Уличные музыканты в Москве - заседание комиссии Общественной палаты города Москвы 11.08.2016 г.

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
  [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
istokov
20.10.2016 - 00:22
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 20.10.16
Сообщений: 0
4
Уличные музыканты в Москве - заседание комиссии Общественной палаты города Москвы 11.08.2016 г.

Стенограмма заседания комиссии - записанная с данной видеозаписи:
https://youtu.be/hii_pgdHRjk

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: ...Есть интересы музыкантов, есть интересы жителей домов, вокруг которых они играют, есть интересы маленьких баров, кафе магазинов, которые выступают против, есть законодательная база, между прочим, которую применяет полиция, есть интересы общественного порядка. И вот за последние месяца четыре они вступили в публичной зоне в явное противоречие. Вчера, как вы знаете, были задержаны и оштрафованы московским судом две студентки из Питера, которые играли на гуслях на Манежной площади. Вчера же уже депутат Государственной Думы от "Единой России" госпожа Баталина (председатель комитета по труду и социальной политике) выразила озабоченность - как в Москве поступают с уличными музыкантами. То есть, на самом деле, проблема существует. И мне кажется, что если сегодня нам удастся найти такой способ - кто нам может помочь и как эту проблему разрешить... Выработать рекомендации: в адрес Мосгордумы (мы ждём председателя Мосгордумы Алексея Шапошникова, он обещал быть); в адрес наших полицейских; безусловно, в адрес профсоюзов уличных музыкантов... Найти некие общие идеи, общие предложения и дать возможность москвичам (Москва становится туристическим центром, слава Богу, мы это видим постепенно и по статистике), дать возможность Москве выглядеть как мировая столица, а не как или дикая столица, или столица, где всё зарегламентировано. Вот эта площадка является, на мой взгляд, самой удобной для выработки таких рекомендаций. Мы знаем, что есть ещё и проблема судов. Я договорился, я завтра встречаюсь с Ольгой Егоровой, председателем Мосгорсуда, по этому вопросу - применению закона по отношению к уличным музыкантам, а во вторник встречаюсь с Сергеем Собяниным. Поэтому я хотел бы иметь общие рекомендации, которые не только комиссия, но и гости, которые пришли сюда, - нам предложат. Вадик...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: У нас сегодня, уважаемые коллеги, присутствуют наши уважаемые гости, члены комиссии и представители органов исполнительной власти. И сегодня мы хотим эту проблему обсудить. Регламент у нас порядка полутора часов. И просим вас высказываться. Мы это всё обязательно запротоколируем, и примем сегодня, надеюсь, какие-то решения - как же нам с этой ситуацией поступить. И я хотел бы, наверное, попросить высказаться Андрея Вадимовича - как музыканта более чем известного. Часто обращаются к полиции... говоря о том, что, на самом деле, это никакая не культура, которая на улицах - люди часто не соответствуют каким-то представлениям об уровне музыки... Вот как это нам оценивать? Давайте...
АНДРЕЙ МАКАРЕВИЧ: Ну, во-первых, мне кажется, нам надо сойтись на том, что это культура и культура, имеющая свою историю в каждом мало-мальски приличном городе мира. И она везде имеет свои традиции. И нам надо договориться о том, что, вообще, это благо, потому что что-то живое. Живое искусство, происходящее на улице - это составляющая часть лица города очень важная. Это - радость, это - интерес и тех, кто приехал, и тех, кто просто вышел... Я не большой, кстати, сторонник музицирования в метро, как ни странно, потому что метро - вещь функциональная. В метро не гуляют, в метро стараются быстрее зайти и быстрее выйти. И вот там какое-то даже незначительное скопление людей вокруг хорошей музыки вряд ли метро поможет. Но есть специальные места в каждом городе, которые отведены для прогулок. Это парки, пешеходные улицы, которых у нас становится всё больше. Меня и так пугает, что дизайнеры сегодняшние как-то подсознательно стараются превратить в кладбище... Эти надгробия, которые плохо на клумбу похожи... Давайте мы постараемся общими усилиями последнее живое с улиц не убирать. Я ничего не хочу говорить плохого о нашей полиции, но я прекрасно понимаю, что бороться с уличными художниками и музыкантами проще, чем с уличной преступностью. Я посмотрел вот эту брошюру. Я её не успел изучить досконально, но есть опыт международный, и он не так-то сильно уж отличается от страны к стране. Поэтому, чтобы избежать каких-то отрицательных результатов, не надо "изобретать велосипед". Если мы не хотим, чтобы эта музыка мешала жителям, не надо играть под окнами спален у людей или среди ночи. Если мы не хотим, чтобы это превратилось в попрошайничество, - и против этого есть здесь способ. Я, кстати, общался со многими музыкантами и по миру, и у нас с уличниками, и хочу вас уверить, что заработать какие-то копейки - это чаще всего не их основная цель. Для них это прежде всего тренинг ежедневный, это возможность испытать себя на публике, получить какую-то ответную реакцию и, может быть, испытать какой-то шанс для дальнейшего продвижения в своей профессии. Часто это студенты музыкальных учебных заведений, и, так сказать, - в классе их никто не сомневается.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Андрей, правильно ли я понимаю, что... По-скольку мы рекомендации будем вырабатывать в разные органы власти - и в законодательные, и... Что предложение прежде всего распространяется на парки и пешеходные улицы?
АНДРЕЙ МАКАРЕВИЧ: Я бы... Да, я думаю, что в первую очередь...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: А к метро негативное твоё представление?
АНДРЕЙ МАКАРЕВИЧ: Ну я бы не стал... Наверное те, кто предложил это делать в метро - у них есть свои аргументы ЗА - я их не слышал просто.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо... Я хочу вам напомнить, в адрес кого мы в первую очередь будем направлять наши предложения. А, соответственно, это городская Дума, если нужно принимать законодательные акты... Во-вторых, это Департамент культуры, то есть, Мэрия, которая занимается, в том числе, вопросами лицензирования. В-третьих, это Главное управление внутренних дел в Москве - о правоприменительной практике, и четвёртое, я уже вам сказал, что это суды - о применении ныне действующего закона. Поэтому когда вы выступаете вот так же как Андрей, говорите, какие вы видите ограничения и какие вы видите расширения, а мы их затем в качестве предложений направим в действующие органы, затем будем безусловно, контролировать, как это будет там двигаться. Генри, может, ты?..
ГЕНРИ РЕЗНИК: Я попозже немного.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо, ты попозже...
ЯНИС ЮКША: Разрешите я?
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Пожалуйста... Только представляйтесь, пожалуйста, мы специально не стали всех представлять, чтобы не тратить время.
ЯНИС ЮКША: Янис Юкша, адвокат, профессор. Что я хотел бы сказать? О полиции. С моей точки зрения сегодня полицейская функция не достаточно хорошо выполняется, потому что часто не хватает образованных и грамотных людей. Есть, которые всё воспринимают буквально. Им говорят - они делают. Людям, которые исполняют, претензии, конечно, сложно предъявить. О законе и, в том числе, здесь было сказано, что мы адресуем городской Думе свои притязания. Дело в том, что существует административный кодекс и федеральный закон. Мосгордума не в состоянии поменять статьи федерального закона. Но дело в том, что в Москве должна сложиться правоприменительная практика. Вообще, не понять источника права. Когда накапливается диспропорция определённая, источником права является постановление Верховного суда Российской Федерации. Она скапливается, проходит снизу вверх, и вносится постановление, которое может отрегулировать ту или иную проблему. Смотрите, какая статья применяется. Она звучит следующим образом - "Организация массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка". Но я хочу сказать, что сам такой факт создания массового... А сколько это массовое: 2, 3, 5?.. Практики нет. Я ещё раз говорю, решения принимают суды. Если суды будут принимать грамотные решения, они будут разбираться в существующей проблеме, то не будет сегодня вынесенных постановлений, в данном случае, о наказании данных музыкантов. Далее. Конечно, наверное, должны быть... Я соглашусь с Андреем однозначно совершенно по поводу метро и по поводу того, что у города плохо с архитектурой. Может быть, просто соглашусь... Но главное заключается в следующем - то, что должны быть выделены определённые места, где по определённым правилам - не надо взымать за это плату - люди могут каким-то образом самовыразиться. Это, конечно, не крики в мегафон, что все приходим и покупаем мёд. Это не крики там - куда-то ещё, что-то ещё в рекламных акциях. А это именно самовыражение, может быть, это чтение стихов, это игра на музыкальных инструментах с определёнными децибелами, не превышая уровень шума. И, в этом случае, мы сможем упорядочить процессы, которые видим в городе. Но ключом ко всему этому, я считаю, - либо изменение закона и конкретизация его, но это заурегулирование каждого процесса - это невозможно. Но это невозмоность, я считаю, применения данной статьи конкретно к музыкантам. И по этому поводу, я считаю, должен высказаться Верховный суд Российской Федерации. А, кстати, Егорова может дать разъяснение нижестоящим судам, соответственно, как применять или не применять указанную статью к данным лицам. Потому что, я считаю, что это неприемлемо, и, в общем-то, те сегодня свершившиеся постановления - они, с моей точки зрения, абсолютно беззаконны. Вот, в двух словах...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. У нас есть по этому поводу позиция начальника ГУВД Москвы Анатолия Ивановича Якунина, который выступал на совещании по этому вопросу и сказал буквально следующее... по поводу музыкантов... Это поручение начальнику УВД по ЦАО. "Подобные правонарушения, - говорит Якунин, - не являются экстремистскими проявлениями и не способствуют явной агитации к нарушению общественного порядка. Я прошу провести инструктаж с подчинёнными сотрудниками. Необходимо деликатно делать замечания и вежливо объяснять уличным музыкантам, что в Москве существует 27 разрешённых площадок, где они могут..." И так далее, и так далее. В данном случае, мы видим готовность руководителя московской полиции прислушаться, в том числе, и к вам, понимая эту проблему... И, может быть, представитель московской полиции сейчас нам скажет - как они видят проблему, и какие есть предложения для того, чтобы не было конфликта между музыкантами и полицией. Крайними будет полиция, к сожалению...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Геннадий Николаевич, к Вам наверное, вопрос? Потому что центральный округ, как правило, становится ареной...
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Спасибо. Начальник полиции центрального административного округа Березин Геннадий Николаевич. Безусловно, любое явление, любой процесс должен носить какой-то различный характер. Вот степень организации - это уже другого порядка... В Москве ведь есть положительный опыт таких процессов. Приказом Департамента культуры Москвы определено 27 площадок, парковых зон. Есть определённый порядок, он носит уведомительный характер. Я говорю с точки зрения юриста, и не сказал бы, что он слишком сложен для реализации. Есть решение по метро. 200 музыкантов получили разрешение работать в метро. В аван-залах определённых станций. Есть фамилия, имя, расписание, тематика, всё понятно, всё открыто, всё в открытом пространстве... Поэтому тот путь, который город избрал, безусловно, он положительный эффект носит, потому что, естественно, вот тем категориям музыкантов, которые работают по этим правилам, - претензий нет и быть не может. Что касается непосредственно юридической ответственности... Вот здесь уже начали говорить о толковании права, нормах толкования права... Ну, я понимаю прекрасно, что сотрудники полиции есть разного уровня юридической подготовки, но какой бы уровень у них не был, мы не берём на себя право толкования закона...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Геннадий Николаевич, считаете ли Вы правильным, что, предположим, начальник московской полиции, начальник Главного управления направил письмо во все округа, не только в ваш округ, как раз вот - первый шаг по работе с такими вот, скажем, нелицензированными музыкантами. Как с ними обращаться?! Потому что есть факты грубого обращения, изымания, если помните, виолончели, а есть факты деликатного обращения. Будет ли правильным обратиться Вам к Вашему руководству, чтобы такое письмо было поручением не только в центральный округ... а, вообще, - в Москве?
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Ну, поручение дано. Оно принято нами к исполнению. Безусловно, мы будем всем сотрудникам доводить для его исполнения... Но дело в том, что вопрос деликатного отношения к гражданам - это не только к музыкантам, например. К любому человеку сотрудник полиции прежде, чем сообщить ему, предупредить его о возможном нарушении общественного порядка, - он обязан вести себя по отношению к нему вежливо, корректно и деликатно, безусловно.
ГЕНРИ РЕЗНИК: У меня вопрос к Вам. Вы только что сказали, что вы не можете толковать закон. Для того, чтобы применять закон, - его надо истолковывать! На какое толкование закона московская милиция ориентируется тогда, когда составляет протоколы на музыкантов, которые играют и вокруг которых вообще не собирается никакой народ? На какое толкование вы ориентируетесь или нет? И как можно без понимания закона на Вашем уровне его применять? Такой вопрос к Вам.
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Мы применяем нормы статьи административного кодекса, но не принимаем решения по этой статье. Все решения принимает судебная инстанция.
ГЕНРИ РЕЗНИК: Подождите... Применяете вы! Вы составляете протокол и фиксируете. Соответственно, вот это - нарушение, которое предусмотрено законом 2012 года... полубезумном, но это уже не к нам. В ответ на это всё же выскажу... Где говорится о недопустимости массового скопления граждан, организации и участия. Вот скажите, пожалуйста, на что Вы ориентируетесь? Что, в самом законе есть действительно указание на то, каким образом он всё-таки применяется?
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Он применяется по диспозиции данной статьи.
ГЕНРИ РЕЗНИК: Скажите, пожалуйста, вот тогда, когда фиксируется в тех случаях - никакого массового скопления граждан не нужно. И как Вы полагаете, вообще, может музыкант совершить такое правонарушение - организовать массовое скопление граждан?
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Вот сейчас выпусти Макаревича - может! Здесь будет массовое скопление граждан.
ГЕНРИ РЕЗНИК: Я могу сказать ещё - можешь и ты, например.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Мы про музыкантов, минуточку... Потому что я их распугаю, этого делать не надо.
ГЕНРИ РЕЗНИК: Ну, хорошо. Может, например, любой публичный человек. Фанаты стекаются, начинают брать у него интервью. Ради Бога... Значит, по пониманию московской милиции этой нормой можно привлекать человека по данной статье - "Организация массового скопления граждан". Я правильно понимаю позицию московской милиции?
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Позиция московской полиции совпадает в полной мере с существующим законом.
ГЕНРИ РЕЗНИК: Извините - полиции. Извините...
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Другой позиции у нас не может быть - мы исполняем федеральный закон.
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Алексей Алексеевич, разрешите, я хотел бы...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Одну секундочку - давайте все по очереди... Значит, ещё раз. Правильно я понимаю, Генри, - если московская полиция не правильно, как ты считаешь, понимает закон - кто должен объяснить? Кому надо направить предложение?
ГЕНРИ РЕЗНИК: Мне очень интересно было бы, сейчас крайне интересно выяснить - откуда идёт указание задерживать музыкантов? А здесь очень интересные такие сюжеты. В некоторых случаях...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Можно задать вопрос? На мой вопрос ты можешь ответить? Кому нам направить предложение по изменению этой практики? Если считаешь её неправильной. Куда оно должно быть направлено?
ГЕНРИ РЕЗНИК: Ты меня опережаешь. Я ведь не случайно хотел высказаться немножко позже.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Высказывайся сейчас. Я тебе даю слово - потом не дам.
ГЕНРИ РЕЗНИК: Ну ладно. Мне очень приятно... Секундочку... Мне, значит, Лёш, ты сказал, что... Ну, мы просто на ты, извините... Что будет встреча с Егоровой и будет встреча... С самим Собяниным? С самим Собяниным. Значит, я прошу передать привет от меня обоим. Начну с Собянина. Значит, нужно донести мысль такую. Что, видимо, у нас будет монументальный, помпезный и абсолютно мёртвый город. Где ни купить воды... ни попить воды... ни купить цветов...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Ты у кого-то отнимаешь время. Нет, просто у нас час и десять осталось... О воде - мы проведём совет по воде. Давай про музыкантов.
ГЕНРИ РЕЗНИК: Я просто говорю... Ни послушать музыку, соответственно... Абсолютно мёртвый город. Теперь - в отношении Егоровой. Вот эти осуждения музыкантов - это абсолютная дискредитация правосудия московского. После принятия этого закона... Даже группа депутатов... (сейчас ты про Баталину сказал) - обратилась в Конституционный суд. Конституционный суд, который по такого рода делам довольно консервивен, тем не менее, признал не соответствующей конституции норму, которая вводит минимальный размер штрафа по этой статье - в 10 тысяч рублей. Не конституционно! Больше того - он сказал - законодательно надо внести изменения, по-скольку это нарушения права собственности по той причине, что речь идёт, вообще, о малоимущих людях. И сказал: до внесения изменения судам можно снижать размер штрафа. Кроме того, в административном кодексе есть норма - о малозначительности. Малозначительность! - может признать, ксати сказать, между прочим, и полицейский может признать, и прокурор может, и суд может признать. И освободить от ответственности административной в силу отсутствия каких-то вредных последствий. Это представить себе! Когда девочки, мальчики предстают перед судами - и назначается наказание в 10, а иногда в 20 тысяч рублей! Они что, не понимают, что 10 тысяч рублей для молодого музыканта - это, может быть, вообще, бюджет полумесячного, а может и месячного его существования? Вот это я и прошу тебя сказать...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Генри, я знаю, что сказать... Правильно ли я понял, что центр проблемы сейчас при наличии такого законодательства - это обращение прежде всего в суды?
ГЕНРИ РЕЗНИК: Абсолютно правильно! Последняя фраза. Вообще, я хочу вам сказать. С какой проблемой ни сталкиваешься - в конце концов, выходишь на наши суды. Сразу или через несколько каких-то последующих инстанций, но обязательно упираешься в суды. Я полагаю - что должно быть! Если Егорова не просто тебе ответит о том, что она будет что-то изучать - надо немедленно отменять вот эти решения. Больше того, одно уже, кстати, прошло через аппелляционную инстанцию Московского городского суда. По этим делам необходимо доходить до Верховного суда, где больше надежды есть, кстати сказать, встретить понимание. И, если это не будет отменено, то это, повторяю, дискредитация правосудия московского!
А это будет отменено. Я полагаю, есть основание для обращения в конституционную комиссию для того, чтобы всё-таки изучить вопрос о соотвествии статусу своему вот этих судий, которые способны на 10 тысяч рублей оштрафовать девочку, которая играла на гуслях. Вот моя позиция.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Значит, у нас ещё будет обращение в сторону суда...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Здравствуйте! Меня зовут Олег Мокряков. Я - координатор сообщества уличных музыкантов по борьбе с полицейским произволом, по борьбе с властным произволом.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Вы не боитесь? Тут сидит Геннадий Николаевич...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Да-да. Вот, собственно, у меня вопрос прежде всего к Вам... Значит, тут я знаю нескольких человек... Во-первых, Алексей Алексеевич, я хочу высказать благодарность, что "Эхо Москвы" очень внимательно следит за нашей проблемой. Я у вас два раза был в эфире...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Извините, Вы наше и своё время едите...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Так вот, значит... Уважаемый... Геннадий Николаевич! Знаете ли Вы - что, вообще, происходит с уличными музыкантами на территории Москвы? Скажите мне, пожалуйста, кто такой Травкин? Вам известна эта фамилия? Это - ФСБшник, на которого ссылаются охранники улицы Никольской. Только на улице Никольской применяется статья 20. 2.2 - больше она не применяется нигде. Охранник в 2014 году, когда арестовали по этой статье... Давайте так. Я буду вещи называть: арест, конфискация... Не будем углубляться в юридические термины, там - задержание, привод и тому подобное... Так вот, после первого ареста моего знакомого я спросил у охранника, когда мы оказались во внимании прессы, и у нас начали брать интервью... И вот на Никольской снимают про нас репортаж, и подходит охранник, которые тогда подчинялись министерству культуры Москвы. И вот я у него спрашиваю - кто дал распоряжение задерживать музыкантов? Он говорит - Травкин. Кто такой травкин? Травкин - это ФСБшник - то ли бывший, то ли нынешний. Его выгнали со скандалом из счётной палаты в 2005 году и устроили заведовать какой-то такой территорией "Китай-город". И он подчиняется непосредственно префекту ЦАО. То есть, как сначала, они сказали, что дал задание выгнать уличных музыкантов с Никольской префект, потом, сказали, Травкин. Так вот, в 2014 году... Никольскую сделали пешеходной улицей, и сразу же оттуда начали изгонять уличных музыкантов. У нас есть только одна версия - почему это делают. И две дополнительных. Первая версия. Это то, что этот некий загадочный Травкин, куратор этой загадочной территории "Китай-город" каким-то образом связан с местным бизнесом. То есть, действуют рядом: местный бизнес, власти вот этой территории неизвестной "Китай-город" (такой нету территориальной единицы - "территория" такая) и полиция (то есть Ваши подчинённые). Итак, первый вопрос: кто такой Травкин? Вы знаете его? Только, пожалуйста, если не знаете - то так и запишем...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Одну секундочку... Правильно ли мы понимаем, что на территории Никольской, Вы говорите о том, что местный бизнес выступает против уличных музыкантов и применяет полицию и неизвестного нам Травкина с тем, чтобы разгонять их? Правильно ли я Вас понял?
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Да, именно так.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Таким образом, видимо, обращение ещё и к префекту центрального округа...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Да, само собой...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Если можно, я вам отвечу, кто такой Травкин и прокомментирую...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: И что это за такая территория "Китай-город", которой он заведует?..
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Меня зовут Вадим Ковалёв. Я член Общественной палаты, как раз избран на пост общественных организаций центрального административного округа города Москвы. В центральном округе Москвы есть управление "Китай-городом". Дело в том, что на этой территории практически нет жителей. И поэтому там, собственно, выведен формат управления, и руководитель этого управления, господин Травкин Сергей Вячеславович, он как раз подчиняется запрефекта ЦАО. Поэтому давайте, вы вопрос сейчас озвучили, а мы записали. Хорошо, идём дальше. И просто сразу я бы возразил. Мо готовили когда материалы к этому мероприятию сегодняшнему и анализировали применение КОАП вот эту 20.2 - не только на Никольской. Практика везде одинаковая - всем по 20.2 - это Манежная площадь, вот эти девушки, которым вчера суд "Тверской" штамповал им по 10 тысяч каждой, и далее по Арбату то же самое - 20.2, это не только...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: На Арбате не оформляют протоколы по 20.2.2, а...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Можно я Вам буду давать слово по очереди, можно? У меня вопрос к Геннадию Николаевичу. Геннадий Николаевич, ведь у Москвы есть зоны, которые находятся, в связи с тем, что это столица, не в компетенции московской полиции, а в зоне ФСО и ФСБ?
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: И таких много...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: И таких много, да? В этой связи просто конкретно у вас Никольская - это всё-таки в зоне полиции или в зоне Федеральной Службы Охраны? Чтобы мы здесь не ломали голову...
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Охрану общественного порядка осуществляет на Никольской улице полиция.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Полиция?..
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Охрану общественного порядка. Если позволите, я сначала отвечу на вопрос?.. Чтобы не получилось так, что вопрос задан, а московская полиция никак не отреагировала.
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: А мне уже ответили...
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Да, действиительно, про Травкина уже ответили, поэтому, если хотите, можете обратиться в префектуру центрального округа. Что касается 20.2, то по этому поводу уже частично ответили... В текущем году в суд по различным поводам по этой статье с территории центрального округа было доставлено 47 граждан, все решения были приняты
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Прошу прощения... За 2016 год по статье 20.2?..
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Да, да... Я хочу ещё сначала в теоретическом аспекте... В данной статье нет понятия - музыкант, художник, лицо иной профессии... Гражданин. Только гражданин.
ГЕНРИ РЕЗНИК: Там "организация..." есть понятие "организация..."
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Если вы хотите бардак - там, за дверью...
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Поэтому... Мой ответ очень короткий, на самом деле. Я ещё раз говорю: эта статья применяется в центральном административном округе... Я уверен, что и на территории Москвы однозначно везде одинаково. Поэтому, говоря о какой-то предвзятости - я не могу ничего сказать.
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Итак, мы знаем точно, что все наши задержанные идут только по Никольской... Ну сейчас ещё и на Манежной рсаширили. На Арбате там задерживают по другой статье. Там...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Извините, пожалуйста. Мы здесь вырабатываем рекомендации. Ваши предложения?
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Значит, моё предложение: привлечь к ответственности всех Ваших полицейских, которые избирательно на Никольской и на Манежной площади выполняют чьё-то указание, именно там хватают музыкантов по статье 20.2.2. И привлечь отдельно Коцура (который по поручению местной бизнесменши, гражданки Королёвой, которую в народе знают как "Мальвина") хватает уличных музыкантов... Он просто хватает уличных музыкантов, отбирает у них инструменты... Как Вы можете оценить вот эту вот практику? Что он лично по гражданке бывает... Бывает там просто его подчинённые отбирают у музыкантов инструменты и они их не несут даже в полицию, они их несут в управу и там держат в качестве выкупа, пока музыкант не заплатит не по 20-точка-2, а...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Мне, пожалуйста, каждый случай. Мне, каждый случай...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Договорились. Кстати...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Стоп! Пожалуйста...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Андрей Аркадьевич...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Но всё-таки мне не ответили - что делать с Коцуром? Привлечёте ли Вы его к ответственности?
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, Вы к нему в отделение зайдите...
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Я готов с Вами встретиться отдельно...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Договорились...
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Только каждый факт отдельно, вот только тогда будет конструктивный понятный разговор.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Всё, договорились...
АНДРЕЙ КОВАЛЁВ: Андрей Ковалёв - музыкант, в прошлом депутат Мосгордумы, человек, который на протяжении 15 лет регулярно выступает на Старом Арбате. Я как гитарист, иногда два гитариста... Ну, в общем, это непосредственное общение с людьми. Вот эти проблемы начались только в этом году. Из моего общения с управами (ну, меня всё-таки знают, помнят) две женщины... пришли на приём к министру внутренних дел и к мэру. Устроили скандал. И после этого сняли, по моему, начальника общественной полиции, и начались... Что получается? Ко мне подходят там полицейские. Ну всё-таки видят: солидный человек, охрана... Ко мне там как-то... Меня там не таскают... Неоднократно наблюдаю: четыре-пять здоровых амбалов тащут вот таких двух... Я вступаюсь. Я устраиваю скандал. Отпускают, но это после серьёзного скандала. Дальше. Я нашёл свой метод. Я сел в летнее кафе. Мне юристы принесли вот такую бумагу. Положили в летнем кафе: с 7 утра до 11 вечера можешь играть и давать концерт с использованием аппаратуры. Это к вопросу о правовой грамотности Ваших сотрудников. На протяжении этого лета подходило, ну, наверное, человек тридцать. И каждый из них: "Как? Какое постановление?" Я говорю: "Читайте". Они на это: "Да нет. Здесь не так. Здесь надо... А... Да, слушайте, да... Ну ладно, извините..." Значит, чем закончилось? Эта бедной хозяйке кафе - ей просто угрозили отобрать лицензию... Потому что там, дескать, напротив жалуются и жалуются... Ну хорошо, музыканты вам не нравятся? Художники чем виноваты? Художник - чего он - сидит, рисует, никого не собирает?
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Мы сейчас про другое...
АНДРЕЙ КОВАЛЁВ: Запретили художников тоже.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Мы сейчас про другое...
АНДРЕЙ КОВАЛЁВ: Я считаю, дух Арбата уничтожается. Я не буду говорить про всю Москву. Дух Арбата - это музыканты, художники, фокусники, те, кто читают стихи... Я считаю, что просто надо идти в Госдуму и отменить этот бредовый закон на фиг - вот и всё. Кстати, пять суток дали первому музыканту, не только штраф, пять суток отсидел вот этот, который играет на такой с двумя грифами гитаре парень... И надо нам это как-то... Понимаете, всё-таки центр города... Это огромное количество иностранцев идёт, китайцев, там, понимаешь... Огромные делегации с флагами там туристов... И на их глазах огромные такие "шкафы" тащут там бедных музыкантов...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Андрей, предложения?..
АНДРЕЙ КОВАЛЁВ: Я считаю... Первое. Значит, давайте, я тоже готов, меня там многие, кстати, музыканты на Арбате и художники просят: "Андрей, давай ассоциацию создадим?" Давайте встретимся. Позовём, не будем много - трёх, четырёх музыкантов, двух художников... И они придут такие нормальные вменяемые люди, и просто посидим культурно...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ (Березину): И они вам поиграют...
АНДРЕЙ КОВАЛЁВ (Березину): И они поиграют. А Вас приглашаю со мной, давайте пройдём так вот, Вы шляпу оденете вот такую, чтобы быть неузнаваемым... И я там. И мы там пройдём и посмотрим, что там происходит...
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН (согласительно кивая): ...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Ладно, важная встреча... Так, теперь Нателла, а потом Вы...
НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ: Нателла Болтянская - ведущая музыкальной программы на "Эхо Москвы". Я прошу прощения... Но мне кажется, что вся лигитимная база, на самом деле, уже есть. Есть закон о тишине? Надо его соблюдать. Существует закон о том, что не надо мешать нам въезду в больницы... Надо его соблюдать. Что же касается принципиального решения данной проблемы, у меня такое ощущение, что точек должно быть не 27, а... я не знаю... - 2027! То есть увеличить их не в разы, а в десятки раз! Для того, чтобы определить, какие точки являются востребованными. И, естественно, тогда же будет понятно - в каких точках мешают музыканты. Так Андрей сказал, например, про метро... В государстве, страдающем от терроризма, в Израиле, ты знаешь, на центральном вокзале Тель-Авива стоит фоно, и на нём играет кто хочет, вообще, без лицензии, без чего угодно абсолютно. То есть увеличить - капитально увеличить количество точек. Всё.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Я прошу прощения... Кто мне даст справку, кто даёт лицензию на точку? Депкультуры? Я не про практику, я про законы...
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Да, приказ Департамента культуры 183.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Департамент культуры... Пожалуйста, дальше...
ДЕНИС КИРИС: Денис Кирис - председатель Независимого Профсоюза актёров театра и кино. Ну вот наши активисты обратились. Мы создали первичку уличных музыкантов. У нас конструктивное предложение, в первую очередь, к Департаменту культуры, к Московской городской Думе. Это максимально упростить получение уличными музыкантами разрешение на выступление. Создание максимального количества точек для выступлений... Ну говорить цифры, я считаю, что это неуместно - в таком огромном городе, как Москва... И, соответственно, нужно придавать статус уличного музыканта. Потому что это работа, они выполняют определённую работу и должны быть защищены, в том числе, и социально. Должен быть статус уличного музыканта, который даст им право быть защищённым по всем статьям нашего законодательства. Тогда это будет абсолютно другой разговор, потому что у нас есть там артисты...
ГЕНРИ РЕЗНИК: Для чего разрешение, скажите, пожалуйста?
ДЕНИС КИРИС: Разрешение на...
ГЕНРИ РЕЗНИК: На что? Для чего? Какую цель преследует?
ДЕНИС КИРИС: Ну для того, чтобы сотрудник полиции в соответствии с кодексом административных правонарушений не пришёл и не применил его - как он считает нужным...
ВСЕ: ... (общий шум)
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Остановитесь, пожалуйста! Мы здесь не Государственная Дума, мы здесь не Государственная Дума... Это демагогия. Вот будут избраны депутаты от Москвы 18 сентября - мы можем дать им рекомендации внести там тот закон, не тот закон - это будет их дело. Сейчас мы здесь обсуждаем про московские... Извините, что Вас перебиваем...
ДЕНИС КИРИС: Я закончу. Просто, понимаете, если не будет нормативной базы, в том числе... Не нужно называть здесь слово "лицензия". Слово "лицензия" оно сразу содержит в себе статью 315-го федерального закона - о саморегулируемых организациях. Не нужно. Давайте просто говорить о простом разрешении. Я вот артист по образованию. Вот наши коллеги - актёры, у них у всех высшее образование, они закончили государственные ВУЗы, у них у всех огромный репертуар. Я получаю официальное разрешение, которое для сотрудников полиции города Москвы является...
АНДРЕЙ КОВАЛЁВ: Почему? А в федеральном законе написано - "собрали..." и всё! И...
ВСЕ: ... (общий шум)
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Я сейчас закрою заседание. Прекратите бардак! Это вам не адвокатская палата города Москвы!
ГЕНРИ РЕЗНИК: Поэтому у нас свобода!
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: А у нас здесь свободы не будет.
ГЕНРИ РЕЗНИК: А я хочу здесь сделать дисциплину палочную...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу решения, а не декларации.
ГЕНРИ РЕЗНИК: Будут решения. Мы тебе их набрасываем...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Добрый день! Тэй Цуркава - пресс-секретарь общественной организации города Москвы, которая объединяет уличных музыкантов и уличных художников. Организована она с 2011 года, и мы постоянно мониторим и в курсе всех проблем уличной культуры в городе, в частности, и уличных музыкантов, и уличных художников. У меня практика в городе Москве, нашем прекрасном городе, - с 1980 года. Вдумайтесь. Я знаю все абсолютно эти проблемы. И очень большой опыт уличного музицирования в разных городах мира. Вот такого - того, что сейчас творится в Москве - нет ни в одной стране мира, ни в одном городе такого нету. В любом городе, в любой столице мира есть обязательно улица в центре города, поверьте мне, или в туристической зоне, как правило, это исторические места, где обязательно народ, этнос, культурная часть, музыканты, художники - представляют своё творчество. Это норма, это жизнь обычная. И вот с этой позиции, с вот этого международного опыта мы стоим с 2011 года. И взаимодействуем, обращаемся и к Департаменту культуры, и к Мосгордуме - о том, что Москва должна быть такой, она должна быть примером, она должна быть ещё лучше, чем любой город мира. То, что надо не только брать их опыт, но делать свой. У нас огромное количество талантов. Музыканты, артисты - это прежде всего аудитория от 13 лет до пенсионного возраста, это профессионалы и любители. Их огромное количество. И их прежде всего надо обеспечить рабочими местами. И улицы, в этом отношении, самый лучший вариант, один из вариантов. И, конечно, мы прекрасно посмотрели как реализована программа в метро, "Музыка в метро". Это -пародия. 12 человек, на самом деле, всего музицирует в метро...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Нам сказали только что - 200.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Ерунда полная...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Одну секундочку... Давайте слово "ерунда" друг другу не бросать.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Хорошо, извините...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Потому что, я думаю, что есть статистика у полиции и есть статистика у Вас... (Березину) Вы говорите, двести?..
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: На самом деле, это статистика не наша. Мы эту статистику не ведём и вести не можем. Это информация транспортного портала Москвы.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ (Березину): Двести?
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Там чётко написано, что 200 - это будет позже, а сейчас...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Теперь, смотрите, по паркам... Мы всё-таки настояли, чтобы разрешили в парках, и Департамент совместно с Мосгордумой выработали такую концепцию... Приказ 183-й, правильно, как Вы здесь сказали - о том, чтобы разрешить в парках, давать разрешение музицировать артистам и музыкантам... Там всего 50 человек. Это на двадцатипятимиллионную Москву, взятую со всеми...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: А что такое 50 человек, я не понял?
ТЭЙ ЦУРКАВА: Это 50 человек - музыкантов, которые на сегодняшний день по паркам только музицируют.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: А почему их так мало?
ТЭЙ ЦУРКАВА: Потому что очень консервативный подход. Необъективный подход, неправильный и непрофессиональный.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: То есть каждый музыкант лицензируется отдельно?
ТЭЙ ЦУРКАВА: Их не лицензируют. Им дают разрешения... Руководство парка. И за это отвечает Мосгорпарк. И мы бы, так сказать, сговорились бы с представителями Мосгорпарка, и мы будем выходить на них - примут они нас или нет - с нашими предложениями...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Примут.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Дело в том, что с артистами никто не консультируется. Наш опыт, наше мнение - как должен быть устроен город, как работать... Мы отстаиваем прежде всего - что нужно для города...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Давайте, сделаем так. Подождите, одну секундочку...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: У нас есть Светлана Борисовна Максимченко, да? Мосгорпарк?
КТО-ТО: Она куда-то отошла...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: У нас здесь... у представителя Мосгорпарка хотелось уточнить... но... продолжайте, извините...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Как мы видим? Как мы думаем организовывать город? Во-первых, Арбат нужно вернуть. Таким, каким он должен быть. Самое интересное, что в Иерусалиме, в других городах, поверьте, улицы такие называют "Арбатом" - то есть, по примеру России. Там есть... Мы и с Францией поддерживаем отношения прямые, и с Израилем, с другими странами... И они говорят: "Как у вас Арбат живёт?" Я говорю: "Никак. Его нет уже." А они говорят: "А у нас жив ваш Арбат." Вот, то есть, обязательно должно быть... На всех пешеходных зонах можно давать разрешение артистам и музыкантам - и нужно, и необходимо. Как, каким образом регулировать силу звука, выступления?.. Это - рабочие вопросы. И у нас прекрасное Бульварное кольцо - ни один город таким не обладает. Там должны выступать артисты. Это норма. Абсолютная...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Спасибо большое. Я думаю, в целом, понятно...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Извините, я хотел зафиксировать одну вещь. Смотрите, у нас складывается ситуация, когда с музыкантами просто не встречаются. Мне кажется вот это - одна из главных проблем. Вот Геннадий Николаевич согласился принять музыкантов. Мосгорпарк и Депкултуры - мы договоримся, чтобы была встреча, ну... потому что для меня это - удивление, что не встречаются...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Один вопрос последний...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Давайте...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Можно ли прекратить практику задержания артистов в Москве? Это самое незащищённое население. Это - наши дети. И прекратить эту порочную практику применения
статьи 20.2.2?
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Я вам отвечу очень коротко...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Просто пообещайте, что прекратите...
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Позвольте я вам отвечу на поставленный вопрос? И желательно всё-таки своими словами. Что касается порочной практики задержания артистов каких-либо в Москве - такого не существует вообще. Что касается применения статьи, о которой мы сейчас говорили... Тут прозвучали уже серьёзные комментарии на этот счёт - я просто повторять на этот счёт не хочу.
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Вы можете пообещать, что задержания прекратятся прямо сегодня?
ТЭЙ ЦУРКАВА: Нет, нет, уже сказано, ответили, что...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Вы встретитесь отдельно с Геннадием Николаевичем, он Вас задержит лично, так?.. Так Вы, пожалуйста, представляйтесь...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Андрей Петров - Московский продюсерский центр, структура Департамента культуры. Алексей, хочу прокомментировать не совсем корректную информацию... Буквально две недели назад на площадке "Москоу-Урбан-Форума" была такая дискуссия, и вёл её Борис Барабанов, известный музыкальный журналист. Там были мы, как представители Департамента культуры, там был Мосгорпарк и там были все те же наши уважаемые коллеги - уличные музыканты - выступавшие с теми же проблемами. На что мы им сказали: "Друзья, предлагайте, мы готовы встречаться." Они обменялись контактами с Мосгорпарком, с нами, и вот мне сейчас интересно узнать у коллег - что за две недели, какие предложения были выдвинуты?..
ТЭЙ ЦУРКАВА: А к кому Вы обращались, кого Вы приглашали, каких музыкантов?..
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Мы с Вами лично общались, обменивались контактными данными...
ТЭЙ ЦУРКАВА: И Вы меня лично пригласили?..
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: И Мосгорпарк, который говорил, если у вас есть предложения - предлагайте, только здесь же вопрос в том, что не только...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Так, давайте, я Вам отвечу на Ваш вопрос. Это была первая встреча...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Просто этот вопрос - немножко уточнение той информации, которую вы даёте.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Хорошо...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Следующее уточнение - по поводу парков. Департамент культуры, как правильно сказали, предоставляет возможность выступать в парках. И там не 50 человек, а 56 точек. Соответственно, на точке музыкант может выступать, насколько мне известно (я здесь не в Мосгорпарке) - порядка двух часов. Соответственно, пропускная способнность там кратно больше, чем 50 человек. И каждый парк проводит систематическую работу с музыкантами, в случае возникновения инициативы, предоставляет такие возможности. Помимо этого, у нас на пешеходных зонах есть такой проект в рамках фестивалей "Московское варенье" и "Московское лето"... где каждые выходные несколько десятков концертных площадок функционируют на пешеходных зонах, где абсолютно бесплатно музыканты могут вставать в зону, проявлять себя и делиться своим творчеством, своим талантом с жителями. И, если мы говорим с вами не о занятости или о дополнительном заработке, а о самовыражении, то таких возможностей в Москве - огромное количество. "Музыка в метро". Мы отбирали музыкантов, которые учавствуют сейчас в проекте "Музыка в метро". Немножко уточню информацию для коллег: до сентября было принято решение реализовывать проект в пилотном формате, чтобы посмотреть на пропускную способность, на то, как влияет реализация проекта на жизнедеятельность метрополитена. И 30 человек, 30 музыкантов на пилотный проект до сентября аккредитованы для участия в этом проекте. И уже, ну пока рано ещё говорить какие-то официальные вещи, но уже идёт положительный фидбэк, и его намного больше, чем отрицательного, потому что, действительно, музыканты очень высокого уровня были отобраны и прошли в этот пилотный этап. Поэтому есть возможность, что количество таких музыкантов и количество точек будет расширяться. Вначале организаторы заявляли 15 точек и 200 музыкантов, как правильно Вы сказали, коллеги, но на пилотный период было выбрано 3 точки и 30 музыкантов.
НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ: А почему?..
ГЕНРИ РЕЗНИК: У меня один вопрос, извините. Важный вопрос. Скажите, а чем обусловлены эти правила допуска? Что, музыкантов больше, чем точек каких-то? Почему бы... Просто-напросто студент какой-то, понимаете, который хочет самореализоваться... Он приходит и хочет поиграть. Ну почему нужно регулировать вот это?
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: На мой взгляд, это обусловлено балансом интересов, как правильно сказали, гонениями, в том числе, из органов правопорядка. У нас общественное пространство, которое является пешеходной зоной, это точки - в балансе интересов, где есть, безусловно, музыканты с у которых есть потребность к самореализации, потребность делиться своим творчеством, но также есть и жители, и прохожие, и есть собственники, там или арендаторы коммерческих помещений и так далее, то есть эта точка - в балансе интересов. И, если мы, безусловно, станем, на сторону, например, музыкантов и разрешим им где угодно самореализовываться. то...
АНДРЕЙ КОВАЛЁВ: А на точке-то?.. Подожди, объясните мне. На точке шум одинаковый делает лицензированный музыкант и студент. Вот кто вам дал право отбирать? Меня не выбрали в число тридцати... Меня послали...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос критерия отбора - это очень важный вопрос, можно сказать, центральный вопрос...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: У нас деятельность осуществляется в проектном формате. Соответственно, есть проект, например, - в парках или проект - музыки в метро. Там создаётся экспертная комиссия, и, соответственно, из всех заявок выбирается... Там у нас было, если я не ошибаюсь, более 800 заявок. Из них мы выбрали, исходя из общего уровня как бы... исполнительского искусства...
АНДРЕЙ КОВАЛЁВ: Да кто вам дал право выбирать-то? Ну кто? Ну объясните. Ребята, опять Совествкий Союз - цензура?
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Что Вы предлагаете?
АНДРЕЙ КОВАЛЁВ: Разрешите всем, выберите в парках тысячу точек, и пусть играют те музыканты, которые хотят. Это моё предложение к вам.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: К нам. Это предложение к нам, которое мы отправим в Депкультуры.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Позвольте ответить по паркам? Пример. Андрей...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Да, Андрей, как раз следующий, пожалуйста, Андрей...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Да. Я скажу по паркам, потому что я это знаю уже как бы... на своей собственной...
КТО-ТО: Шкуре.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Да. И суть в чём? Что, в принципе, приказ номер 183 - он не стал проектом как "Музыка в метро".
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Приказ Депкультуры?..
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Да, он не стал... Он - сырой. Это сырой приказ. И каждый директор, каждый художественный руководитель, начальник отдела парка истолковывает этот приказ по своему, основываясь на своей степени уважения или неуважения к уличному музыканту. Я вот сейчас зачитаю конкретные такие случаи. Абстрактно специально - по этическим соображениям, но за каждым предложением - конкретные случаи в конкретных парках. Вот, смотрите. Один местный начальник считает, что у него в парке один и тот же артист может выступать на территории только один раз за всё лето. А в статье... Там в статье указано, что, если артист не выступает 5 раз, то отбирается "лицензия". Какие 5 раз? Какие 5 раз, если 5 раз за всё лето даже артисту не разрешают? А другой считает, что только один раз в месяц. Третий считает, что только один раз в неделю. Если кому-то будет необходимо, я все документы предоставлю. Какая-то дирекция считает, что можно выступать не более одного часа в день. Один час - это ведь тоже не более трёх - как в приказе. Дескать, приказ "не нарушается". Какая-то дирекция считает, что любимые народом песни или мелодии не соответствует культурной концепции парка, а какие соответствует - сообщить не может или не хочет. То есть, допустим, директору не нравятся старинные романсы или народные песни, или песни ретро, и артист получает отказ, несмотря на высшее музыкальное образование и многолетний творческий опыт.
ГЕНРИ РЕЗНИК: Патриотично - не патриотично...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: В таком случае она, дирекция, оперирует статьёй 4.5 приказа № 183 - "Особая культурная концепция парка", устно поясняя, что дирекция заинтересована в своих целях привлечь в парк прежде всего как можно больше молодёжи. А романсы, народные песни и ретро для этой цели не подходят. Ну, допустим, надо привлечь молодёжь?! А как же передавать традиции - той же молодёжи? А как же не молодое поколение? Вот... А какая-то дирекция вообще считает, что в парке нельзя выступать у них. То есть, есть такие парки. Вот мне, например, несколько парков не ответили вообще. Вот три месяца прошло! Хотя 5 рабочих дней, да?.. Вообще не отвечают, понимаете? И самое несуразное - это местоположение - то есть, места, утверждённые для музыкантов. Как будто администрация парка желает спрятать музыканта.
КТО-ТО: В кустах, короче. Или в чистом поле...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Да. Или делает это там, где заведомо шумно - под динамиками. То есть динамики, например, работают, и здесь официально утверждённое место. К одиночным музыкальным исполнителям более неуважительное отношение. То есть, допустим, художественный руководитель говорит: "А мы Вас здесь не поставим, даже если здесь свободно. Здесь только для коллективов - от пяти и выше человек. У нас такая культурная концепция! То есть оркестр может выступать, а одиночный гитарист - нет. Мы имеем право на такую культурную концепцию парка. То есть, "культурная концепция парка", прописанная в приказе № 183, - даёт "исключительные права" - разрешать или не разрешать артистам выступать...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Андрей, правильно ли я понимаю, что Ваша рекомендация?..
АНДРЕЙ СМИРНОВ: А рекомендация вот в чём заключается. Рекомендация заключается в том, что вот есть проект "Музыка в метро" - здесь более уважительное отношение к музыкантам, потому что каждый музыкант может выйти на особый сайт-сервис и забронировать себе место, не спрашивая у каждого начальника станции метро: "Можно я выступлю, допустим, 5-го числа тут?" Понимаете? Вот. А... Хотя... Хотя...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Андрей, предложение. Ваше предложение.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Предложение - сделать с концепцией в парке то же самое.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Правильно ли я понял, что, в данном случае, мы можем и имеем на это право, в соответствии с законом города Москвы обратиться в Депкультуры рассмотреть приказ 183, исходя вот из правоприменительной практики...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Доведения его до проекта.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Доведения его до проекта?
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Доведения его до проекта, чтобы на сайте Мосгорпарка был такой же сервис как "Музыка в метро", чтобы каждый артист мог...
ГЕНРИ РЕЗНИК: Регулировать надо или нет? Вот ответьте на вопрос.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Можно и регулировать, но - с участием всё-таки мнения музыкантов. То есть музыканты должны участвовать в этом регулировании.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Всё, я понял спасибо.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: И к конкурсу в метро, надо сказать всё-таки, что все конкурсы в метро зарубежом проводятся открыто, а не только заключительный тур - как у нас. Я считаю, что и у нас всё-таки должен быть открытый для всех творческий конкурс.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ (Петрову): Коллега Вас слышит. Давайте...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Абсолютно. Я хотел бы, в свою очередь, призвать всех, в том числе, уличных музыкантов, прежде чем выступать с озабоченностью, причём на регулярной основе - досконально изучить информационное поле и проанализировать все возможности, которые ужк в данный момент предоставляются.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Мы поняли, что коммуникации у всех, начиная от властей, и кончая уличными музыкантами - не хватает.
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Вот, например, 183 приказ. Коллегам претит выступать с конкретными предложениями, с конкретными формулировками.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ (Петрову): Сейчас Вы слышали конкретные предложения. Формулировки они не обязаны знать - они не юристы.
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Мосгорпарк две недели назад обменялся всеми контактами и приглашал коллег на рабочую группу...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Мы сейчас поможем, мы сейчас поможем, секундочку одну секундочку, по очереди. Пожалуйста, только представляйтесь, потому что...
МИХАИЛ МОСКВИН-ТАРХАНОВ: Меня зовут Москвин-Тарханов Михаил Иванович. В данном случае, применительно к нашей дискуссии - 24 года был депутатом от Тверской улицы. И там же живу, там и родился. Вот он миф первый - жители протестуют против уличных музыкантов. За 24 года ни одного обращения ко мне как к депутату с протестом от жителей. Я знаю группу всяких разных скандалистов, которые протестуют против всего. Вот им не нравятся там ни машины, там ни...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Ну есть такие...
ГЕНРИ РЕЗНИК: Я не живу на Тверской.
МИХАИЛ МОСКВИН-ТАРХАНОВ: Они такие есть, но они ко мне не ходят, потому что...
ГЕНРИ РЕЗНИК: И ко мне не обращаются.
МИХАИЛ МОСКВИН-ТАРХАНОВ: Вот именно, да... Поэтому, понимаете, вообще, вопрос с жителями достаточно проблематичный. Но, когда я с ними побеседовал (предварительно я беседую там с соседями)... Они говорят: "Ну, хорошо бы, чтобы в ночное время не было. Хорошо бы, чтобы не было очень громко. И хорошо бы не было там, где очень много плотных потоков народа, которому может это помешать." Всё! Никаких других там - музыканты... Девочки? Да пусть играют. Подработают? Хорошо, замечательно. Да это в любой столице. У нас всё-таки 44% - люди с высшим образованием в городе, а в центре, наверное, все 60 проживают. Ну, что мы, честное слово, что мы - дикари что ли? Все относятся к музыкантам нормально и хорошо. Поэтому все разговоры, что жители чего-то там протестуют, ну, это - миф. Второе. Да, действительно город, так сказать, требует определённой организации. (Резнику) Кстати, он -достаточно живой. Если мы с Вами сейчас пойдём отсюда домой, то я Вас в 10 местах напою холдной водой и в 4 местах мы купим цветы...
ГЕНРИ РЕЗНИК: Встретимся через 2 месяца.
МИХАИЛ МОСКВИН-ТАРХАНОВ: Ну вот. Итак, что я вам ещё скажу, чтобы не отнимать много времени? Первое. (Венедиктову) Вот Вы будете встречаться с мэром Москвы? Обычно, когда бываешь, депутатом (сейчас я, слава Богу, свободный человек) - прежде всего надо создать быструю рабочую группу. Рабочую группу межведомственную... Не при Департаменте культуры, а чтобы туда вошёл представитель общественности, вошёл депутат соответствующий, туда вошли бы и чиновники, и быстро бы там проработали по итогам всего этого комплексные мероприятия. Потому что пока вот это один... судебное это... это будет очень долго тянуться! А люди живые - они ускорят. Поэтому быстрая рабочая группа по поручению мэра - отчётности для рабочей группы - разработают целую систему комплексных мероприятий, чтобы это дело побыстрее решить. Причём, там может быть и обращение в другие органы, там может быть и законодательное...
ГЕНРИ РЕЗНИК: Но не группу, а комиссию. Потому что, если не комиссия - похоронят...
МИХАИЛ МОСКВИН-ТАРХАНОВ: Нет, обычная группа, которая отчитывается о своей деятельности в строгом режиме: в течение там двух недель, месяца... Выработать максимум комплексных предложений и подготовоить соответсвующие учредительные документы. Ну, в общем, это самый лучший вариант для встречи с мэром. И, наконец, на будущее. Вот здесь есть ещё один маленький миф - на тему того, что это - больше всего, так сказать, проба пера, там молодые люди и всё прочее... В городе очень хорошо подают. Очень хорошо. Вот поверьте мне...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Подают?..
МИХАИЛ МОСКВИН-ТАРХАНОВ: Да, да, да...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Слово "подают" нас оскорбляет.
МИХАИЛ МОСКВИН-ТАРХАНОВ: Это не Вам. В данном случае, вообще, говорю.
КТО-ТО: Это - благодарность за хорошее выступление.
МИХАИЛ МОСКВИН-ТАРХАНОВ: Кому угодно платят, я не знаю, там... за выступление и так далее... И этим, действительно, рано или поздно обязательно кто-нибудь заинтересуется.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Я знаю. Я уже встречался...
МИХАИЛ МОСКВИН-ТАРХАНОВ: Поэтому патентная система - может быть. Вы знаете, какой-то дешёвенький патентик, который покупаешь, и потом к тебе ни...
КТО-ТО: Как профессор Преображенский: "Такую бумажку..."
МИХАИЛ МОСКВИН-ТАРХАНОВ: Это на будущее -просто подумать на эту тему. Предлагаю как решение. Но, вполне возможно, те музыканты, которые, так сказать, вот играют систематически, которым это важно, они могли бы каким-то образом закрепить себя в положении и заоодно избавить себя от неприятных вопросов, которые могут возникнуть совсем с другой стороны. На что Вы живёте? И какой Ваш доход? Малоприятные вопросы.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Одну секундочку. Я хотел бы расширить просто круг тех, кто уже выступал. Давайте...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Здравствуйте! Лика Александриди. Сейчас являюсь секретарём Московской Общественной Организации Работников Культуры Уличного Жанра. И, в том числе, молодой музыкант. Ну как, уже среднего возраста...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Молодая, молодая...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Играю не так давно в Москве. С 2000-ного года. Но, тем не менее, успела всего уже нахвататься. И я сейчас в центр даже не суюсь уже. Играю себе спокойно на Электрозаводской. Играла раньше там с микрофоном и звукоусилением. Жилых домов нет. От метро достаточно большое расстояние. Большая площадь. То есть, никому не мешала. Каждый раз мне говорили: "Спасибо." Я очень много всегда слышу того, как я помогаю людям жить, как я им помогаю там не думать о плохом и так далее. Плохих песен не играю там, пьяная не ору. А сейчас я перешла на флейту. Стою в переходе - не публичном, в переходе под электричками. И, тем не менее, сотрудники полиции подходят ко мне и каждый раз пытаються примерить на меня всё. Начиная от незаконного предпринимательства. Я так и не поняла, что я продаю, где на мне ценник висит? Заканчивая тем, что я мешаю людям. Хотя я вжимаюсь всем... гораздо сильнее, чем можно было. Децибелами какими-то, которые моя флейта не может произвести. И так далее, в том числе, статья 20.2 - сборище людей. В последний раз, мой случай, я говорю: "Где возле меня люди? Вот смотрите. Они же ходят! Ой-ой-ой. Давайте запретим ходить людям по улице?" То есть это - проблема не только центра. Это проблема всего. Решений здесь уже много предлагали. Да, нужно разрешить! Прежде всего там, где нет жилых домов! Это важно.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо. Вы. Потом Вы...
АЛЕКСЕЙ ЕРМИЛОВ: Да, если позволите, я хотел бы несколько слов сказать...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Представьтесь, пожалуйста.
АЛЕКСЕЙ ЕРМИЛОВ: Меня зовут Алексей Ермилов. Я - секретарь попечительского совета клуба авторской песни "Гнездо глухаря". Дело в том, что у нашего клуба есть такой проект, который называется "Синий троллейбус". Он уже успел стать многострадальным. В своё время его мэрия с большой помпой разрешила. А в прошлом году он был закрыт. И до сих пор он стоит в закрытом виде. Потому что вот, как правило, как сказал господин Москвин-Тарханов, есть группа скандалистов, в том числе, и на Старом Арбате, которая просто не даёт ему работать. И мэрия до сих пор не в состоянии принять никакое решение. Три заседания провёл Немерюк, руководитель Департамента торговли, - нас туда запихнули, в эту ужасную категорию.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Там это... пешеходная зона...
АЛЕКСЕЙ ЕРМИЛОВ: Ну да, там какая-то своя юридическая история была... Короче говоря, невозможно примирить этих безумных нескольких тёток, которые абсурдные какие-то вещи там рассказывают. Кроче, я не буду из экономии времени рассказывать какие-то подробности. Смысл моего выступления - это просьба, коль скоро будут сформированы некие предложения в адрес мэра. Ещё раз - может, наконец, решить вопрос с открытием "Синего троллейбуса"? Нам известно, что мэр давал поручения нам помочь, и всё равно всё саботируется это дело. И "троллейбус" закрыт, и работать ему не дают, а это, мне кажется, могло бы стать замечательной ещё одной площадкой для уличных музыкантов. Мы их всех приглашаем выступать...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. Вы, пожалуйста.
АНДРЕЙ ЕРКО: Ерко Андрей - директор Центра Культуры и Спорта "Ватутинки". Это новая территория, вновь присоединённая - "Новая Москва". Мы столкнулись с такой проблемой, что мы хотим видеть музыкантов, но они к нам не едут. А территория застраивается хорошо. Сейчас, на данный момент, проводится фестиваль там - варенья... выделены площадки... Поверьте, я не могу найти артистов как куратор. У нас на каждый округ есть куратор домов культуры государственных.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Андрей, откуда они, артисты, могут узнать?
АНДРЕЙ ЕРКО: Есть такое предложение. Буквально два дня назад был приказ от Департамента культуры о назначении кураторов в дома культуры в каждом округе города Москвы. Значит, есть такое предложение. Обратиться в Департамент культуры, чтобы они дали какие-то телефоны там... Или этот приказ был, допустим, на сайте Департамента культуры, чтобы каждый музыкант, который имеет желание выступить, заходит на этот сайт, записывается там, созванивается с куратором, там есть телефоны домов этих культуры... Ради Бога, мы вас ждём всегда! Нам не хватает людей. Особенно на новых территориях. Застройка идёт колоссальная.
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Музыканты тоже хотят кушать. А что им за это будет?..
(общий шум)
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Одну секундочку... Это снова к вопросу о коммуникации. Вот то, что коллега говорит... Андрей, что через сайт - не через Департамент культуры - можно как-то?..
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: В каждое учреждение культуры можно обратиться. На территориях Департамента культуры представляют дома культуры. И, если вы обратитесь в дом культуры, как правильно говорит коллега, он - директор дома культуры...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ (Ерко): Если никто не знает про Ваш Дом культуры, это, между прочим, не проблема Департамента, это проблема Ваша. Подумайте, каким образом распространить это знание для музыкантов.
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Есть сеть интернет...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Конечно. Я про это и говорю...
АНДРЕЙ ПЕТРОВ: Есть музыканты. Почему они не могут зайти в поисковик и выйти на директора дома культуры?
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас для этого и собрались. То, что я и говорю - вопрос к коммуникации...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Обычно директор дома культуры требует аренду с музыканта -гарантированную.
АНДРЕЙ ЕРКО: Ничего подобного. Не надо так об этом говорить...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ (Смирнову): Смотрите, вот перед Вами директор дома культуры...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Так и я практику имею - со многими директорами домов культуры!
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: У всех разная практика.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Тогда надо доносить информацию о таких директорах и домах культуры!
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Вот! Это вопрос коммуникации и информирования!
ИРИНА ИВАНОВА: Я хочу добавить по этому вопросу тоже. Иванова Ирина Алексеевна, Общественная Палата города Москвы, тоже директор дворца культуры, правда не относящегося к Департаменту. Мы - муниципальные. И знаю эту ситуацию немножечко тоже изнутри, потому что работаю с другими коллегами. Хочу сказать, что не только в "Новой Москве" не знают про то, что можно пригласить уличных музыкантов. Вот на фестивале варенья даже в центре, в центральных местах, куда приглашают даже из Солнцева, из других домов культуры, - приходится отдуваться самим коллективам дворцов и домов творчества, которые, к сожалению, сейчас на летних каникулах. Ищут тех, кто поют и пляшут. Вот туда бы направить - и в центральные даже, а не только в...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос информирования. Мы уже поняли...
ИРИНА ИВАНОВА: Поэтому, вы знаете, Департамент в этом должен помочь и должна быть какая-то база о таких музыкантах. (Смирнову) А то, что Вы говорите - аренда - это концерты, это немножко другое. А вот здесь, действительно, много площадок летом работает: "Московское варенье", "Московское лето"... Вот эти площадки, я думаю, что можно было бы как раз отдавать уличным музыкантам.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Чисто вопрос информирования.
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: На таких площадках не разрешат "класть чехол"!
АНДРЕЙ ЕРКО: Мы вам всё разрешим...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Хорошо.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Одну секундочку... Площадки бывают разные есть...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Позвольте, ещё один очень важный...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Одну секундочку. Ну есть люди, которые ещё не говорили, друзья мои. Пожалуйста.
АННА ЕВЧЕНКО: Я прошу одно маленькое дополнение...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Представьтесь, пожалуйста.
АННА ЕВЧЕНКО: Анна Евченко, тоже уличный музыкант. Я просто хочу опять, чтобы дискуссия всё время немножко возвращалась в то русло, что... Вот сегодня, например, я пойду играть на улицу в центр, и что...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: К Геннадию Николаевичу?..
АННА ЕВЧЕНКО: Да. И... чтобы мы не забывали, что "20-точка-2-точка-2" над музыкантами продолжает висеть и сегодня, и будет продолжаться...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Не забыли. Я записал. И будет висеть, потому что это - федеральный закон. И это вопрос применения - я записал... Так, представьтесь, пожалуйста.
АРТУР ФОМЕНКО: Артур Фоменко, уличный музыкант. Значит, здесь прозвучала реплика о том, что "20-точка-2" якобы не применяется. Вот - для иллюстрации. Я - жертва этой статьи трижды. Два раза дошёл до суда, один раз удалось...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Послушайте, как раз вам и было сказано, во всяком случае, представителем полиции, что применяется...
ГЕНРИ РЕЗНИК: И суммы были присуждены - штрафа?
АРТУР ФОМЕНКО: Да. 10 и 15 тысяч.
ЯНИС ЮКША: Обжаловали решение?
АРТУР ФОМЕНКО: Да.
ЯНИС ЮКША: И?
АРТУР ФОМЕНКО: Безрезультатно.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Мы всё это понимаем...
АРТУР ФОМЕНКО: Была доказательная база - абсолюно беспройгрышная. Проигнорировали...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Мы поняли, поняли эту историю. Мы проверим то, что сказал Резник, за ним всё надо проверять, - действительно ли есть решение Конституционного суда, которое позволяет... который объявил неконституционным решение...
ГЕНРИ РЕЗНИК: Я привлеку тебя к ответственности...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: За что?
ГЕНРИ РЕЗНИК: За опорочение чести и достоинства. Публично ты сказал, что надо проверять, правильно ли Резник сообщает! Ну не наглей, Лёша. Наглеешь на глазах просто...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Господа, коллеги, внимание! Прежде всего. Давайте в городе... Это касается Департамента культуры обязательно, по-скольку коль он у нас официально государственно ответственный за культуру, - любую практику, любые решения осуществлять с консультацией и привлечением хотя бы к обсуждению этих вопросов реальных людей...
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Мы это записали уже...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Ребята, мы записываем. Вы можете повторять сколько угодно, - мы второй раз это не запишем.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Спасибо.
АНДРЕЙ МАКАРЕВИЧ: Я хотел бы сказать ещё два слова. Вы же хотите какие-то практические предложения? Мне кажется, это очень важно.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Андрей, пожалуйста. Это - Андрей Макаревич, если кто не знает...
АНДРЕЙ МАКАРЕВИЧ: Если неизбежно существование некоей комиссии, которая будет решать - кому работать на улице можно, а кому нельзя... Я, вообще, не сторонник такой комиссии, но, если это неизбежно, надо очень внимательно и очень подробно понять - из кого же она состоит! Потому что это дело тонкое и там должны быть люди, действительно, компетентные - не только в... парковых аллеях, но - вообще - в культуре и музыке. Иначе это опять будет управление искусством, которое, мы знаем, чем заканчивается.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Ну, мы как раз хотим сказать о том, что в этой области одно из самых люберальных мест - это Чехия. Это Прага. На самом деле, там есть некий принцип... Он всё время меняется, надо сказать. И, тем не менее, власти столичные приняли особые правила для уличных музыкантов. Они приняли нормативный акт. С учётом того, что музыканты, в отличие от художников, - работают со звуком. И это - некие особые правила. Я сейчас не буду много говорить, в чём они заключаются. Ну, в частности, администрация района имеет право запретить определённые места. Не разрешить, а запретить определённые места! Это находится у администрации района в руках. Существует список запрещённых улиц, который то расширяется, то сужается, в зависимости от ситуации. И даже в зависимости от тех мероприятий, которые чехи проводят. Принцип: где не запрещено - то разрешено! Принцип... Но, тем не менее, есть регулирование. И мы говорим: не будет никакого регулирования, будет регулирование?..
АНДРЕЙ МАКАРЕВИЧ: Оно не касается уровня музыкантов...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Вот... И поэтому, когда мы говорим о выработке нормативных актов или каких-то предложений, или каких-то решений - по пониманию, то это должно касаться, конечно: времени, места, уровня звука... И вот то, что нам сказали, - прохождению... вот то, что Вы говорили, формулируется - помеха для...
НАТЕЛЛА БОЛТЯНСКАЯ: Человекопотока.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Человекопотока. Ну, конечно, уровень музыканта определять?.. Извините меня... Андрей.... вот мне активно не нравится последнее время, активно не нравится...
ЛИКА АЛЕКСАНДРИДИ: Ещё человеческий внешний облик немаловажен. Если это какой-то вонючий бомж - он порочит уличных музыкантов.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, бомжей не берут, вот проблема-то в том, - по статье 20.2.
КТО-ТО: Пусть помоется и подштопается, если он талантлив...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. Мы идём по последнему кругу. Я постараюсь потом подвести главные итоги - с чем мы выходим, я имею в виду, комиссия Общественной Палаты... выходим на разные органы власти решающие и организуем площадки для встреч. Ещё кто есть в первый раз? Пожалуйста, кто?
КТО-ТО: Я являюсь ресторатором... Ещё есть одна вещь, о которой вот мне рассказали по поводу Немерюка. Значит, при написании писем жителями есть такое решение, когда они говорят о том, что - неразрешимый конфликт с жителями. Но вот с какими жителями и сколько этих писем написано? Понимаете, это пишут какие-то... И это касается не только музыкантов. Это касается и летних площадок, в том числе, на которых...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Но, тем не менее, пишут всё-таки?..
КТО-ТО: Пишут. И вот конкретно как решить этот вопрос?.. Просто, в этом случае, чиновник лучше запретит что угодно, чтобы на него не было никаких... никакаго давления от вышестоящего начальства.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Так, пожалуйста, по последнему кругу. Пожалуйста, Вы. А потом Вы.
ГЕНРИ РЕЗНИК: Значит, моими устами говорит Конституционный суд Российской Федерации.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Честь и достоинство Конституционного суда...
ГЕНРИ РЕЗНИК: Постановление от 14 февраля 2013 года № 4-II. Таким образом, в части устанавливающей за совершение указанных административных правонарушений минимального размера штрафа для граждан от 10 тысяч рублей и для (других) лиц от 50 тысяч рублей - не соответствует конституции России, её статьям: 19-й, повторяю, это о равенстве всех перед законом; 35-й, часть 1-я, это право собственности; и 35-й, часть 3-я - в той мере, в какой они не позволяют наиболее полно учесть характер совершённого правонарушения, учитывать положение правонарушителя, а также имеет существенное значение для индивидуализации ответственности - обстоятельства, и тем самым обеспечить назначение справедливости и справедливого наказания.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Какой год, напомни?
ГЕНРИ РЕЗНИК: 2013 год.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: 2013 год...
ГЕНРИ РЕЗНИК: Федеральному законодателю надлежит внести необходимые изменения в закон, а впредь, очень важно, до внесения в кодекс, вот это вот Егоровой напомнишь надлежащее к изменению... Размер штрафа может быть снижен судом ниже низшего предела, установленного к совершению соответствующего административного правонарушения... Прямое действие - постановление Конституционного суда! То есть, суды, суды, с учётом того, они видят девочку, которая вышла играть на гуслях, и они назначают ей штраф - 10 тысяч, вообще, игнорируя постановление Конституционного суда. И, между прочим, аппелляционная инстанция Мосгорсуда это дело засиливает. Ещё раз повторю, это - абсолютная дескредитация правосудия. И, по этой причине, как мне представляется, в дополнение к тому, что я сказал, статья двадцатая два пункт два (20.2.2) - не применима к уличным музыкантам!
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Кто-то должен это объяснить...
ГЕНРИ РЕЗНИК: Смысл введения этой статьи такой: организация массового шествия! Организация и участие в нём - имеются в виду преследующие определённые цели...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Кто это должен разъяснить?
ГЕНРИ РЕЗНИК: Что?
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Кто это должен разъяснить? Чтобы полиция взяла разъяснение на случаи критические... Не ты?
ГЕНРИ РЕЗНИК: Минуточку... Я должен вам сказать, в таком случае, это, вообще-то, должен разъяснить Верховный суд. Но Верховный суд принимает постановление, когда накапливается практика большая. Понимаете? Поэтому здесь это должно быть - разъяснение такое пойти - от Московского городского суда.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вот...
ЯНИС ЮКША: Разрешите мне буквально два слова? Вы знаете, тут много было сказано по поводу судов. Это правильно. И, действительно, я считаю, что применимая сегодня мера в судах говорит либо об отсутствии квалификации у судий, либо нежелании разобраться в ситуации. И факт - то, что выносит определение Мосгорсуд, фактически утверждая незаконное постановление... Мне, например, это совершенно не понять. Но, я хочу сказать... Здесь был задан вопрос работников правоохранительных органов: куда нам типа обращаться, как нам быть, если мы признали здесь, что не всегда квалификация сотрудников соответствет нужному уровню? Я хочу сказать, что в московском регионе есть две палаты. Каждые судьи федеральные имеют палату адвокатов. В московском регионе их две: Москвы и Московской области. Так вот, я хочу сказать, что в нашей палате, членом которой я, - создан специальный экспертный совет. Ни одного обращения по этому поводу. Мы, кстати, ставили ГУВД в известность, что такой совет создан. Мы готовы. У нас есть доктора наук, профессоры.... Я являюсь членом-корреспондентом академии наук, автор 12 учебников по праву. Так сказать, я действующий преподаватель, профессор, я научил за 15 лет массу студентов, которые работают сегодня, надеюсь, хорошо в соответсвующих инстанциях. Так вот, обращайтесь, будем заниматься вместе. Будем.. Надо чаще встречаться - как это в небезизвестной рекламе говорилось...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Так, далее...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Можно я всё-таки встану? Потому что привык вот так отвечать. Потом, может быть, присяду...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Это мы опять к Геннадию Николаевичу... насчёт "присесть"...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Значит, во-первых, хотел сразу бы сказать. Господа, кто здесь собрался, вы можете мне дать, кто найдёт возможным, все свои контакты, чтобы я с каждым из вас встретился, ладно? Ну, я очень об этом прошу, чтобы вы сразу не разбежались. Дальше. Генри Маркович, Вы согласитесь придти хотя бы на один судик к нам, полистать дельце, посмотреть, как это происходит... Можете?
ГЕНРИ РЕЗНИК: Я и спеть могу...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Значит, смотрите. Нам правозащитники... Работают с нами разные правозащитники. И Олег Безниско, наверное, Вы знаете, и Борис Маматов, и Виолетта Волкова, которая - "Пусси Райт" и Удальцов... Вот... И, в общем, если Вы как бы...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Минуточку, если у Вас есть личные вопросы к Генри, то, пожалуйста, там... У нас осаталось ещё две минуты до подведения итогов.
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Я бы хотел ещё сказать буквально... Значит, так... В Мосгорсуде засиливаются, как Вы сказали, дела. То есть, листают дела так - быстро: протокол задержания, объяснения полицейского, выяснение с задержанным... И всё. И тут же выносится решение. На это всё обычно уходит секунд сорок. Вот... На обжалование в Мосгорсуде бывает до полутора минут дотягивает...
ГЕНРИ РЕЗНИК: Ну, Вы открываете мне глаза просто на всё это...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Так, что касается бесноватых жителей. Вот есть, например, у нас один такой бесноватый житель. И есть очень хороший житель. Значит, на Новокузнецкой, где я очень часто играю. Около станции метро "Новокузнецкая" и около станции метро "Третьяковская". Около станции метро "Новокузнецкая" живёт уважаемый депутат Брумель, Игорь Брумель, брат того самого Брумеля, значит, чемпиона олимпийского...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Тридцать секунд...
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Значит, он нам разрешил своим муниципальным собранием местным - четыре места, где могли бы играть уличные музыканты... Которые там и играли раньше... И вот он просто поставил перед своим муниципальным собранием и это узаконил. Почему бы всем остальным депутатам не сделать то же самое, депутатам других муниципальных собраний? Есть там другой депутат, который живёт около "Третьяковской"...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Извините, спасибо... Вадим, ты последний и всё. А... И Вы еще?..
ВАДИМ КОВАЛЁВ: У меня короткий вопрос к сообществу уличных музыкантов. Вот меня один вопрос интересует. Вот есть так называемые "аскеры". Это люди, которые обходят окружающих и просят кинуть пожертвования. Вот просто: да или нет? Это попрошайничество или это часть работы?
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Это - часть работы. Это во всех странах во все времена такое было и будет.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Мы по разному к этому...
КТО-ТО: Многие против этого, против "аскеров"...
ТЭЙ ЦУРКАВА: Дело в том, что... практика такая. Если после выступления человек обходит - это практика международная. Если человек пристаёт, постоянно бегает... - это попрошайничество.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Представьтесь, пожалуйста...
СЕМЁН ЕРЁМИН: Семён Ерёмин. Я - корреспондент 5 канала. У меня сегодня материал выйдет. Вот в обсуждениях немного этого коснулись, но... Платят музыкантам или нет в этот момент? Или это - самовыражение? В Ваших выступлениях было так, допустим, - если самовыражаемся, то можно, можно, можно... А вот девушка говорит: а если "чехол кладут"? В чём разница? Вот принципиальный подход - в тех же парках или где-то ещё?.. Кладут или нет? Им-то есть чего-то надо тоже? Правильно?
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Андрей, Вы хотели?
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Ну да. Что это такое? Я говорю, что это - благотворительные выступления. То есть, это надо рассматривать как благотворительную деятельность. То есть, за приобщение к прекрасному - люди дают добровольные пожертвования, которые нужны - не на яхты, а на пропитание себя и своей семьи.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. Я подведу кратко итоги. И это, прежде всего, обращаюсь к членам комиссии, потому что имена членов комиссии, комиссия это пойдёт вот ко всем этим организациям. Первая история, которая... Я сейчас не буду дословно, да? Потому что записей много. Первая проблема - это проблема коммуникации. Мы отмечаем, что отсутствует коммуникация. Между полицией и музыкантами. Я очень благодарен Геннадию Николаевичу, что Вы согласились принять ребят. И там, может быть, какие-то конкретные вещи объясните и они Вам объяснят. Вдруг это пойдёт на пользу? Мы констатируем, что эта позитивная сегодня история, но, в принципе, коммуникация отсутствует. Вторая история. Коммуникация между Департаментом культуры и уличными музыкантами...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Отсутствует!
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Та же проблема. Мы констатируем: та же проблема. Беру на себя обязательство поговорить с Кибовским. Чтобы был постоянный "офицер" связи. Видите, у нас есть проблема? Значит, "офицер" связи...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Даже на телеграмму не отвечает!
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Коммуникация отсутствует. И, кстати, коммуникация, уважаемые уличные музыканты, отсутствует и у вас - с домами культуры, как мы поняли, из "Новой Москвы" - и тоже коммуникация отсутствует. Это, может быть, важная история, которую можно преодолеть, не прибегая к силовым методам, что называется. Это история первая. И здесь позитивно то, что это прозвучало и что, во всяком случае, все три позиции: Депкультуры - музыканты,, полиция - музыканты и дома культуры - музыканты... Здесь что-то наладится. Только не забывайте, пожалуйста, чтобы мы не поговорили - и разбежались.Обменяйтесь телефонами. Вас пригласил начальник полиции центрального административного округа, да? С господином Кибовским мы поговорим. Вас приглашают дома культуры определённые. Значит, надо понять, как вы получаете информацию? Уважаемые музыканты, это же в вашу пользу, да? Устраивает ли вас плошадка или?... Это другой вопрос. Но информацию надо получать и о себе давать информацию, между прочим. Это первая история.
ВАДИМ КОВАЛЁВ: Алексей Валерьевич!..
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: О... Вот как раз и председатель Мосгордумы. Сейчас мы ему нагоняем...
ГЕНРИ РЕЗНИК: Он же всё знает...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ (Шапошникову): Пожалуйста, садитесь. Теперь, собственно говоря, мы говорим о результатах дискуссии. И первое, значит... У нас есть несколько адресатов. Мы формулируем... Первое - это для мэра Москвы. (Москвину-Тарханову) Речь идёт по предложению Вашему - о рабочей группе. Всё остальное - то, что касается исполнительной власти, возьмём мы на на себя, мы возьмём это на контроль. Я донесу, если комиссия не возражает, до Сергея Семёновича во вторник это предложение. Потому что так вот - не выработать. А должны работать и юристы, должны быть и представители уличных музыкантов... То есть, конфликт интересов есть? Констатируем - есть. Он должен быть сведён к компромиссу работы представителей правоохранительных органов и правоприменительной практики. Это - мэру. Мэру мы рекомендуем эту рабочую группу. Так... Московская городская Дума. Значит, мы говорили о том, что уличные музыканты, в принципе, должны обладать особым статусом. В городе Прага такой статус есть. Власти ввели особый статус, потому что, в отличие, от других таких, скажем, уличных историй, - это и звук ещё. И поэтому, может быть, Алексей, ты соберёшь у себя рабочую группу сам, не отдавая это комитету по культуре? Где речь будет идти о том - о каком статусе, о каких ограничениях можно говорить с условием того, что существует федеральный закон. Но в Москве может быть принято либо постановление, либо закон... Ладно? Вот эту историю мы рекомендуем как Председателя Мосгордумы рассмотреть этот вопрос...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: И от уличных музыкантов чтобы там были в рабочей группе...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Конечно, конечно. Это второй наш адресат. Первый - мэр. Второй - Мосгордума. Третье - это суд. И здесь, естественно, мы, по-скольку я завтра встречаюсь вне комиссии, о том, чтобы я донёс до Ольги Александровны Егоровой, во-первых, историю с Конституционным судом, попросить её, чтобы московские суды учитывали это постановление Конституционного суда.
ГЕНРИ РЕЗНИК: Они обязаны учитывать.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Ну, хорошо, тогда я не доношу...
ГЕНРИ РЕЗНИК: Нет, почему?
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Тогда не прерывай...
ГЕНРИ РЕЗНИК: Скажи, они обязаны...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это они поймут... Значит, это первая история. И вторая история - мы эе понимаем, что у суда всегда есть корридор для принятия решения. И даже если мы видим формально нарушения, которые полиция обязана фиксировать и составить протокол, тем не менее, суды должны учитывать ещё и тот резонанс, и те последствия для Москвы, которые они принимают, принимая по жёсткой планке, хотя есть возможность не принимать такую жёсткую планку. Вот о чём идёт речь. Это по судам.
ОЛЕГ МОКРЯКОВ: Побеседовать бы с Олесей Ореховой. Побеседовать бы Егоровой - с Олесей Ореховой, которая призвана...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Можно она со Мной побеседует, ладно? Не с Олесей Ореховой. Я не похож на Олесю Орехову. Это то, что касается у нас горсуда. И дальше... Что у нас тут было?.. Кто у нас?.. А, Департамент культуры! В адрес Департамента культуры мы просим, опять-таки совместно с представителями уличных музыкантов, посмотреть ещё раз или пересмотреть, если хотите, приказ, если я правильно написал, № 183.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Да, довести его до проекта!
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Да, довести его - и как позитивный проект, мы говорим о "Музыке в метро".
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Да, да - как "Музыка в метро"!
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Да, но, при этом, сначала, в первой части, мы говорили о коммуникации... Но вот конкретное - это совместно посмотреть ещё раз именно под этим углом приказ 183, который сыроват явно и даёт слишком большие возможности влезать, то, что сказал Андрей - уже в ткань произведения, а не просто - площадка, время и так далее. Ограничения просто! Нет, вот здесь романсов не будет, - потому что я не хочу здесь романсов...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Да!
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Довольно странная история. Открытые если площадки есть?.. И конкурс... Следующая позиция - опять к Департаменту культуры. Это пересмотреть количество этих 27 площадок. Ну - для Москвы мало, ну, даже если площадка - весь парк культуры.
ТЭЙ ЦУРКАВА: Очень мало.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Ну мало. Для Москвы - мало! И, если требуется по другим законам решение - указывать в каком-то документе площадки... (Шапошникову) Это к Департаменту культуры или?..
АЛЕКСЕЙ ШАПОШНИКОВ (очень тихо): ...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: По закону не прописано? Значит - Департаменту культуры, да, - обратить внимание на то, что необходимость увеличения, действительно, площадок и мест...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: В скверах...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Особенно с учётом того, что... Департамент туризма нам кивает, но молчит. Но мы от вас, от вашего имени высказываем...
ВЛАДИСЛАВ СИНЮКОВ: Ну, мы можем и прокомментировать.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Прокомментируете?
ВЛАДИСЛАВ СИНЮКОВ: Если что-то нужно.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Да, конечно. Будет нужно. Тогда будет нужно.
ВЛАДИСЛАВ СИНЮКОВ: Просто здесь вопрос такой...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Представитель Департамента культуры...
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Туризма.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: То есть, туризма...
ВЛАДИСЛАВ СИНЮКОВ: Да, туризма. Вопрос такой. То, что... Мне кажется, сейчас все здесь собрались, и у нас получается как - Общественная палата города Москвы, да?
ГЕНРИ РЕЗНИК: Комиссия.
ВЛАДИСЛАВ СИНЮКОВ: Комиссия. А вот здесь, возможно, надо было чуть раньше, чтобы все как бы - пар выпустили, а потом уже перейти к какой-то проблематике конкретной. Потому что здесь получается у нас, начали мы хорошо, а потом ушли как-то в эмоции. Вот. Второй вопрос - у нас недавно был презентован событийный календарь города Москвы, где все события были представлены, которые в Москве проходят. И они же, эти события, в принципе, они разбиты по месяцам, по кварталам... И, в принципе, они доведены через средства массовой информации, через порталы, через сайты - до общественности. Потом у нас вопрос такой есть. Что, если мы определяем, допустим, там... 2000 площадок, как было предложение, то там будет тяжело как-то людей ориентировать. Потому что, возможно, надо выбрать какие-то там... 20-30 площадок топовых и какие-то площадки... сколько может быть... сто или больше - для всех остальных. Получается огромный кастинг. Тогда мы сможем все эти площадки уже вносить в календарь событий всех дней и говорить, что на вот этих площадках круглогодично или там в какой-то период такой-то проходят определённые концерты. Собственно говоря, как мы и делаем - "Московские...", где выступают уличные музыканты. Это вторая история. Потом касательно юридической практики. Ну, я, конечно, не юрист... Но там вопрос какой? Что есть, действительно, понятие малозначительности в КОАПе... Но, если, как коллеги рассказывали, что три раза уже к этим мерам прибегали... То у нас есть непрекращающиеся последствия . И второй раз - это уже - не малозначительно. Может, конечно, я ошибаюсь...
ГЕННАДИЙ БЕРЕЗИН: Так и есть. Вы не ошибаетесь.
ВЛАДИСЛАВ СИНЮКОВ: Ну просто, если не один раз, допустим, маленькие девочки пришли, и их один раз оштрафовали, а второй раз - они уже не будут по малозначительности проходить. Потом у нас есть вопрос... Я просто вас внимательно всех слушал... Вот, у нас есть ещё вопрос какой... То, что... Ну, допустим, я был... Ну, европейский опыт. Там у них те площадки, которые определены, там, например, есть патентная система. Как у нас в Москве... департамент внутренней политики эту идею вводит... И там история какая? С одной стороны - да, пожертвования есть, ещё что-то... Но это, в принципе, и форма заработка. Я думаю, что, если любой артист... скажет (и в прессе таких было много), что я не буду платить налоги из тех доходов, которые я получаю, - то мы все возмутимся, да? Но, при этом, если мы берём там Арбат, Никольскую и другие такие улицы берём, - то там достаточно большой доход, опять-таки, если прессу читать... Ну, не готов спорить... В чужой кошелёк не нужно, конечно, заглядывать... Не буду спорить. Но, если бы не было, - мы бы здесь все не собирались в таком составе.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Для этого нужна рабочая комиссия, которая всё это решает...
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Да, да, да, да...
(общий шум)
ВЛАДИСЛАВ СИНЮКОВ: Там просто есть... Я с чего начал?.. Там есть патентная система. Есть минимальная сумма... Мы просто такую же историю делали с гидами-переводчиками. Насколько примерно с таким же накалом проходят обсуждения по поводу гидов, которые, скажем так, знают Москву и те, которые не знают Москву. Но, при этом, все ходет возле друг друга, особенно в высокий сезон. Но это уже вопрос более узко обсуждаемый... Там вопрос был какой?.. То, что сумма патента минимальная в год определена приблизительно в районе минимальной заработной платы - где-то в районе 20000 в год. Его можно вводить как на год, так можно вводить и на сезон, например. Это по нашей практике. И хдесь вопрос - в определении стоимости этого патента.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо. Я, действительно, упустил и, я Вам благодарен. У меня записано, но я не рассказал про патентную систему, которая - вперёд. Но я думаю, что это правильно было сказано - насчёт рабочей группы.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Конечно, конечно.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ (Синюкову): Потому что всё-таки сначала, и здесь я с Вами соглашусь, Вы сказали "выпустить пар". А я считаю, что этот пар очень позитивно сконденсировался. Потому что, выяснилось, что это - очень сложная проблема. Что частично её можно решить быстро, а частично - потребуются изменения серьёзные, в том числе, и в законодательстве. И, в том числе, если вводить патентную систему, не готов говорить, то это, конечно... надо обсуждать с коллегами... И по регионам, я имею в виду, по зонам - безусловно, Вы правы.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: На ажиотажные места - конечно. Но не на все. Не на все.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Не на все. Это и есть момент обсуждения.
АНДРЕЙ СМИРНОВ: Да, да.
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Ну, собственно, вот и всё. Спасибо большое...

Это сообщение отредактировал istokov - 20.10.2016 - 00:36
 
[^]
lliiss
20.10.2016 - 00:33
2
Статус: Offline


Хохмач

Регистрация: 8.01.14
Сообщений: 796
пилять,я сюда деградировать прихожу,а не романы читать alik.gif
 
[^]
ShaggyDeuce
20.10.2016 - 00:59
2
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 8.03.15
Сообщений: 14
Не люблю я Эхо Москвы и иже с ними... но давайте объективно - ведь годная тема. А то герои, предотвратили прям покушение на власть, арестовали двух девочек с гуслями. ВСЕ! ПРИКРЫДИ НЕЗАКОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО! И про этого товарища с Арбата , с гитарой... лично видел как "паковали"... лет 15 если не больше никому не мешал - а теперь смотри как - почти "враг государства".
И так мило предлагают "небольшой патентик", тыщ 20 в год и "гуляй вася"!
 
[^]
MrShelter
20.10.2016 - 01:06
2
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 18.06.11
Сообщений: 2819
Не настолько внутри меня "животрепещет" тема, чтобы изучать ради неё почти девяносто тыщ знаков. И чем дальше от Москвы, тем проще люди смотрят на подобные "проблемы".
 
[^]
maugli
20.10.2016 - 01:17
1
Статус: Offline


анархист

Регистрация: 15.11.06
Сообщений: 4735
На работе эти совещания заёбывают, тут ещё.
Короче, чё решили, кто прочитал до конца?
Играть можно, только не на виолончели, да?
 
[^]
waps
20.10.2016 - 01:27
0
Статус: Offline


Юморист

Регистрация: 7.02.14
Сообщений: 550
......

Уличные музыканты в Москве - заседание комиссии Общественной палаты города Москвы 11.08.2016 г.
 
[^]
istokov
20.10.2016 - 01:27
1
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 20.10.16
Сообщений: 0
Цитата (MrShelter @ 20.10.2016 - 01:06)
Не настолько внутри меня "животрепещет" тема, чтобы изучать ради неё почти девяносто тыщ знаков. И чем дальше от Москвы, тем проще люди смотрят на подобные "проблемы".

Для музыкантов тема актуальна! И не только в Москве. В провинции тоже по разному к этому относятся. Где-то лояльно, а где-то весьма жёстко музыкантов прессуют. Причём прессуют как раз не полупьяьных типов бомжеватого вида, тринькающих один аккорд на расстроенной гитаре, а как раз прессуют избирательно - трезвых аккуратных хороших профессиональных музыкантов. Такая вот такика и стратегия "сверху" бывает. Причём сержант или лейтенант совсем не виноваты, что полковник им приказывает: "Зачистить и доложить!"

Это сообщение отредактировал istokov - 20.10.2016 - 02:10
 
[^]
Блисс
20.10.2016 - 01:34
1
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 20.06.15
Сообщений: 101
Да шли вы бы на хуй депутаты, с такими идеями. Ищете проблемы там где ее нет. У нас, чтобы ребенка родить надо охулиард денег (сегодня с супругой просто думали на эту тему, ибо жутко не хотим от кредитов и родственников зависеть), над этим лучше подумайте, а не над бедными парнями с гитарами и тем более не над этими девушками.
Да и никакое ДК не исправит ситуацию, кто-то играет на пиво, у кого-то единственный заработок, для кого-то единственная сцена.
Да о себе немного, сам играл в переходе на гитаре, я в 16 лет только это и умел, получалось хреново, но поесть, попить всегда хватало.
 
[^]
istokov
20.10.2016 - 02:01
1
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 20.10.16
Сообщений: 0
Цитата (Блисс @ 20.10.2016 - 01:34)
У нас, чтобы ребенка родить надо охулиард денег (сегодня с супругой просто думали на эту тему, ибо жутко не хотим от кредитов и родственников зависеть), над этим лучше подумайте, а не над бедными парнями с гитарами и тем более не над этими девушками.

Да о себе немного, сам играл в переходе на гитаре, я в 16 лет только это и умел, получалось хреново, но поесть, попить всегда хватало.

Всё правильно. Над этим тоже надо, конечно, депутатам думать. Но чем парни с гитарами виноваты в том, что многим сейчас на жизнь не хватает? Вот пишете - когда-то "играл в переходе на гитаре - поесть. попить всегда хватало". А вот сейчас за это в центре Москвы иногда - просто сразу пакуют в машину, везут, отбирают гитару и другие аксессуары и под суд - штраф от 10000 рублей и даже выше бывает. Оплатишь - отдадут инструменты. Суд длится обычно меньше минуты. За последние два года несколько десятков хороших профессиональных музыкантов были осуждены по данной статье - 20.2.2 в центре Москвы. А также есть многочисленные привлечения за несанкционированное предпринимательство, которое чиновники уклоняются, при этом, санкционировать, чтобы музыканты имели возможность платить налоги, а не "в лапу кому-то" - это штраф от 2500 рублей и выше.

А некоторых- и под арест даже. Говорят - они имеют право и до 15 суток. Вот, например, классный музыкант в Краснодаре был арестован на сутки. А он на эти пожертвования содержит брошенную государством лежачую престарелую мать. Разве это справедливо: http://golos-kubani.ru/v-krasnodare-ulichn...pleniya-lyudej/

Это сообщение отредактировал istokov - 20.10.2016 - 02:09
 
[^]
Aleksey4444
20.10.2016 - 02:16
0
Статус: Offline


Проф. Кафедры Беспредметных Изысканий

Регистрация: 14.03.11
Сообщений: 254
Я, конечно, понимаю, что всем зарабатывать надо, но могу озвучить и взгляд с другой стороны.
В свое время держал несколько торговых точек в историческом центре Питера. Музыканты, мимы, жонглеры, фото с обезьянами и енотами, Петры c Екатеринами и прочая братия доставали вконец.
Вы когда-нибудь слушали одну и ту же песню 20 раз подряд, особенно если ее исполняет юноша лет 16 пропитым голосом, параллельно дико фальшивя тремя выученными аккордами? Когда-нибудь видели как пьяные Петры гоняются и падают за китайскими туристами, а потом их (Петров) грузят в "козлик" ? Когда-то наблюдали как мартышки, которые стоят по 15 часов на солнцепеке клянчат у хозяина "волшебные таблетки" ? Я наблюдал неоднократно.
Вдобавок где музыканты - там обязательно трутся карманники, маргиналы и прочая нечисть.
Кстати, за все время слышал всего пару нормальных уличных исполнителей. За 10 лет, Карл. Скольких сам гонял - уже не сосчитать.
 
[^]
istokov
20.10.2016 - 02:32
1
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 20.10.16
Сообщений: 0
С Вами согласен. Для этого и должно быть всё урегулировано. Турзоны, исторические места - здесь должны быть достойные, здесь может быть и патент, и творческий конкурс. Это раз. А чтобы один и тот же, даже и хороший музыкант, не каждый день доставал в одном месте своим одним и тем же репертуаром - мест официально разрешённых должно быть много. Это два. В общем, поэтому и надо всё это регулировать на уровне правительства и департаментов. В крупных европейских и американских городах всё нормально функционирует и сосуществует? И музыканты почти никому не мешают. Наоборот лучшие музыканты - это достояние исторических мест и турзон, органично вливающиеся в канву. Почему? Потому что всё отрегулировано там в этом плане. А мы что, в России, - тупее их - за "бугром" что ли? И не способны всё это урегулировать? Да мы бы, конечно, даже и сами всё это урегулировали, если бы властимущие этому не противились. Даже для бизнеса, для торговых точек, может быть создана благоприятная покупательно-потребительская атмосфера, если хорошие музыканты в меру удалены и в меру звучны. Потому что - отрегулировано. Но сажать хороших музыкантов, играющих классику, под арест и вменять непомерно большие штрафы "за организацию массовых беспорядков" - это в глазах всего мира дикость - сейчас, в 21 веке!

Это сообщение отредактировал istokov - 20.10.2016 - 03:13
 
[^]
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 1485
0 Пользователей:
[ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 




Активные темы