат - это "хорошо" что ли стало?..
ТЭЙ ЦУРКАВА: Департамент торговли поставил свой торговый бизнес в виде "шале" (палаток), а Департамент культуры вторую часть занимает на всех пешеходках, в том числе, и на Арбате своими лабиринтами, где экспонируются фотографии. И те, и другие - мешают проходу граждан, они создают прямую угрозу безопасности. Но к этим решениям и к этим проявлениям со стороны ведомств городских - никаких претензий. Зато более 40 задержаний и судов к музыкантам по этой статье...
МАКСИМ ДЕМИДОВ: По политической к тому же...
ТЭЙ ЦУРКАВА: И у нас огромное количество претензий, потому что здесь надо безусловно... Почему мы просим - обсуждайте с нами! У нас масса вопросов, масса проблем, и нельзя это просто поверхностно так решить быстро и сразу. Мы это прекрасно понимаем.
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Предложения конкретные, предложения...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Работать совместно.
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Договорились.
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ (Петрову): Андрей, Вы сказали, что сделали такое, что нужно распечатать на сайте... А, скажите, на сайте есть, когда регистрируешься,сейчас... Ну вот я музыкант, я захожу на сайт, узнала, что на сайте можно зарегистрироваться... И там есть об этом? Что - ты зарегистрировался, гражданин? Зарегистрировавшись, распечатай и возьми с собой паспорт. Мне кажется, это не плохо было бы ввести. Это вот конкретное предложение, которое быстро нужно сделать.
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Вы вправе вносить свои предложения в группу в сети...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: В группе не все состоят, а про сайт знаю гораздо больше людей.
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Хорошо.
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: И ещё. Можно я закончу? Второй момент. Вы сказали, что информировали полицию. Вы проинформировали только на Арбате или по всем точкам?
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Все муниципалитеты, на территории которых есть точки - все проинформированы.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Замечательно.
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Последний вопрос. Вот этот человек, который отвечает на горячей линии - он как-то понёс какую-то ответственность, наказан? За то, что...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: На протяжении двух недель мне известно о тех трёх звонках, которые, к сожалению, человек принял во внеурочное время, поэтому...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Нет. Это было днём...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Мы прорабатываем вопрос о выделении отдельного специалиста на колл-центр...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: А его не было?
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Его не было. Эта обязанность была перераспределена между несколькими специалистами, учитывая то, что, подчеркну, что никаких дополнительных ресурсов под этот проект не выделялось. Соответственно, мы свои мощности, которые были и так загружены, старались перераспределить в пользу, в том числе, проекта "Уличный музыкант". Мы услышали ваши комментарии - теперь будет отдельный специалист на колл-центр. Ещё вопросы есть?
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Ещё вот мы вдвоём лично по Арбату прошлись и подошли к простым патрульным полицейским. И они сказали: "Да мы знаем об этом фестивале. Но вы поймите нас. Мы между двух огней. Что нам дан приказ отсюда уводить каким-то образом музыкантов. Если мы этот приказ не выполним - у нас будут большие проблемы..."
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Вся эта информация распространяется на телефон горячей линии либо на специально выделенную почту. Желательна фиксация времени и, если у вас есть данные по сотрудникам полиции и так далее.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Они нам даже знаете как сказали? - Что мы рекомендуем вам приходить перед вашим выступлением, в котором вы забронировались, сначала в дежурную часть, чтобы уведомить их, а потом идти уже для выступления сюда.
АЛЕКСАНДР ШАРЛАЙ: Коллеги, всем большое спасибо! До свидания!
 
[^]
изюмСвеслом
23.01.2017 - 22:14
5
Статус: Offline


Хохмач

Регистрация: 29.03.15
Сообщений: 659
Нахуй такая простыня?Суть то в чём?
 
[^]
Murchello
23.01.2017 - 22:16
2
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 7.01.15
Сообщений: 1086
ТС ты ебанутый? Вернее, ты ебанутый спамер? Тут блять только Венедиктова не хватало с эхом мацы. 911 - и это минимум что можно и нужно сделать.
 
[^]
Shecter
23.01.2017 - 22:20
2
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 18.08.13
Сообщений: 1819
Держи-ка партитуру, потом вкратце расскажешь bayan.gif

Уличные музыканты в Москве - заседание комиссии Общественной палаты города Москвы 17.11.2016 г.
 
[^]
istokov
23.01.2017 - 22:26
0
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 20.10.16
Сообщений: 0
Цитата (изюмСвеслом @ 23.01.2017 - 22:14)
Суть то в чём?

Суть в том, что почти все уличные музыканты в Москве - пока вне закона и выступают на улицах на свой страх и риск или "договариваются" с полицией (охраной).
Пока ещё для уличных музыкантов предусмотрены и практикуются задержания, суды и штрафы:
за попрошайничество - 500 рублей;
за несанкционированное предпринимательство - от 2500 рублей (на первый раз);
за организацию несанкционированных митингов и собраний - от 10000 рублей (на первый раз).

Это сообщение отредактировал istokov - 23.01.2017 - 22:36
 
[^]
istokov
23.01.2017 - 22:32
0
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 20.10.16
Сообщений: 0
Цитата (Murchello @ 23.01.2017 - 22:16)
только Венедиктова не хватало с эхом мацы

Венедиктов (в данном контексте) - официальный председатель комиссии Общественной палаты Москвы по развитию гражданского общества - по теме "Уличные музыканты в Москве". Комиссия взялась и обещала способствовать легализации московских уличных музыкантов. Прошло уже 2 заседания комиссии по данному вопросу: 11.08.2016 и 17.11.2016.
 
[^]
Dzenko
23.01.2017 - 23:25
0
Статус: Offline


Славянин

Регистрация: 25.01.10
Сообщений: 641
в том виде, в каком они выступают на арбате в переходах с ними давно пора что-то делать.
выносят генератор на улицу, в переходе устанавливают усилки, музон рубает только в путь, вот только для молодежи это супер, а для семей с детьми или гуляющих туристов это как-то не очень
 
[^]
istokov
24.01.2017 - 00:04
0
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 20.10.16
Сообщений: 0
Цитата (Dzenko @ 23.01.2017 - 23:25)
в том виде, в каком они выступают на арбате в переходах с ними давно пора что-то делать.
выносят генератор на улицу, в переходе устанавливают усилки, музон рубает только в путь, вот только для молодежи это супер, а для семей с детьми или гуляющих туристов это как-то не очень

Для этого и нужно всестороннее урегулирование: как со стороны властей и правоохранителей, чтобы не чинили препятствия этому, так и со стороны уличных музыкантов, чтобы умели хорошо играть и вели себя культурно. Урегулировать, при желании, можно всё: и места для выступлений, и уровень исполнительства, и подходящий к данному месту репертуар, и удалённость от жилых окон, и мощность звукоусиления в децибеллах где-то, а где-то и отсутствие вообще звукоусиления. Всё можно урегулировать - только надо властям захотеть это урегулировать - вот в чём основная загвоздка, так как этого московские чиновники всячески избегают. Во многих странах легальное уличное музицирование давно отрегулировано и прекрасно существует в инфраструктуре города, и даже радует местных жителей и туристов. Это уже (в отличие от Москвы) - сложившийся мировой опыт - когда музыканты знают свои права в максимально упрощённом получении разрешения, так знают и свои обязанности в соблюдении установленных правил для выступления. И, в зависимости от нарушений этих правил, музыканты лишаются разрешения на короткий или на длительный срок.

Что же касается того, что уличные музыканты в Москве интересны только молодёжи - это не так.
Недавнее голосование в конце 2016 года на портале "Активный гражданин" по проекту "Музыка в метро" показало следующее:
всего проголосовало 214 029 москвичей (не только молодёжь, а совершенно разные возрастные и социальные категории);
большинство опрошенных - 74% - поддержали легализацию уличных музыкантов в метро и поддержали расширение официальных точек в метрополитене;
против этого - 7%;
остальные воздержались или отдали своё мнение на решение специалистам.

Также ещё в 2014 году на портале "Активный гражданин" было проведено голосование по теме "Музыканты на улицах Москвы" с таким результатом:
Всего в голосовании приняли участие 49 017 человек.
42,37% ответили, что уличные музыканты должны выступать в столичных парках. 29,90% проголосовали за городские скверы. 19,58% выбрали пешеходные зоны столицы. Еще 8,24% ответили, что музыканты должны выступать там, где им удобно. Затруднились с ответом 0,90% активных граждан.
При этом 74,09% участников голосования высказались за то, чтобы регламентировать допустимое время выступления музыкантов. 23,36% посчитали, что ограничивать творчество не нужно. Еще 2,55% затруднились с ответом.

Вывод: просто обязательно необходимо регулирование деятельности уличных музыкантов! Чтобы всем жителям Москвы и гостям столицы было в данном контексте достаточно комфортно: и прохожим, и музыкантам.

Это сообщение отредактировал istokov - 24.01.2017 - 00:12
 
[^]
Lamer84
24.01.2017 - 00:12
0
Статус: Offline


Юморист

Регистрация: 17.12.13
Сообщений: 578
Цитата (istokov @ 23.01.2017 - 22:26)
Цитата (изюмСвеслом @ 23.01.2017 - 22:14)
Суть то в чём?

Суть в том, что почти все уличные музыканты в Москве - пока вне закона и выступают на улицах на свой страх и риск или "договариваются" с полицией (охраной).
Пока ещё для уличных музыкантов предусмотрены и практикуются задержания, суды и штрафы:
за попрошайничество - 500 рублей;
за несанкционированное предпринимательство - от 2500 рублей (на первый раз);
за организацию несанкционированных митингов и собраний - от 10000 рублей (на первый раз).

Цитата (istokov @ 24.01.2017 - 00:04)
Цитата (Dzenko @ 23.01.2017 - 23:25)
в том виде, в каком они выступают на арбате в переходах с ними давно пора что-то делать.
выносят генератор на улицу, в переходе устанавливают усилки, музон рубает только в путь, вот только для молодежи это супер, а для семей с детьми или гуляющих туристов это как-то не очень

Для этого и нужно всестороннее урегулирование: как со стороны властей и правоохранителей, чтобы не чинили препятствия этому, так и со стороны уличных музыкантов, чтобы умели хорошо играть и вели себя культурно. Урегулировать, при желании, можно всё: и места для выступлений, и уровень исполнительства, и подходящий к данному месту репертуар, и удалённость от жилых окон, и мощность звукоусиления в децибеллах где-то, а где-то и отсутствие вообще звукоусиления. Всё можно урегулировать - только надо властям захотеть это урегулировать - вот в чём основная загвоздка, так как этого московские чиновники всячески избегают. Во многих странах легальное уличное музицирование давно отрегулировано и прекрасно существует в инфраструктуре города, и даже радует местных жителей и туристов. Это уже (в отличие от Москвы) - сложившийся мировой опыт - когда музыканты знают свои права в максимально упрощённом получении разрешения, так знают и свои обязанности в соблюдении установленных правил для выступления. И, в зависимости от нарушений этих правил, музыканты лишаются разрешения на короткий или на длительный срок.
...
Вывод: просто обязательно необходимо регулирование деятельности уличных музыкантов! Чтобы всем жителям Москвы и гостям столицы было в данном контексте достаточно комфортно: и прохожим, и музыкантам.

Ну, хорошо, хорошо. А здесь-то это зачем? От ЯПа-то что нужно?
И, да, заседание-то в ноябре было, что только сейчас проснулся?

Это сообщение отредактировал Lamer84 - 24.01.2017 - 00:12
 
[^]
istokov
24.01.2017 - 00:25
0
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 20.10.16
Сообщений: 0
Цитата (Lamer84 @ 24.01.2017 - 00:12)
Ну, хорошо, хорошо. А здесь-то это зачем? От ЯПа-то что нужно?
И, да, заседание-то в ноябре было, что только сейчас проснулся?

Душа по этому поводу болит, а в СМИ об этом говорят, к сожалению, очень-очень мало, поэтому данная информация (по мере возможности) распространяется для тех, кто считает профессиональное уличное музицирование неотъемлемой частью городской культуры, и, при этом, не слишком хорошо осведомлён о большой степени притеснения деятельности профессиональных уличных музыкантов в Москве.

Есть любители смотреть видео, а есть и любители читать - кому что удобней. Ведь одну и ту же новость кто-то предпочитает смотреть в телерепортаже, а кто-то предпочитает читать в газете. Стенограмму записывать с видео не так быстро получается, как хотелось бы, особенно когда есть работа ради пропитания семьи и неотложные семейные обязанности.

Это сообщение отредактировал istokov - 24.01.2017 - 00:41
 
[^]
СтебкаРазин
24.01.2017 - 01:48
-1
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 20.09.12
Сообщений: 1599
Простите, но я не умный. Я ЭТО читать не буду.
 
[^]
istokov
24.01.2017 - 13:28
0
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 20.10.16
Сообщений: 0
Цитата (СтебкаРазин @ 24.01.2017 - 01:48)
Простите, но я не умный. Я ЭТО читать не буду.

Воля Ваша. Но в тексте стенограммы данного общественного события - практически нет ничего заумного. Диалог состоит из весьма доступного для всех текста. Просто текст диалога длинный, и не всем, конечно, хочется читать весь диалог до конца. Ну так, естественно, это же полная стенограмма очередной полуторочасовой беседы. И всё зависит не от того, кто умный, а кто не очень. Всё зависит от того - насколько кого эта тема вообще затрагивает? Все те, для кого тема легализации уличных музыкантов весьма актуальна - внимательно дослушают или дочитывают до конца каждое подобное заседание Общественной палаты.
 
[^]
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 656
0 Пользователей:
[ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 




Активные темы