ЯП против Мамбы. Читаем рассказы

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
Страницы: (18) [1] 2 3 ... Последняя »  К последнему непрочитанному [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
Gesheft
15.02.2019 - 17:22
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
82
Вот и настал долгожданный час! Сегодня вы увидите и даже прочитаете, а может и оцените всё то, что загружу!

Авторы постарались на славу, проявили свою буйную фантазию, недюжинный интеллект и неплохо справились с заданными темами. Прислали 20 работ, но после допросов с пристрастием и проверки на полиграфе один автор не выдержал прессинга, покаялся в грехах и снял свою работу по некоторым причинам. Её вы сможете увидеть во внеконкурсе, который предполагаем провести сразу после окончания голосования в основной ленте. В ней будут вот эти рассказы. Ссылки кликабельны, с переходом на текст рассказа.

1) Белые ночи
Белые ночи
2) Уходя, гасите свет
Уходя, гасите свет
3) Ужасы трёхмерного мира
Ужасы трехмерного мира
4) Тридцать пятый
Тридцать пятый
5) Хитрюги
Хитрюги
6) Что ещё случится в прошлом
Что еще случится в прошлом
7) Ночь, когда цветёт папоротник
Ночь, когда цветет папоротник
8) Я не Я
Я не Я
9) Погода
Погода
10) Открытая дверь
Открытая дверь
11) Однажды в большом городе
Однажды в большом городе
12) Мы, как птицы, садимся на разные ветки...
Мы, как птицы, садимся на разные ветки...
13) Рябиновые спицы
Рябиновые спицы
14) Как дети
Как дети
15) Ночью все цапли серы
Ночью все цапли серы
16) Тотем
Тотем
17) Прибытие
Прибытие
18) Здравствуй жопа, Новый год!
Здравствуй, жопа, Новый Год!
19) Нус
Нус

Именно в таком порядке рассказы будут опубликованы и не я так решил! Был брошен жребий. Справедливый ( для некоторых, не очень) жребий! Видео проведённой жеребьёвки доступно для всех желающих в ЯП-файлах. Могу скинуть и на почту, если кому надо.

Читайте, комментируйте, делитесь впечатлениями о рассказах и голосуйте за понравившиеся работы. Предполагалось, что можно будет отметить три работы, но наши друзья-соперники настояли, что пять - это всегда лучше, чем три и большее количество авторов будет отмечено вашим вниманием.

Аргументов "против" у меня не нашлось. Так что не возбраняется отметить до пяти, запавших в душу, шыдевров от наших гениальных авторов. Голосуем прямо здесь в комментариях примерно так:

Мне понравились рассказы:
1) Война и мир
12) Про Петрова и Васечкина
3) Москва - Петушки
15) Парфюмер
5) Буратино

Или так: Голосую за рассказы № 3, №7, №17 , №15 и №19

Передумать и изменить свой выбор можно будет только в течении одного часа, пока сайт даёт такую возможность. Повторные комменты с изменениями учитываться не будут! Я думаю, 10 (десять дней) будет достаточно для того, чтобы все желающие успели прочитать работы и составить своё мнение о них. Это значит, что последний срок учёта голосов от читателей, это 25-е февраля, 23-00 по московскому времени.

Как один из организаторов этого действа, я просто обязан учредить какой-нибудь приз для участников литературного забега. Так, как я знаю половину авторов и их рассказы, я не могу учреждать номинацию, типа за самый весёлый рассказ или за мистику и хоррор. Значит, остаётся только приз занявшему первое место. Он получит от меня 1000 рублей одной купюрой! Все остальные могут следовать моему примеру и учреждать различные номинации на свой вкус и цвет.

Если денег нет или их мало (вы там держитесь), можно дарить всяческие подарки, поделки, ёлочные игрушки, винтажные украшения и алкоголь.))) Я думаю, мало кто откажется от таких подарков.
Всё, можно приступать к чтению!

Большая просьба торопыгам, не комментировать, пока я не выложу последний, 19-й рассказ.

Это сообщение отредактировал Паласатое - 17.02.2019 - 10:12
 
[^]
Yap
[x]



Продам слона

Регистрация: 10.12.04
Сообщений: 1488
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 17:23
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№1 Белые ночи.

Начало июня в Петербурге – особенное время. Лето торжественно приходит холодный величественный город, даря нам бесценный подарок – белые ночи. Нежаркое северное солнце, словно соскучившись за долгие зимние месяцы по красоте, дарит такое мягкое тепло, любуется собой в глади рек и каналов, играет на куполах церквей и соборов. Вечером оно неохотно уходит, до полуночи отражая багряные закатные лучи в окнах домов и рассыпаясь бесчисленными яркими бликами по улицам и дворам. И, подремав недолго, снова возвращается, спеша показать свою щедрость. В эти короткие ночи под светлым чернильным небом просто невозможно быть несчастливым. Эти часы созданы для судьбоносных встреч и романтических приключений. Это - время наслаждения красотой и покоем. В это время случается предначертанное.

Телефонный звонок неожиданно нарушил умиротворяющую атмосферу летнего вечера. Поздние звонки всегда несут в себе что-то тревожное. Имя на экране появлялось и исчезало под музыку ринг тона.
In a world full of pain
Someone's calling your name.
Why don't we make it true
Maybe I, maybe you…

Неужели прошел год? Целый год с тех пор, как началась и закончилась эта короткая история, такая обыкновенная и уже далекая. То, что тогда чувствовалось так остро и пронзительно, покрылось патиной и растворилось покоем сегодняшней ночи. Стало воспоминанием, сохранив красоту момента, как дорогая антикварная вещь.
Они познакомились на работе.
- Скажите, что мне нужно сказать, чтобы такая женщина, как Вы, увидела во мне не только коммерческого директора, диктатора и сухаря, но и интересного во всех отношениях мужчину?
- А Вы скажите, что у меня глаза красивые. Такой свежий и оригинальный комплимент сразит любую женщину наповал, даже если она – финансовый гений.

Красивые, уверенные, амбициозные – шансов остаться равнодушными друг к другу у них просто не было. Два свободных харизматичных человека разного пола в рамках не очень большого коллектива просто обязаны соединиться, как атомы в молекулу, чтобы явить миру всем давно известное химическое соединение: служебный роман. С упоением сплетничали о них подчиненные, злобно шипели незамужние бухгалтерши, похабно шутили неудачники – менеджеры. Ситуация развивалась стремительно. Народ, как всегда, жаждал хлеба и зрелищ.

А они были счастливы. У обоих за плечами были не очень удачные браки и череда разочаровывающих попыток унять одиночество. А сейчас широко известный, но мало изученный феномен под названием «химия белых ночей» совершил с ними чудо – и они оба поверили в то, что все еще возможно.
Они гуляли по ночам в ущерб сну, здоровью и эффективности труда. Катались на корабликах по рекам и каналам, смотрели в тысячный раз на развод мостов, слушали ночных певцов рядом с Дворцовой площадью – и мосты казались выше и нарядней, а певцы - голосистей и талантливей, чем обычно. Они ходили в кино на последний сеанс в последний ряд, целовались на улице – все признаки помутнения рассудка были налицо.

Но белые ночи не могут длиться вечно. Постепенно они становятся дольше и темнее, пока магия не сходит на нет – и жизнь возвращается в привычное русло. Вот и их жизнь постепенно стала обрастать бытом. Нужно было возвращаться в реальность, где взрослые ходят на работу, дети – в школу, а в редкие дни отдыха нужно ездить в Ашан. Все меньше поводов для сплетен стало появляться у неравнодушных коллег. Все больше времени стали проводить они за работой.

Он познакомил ее со своей мамой. Мама, мудрая женщина, ни словом не обмолвившись о предшественницах, радушно улыбалась и угощала вкусным чаем с тортом. Не пакетированным, а настоящим, крупнолистовым, заваренным в фарфоровом чайнике по всем правилам. Чайная церемония получилась такой душевной, что сомнений в мамином расположении никаких не оставалось.
Взрослым людям сложно принимать судьбоносные решения. Они так долго обдумывают ситуацию со всех сторон, пытаясь предугадать ее развитие при любом дуновении ветра. Прошлый опыт заставляет так пристально всматриваться, что за деталями теряется суть происходящего. Страх перед возможной болью часто бывает сильнее желания счастья. И вечные сомнения: а вдруг это не Он? не Она? А есть вообще эти Они?

В сомнениях и колебаниях закончилось лето и наступила осень. Романтика и страсть сменилась спокойными уютными вечерами. Они жили по иронии судьбы в соседних парадных – как говорится, и дома, и замужем. Размеренность и комфорт таких отношений не давал повода для резких поворотов, они замерли в точке равновесия, ожидая толчка для дальнейшего развития.
И толчок произошел. Развитие ситуации явилось в виде фотографии в соцсети. Он с очень симпатичной барышней на фоне маминого дома и первого снега. Фотоотчет был опубликован собственно барышней на своей странице с загадочным и игривым комментарием.

Первым делом ей, конечно, хотелось плакать. Потоком, навзрыд, и жалеть себя что есть силы. Потом очень, очень сильно хотелось устроить скандал. Но она живо представила себе нездоровое любопытство и злорадство неравнодушных сослуживцев – и от него пришлось отказаться. Не совсем, конечно, только от грандиозной части. Но элементы были выполнены на высоком техническом и эмоциональном уровне.
- Ты все неправильно поняла!
- То есть я здесь что-то могу еще и неправильно понять?
- Она для меня ничего не значит!
- Значит, я значу еще меньше.
Две недели, которые им после этого пришлось отработать вместе, были китайской пыткой.
А потом она ушла – и все закончилось.

Это удивительно, но люди, живя в одном доме, могут не встречаться годами. Вероятно, они уже исчерпали свой ресурс встреч тем счастливым для них летом, поэтому судьба больше не сталкивала их зря. Судьба вообще не делает бессмысленных движений.
Она смотрела на его имя в экране телефона. Было хорошо и спокойно.
Maybe I, maybe you
Can find the key to the stars
To catch the spirit of hope
To save one hopeless heart.

Мы могли. Но побоялись. А сейчас поздно уже. Все-таки ночь на дворе, хоть и белая…

Это сообщение отредактировал Gesheft - 15.02.2019 - 18:19
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 17:26
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№2 Уходя, гасите свет

- Время пришло, пора! - донеслось откуда-то изнутри.
- Пора! - с отчаянным восторгом забилось в каждой клетке.

Пан очнулся от сна, сладко потянулся и открыл глаза.
- Наконец-то! Как долго я спал! Мне снилось,что самыми зловредными стали потомки обезьян! Забавные зверюшки, живущие в моих лесах! О-хо-хо! Да вот они! Хм… да, изменились. Ну, что ж, посмотрим их досье. Всё верно, самые опасные они. Кусочек за кусочком они безжалостно уродуют леса и строят города. Там, где они прошлись — пустыни растеклись и свалки. Безумцы! Глупость с жадностью не ведают границ! Пришла пора вас уничтожить.

Пан в задумчивости прикрыл глаза. Скоро наступит эпоха вымираний и надо успеть уничтожить их раньше, чем безумцы превратят всю планету в радиоактивную свалку, раньше, чем они уничтожат последние леса, раньше, чем они сообразят, как пережить космический катаклизм. Хоть люди хитроумны, выбор средств велик; за миллионы лет накоплен опыт наводить порядок.

Пан смял листья в ладони и пустил пыль по ветру.
- Лети, невидимая смерть, на травы, на цветы. Лети и умножайся, впитайся в соки, пробудись в плоды. Приятно-ароматные плоды тебя доставят в кровь, ты возродишься в каждой клетке, будешь спать, пока не станешь частью каждого. В решительный момент проснешься ты и люди потеряют радость размножения. Лети, замедленная бомба! Им не удастся обезвредить собственную плоть.

***

Тревожные новости нарастали. Началось с сообщений авангардных межзвездных зондов о плотном потоке альфа-частиц, в который через несколько лет войдет солнечная система в своем вращении вокруг центра нашей галактики. Чем это может обернуться для Земли, никто сказать не мог, зонды один за другим прекратили передачу данных, поэтому максимальная мощность и длительность опасной зоны остались неизвестными.

Через полгода арьергардные зонды зафиксировали изменение траекторий потоков астероидов. Через месяц были зафиксированы смещения планет, словно волной сметённых относительно солнца. Само же светило, отбросив корону, изменило форму магнитного поля и благодаря своим пятнам вдоль меридианов, сделалось похожим на апельсин. С неба посыпались камни, проснулись вулканы, на Земле наступил хаос.

- Ещё одна эпидемия? - Координатор поморщился. - Ну, хорошо, делайте свой доклад. Завтра в восемь в секции эпидемий. Палеонтолог? Где я его вам найду? Ах, это вы! До свиданья!

К восьми утра в комнате совещаний собралось пять человек. Кроме молодого сотрудника генетической лаборатории свердловского института палеонтологии ещё были врач-эпидемиолог, экономист, координатор и техник-стажер.
Координатор, отметив всех в своем блокноте, предоставил слово докладчику, и тот без заминок начал:

- Нами обнаружен аномальный ген, отсутствовавший у людей вплоть до двадцатого века, но лавинообразно распространившийся за последние семьдесят лет. Ген стопроцентно передается по наследству и почти не влияет на здоровье человека, кроме... среди носителей гена резко возрастает число мужчин-импотентов, фригидных и бесплодных женщин. Исследования подтвердили виновность этого гена в нарушении репродуктивной функции. Ген активизируется от стрессовых ситуаций, от плохого питания, изменений климата и многих других факторов. Практически, это ген антиприспособляемости, и все его носители вымрут рано или поздно.

Хуже всего то, что он распространяется не только по наследству, но и бытовым путем. Установлена возможность передачи через предметы и через рукопожатие. Он повсюду — в еде, воде, воздухе. Рождаемость упала в девяносто семь раз. За два-три поколения с человечеством будет покончено, если не принять срочных мер. Более того, нами обнаружен подобный ген в клетках мамонтов, динозавров, трилобитов и прочих ископаемых организмов. Почти все великие вымирания на Земле не обошлись без его участия. В тех немногих, где была другая пандемия, на Земле просто не хватало кислорода. Похоже, этот ген сохранился где-то до наших дней, приспособился и сейчас нацелился на людей. В растениях и животных он тоже есть, но по какой-то причине не активен.

- Что предлагаете? - Координатор поочередно оглядел сидящих за столом. - Что вы скажете, - обратился он к эпидемиологу.

- Стандартная процедура, карантин. - ответил тот. - Самый строжайший, в труднодоступных горных районах. Учитывая количество, изолировать будем здоровых. Поместим в стерильные условия для воспроизведения потомства.

Экономист яростно замахал руками.
- Экономика не выдержит. Два-три центра, куда ни шло. Если экономика схлопнется от нехватки рук и природных бедствий, центры перестанут существовать.

Координатор закрыл блокнот.
- Совещание окончено. Будем строить центры для воспроизводства здоровых и для изучения и лечения больных. Соберите лучших генетиков, проверьте банки спермы и яйцеклеток. Продолжим исследования по клонированию. Все свободны. Приступайте, средства будут выделены.

Пан в бешенстве смотрел на город, закрывший почти всю планету прозрачными куполами. Меж куполов торчали башни противометеоритной защиты. Трубы криогенно-энергетических станций вгрызались в тектонические разломы, усмиряя вулканы и землетрясения. Высоко в небе космические буксиры оттаскивали астероиды к Луне. И всюду роботы, роботы, роботы. Они строили кольца защиты планеты от радиации, копали каналы и шахты, вырубали остатки лесов, отлавливали последних животных. Роботов становилось больше и больше, а людей все меньше и меньше.

Большой город жил своей жизнью, купола росли, сливаясь и перекрываясь, но однажды в дверь города постучали. Робот-привратник высунул голову, которую тут же оторвало грязное лохматое чудовище с рогами и козлиными ногами. За чудищем теснились феи верхом на растениях с кривыми корнями, звери, птицы, змеи — каждой твари по паре.
Пан вышиб ворота и произнес:
- Заходите, ребята, повеселимся! Сожрите всё! Плодитесь, размножайтесь. Ищите человека! Хочу увидеть то, что осталось от самовлюблённой расы!

- Ну, я человек. - раздался из динамиков голос бывшего стажера-техника. - Давно тебя поджидаю. Повеселимся напоследок? Эй, роботы! Эпоха вымирания кончилась! Ломай-круши! Очистим Землю для других существ! Ты, рогатенький! Иди к мамочке, козлик мой! Я так соскучилась по... Тащите его сюда, ребята!

Город смотрел на вакханалию и тихо офигевал. Он ничего не мог поделать, потому что любил, а любовь, как известно, зла.
- Зато ненависть добра... — пробормотал город и погасил свет.
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 17:28
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№3 Ужасы трехмерного мира.

- Сдаем свои говнофоны.
Коля Мечников по кличке «Меч» неспешно пошел вдоль коек. Он останавливался перед каждой и раскрывал пакет, в который лежащие дети безропотно опускали свои мобильники.

По традиции после отбоя во второй палате третьего отряда детского оздоровительного лагеря «Полянка» начинался «черный час».

- Итак, - потряс пакетом Меч, - в интернет никто не зайдет, и херни там не найдет. Сегодня по очереди начнет Гад.

- Я не гад! – воскликнул Гадеев, скорее по привычке, чем от возмущения.
- Гад! Гад! – раздались отовсюду веселые выкрики.
- Заткнулись все! – зычно рявкнул Коля.
Вопли прекратились.
Меч встал с кровати.
- Все мы знаем, что Виталя нормальный пацан, и не гад. Есть возражения?
Он обвел взглядом молчащих ребят.
- Хорошо. Но, все равно мы будем называть его Гадом. Потому что Ви-та-ля говорить долго и сложно. Тебе понятно, почему ты Гад?
Его выпуклые глаза серьезно изучали физиономию товарища по палате.

- Понятно, - послышалось после некоторой паузы.
– Ладно, пусть я буду гадом, но эта история настоящая.

Раздались шорохи. Пацаны задвигались на койках, устраиваясь поудобнее.

- Есть разные виды работ и работников, - начал Гадеев, - Бывают работяги, коммерсы, и менеджеры.
Он замолчал, прислушиваясь, не будет ли возражений. Аудитория терпеливо молчала.

- А еще бывают фрилансеры. Это те, кто работают на компе дома, и на работу не ходят. Они что-то там делают в сети и за это бабки получают. Слышали про таких?

Секунду спустя из угла палаты прозвучал голос Петрова:
- Я знаю пацана, у которого отец фрилансер. Он для банка что-то по телефону продает, прям из дома. Не ходит никуда, только за хавкой и бухлом.

- Значит все понимают, что я пиздеть не буду, - продолжил Гад.

Он поднял с пола бутылку пластиковую бутылку с водой и сделал несколько глотков. Некоторые последовали его примеру. Для августа было жарко.

- Короче, все знают, что работягам постоянно задерживают зарплату, у менеджеров бывает по-разному, а коммерсанты всегда в шоколаде. Вот.
Гад засунул палец в ноздрю, и его захватил исследовательский процесс. Слушатели ждали, пока кто-то не выдержал:
- Это всё что ли?
- Нет, конечно, - ответил Гад, вынув мизинец, - это только начало. Я расскажу историю про «черного фрилансера».


- Самое главное то, что фрилансерам всегда платят зарплату вовремя. «День в день» иногда даже раньше. Фрилансеры рады. А те кто платят, понимают, что если вовремя не заплатить, работникам, то бизнесу пиздос. Так фрилансеры сразу прекратят работу, если бабки не пришли.

- Чётко они устроились, - прогудел долговязый Князь.
- Не так чтобы сильно, - ответил Гад, - у них не у всех зарплаты космос. Но они как бэ придерживаются кодека.
- Кодекса, – вставил Меч. Кодеки для видео сделаны.
- Ну, да. Кодекса. И все привыкли к этим порядкам уже давно. Вот.

Гад замолк, и его мизинец основательно погрузился в другую ноздрю.

- Ну, тебя чо, надо колотушкой пиздить, чтобы ты резче рассказывал? – буркнул кто-то.

- Не надо, - ответил рассказчик, - вспоминаю, как их зовут. Короче, агенты. Типа за страх. Не как Бонд.

- Лошара ты! Это страховые агенты, - хохотнул эрудированный Скреп.

- Точно! Страховые агенты. Так вот, они страхуют от всех событий, типа помрет кто, пожар в квартире, или газ взорвется. Короче за любой попадос платят бабки серьезные. Но за это они вначале с тебя берут немного совсем. Бизнес такой.

- Значит, агенты эти увидели тему, и решили замутить легкий отсос бабла. Они такие, для фрилансеров сделали фишку – «Заплати доллар в год! И если тебя кинут с зарплатой, хоть на день, сразу получишь миллион баксов!» Ну, фрилансеры усмехаются, и на развод не ведутся. Они-то знают, что с зарплатой итак все ровно будет.
Но не все. Некоторые доллара не пожалели, заплатили агентам и застраховались на лимон.

- Дальше шло время. Все работают, год почти прошел. И вдруг один фрилансер сообщает главному агенту, что ему зарплату задержали. И доказательства все у него есть!
Ну, агент хватается за голову. Куда деваться? Миллион баксов отдать придется какому-то задроту! Хоть стреляйся.
Почесал агент репу и решил фрилансера убрать. Придумал он хитроумный план. И отправился к нему домой.

- А какого интерфейса фрилансмен его пускать домой должен? – прогудел Князь.

- Вот именно, - поднял вверх палец Гадеев, - парень хоть и был задротом, но не лохом. Когда агент в звонок позвонил, тот сразу спросил: «Чего надо?» Агент говорит: «Я бабло принес, вот здесь в сумке лежит», - и поднял ее к глазку. Тот спрашивает: «Чего приперся сам, а не на карту деньги перевел?»
«Зачем нам налоги платить? Всё так решим» - говорит он, и сумку поднимает. Короче, задрот повелся, и пустил гада.

- Тебя что ли? – загоготал Петров, но Меч цыкнул на него.
.
- Показывай бабки, - говорит затрот - продолжал Гадеев, не отвлекаясь, на колкости, - тогда агент дает ему баул, фриланс открывает, и руку сует за деньгами. И тут…
Гад выдержал паузу:
- Свернувшаяся кобра его прямо в руку жалит. Она была в сумке спрятана. Агент специально змею дрессировал для такого случая.

- Кибер снэйк? – охнул Петров.

- Не, вроде не кибер, - с сомнением произнес Гад, - говорят, была настоящая живая змеюка. Фрилансер, подергался поначалу, а потом и парализовался весь. Тогда агент взял топор, порубил задрота на куски и скрылся.

В палате слышался писк комаров и скрип пружин.

- Ну, а потом, что было? – спросил Князь.

- Потом? - зевнул Гад, - Потом к каждому агенту, который хотел страховать задротов, ночью приходил черный фрилансер. А вместо рук у него были змеи. С тех пор никто не страхует от задержек зарплаты.

Некоторое время все молчали, осмысливая услышанное. За окном слышались трели цикад. Гадеев начал сонно посапывать.

- Так, - взял слово Меч, - следующим у нас будет… Игорёк Князев, он же …

- Да, в курсе я, - гундосо протянул Князь.

- Кто слышал про мобильное приложение «Везунок»?
Ответом было молчание.
- Я сам недавно узнал от перца одного. История, говорят реальная, но про нее в сети писать нельзя. Если я вам сейчас расскажу, и кто-то потом в паблике тиснет инфу. Да где угодно засветит, то тому пиздец. Хотите верьте, хотите нет, но я предупредил. Дебилы и сетевые пиздаболы есть?

- Ты, давай уже нас не пугай, - молвил Меч немного погодя, - двигай тему.

- Базара нет. Мое дело предупредить, - закончил вступление Князь.

Тишина внимала восемью парами ушей, и он начал повествовать.

Значит так. За границей это приложение называется – «Лаки Факи» или «Лаки Маки» как-то так. У нас – «ВезунОК», «ОК» - отдельно, но не суть. Главное в том, что вы не найдете его ни в маркете ни в сторе. Скачать нигде нельзя, только по ссылке, и то если она пришла лично тебе. Начнете поисковики юзать, ничего умного не сыщете. Я пробовал.

- А нафига, ты пробовал? – перебил, мелкорослый Клещев.

- Понимаешь, Клещ, - я же не лохопед, который ведется на все шняги. Я проверил информацию, насколько смог. Вопросы еще?

- Продолжай, - Клещ метнул бумажный самолетик в сторону Князя. И тот продолжил:
- Когда ты скачал приложение, появляется колесо как в рулетке и две клавиши: «Играть на жизнь» или «Выйти навсегда». Если за минуту не выбрал, - то больше не зайдешь.
А если выбрал «играть» запускается самое прикольное. Крутится колесо и выпадает срок твоей жизни. И тебе сразу начинает дико везти. Ты выигрываешь в лотереи, находишь деньги на улице, знакомишься с нужными людьми. Самочувствие и настроение супер! В тебя телки красивые влюбляются, уважают все. В общем, прёт конкретно. Не жизнь, а кайф! Максимальный выигрыш сто лет. Ну, а минимальный – всего одни сутки. И как кому повезет неизвестно.
Как срок подошёл, ты труп. От болезни от ножа или от отравы. Один хрен ласты склеишь. Всегда по-разному. И еще, когда помрешь, то все твое имущество отжимают в фонд игры, чтобы победителям хорошо жилось. Про это не спрашивайте. Как они это делают, не знаю, и знать не хочу. Но им все известно.

Князь шумно сделал несколько солидных глотков из бутылки, и продолжил:

- Мне братан двоюродный рассказывал, как один пацан ссылку на Везунка получил. Ну, зашел, и решил сыграть. А ему сообщение пришло от разработчиков типа: «Мы с тобой играть не будем, так как у тебя рак мозга, и ты скоро и так помрешь».
- Тот пацан посмеялся, и спать лег. Утром проснулся, так у него башку корчит от боли. Ну, он в зеркало глянул, а голова как тыква распухла. Так у него репа все шире стала раздуваться, пока ваще не взорвалась! Мозги, говорят, даже на люстре висели.
Послышалось жадное бульканье и трескучая отрыжка.
- А если тебе повезло, и ты выиграл, например 50 лет. То всю жизнь живешь как король, пока не сдохнешь.
- Вот такая история, парняги. Кто бы рискнул? Говорите вслух. Может вам лично ссылка тогда придет. Не очкуйте!

Судя по молчанию, парняги очковали. Никто не рискнул озвучить желание сыграть в рулетку на жизнь.

Тишина стояла необычная. Словно палату со всех сторон накрыли ватой. За окном не было слышно сверчков, а внутри не зудели вездесущие комары.

- Дебил, ты Князь, - пробурчал через минуту Гад, - от рака мозга башка не взрывается. Просто человек сначала тупить начинает, потом память теряет. Его в больницу кладут и наркоту колют, чтобы не мучился, там он в койке и отходит.

Когда он замолчал, стало еще тише.
И тут у всех на глазах за окном начало быстро темнеть. Окно превратилось в кромешно- черный прямоугольник. Ни тусклого мерцания фонарей, ни лунного света.
Пацаны начали встревожено ерзать, скрепя пружинами. И стало совсем темно. Это исчезла полоска света из-под входной двери.

- Походу в коридоре свет вырубили – послышался дрожащий голос Клеща.

- Спокойно, братва, - произнес Меч, и нащупал в пакете свой мобильник.

Через несколько секунд заиграла тихая мелодия, и все увидели серьезное лицо Мечникова в бледно голубых отсветах.
- Сейчас я пройдусь с пакетом, и каждый заберет свой телефон.
Кто-то облегченно выдохнул.
Скоро у всех заиграли звуки включения, засветились фонарики, и в палате стало светлее.

- У меня сети нет, - сообщил Клещ.
- У меня тоже, - подтвердил Петров.

Связи не было ни у кого. Все чувствовали, как вокруг что-то происходит, но никто не мог понять, что именно.
Сначала плавно отключился мобильник у Меча. А потом Клещ с ужасом в голосе произнес:
- С моими руками что-то странное! Они стали какими-то тонкими и длинными.
И в самом деле, руки Клещева стали похожи на бледные ленты. Его смартфон стукнулся об пол, экран погас.
- А со стенами, что происходит?! – воскликнул Гад, - Они мягкие стали!

В этот момент заговорил Молчун.
За всю смену он едва ли произнес нескольких фраз, и то с неохотой. А тут заговорил сам.
- Вы разве еще не поняли, что происходит? - его тихий голос звучал так монотонно и обыденно, что от этого всем стало не по себе.
- Прямо сейчас происходит конец света. По крайней мере, для нас. Приходит тот самый, всем известный пиздец, реальными очевидцами которого становимся мы. Это коллапс, джентльмены.
Сразу после этих слов послышался металлически звенящий голос. Он раздавался одновременно со всех сторон, и буквально сплющивал окружающее пространство.
«Я сворачиваю ваш мир. Вы мне надоели» - это было последнее, что услышали обитатели второй палаты.

Тем временем, на просторах четырехмерной вселенной. В детском оздоровительном лагере «Родничок сингулярности». Четырехмерный Серега Иванов Одиннадцатый снял со стены клуба трехмерный плакат с надписью: «Предания и страхи примитивных форм жизни трехмерного мира», и стал скручивать его в трубочку, приговаривая:
– Я сворачиваю ваш мир…

Это сообщение отредактировал Gesheft - 15.02.2019 - 17:29
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 17:30
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№4 Тридцать пятый

- … Ты – грёбаный неудачник! – донеслось вслед, прежде чем двери лифта закрылись, и кабина плавно тронулась вниз.
Сергей буквально спиной почувствовал сочувствующий взгляд Татьяны, соседки с верхнего этажа, миловидной и симпатичной брюнетки. В голове мелькнула мысль, и на долю секунды он представил, что было бы, если бы его женой была Татьяна. Бред!

Машина стремительно набирала скорость, повинуясь ноге водителя, вдавившей педаль газа в пол. Впрочем, мысли в голове Сергея проносились ещё быстрее. Очередной утренний скандал ни о чём с Алиной взвинтил нервы до небес, а скорость – лучший лекарь.

Автомобиль влетел в тоннель, соединявший центр города с пригородом, где находился секретный завод. На въезде камера автоматически считала регистрационный номер, шлагбаум открылся заблаговременно, и авто, не снижая скорости, продолжило путь. Сергей работал в корпорации «ITS» программистом по разработке биоинтеллекта. Обычно он трудился удаленно, из дома, но на сегодня были назначены важные испытания, и потребовалось личное присутствие в лаборатории.
Вот и резкий поворот вправо. Сергей влетел в него, не снижая скорости. Яркая вспышка света. Всего лишь на секунду он зажмурился, и тут же открыл глаза.
- Тридцать пятый, Вы в порядке? – услышал Сергей приятный женский голос.

Мужчина недоуменно покрутил головой – в авто он был один. Но это был не его BMW. Сергей сидел в глубоком удобном пассажирском кресле, а машина стремительно неслась по улицам города, управляемая по всей видимости автопилотом.
- Кто говорит? Где я? Где моя машина? – спросил мужчина в пустоту.
- Успокойтесь, Тридцать пятый. Проезжая этот туннель Вы всегда слегка дезориентируетесь. Я – Эл, Ваш личный помощник. Чип с моей программой вживлён Вам в мозг. Я – Ваше детище. – Сергею показалось, что последние слова в его голове прозвучали несколько теплее, чем остальные. - Сейчас Вы возвращаетесь домой. Приятной поездки.
Довольно быстро они въехали в зелёный жилой квартал, застроенный типовыми таунхаусами. Напротив одного из входов машина остановилась, и дверца распахнулась.

Сергей вышел. Огляделся. Окружающая обстановка напомнала картинки из голливудских фильмов о недалёком будущем – здания из стекла и бетона, ровные, геометрически правильные зелёные насаждения и цветы вокруг однотипного жилья, над головой бесшумно парили летающие аппараты-тарелки.
- Это Ваш дом и Ваша жена в этом месяце, зовите её Семнадцатая, – услышал Сергей пояснения Эл у себя в голове.
Из дома по ступенькам навстречу Сергею сбежала его жена Алина. Молодая светловолосая женщина радостно и нежно, что было на неё совсем не похоже, обняла за шею, одарила страстным поцелуем и защебетала.
-Дорогой, я так соскучилась! Так соскучилась! Мы не виделись целую вечность! Как прошёл твой день? Как там…
- Алина?! Что с тобой?
- Какая Алина? Я – Семнадцатая. Кто такая Алина? – недоуменно спросила женщина.
- Ты – Алина, моя жена!
- Я твоя жена в этом месяце и меня зовут Семнадцатая! Пойдём в дом, дорогой, ужин стынет. – Женщина ласково взяла под руку мужчину и повела его в дом.

***

Лёжа ночью на огромной кровати, после страстного секса с женой, мужчина не мог заснуть. Никогда до этого ему не было так хорошо, и он сознательно растягивал миг эйфории, осознавая силу и расслабленность одновременно. Любовался женским совершенным обнажённым телом. Семнадцатая спала, вольно раскинувшись на простынях, а Сергей всё гонял и гонял мысли, пытаясь сопоставить и понять, что с ним произошло, где он, и что за странный мир, куда он попал.

По утру аромат кофе и свежих тостов приятно защекотал ноздри, заставив пробудиться.
- Дорогой, пора вставать! Ну ты и соня, - Семнадцатая пристраивала поднос с завтраком на кровать. – Сегодня суббота. А по субботам у нас что? – слегка игриво вопрошала женщина, наливая кофе из кофейника в чашку. – По субботам у нас детский день. Сегодня нам приведут Седьмого и Седьмую, и мы сможем весь день пробыть вместе! Снова вся семья! Только ты, я и наши дети! Боже! Я так ждала снова этот месяц! Ты представляешь, мы вместе будем целый день до вечера! Куда мы пойдём? Предлагаю сначала в биозаповедник, потом на креогонки, пообедать на крыше Старой Башни, ещё можно заглянуть в подводный кинотеатр и …
- Дорогая, присядь, объясни, почему наши дети живут не с нами, почему мы не жили вместе?

- Тридцать пятый! Ты потерял память? – Семнадцатая шутливо постучала своим тонким пальчиком по лбу мужчине. – Мы живём парой только месяц, затем по Основному Закону мы меняемся партнёрами. Система сама выбирает подходящего для совместной жизни. А детьми занимается специальная служба, и лишь по субботам … Всё! Хватит болтовни! – перебила Семнадцатая саму себя. – Ты сам прекрасно всё знаешь, что я тебе тут объясняю на пальцах.
- Но Алина!
- Никакая я не Алина! Я – Семнадцатая. Это уже не смешно. Вставай, дети пришли. Ух, как они наверно, выросли за эти два года.
Вдалеке раздалась трель входного звонка, и Семнадцатая упорхнула встречать детей.

Сергей взял в руки крохотную чашечку с ароматным напитком.
«Требуются пояснения? Я ощущаю, что Вы в недоумении. Так уже бывало. Ставлю Вашу запись». – Элл вмешалась в хаос мыслей.
Сергей услышал свой собственный голос.
«Привет, Дружище! Ты снова прошёл через этот туннель. Приветствую тебя в 2222 году. Мир слегка изменился, и …»
- Тридцать пятый! Ура! – в спальню забежали мальчик и девочка, двойняшки, лет десяти, повисли на шее у мужчины, заглушив запись в голове. – Семнадцатая сказала, что мы на весь день идём гулять!

Авто под управлением автопилота летело по шоссе. Сергей внимательно разглядывал мелькавшие за окном такие знакомые, и в то же время, сильно изменившиеся виды родного города. Семнадцатая и дети не умолкали на секунду, то и дело пытаясь втянуть в разговор Сергея, заставляя его отвлечься от созерцания окрестностей.
Мужчина полностью отдался во власть планов Семнадцатой, и с наслаждением отдыхал и развлекался. Они посетили все места, что запланировали утром. Это был незабываемый день, наполненный детским смехом, шутками и морем впечатлений. Особенно удивляла нежность, временами возникающая во взгляде супруги, от чего Сергею хотелось «зависнуть» в этом дне навечно.

Мужчина понял, вот в этом счастье – милое улыбчивое лицо супруги, радостные и весёлые дети. Нежность и доброта здесь против вечного недовольства в привычной жизни. А дети - такие чудные мальчик и девочка, похожие и на него и на неё одновременно, которые не родились там из-за нежелания Алины портить фигуру. Происходящее вызывало прилив невиданного тепла где-то в районе солнечного сплетения, и мужчина тихо улыбался.
Машина вошла в тоннель. Резкий поворот, яркая вспышка – и Сергей инстинктивно зажмурился. Когда мужчина открыл глаза – то увидел себя за рулём своего BMW, авто стремительно неслось по знакомому тоннелю в сторону завода. В машине он был один.

***
- Ты снова забыл! Ты всё забыл! Тебе на меня наплевать! Ты живёшь одной своей чёртовой работой. Я не удивлюсь, что скоро ты меня променяешь на свою программу… - Алина встретила Сергея у двери квартиры знакомым репертуаром недовольства.
- Что у нас на ужин, Алина? Я ужасно устал и голоден.
- Я тебе не кухарка! Позвони и закажи еду на дом, если ты голоден. Я целый день готовилась к походу на премьерный показ, нас приглашали с тобой, однако тебе плевать на мои желания! Могли бы перекусить на фуршете.

Сергей молча включил чайник. Разительный контраст не давал покоя. С одной стороны привычная жизнь с Алиной, и всего один сумасшедший день, наполненный простым человеческим теплом и счастьем, проведённый с Семнадцатой и детьми.
Засыпал Сергей с мыслями о Семнадцатой.

***
Каждый раз, проезжая тоннель и этот резкий поворот вправо, Сергей зажмуривался в надежде перенестись в будущее. Однако город не отпускал. Раз за разом он проезжал поворот нарочно, но результат был нулевой.
Спустя три года, 14 апреля 2022 года, Сергей разогнал машину до максимальной скорости, на которую был способен его BMW, и вошёл в поворот. Машину занесло, она врезалась в стену, от удара её отбросило в противоположную сторону, потом опрокинуло на крышу и закрутило по оси. Сергей потерял сознание.

- Тридцать пятый, Вы в порядке? – услышал Сергей знакомый приятный женский голос.
Открыв глаза, он увидел себя снова в уже знакомом пассажирском кресле.
-Эл! Ты здесь! Как я рад! Мы едем домой? К Семнадцатой?
- Это невозможно, Тридцать пятый. В этом месяце Вы живёте с Двадцать первой.
Вскоре электрокар бесшумно остановился у входа в похожий таунхаус, неподалёку от дома Семнадцатой. На крыльце ожидала эффектная брюнетка, в обтягивающем вечернем платье цвета ультрамарин.
-Тридцать пятый! Ты задержался. Мы опаздываем. Быстро переодевайся. Форма одежды – смокинг. Я жду тебя в машине.

Пока Сергей переоблачался, Эл пояснила:
- Согласно Закону женщины проживают в закреплённых домах, а мужчину ей подбирает система, исходя из конкретной ситуации, тщательно анализируя состояние и настроение. Через месяц партнёры меняются.
- А если человек влюбился? И хочет остаться с одним партнёром?
- Влюбился? Это довольное нестойкое человеческое чувство, и Мир давно избавился от подобных эмоций. Люди, подобранные системой, подходят друг другу наилучшим образом в данный отрезок времени, они получают разнообразие, а система в целом – наилучшее естественное сочетание пар. Вы сами были у истоков этой системы, двести лет назад, именно благодаря Вашим разработкам и продвижению, она существует. Вас опять подводит память? - Я запишу Вас на приём в клинику, если позволите. Чипы с личными помощниками внедрены каждому жителю, благодаря чему и возможно оптимальное сотрудничество. Городская Система контролирует жизнь всех жителей. Вы уже опаздываете. Двадцать первая будет сердиться.

Сергей так стремился попасть сюда, ему хотелось очутиться рядом с Семнадцатой и детьми, и он никак не ожидал подобного поворота событий. «Меняться жёнами через месяц? И это моя идея? Хотя да. После жизни с Алиной, и не такое придёт в голову. Вот и узаконили измены, – рассмеялся про себя. – Теперь моя жена Двадцать первая, очень похожая на соседку Татьяну Генриховну, с вполне аппетитными формами и скверным характером, как у Алины».

***
Прошли годы. Тридцать пятый перестал следить, как долго живёт в новом мире. Он полностью привык к здешнему образу жизни, к тому, что здесь всех звали по номерам. Это был мир количественного равенства. Здесь не было разводов и измен. Миром правил программный порядок. Привык к смене жён раз в месяц. Система действительно подбирала женщин, которые вызывали симпатию. Многие из них внешне были очень похожи на женщин, с которыми Сергей так или иначе сталкивался в прошлой жизни. Соседки, продавцы, банковские служащие, - почти все, кого он выделял взглядом тогда, и с кем у него могли теоретически возникнуть отношения – в этом мире всё это стало реальностью. Он побывал мужем каждой когда-то понравившейся ему женщины. И не только. Калейдоскоп сменяющихся лиц со временем потерял остроту красок, и, по сути, стало не важно, кто сейчас исполняет роль жены. Запретный плод сладок, только если он запретный. А разрешённое многожёнство, пусть и в таком искажённом виде, приелось довольно быстро.

Жилой квартал был типовой, квартиры похожи как две капли воды, и лишь их обитательницы разнились характерами и цветом волос, новизна от смены места жительства раз в месяц стёрлась. Уже стало вполне обыденным переезжать с места на место. Лишь где-то в глубине души теплилось маленькое желание и надежда, что система и Город вновь соединят его с Семнадцатой и родными детьми.

Город будущего жил единой системой, невидимые нейронные связи вживлённых чипов соединяли его жителей в один огромный организм, функционирующий строго в рамках заданной программы, оставляя человеку мышиную свободу.
Тридцать пятый продолжал работать всё в той же корпорации «ITS». Дважды в день он проезжал по тоннелю в надежде снова попасть в прошлое, что бы изменить будущее …

Это сообщение отредактировал Gesheft - 15.02.2019 - 18:23
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 17:32
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№5 Хитрюги

Недавно прошёл дождь. Поток мутной воды в Нью-Йоркской канализации усилился и грозно клокоча, проносился под лапами старой крысы, присевшей на самом краю скользкой «набережной». Вооружившись длинным прутом с крючком на конце и палочкой с сачком из носка и проволоки, она ловко выуживала из воды проносящиеся мимо куски гамбургеров, огрызки яблок, бобы из недоеденных тако, даже фильтры от сигарет, ветки и клочки газет – всё, что казалось съедобным или просто могло пригодиться в быту. Ржавый фонарик с почти догоревшей свечой освещал лишь небольшой клочок грязной реки, но тем не менее кучка «условно съедобного» росла довольно быстро.

– Ребята, проснулись? Завтракать! – крикнула крыса, услышав шорох в глубокой тёмной нише.

– Да, бабушка, уже идём. — ответил заспанный голосок.

Раздался тихий скрежет коготков, и вот в кучке с едой уже роются три молодых крысёныша. Самый толстый схватил фасолину и уже было открыл рот.

– Мыть! – скомандовала бабушка, не оборачиваясь.

Рот нехотя закрылся и фасолину понесли мыться под струйкой дождевой воды, сочащейся из щели в потолке. Та же процедура ждала кусок котлеты, огрызок яблока и много чего ещё.


Пока дети трапезничали, бабушка не отрывала глаз от реки, проносящей мимо всякий хлам с улицы.

– Ты посмотри – целый носовой платок, – внезапно обрадовалась она, – будет что в гнездо постелить.

Но вытащенный из воды комок ткани почему-то брыкался, кашлял и пищал. Это выглядело подозрительно, но старую крысу так просто не испугаешь, и вскоре из пут материи и каких-то верёвочек было вызволено невиданное существо.

На существе была мокрая шерсть, юбка цвета хаки, каска из грецкого ореха и выпученные от ужаса глаза. Оно съёжилось на мокром полу и, всё ещё покашливая, пялилось на крысят, окруживших его.

– Еда? – с неким сомнением обрадовался толстяк.

– Ты только об этом и думаешь. – брат толкнул его и приблизился к мокрому пугалу. – Ты кто? Как тебя зовут?

– Я хомяк. Чик. - еле слышно пискнуло существо.

– Не бойся, мы тебя, наверное, не сожрём. Как ты попал сюда?

– Меня выбросили из окна.

– Кто выбросил?

– Хозяин. Он сказал что я д... де...

– Дебил?

– Нет, этот как его, де... десантник! И ещё п... па...

– Подлец?

– Да нет же, - хомяк чуть не плакал, - па... парашютист, во!

Крысята переглянулись.

– А что это такое – хозяин?

– Это маленький человек. Он чистит мой домик, а его сестра – тоже маленький человек – приносит поесть. – хомяк оживился и попробовал встать. – Зёрна, орехи, печенье, яблоки, морковка...

– Печенье! М-м-м! Печенье... – перебил толстый и закатил глаза. – А можно к тебе в гости? Где ты живёшь?

– Эмм, в большом сером доме, на самом верху. – Чик задумался и попытался вспомнить ещё что-нибудь. – Слышал, что там вьетнамский ресторан на первом этаже. А ещё у нас на окне белый цветок в красном горшке.

– Ясно, ты подожди здесь, а мы пойдём на разведку. Может найдём твой дом. Бабушка, мы быстро – только через решётки осмотримся, пока светло. – и крысята, не дожидаясь разрешения, исчезли в темноте.

– Бедняжка. – старушка покачала головой и полезла в нишу. Вернулась она с куском полотенца и острым осколком стекла. Чик насторожился.

– Да не бойся ты, мы же не люди. – Крыса усмехнулась и принялась осторожно резать верёвки.

Когда на пол упали юбка и каска, хомяк был укутан в полотенце и посажен чуть подальше от воды. Подумав немного, старая опять скрылась в нише. Было слышно, как она шуршала во тьме, бормотала что-то про себя, пока из ниши не хлынул мягкий свет огня.

– Иди сюда. – позвала она хомяка. Когда тот, путаясь в полотенце, появился у входа, сгребла его в охапку и усадила возле небольшого костра. – Сейчас шерсть высохнет, а там и внуки мои придут. Они очень умные и обязательно придумают, как вернуть тебя домой. Хочешь домой?

– Да, очень хочу.

– Но тебя же выкинули? Ты уверен, что тебя там любят?

– Уверен. Мы же играли, я должен был высадиться на вражеской тре... территории, а Мими спасла бы меня. Но ветер был слишком сильный и бросил меня в поток воды на улице. А вода принесла сюда. – Чик растараторился. – Мы часто так играем – у Майка есть машинки, он меня на них катает. И на паровозе катает, и на корабле... Однажды и на вертолёте хотел покатать, но передумал, сказал, что я, кажется, слишком тяжёлый и вертолёт может разбиться, а он же ого-го каких денег стоит!

Бабушка лишь улыбалась, молча поправляя веточки в костре. Казалось, она совсем не слушала хомяка и вскоре он заткнулся.

Тишина длилась долго. Чик наконец-то согрелся и начал осматриваться вокруг. За спиной, почти до самого потолка высилась куча веток, щепок и прочих вещей, пригодных для костра. В дальнем углу стоял невысокий деревянный ящик, наполненный измельчённой бумагой и сухими листьями. «Кровать, наверное» - подумал Чик. Возле кровати постелен бамбуковый коврик, аккуратно обгрызенный до нужных размеров. Чуть дальше, в другом углу, стояла большая помятая жестяная кружка, наверно наполненная водой. Рядом с ней стол – кусок доски на кирпиче. Над столом, в том месте, откуда выпал кирпич, образовалась удобная полка для всякой всячины: спичек, крышек от бутылок, цветных стекляшек и пачки одноразовых салфеток. Рядом с полкой висели наручные часы с треснувшим стеклом, под ними – метла. Ближе к входу, у костра, бережно расправленный на вытянутой нитке, уже сох его парашют. «Чисто, уютно, но как же темно тут!» – погрустнел хомяк. – «И колеса не видно. Где они бегают? Нет, я хочу домой!»

– Нашли! Мы нашли твой дом, Чик! – приближающиеся крики прервали грустные мысли хомяка.

Запыхавшиеся крысята расселись у огня и наперебой начали рассказывать:

– Тут совсем рядом, и пожарная лестница есть. Мы забрались на крышу и хорошенько всё осмотрели.

– И красный горшок видели.

– Осталось только найти длинную верёвку...

– ... и завтра к вечеру ты будешь дома!

***

Рыжий мальчик лет десяти лежал, скрестив руки, на кровати и медленно шевелил пальцами ног в цветных носках. На стене перед ним о чём-то вещал большой телевизор, изредка издавая нечеловеческие крики, взрывы, ругань или тревожную музыку, но Майка они мало интересовали – он смотрел на свои носки и о думал о чём-то грустном.

– Туммм! – необычный звук вернул его к действительности.

– Тум! – второй удар прозвучал тише, но мальчик подскочил и повернулся в сторону окна.

За стеклом на грязной верёвке болтался Чик, подвешенный за подмышки, и сверкал в сумерках белым брюхом. Не веря своим глазам, Майк подбежал к окну и закричал:

– Мими! Сюда! Чик вернулся!

Старая, тяжёлая оконная рама скрипела, ругалась, но наконец поддалась четырём детским рукам. Майк схватил любимца, потянул внутрь, и тут случилось невероятное: вниз по верёвке один за другим соскользнули ещё три юрких зверька, прыгнули на руки Майку, добежали до плеч и застыли, смешно шевеля носами и осматривая комнату. Майк окаменел от неожиданности, но Чика из рук не выпускал.

– Мими? Что это? Мими?!

– Я не знаю! – девочка как завороженная смотрела на брата, украшенного хвостатыми вторженцами.

– Как не знаешь? Ты же будущий ветеринар! – Майк захихикал и втянул голову в плечи. - Ой, сними! Щекотно!

Мими осторожно положила в ладонь одного, второго. Толстяк, ничуть не колеблясь, сам прыгнул к ним.

– Совсем ещё малыши. Голодные, наверное, – и понесла крысят к огромной клетке в углу комнаты.

Майк, наконец, развязал верёвку и радостно прижал хомяка к щеке.

– Чик, ты вернулся. Я так плакал, когда тебя ветром унесло. Иди и ты поешь.

Дети присели на корточках перед клеткой и смотрели, как тает трёхдневный паёк Чика.

– Майк, это крысы. – задумчиво констатировала будущий ветеринар. - Совсем молоденькие, но крысы. Мама нас убьёт.

– Не убьёт. Она боится мышей и к клетке даже близко не подходит. Возможно, она их вообще не заметит, если смастерить две стенки из фанеры. А если и заметит, скажем, что купили в зоомагазине.

– Смотри, у этого пятнышко на щеке – как будто слезинка. И, по-моему, это самка. Давай её так и назовём – Слезинка.

– Хорошо, а этот будет Толстяк, а этот... - Майк на секунду задумался.

– Пиппо! Назовём его Пиппо, как собаку Тины.

– А почему Чик такой напуганный? Даже не ест, стоит, как истукан.

– В шоке, наверное. Представляю, что ему пришлось испытать со вчерашнего вечера.

– Это ты виновата. Ты должна была поймать его. – вдруг помрачнел Майк.

– Нет! Это ты неправильно запустил его! Ты вообще не должен был его с парашютом выбрасывать! С домашними животными так не поступают.

– Не кричи, Слезинку пугаешь. – Майк насупился, подперев кулаками подбородок. Конечно, он понимал, что виноват, но так не хотелось соглашаться с сестрой. Она и так всегда права, просто потому, что старше.

Оба молча продолжали наблюдать за крысятами. Пиппо наелся и побежал исследовать трёхэтажную клетку, а Слезинка села в углу и начала умываться. Только Толстый не мог оторваться от кормушки – его не отпускало недоеденное печенье. Чик же свернулся в комочек и уже спал прямо там, где стоял, но никого это не удивило.


– Майк, я приготовлю ванну. – поднялась Мими. – Их обязательно надо искупать, а завтра утром показать ветеринару. Сожалею, но, похоже, нам придётся разбить наши копилки.

– Да, конечно, – ответил Майк и подумал, вставая: «Ничего, мой старый велосипед пока не так уж и плох.»

Как только комната опустела, толстяк бросился к дверце и, отодвинув нехитрый засов, скомандовал:

– Так, ребята, план не меняется. Ты хватай печенье, ты – орехи. Пакет с семенами я беру на себя. Пошли! – и выскочил из клетки.

В мгновение ока все яства из тумбочки под клеткой перекочевали к окну, потом по занавескам – на подоконник, а оттуда полетели вниз. Крысята, не теряя времени, один за другим прыгнули на верёвку, ловко вскарабкались вверх и исчезли, даже хвостом не махнув на прощание.

***

Бабушка дремала у догорающего костра, но вдруг улыбнулась и открыла глаза. Острый слух уловил знакомый скрежет коготков, вперемешку с шуршанием пакетов.

– Очень умные. Потрясающе умные внучата у меня! – удовлетворённо буркнула старая крыса и пошла встречать хитрюг.

Это сообщение отредактировал Gesheft - 15.02.2019 - 17:33
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 17:35
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№6 Что ещё случится в прошлом

Дело с самого начала пошло не так, как планировалось. Конгениальный план, предложенный руководством суперсекретному агенту Игорю Темнякову, чьё настоящее имя знала лишь родная мать, да и то понаслышке, трещал по швам. Первое, что услышал агент после вылупления из посадочной стелс-капсулы близ окраины Новой Итаки, были вопли сопливого пацана:
- Игорь, Игорь! Темняков!
- Милый, нельзя обзываться! - заметил из-за кустов женский голос.
- Но он похож...
- Мало ли что! Кто-то на говно похож, кто-то на Игоря Темнякова! - отозвался мужской голос. - Не нужно забывать о приличиях!
Игорь молча просочился обратно в рощу и возник на опушке в другом месте, нарвавшись на молодёжный пикник.

- Эй, чувак! - заржал один из юнцов. - Тебя случайно не Игорем зовут?
- Извините, - сказала агенту одна из девушек, затыкая приятелю рот. - Он выпил.
- Ничего-ничего, - пробормотал Игорь, направляясь к конечной станции маглева. Это был провал. Он ещё не успел войти в город, как его узнали гражданские, да ещё и под настоящим именем. Оценив перспективы добраться до центра города, не привлекая внимания, Темняков решил, что миссия обречена на неудачу. Но пути назад уже не было, и он решил хотя бы попробовать.

Погрузившись в поезд, он уткнулся в окно, но и здесь был узнан:
- Вы рановато загриммировались, - заметил пожилой господин, - день победы над Темняковым только завтра.
Игорь молча пересел на другое место. Две девушки напротив смотрели на него и прыскали всю дорогу.
Выйдя на нужной станции, агент наткнулся на скульптурную композицию "Сержант Уклейко поражает копьём Игоря Темнякова". В поверженном чудище Игорь узнал себя. На здании через дорогу красовался плакат "День победы над Игорем Темняковым!" с изображённым на нём лицом Игоря.

"Дела!" - подумал агент. Когда он проходил инструктаж в Центре, никто ни слова не сказал о существующем в городе культе победы над его полным тёзкой, да к тому же обладающим поразительным с ним сходством. Никаких упоминай, фотографий, ничего. Как будто целый культурный пласт прошёл мимо внимания сборщиков информации.
Достав из кармана кепку и натянув её на глаза, Игорь двинулся к месту встречи со связным. Пройдя мимо дома, украшенного гаргульями, гнусные морды которых с разной степенью достоверности копировали его лицо, агент углубился в тёмный переулок.

- Прекрасная погода сегодня, - произнесла отделившаяся от стены тень.
- На завтра лучше обещают, - отозвался Игорь и снял кепку.
- Мать честная! - воскликнул связной. - Вы же вылитый...
- Знаю, знаю, - отмахнулся Игорь. - Объясните мне, почему здесь все так носятся с этим Игорем Темняковым, на которого я якобы похож?
- Это человек, который пытался уничтожить Новую Итаку ещё в колониальный период и погиб при задержании вскоре после объявления независимости. О чём думали в Центре, когда направляли сюда именно вас? Как вы доберётесь до космопорта с такой рожей?

- Но-но! Мне просто нужна маскировка.
- У вас нет на это времени, корабль взлетает через час, - связной протянул ему маленькую сумку. - Держите, и да хранит вас Господь!
- Что в ней?
- Не ваше дело. Просто доставьте куда следует.
Связной даже не успел развернуться, как его шею пронзила пуля. Бедняга грузно осел на землю. Пуля, предназначавшаяся Темнякову, выбила осколок из стены над его головой, и агент, пригнув голову, бросился в темноту переулка. Буквально взлетев, он уцепился за нижнюю перекладину пожарной лестницы и полез наверх. Звук шагов за его спиной сменился хлопками выстрелов как раз в тот момент, когда беглец разбил стекло и ввалился в окно третьего этажа. Он оказался в царстве пыльных шкафов и забытых коробок - кто-то явно использовал это помещение в качестве чердака. Пробираясь между дряхлой мебелью, Игорь больно споткнулся обо что-то и упал. Сбросив с ноги ржавый, с не облупившейся кое-где оранжевой краской детский велосипед, он прислонился к дверце шкафа и начал возиться с сумкой, переданной ему связным. Её содержимое и правда не касалось курьера, коим являлся Игорь, но он не дожил бы на службе до своего возраста, если бы не интересовался содержимым доставляемых в Центр вещей. "Устройство мгновенного перемещения...", - жарко шептала ему в ухо агент Лилит в ночь перед отлётом. - "Два-шесть-один-ноль...".

Игорь ввёл код в панель извлечённого из сумки контейнера, и в его руках оказалась небольшая светящаяся сфера, вполне осязаемая, но проницаемая для лёгких проникновений пальцев. В центре сферы горела яркая точка. Снаружи звякала пожарная лестница, за стеной слышались шаги и голоса - кольцо смыкалось, и агенту за несколько секунд предстояло понять принцип действия устройства. Поймав кончиком пальца точку в центре, Игорь притянул её к краю сферы, после чего отдёрнул руку. Последовала яркая вспышка, а вслед за этим на сознание спецагента обрушилась темнота.

Очнулся он со страшной головной болью, сквозь которую было сложно фиксировать реальность. С трудом поднявшись на ноги и еле нащупав сумку, агент положил сферу назад. Затем он сделал несколько шагов по комнате, больно споткнулся обо что-то и упал. Сбросив с ноги новенький оранжевый детский велосипед, Игорь прислонился к дверце шкафа и огляделся. Комната, в которой он находился, до боли напоминала ту, в которой он был до этого, с той лишь разницей, что пыли и мебели здесь было меньше. На полу разбросаны игрушки, на стенах - цветастые обои, а за окном - не стена соседнего дома, а закатное небо.

Неожиданно распахнулась дверь, и в комнату вошла грузная женщина с пылесосом, включила свет и развернулась. Увидев сидящего на полу Игоря, она издала такой душераздирающий вопль, что агент встрепенулся, вскочил, выбил стекло и вылез на лестницу. Спустившись, Игорь очутился на широкой улице, изрытой воронками взрывов. На противоположной стороне были видны развалины какого-то здания, чуть дальше - полуразрушенный дом, украшенный огромным плакатом с надписью "Победа! Свобода! Независимость!".
Игорь успел пройти нетвёрдой походкой около километра, прежде чем его догнала полицейская машина, и выскочившие из неё служаки ткнули его носом в землю.
- Господин сержант, - выдохнул один из них. - Это и правда он! Мы взяли Великого Удобрителя!
- А ну-ка, подними его, - приказал сержант. - Так вот ты какой, Великий Удобритель... Может, назовёшь своё настоящее имя?
- Игорь... Темняков... - пробормотал всё ещё плохо соображающий агент.
- Игорь Темняков... Это имя встанет в один ряд с именами Гитлера и Трампа. А имя сержанта Уклейко будет овеяно славой! В машину его!

Двое дюжих полицейских, держа Игоря за руки, потащили его к фургону, и только в этот момент он начал приходить в себя. Ситуация складывалась скверная - судя по всему, устройство переместило его не в пространстве, как ожидалось, а во времени - город выглядел так, как должен был выглядеть сразу после войны за независимость, кроме того, отсутствовали небоскрёбы, занявшие в своё время место уничтоженных районов. Игорь отработанным движением выдернул правую руку из захвата полицейского, перебросил через бедро второго и, не дожидаясь, пока они выхватят оружие, ударил по пуговице рубашки. Его, почти невредимого, отбросило метров на десять, в то время как направленный взрыв разнёс на куски полицейских и основательно покорёжил и поджёг фургон. Пользуясь неразберихой, Игорь отполз за обломки здания и достал сферу. Время опять поджимало, поэтому он просто потянул яркую точку в противоположную сторону. Вспышка, темнота.

На этот раз забытье было гораздо более жестоким и продолжительным. Темняков пришёл в себя, находясь за пультом управления какой-то боевой машины. Его правая рука сжимала гашетку, а левая вращала контроллер управления башней. Здание, видимое на мониторе, покрывалось всё большим количеством дыр от пуль из крупнокалиберного пулемёта.
- Ядрён батон! - только и сумел вымолвить Игорь, бросая управление. В панике он открыл люк и вылез наружу. Улица, по которой, судя по всему, проехал танк, была усеяна битым стеклом, покорёженными автомобилями и трупами людей в форме. Лавируя между кучами горящего хлама, агент добежал до ближайшего поворота и скрылся в боковой улочке. Над головой пролетел вертолёт.

- Вот он! - раздалось за его спиной почти одновременно с автоматной очередью. Темняков обернулся и увидел троих вооружённых солдат. На груди форменных комбинезонов красовалась эмблема Колониального Корпуса Земли, такая, какой она была лет шестьдесят назад. Нырнув в совсем уж неприметный переулок, агент с облегчением обнаружил, что даже в беспамятстве умудрился не потерять таинственное устройство. Учитывая то, какие разрушения он, сам того не ведая, причинил городу, у него не было вариантов кроме очередного прыжка во времени, какие бы риски это в себе не таило. Потянув точку на этот раз вверх, для разнообразия, Игорь вновь провалился во тьму.

Прыгая в очередной раз, он надеялся очутиться в будущем, ну или хотя бы в таком прошлом, где он не сможет натворить бед, и у него будет возможность спокойно разобраться в принципах работы доставшейся ему сферы. Увы, сбыться этим мечтам было не суждено.
Вскоре после начала колонизации планеты город Новая Итака был не более чем центром сельскохозяйственного района, в котором выращивались многочисленные культуры для перенаселённой и немного голодной Земли. По принципу круговорота продукты переработки этих культур организмами землян доставлялись обратно и с помощью специальных реактивов превращались в удобрения, прея в огромных чанах на вершине холма над маленьким ещё городком. Темняков обнаружил себя в тот момент, когда пальцы его разжались и бросили в один из этих чанов пуговичную бомбу. Затопление целого города дерьмом, без сомнения, зрелище, достойное богов, но агент понимал, что времени у него запредельно мало. Сфера вновь была извлечена из сумки и нехитрыми движениями приведена в действие — вероятность пережить очередной прыжок во времени была гораздо больше, чем зловонный мега-взрыв.

Следующее пробуждение было спокойным. Игорь просто лежал на площадке, венчавшей высокую каменную пирамиду, его лицо обдувал жаркий ветер, а в ноздри билась густая вонь, в которой смешались ароматы сероводорода, дыма и горелого мяса. Он резко сел, и всё его тело пронзила адская боль, а левая рука, на которой он только что лежал, повисла верёвкой. Нетрудно было догадаться, что она сломана. Видимо, он материализовался из воздуха высоко над этой площадкой и, рухнув, отключился, что уберегло его от необдуманных приключений. Высота пирамиды позволяла осмотреться, не поднимаясь на ноги. Вокруг, насколько хватало глаз, простирались развалины каменного города, в небе нависали багровые тучи, в воздухе носились хлопья пепла, подгоняемые удушливым ветром.

Город явно не был Новой Итакой, и из глубин памяти Игоря всплыл факт, почерпнутый им на инструктаже - когда-то на планете была аборигенная цивилизация, погибшая в результате природного катаклизма за десятки тысяч лет до первой высадки людей. Судя по всему, в этот раз его забросило в прошлое на приличное расстояние.
Темняков, схватив упавший неподалёку прибор, с трудом подполз к чёрному обелиску посреди площадки и, опершись на него спиной, пристально вгляделся внутрь загадочной сферы. Как же заставить её работать в нужном направлении? Удастся ли ему попасть назад, в своё время? А если нет, то что ещё случится с ним в прошлом? Голова путешественника устало откинулась назад и глухо стукнулась о поверхность обелиска, на вершине которого, вперив в город невидящий взгляд, застыл на взлёте каменный демон с лицом Игоря Темнякова.

Это сообщение отредактировал Gesheft - 15.02.2019 - 17:41
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 17:37
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№7 Ночь, когда цветёт папоротник.

Константин выключил компьютер и бросил взгляд на часы: «Пять минут, пять минут и домой. Жизнь удалась! Молодец, Егор, все-таки уломал старуху переехать. Завтра перевезем, снесем эту Малую Купаву и сразу строить, »- подумал он, закинув руки за голову.
Дверь распахнулась и на пороге появился взъерошенный Егор:
- Не, Костян, представляешь! Она опять отказалась. Сказала, что никуда не поедет!
- Не понял. Ты звонил, что эта Изергиль согласилась. Я уже технику заказал.
- Ходит, чего-то бормочет, шепчет, травки перебирает. Черный ворон влетел в окно и к ней сел на плечо. Головой вертит, будто следит за мной, и шипит, гад, как змей. Соседи ее ведьмой называют между собой.
- Какие ведьмы? Егор, ты веришь в эту чушь? На дворе двадцать первый век, а не темное средневековье. Мы с тобой так не договаривались! Ты обещал ее уломать, - возмутился Костя.
-Я не волшебник и даже на него не учусь,- буркнул Егор.
- Ни одного дела не можешь довести до конца. Вечно после тебя надо хвосты подчищать,- недовольно заметил Костя.- Поехали.
- Куда едем? Зачем едем? Да еще на ночь глядя. Костя, это же сто километров туда и сто обратно. Хочешь, поезжай. Флаг тебе в руки, барабан на шею,- огрызнулся Егор.
- Ничего, там заночуем. Технику дождемся и раскатаем деревню по бревнышку к чертовой матери. Будь она не ладна.
- Я только что оттуда. У меня больше нет желания с этой каргой разговаривать. Завтра поставим перед фактом, и никуда не денется.
- Егор, надо решить все сегодня,- настаивал Константин.
- Решай!- пожал плечами тот.- Ты же у нас главный решала, вот и решай!
- Ну, как хочешь! - бросил через плечо Костя и вышел
Из города он выбирался по пробкам часа два. Вырвавшись на пригородное шоссе, Константин постарался наверстать упущенное время, но проскочил поворот на Малую Купаву. Пришлось возвращаться.

Свернув у указателя, машина съехала с шоссе на ухабистую грунтовку. Дорога, обогнув заросшее сорняком поле, почти под прямым углом сворачивала в лесок и терялась среди деревьев.
Очень быстро смеркалось. Константин не понял, что произошло. У кромки леса машина встала, будто уперлась во что-то невидимое, а двигатель, чихнув пару раз, заглох.
- Что за чертовщина?- он нервно ударил по рулю, открыл капот и вышел.
Проверив и ничего не найдя, Костя повернул ключ зажигания, но в ответ была тишина.  «Движок умер. Вот тебе и новая машина. Без эвакуатора не обойтись. Где его взять в этом богом забытом месте? Из города часа через три придет, не меньше, »- раздраженно подумал он и достал телефон, но на экране бежала строка: «Нет сигнала». Машинально взглянув на часы, понял, что они тоже встали.
- Что за ерунда? - недовольно пробурчал Константин.- И почему все свалилось именно сейчас? До деревни еще километра три. Ладно, дойду, не рассыплюсь. С бэхой ничего не случится. Завтра Егор с техникой приедет, заберем.

По земле поползла, похожая на молоко, белая дымка, закрывая дорогу и окутывая стволы деревьев у самых корней. Константин, по его ощущению, шел уже около получаса. Лес не кончался, становясь все гуще и дремучей, а деревня, как в воду канула. Блуждая, Костя ругал на чем свет стоит себя за то, что все надо здесь и сейчас, Егора, что обещает и не делает, несговорчивую старуху, из-за которой оказался в этой глупой ситуации.
Вдруг до него донеслись пение и веселый смех. Обрадовавшись, он пошел на голоса и вскоре оказался у поляны, на которой горело несколько костров. Его очень удивило, что в столь неурочный час здесь собралось так много людей. Они были в странных одеждах— женщины и девушки в белых длинных платьях с венками на головах, мужчины в полотняных рубахах, какие Костя видел только на картинах передвижников в музее.

Вокруг центрального костра, взявшись за руки, народ водил хоровод, состоящий из трех кругов, движущихся в разных направлениях.  Первый круг состоял из детей, второй из молодежи, третий из стариков.  Они что-то пели и хлопали в ладоши. Костя, как ни прислушивался, не понял ни слова.
«Сектанты, что ли?» - подумал он, но решив, что они не представляют опасности, вышел на поляну. На него никто не обратил внимания, как — будто он был невидимкой. Его это позабавило. Костя подошел к ближайшему костру. На перекладине над огнем висел большой котел, в котором кипело какое-то варево. Внезапно он почувствовал непреодолимую жажду и огляделся в поисках ковша или кружки.

Вдруг из темноты вышла девушка в длинном полупрозрачном белом платье с венком из водяных лилий на голове. Когда она взглянула на Костю, то он понял, что значит утонуть в глазах. У нее были утонченные правильные черты лица, нереально огромные зеленые глаза в обрамлении густых ресниц и длинные почти до колен светлые волосы.
- Привет! Ты меня видишь?- поинтересовался Костя.
- Привет! Глупый вопрос. Конечно, вижу,- улыбнулась девушка.
- Мне показалось. А, ладно,- махнул он рукой. - Пить очень хочется. Не могла бы дать кружку воды.

Она молча протянула руку, и, как фокусница, достав из ниоткуда красивый расписной ковш, с улыбкой зачерпнула из котла. Заметив на лице Кости удивление, промолвила:
- Это волшебный напиток из лечебных трав, собранных сегодня. Он придаст тебе силы.
- Из твоих рук я бы согласился выпить даже яд, - пошутил он. Как ни странно, но чай оказался ни горячим, ни холодным, если учесть, что в котле бурлил, как гейзер.- Вы, что здесь кино снимаете?
Оставив его вопрос без ответа, девушка только рассмеялась. Ее смех напомнил Косте перезвон валдайского серебряного колокольчика. Она стала приговаривать:
- Пей, пей до дна.
- Тебя как зовут?- поинтересовался Костя.- Ты из местных?
- Из местных. Я -Мавка.
- Какое странное имя,- удивился он, возвращая пустой ковш.- Необычное и очень красивое. Костя.

- В эту ночь в лесу нельзя находиться одному. Ты мне нравишься,- и сняв венок, надела ему на голову.
- Зачем? Я же не девушка ходить в цветах,- он попытался отказаться.
- Так надо! Сегодня день летнего солнцестояния, а проще — Ивана Купала. Я выбираю тебя!Ты будешь сегодня моей парой Идем!- и поманила пальчиком.- Скоро папоротник зацветет.
Костя пожал плечами:
- Он не цветет и размножается спорами.
- Цветет. Только не всякий этот цветок может видеть,- опять засмеялась Мавка.- Тебе надо пройти испытание, чтобы его сорвать. Тогда все изменится в жизни! Клады, деньги, власть...
- Я в общем-то и не хочу ничего менять. У меня и без мифического папоротника все ок. Прости, а что за испытание?- поинтересовался Костя.
Она подвела его к костру, через который уже прыгали, взявшись за руки юноши и девушки, приказала:
- Давай!
- Я? Не могу. Не умею,- отказался он.
- Прыгай, я тебе говорю! - прикрикнула Мавка.
Костя не хотел, но какая-то неведомая сила заставила его разбежаться и прыгнуть через костер.
Пролетев над огнем, он вдруг восторженно заорал;
- Классно!
- Не ори, дурак! Духов распугаешь, -Мавка сердито шикнула на него. - Идем дальше.

Она опять взяла его за руку и потянула за собой. Ее ладонь показалась ему очень холодной и почему-то мокрой. Костя не успел ни о чем спросить, как они подошли к дорожке из горящих углей.
- Иди!- потребовала она.
- Я не сумасшедший бегать по углям. Да и зачем?
- Это очищение и закаливание духа через огонь. Ты должен пройти по дорожке, иначе ни цветка, ни жизни,-  Мавка пристально посмотрела ему в глаза.
- Для тебя все что угодно, красавица! Как идти? - неожиданно для себя, он подчинился.
- Босиком, - подсказала она.

Костя снял туфли и оставил их в стороне. Подошел к дорожке, набрал воздуха в грудь и, зажмурив глаза, с криком побежал по ней. Боли он не почувствовал. Следов ожогов на ступнях после пробежки у него тоже не осталось.
- Пора! Идем!- зазывно улыбнулась Мавка и прошептала:- Прошу, чтобы не случилось, не оглядывайся. Будет гром греметь, молния сверкать — не бойся.
- А если оглянусь? - осторожно поинтересовался Костя.
- Тогда ты умрешь,- бесстрастно ответила она.
- Вот так вот просто — умру и все? Ты со мной пойдешь?
- Много говоришь и теряешь время,- упрекнула она. - Мне нет хода, пока ты не сорвешь цветок. Иди!

Он сделал только первый шаг, как в зарослях папоротника кто-то невидимый страшно зарычал, завизжал и завыл. Косте стало не по себе, но помня слова Мавки о смерти, старался не оглядываться. Вдруг сверкнула молния, и грянул гром, сотрясая землю. На листьях папоротника появились маленькие язычки пламени, превращающиеся в красные цветы.
Костя протянул руку и сорвал один. Перед ним тут же появилась Мавка. Лицо ее было страшно, и голос уже не звенел, а хрипел:
- Отдай мне, иначе умрешь!
Он стянул с головы венок, и до него дошло, что находится в реальной нереальности:
- Вообще, кто ты такая?
Она зло захохотала.
- Поздно спрашивать! Ты подумал, что Мавка -это имя. Глупый, никчемный человек! Я русалка. У меня нет хвоста, можешь не смотреть,- усмехнулась она, заметив, как Костя перевел взгляд на ее ноги.- Только в эту ночь, когда такие олухи, как ты, достают для меня ценой своей жизни цветок папоротника, могу продлить свое существование в мире живых еще на год. Твоя жизнь теперь ничего не стоит! Отдай цветок, он тебе не пригодится. Ты почти мертв!

Она схватила Костю за горло и стала сжимать пальцы. В этот миг первый робкий луч солнца пробрался сквозь листву деревьев и упал в центр поляны. Русалка ослабила хватку и обреченно простонала:
- Не успела. Отдай сам! Я подарю тебе жизнь. Мы вместе будем владеть миром.
Шипя от злобы, она из последних сил попыталась отобрать заветный цветок. Ее девичьи тонкие пальчики вдруг скрючились, на спине вырос горб, а лицо мгновенно покрылось глубокими старческими морщинами. Костя почувствовал, как теряет сознание и проваливается в небытие.
Когда он очнулся, то понял, что сидит в своей машине. Невыносимо болела голова, и ныла шея. Костя открыл дверь и просто вывалился из нее на дорогу. В это время над полем раздался рокот движущейся техники.

«Едут. Надо же такому присниться! Не сон, а какой-то фильм ужасов со мной в главной роли и без дублера. Голливуд отдыхает. Интересно, отдал ей цветок или нет?» - вставая, почему-то подумал Костя.
Подъехала машина, из которой выскочил улыбающийся Егор:
- Ну что, старина, уговорил?
-Я не доехал. Движок сдох,- ответил Костя и машинально повернул ключ зажигания. Двигатель завелся с полуоборота.- Фигня какая-то.
Через несколько минут караван техники въехал на единственную улицу Малой Купавы и остановился у дома старухи.
- Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!- воскликнул Егор, озадаченно почесав затылок.- Здесь Мамай сегодня ночью прошел, что ли? Все двери и окна с петель будто взрывом вынесло. Представляю заголовки в местной прессе: « В знак протеста местная жительница...»
- Хватит хохмить! Я из-за тебя ночевал в машине,- нервно заорал Костя и, чтобы унять дрожь, сунул руки в карманы брюк. В одном из них что-то прилипло к пальцам, хотя он точно знал, что там ничего не должно быть.

Когда разжал кулак, то на ладони у него лежал помятый красный цветок. Его лепестки вдруг вспыхнули огнем и тут же почернели, рассыпаясь в пепел.
Егор, заметив, что друг побледнел, спросил:
- Тебе плохо?
- Да, пошел ты, заботливый наш,- буркнул Костя, сдувая остатки цветка с ладони, потом поднял руку и крикнул:- Начинайте!
- Есть, шеф!- радостно заорал экскаваторщик. - Ломать - не строить!
- И поставим точку в этой истории! - прошептал Константин.

В подтверждение его слов в абсолютно ясном небе вдруг сверкнула молния и ударила в стоящий недалеко старый дуб, развалив его на две части. Экскаватор ломал избы, как карточные домики. Никто из присутствующих не жалел, что этой деревни больше нет на карте. Только в небе над ними летал одинокий ворон и печально каркал, будто кого-то звал.

Это сообщение отредактировал Gesheft - 15.02.2019 - 18:27
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 17:42
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№8 Я не я

Наступила ночь. Подкралась, как всегда тихо и мягко, принеся с собой тишину и отдых после длинного дня. Но только не для меня, моя ночь будет бессонной. Как и все остальные. С тех пор, как моя госпожа превратилась в фурию.
Но я не могу изменить ей. Продолжаю стоять, как истукан и пялиться в окно, единственное, в которое могу смотреть. При этом ощущаю себя постовым на границе или, скорее, обездвиженным инвалидом. Тьфу-тьфу! Чего это я? Я крепкий мужчина! Хоть куда! Я совершенно здоров и пребываю в отличной форме. Да и внешность не подкачала. Я высок и красив. И габариты у меня очень внушительные. В общем, жить мне ещё и жить. С гигиеной полный порядок. Я, можно сказать, чистюля. И температура всегда в норме. И цвет.

Хотя, цвет, конечно, наследственное. Тут не до расизма. Передаётся из поколения в поколение. Не моя заслуга, но повод есть приосаниться.
Горделиво подбочениваюсь, рассматривая своё отражение в оконном стекле. Где-то там, в тишине, устав от дневной кутерьмы, засыпает город. А вот мне поспать не придётся, хоть и вымотался я страшно. Мой рабочий день очень тяжёл.

Работа у меня совершенно изматывающая и, я бы сказал, опустошающая. Нет отпуска, нет отгулов, ничего нет!!! Всем постоянно от меня что-то надо. Приходят, кто захочет, дёргают, зачастую бесшабашно и неуважительно. От посетителей нет отбоя.
Некоторые по нескольку раз в день подходят. Немудрено, что к вечеру я чувствую себя словно выжатый лимон. А ведь я живой и мне тоже хочется расслабиться. Ночь могла бы стать моей защитницей и принести облегчение. Но это не так. Она не в силах мне помочь, хотя знает и видит всё. Ночь - настоящая ведьма.

Она легко срывает маски с любого существа и снимает завесу дневного благонравия, вскрывая, обличая и выворачивая наизнанку все подлые пороки и желания. Две верные подруги - тьма и тишина помогают ей в этом. Они незаметно подкрадываются, окутывают сознание и путают мысли. Внушают ощущение мнимого доверия и безопасности. Но я прекрасно знаю, что это ложь. Меня этим не обмануть. Мне нельзя поддаваться соблазну, я всегда должен быть начеку!

Постепенно затихают резкие звуки вечернего гомона. Бледнеют во мраке цвета и мутнеют образы, неся с собой мучительное ощущение потери и расслабленности. Но я знаю, что скоро произойдёт нечто страшное. Жуткое в моём понимании, но совершенно нормальное для них.
Я слышу этот голос! Температура моего тела непроизвольно падает на несколько градусов. Я прекрасно знаю, кому он принадлежит, такой тихий, мягкий и наиграно весёлый. Самый мерзкий из всех, что я слышал за всю свою жизнь. Это оно! Чудовище из другого мира, которое скоро придёт, чтобы забрать у меня последнее. Я не знаю, как оно попало сюда и не понимаю, почему истязает меня почти каждую ночь. Но одно я точно знаю - оно обязательно придёт. Оно коснётся меня чудовищными, когтистыми лапами и…

***

Как странно устроен этот мир. Я родилась простой богиней… или принцессой? Я постоянно путаюсь в определениях. Одно знаю точно, мне постоянно нужно доказывать свою божественность или принцессественность.

Я легко могла бы обойтись и без этого, но статус нужно поддерживать! Без него сейчас никуда! Вот и приходится по ночам перевоплощаться, ведь именно в полночь, когда даже часы начинают тикать громче, со мной происходят удивительные перемены. Я сбрасываю шёлковую чешую и меняюсь, превращаясь в кровожадную фурию. Я буду убивать и уничтожать всё, что встретиться на моём пути. Разорву любую плоть и выпью кровь, всю до последней капли. Сожру всё, что смогу найти.

***

Я цепенею от звука голоса этого существа. Слабая вибрация проходит сквозь моё тело. Инстинктивно пытаюсь спрятаться, но понимаю, что не могу покинуть пост. Я замираю в отчаянии и словно вжимаюсь внутрь себя. Сворачиваюсь. Холодею.

Оно придёт с минуты на минуту. Я знаю, ведь так бывает почти каждую ночь. Бросаю последний тоскливый взгляд в окно. Полная луна приветливо подмигивает мне из-за туч, укрывших фиолетовый небосвод. Лишь она, да источающие призрачный свет звёзды, будут свидетелями моих мук. Но они никогда никому о них не расскажут. Будут просто наблюдать. Безучастно, молча и надменно.

Между тем, шаги становятся всё ближе. Сегодня чудовище идёт не таясь, целенаправленно и уверенно. Бывают ночи, когда оно крадётся осторожно, ступает мягко и бесшумно, словно дикий зверь, выслеживающий добычу. Иногда оно теряет самоконтроль и несётся сломя голову. В такие моменты существо особенно опасно. Оно будет беспощадно и неистово. Грубо вскроет мою плоть, вывернет внутренности наизнанку и будет жрать их жадно и яростно, запивая всем, что найдёт. Заберёт последнюю кишку, лёгкие и даже голову, пока внутри меня не останется ничего, кроме звенящей пустоты.

***

Вот он – моя добыча! Я нежно прикасаюсь к его гладкой плоти, улыбаюсь и наслаждаюсь дрожью его тела. Как он прекрасен, величественен и в то же время беспомощен. Он мой целиком и полностью. Я властна над ним и над его внутренним миром! Я его госпожа! Я его палач! Я проникну внутрь него и разберу до последней косточки. Ничто и никто в этом мире не в силах мне помешать. Моё сердцебиение учащается, клыки оскаливаются, они готовы врезаться в его плоть, с них капает слюна. Когти скребут его беззащитное тело, и я полностью теряю свой первоначальный облик. Ещё мгновение и я выпотрошу его! Разорву на куски внутренности и буду жрать, наслаждаясь каждым проглоченным куском. Я уничтожу саму его суть и переварю, испытав при этом дичайший восторг, несравнимый по своим ощущениям ни с чем!

***

Боль. Ужасная боль раздирает меня. Чудовище вскрыло меня. Вывернуло наизнанку и въелось. Как же это страшно! Мои внутренности вывалены наружу, оно пожирает их, урча и чавкая от наслаждения. Я наблюдаю за этим не в силах пошевелиться. Я умираю…

Краем угасающего сознания я слышу новые шаги. Это надежда! Это он – мой спаситель! Мой герой! Его поступь уверенна, а движения резки. Как же я обожаю его пришествие! Он жмёт выключатель, всё вокруг заливает яркий свет, и мой мозг пронзают звуки священного заклятия,

- Жрёшь?! Опять жрёшь, Света?!! Ты же на диете! МЫ на диете!!! Я пошёл на это ради тебя! Или только я должен сидеть на кефирчике???

Увы, на этот раз спаситель мне не поможет. Сегодня он тоже превратился в чудовище. Его лапы проникают в моё несчастное, почти опустошенное тело, вытаскивают ещё оставшиеся органы и он начинает жадно пожирать их. Он давится и чавкает, сидя на полу рядом с фурией…

***

Кто-нибудь! Помогите мне! Спасите холодильник!!!

Это сообщение отредактировал Gesheft - 15.02.2019 - 17:44
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 17:46
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№9 Погода

У природы нет плохой погоды, всякая погода благодать.
Вот эти слова мне противны и автор их, кем бы он не был, просто интеллигентный пиздабол.
Есть у природы такие погоды, что нормальному трудовому элементу они классово чужды и матерно пронумерованы.

Собачья погода, мерзопакостная и прочая ветро-грязе-паскудная метеосреда портит жизнь нормальным людям и мешает созидательной работе.
А принимать её благодарно может только какая-нибудь романтическая мразь на даче у камина или офисные неудачники, бросая бумажные шарики в корзину для бумаг.

Мы вот ехали с шабашки в родной город как раз по этой причине - погодные условия были откровенно хуёвые.
Температура около нуля, ветер, небо окрашенное мрачной серебрянкой и лютое месиво дождя-снега не дали нам закончить кровлю и получить законный единый эквивалент, то есть денежки. А они нужны эти денежки, ну вы понимаете.

Пока снаружи наша «семерка» словно собака кидалась на породистые иномарки, мы в салоне швырялись друг в друга «вещами в себе» не понимая, что какой-то Кант уже давно эту тему закрыл.
- Вот ты не пизди, что энергетическая жизнь циклична аж двенадцать раз, это всё йоги придумали для своей пропаганды — гудел плотник Шевелюха.
- Ну да, блядь, ты ещё скажи что мы умираем без следа и насовсем, типа ничего до нас и ничего после нас? - ехидничал социалист Влад.
- Нет, что-то ведь остаётся, память потомков там иль деньги на карточке — встревал наш молодой напарник Рубен.
- Ты вообще молчи - цыкал на него Шевелюха.

В тот же момент Влад вручную опустил стекло и крикнул кому-то в чёрном лексусе — Хуле ты трёшься по борту, а?
Лексус обженно рванул по трассе не вступая в открытый диалог.

- А вы знаете про бессмертную медузу? - спросил я.
- Бессмертие нелепо в мире с тремя координатами — отмахнулся от меня плотник.
- А вот и нет, эта чёртова медуза живёт, живёт, а потом бац и снова в полип превращается, чтобы родится вновь, это есть факт и никто больше на Земле так не делает — заупрямился я.
Ну и хуле твоя медуза? - спросил Влад.
А нихуя, она как раз циклично живёт и умирает, а это плюс в корзину йогов если что — гордо заявил я, доставая барсетку.

Наступило философское молчание и я пересчитал свои денежки.
Хорошо. Хуй с ней с погодой и медузами, у меня есть свой путь этим вечером. Я пойду туда, где все бессмертны пока звенят стаканы и поёт Стас Михайлов.
Так и вышел я в молчании на Депутатской улице. Далее путь мой был прост и понятен как избирательная урна.
Прежде, чем отправиться в ублюдочный «Магнит», я неспешно зарулил в аптеку.

Там, в атмосфере лекарственных чудес и витаминов есть волшебное зелье с патриотичным названием «Боярышника настойка».
Вы спросите — чего там такого патриотичного в этом невзрачном пузырьке?
А я скажу вам, что там всё патриотично, от посуды до аромата. А уж про содержание спирта и говорить не буду, ибо его там семьдесят процентов, этого патриотизма. И пить эту красоту надо не в разгар веселья иль там митинга какого, а наоборот после реформ и потрясений.

Не надо быть медузой что бы рождаться заново. Выпей «Боярышника» и циклично наслаждайся бессмертием иль там женщиной если она у тебя конечно есть.

Подойти к окошку с провизором мне мешала какая-то свирепая тётка в грязном, но всё-таки белом халате. Она елозила шваброй по гладкому полу словно хоккеист Овечкин на вбрасывании шайбы, и мучительно сопела.
- Вы это... гражданка, передвиньте позицию вправо, а то мне надо, — вежливо обратился я к уборщице.
- Пол должен быть чист! — отчеканила она, вытянув гусиную шею.
- Согласен, вы стократ правы, потому прошу вас в сторону.
- Я заведующая! - крикнула она гордым тенором.
- Я кровельщик! - ответил я, наступив на тряпку.

Так мы стояли в упор друг к другу, пока в окошке не спросили - Вы что хотели, гражданин?
- Боярышника мне бы в один предмет, — смущённо очнулся я.
А дальше, деньги — товар как у Маркса. И только закрывая дверь я услышал неприятный посыл уборщицы-заведующей : «алкаш».
Дура. Алкаши - это другие. Алкаши — это те, кто на полтинник портвейн в баклажках берёт. Это иной статус в межвидовом разнообразии россиянина 21-го века. Уборщица поди тоже пьёт вечерами на кухне в компании кота и телевизора. И тоже не все погоды принимает с благодарностью, наверное.

На хату я попал после супермаркета и чьей-то блевотины в подъезде. На шестом этаже уже пахло Стасом Михайловым и олифой. И я позвонил в дверь.

- Вот прислали губернатора, а он не пьёт, лишь только бегает по парку с разноцветными шнурками, — возмущался скупщик шкур КРС Юденич.
- Править нами без бухла нельзя, — соглашались окружающие оппозиционеры.
- Да заебали вы своими шнурками, — странным голосом вскричала красавица Олеся из СУ-11.

Все замолчали и неожиданно оказалось, что в комнате поёт певица Наргиз, а на креслах полно женщин разных сортов и без возрастных ограничений.
Я выбрал Ульяну, которая в свободное от блядок время рисовала по батику и сдавала квартиру каким-то чужестранцам.
Пока социум менялся в половом отношении, мы с Ульяной откружили Наргиз и лобзались в губы на кухне. Целовались мы азартно и весело, сбивая магнитики с холодильника. Всё шло к полномасштабной ебле в ванной комнате, но так и не пришло.

Кто-то из революционеров рванул в унитазе петарду, оставшуюся с Нового года.
Унитаз лопнул и шланги порвались.
Вода почувствовала долгожданную свободу, а соседи снизу вызвали «аварийку», ментов и какого-то косого адвоката.
Пока хозяин хаты Аркадий ругался с адвокатом, отец Андрей сцепился с участковым Шапкиным на почве околорелигиозных разногласий, родившихся не сегодня и не здесь.

Потом подключились соседи и понеслась пизда по кочкам.
Кто кого рвал за лацканы и толстовки, кто кому говорил слова богопротивные и унизительные я не помню. Только в колонках орал Лепс, а по столу катались рюмки и солёные орешки.
- То-о-лько... рюмка водки на столе-е! - разносилось по дому злое проклятие российской эстрады.

Мне порвали свитер прежде, чем подоспела подмога соперникам из РОВД. Да и коммунальщики не все были на нашей стороне.
Так что в «зверинце» мы оказались предсказуемо и весьма оперативно.
А там, уж поверьте, ничего романтичного иль к примеру интересного нет. Протоколы, решётки, слабое освещение и ожидание — вот он весь набор внутренних дел для несознательных граждан с повышенной социальной активностью.

С нами оказался и плотник Шевелюха, попавший чуть ранее в клетку по политическим мотивам с непристойным оттенком серого.
- Я же не знал, что это предвыборный плакат какой-то депутатши Хвостенко, но ведь не мы же выбираем места для малых нужд, а наоборот как-то — ныл он на грязной скамье, словно в итальянском кино.

Я не буду рассказывать, как нас сортировали по благонадёжности и доверию. Это всякий знает, кто страдал за любовь иль за идею.
В итоге до утра оставили отца Андрея, плотника, Юденича и двух коммунальщиков с синими лицами.
Мы с Аркадием и ещё с двумя гитаристами из какой-то кавер-группы вышли на улицу в дождь, снег и нулевую температуру.
Горели тусклые фонари и в городской пустоте, словно гарпии, мотались унылые таксомоторы.

И ветер дул в наши напряженные лица с нескрываемой злобой. И погода толкала меня в неясную даль, лишённую смысла. Тоже мне благодать.
Аркадия встретил давешний адвокат и утащил по всяким там страховым делам обратно на хату. Им я не завидовал.
- У художника Власова сейчас квасят, — сказал гитарист справа.
- Там всегда квасят, — подтвердил тот, что слева.
- Это который Пушкина у пруда мастерил? - спросил я.
- Да, и собаку у Центрального — ответили они хором.
- Тогда в путь, — сказал я миру.
- А деньги есть? - спросил мир.
- Ловите «мотор», нам до круглосуточного сначала, а уж потом искусство — махнул я рукой сквозь атмосферные осадки в сторону Петровского спуска.

Ну, и как вы думаете, что обнаружили мы в квартире художника Власова кроме запаха олифы?
Правильно! Баклажки с джин-тоником, пиво, кальян, самого Власова, двух студенток худграфа, поэтессу Альбину со сбившейся причёской и салат с примесью ананасов. Никаких тебе пельменей и Наргиз. Только Sade и ёбаные салаты.
Вот зачем был нужен круглосуточный!
Художник был уже красный и перекошенный от джин-тоника. Он нахваливал Моне и свою медную собаку у Центрального. Пушкина же не нахваливал в моём присутствии.

Гитаристы качали полными стаканами и подмигивали студенткам, уставшим от Моне и собаки. Поэтесса вне очереди сосала пиво из заляпанного фужера улыбаясь всем сразу и никому в отдельности.
- Пей Власов! За смелые мазки и добрые светотени, — вручил я художнику водку.
И он выпил, героически сплюнув за диван чем-то. Потом он осел и ослаб на том же диване, словно великий Пикассо. Уснул он с открытыми глазами и нам пришлось их долго закрывать, а то жутковато как-то.

Пока гитаристы тёрлись около студенток, я отнял у поэтессы Альбины пиво и потащил на ложе.
Поэтические натуры возвышенны только тогда, когда у них в руках есть пиво или вино. Безо всей этой дряни они низменно активны и великолепны в альковных мероприятиях. Да, взять хотя бы ту Настю из Кандалакши, что про хуи стихи пишет. Все эти камеди-клабы и стендапы — хуйня хуйнёй, но бывают времена, когда... да ладно, чего это я?

В общем, завершив дела, я оставил уставшую поэтессу на продавленной тахте и вернулся в мастерскую художника Власова или наоборот из мастерской в неведомую комнату с гостями и выпивкой.
А там музыканты лаяли друг на друга прямо над телами мертвецки спящих студенток по поводу какого-то рэпа.
- Эти твои Гуф и Баста старые, потёртые алкаши и вообще рэп — это кал, — утверждал один гитарист.
- А кто там не кал? - вскидывал руки второй гитарист.
- Элджей и Федук! - плюнул ему в лицо первый.
- Наркоманы, блядь! - ответил на плевок второй.

Я не понял о чём они спорят и выпил водки. В это время художник Власов дернулся на диване и всхрапнул как зомби. Музыканты смолкли и потянулись за джин-тоником.
За окном кончился дождь и только-только наметился рассвет. Погода снова шепнула мне какие-то слова.

Я понял, что надо возвращаться домой. Я понял, что метеорологические условия бывают всякие и от них зависит - пить водку или наливаться пивом под крышку. От этой вот атмосферной хуйни происходят пустые, не созидательные походы по ночным улицам, всякие бытовые конфликты и разврат. Ну, вы уже поняли.
Когда в небе чистота и порядок, тогда и сердцу спокойней. А вот если в тебя бросаются мокрым снегом и дуют стылым воздухом в красные, слезящиеся глаза, то и вся твоя жизнь, словно грязная лужа у магазина «Пятёрочка», полна соплей и разбухших кассовых чеков.

Я шёл по улице Ленина и мелкими глотками принимал «Боярышник».
Сегодня мне приснится милый автомобиль ЛуАЗ-969 и буду я пересекать на нём всякие там лесополосы и овраги. А на берегу реки Воронеж, где-то в районе Каликино, я встречу кого-нибудь из высших сфер, ангела или беса — не суть важно.

Мы разведём костёр и сварим кулеш. Для нас бесплатно выступят лесные птицы и речные жабы. До самого того часа будут петь они, пока я не проснусь в своей постели, чтобы начать новый цикл, как та медуза, что живёт вечно.
А может и нет этой медузы вовсе, как справедливости к примеру иль свободы? И зачем вообще жить вечно, скажите мне, пока я весь флакон не опустошил?

Это сообщение отредактировал Gesheft - 15.02.2019 - 17:50
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 17:51
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№10 Открытая дверь

Дверь была прочная, с шелковистым напылением, выглядела дорого. И замки, наверно, хорошие. Вот только закрывают их не всегда. Забывают.

Ручка двери нажалась легко и бесшумно, лишь в самом низу чуть дрогнула, давая понять, что путь свободен.
Я замер.
Три, два, один – автоматически погас свет на лестничной площадке. Теперь мои глаза должны приспособиться к темноте.
Я уравновешивал себя с тишиной за дверью. Предвкушал и наливался ожиданием, как клоп, замерший в складке дивана в момент, когда дерево начинает прогибаться под тяжестью наполненного кровью тела.
Вот оно! Мои пальцы сами продолжили движение, дожимая ручку и открывая дверь в мою новую реальность, в мой дом на эту ночь.
Я скользнул за дверь, бесшумно прикрыл её за собой и снова замер.

Теперь я видел часть комнаты. Свет от фонаря лился на диван со скомканным пледом. На полу валялись тапки, дистанционка, какие-то тряпки. Да лишь бы не детальки от лего.
Из глубины квартиры доносился сильный храп. Он то пугающе замирал, то отдавался вибрацией от стен.

Сначала я должен был найти тени. Моя охота – вещь непредсказуемая, нужно быть готовым ко всему. Я скользнул в комнату с диваном.

Классическая тень – ниша между мебельной стенкой и стеной, прикрытая шторой. Они есть почти везде, в обычных квартирах, у обычных людей. И обычно они как раз подходят мне по размеру.
Вот и сейчас я устроился в этой нише, вновь подстраиваясь под атмосферу дома. Мой слух обострился, как и зрение. Теперь я слышал не только рваный храп, но еще и сухое, подсвистывающее дыхание рядом с ним, и ровное, мягкое, быстрое - из второй спальни. Туда меня тянуло сильнее всего, и я стоял, все больше и больше наполняясь жаждой.
Уравновешивая жажду и волю, желание и контроль. Чувствуя себя космонавтом в шлюзе перед выходом на новую планету.

В такие моменты я думал о своём предназначении. Кто я? Повелитель снов и теней? Злой шутник? Бесцветный джокер?


Помню, как-то раз меня застал врасплох один любитель ночных холодильников.
Я обследовал его кухню и только что и успел – уйти в угловую тень, хлипкую и ненадёжную. Стоило ему оторваться от кольца копченой колбаски, включить свет и оглядеться – и у меня были бы большие проблемы. Здоровый был амбал.
Он уже пошел досыпать, шарил вокруг руками, чтобы войти в проём, а не в косяк. А пол подо мной возьми, да скрипни. Я думал, он сейчас включит свет, обернется. Но он только ускорился, юркнул в спальню и затих там. И я понял – выключатель был где-то рядом со мной, а он чертовски испугался.
Мне тогда словно шлея под хвост попала, я устроил ему настоящий полтергейст до самого утра. Переворачивал стулья, двигал столы, катал по полу яблоки. До сих пор удивляюсь, как я умудрился ускользнуть незамеченным.
А надо закрывать двери на ночь. Закрывать и проверять.

Я люблю небольшие дома, на два-три подъезда, пять этажей. Чтобы было видно, кто спит, кто нет, кто во сколько приезжает домой, кто каких собак выгуливает. Но есть и минусы – в старых домах часто скрипят полы. Однако я приспособился, почти не поднимаю ноги, скольжу по линолеуму, паркету или ламинату, как по льду.
Медленно, очень медленно.


Я вынырнул из своих воспоминаний.
Все внутри меня было уравновешено и созвучно этому дому. Можно было скользить дальше, держа в поводьях воли надежно взнузданные желания.

В маленьком коридоре, меж двух спален, я замешкался. Погладил в кармане флакон с хлороформом. Моя страховка была на месте. Желание влекло меня налево, разум направо - оценить обстановку. Я всегда предпочитал разум. Пока мог сдерживать желание.

Мужчина, спавший на кровати, был огромен как синий кит и храпел как больной морж.
Когда я наклонился к нему, он неожиданно всхлипнул и перестал дышать.
Пустота. Темное ничто.
Я считал секунды, пауза его апноэ затягивалась, на меня волнами накатывало отвращение и разочарование. Меня затягивало в его небытие. Вдруг он резко, со свистом вздохнул, и я отшатнулся. Храп продолжился.

Я обошел кровать, посмотрел на женщину. Она спала на животе, подложив ладонь под голову. В лунном свете её лицо напоминало итальянскую мадонну из мрамора. И печаль укрывала её словно вуаль.
Я наклонился ближе, впитывая и поглощая… И чуть не закричал, когда что-то коснулось моей ноги.
Сердце куда-то ухнуло и бешено забилось. Гул крови в ушах заглушил все звуки.


А это был просто кот, стандартный элемент неожиданности. Он запрыгнул на кровать, улёгся в ногах толстяка и замурлыкал. Завибрировал, отгоняя темноту.
Я приготовился скользнуть обратно в коридор, в тень.
В этот момент позади меня послышался сухой четкий кашель. И вот тут я испугался по-настоящему.


Возле окна, в свете луны, стояла высокая худая фигура, в длинном черном плаще, а в руке у нее был длинный предмет, похожий на… Да, это была коса. Лезвие которой слегка светилось голубоватым пламенем.

- Станислав? Приятно познакомиться!
Черный рукав поплыл в мою сторону, я почувствовал, что сейчас обмочусь, но как-то удержался.
Надо ли говорить, что голос, исходящий из-под капюшона, был мертвенным и безжизненным?

- В-в-в –а – а – з… И-и-и-и-и… - я сдувался, словно лопнувший шарик.

- Взаимно, я понимаю. Станислав, я не буду ходить вокруг и около, у меня для вас есть деловое предложение, – кажется, он смотрело прямо на меня, вынимая душу и все прочее.

- Иии-аааа, - смог протянуть я.

- Да. Понимаете-ли, Станислав, у меня очень много работы. Ни отпусков, ни выходных, ни отгулов. Я вижу много прекрасных мест на этой планете, но не могу ни одно из них посетить с туристическими, например, целями.

Я как мог изобразил внимание.

- Я подал множество жалоб и заявлений. И, наконец, моё руководство, в качестве эксперимента, разрешило мне нанять помощника. Два рабочих дня в неделю, тридцать один день отпуска в год, и, разумеется, праздники. Работа, как вы понимаете, круглосуточная. Но вы сможете использовать время и пространство по своему усмотрению. Ну’c, что скажете, Станислав?

Я хранил глубокомысленное молчание и лихорадочно, до синяков, щипал себя за ноги.

- Станислав, - видя мое смятение, продолжил мой визави, - поймите, я давно за вами наблюдаю. У вас же чутье! Это ваша миссия, даже призвание! Помощник Смерти! Сны, фантазии, эмоции. Последний взгляд и вздох. Рыдания родственников. Всё будет в вашей власти. Разве это не работа вашей мечты? Мужчины, женщины, старики, дети - их души будут на ваших ладонях.

- Вы предлагаете мне стать Богом? – просипел я.

- Богом? О, нет, конечно. Я не Бог, я сущность, Жнец. Но... - Смерть задумался, - но вы, Станислав, вполне можете пройти и повыше по этой карьерной лестнице. Кто знает, может ваше место рядом с Кроносом и Танатосом? Я вижу в вас нечеловеческий потенциал!

Я смог, наконец, сглотнуть ком слюны, скопившийся в горле, и оглядеться. Все словно замерло. Не храпел толстяк, замер с приоткрытыми глазами кот.

- Я остановил время, чтобы мы могли спокойно поговорить. Соглашайтесь, Станислав! Я покажу вам как пользоваться Часами, - он слегка наклонился ко мне.

- Почему я? –мой голос немного окреп.

- А вы никогда не задумывались, почему вы так хорошо видите в темноте? Или что за вибрации вы ощущаете, что за образы видите, когда выходите на свою охоту? Вы единственный из семи миллиардов, способны на эту роль. Единственный!

О да, я это знал. Я всегда знал, что меня ждет в жизни что-то особенное. Что я рожден стать великим!
Я протянул руку к косе.

- Нет-нет-нет, пока нельзя, – костяной палец мелькнул перед глазами, - когда вы возьмёте косу в руки, это будет считаться заключением договора, а вы еще не дали своего согласия. Кроме того, взяв в руки косу, вы должны будете ею воспользоваться.

Он выжидательно смотрел на меня.

- Дда. Да! – С усилием сказал я, - согласен!

- Хорошо, теперь нам надо определиться с, так сказать, объектом. Это должен быть кто-то некрупный. Ощущения довольно сильные, на первый раз может и размазать. Вся жизнь, понимаете ли пройдет перед глазами. И перед вашими тоже.

Я подумал о соседней спальне.

- О, нет, Станислав, для этого пока рановато. Но обратите свое внимание на этого чудесного кота. Он отлично подходит. Он очень стар, клыки стёрты. И скажу вам по секрету – у него рак почек. Его время пришло. Да?

Я кивнул. В горле пересохло. Смерть протянул мне косу.

- А сейчас осторожнее, самым кончиком, важно никого больше не задеть, потихоньку…

Я провел лезвием по вытянутой шее замершего кота… и колесо моей судьбы понеслось с такой скоростью, словно лошади, везущие эту повозку, разом сошли с ума.


В голове замелькали кошки, заборы, хозяин с кружком сладчайшей ливерной колбасы, кыс-кыс-кыс, норы, мыши, трава, щекочущая живот, подоконник, дождь, хозяину плохо, и я лежу у него в ногах, охраняю. От этого, с косой.

Чужая жизнь захлестнула меня так сильно, что я закричал.

Вдруг включился свет, закричала, прижимая руки к горлу женщина, из темноты сбоку вылетела кувалда кулака, я рванулся вверх… и повис где-то в районе гардины, разглядывая сверху поле боя.

В углу завалилось моё бездыханное тело.

Толстый хозяин посинел, захрипел и начал валиться на кровать. Женщина трясущимися руками пыталась включить телефон и кричала: - Помогите! У меня в спальне чужой человек! Он напал на моего мужа!
Слышно было как оператор пытается выяснить адрес, но она уже бросила телефон, схватила мужа за плечи, начала его трясти.


Тут я понял, что наблюдаю за этим светопредставлением не один. Зловещая тень выступила из своего угла. И снова все замерло, воцарилась тишина.

Кошачья тень проплыла к рукам Смерти, тот погладил её костлявым пальцем. Я не верил своим глазам.

- Бася, хороший кот, я провожу тебя на радугу, - голос Смерти больше не был таким бесчеловечно-холодным, мне даже показалось, что он улыбается, - Прости, верное животное, что я немного поторопил события.

Смерть подошел к мужчине на кровати и протянул ему руку. Тот ошеломленно огляделся по сторонам. Встал. Оставив на кровати отныне безжизненную земную оболочку.

- Мне жаль, мне очень жаль, Павел Константинович. Но ваша пора пришла. Сердце выработало свой ресурс.

Мужчина растерянно посмотрел на плачущую жену. Протянул к ней призрачные руки. И опустил их.

- Можно, я попрощаюсь с дочерью?

- Конечно. Она еще спит. Я подумал, что не стоит травмировать девочку слишком сильно. Пусть поспит до утра, там и мама немного успокоится.

Мужчина кивнул, потом перевел взгляд на меня, висящего под потолком.

- А это кто такой? Я его убил?

- А это один не очень хороший человек. Мне пришлось несколько поторопить события, но зато он больше не потревожит чужие дома.

Позвонили, женщина встала, чтобы открыть, но полицейские уже появились на пороге комнаты.
Ведь входная дверь была не заперта.

Смерть повернулся ко мне.

- До’свидания, Станислав. Примите мой совет, если пожелаете, конечно, – никогда не мните себя высшим существом! Это, знаете ли, может быть чревато различными неприятностями.
Кажется, внутри капюшона мелькнула белоснежная костяная улыбка.

Он щелкнул костяшками, и я стремительно понесся сквозь черный колодец куда-то вниз.


***


Очнулся я уже здесь, в психушке.
Ну как, очнулся? Врач сказал, что я полгода был невменяем, но галоперидол, судорожная терапия и прочие штучки сделали своё дело. Теперь меня пускают в общую комнату, где можно играть и общаться с другими психами.

Сказал, что был суд, и теперь я на принудительном лечении, надолго. Доктор говорил ровно и пространно, а я с тоской смотрел на зарешеченные окна.

Теперь я рисую. Спящих людей и разноцветные облака. И что-то у меня в голове зудит, когда я рисую. Слабые отголоски памяти.

И это вот всё писал - думал, вспомню, что же я тогда чувствовал. Ведь было же что-то. Живое, тянущее, тонкое.
Но нет. Факты, знания, воспоминания – это есть, но ни чувств, ни эмоций. Словно удалили что-то в голове.

Пойду, обменяю эту писанину у санитара на пачку сигарет.
Он пообещал мне сигарет за то, что расскажу, как я чую чужую смерть. До минуточки верно, даже время называю. Даже если пациента в глаза не видел.
Он на днях с другим санитаром об заклад на меня побился.
Тысячу, говорит, выиграл.
Даст, небось, сигарет-то, с тыщёнки.

Это сообщение отредактировал Gesheft - 15.02.2019 - 17:52
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 17:56
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№11
Однажды в большом городе.
Выходя из подъезда, Джон проверил содержимое почтового ящика и выудил из кучи рекламы небольшой белый конверт. "Фотостудия "Кевин" значилось в графе отправителя. Он уложил конверт в чёрную кожаную папку и направился к остановке, находящейся в сотне метров от дома.
Зайдя в трамвай, мельком оглядел немногочисленных пассажиров, было десять часов утра и поток вечно спешащих и вечно опаздывающих на работу заметно ослаб. Выбрав свободное место у окна, устроился поудобнее и, положив папку на колени, стал вспоминать все ли документы взял с собой.

Диплом, паспорт, права... Трамвай тронулся, за окном начали мелькать дома, автомобили, деревья, люди. На перекрёстке, дожидаясь зелёного сигнала светофора, стояла красотка в обтягивающих лосинах и маечке с большим вырезом на груди. С трудом оторвав от неё взгляд, он повернул голову в противоположном направлении. Два бронзовых человека, сидящих на каменной скамье, играли в шахматы. Скульптурная композиция называлась "Цейтнот". Кажется её установили в прошлом году. Или раньше? Городская суета отвлекала. Джон даже немного расстроился, но потом подумал: "Да какая разница, что взял - то взял. Возвращаться домой всё равно не буду. Нет, я не суеверный, но... не буду! А вот анкетой займусь сейчас!" - отвернувшись от окна, он решительно отрыл папку и достал конверт с фотографиями. Пару недель назад Джон решил, что нужно обновить фото. Прежнее было совсем не плохим: симпатичный, улыбающийся шатен, лет тридцати пяти - сорока.

Однако Джон посчитал, что фотографию пятилетней давности стоит заменить на свежую. Зачем-то ещё раз перечитав свой адрес и адрес отправителя, он открыл конверт и вытряхнул содержимое поверх папки. 
С фотографий, чуть прищурившись и улыбаясь, на него смотрел какой-то седой старик. 
"Что за чертовщина?! - возмущённо воскликнул Джон. - Вечно они должны что-то напутать и сделать не так! Обрадовался - ах, как вовремя! Новые фотографии - хорошее знамение! Нет, не верю я в ни в приметы, ни в знамения, просто так подумал, нельзя что ли?! Вот тебе и хорошее", - его возмущение сменилось искренней досадой.
Последнее время в поисках работы не везло - сплошные отказы. Но Джон не отчаивался и не унывал. Вот и сейчас он ехал на биржу труда, чтобы очередной раз попытать счастье. Да, именно счастье, потому что безделье становилось невыносимым, а не работал он уже давно. По крайней мере ему так казалось.

Денег которые платило государство вполне хватало на жизнь, но разве они могли заполнить пустоту, которая появлялась с восходом солнца и до самого захода тихо и жалобно позванивала внутри. Джон так её и называл - звенящая пустота невостребованности. Почему это происходило только в светлое время суток он не знал. "Может быть я латентный вампир?" - подшучивал над собой. Ведь только в сумерки, неважно утренние или вечерние, ему становилось намного уютней и не так тоскливо.
"Плевать, пусть будет старая фотография, в конце концов пять лет не такой большой срок. Или большой? А какой большой: десять, двадцать?!
Время остановилось. Оно просто перестало существовать. Он даже и не заметил когда это произошло. Может быть на смене тысячелетий? Нет, день сменяла ночь, а вслед за зимой приходила весна, но всё это бесконечное чередование тепла и света, казалось, могло бы уместиться ровно в двадцать четыре часа. Как будто кто-то сжал прожитые годы до невероятной плотности белого карлика. Может так и должно быть и это чувствует каждый человек? Может люди и умирают, как звёзды? Белый карлик, чёрный... а потом ты растворяешься в чёрной дыре абсолютной неизвестности."

"Ну вот, теперь ещё и остановку проехал" - вынырнув из паутины мрачных философских мыслей, с досадой подумал Джон.
Он вышел из трамвая, перешёл дорогу и, ожидая другого, следующего в обратном направлении, присел на скамейку, находящуюся под стеклянным колпаком.
Несколько человек дожидающихся вместе с ним, но снаружи колпака, наслаждались лучами тёплого весеннего солнца. Парень и девушка, держась за руки, о чём-то оживлённо беседовали. Мужчина в соломенной шляпе читал газету. Старик... Джон вздрогнул от неожиданности. И несмотря на то, что стекло нельзя было назвать идеально чистым, он мог поклясться, что это был тот самый старик с фотографии! Он буквально в упор пристально и изучающе смотрел на Джона! 
Подошёл трамвай, из которого начали выходить пассажиры. Они смешались с входящими, Джон тоже направился к входу и когда оглянулся назад, старика уже не было. "Показалось, - подумал Джон, хотя мог даже вспомнить губную гармошку, выглядывающую из нагрудного кармана пиджака старикашки. - Странный денёк."

Здание биржи труда сверкало стеклопакетами в которых отражалось безоблачное небо. Входя с толпой других соискателей "счастья", Джон пропустил вперёд какую-то женщину и вдруг увидел его опять. Старик с губной гармошкой в нагрудном кармане пиджака смотрел на него сквозь стеклянные двери вестибюля. Джон замер на несколько секунд в полном недоумении, но людской поток подхватил его и понёс к лифту. Большой, так же как само здание сверкающий чистотой надраенных зеркал, лифт вмещал себя до пятнадцати человек, как указывала табличка. В толпе думающих каждый о своём, неулыбчивых людей было довольно тесно, чтобы увидеть себя в зеркале, но Джон всё же попытался это сделать - убедиться, что всё нормально с причёской и улыбнуться самому себе для поднятия духа. Старик с губной гармошкой был в лифте и стоял, судя по отражению, буквально за спиной. Джон побледнел и резко обернулся назад. Лифт в это время остановился, двери распахнулись и люди стали выходить. Опять потеряв из вида своего преследователя, Джон тоже рванул к выходу, сообразив, что старикашка находится где-то среди выходящих. 

"Эй! - крикнул он ещё находясь в лифте. - Эй, подождите! Кто Вы такой, что Вам от меня нужно?!"
Несколько человек обернулись, удивлённо глядя на Джона, но заметив его взгляд, устремлённый куда-то вперёд поверх их голов, продолжили свой путь, устремившись в лабиринты коридоров здания. 
Джон почувствовал, что ему не хватает воздуха, в глазах потемнело, он потерял равновесие и упал.
- Как Вы себя чувствуете? - спросила молодая женщина в белом халате, когда он, открыв глаза и обнаружив, что лежит каком-то диване, попытался сесть. - Вам лучше?
- Что случилось, где я? - приняв вертикальное положение и потирая немного ноющий локоть, спросил Джон.
- Вы в медпункте, у Вас был обморок. Мы измерили давление, оно оказалось ниже нормы. Но сейчас всё хорошо. Выпейте вот это, - женщина протянула какую-то таблетку, - и через несколько минут Вас отвезут домой, я вызвала такси.
- Но я бы хотел... - Джон взял лежащую рядом на тумбочке папку.
- Нет, нет! - его собеседница категорически замахала руками в знак протеста. - Сегодня больше никаких дел! Домой - отдыхать!
- Да, когда вы упали, то обронили кое-что, мы всё сложили в этот пакет, - добавила она и положила бумажный пакет рядом с папкой.

Такси довезло до дома, водитель заботливо поинтересовался на каком этаже он живёт и не нужна ли помощь, и только когда Джон поблагодарил и сказал, что с ним всё в полном порядке, уехал, пожелав хорошего дня. Поднявшись на второй этаж и открыв входную дверь, Джон почувствовал, что чертовски устал. Он даже присел на стул прямо в коридоре, положив папку и пакет на небольшую полку перед зеркалом. Места для этих двух предметов явно не хватало, и пакет упал на пол. От удара он порвался и содержимое рассыпалось. Ручка, ключи от кладовой, маленький блокнот и... губная гармошка.

Казалось, целую вечность он смотрел на неё, а потом взял в руки, поднёс к губам и заиграл. Мелодия "Одинокой пастух" заполнила квартиру звуками тоски и одиночества. Продолжая играть, Джон медленно встал и уткнулся взглядом в зеркало. На него смотрел тот самый странный старикашка с фотографии. Только в глазах, вместо спрятавшейся улыбки, стояли слёзы.

Это сообщение отредактировал Gesheft - 15.02.2019 - 18:30
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 17:57
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№12 Мы, как птицы, садимся на разные ветки...и - засыпаем в метро

Декабрь – странный месяц...все остальные тоже не лучше, но все же ничто не может сравниться с предновогодним ажиотажем. С виду разумные люди носятся с азартом детсадовцев – покупают, выбирают, примеряют и прикидывают, что бы такого еще прикупить, чтобы порадовать близких и неблизких каким-нибудь необычным подарочком.
На улицах масса машин, никуда не подъехать – просто некуда поставить своего железного коня, а бросить его где попало тоже не получится – утащат ироды лошадку, потом обыщешься его, да и вызволять придется за вполне немаленькие денежки...
Давненько я не ездила на метро...это не снобизм, просто с появлением  машины, я стала ненормальной автомобилисткой...но сегодня мне нужно на Маяковскую, ехать на машине в центр перед Новым годом  - глупо...вот я и пошла в недра земли...
Эскалатор полупустой, в середине дня на моей любимой Техноложке немного народа, только внизу на мою линию с пятью вокзалами торопятся люди...
Что-то я как-то каменно устала – темень на улице, грязь под ногами, даже скорое наступление Нового года – не радует, а предновогодняя суета даже раздражает...
Интересно, как давно меня перестал радовать этот дивный праздник – Новый год? Не помню...надо же – забыла...

- Это произошло, когда я ушел?
Его рука коснулась меня...
- Что ты, что ты, мой хороший! Я просто устала! А давай в этом году встретим Новый год в пижамах? Вот не будем переодеваться, накидаем на диван подушек, поставим бокалы и вкусняшки на низенький столик и будем целоваться в темноте под мерцание лампочек на елке! Помнишь, как тогда?
- Помню-помню! А как мы свалились тогда с дивана?
Он по-мальчишески рассмеялся!
Как я люблю этот его беззаботный смех!
Господи, какой он у меня еще мальчишка! А голова уже седая...
Балкон открыт, небо прояснело, какой-то неясный свет дрожит в окне... Он стоит рядом, и мне от него тепло, а в душе – одновременно радость и какая-то щемящая тоска...

- Ты знаешь, если бы я села вчера в машину, то сегодня бы уже приехала к тебе...
- Не надо, любимая...Тебе не надо это делать...
- Ну, почему, почему? Почему мне нельзя к тебе?! А помнишь, как я бежала к тебе на Московский вокзал? Помнишь? Ты позвонил за 20 минут до отхода поезда...
***
Сердце оборвалось. Так - платье, тенниски - на ноги, два пятака и ключи...дальше - провал...от моего дома до Московского вокзала минут двадцать пять-тридцать... я бежала так, что люди расступались, эскалатор - не помню, вагон - тоже, эскалатор наверх - от бега сердце уже в горле. Через пятнадцать минут я была на платформе. Его невозможно было не заметить  - он и сейчас такой же поджарый и подтянутый, да и два метра роста выделяют его в любой толпе...а, может быть, это я выделяю его - до сих пор...
Так вот я сразу увидела его чубчик. У него смешной чубчик такой - волосы так растут, как ни стриги - все равно хохолок торчит.
У него сделалось какое-то смешное и растерянное лицо, но я со всего маха с разбега впечаталась в него...и его руки обняли меня...Тогда все кончилось, и все началось...почему принято стесняться слова «любовь»? Почему мы с неловким смешком вспоминаем, как мы любили? Жизнь прокручивает нас, как фарш в мясорубке, мы становимся циничнее и жестче...но о том, первом, чувстве мы никогда не говорим и очень редко вспоминаем...
Только в юности счастье может быть таким спрессованным, и только в юности жизнь и смерть подходят друг к другу на расстояние одного часа.
***
- Почему мне нельзя к тебе?!
- Потому что я...
- Что? Что – ты? Ты меня разлюбил? Я надоела тебе? Я стала старой и толстой?
- Нет, что ты, глупыха! Ты – все та же...а коса, какая у тебя шикарная коса! Я всегда любил ее заплетать, а ты смеялась и говорила, что щекотно...
Он гладит меня по голове, плетет косу, пальцы перебирают мои волосы, и он приговаривает, заговаривает мою боль. Его голос течет, как речная вода, когда мелкая речка журчит, переворачивая камушки...водааа...как я люблю воду, вот так войти в нее и лечь лицом к солнцу, а вода перебирает волосы, как будто это его руки...и солнце...и тишина...

- Коса?! Какая коса?! О чем ты говоришь? Я же обстригла ее прямо перед свадьбой!
Какой бой я выдержала тогда в салоне – не передать! Мастер наотрез отказалась меня коротко стричь, тетки со всех мест стали уговаривать – не делать такой глупости. Но тогда я схватила ножницы со столика и решительно начала отстригать прямо заплетенную косу, ножницы скрипели в туго заплетенных волосах...мастер сдалась...
Никто и никогда не узнал, почему именно в день свадьбы я обстригла свою косищу, причем сделала такую короткую стрижку, что мне с трудом в парикмахерской смогли прикрепить к волосам всего один цветочек...

- Я вышла замуж не за тебя!
- Да, любимая!
- Поэтому мне нельзя к тебе? Это мое наказание?
- Что ты! Ты сделала все правильно!
- Прошло столько лет! Мы же взрослые люди – мы можем все изменить! Почему мне нельзя к тебе? У тебя другая женщина?
- Нет...у меня никого, кроме тебя не было...ты ведь это знаешь...
- Знаю, знаю...тогда – почему?
- Потому, - его голос стал тише – потому что я тогда...умер...

Нет-нет-нет! Я не верю! Я не хочу в это верить уже много лет!
Я ведь прыгнула тогда машину и ехала в темноте и метели! Я не доехала! Не успела!

- Не плачь, ну, пожалуйста, не плачь! – его рука погладила меня по голове – Я ведь прихожу к тебе...раз в году...когда небо совсем близко к земле...
- А почему тогда ты выглядишь на 20 лет старше? И седой вон стал весь? Ты же не должен стареть?
- Потому что наша любовь не дает мне уйти...за эти недолгие минуты наших встреч я проживаю всю свою недожитую жизнь – седею вот...
Он взлохматил рукой волосы и рассмеялся...
Свет на балконе сгустился...

- Девушкаааа! Девушка! Проснитесь! У Вас телефон в сумке надрывается...
Кто-то тряс меня за плечо... «девушка», надо же – девушкой меня назвал!
- Что? А?
- У Вас телефон...а Вы заснули...
- Ой, спасибо большое! Я чуть свою остановку не проспала! Спасибо!
Я выскочила на Восстания, телефон снова заиграл «Трутся об ось медведи, вертится Земля!»
- Да, слушаю!
- Мам! Буська родила! Мальчика! Поздравляю – ты бабушка!
- Господи! Счастье-то какое! Мальчик! Прямо новогодний подарок!

Кто-то рядом рассмеялся знакомым мальчишеским смехом...
- С Новым годом, бабуля!
Его голос, его смех, его прикосновение...
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 18:00
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№13 Рябиновые спицы.

Раннее январское утро. Темно за окном. Герасим, совсем недавно отложил в сторону свой планшет и наконец уснул. Всю ночь, воспаленные глаза смотрели в экран китайского электронного чуда, оно на скорости 5 G wi-fi, несло ему череду важной, неважной и совершенно бесполезной информации вперемешку с сообщениями из соцсетей, флиртом и политсрачем в многочисленных группах.

Проблемы со сном у Герасима были давно, заснуть удавалось почти под утро, короткий сон не восстанавливал сил. Весь день приходилось бодрить себя кофеином. В таком состоянии мозг начинает работать по-особенному, постепенно стирается грань между реальностью и сном.
В этот раз, чуткий сон Герасима нарушил грохот и скрежет доносившийся из туалета.
Огромный рыжий кот, с пушистым хвостом, яростно скреб когтями наполнитель, цепляя ими внутреннюю решетку лотка.

Герасим повернулся на бок и прикрыл голову подушкой, он еще цеплялся за остатки сна, но грохот упавшего совка и треск перевернутого лотка, окончательно его уничтожили.
-Твою же мать! Выругался Герасим, встал и пошлепал в туалет.
На пороге туалета, красовался лоток, с аккуратной горкой наполнителя в виде Эвереста и разбросанными вокруг по полу гранулами.

-Как же задолбал меня этот рыжий перфекционист! продолжал то ли в слух, то ли про себя ворчать Герасим. Вытряхивать эту ежедневную вонь ему порядком надоело, равно как и следить за порядком в своем жилище.
Квартиру, с ремонтом «после бабушки», Герасим снял сразу после развода, в спальном микрорайоне Наумово. Было недорого, а это важно. Когда тебе минуло 40 и юношеский максимализм, молодецкие понты уже пооблетели, главное чтобы расходы были умеренными.

На кухне щелкнул вскипевший чайник, Герасим пил кофе, нужно было принимать решение.
-Этот переезд,по сути ничего такого страшного. Ну жил я в Наумово...в жопе мира.. елки хуем околачивал, белок на такси развозил. Жилья уже нет. Имущество все в одном контейнере. Смена трусов в сумке. Еще не критичный возраст. Решил - на хуй мне яйца на дворе морозить. Поднялся и полетел в столицу. С учетом того, что дети уже большие, другие родственники сами по себе, хотя самый близкий мой родственник это гандон за сто рублей.  Собрался и попиздил в чистую столицу к чистой невесте с чистой собакой. Выгорит - хорошо. Не выгорит - так устроюсь. Что мне терять то?


Стоя с котом под мышкой, на лестничной площадке «хрущевской пятиэтажки» Герасим звонил в дверь соседки снизу. Ему открыла опрятная старушка, на вид лет ста, в длинном отутюженном сарафане в клетку, одетом поверх белоснежной водолазки. В руках соседка держала, причудливо изогнутые деревянные спицы с вязанием и прямо смотрела в глаза Герасиму. Глаза у старушки были насыщенного зеленого цвета, с ясными черными зрачками, не блеклые как у пожилых людей, а такие чистые, будто глаза ребенка.
От контраста юных глаз с внешним почтенным возрастом бросало в оторопь.
Герасиму вдруг стало страшно. Кот под рукой, с возмущением стал вырываться, предупредительно впивая коготки в держащую его руку.
-Да заебал ты меня дебил! Отпусти уже!- сказал кот.

Герасим встряхнул головой, видно действие кофе было недостаточным и мозг продолжал спать, но все же с подозрением покосился на кота, а потом на бабку, видно почудилось.
-Вот, Юлия Петровна, присмотрите, пожалуйста, за Мурзиком, хороший кот, почти в сапогах!- сказал и слегка нервно гыгыкнул сосед.
Старушкин взгляд преобразился, на лице появилось ласковое выражение, сухие костлявые руки с узловатыми венами потянулись к пушистому животному, который безропотно мявкнув, послушно перебрался на руки Юлии Петровны.

Старушка молча закрыла дверь, забрав кота, оставив Герасима без напутствий. Она недолюбливала соседа. Нет, ей не на что было жаловаться, вел себя Герасим тихо, но Юлия Петровна слишком хорошо научилась разбираться в людях за свою долгую жизнь. Первый взгляд ее никогда не обманывал, а Герасим на первый взгляд выглядел говном, пах говном и не исключено, что и был им. Но проверять это, старушке совершенно не хотелось.
Она опустилась в уютное кресло и продолжила свое рукоделие. Кот устроился развалившись у ног, лениво играя клубочком ниток, а старушка ловко накидывала и продевала спицами петельки, вплетая причудливый узор в свою работу. В каждом узоре есть своя магия, свой тайный смысл и вообще символы правят миром.
Символы например могут объединять народы, как флаги стран, объединяют фанатов шарфы и эмблемы клубов, брэнды изделий объединяют потребителей, к тому же они существенно влияют на их стоимость. Символ может возвысить человека над другими, как татуировка на авторитете, равно как и опустить его.

Юлия Петровна знала толк в символах и вплетала их в каждую петельку. Если символы правят миром, то эта бабуля совершенно точно, умела править символами. Сейчас она вязала шерстяную шапочку, выводя на ней скандинавский узор из петелек. В хитросплетении рун, особенно часто мелькали две руны, это Альгиз и Наутиз, точно такие же руны были вырезаны на деревянных отполированных долгой работой, спицах, сделанных из потемневшей от времени рябины.

Руна Альгиз соотносится с древним богом Хеймдалем, стерегущем радужный мост между миром людей и миром богов, эта руна давала защиту своему владельцу от непрошеного вторжения и недопущения негатива.
Руна Наутиз очень сложна, с одной стороны это руна принуждения, сковывания и ограничений, с другой стороны она связана с нордическим понятием судьбы или рока. Это руна развития, через испытания и ограничения, накладываемые судьбой и роком, она пробуждает мощные внутренние силы и дает женщинам сексуальную энергию действуя на низшие «я» и сферу темных устремлений, старикам она дарует долголетие, женщинам средних лет благополучие в личной жизни и здоровье.
Обе эти руны связаны с деревом рябиной, из которой древние жрецы изготовляли защитные обереги и амулеты использовавшиеся для защиты от колдовства. Считается, что рябина обостряет восприятие и развивает дар предвидения.
Вот и сейчас, держа в руках спицы из рябины, Юлия Петровна очень четко предвидела дальнейший ход событий и творила свою магию петелька за петелькой. Перед ней как книга перед читателем, раскрывалась дальнейшая история хозяина, рыжего котика.


Анна, еще молодая и стройная девушка, с великолепной грудью и прокачанной стройной фигурой играла с маленьким сынишкой в трансформ еров. Она принадлежала к той категории девушек, которых холостяки шовинисты, высокомерно называли «разведенка». Глядя из окошка на улицу Большого Города, она думала о том, предложении которое сегодня приняла от нового знакомого.
Покататься на коньках, было хорошей идеей. Анна любила спорт и людей активных. С Андреем было интересно. Высокий огромный в плечах, он относился к той категории мужчин, которые за внешне простыми вещами, видят больше других. Со стороны напоминая папу Дяди Федора из детского мультика. В обычной пластиковой ложечке для кофе, он видел сложные цепочки углеводородных соединений, которые лежат в ее составе. При прослушивании музыкального трека различал тембры альто от контральто, а в чашке кофе мог определить по вкусу сочетание сортов ройбуш и арабики. Обсуждать с ним любую тему было интересно, чего бы она не касалась. Анна увлекалась рукоделием, вязала крючком и спицами, вот и сейчас решила скоротать время перед свиданием. Взяв журнал «Петровна», в котором были полезные рецепты засолки капусты, в вперемешку с таблицами узоров по вязанию спицами и крючком, она уютно устроилась в кресле.

Эх, вздохнула Анна, глядя на фотографию готового узора, мне бы еще раздобыть рябиновые спицы как в журнале. Продевая петельку за петелькой, Анна настроила свои мысли на приятный лад. Мысли во время работы должны быть хорошие, тогда и работа будет приносить удовольствие и изделие доставит много радости своему обладателю, но одна тревожная мысль ее тревожила.
То злополучное знакомство с Герасимом, которое стоило нервов и разочарований, опять напомнило о себе. Утром доставка принесла ей букетик цветов от анонима. Андрей не мог знать ее адреса, значит цветы были от Герасима.
-Вот черт! Петельки на спицах стали затягиваться туже, принимая на себя негатив мастерицы.
-Когда же он угомонится то наконец? Петля перескочила через соседнюю и затянулась узелком нарушая ровный ряд.
-Определенно с этим клоуном пора заканчивать, уж лучше пусть другие слушают истории про его тяжелый и непростой жизненный путь, который оправдывает его любые новые косяки.
В дверь позвонили, это пришел за внуком дед, значит вечер можно посвятить себе.
Не известно было чем закончится сегодняшнее свидание, зато Анне уже хотелось его продолжения и развития. В голове кружились планы на годы в перед связанные с этим, слегка странным здоровяком из института теплотехники. Он работал там инженером не пойми в какой области. Анне это было не важно, важно было каким заинтересованным взглядом он следил за ней. Время идти на каток, она натянула свой любимый комбинезончик, прихватила сумку с коньками и выскочила на морозный воздух.

-Ну что, рыжая морда?
-Обломаем Герасима? С этими словами Юлия Петровна обратилась к рыжему коту.
Ей не хотелось, чтоб сосед портил кому-то жизнь.
-Сейчас мы ему свяжем судьбу достойную, но для начала пусть получит хороший урок.
И спицы Петровны стали затягивать тугие петельки вывязывая орнамент могучего оленя запрыгнувшего на круп стройной молоденькой оленихи.
-Вот так вот тебе дружок, на молодых олених и без тебя оленей хватает.
Петровна с любовью разгладила получившуюся лыжную шапочку.
-Племяннику отошлю, чтоб уши не мерзли. Произнесла она в слух обращаясь к коту.
Кот одобрительно потерся пушистой мордочкой о ногу, задрал хвост и развернулся задом.
-У них в институте на выходные намечается лыжный кросс, вот пусть и проветрит себе мозги от своей теплотехники. Добавила старушка.
Мурзик скептически посмотрел на Петровну, затем взглядом указал на пустую тарелку для корма, намекая на то, что пора бы и пожрать.

На ум лезли дурные мысли. Герасим сидел на лавке и жевал чебурек. Холодная скамья студила зад через тонкую ткань вытертых джинс. Холод пробирался вглубь, свербя аж где-то глубоко внутри. Но ни холод, не остывший чебурек, обжаренный в похожем на олифу, фритюре, сейчас не замечался. На ум, по кругу приходила одна и та же сцена: лифт, заветная дверь, звонок, до боли любимый голос, просьба открыть, распахнутая дверь и...
-Пошел на хуй!
Пошел на хуй!!! Так и звенело в ушах. Герасим курил, жевал чебурек и снова курил и снова жевал...
Нет он не был разочарован, но все же было обидно. Проделать 2,5 тысячи километров к любимой, это все-таки поступок. Герасим надеялся, он будет оценен.
-Сучка! Вредная сучка! Я тебя все равно добьюсь!
За сорокет годов, уже не мальчик, любимой чуть за тридцать, разница не критическая, и постарше есть кто в женихах ходит.
Все уже было схвачено, познакомились на сайте, съездили друг к другу в гости. Герасим был на такой высоте, которая этой юной пипетке и не снилось.

Впечатление такое, что как будто бабка отшептала, да просто зазомбировали её, вдули ей всякие вымышленные гадости, что мол, старый и живот торчит.
Лежащий на лавке планшет, вспыхнул уведомлением о новом сообщении. Герасим выкинул промасленную салфетку от чебурека и зашел на сайт.
Контейнер с вещами приходит только через неделю, есть еще время оглядеться.
Лариса 39, Большой Город, познакомится с парнем до 50 лет, строго для серьезных отношений, женатым не беспокоится.
Герасим прочел начало анкеты, приславшей ему сообщение, незнакомки. Ну вот Лариса, с тобой то мы сейчас и познакомимся. Большой Город-большие возможности, если есть желание,  эти возможности найдутся для всех...
.
p.s.  Автор рассказа заявляет, что рассказ является художественным вымыслом, все события выдуманными, все сходства персонажей с героями рассказа, являются случайными.
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 18:02
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№14 Как дети

- Ребята, а как вы сюда попали? Кто вас пропустил? - тоном, которым говорят с просочившимися на стриптиз первоклашками, неожиданно прозвучало сзади.
"Ребята", самому младшему из которых было 46 лет, удивлённо и настороженно обернулись. По ковровой дорожке к ним медленно, но неотвратимо приближалась монументальная седая тётка с крашенными в синеву волосами. Её ласковая фальшивая улыбка и ледяной взгляд крокодила не сулили ничего хорошего. Вторая тётка, сходных массогабаритных параметров, нарочито отвернувшись в сторону, по широкой дуге обходила справа для нападения с фланга.
- Валим отсюда? - с паникой в глазах прошептал Вадик. Но бежать уже поздно...

* * *
А ведь вначале идея казалась такой правильной и авангардной: вместо традиционного четвергового бара сходить в... Третьяковку! Миха с недавних пор всерьёз увлёкся рисованием и пообещал провести «охуенно-культурную экскурсию» под девизом: «Удиви организм искусством». По жизни Миха уже виртуозно владеет: сварочным аппаратом, русским матом, доменными политиками виндовс и собой. Своими повадками он напоминает пустившегося во все тяжкие Одина, поднабравшего на пирах пяток-другой лишних килограммов. За мужественный внешний вид, чёрную бороду, кольцо в ухе и внушительные размеры Миха получил соответствующее погоняло: «Персик». Главным аргументом в пользу неожиданного прозвища была, конечно, Михина беззаветная любовь к противоположному полу: чуть-где какие девушки, так Миха уже с ними. Как на картине «Девушка с персиками», только наоборот. Разумеется, эта любовь не могла не отразиться и на его художественном творчестве.
- Искусство Художника - в недосказанности! – твердит его инструктор по живописи, и Миха овладел этим искусством в совершенстве. Что бы он ни рисовал, будь то: груши, прихотливый венецианский мостик или крымский пейзаж, во всём безошибочно угадываются сиськи. Но мы его за это не виним. Была попытка переименовать его из «Персика», когда Вадик, узнав об увлечении Михи живописью, глубокомысленно изрёк: «Был Миха «Персик», а стал “Бэнксик”». Но новое прозвище не прижилось, потому что у нас другие приоритеты.
В прозвище самого Вадика виновата его жена, что лично, что в переписке обращающаяся к нему не иначе, как «Милый».
Ну и я – «Локи». Фиг их знает, за что они меня так прозвали.

Несмотря на предстоящий высокий градус культурного мероприятия, от четверговой традиции потребления хмельных напитков было решено не отказываться, а соблюсти с благородными нововведениями:
- Сегодня, только коньяк! – важно произнёс Вадик и мы с Михой одобрительно и с умным видом покивали.
Общим мозговым штурмом было решено, что раз место не менее культурное, чем театр, то в буфете Третьяковки обязательно должны подавать коньяк, (а иначе кто-бы туда ходил?!) В наших фантазиях вечер, в картинной галерее с гидом – «Персиком» после буфета с коньяком, обещал быть аристократически-изысканным и утончённым.

Из предваряющей культурное мероприятие переписки в ватсапе выяснилось, что одну бутылку коньяка хозяйственный Вадик, на всякий случай, решил прихватить с собой. Кроме бутылки Вадик попытался прихватить ещё и жену, но почти сразу же одумался под градом наших дипломатичных уничижительных комментов. Ежу ведь понятно: в Третьяковку ходят или с женой, или с коньяком.
Встречаться договорились на улице у входа в кассы, как завсегдатаи, бля…

"Бля…" и вырвалось у меня, когда я вырулил из-за угла в Лаврушинский переулок и уткнулся в хвост дикой очереди. Нет, очередь была отвратительно культурная и вежливая, «дикость» заключалась в размерах. Попытавшись обойти очередь с фланга, я заблудился в её змеиных изгибах и потерялся. Сориентироваться и встретиться с парнями мне помогло их восхищенное раскатистое "Бля-я-я-я-я…!", когда они увидали столпотворение живописефилов.
Встретившись, обменялись первыми впечатлениями:
- Ну, ни хера себе жажда искусства!
- Давайте сразу накатим? А то ведь замёрзнем стоять!
- Пикассой накрылся вечер…
Наша группа излучала такое коллективное отчаяние и безысходность, что даже сновавший рядом скользкий тип, предлагающий всем проход без очереди за 1000 рублей, нам предложил за 700. Но всё равно был послан. Спасти нас могло лишь чудо, подоспевшее в виде двух девушек с бэйджиками. Они нам, дикарям, и разъяснили, что эта очередь - за картинами Куинджи, а посмотреть картины других великих мастеров можно совершенно без очереди чуть дальше по улице. И действительно, купив без очереди билеты мы почти сразу смогли пройти в галерею.

Лишь на входе случилось небольшое ЧП. Наш гид-«Персик», важно шедший с билетами первым, подвергся чуть ли не ректальному досмотру с изъятием из его сумки банки какого-то масла. Вадик моментально сориентировался и, отобрав у Михи свой билет, удрал на улицу прятать коньяк под куртку. Миха буянил, кричал, что масло для картин, но потом одумался, затих и масло отдал.
В гардеробе нас догнал страшно гордый собой Вадик, уже успевший переложить коньяк обратно в сумку. Кроме бутылки в сумке хозяйственного Вадика оказались: пластиковые бокальчики, шоколадка, нарезанный дольками лимон в одноразовом стаканчике, салфетки. Настроение улучшилось и, предвкушая чудесный вечер, мы отправились в буфет...

...где нас ждало первое горькое разочарование: в нём не было даже пива! Посетителей, разумеется, тоже не было, зато была табличка о запрете любого спиртного и три официанта, выжидательно уставившиеся на нас.
Помявшись с сумкой у стойки, Вадик решил попытать счастья:
- Парни, а если мы, для обострения восприятия прекрасного, по чуть-чуть, что, если у нас с собой?
- Ментов позову, - равнодушно и негостеприимно ответил один.
- О, ещё одни, - хмыкнул второй.
Третий просто зевнул.
Пришлось трусливо ретироваться.

В расстроенных чувствах, так и не почав бутылки коньяка, мы углубились в чрево галереи. Уныло смотрели на разные картины, понуро поднимались по каким-то лестницам, меланхолично куда-то спускались. Рядом что-то бубнил грустный "Персик", но мы его не слушали. В общем, всё было не так.
Неожиданно мы забрели в полутёмный зал, где не было ни души. Правда, картин там тоже не было. Вот это повезло! Не сговариваясь, мы остановились и, только Вадик лихорадочно потянул сумку-бар с плеча, как сзади раздалось:
- Ребята, а вы как сюда попали? Кто вас пропустил?...
Оказалось, мы забрели в ту часть выставки, где проходит смена экспозиции. Объяснить, как мы сюда дошли никто из нас не смог. Выкрутились, что ищем Серова, Перова и "Кунинджи".
- Куинджи! - исправила нас тётка. - Сейчас выпущу вас, спуститесь на первый этаж, там они все. Только сумку сдайте в гардероб!
Тётка открыла дверь на служебную лестницу и, выпроваживая нас в полумрак, буркнула вслед:
- Заблудились они! Ну прямо как дети...
За нами щёлкнул замок. Мы переглянулись — это был тот самый шанс!
Немедленно выпили и закусили шоколадкой с лимоном за: русское искусство в целом, за пейзажную живопись в частности, за будущие творческие успехи Персика. Он, кстати, пообещал подарить мне вторую великую картину. "Первую", - говорит, - "не могу, прости, уже себе пообещал Третьяковке её подарить."

Бесполезную теперь сумку сдали на хранение и пошли смотреть живопись. Вы знаете, как-то сразу всё наладилось. Третьяковка, если так можно выразиться, расцвела красками! Поверьте, великолепная выставка! Сходите - не пожалеете! Серов-то, Серов! А Шишкин! Какая техника! Господи! Красота-то какая!
Теперь наш гид-«Персик» имел ошеломительный успех. У каждой картины Миха собирал небольшую толпу, демонстрировал всем желающим размер авторского мазка, рассказывал с какого расстояния картину нужно смотреть, обращал внимание на манеру письма автора и другие существенные детали.
Например:
- Перед нами полотно Шишкина "Рубка леса". Но, обратите внимание на ровный спил дерева и отсутствие опилок на земле! Шишкин, конечно, великий художник, но лесоповал рисовать не умеет, сразу видно - не сидел!
Или:
- О! Зал Врубеля. Сейчас я покажу вам «ДемОна сидящего»… Но позвольте, где же «ДемОн»? Так, тут табличка есть... если вкратце, уехал «ДемОн» на гастроли в Ватикан.
- Вот суки ватиканские! Вообще "не пАлятся"! Не стыдно им?!
Это возмутился мужичок, следующий за нашей «экскурсией» последние полчаса, к Врубелю у него оказались личные счёты:
- Да Врубель вообще - говно! Мой батя говорил: дайте мне кисть и ведро краски, я лучше нарисую!
Миха торжественно пожал мужичку руку и попытался расцеловать.
В другом зале удивлённая девушка поинтересовалась у Михи, который почти не матерясь, описывал свой восторг от любимой картины его почившей бабушки «Охотники на привале»:
- А вы точно настоящий экскурсовод?
Миха уверил её, что самый настоящий, но тут же испортил впечатление, попытавшись узнать её телефон.

Мощнейший эффект произвёл на нас портрет Марии Лопухиной. Минут десять стояли молча, разглядывали, цокали языками. Какая внутренняя гармония, какая женственность, это же поэзия! Да… «Джоконда» просто «отдыхает».

После Лопухиной настроение было отличное! Поэтому ещё посидели (недолго) в грузинском ресторане и разъехались по домам.

Утром, «на свежую голову», состоялась следующая переписка в ватсапе:
- Шишкин – гад. Очень сухо пишет. Такой «сушняк»... Надо было на Айвазовского налегать.
- Не, норм. Айвазовский – «маринист», там же вода морская. Сушняк ещё больший был бы. Тем более Миху всегда с Айвазовского укачивает…
И вдруг Миха:
- КТО ИЗ ВАС, ДЕБИЛОВ, ВЧЕРА МОИМ ТЕЛЕФОНОМ ФОТКАЛ???!
Да все фоткали. Миха хвастался его тройной камерой, вот и гулял телефон по рукам.
И выяснилась такая история: жена Михи, собирая утром вещи в стирку, нашла в кармане рубашки два билета в Третьяковку. Объяснениям Михи, что вчера, вместо бара он отправился смотреть с мужиками живопись, она, почему-то, сразу не поверила. Когда же Миха попытался её успокоить и показать вчерашние фотки, там оказалось всё, что его жена не любит: какие-то мраморные сиськи, голые статуи со всех ракурсов, голые статуи с фильтром «Макияж», сисястая официантка из грузинского ресторана и даже небольшое видео с «текила гёрл» оттуда же, пьющей с Михой «на брудершафт».
- Лучше бы не показывал, - говорит. - Поругались…

* * *
Через пару дней, поздним вечером, я шёл по Тверской к метро. В свете разноцветных уличных гирлянд кружили снежинки и показалось, будто от Луны к Марсу разноцветными искорками рванула стайка ракет. "Наверное, тоже на выставку", - пришла неожиданная мысль. Но мысль на этом не закончилась. Говорят, что великое заметно на расстоянии. Вот мы шутим над Михой, а вдруг наши внуки будут ходить в Третьяковку смотреть его картины? Нужно оглядеться вокруг - наверняка рядом ходит или происходит то, что потомки назовут "эпохой". Пора учиться ценить это вот всё. Учиться ведь, никогда не поздно?
Как бы теперь до Михиной жены эту мысль донести...
 
[^]
Мухосранец
15.02.2019 - 18:04
-7
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 14.05.15
Сообщений: 2525
Все любят Мамбу! И Серёжа тоже! © Цэ реклама
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 18:05
2
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№15 Ночью все цапли серы.

Каменные джунгли больших городов пахнут одинаково: пылью, бензином, усталым асфальтом, человеческими выделениями и коктейлем из парфюмерных отдушек. Ночью с большой высоты города выглядят, как распростертые по земле чудовища из неподвижных огней районов, соединенных артериями дорог и проспектов, состоящими уже из движущихся огней. И только участки парков и водоемов - это черные дыры. Серая цапля кружит над городом и стремительно ныряет в одну их таких « дыр», в оазис первозданного леса вокруг небольшого озерка, чудом уцелевший в спальном районе.

Здесь тихо, свежо и безлюдно. Почти.. Парочка влюбленных самозабвенно занимается сексом в алькове из склоненных к воде ветвей . Цапля приземляется напротив , в камышах и застывает , словно статуя. Вдруг вода возле ее лап закипает, покрывается пузырями, чья-то перепончатая лапа с крючковатыми когтями показывается на поверхности. Мгновение - и цапля бесшумно проваливается под воду.
- Вот смотри ,чего творят- настоящий водяной усаживается на пластмассовый контейнер внутри воздушного пузыря на дне озера, куда он и затащил цаплю.- Еле место расчистил.

Раздается негромкий шлепок: отскочив от пузыря, брошенный в воду презерватив, как медуза, кружит в невесомости воды.
- А 200 лет назад влюбленные на этом месте в воду венки бросали - произносит водяной сокрушенно.
Цапля отряхивается и превращается в молодую симпатичную ведьму в сером балахоне.
- Или топились от нежелательной беременности,- обрывает ведьма ностальгические грезы водяного.- Ты меня для разговоров про экологию сюда вызвал?

- Про нежелательную беременность!- голос водяного звучит жестко.- Тебе в прошлый раз что было велено? Раскрыть влюбленной дурочке глаза на то, как ее муженек время проводит в отсутствие жены. А ты совсем другое кино ей показала, вселила верю в любовь. Вот, итог: Леночка беременна, Максим этого ребенка не хочет, жену не любит. А тебе ли не знать, кем такие дети вырастают? Вурдалаками . Этот Максим еще и тендер на постройку торгового центра получит. И здесь,- водяной описывает большой круг крючковатым ногтем, - построит.. И придется нам с тобой не животными прикидываться, а олигархами и крутыми телками, чтоб встретиться и поговорить. Тьфу, нечисть.- машет рукой и опять усаживается на покрытый бурой тиной пластмассовый контейнер .

- И что теперь? - виновата спрашивает ведьма.
- Разруливай теперь. Леночка должна встретить настоящую любовь,а не с этим упырем всю жизнь мучиться.
- Мне к ней или к нему?- устало спрашивает ведьма.
- Иди к нему. С ним у тебя лучше получится разобраться.

А несколькими часами раньше молоденькая секретарша открывает дверь кабинета в офисе на 24 этаже башни « Империя» в Москва - Сити.


- Максим Георгиевич, Вы посмотрели материалы для завтрашней презентации? Есть замечания?- новая референт держится деловито и уверенно, только во взгляде, с самого донышка зрачка прорывается восторженный энтузиазм новичка, попавшего, наконец-то, в престижную компанию на достойный оклад.
Такие новички готовы на все, лишь бы понравиться боссу. «Тань, может вместе посмотрим? Вставай к экрану. За каждый косяк будешь снимать что-нибудь из одежды»,- хочет ответить Максим Георгиевич, но такой прикол уместен больше для провинциального чиновника, а не для главы крупной строительной компании. Поэтому Максим Георгиевич вежливо улыбается:
- Спасибо, Татьяна. Посмотрел, все замечания указал. Вам бы пора знать, куда я выкладываю материалы для корректировки,- и смотрит на девушку так, словно она совершила непростительную оплошность.
- Да, да, конечно, - референт испуганной птицей улетает на свое рабочее место.

И когда Максим в девять вечера выглядывает из офиса, девушка все сидит за монитором , видно, ищет отсмотренную боссом презентацию в системных папках. А презентации там и нет. Собственно, вопрос по тендеру на постройку торгового комплекса в Раменках решён, завтрашняя презентация - чистая формальность. Нужно только личное присутствие и подпись.
- Идите домой, Татьяна. Я сам уже все поправил,- испуганный взгляд референта еще больше веселит босса.
Сегодня у него большие планы на вечер и ночь.. Под предлогом подготовки к завтрашней презентации к беременной супруге можно не ехать.
- Милая, я останусь в офисе, поработаю,- дежурный звонок домой, обязательная часть игры « примерный и заботливый супруг». Максим считает, что со свадьбой и детьми можно было повременить. Но раз Лена захотела - она получила. Пусть теперь радуется результату. А он порадуется жизни без нее.
Приличные бабы дуры, им бы только замуж выскочить , размножиться и выносить мозг мужу своими хотелками. Максим- человек деловой, и с женщинами предпочитает приятные деловые контакты.


А теперь о приятном..
Максим Георгиевич проведет этот вечер с новой « игрушкой», которую час назад заказал через интернет. Расслабиться надо перед ответственным совещанием в мэрии.
- Добрый вечер, Максим Георгиевич,- в дверях офиса материализовалась высокая молодая женщина в классическом кожаном плаще. - Я Матильда из агентства « Лунный свет» У меня к Вам есть предложение , от которого Вы не сможете отказаться.
- А как ты..- Максим пытается узнать, как девушка прошла мимо охраны.
- А вот так,- Матильда сбрасывает плащ и гибким молниеносным рывком запрыгивает на стол, прямо перед Максимом .На ней только портупея из тонких кожаных ремней, но при это девушка кажется одетой : безупречно ровное, фарфорово-белое тело причудливо покрывает «узор» от иллюминации и рекламных экранов на фасадах офисного центра. - Сегодняшней ночью я побуду твоим боссом.

Девушка откидывается на столе, раздвигает ноги и притягивает мужчину за галстук к своей промежности.
Максим не против такого обращения, но тут прелестница прикладывает палец к его губам : пленник не может больше открыть рта.
Мужчина пытается обнять девушку за бедра и привлечь к себе : портупея на Матильде разматывается - и вот уже кожаные ремешки на руках, ногах и горле Максима.
- Пристегните ремни — девушка подмигивает и улыбается.
Одежда соскальзывает с Максима сама собой, Матильда откатывает офисное кресло на середину кабинета, запрыгивает на мужчину, как наездница.
- Желаем Вам приятного полета.
Кресло набирает скорость и, разбив окно, вылетает из офиса в ночное московское небо вместе с обнаженными пассажирами.


Звонок от супруга разбудил беременную Леночку в шесть часов утра.
- Лена,я должен тебе признаться: я не люблю тебя, не хочу с тобой жить и не готов к рождению ребенка- голос супруга был тверд и хорошо слышен даже сквозь свист ветра и женский смех в эфире- В сейфе лежат деньги, несколько тысяч евро, документы на собственность в Испании и номера счетов . Ты можешь все забрать себе.
И голос, показавшийся Лене знакомым, добавил в трубку:
- Леночка, у тебя все получится. Дал Бог Зайку - даст и лужайку..
На этом связь прервалась..
Лена чувствовала женской интуицией, что муж ее не любит и ребенка не хочет, но признаться самой себе боялась. А этот звонок, несмотря на всю абсурдность ситуации, внес ясность: надеяться Леночке остается только на себя.
Следом прилетело СМС с цифрами.
«Это код от сейфа»,- догадалась Леночка. Любви, конечно, хочется. Но недвижимость в Испании и внушительные суммы наличными все лучше, чем ничего.

Референт Танечка, придя утром на работу, обнаружила в кабинете босса разбитое окно и небрежно сброшенный костюм от Армани. Самого босса нашли к вечеру, на берегу озерка в спальном районе. Тот утверждал, что прилетел в это место на офисном кресле, которым управляла прекрасная Матильда. Куда делось кресло вместе с Матильдой, Максим Георгиевич объяснить не мог, только махал руками и прыгал на одной ноге, изображая цаплю.
По состоянию здоровья Максим Георгиевич Упырев отказался от руководства строительной компанией и отправился на длительную реабилитацию в глухую деревню, к маме, которую лет десять уже не навещал ввиду сильной загруженности по работе.
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 18:07
2
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№16 Тотем.

 Фиалка.
 Чувство. Зудящее и виноватое, оно выросло из глубокого, затем отчетливо и слышно протопталось, разгоняясь по крайнему быстрому и выскочило, разлепив веки, из глаз, растворяя остатки сна. Разбудило. Поморщился, замер на минуту, словно оценивая степень его тревожности, пошарил рукой по кровати, а убедившись в основательности подозрений - собрался в пружину и рывком поднялся. Бросил взгляд на часы - те съехидничали, сообщив, что к завтраку торопиться уже нет никакого смысла. Желудок недовольно заворчал и снова свернулся в клубок. Дисплей памяти зажегся, перелистывая вчерашние картинки, выстраивая схему реальности на сегодня. Негромко выругался, наконец, нарушив покойную тишину гостиничного номера. Та тотчас же отозвалась, раздалась хрустящими трещинами и осыпалась на пол, впустив звуки забалконного мира. Пение птиц бесцеремонно поместилось все в комнате, вместе с раскидистой кроной кедра, на котором сидело. Стало тесно. Из головы, как из тюбика, выдавился план на ближайшее пустое время: душ, неотложная еда из палатки на набережной и пляж. Ведь после полудня из-за хребта обыкновенно набегут тучи, и снова случится ливень. Ухмыльнулся мысли: “дождь видимо здесь тоже - инклюзив”.

 Главный вход гостиницы служил порталом в духовой шкаф: на раскаленной поверхности суетился муравейник из поджаренных тел в шортах, гавайских рубахах, парео и соблазнительных купальниках, а воздух наполнен симфонией запахов томящегося на углях мяса и морепродуктов, фруктов и бог знает чего ещё. Ноги сами понесли его к Фиалке - плавиться под солнцем в одиночестве ему вдруг показалось совершенно противоестественным, тем более что его дражайшая Хризантема, закатив скандал, укатила домой еще вчера, оставив ему в наказание пустой номер и еще десять закатов и рассветов…

  Ночь.
 Время засыпания цветного шумного и пробуждения черно-белого, сенситивного. Мак имел обыкновение ошибаться во многих явлениях и их свойствах, но час пробуждения чувств осязал затылком. Вечер принес обострение домашних страстей и оголил необходимость побега - все равно куда, лишь бы воздух был не таким спертым, как здесь. Улица распахнула ночь и разложила выбор возможностей на сегодня - довольно скудный, надо сказать, выбор. Будняя ночь посреди будних дней. Сгримасничал, командуя всплытие всем своим раздолбайским чертам.

 Выбрал авто и сочинил себе дело за чертой города. Тем более что погода соответствовала настроению спрятаться в железной коробке: влажный воздух падал с обнаженных ветвей акаций глухими каплями, вязал скелеты деревьев мутным студнем тумана и пробирал до костей, а фонари под действием сырого холода скрючились, освещая только небольшие пятна у своих подножий. Поехал.
 Дело, однако, разрешилось досадно быстро и ему снова пришлось замереть раздумьем. И тут в окно постучал силуэт:
- Работаешь?
- Что? - удивился наш герой, определяя смысл вопроса.
-Такси? - жалобно повторил мужичок, предчувствуя отказ. Хмыкнул про себя: “Ах, такси... Вот я деревянный! А что ты хотел - сидишь в машине, ночью. Либо таксист, либо…”
- Так что, едем? - оборвал размышления гость.
- Далеко тебе?
- В соседнюю Галактику (только так в том тумане могло звучать название пункта Б).

Транспорт уже...вот... А я задержался. Провел сотрудницу домой...и...вот - заикался смыслом мужичок.
- Воот? - улыбнулся, - Хорошая сотрудница? Второй час от полуночи...
- Да... - вздыхает обреченно. “Что же, поиграем”- промелькнуло.
- Двадцатку нарисуешь?
- Да я и больше! - обрадованно затараторил тот. И еще что-то, обегая машину, но значение его бормотания не долетело. Тут осенило - ведь всю дорогу неудобно было ехать...нет, непривычно. Дошло: в заднем левом кармане джинсов отсутствует бумажник. Ого! Взгляд уперся в стрелку, а память выдала справку с фотоподтверждением в виде полки в прихожей. “Будь что будет, заправлю бак его деньгами, а с документами пронесет. Ты ведь везунчик, помнишь? Хорошо, хоть в Доброго Фея играть не начал”- подумал и поехал полем, в обход межгалактических постов, благо вся бестолковая и взбалмошная юность его прошла в этих местах, или где-то рядом. Он разберется. Мужик испуганно молчал всю дорогу, пытаясь угадать себя в пространстве, озирался, а в конце пути даже попытался возмутиться - уж чересчур быстро он был доставлен в свою Галактику и чувствовал себя дерзко и решительно обманутым.

- Тебе километры, или все же домой? Давай-ка я тебя верну на место и топай оттуда сам сквозь свой туман, - разозлился. А туман между тем был из той самой серии, что (извольте не бранить меня за откровенность), никак нельзя было отследить не только куда ты мочишься, но и чем. Несколько раз машина ловила колесами обочину, и когда наш водитель выворачивал руль в направлении дороги, то вдруг оказывался снова в обочине, но уже противоположной.
- Ааа, ладно, - согласился тот и протянул бумажки - Счастливой дороги! И улыбнулся. Неприятно так, хитро, и, кажется - зловеще...
 
Путь назад он выбрал такой же - темными тропами. Нужно было лишь немного откорректировать маршрут и вспомнить направления. Вот отсюда и следует рассказывать подробно, не пренебрегая деталями. Васильевич, который Гоголь, с тех пор стал Маку куда более понятен, потому как далее ему пришлось нести за спиной чье-то тяжелое и гнетущее присутствие. “Потустороннее”- поправил бы меня сам Николай Васильевич. Казалось, знакомая дорога - поворот, поворот, стена тумана, поворот, вправо, влево, влево и снова направо... Кладбище. От него вправо... Затем еще серия прямых, поворотов направо и наоборот… Но опять могильные кресты! Еще раз: прямо-направо-направо-налево-прямо-прямо-направо-налево... Надгробия!

Он готов был поклясться, что количество поворотов и протяженность прямых была разной! И лишь могилы были те же. Одежду приклеил к спине холодный пот - над некоторыми холмиками светились тусклые точки, а сердце билось так, что казалось - точки движутся, перепрыгивая с одного холмика на другой. Еще попытка завершилась тем же результатом - складом зарытых покойников. Ехал мимо, стараясь не смотреть на эти проклятые огоньки. В голове забилась хохотом истерика, но чертыхнуться или вспомнить бога не велел страх. Так, на всякий случай, ибо вера его вместе с неверием ковыляли рядом, тихонько поскуливая. И вырваться из этого плена уже не представлялось никакой возможности. Уровень топлива улыбнулся задорно и красненько, издеваясь над ужасом. Закурил, откинувшись на спинку сидения, и закрыл глаза... “Если ничего не изменится, придется спать в холодной машине. Воздух дома видите ли ему не подошел”, - ворчала его шизофреничная сущность.

Снова поехал. Поворот-прямо-поворот-поворот-прямо... Встроенный внутри компас грел уверенностью, что на этот раз все верно, что самое жуткое уже позади... однако дорога вдруг закончилась. Вернее, она как бы была, но глубина колеи напоминала, что его Фортуна сегодня выходная, а подменяет ее кто-то другой, чье имя не произносят в подобных случаях. Попытавшись развернуться, Мак уверенно засадил машину на брюхо, снова выругался и снова закурил. Здесь туман был уже не таким густым, но ни радости от того, ни пользы не просматривалось - видны были лишь голые ветви деревьев с кустами, а воздух все так же ударялся тяжелыми каплями о землю, в заботе о ее вязкости. Пределы Галактики он давно покинул, а где находился? В Черной дыре, пожалуй. Шорох дернул поводья нервов вниз, отчего стало понятно, к каким именно точкам в голове они крепятся. Показалось? Возможно. Около часа еще пытался вызволить из плена машину, выломав кусты и сухостой вокруг, ежеминутно оглядываясь по сторонам, потому как затылок все сильнее сдавливало упомянутое присутствие. Тщетно. Ни машину не вызволил, ни ЭТО не увидел. Лишь выпачкался в грязи, сорвал кожу на ладонях и продрог до костей. Бессильная злоба и отчаяние начинали плескать через край.

Тут снова кто-то дернул вниз его струны, от чего сознание едва не выскочило из головы, чтобы ускакать галопом и раствориться в густой пелене: совсем рядом сидела огромная черная псина и сосредоточенно глядела прямо в глаза. Какое-то время прошло в этой сцене без движения, в натуральной тишине, и лишь глухой зуд недовольных влажностью высоковольтных проводов транслировал ужас в спинной мозг. Страшно было даже отвернуться. Причина повернуть голову все же обнаружилась - сквозь туман к нему двигались два луча и урчали мотором! Псина исчезла. Из машины вышел мужичок, растерянно оглядываясь вокруг. ” Надо же, проскочил мимо дома. Живу на краю Галактики всю жизнь, но такое - впервые! “ - улыбался он. Мак в свою очередь просто улыбался самым идиотским образом, с опаской доверяя происходящему.

Мужик достал канат и проворно стал связывать им машины, не спрашивая даже, что тот здесь делает и как угораздило так вляпаться. Выдернув несчастную железку из плена, он так и двигался задним ходом до тех пор, пока не появилась возможность развернуться. Однако у потусторонней твари видимо отсутствовало чувство всяческой меры и она никак не желала мириться со своим поражением. Пытаясь развернуться, мужичонка вдруг заглох и с ошарашенной физиономией выскочил из своей колымаги. Подошел и виновато произнес: “ Ключ в замке сломал. Приехали. “

 Довольно скотский юмор движет невидимыми обитателями темных ночей, раз они могут разместить в коротком отрезке цепочку совершенно невероятных событий, играя людьми, словно в куклы. Марионетки меняются местами, на поворотах перецепливаясь и стаскивая в нужном направлении нос авто с заклинившей рулевой внаглую. За двадцать метров до дома старика топливо в маковом баке таки закончилось, но это уже не было важным. Галактика! Более того, дед оказался радушным старикашкой, болтал без остановки всякую чепуху, предложил еду, вынес канистру с топливом и наотрез отказался от бумажек запоздалого Казановы, будто чувствуя их совершенную непригодность.

Наплевав на посты, отправился в сторону дома цивилизованным направлением, прихватив по пути голосующую у обочины девушку. От нее приятно пахло, лицо обрамляли длинные черные волосы, а черты лица показались свербяще знакомыми, и он злился на туман, что не позволял отвести глаз от дороги. Патруль его все же остановил, и даже промелькнула мысль избавиться от чертовых бумажек в его сторону, но человек в форме не потребовал документы, а лишь попросил быть крайне осторожным из-за погоды. Видимо тоже владел каким-то тайным знанием, которое обитатели этой ночи старательно скрывали от Мака. Так, во всяком случае, ему показалось, ведь чувство собственной отчаянной глупости и решительного непонимания уже прочно сковало способность находить объяснения.

Рассмотреть спутницу так и не решился, только попросил не совать ему больше никаких денег. Та попрощалась и вышла. Недовольно, кажется... впрочем нет - как-то недосказанно, что ли... Все равно. Ему хотелось, чтобы приключение поскорее закончилась, и не было желания сильнее. И еще горячую ванну. Забрезжил, развевая туман, рассвет.
 
Что за недосказанность, спросите вы? Вам приходилось узнавать человека, с которым вы были когда-то связаны? Но времени прошло уже так много, и черты поистерлись в памяти, родив сомнения и зачем-то страх ошибиться. Могла ли она быть той далекой Фиалкой? Вполне, скажу я вам. В ту ночь могло статься все что угодно, но он увидел лишь то, что она ему позволила. И что посмел увидеть он сам. А еще он понял, откуда древние выкапывали себе в помощь тотемных животных (разумеется - из тумана!) - ведь черная псина потом еще не раз приходила к нему, и никогда - случайно. А еще подтвердила необходимость иногда совершать глупости, заглядывать в параллельные его реальности миры и тормошить воображение. Будить себя от спячки. Но, как говорят, это уже совсем другая история.

Это сообщение отредактировал Gesheft - 15.02.2019 - 18:40
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 18:08
3
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№17 Прибытие

Вы когда-нибудь высаживались ночью на чужую планету? Когда кромешная тьма заволакивает сознание и почти обездвиживает? Вы смотрели в иллюминатор? Нет, не в полёте! А перед самой посадкой. Когда не в силах пошевелиться и чувствуешь себя ватным. Когда пялишься туда, в неизведанное. Когда сознание начинает мутнеть от предвкушения неожиданностей, которые ожидают тебя на новой «земле», а привычное стекло иллюминатора становится похожим на грани пивной кружки. Звёзды в них переливаются и множатся, словно пивные пузырьки, а кромешная чернота космоса постепенно становится рыжей.

В этот момент ты осознаёшь, что смог. Ты выжил. Ты боролся за свою жизнь и жизни товарищей. Ты взвалил на себя эту ношу, потому что она была непосильно тяжела для них. Ты делал всё, чтобы они выжили и добрались сюда вместе с тобой. Чтобы смогли завершить начатое.
Вспоминать о близких очень тяжело. Поймут ли они твой подвиг? Оценят ли жертву? Примут таким как есть? Мы бросаем себя на съедение эксперименту. Идём напролом и неизвестно, чем всё закончиться.
Начались перегрузки. Мы прибываем. Привычно подводит мозг. Он выдаёт картинку плывущих, сгибающихся стен и приборов. Всё словно вылеплено из мягкого пластилина. Оно меняет формы на глазах. Течёт.

Да и чёрт с ним! Командир корабля непреклонен. Он неистово орёт:
- На выход, суки!!!
Я его понимаю. У него пять - семь подобных высадок в день. Его нервная система на пределе.
Плюю на инстинкт самосохранения и иду к шлюзу. Проклятая планета поначалу отторгает меня. Она умна и коварна. Меняет притяжение в плоскостях. Шутит с нами, издевается. Играет нашими телами, как хочет. Она сильна, а ведь мы ещё не покинули борт!

Планета сопротивляется. Находит способы препятствовать высадке. Я чувствую, что она ненавидит нас. Искривляет гравитацию. Искусная тварь переворачивает всё с ног на голову. Взлетают к потолку приборы. Я падаю, но не теряю сознание. К шлюзу, скорее к шлюзу! Так приказал капитан и я стараюсь. Ноги по очереди подлетают кверху, от перегрузок мутит, но я не привык сдаваться. Я буду идти до конца!

Коварная тварь умудрилась перекрыть даже выход. Я попытался пройти через главный шлюз, но створки дверей оказались заблокированы! Плевать, я попробую ещё раз. Во мне полно сил, я крепок и готов идти напролом.
Как же она все-таки сильна! Коварная мразь!
- На себя, урод! На себя!!! - кричит капитан.
Понимаю, что его опыт и знания очень весомы. Плевать на то, что он ругается. Это всего лишь эмоции. Ведь для него и для нас самое главное выйти наружу. Ступить за порог корабля. Я послушно тяну створку шлюза на себя. О чудо! Она поддалась и прослабла! Значит эта планета не так уж и мощна. Это радует.
Но не тут-то было. Мгновенье, и только что податливая створка бьёт меня по лицу со всей силы. Я падаю, держусь за неё, но всё же сопротивляюсь и зову на помощь своих соратников

- Паша!!! Рина!!! Артур!!! Где вы?!!
Вместо связной речи из моего рта вылетают лишь скомканные буквы. Вместо «Паша» получается «Пафа». Рина заменяется на невнятное «Флблынва», а имя Артура я не могу выговорить вообще. Как же сильна эта планета!
Чувствую, как меня подхватывают чьи-то крепкие манипуляторы и выталкивают наружу. Наверное, это роботы-страховщики. Они кричат мне в спину доброе напутствие, для землян оно может показаться оскорбительным, но для нас, астронавтов, это добрые слова.

Вот она! Наконец-то! Новая Терра! Что может быть прекраснее, чем ступить на неизведанную планету. Она встречает меня странным ароматом. В её запахе смешалось всё. Но она не желает покоряться и вновь противиться. Едва за моей спиной захлопнулся шлюз, как она встряхнула полотном почвы, словно ковром и я полетел вниз.
Чёрт с тобой, горделивая сфера. Я стоически принял твой удар и… как же ловко она играет силой притяжения. Я кувыркнулся через голову и едва не вывихнул ногу. Повезло, я вывихнул только руку. Это уже победа!
У меня есть две ноги, одна рука и голова. Я всё ещё могу противостоять тебе, мерзкая тварь! В конце концов, я ступлю на тебя обеими ногами, и ты покоришься!!! Я ору в отчаянии, не в силах сдержать эмоции. Сопли, кровь и слюни брызжут на её непокорную твердь. Плевать! Я человек!!! Я сильнее!!!
Опираясь на оставшиеся конечности, иду дальше. Перекатываюсь. Уворачиваюсь от её новых подлых ловушек. Ползу.

А эта штучка ещё та стерва! Подловила, поймала на слабости и хлестанула по лицу, содрала кожу, но я ловко встал на ноги.
- Будь ты проклята-а-аа!!! – я ору во всю силу лёгких, - я твой господин! Я могу ходить по тебе! Мне плевать на твои ухищрения!
Я делаю шаг, затем другой. Шатаюсь, хватаюсь за леера на корпусе корабля и бегу… Бегу!!! Я буквально лечу над тобой! Я всё-таки покорил тебя, коварная мразь!
Удар. Сильнейший удар останавливает меня. Он сковал мои движения. Я парализован. Сознание едва теплится в голове. Я ощущаю внешнее тепло. Перед глазами всё плывёт. Круговорот воспоминаний затмевает реальность происходящего. Вот и они! Паша, Рина и Артур стоят у входа…

Мы знакомимся и заходим внутрь. Заводим первые неловкие разговоры. Как всегда, самые простые о погоде и о профессиях.
- Погода говно! - говорит Артур и театрально ржёт.
Рина наигранно смущается, но по ней видно, что она хочет быстрейшего развития событий. Паша чувствует это и не спешит. Кто-кто, а он знает толк в таких вещах.
- Главное не торопиться, - бурчит он и улыбается в бороду.
Я тоже не против, поэтому пока стоим и просто курим. Чтобы потом в непринуждённой обстановке можно было раззнакомиться. Вместе нам быть долго. Целый день.

Сознание медленно возвращается. Левый глаз затёк кровью. Словно в тумане я слышу сипловатый голос Паши,
- Вставай, козёл! Ну!!!
Кто-то просто пинает меня под рёбра. Наверное, Артур. Я буквально взлетаю над землёй, подхваченный двумя парами рук.
- Валим отсюда!!! - орут мне сразу в оба уха.
И я, не чувствуя ног, пытаюсь бороться. Отталкиваюсь от этой стервы - планеты и пытаюсь лететь. Рядом со мной летят Артур и Павел. Я вижу их ноги, воспарившие в нелепых позах и перекошенные лица.
Но где же Рина?

Я поднимаюсь, вырываясь из цепких рук своих товарищей, и вижу её. Она ползёт ко мне изо всех сил, наплевав на правила этого чужеродного мира. Старается и не просит о помощи. Она моя героиня!
Внезапно мелькают вспышки! Одна за другой со всех сторон. Раздаются дикие звуки. Всё сливается в единую какофонию.
Вокруг происходит нечто непонятное. Чернота озаряется синими, а затем и красными сполохами. Нелепые звуки, видимо какой-то жуткой, охотящейся твари раздирают мне мозг. Я закрываю уши и зажмуриваюсь, в надежде, что она не заметит нас. Но всё тщетно. Тварь беспощадна.

Ухватив в свои цепкие лапы, она тянет нас неизвестно куда. Но мне не страшно. Это происходит не в первый раз. Я всё равно освобожусь и полечу опять.
Нас по очереди пихают в какое-то тесное нутро, и грубый голос говорит на чистейшем земном языке.

- Докладывает старшина Волков! Четверо алкашей выползли на проезжую часть. Я бы сказал-вылетели ползком. Чудом живы остались. Сейчас оформим и в отделение!

Это сообщение отредактировал Gesheft - 15.02.2019 - 18:43
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 18:10
6
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№18 Здравствуй, жопа новый Год!

То была обычная новогодняя ночь.
И поздравления от ЕБНутого по ТВ, и ёлка с котом вповалку, и беспросветная русская тоска от отсутствия собутыльника и жажды продолжения банкета.
Ночь.
Зима.
Первые часы января.
Это то, что можно утверждать с большой степенью достоверности. А вот кто кому позвонил — этого уж и не вспомнить за давностью лет и количеством выпитого в тот момент. Но вышло так, как вышло: в лютую январскую ночную стужу из дому вышло моё тело. С бутылкой коньяка в одном кармане и пригоршней шоколадных конфет — в другом. И с пригоршней шоколадных конфет — в третьем. Нет, я трезв и ёбу не дался. Это важно: в одном кармане конфеты были с тёмной начинкой, а в другом — со светлой.

Тут необходимо одно географически-топографическое отступление. Оно тоже играет определённую роль в этой истории. Итак: город наш при взгляде с небес (ну или на его карту, на худой конец) напоминает собой букву Г. И между ножкой виселицы и её перекладиной, как бы в углу, располагались некогда некие объекты не гражданского назначения.

Поскольку вышеупомянутый приснопамятный телефонный звонок был произведён из наиболее отдалённой точки Г (не G, не надо мне тут) в другую наиболее отдалённую точку этой буквы, то… Напомню: ночь, январь, сотовых нет ещё и в помине, такси и днём не найти. То есть ехать через весь город не на чем. Что делать в такой ситуации? Правильно! Идти по прямой.

Всё шло хорошо ровно до того места, где начались не гражданские объекты. Нет, это вот сейчас заебись так трезво размышлять, что нехуй было туда переться! Вы в пьяном виде когда-нибудь трезво размышлять пробовали?! Вот и не пробуйте, всё равно нихуя не получится. А если и получится, то не совсем то, чего хотелось бы.

Отчаянно заблудившись и несколько раз уебшись через спрятавшуюся в сугробах колючую проволоку, я пошёл туда, где горели фонари. Ну если в темноте неудобно ходить — это ж логично, не? И — о чудо! — вскоре под ноги мне попалась совершенно замечательная, почти совсем очищенная от снега, дорога. Приободрившись и прижав к сердцу бутылку, я бодро зашагал в направлении освещения. Помнится, даже матерился при этом уже совсем беззлобно и даже почти радостно.

- Стой кто идёт!
Не, это не мне, наверное.
- Стой! Стрелять буду!
Да, ну нахуй.
И тут, сквозь завывание ветра в ушах, я услышал пугающе-знакомый звук передёрнутого затвора автомата Калашникова. Не, ну хоть в кино, но этот звук слышали почти все. А мне он знаком ещё с уроков НВП. Да и на стрельбище мне приходилось бывать, вообще-то. По инерции я сделал ещё пару шагов и…

Ток-ток-ток!
И зундящий вой прямо над головой.
Бля. Вот тут-то я встал, как вкопанный. Как только штаны не обмарал? Ну, спьяну чего не бывает. Трезвый бы не преминул навалить, наверное. Но это неточно.
- Стою, бля! Ты ёбу дался — в людей стрелять?!
- Ни с места!
- Да ты чё?! Серьёзно?! Нет, бля, я с Калашниковым в салочки играть буду!

Пауза затянулась. Я ждал дальнейших распоряжений часового, часовой, похоже, вспоминал, что делать дальше. Мне надоело первому.
- Парень, ты в меня больше не стреляй. Я не диверсант, я просто пьяный.
- Ни с места!
- Ага. Только я тут заебунел в край. С Новым Годом, парень!
- Ну… И вас.
- Ты какие конфеты больше любишь — с тёмной начинкой или со светлой?
- С тёмной.
- Ты это. Давай я тебе конфет дам пиздатых и пойду?
- Куда?!
- Да куда скажешь.

После перегрузки конфет из кармана «пилота» в карман «камуфляжа» и взаимных пожеланий всего самого наилучшего в Новом Году, часовой показал мне проход меж двух ангаров и сказал:
- Вы, дядечка, вон туда бегите.
- Так там снег, ну ёб же…
- Дядечка, я ж стрелял. Тут сейчас такое начнётся! Вы бегите уже быстрее, ладно?

Подставлять часового было как-то неправильно: это ж не он ко мне в огород залез, а меня хуй куда чёрт занёс. Вежливо попрощавшись, я мысленно попросил у своей жопы резвых ног и лосиными скачками ломанул по сугробам в указанном направлении. Коньяк весело плескался в бутылке, адреналин не менее весело плескался во мне.

Вам приходилось ли зимою скакать в заснеженных полях?..
Лось из меня вышел весь, да и заяц оказался так себе.
Ночь.
Январь.
Мороз.
Тут надобно заметить, что салюты запускать в те годы в моду ещё не вошло, а тот салют, что в мою честь исполнил неизвестный мне часовой из АКМ, был, пожалуй, единственным в городе, да и то совсем не красочным. И в силу этого, я шёл по снегам безо всяких ориентиров, наугад. Но небо благосклонно к дуракам и пьяницам, даже если это всё в одном флаконе. Послышался собачий брёх и вскорости я вышел к жилым домам. Сориентировавшись на местности, я понял, что совсем немного промахнулся и нахожусь в пригородном совхозе.

Ну да, бешеной собаке пять вёрст не крюк. Приободрившись, я вышел на центряк и бодро попиздовал в направлении района дислокации моего абонента. К моменту появления меня в городской черте, народ уж нагулялся и расползся по квартирам, в салатницах ёбла квасить, а потому к нужному подъезду я выгребся в гордом одиночестве.

Друзья встретили меня приветливо, коньяк был принят и вовсе на ура, а оставшимися конфетами была накормлена чья-то баба, что постоянно мельтешила перед глазами и мешала нам бухать. Странное дело: я даже цвета её волос не запомнил, а что жопец крепенький и весьма мужской глаз радующий — это 100%!

Когда все воспоминания юности ушедшей были озвучены, а коньяк допит, жопина хозяйка стала проявлять некую непонятную активность. Выражалось это в том, что со стола начала исчезать сперва закуска, а потом и посуда. Похоже, ей конфеты со светлой начинкой не сильно понравились.

Мы вышли с мужиками на лестницу, покурить, и я поинтересовался:
- А что, выпить в ваших краях не продают?
- Да нахуя? Самогону ещё море, чё как неродной?!
Заплевав и выкинув в форточку бычки, мы бодро вернулись в квартиру и хозяин выставил на стол двухлитровую банку. У жопьеносицы этот акт восторга не вызвал, но нам было похуй. В ход пошли анекдоты, байки и прочие пристойные в обществе безобразия, перемежаемые плеском разливаемого по чайным чашкам напитка.

А во время очередного перекура, на лестнице, я внезапно почувствовал некую смутную маету. И байки все позабылись, и анекдоты закончились. Что-то гнетущее вдруг навалилось и не давало предаваться веселью под хозяйский самогон.

Вскоре, к радости той бабы, застолье совсем заглохло; хозяин стал клевать носом, а его гость стал её клеить. Возможно, это была его баба. И тут я внезапно почувствовал себя совсем не в своей тарелке. Знаете — вот вроде только что всё было заебок, а тут хась — и как отрезало.

Будить товарища давно ушедшей юности мне не хотелось, разбираться в половой принадлежности той бабы — и подавно. Ну ясен пень, что ей всё настоёбло и она готова начать ептись прямо при мне, лишь бы до меня дошло, что я засиделся. А потому сборы мои были недолги, и вышел я на волю, и шёл на остановку общественного транспорта в задумчивости, и стоял там долго.

Но история-то новогодняя. Хотите — верьте, хотите — нет, но внезапно к остановке подъехал автобус! То был не обычныйный маршрутный скотовоз и даже не дежурный чей-то ПАЗик. То был носатый КАвЗик, невесть откуда и зачем взявшийся в едва начавшихся январских утренних сумерках.

Выпустив из уютного, тёплого салона пару подвыпивших бабёшек, водитель махнул мне рукой — заходи мол. Я зашёл, поздоровался, поздравил всех присутствующих и в глубокой задумчивости опустил на сиденье свой грустный зад. Доехав до нужной остановки, я спросил у шофёра:
- Сколько за проезд?
Он посмотрел на меня, как на клоуна-заебашку и пожал плечами. Потом окинул оценивающим взглядом и сказал:
- Триста.
Я вынул портмоне, отсчитал три по тысяче и протянул.
- Спасибо. До свиданья.
Ошалевший водитель открыл дверь и выпустил ёбнутого пассажира.

И шёл я домой неспешно, и думал много и о разном.
И если вам кажется, что я вам тут наплёл небылиц, то небо свидетель: если всё было и не совсем так, но очень и очень похоже.
И многие годы прошли, и многие литры были выпиты, и многие бабы мельтешили, и одно лишь неизменно с той памятной новогодней ночи. Всего одно: я больше не шляюсь ночами. Нигде и никогда.


 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 18:12
3
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
№19 Нус

Нус – одна из основных категорий античной философии; обобщение всех смысловых, разумных и мыслительных закономерностей, царящих в космосе и в человеке.
(Сборник эффектных терминов для МТА, том 1, корпус 4)



Долго думал, как назвать?
Так, чтобы и фишку не слить раньше времени, и суть обозначить. Всяко вертел в голове, но прямым текстом не рискнул. Знаю я эти прямые тексты, они или в ад ведут, или в тюрьму.

Вспотел, вертя.

Потом плюнул ментальной слюной в мировоззренческую матрицу и решил, пусть будет "Черная мамба в темной комнате". Причем, на самом деле мамбы в тексте не будет: ни черной, ни белой, ни, извиняюсь за выражение, резиновой в крапинку. Про комнату даже не упоминаю: если нет мамбы, то и комната не нужна - логично?
Не надо верить автору, он тот еще жучара - вбросил сходу туманный термин и сидит, хихикает.
Прости, читатель. Или читательница.

Не верь, не верь поэту дева!
Его обманчивым словам!
На чувства девственную плеву
Ему, скотине, наплевать!

***

Нет ничего более скорбного, чем провинция с претензией на столичность. Тщета полутора высоток в центре, пафос многозначительной латиницы на торгующих китайщиной лабазах, вымученный креатив местечковой рекламы - все эти судорожные понты напоминают виртуального теоретика пикапа с ирл-микрочленом, втирающего незамутненной юнице, что, де, размер значения не имеет. А та, эмулируя обольщенность, влажно поддакивает: канешш… канешш… длинна обратно пропорциональна сноровке...

Так что не будем вас разочаровывать местом действия, пусть размер не имеет. Большой город, большой, да. Пространственная локализация изрядного калибра.

И вот в этом городе начали происходить необыкновенно странные происшествия.
Марта 25 числа случилось одному обывателю, чье имя осталось неизвестным, посетить уролога Шлёму Абрамовича Кициса. Рядовая процедура интимного свойства, детали коей так же канули в нети. А и спросить-то уже некого, ибо (забегая вперед) весьма затруднительно снимать показания с безнадежно мертвого тела…

Вернёмся же назад и продолжим плавно разворачивать ткань текста, демонстрируя люрекс формы и плиссировку содержания.

Закончив прием, Шлёма Абрамович умыл руки, мгновенно прикинул в уме дневной профит и, довольный, потянулся за цистоскопом, чтобы размешать свежезаваренный чай. Такой себе профессиональный шик, сродни ковырянию в ухе электродом сварщиком шестого разряда (в чужом ухе, ясное дело, и под напряжением).
Дальше действие ускоряется и приобретает рваный темп. Начинается стробоскопический сюр.
Умытая рука – хвать – что за? Вместо металла – упругое нечто.
Нус.

Кицис поднес нус к глазу лица, сказал: «Хмм…» – и поправил пенсне. Никакого пенсне у него отродясь не было, посему жест вышел совершенно идиотский.
— Отставить междометия! – сказал нус, брезгливо вывернувшись из лап жреца Гиппократа. – Изъяснитесь удовлетворительнее.

Не то чтобы Шлёма Абрамович никогда не видел нусов, напротив, видел и часто, он на них, можно сказать, имел свою скромную копейку, но наглость этого внезапного собеседника повергла его в панику. Мысли хаотично скакали в голове и бились о стенки черепа, как пёсьи мухи Ханаана.

— Каков подлец, а? — думал Кицис, дрожа душой. — И статья ведь, нанесение тяжких – тягчайших! – телесных… Вот же ж, лысая каналья!..
Тем временем нус с явным удовольствием огладил себя по бокам, повертел головой в зеркало, поправляя препуций – шмыгнул в окно и был таков.
Вот те нате – нус в томате!..

Сие чрезвычайное событие вызвало во всем внутреннем существе Шлёмы Абрамовича такую ажитацию, что, не дожидаясь, когда придется отвечать на неудобные вопросы и реагировать на обращение «гражданин Кицис», он проворно свернул практику и покинул эту страну, а также наше повествование, потому как в той стране, куда, капая уриной на раскаленный песок, бежал несчастный доктор, такие события невозможны в принципе, по причине отсутствия безумных авторов, по странным и непонятным причинам описывающих подобные сюжеты, где, во-первых, и пользы земле предков никакой: во-вторых… но и во-вторых тоже нет пользы.

Мы же, оставшись в этой стране, которая наша, продолжим нашу же историю.
А то, что автор там чуть выше намекал про труп эскулапа, так это он специально палкой по кустам, чтобы подогреть интригу. Натурально, помер пациент, а не врач. Автор сугубый реалист и блюдёт правду жизни.

Между тем слухи о необыкновенном происшествии распространились по городу, и, как водится, не без особенных прибавлений. Поговаривали, что это межзвездный инопланетец, посетивший нашу юдоль с гуманитарной миссией. Что это овеществление всеобщего бессознательного. Что это хитрый план или не менее хитрый слив. В общем, факт того, что нус сам по себе ходит по городу, необычайно возбуждал общественное мнение, особенно дамское!

Надо ли говорить, что образовалось бессчётно спекуляторов, хвастливо заявлявших о своем тесном знакомстве с нусом и предлагавшим за малую мзду свести лично. Или жалких подражателей, которые, облачившись в поролоновые муляжи (отвратительного, надо сказать, качества), разгуливали в публичных местах, смущая умы граждан.
И те, и другие были беспощадно разоблачены и многократно биты. Первые оказались садомитами (выращивали в саду нескучную травку и несли всякий бред), вторых же компетентные органы идентифицировали как нетрадиционных художников, каковые последние есть безусловное зло, противное человеческому естеству.

И вот, когда всеобщее возбуждение достигло апогея, нус – объявил себя. Явно и недвусмысленно.
Он учредил партию с широкими перспективами. Он наметил ориентиры. Он обозначил горизонты. Он проник во все модные медиа, где говорил обольстительные речи, упирая на свое «плоть от плоти» народное происхождение.
Он начал делать стремительную карьеру политика.

Как ни двусмысленно это звучит, но семена упали на благодатную почву. Публика, охваченная социальным восторгом, достигла совершенного просветления, всеми овладел некоего рода гражданский оргазм.

Иные досужие скептики пытались язвить, намекая на физическую ничтожность нуса, и что уж совсем возмутительно, называли его голову «головкой», сопровождая каждый свой ядовитый пассаж «и – вишенка на торсе…». Поганцы, одно слово. Даже писать противно, перо кровоточит и муза блюет в уголку!..
Размер имеет значение, вишь ты! По самому больному оттоптались, по сокровенному, подспудному, сакральному! Впрочем, недолго. Тут ведь как: унижают нус – унижают нас!
Так что взяли сих эзопов на цугундер – в места не столько отдаленные, сколько труднодоступные, где большинство из них прониклось, а некоторые даже выжили.

Тем временем нус – взмыл до недосягаемых высот рейтинга и, после единогласных, единодушных и единоутробных выборов, победно встал градоначальником.
Первый же его указ окончательно завоевал сердца электората: «О несовместимости механических средств передвижения со статусом госслужащих и отчуждении оных от личного транспорта». Сам нус передвигался строго на своих двоих, являя личный пример и раскатывая по городу взад-вперед-наискось-и-поперек, как легендарный луноход из оных времен. И хотя любая малая ямка или какая другая внезапная ухабина или даже злодейски подброшенный на дорогу серп причиняли ему физические муки, но не только превозмогал их стоический градоначальник, так и прочим чиновникам строго указывал, чтоб следовали ему в этом: «Ужо отрасти – засим и ездь!»
А если нет чем ездить, какой с тебя управленец? Без мобильной эффективности нет руководящей потенции! И отращивали, куда деваться-то...

***

Тут надо сделать паузу, потому как автор уже чувствует вопросительное дыхание читателя насчет откровенных пересечений, нескрываемых аллюзий и прозрачных намеков. Мол, майор Ковалев негодует, у него автор посильнее будет! Не говоря уже про копирайт, и вообще, для всех постмодернистов в пекле приготовлен отдельный котел.
Да, любезный читатель! Плодятся и множатся низкие сущности в тени чугунной шинели Учителя, но, если и повинен автор в смерти от добровольного принятия яда, все ж лучше, чем равнодушию. Ведь виден смех, но слезы высохли и кровь стала водой…

И еще: ну что нос? хоть майорский, хоть генеральский – излишняя опция организма, безобидная и нелетальная, в крайнем разе – соплями забрызгает. А что может сотворить руководящий нус, вставленный во главу угла?..
То-то же.

***
… С некоторых пор граждане стали видеть тревожные сны. Утром тревога не уходила, противно булькала в голове, немела под кожей. Предметы, ощетинившись углами, бились током в локтевой нерв. Хотелось чего-то непонятно чего: то ли сдохнуть, то ли похмелиться.
Если б у граждан была душа, можно было диагностировать томление духа. Но вместо души был нус, а он томиться не может.
Тошнило от общей мерзости бытия. Так чирей грозы зреет в мутнеющем небе, наливаясь свинцовым гноем ненависти. Стихия тоже не имеет ни души, ни логики, она, как пиздец, приходит внезапно – и наступает окончательно.

И вот горизонт потемнел и покрылся тучами; из этих туч, распространяясь грязной кляксой, явилась она - мамба. Неотвратимая, презрев и дискурс, и авторскую волю. С зубами и тентаклями. Не исключено, что черная.

Нус пал ниц, люди в ужасе попрятались в подвалы.

Страшный, выворачивающий нутро звук раздался с небес. Свернув время, подмяв пространство, мамба нависла над городом.

— Справедливость, – сказала мамба – и бесповоротно сожрала нус.
— Возмездие, – сказала мамба – и слопала все департаменты вместе с чиновниками.
— Счастье всем даром, – сказала мамба – и съела остальных граждан.

Потом равнодушно рыгнула и поплыла по обморочному небу в неизвестном направлении, озираясь окрест на предмет еще чего-нибудь сожрать.
 
[^]
kxmep
15.02.2019 - 18:13
9
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 8.09.10
Сообщений: 1121
2. Уходя, гасите свет

Цитата
башни противометеоритной защиты


Массаракш!..

Это сообщение отредактировал kxmep - 15.02.2019 - 18:44
 
[^]
Gesheft
15.02.2019 - 18:14
5
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.11.14
Сообщений: 1698
Всё! Читайте и наслаждайтесь!
Можно комментировать!
 
[^]
Lapidata
15.02.2019 - 18:39
7
Статус: Offline


Адова Нечисть

Регистрация: 25.09.10
Сообщений: 3640
Может кому пригодится:
скачать epub
скачать fb2
 
[^]
Botannick
15.02.2019 - 19:01
6
Статус: Offline


Наивный

Регистрация: 12.05.13
Сообщений: 560
Эк как проворно. Вадим, респектище тебе с поклоном)
 
[^]
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 21137
0 Пользователей:
Страницы: (18) [1] 2 3 ... Последняя » [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 



Активные темы








Наверх