коридоры

[ Версия для печати ]
Добавить в Telegram Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
  [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
Stakanizator
19.01.2022 - 07:23
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 30.01.10
Сообщений: 1
15
Глава 1.

Тусклая пыльная лампочка, висящая высоко под потолком серой бетонной коробки комнаты 411 мигнула, и загорелась ярче, выхватив своим ореолом свисающую в углу потолка пыльную бороду паутины. Наступило очередное, как две капли воды похожее на сотни предыдущих, утро. Население комнаты постепенно пробуждалось. Васька – бородатый мужик лет сорока, завис, сидя на кровати и держа в руках серый носок. Кровать его была самой дальней в комнате, и, с его неторопливостью, в уборную он традиционно попадал самым последним. Колясик, юркий пацан лет двадцати, казалось, только и ждал подъема. Он резво откинул одеяло, ловким движением выхватил из тумбочки полиэтиленовый мешок с мыльно-рыльными принадлежностями, смахнул висящее на спинке кровати полотенце, и набегу, поправляя шлепки, первым устремился к туалетной комнате. Из-за двери, сквозь журчание, донесся стон облегчения. Колясик включил воду в раковине, и крикнул так, чтобы было слышно всем в комнате:
- Мужики! Сегодня горячую дали! Ка-а-а-айф!
Григорий неторопливо подошел к двери, из-за которой слышалось довольное фырканье умывающегося Колясика, присел на корточки, облокотился спиной о выкрашенную серой краской стену и умиротворенно прикрыл глаза. Эту ночь он опять почти не спал и теперь чувствовал себя окончательно разбитым. Вместо сна он периодически впадал в какое-то оцепенение, когда мысли путались и утекали в самом неожиданном направлении. Периодически оцепенение прерывалось резким выбросом адреналина, тело покрывалось холодным, липким потом, и, казалось уже подкравшийся сон, снова отступал. Григорий хотел побыстрее умыться и, пойти в буфет, выпить пару кружек крепкого, ароматного кофе, который изумительно варил штатный повар блока E, Ахмат. Комната наполнилась громкими голосами остальных двух жителей: Пашки и Степана Евгеньевича. Это была странная, какая-то неестественная дружба двух абсолютно разных людей. Пашке было около тридцати лет. Он был высоким, крепким, вечно улыбающимся парнем, с огромной копной ярко-рыжих волос, конопатым, смеющимся лицом, крепкими, покрытыми густой рыжей порослью и веснушками ручищами, с ладонями, размером как ковш экскаватора. Он проснулся, как всегда, в отличном настроении и сходу начал подначивать Степана Евгеньевича - тучного мужичка неопределенного возраста с морщинистым лицом, густыми усами и абсолютно лысой головой:
- Евгеньич! Ты, что, дружище, с утра такой помятый? У тебя даже усы дыбом встали!
- Зато ты, вон, козлом скачешь! Вот откуда в тебе столько позитива? Как у молодого спаниеля. Ну ничего, ничего. Вечером я тебе настроение то попорчу. – Степан Евгеньевич похлопал ладонью по лежащей на тумбочке шахматной доске. – Думаю, сегодня ты спать ляжешь с сухим счетом 5:0.
- Да, ладно! Ты за одну ночь играть научился? Эй, Гриха, - Григорий приоткрыл глаза и посмотрел на веселящихся друзей, - посмотри на этого урюка! Выигрывать он собрался!
Пока шла перебранка, Колясик выскочил из туалетной комнаты, и, ни на кого не глядя, начал суетливо одеваться. Григорий зашел в полутемный туалет с покрытым ржавчиной унитазом и чугунной раковиной. Угол туалетной комнаты был отгорожен шторкой, за которой располагалась встроенная в стену душевая лейка. Пол в этой части комнаты был наклонным, и вода, которая должна была уходить в традиционно забитый слив, растекалась по полу мутной лужей, от чего под ногами неприятно хлюпало. Сидя на унитазе, Григорий думал о постигшем его в последнее время недуге. Он уже пять лет жил в блоке E. За это время сменил несколько комнат и пару раз менял профессию. Сейчас он работал электромонтером на нулевом уровне. Работа была интересная, можно даже сказать творческая. Оборудование в блоке было сравнительно новым и работало в принципе исправно, но всегда имелась куча нюансов в виде погрызенных крысами кабелей, сгоревших предохранителей и вышедших из строя автоматов. Однако, после двух месяцев ежедневных спусков на нулевой уровень, Григорий стал замечать за собой случаи нарушения сна. Первое время он просыпался часа в четыре и до утра лежал, глядя в потолок, и ожидая сигнала на подъем. Примерно через пару месяцев ситуация ухудшилась. Теперь уже если и удавалось за ночь поспать часа три, то, считай, крупно повезло. Последнее время со сном была совсем беда.
Григорий закрыл кран душевой, брезгливо ступая, вышел на сухой участок и начал вытираться казенным полотенцем. Тонкое полотенце почти не впитывало воду, размазывая ее по телу. В дверь нетерпеливо постучали:
- Гриха, ну ёб твою мать! Ты там что, веревку сожрал?! – Степан взоржал со своей бородатой шутки, - высрать никак не можешь?
- Щас, - пробурчал Григорий натягивая трусы, - выхожу уже. Не барабань.
В буфете, который располагался на 30-ом уровне, было немноголюдно. За одним из столиков сидели Колясик и мутный тип по кличке Зигмунд с 12 уровня. Они вполголоса обсуждали какие-то дела. Столик был сервирован двумя тарелками яичницы с колбасой и двумя бумажными стаканчиками кофе. Колисяк, по обыкновению вертлявый и суетной, елозя на пластиковом стуле, всё время оглядывался по сторонам. Заметив Григория, он отвел глаза и, сделав вид, что жутко занят неимоверно важным разговором, после чего, перейдя на шёпот, он импульсивно стал что-то объяснять Зигмунду, активно жестикулируя пластиковой вилкой. Зигмунд выглядел помято. Он, казалось, не совсем понимал, чего от него хочет Колясик. Рот его был слегка приоткрыт, а мутные глаза инстинктивно перемещались за кончиком вилки, описывающей перед его лицом замысловатые вензеля. По всей видимости, Колясик поймал Зигмунда в буфете и начал грузить своими странными идеями.
Григорий подошел к стойке, за которой горой возвышался колоритный кавказец средних лет, Ахмат. Завидев Григория, Ахмат вышел из-за стойки ему навстречу, обнял и по-дружески похлопал по спине:
- Доброе утро, уважаэмый! Апять пльохо виглядишь! Ты, это… скажи, если надо, я хароший ганджубас достану, враз вшторит! – с чудовищным акцентом проговорил Ахмат. Сквозь густую черную бороду показался ряд белоснежных, идеально ровных, обнаженных в улыбке зубов.
- Не… - улыбнулся в ответ Григорий – не надо ганджубас, дорогой. Я уж как ни будь так…
- Ну смотри, как хочешь, – акцент пропал, как по волшебству, – давай я кофе тебе налью, что ли. Знаешь, мне вчера такую вещь принесли, – Ахмат начал колдовать с начищенной до зеркального блеска медной туркой, – вот, посмотри. Опустив руку за стойку, он достал наружу тонкую книгу в потрескавшемся глянцевом переплете. Обрез бумаги был желтым от времени, но оставался идеально ровным. Григорий взял книгу и вгляделся в полустертое название, на черном фоне готическими буквами было выведено название: «Коридоры проклятого мира. Путеводитель» автором книги был некто профессор Кошкин. Григорий открыл книгу на середине и начал читать текст: «… без очков с затемненными стеклами идти будет опасно. Можно и зрение потерять. Так же следует внимательно отнестись к выбору обуви, поскольку температура поверхности пола местами достигает до девяносто пяти градусов по Цельсию. Наша группа использовала асбестовые накладки на подошвы, а очки мы изготавливали из кусочков прокопченного стекла. Никитин, испугавшись мелкого жарка, выскочившего прямо ему в лицо из-за трубы, проходящей по всей длине коридора, оступился, упал на колени и получил сильнейшие ожоги. Встать он не успел. Его тут же облепила куча жарков, отчего Никитин покрылся волдырями и умер в страшных мучениях. Его предсмертные крики до сих пор мучают меня в ночных кошмарах.
Нам удалось поймать одного жарка. Это небольшое, сантиметров сорок в высоту, существо, покрытое блестящей, раскаленной докрасна, броней. У него цилиндрической формы голова, на которой расположены два носовых отверстия и большие черные линзы глаз. Ротового отверстия на голове нет. По-видимому, жарки питаются иным способом, нежели люди, а звуки издают через носовые отверстия. Руки и ноги покрыты красной, морщинистой кожей. Брумен попытался вскрыть броню и добраться до тела жарка, однако только обжог руки. Жарк отчаянно вырывался и кричал явно членораздельно, но на незнакомом нам наречии. Его трехпалые руки оказались неожиданно сильными, чтобы без особых усилий согнуть отвертку Брумена, которой он пытался подцепить броню. Кончилось тем, что мы закрыли пойманную тварь в металлический контейнер для образцов, где он неожиданно быстро умолк и, почти сразу, испустил дух. Мертвый жарк остыл и Брумен снова попытался отколупнуть броню погнутой отверткой. Броня рассыпалась в порошок, а тело жарка растеклось по контейнеру липкой зеленой субстанцией. Брумен потрогал ее пальцем, после чего, до конца экспедиции испытывал неконтролируемые приступы кровавого поноса, а сразу после возвращения, помер.
Я заметил, что после экспедиции в коридор А8-B10 у меня, равно как и у остальных выживших членов экспедиции: Ласточкина, Грубера и Ли, стало сильно падать зрение. Думаю, это результат воздействия неизвестного нам излучения, выжигающего сетчатку. Доктор Инскинс, обследовавший наше зрение, уверяет, что никаких патологий нет, и предполагает психосоматику. Очень сожалею, что нам так и не удалось добыть живого жарка, поскольку кроме А8-B10 нам такие экземпляры более не встречались. Они внешне несколько похожи на «хОров» - обитателей подземных уровней блока F, но те имеют обычную температуру тела, и у них отсутствует блестящая броня. Голова такой же формы, но с большим ротовым отверстием, расположенным чуть ниже носовых. Кроме того, они вполне сносно говорят на иврите.
Остается загадкой назначение трубы, проходящей по всей длине коридора. Если прислушаться, то изнутри доносится глухое бормотание. Иногда можно разобрать отдельные слова и, даже, фразы, такие как «…расширение потока восприятия…», «…неопределенный колебательный контур…», и совсем непонятное «…спектральный анализ влияющего излучения…». Ни на восьмом уровне блока А, ни на десятом, блока B никаких труб нет, входы в коридор совершенно обычны. Ли считает, что коридоры находятся в ином измерении, нежели сами жилые блоки, и возможно, по трубам передается информация от одного нерезидента нашего измерения, другому. Ввиду отсутствия альтернативных мнений, мы решили остановиться на этом, и принять его, как официальную теорию. Хотя у Ласточкина и были какие-то идеи на этот счет, но сформировать их во что-то более-менее стройное он не смог.
Примечание: «Считаю необходимым организовать повторную экспедицию в коридор А8-B10 с целью более подробного изучения обитающих там жарков и вскрытию трубопровода для более глубокого его изучения».
На этом свой отчет об экспедиции в коридор А8-B10 считаю оконченным.»
Григорий поднял глаза на Ахмата. Улыбка уже сползла с его лица, взгляд был серьезным и внимательным.
- Ну, как тебе? Впечатляет?
Григорий еще раз посмотрел на обложку книги, инстинктивно заложив пальцем открытую ранее страницу. «Коридоры проклятого мира».
- Я… - начал было Григорий, но в горле запершило, и он закашлялся. Отхлебнул кофе из протянутой Ахматом фарфоровой чашки, и снова посмотрел на Ахмата, - я не знаю, что это, но, чувствую, что это как-то связано с нами – хрипло проговорил он. – Где ты это взял?
- Принесли. – улыбнулся в ответ Ахмат. – Добрые люди принесли. Могу дать почитать, но с условием…
- С каким условием? – нетерпеливо спросил Григорий.
- Мы это должны обсудить. Потом. Мне очень важно твое мнение о прочитанном, – Ахмат положил руку Григорию на плечо и заглянул ему в глаза, – договорились?
- Договорились – коротко ответил Григорий и, спрятав книгу под рубаху, торопливыми глотками стал допивать ароматный кофе.
Ахмат считал кощунством такое отношение к благородному напитку, но лишь покачал головой и проводил взглядом удаляющуюся фигуру.
На выходе из буфета Григория поджидал Колясик. Григорий прошел мимо, но Колясик увязался за ним. Колясик работал в милиции и Григорий его недолюбливал.
- Чо тебе этот чурка дал, а? – Колясик сплюнул на пол и вытер нос тыльной стороной ладони. – Давай, показывай!
Григорий ускорил шаг к лифту, но Колясик не отставал.
- Ну чо молчишь? Колись давай! Стоящая вещь, я мигом ее пристрою. Могу и на водку поменять! Понял?! А чурке скажешь, что потерял, понял? Я видел, книга! Видно, старая, значит дорогая. Давай быстрей сюда!
Григорий остановился, повернулся лицом к Колясику, и внимательно посмотрел ему в глаза. «Отъебись» четко и по слогам прошипел он. Не обезображенное интеллектом лицо Колясика вытянулось. Он искренне не понимал, чего тянет этот электрик. Загнать книгу, получить три, а то и четыре бутылки водки. Выпить, побалдеть. Чего ему еще надо? Оставив недоумевающего Колясика ловить ртом воздух, Григорий вошел в лифт и нажал кнопку нулевого уровня.

Глава 2.

Кроме захламленного чулана и электрощитовой на нулевом уровне блока Е больше ничего не было. Почти весь уровень был абсолютно пустым. Серый бетонный пол и неоштукатуренные бетонные стены были покрыты пылью и полустершимися надписями, местами валялся строительный мусор, пустые консервные банки и смятые пачки из-под сигарет. Впрочем, несколько тусклых ламп, висевших под потолком, освещали далеко не все пространство. Чулан был отгорожен сваренными между собой листами гофрированного железа. Дверь чулана запиралась на висячий замок, который, как давно выяснил Григорий, можно открыть любой отверткой. В чулане хранился хлам в виде старых коек, сломанных тумбочек и давно пришедших в негодность сантехнических труб. Электрощитовая же напротив, имела крепкую железную дверь, и запиралась на массивный гаражный замок, ключ от которого Григорий носил в кармане, привязанным к поясу куском крепкой бечевки. Запасной ключ имелся только у коменданта блока, Марии Фридриховны, которая жила на самом верхнем, 50-ом уровне.
Григорий, зайдя в щитовую, привычно окинул показания приборов, сел за обшарпанный письменный стол, полистал журналы обслуживания электроустановок, открыл журнал заявок и придвинув к себе старинный черный телефонный аппарат без диска, снял трубку.
- Дежурный по блоку Е слушает, - раздался знакомый голос, - Гриха, ты, что ли?
- Здоро́во, Кузьма, - ответил Григорий, - давно тебя не слышал. Как сам, как семья?
- Здоро́во, здоро́во, - радостно отозвался Кузьма, нормально. Дочка первое слово сказала!
- «Мама»?
- Хуяма! «Папа»! Она сказала «Папа»!
- Молодец! Есть что для меня?
- В 312 лампочка перегорела…, так, что еще, - послышалось натужно сопение Кузьмы, - а и все! Только лампочка в 312-ом.
- Хорошо, зайду сегодня. Бывай!
- Удачи! – ответил Кузьма и положил трубку.
Григорий достал из-за пазухи книгу, покрутил в руках, затем поднял глаза, посмотрел на открытую дверь щитовой, и что-то привлекло его взгляд. Ему показалось, что он заметил какое-то движение в темном углу пустующей части уровня.
- Эй! Кто там! – крикнул Григорий и приподнялся в кресле и пряча книгу в ящик стола.
Наверное, показалось. Кто здесь может быть? Крысы разве что… Григорий открыл ящик стола, достал кипятильник, баночку чая, сахарницу, и потемневшую фарфоровую кружку с отбитым краем. В кружку налил из канистры чистой воды, опустил туда кипятильник и включил его в розетку. Боковым зрением он опять увидел движение. На этот раз точно не показалось. В темноте пустующего пространства нулевого уровня кто-то был. Григорий оцепенел от испуга. Постояв несколько секунд, вглядываясь в темноту, Григорий достал из стоящего неподалеку ящика с инструментом молоток с перемотанной изолентой рукояткой, ручной фонарик и вышел в темноту.
- Кто тут? Отзовись! Сейчас как запущу молотком! – он включил фонарик и для убедительности, помахал молотком перед собой. Тусклый луч высветил сваленные в углу помещения куски старого линолеума. – А ну выходи! – срывающимся голосом скомандовал Григорий.
Куча мусора зашевелилась, и из-под нее выбралось нечто человекоподобное. Григорий подошел ближе и посветил фонариком. Перед ним стоял пацан лет пятнадцати, он был абсолютно чумазый, одетый в драную брезентовую куртку с капюшоном, из-под которого на лицо свешивались сосульки черных, как смоль, давно не стриженых волос. Порванные штаны не по размеру, свисали мешком, а на ногах были обуты потертые, но довольно крепкие говнодавы.
- Ты кто? - оторопело спросил Григорий, - как здесь оказался!
- Сашка я, - тяжело дыша, хриплым дискантом ответил пацан, - сталкер.
- Какой еще сталкер? – не понял Григорий, - это как у Стругацких про зону?
- Сталкер это старкер. Мы исследуем коридоры. Это какой блок?
- Е. – Григорий смотрел на пацана ничего не понимающим взглядом и недоуменно хлопал глазами. – Блок Е, нулевой уровень. Здесь электрощитовая. А я электрик. Меня Григорием зовут.
- Сашка, - еще раз повторил пацан и протянул руку в перчатке с обрезанными пальцами для рукопожатия. – Блок D. Пожрать есть что?
Григорий не успел пожать протянутую руку, как ноги у пацана подкосились и он, потеряв сознание, кулем свалился на пыльный бетонный пол. Григорий растерянно глядел на лежащее перед ним тело пока не сообразил позвать помощь. Быстро развернулся, заскочил в электрощитовую и схватил трубку телефона:
- Кузьма! Кузьма! Слышишь! Медика на нулевой уровень позови!
- Тихо, тихо, не кипишуй! - Скомандовал рассудительный Кузьма, - что там у тебя случилось? Поражение электрическим током?
- Нет, обморок!
- У кого обморок? У тебя?
- Идиот! Какой у меня может быть обморок! Я же с тобой разговариваю!
- Всяко бывает, - задумчиво ответил Кузьма. – У тебя посторонние на уровне?
- Да, у меня посторонний. Из другого блока. Потеря сознания.
- Медик к тебе спускается – нарочито неторопливо произнес Кузьма, - пока оказывай первую помощь. После передачи пациента, поднимись ко мне на отчет.
Григорий пару секунд слушал в трубке гудки отбоя, затем, опомнившись, бросил ее на рычаг и выскочил к пацану. Поднял его на руки, отметив про себя необычную легкость тела, занес в помещение щитовой и положил на продавленный диван. Прислушался. Дыхание у пацана было хриплым и прерывистым, сквозь грязь на лице была заметна его необычная бледность.
Иван Петрович, медик блока Е, прибыл на нулевой уровень за десять минут. Это был крупный мужчина за шестьдесят, с покрасневшими глазами, отечным, с синеватыми прожилками, лицом и длинными седыми волосами, собранными в хвост. Протиснувшись в щитовую, где сразу стало мало места, он подошел к пациенту, бормоча: «Так-с, что у нас тут? Обморок? Прелестно, прелестно…», послушал дыхание, проверил пульс, после чего обернулся к Григорию:
- Носилки есть? Надо в лазарет доставить.
- Откуда носилки? Нет конечно! Да он легкий, давай помогу, мне все равно наверх надо, к дежурному.
- «Легкий он», - фыркнул Петрович, - ну давай, только аккуратненько. Вдруг внутренние повреждения какие…
Григорий взял пацана на руки, и аккуратно протиснулся наружу.
- Петрович, дверь на замок закрой, пожалуйста.
Медик закрыл дверь торчащим в скважине замка ключом, и сунул его Григорию в карман и пошел вызывать лифт.
Лазарет располагался на двадцать пятом уровне. Григорий занес нежданного гостя в приемный покой и уложил на кушетку, после чего Иван Петрович безжалостно вытолкал его наружу:
- Все, иди, иди! Не мешай тут! – бормотал он, расстегивая куртку – Нечего тебе тут делать. Потом зайдешь, как время будет. Лучше завтра… или лучше послезавтра…
Григорий вышел в коридор, прикрыл за собой дверь и уселся на стоящую на лифтовой площадке лавку. «Вот, гад», - думал он, - «выгнал. Это же первый человек из другого блока, которого я видел. Его бы расспросить. Наверняка расскажет кучу интересного. И про блок D, и про коридоры. Надо-же, сталкер! Исследователь коридоров!». Посидев минут пятнадцать, и осознав, что в ближайшее время все равно ничего не изменится, Григорий вызвал лифт на 50-й уровень.
 
[^]
Stakanizator
19.01.2022 - 07:23
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 30.01.10
Сообщений: 1
Глава 3.

На написание объяснения времени ушло больше двух часов. Кузьма вместе с начальником службы безопасности Сосо Гигинейшвили наперебой требовали описывать встречу как можно подробнее. Неоднократно заставляли переписывать уже написанный текст, дополнить его тем или иным нюансом. Спорили между собой, необходимо ли указывать происхождение кучи старого линолеума, из-под которого вылез гость, требовали пошагово вспомнить, что Григорий делал с утра. С кем говорил, что ел, когда проснулся. На вопросе, касающимся сна Григорий не выдержал и резко встал, уронив табурет. Он уже готов был послать этих двоих Пинкертонов доморощенных в пешее эротическое путешествие. Казалось, что они, не зная, о чем еще можно спросить, несли откровенную околесицу. С каждым вопросом, уровень их глупости возрастал в геометрической прогрессии.
На этом объяснение было закончено. Григорий поставил под документом свою роспись. Затем расписался в уведомлении о неразглашении и, послав-таки мысленно всех по матушке, вернулся на нулевой уровень. Там он сварил себе крепкого чаю и достал из ящика стола «Коридоры проклятого мира». Книга открылась как раз там, где он закончил в прошлый раз. Поерзав на стуле и глотнув крепкий чай, Григорий погрузился в чтение.

«Коридоры проклятого мира». Отчет. Коридор В0 – Х.
Коридор на нулевом уровне сектора В был обнаружен нами довольно давно. Однако, поскольку коридор был закрыт толстой металлической дверью, для его исследования была привлечена бригада рабочих. Вскрытие двери заняло ни много ни мало два месяца. Металл очень тяжело поддавался механическому воздействию, поэтому было принято решение работать в двух направлениях: одна группа атаковала металл с помощью газовых резаков, вторая группа изучала возможность вскрытия самого замка. Замочная скважина была довольно странной конструкции. Отверстие было шестигранным, не более одного сантиметра в глубину, и оканчивалось подпружиненной стальной пластиной. Как оказалось, при давлении на эту пластину с определенным усилием, открывается доступ к механизму замка. Огромную роль в организации экспедиции сыграл слесарь-универсал из блока В со смешной фамилией Микробов. Анвар Микробов смог изготовить инструмент, с помощью которого появилась возможность манипулировать подвижными частями механизма замка. В итоге, на момент открытия двери, было прорезано пятьдесят сантиметров металла и впустую израсходована куча баллонов газа.
В экспедиции принимали участие: ваш покорный слуга Алексей Кошкин, антрополог Анатолий Ласточкин, филолог Адольф Грубер, эколог Шон Ли и двое разнорабочих, имена которых я не запомнил. Один из них худой, вертлявый, с оттопыренными ушами и лицом гидроцефала имел фамилию Шоу, а второй напротив, красивый брюнет с тонкими чертами лица, пронзительно черными глазами, зачесанными назад длинными волосами и тонкой полоской усов, как у итальянского мафиози, имел фамилию Кашин. Забегая вперед, могу сказать, что Шоу показал себя исключительно с положительной стороны. Он был начитан, интеллигентен, имел хорошо поставленную речь, и, приятно поражал своими манерами. Кашин же напротив, оказался законченным пьяницей, лишенным всех моральных принципов, и был неоднократно пойман на воровстве запасов технического спирта.
Коридор В0 – Х на первых метрах оказался довольно комфортным. Температура на двадцатом метре составляла 15оС, на стометровой отметке повысилась до 35оС. Влажность составляла 92% из-за чего по бетонным стенам стекали потеки конденсата. Ласточкин, исследовавший состав настила определил, что пол устлан органическим составом, скорее всего это останки некогда обитавшей здесь флоры и фауны. За счет высокой влажности настил довольно плотен. Толщина слоя колеблется в районе 1200 мм. Ласточкин взял образцы покрытия для дальнейшего изучения в лаборатории. На бетонных стенах имеются параллельные борозды, похожих на следы когтей крупного животного. Так же имеются остатки примитивных изображений убийства и совокупления. Освещения никакого нет, используются аккумуляторные фонари.
На 325-м метре Шоу заметил впереди движение. Шедший в авангарде, он подал сигнал опасности, и, ввиду отсутствия естественных укрытий, бросил на пол вещмешок, и лег за ним, приготовившись вести огонь. Остальные прижались спинами к стенам, пытаясь уменьшить возможную площадь поражения. Простояв так несколько минут, Шоу махнул рукой, и мы выдвинулись дальше, соблюдая максимальную осторожность. Через некоторое время, в лучах фонарей, мы увидели одиноко стоящего посреди коридора человека.
Освещение появилось на третьем километре. Встреченный нами абориген Игорь, привел нас в свой поселок. При встрече, он вытянул губы трубочкой, постучал себя по голой, покрытой кудрявыми волосами, груди, и представился: «Ы-ыгор!». Это единственное членораздельное слово, которое он умел произносить. В остальных случаях Игорь только рычал и издавал короткие, похожие на лай, звуки. Посередине коридора возвышался сложенный из насквозь проржавевшего металлического листа, шалаш. Указав на него пальцем, Игорь гордо встал к нам лицом, постучал себя кулаком в грудь, напомнил свое имя, и, скрылся в толпе встречающих нас аборигенов. Почти все были абсолютно голыми, лишь некоторые, по всей видимости, имеющие какой-то статус, носили грязные набедренные повязки. У многих женщин на руках были грудные дети. Ребятишки постарше сновали то тут, то там, с любопытством поглядывая на нас и на наши вещи.
Старостой поселка оказался пожилой мужчина по имени Ганс, менее остальных растерявший остатки налета цивилизации. Ганс довольно сносно изъяснялся на немецком, и Грубер перевел нам легенду, повествующую о зарождении колонии. Я попробую по памяти изложить ее здесь:
«Давно-давно, во времена наших предков, все люди были счастливы. Они умели передавать слова по проводам, умели добывать воду из камня. Они получали от Богов еду, ели и спали. Рожали детей и не знали горя. Но однажды пришел плохой человек. Он был весь в зеленой одежде. На куртке и на шапке были звезды, кресты и разные другие знаки, а на груди был изображен человеческий череп. Этот плохой человек сказал, что одни из людей должны быть главными, а другие им подчиняться. Он сам выбирал главных. Тех, кто не хотел подчиняться поначалу просто убивали. Со временем, им стали придумывать разные суровые казни. Тех же, кто подчинялся, называли «Рабы». Тех же, кто командовал, называли «Хозяева». Человек в зеленой одежде был «Главным Хозяином». Он поселился в роскошной комнате, требовал каждый день приносить ему лучшую еду и приводить лучших женщин. Тех, кто не нравился ему в постели, он убивал. Трупы жарили на ритуальном огне и съедали во славу Главного Хозяина. Пищи хватало, но Главный Хозяин требовал сжигать все больше и больше провинившихся, пока, однажды, не назрел бунт. Рабы погнали Хозяев вниз. Их загнали в пещеру и закрыли тяжелую дверь. Главный Хозяин выступил с речью, что рабов надо выбрать из оставшихся Хозяев, но никто добровольно быть рабом не хотел, поэтому Главного Хозяина одели на железный прут, один конец которого вошел в задний проход, а другой вышел изо рта, и, еще живого, поджарили на большом костре. Первое время Хозяева жили возле закрытой двери. Они стучали и просили открыть, но рабы их не слышали. Питались Хозяева летающими крысами, а воду собирали со стен. Боги не хотели приносить воду в закрытый коридор. По мере того, как летающие крысы кончились, Хозяева продвигались вглубь коридора в поисках еды. Затем коридор кончился. Так и остались здесь жить потомки Хозяев. Много-много лет…»
Коридор заканчивается через несколько десятков метров огромным обвалом. Вдоль стен колонии растут светящиеся грибы, дающие вполне себе сносное освещение. Жители колонии Хозяев занимаются разведением летающих крыс и съедобных светящихся грибов. Воду собирают со стен и хранят в бурдюках из человеческой кожи. В колонии процветает каннибализм. Почти все, за исключением Ганса утратили навыки человеческой речи. Отдельные слова в контексте рычания и уханья не несут никакой смысловой нагрузки.
Наши угощения в виде консервов были приняты без энтузиазма, но на третий день пребывания в колонии нас угостили обедом. Это была похлебка из мяса. Как выяснилось позже, из мяса, пропавшего нынче ночью, разнорабочего Кашина. «Каша с мясом» - не удержался от мрачного каламбура Ли.
Нам удалось обследовать одного из жителей колонии. Ласточкин установил его биологический возраст около пятнадцати лет. Внешне это был взрослый, волосатый самец старше сорока лет. Отмечается чрезмерно обильный волосяной покров. Борода, с вплетенными в нее костями грызунов, завязана в узел. Правая рука неправильно срослась после перелома и торчит в сторону под неестественным углом. Зубы по большей части сломаны, на теле множество шрамов. Средняя продолжительность жизни в колонии не больше тридцати лет. Сердобольный Ласточкин предложил вывести жителей обратно в блок В, но большинством голосов было принято решение не вмешиваться в естественный ход событий.
Примечание 1. Интересно отметить, что проведенное в коридоре В0 – Х время, согласно нашим приборам составило 8 суток и 4 часа. По возвращении оказалось, что экспедиция отсутствовала не более суток. То есть скорость течения времени в коридоре в восемь раз выше обычного. По всей видимости это повлияло на такую быструю деградацию колонии.
Примечание 2. Это первая экспедиция, в тупиковый коридор. Раньше мы заваленных коридоров не встречали. Считаю необходимым в будущем провести работы по расчистке завала. Благо, микроклимат коридора позволяет работать без средств индивидуальной защиты».

Глава 4.

Вечером, после работы, Григорий снова посетил лазарет. Сашка пришел в себя, но Иван Петрович запретил пускать к нему посетителей и велел приходить завтра. Тут же терся отшитый медиком Кузьма, которому было поручено допросить новоприбывшего.
- Ребята, шли бы вы отсюда, - прямо сказал Иван Петрович, - завтра будет получше, вот завтра и приходите. А еще лучше послезавтра. Давайте, давайте!
Кузьма дружески хлопнул Григория по плечу:
- Ну, что, по кофе?
- Давай по кофе, - пожал плечами Григорий и направился к лифту.
Под изумленным взглядом Григория, Кузьма нажал кнопку 50-го уровня. Комната дежурного по блоку располагалась сразу у лифтовой площадки. Дальше находился просторный холл с массивной дверью в апартаменты администратора, занимающими все остальное пространство уровня. Григорий с удивлением наблюдал, как Кузьма направился через холл именно к этой двери. Коменданта Григорий видел всего один раз, во время инспекции, и их общение свелось к короткому: «Жалобы, замечания, предложения есть? – Нет!». А о том, чтобы побывать в комендантских апартаментах, Григорий и во сне увидеть не мог. Тем временем Кузьма коротко постучал в дверь, которая немедленно открылась. На пороге их встретил улыбающийся Ахмат. Григорий оторопело открывал рот, пытаясь подобрать слова, но Кузьма, кивнув Ахмату, подтолкнул Григория внутрь:
- Проходи, проходи, давай! Что в дверях то стоять! – и, повернувшись к Ахмату, - Маша дома?
- Мария Фридриховна ждет вас в гостиной. – неторопливо проговори Ахмат. Проходите, я пока кофе организую.
Мария Фридриховна, комендант блока Д, дожидалась друзей в просторной, изящно обставленной гостиной. Стены были выкрашены светло-голубой краской, на стене слева висел огромных размеров ковер с затейливым рисунком, правую же стену занимала целая галерея старинных фотографий неизвестных Григорию мужчин и женщин. В центре комнаты находился большой стол. Вокруг стола были расставлены шесть стульев с высокой спинкой. Так же в гостиной имелся невероятных размеров шкаф, заставленный книгами и этажерка с расставленным на ней бесчисленным множеством диковинного вида статуэток. По всей видимости статуэтки были увлечением Марии Фридриховны, которая, перехватив взгляд Григория, тепло улыбнулась.
Кузьма обогнул растерянно стоящего Григория, подошел к Коменданту, наклонился и поцеловал ее в щеку:
- Рад тебя видеть, Маша! Как здоровье?
- Местами, Кузя, местами здорова! – улыбнулась Мария Фридриховна, - и, повернувшись к Григорию, - А вы, я так понимаю, Григорий Георгиевич. Электрик, 41-й уровень?
- Да, - севшим голосом ответил Григорий, - комната 411.
- Садитесь, сейчас кофе пить будем.
Мария Фридриховна была стройной высокой женщиной лет пятидесяти с гривой светлых волос, собранных в высокую прическу. При всей ее привлекательности, возраст выдавали сеточки морщин вокруг блеклых голубых глаз, около губ и на запястьях рук. Одета она была в черный брючный костюм. Ни косметики, ни каких-либо украшений Мария Фридриховна не носила. Разве что на лацкане пиджака имелся маленький значок из белого металла, на котором был изображен шестиугольник, перечеркнутый множеством прямых линий. Заметив любопытство Григория, она, улыбнувшись, пояснила:
- Это знак братства коридоров. Было когда-то такое. Сейчас это просто украшение, но он дорог мне как память.
На столе тем временем появились четыре чашки кофе, сахарница, наполненная кусочками рафинада, тарелочка с печеньем и графин холодной воды. Кузьма отпил большой глоток из своей чашки, оглядел присутствующих, затем, ни говоря ни слова встал, и вышел в другую комнату. Вернулся он через минуту, держа в руках поднос с четырьмя бокалами, порезанным тонкими дольками лимоном и целой бутылкой дефицитнейшего коньяка «Арарат».
- Спасибо, конечно, Ахмат, но думаю, нам сегодня нужно кое-что покрепче, - отодвинув кофе, Кузьма поставил на стол поднос, и, взглядом предложил всем присоединяться.
Мария Фридриховна улыбнулась, взяла протянутый Кузьмой бокал и, приподняла его в сторону гостей.
- За нас! - она сделала маленький глоток, поморщилась и закусила печеньем, - господи, Кузя, как вы можете пить эту гадость! Сходите, там в буфете водочка есть!
Обстановка разрядилась. Григорий улыбнулся, а Кузьма с Ахматом захохотали в голос. На столе появился большой графин, бокалы заменили гранеными стопками, а вездесущий Ахмат успел раздобыть закуски в виде мясной нарезки, соленых огурчиков и крупно порезанного куска сала.
Выпили водки. Закусили. Выпили еще. Потом еще. Мария Фридриховна от выпитого впала в какое-то задумчивое оцепенение, подперла голову рукой и, глядя куда-то сквозь Григория, тихо спросила:
- Гриша, а вы давно перестали спать?
Григорий настолько растерялся, что пролил водку на рубаху. Растирая мокрое пятно рукой с зажатым в ней соленым огурчиком, он удивленно пробормотал:
- Да… А как… откуда… как вы узнали? Вам Ахмат сказал?
- При чем здесь Ахмат? Вы уже почти год работаете на нулевом уровне блока Е. Там коридор такой хитрый… Дверь заблокирована изнутри. Пол крайней мере была заблокирована. Излучение там странное такое, влияет на сон. Да у вас же есть «Путеводитель»! Вы еще не читали, что по этому поводу пишет старый маразматик Кошкин?
Кузьма и Ахмат с интересом наблюдали как округляются глаза Григория.
- А что сразу не предупредили? Можно от этого как-то защититься?
- Ну, согласитесь, что простому смертному знать про коридоры не стоит. Это чрезвычайно опасно. Опасно для всего блока!
- Почему опасно?
- Вы должны понимать, что несмотря на поистине гениальный труд профессора Кошкина, коридоры пока изучены очень мало. Рано или поздно исследователи могут открыть коридор со смертельно ядовитым газом, например. Или с кровожадными тварями, истребляющими все живое. Не думайте, что это нереально. Когда-то давно, много лет назад, был блок С. Теперь его больше нет и все известные коридоры, ведущие туда перекрыты. Эти твари чуть не прорвались в остальные блоки.
- Кошкин тогда еще чуть не погиб. На последних секундах перед взрывом его вытащили за дверь, - подал голос Кузьма, - Грубер вытащил.
Григорий перевел взгляд на Кузьму.
- А ты откуда знаешь?
- Я был в этой экспедиции. Мы прорывались из блока В. Там с нулевого уровня коридор завален, мы пытались выйти с 50-го. Вышли на 14 уровень блока С. Коридор, я тебе скажу, тот еще. Ну, ты об этом в «Путеводителе» потом почитаешь…
Ахмат налил всем еще водки и предложил выпить. Его с энтузиазмом поддержали. Григорий решил для себя, что впечатлений на сегодня вполне достаточно, разбираться с этой компанией на пьяную лавочку не хотелось и, плюнув на все, залпом замахнул полную рюмку.
 
[^]
Stakanizator
19.01.2022 - 07:24
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 30.01.10
Сообщений: 1
Глава 5.

«Коридоры проклятого мира». Отчет. Коридор В50 – С14
Попытка прорыва в блок С с нулевого уровня блока В окончилась неудачей. Я уже писал ранее, что коридор В0 – Х завален. Поэтому нами была предпринята попытка прорыва через еще один, недавно обнаруженный, коридор на 50 уровне. Коридор удалось обнаружить совершенно случайно. Комендант блока В пожаловался, что из-за одной из стен в его спальне по ночам слышатся удары как по металлу. Рабочие сняли штукатурку и обнаружили массивную стальную дверь со знакомым нам по нулевому уровню типом замка. Комендант пригласил нашу группу. Обследовавший замок Анвар Микробов сообщил, что трудностей он не представит и мы можем планировать выход сразу после подготовки экспедиции.
Основной костяк экспедиции остался прежним: Я, как руководитель экспедиции, антрополог Анатолий Ласточкин, филолог Адольф Грубер, эколог Шон Ли и хорошо показавший себя в предыдущей экспедиции разнорабочий Бен Шоу. Вместо второго разнорабочего Кашина к нам примкнул механик из блока Е, Кузьма Кузьмин.
Сразу после прохода в коридор, был проведен экспресс анализ воздуха, который оказался вполне пригодным для дыхания. Пол и стены коридора выложены кафелем. Бетонный потолок имеет старые следы побелки. По всей видимости коридор оборудован датчиками движения, потому что сразу после входа на потолке загорелся ряд светильников. Так что с освещением нам пока повезло. Кафель на полу и на стенах повсеместно покрыт бурыми пятнами, Шон утверждает, что это практически наверняка кровь. Взял образцы для анализа. Источник ударов, которые слышал комендант был обнаружен сразу. Вся обратная сторона железной двери покрыта вмятинами и глубокими царапинами. Видно, что удары нанесены с огромной силой. Страшно представить, кто бы мог так изуродовать толстенный металл. Я приказал проверить вооружение и объявил максимальную боеготовность.
Первые метры коридора кроме бурых пятен крови нам ничего интересного не попадалось. На 102 метре найдены остатки человеческого скелета. Ласточкин говорит, что это мужчина лет 40-45. Череп проломлен, кости скелета разбросаны по коридору и имеют следы зубов. В карманах окровавленной одежды найден покореженный пистолет и портмоне с запиской на незнакомом нам языке. Буквы почти все округлые и оканчиваются множеством маленьких кружочков. Грубер предполагает, что это очень похоже на тайскую группу языков, но он в ней не специалист. В коридоре периодически попадаются остатки разбитой мебели со следами когтей и клыков. Чуть дальше, за скелетом обнаружен чудом сохранившийся книжный шкаф, забитый бумагами на том же языке, что и записка. С продвижением вглубь коридора температура воздуха не меняется и составляет 260С. Ближе к 500 метру пятна крови на стенах попадаются все реже. На 575 метре по полу поперек коридора проведена жирная красная черта, рядом на стере полустершаяся, но вполне читаемая надпись на трех языках: тайском (пусть будет тайский, решил Грубер), китайском и английском (китайский перевел Ли, английским хорошо владеет Грубер): «Внимание! Опасная зона! Проверь оружие!». Я приказал повторно проверить готовность оружия и дальше мы стали продвигаться, стараясь держаться ближе к стенам. До самого конца коридора, протяженностью 1650 метров, больше ничего интересного не встретилось.
Железная дверь в блок С была открыта настежь. Шоу снял с плеча ремень автомата, перебежал к стене рядом с дверью и прижался к ней спиной. Затем направил ствол автомата в дверной проем и осторожно заглянул внутрь. Постояв так несколько секунд, он резко развернулся лицом к проему и поводил стволом в разные стороны, выискивая потенциальную цель. Не поворачиваясь, Шоу поднял левую руку, подавая сигнал о том, что проход свободен. Открытая дверь располагалась рядом с лифтовой шахтой. На стене белой краской было нанесено обозначение уровня «С-14». Первым шел Шоу, за ним я, потом Грубер, Ли, Ласточкин, и замыкал колонну Кузьмин. Услышав над ухом автоматную очередь, я упал на землю и начал отползать назад, под прикрытие стены. Шоу палил длинными очередями по лифтовой шахте, где, в свете фонаря, мелькали неясные тени.
Зомби появились из шахты лифта, внешне они похожи на человека, но двигаются с невероятной для человека скоростью. Одиночные выстрелы их не останавливают. Есть два варианта остановить бегущего зомби: размозжить верхнюю часть головы или перебить сухожилия ног. Нам удалось закрыть дверь блока С пока в коридор прорвалось около десятка зомби. Они по инерции проскочили мимо нас на несколько десятков метров, затем развернулись и замерли в ожидании. Здесь нам удалось рассмотреть их как следует. Это явно были бывшие жители блока С, подвергшиеся какой-то мутации. Грязная одежда висит ни них лохмотьями, некоторые в остатках камуфляжной формы. Лица серого цвета, заросшие бородой практически по самые глаза. Глаза широко открыты, глазной белок красного цвета, а зрачки настолько расширены, что радужка практически отсутствует. Между собой зомби (как впоследствии прозвал их Ласточкин) не общались, но действовали на удивление синхронно. После расстрела нам удалось бегло рассмотреть один выживший экземпляр. На самом деле это живые люди с полностью утраченными болевыми ощущениями. Жизненные процессы невероятно ускорены, движения резкие, отрывистые. Ласточкин хотел взять экземпляр с собой для изучения, но я, как глава экспедиции, запретил. Договорились, что дотащим его до 102 метра, там организуем временную базу и Ласточкин препарирует полученный экземпляр.
Планам нашим не суждено было сбыться. На двухсотом метре мы услышали грохот выбитой двери блока С. Бросив добычу, мы со всех ног кинулись к блоку В. Группа из нескольких десятков зомби нас нагоняла очень быстро. Увидев открытую дверь, я громко прокричал команду на подготовку к консервации. Вся группа оторвалась от меня метров на семь, я же, поскользнувшись на кафеле, упал на спину и звонко ударился головой об пол. Ко мне подбежал первый, крупный зомби и, схватив за правую руку, потащил обратно. В это время несколько других экземпляров поменьше рвали на мне одежду. Левой рукой я достал из сумки взрывное устройство с таймером на 10 секунд и активировал его нажатием кнопки. Один из зомби вгрызся зубами мне в правое плечо. От боли я потерял сознание и далее привожу события со слов Грубера.
Адольф Грубер подбежал к дверям блока В последним. Оглянувшись и увидев, в каком плачевном положении я оказался, он развернулся и начал вести огонь, здраво рассудив, что, риск ранить или убить командира экспедиции, в данном случае будет наименьшим из возможных зол. Груберу удалось снести голову тащившему меня за руку зомби. Двое других, поменьше, развернулись в его сторону, их встретили автоматной очередью Шоу и Кузьмин. Под их прикрытием Грубер втащил меня в открытую дверь. Взрыв прозвучал через пару секунд после того, как Шоу повернул ручку запора. Стена вокруг двери пошла трещинами, но дверь устояла. После чего дверь в коридор В50-С14 была закрыта и законсервирована сваркой.
После экспедиции мы прошли полное медицинское обследование, но никаких нарушений выявлено не было. Место укуса зомби на правом плече зажило на удивление быстро. Ли считает, что в слюне зомби присутствует сильный заживляющий препарат, позволяющий очень быстро регенерировать живые ткани.
Резолюция: Блок С законсервировать. При обнаружении коридоров, ведущих в блок С, они подлежат немедленной консервации. Изучение и зачистка блока С возможны в будущем, когда появится возможность сбора регулярной армии с соответствующим вооружением.

Глава 6.

Таблетки, которые дала Мария Фридриховна Григорию подействовали на удивление великолепно. Этой ночью он спал. Он уже забыл, какое это наслаждение, спать! После утреней побудки, ознаменованной включением так называемого «дневного» освещения, Григорий еще какое-то время повалялся в кровати и вышел из комнаты последним, когда все сожители разошлись по своим нехитрым делам. Сегодня у него был законный выходной, которые выпадали один раз в месяц. Григорий спустился на 30-й уровень. Ахмата за стойкой не было, да и не удивительно, наверное, отдыхал после вчерашних возлияний. Пышногрудая повариха Тамара улыбнулась Григорию и, не спрашивая, приготовила большую чашку «американо» без сахара. Григорий пил ароматный напиток со сдобной булочкой, посыпанной сахаром, и думал о том, насколько сильно изменилась его жизнь за последние трое суток. Какой интересной женщиной на самом деле оказалась комендант Мария Фридриховна, как с неожиданно новой стороны открылся ему старинный товарищ Кузьма… «А как бы было интересно самому побывать в коридоре. Ну хоть в каком-нибудь, самом захолустном…». Григорий допил кофе, смахнул крошки со стола в пустой бумажный стаканчик с клеймом блока Е, и выбросил его в урну. Настроение было отличным, и он для разминки, решил пройтись по лестнице.
Лестницей в блоке Е пользовались редко. Еще сравнительно недавно, несколько лет назад, здесь было довольно оживленно. Можно было купить наркотики, снять шлюху, или разжиться еще чем нелегальным. Но с тем же успехом можно было легко получить перо в бок, или проломленную голову. На лестнице шла своя, нелегальная жизнь блока Е. Здесь процветали карточные шулеры, гадалки, торговцы оружием, наркотиками. Здесь был притон широко распространившейся в блоке мафии и здесь же решались все основные вопросы, касающиеся экономической жизни блока. Здесь можно было нанять киллера или наняться на выполнение заказа. Заказные убийства в то время никого не удивляли и, практически, стали нормой. С приходом предыдущего коменданта лестнице была объявлена война. Лавр Федорович был воистину железным человеком. Перво-наперво он собрал отряд милиции и показательно расстрелял нескольких наиболее отъявленных мафиози. Затем милиции удалось взять с поличным нанятого для ликвидации коменданта киллера, который сдал своих работодателей с потрохами. Их взяли в одну ночь, и в эту ночь лестница «рухнула». В эту ночь расстреляли 14 человек. Остальные разбежались кто куда. Через три недели, во время очередной инспекции, Лавр Федорович был застрелен обдолбанным наркоманом. При попытке его ареста, наркоман спрыгнул в межлестничный проем и, пролетев двадцать этажей, разбился о бетонный пол нулевого уровня. В гостиной Марии Фридриховны, среди других фотографий, до сих пор висит портрет Лавра Федоровича, а милиционеров в блоке Е с тех пор зовут «Лавровцы».
Сейчас лестница была пуста. То тут то там валялся мусор, обрывки газет, сломанная мебель, побитая кафельная плитка и прочий хлам. На запыленных ступеньках виднелись следы. Григорий определил, что недавно здесь прошли двое. Следы вели вверх, но Григорий спустился на 25-й уровень и постучал в дверь лазарета.
- Заходи, коль пришел – услышал он бурчание Ивана Петровича – чего скребешься…
- Я, это… Проведать…
- Да понял я, что проведать, понял. Вас тут проведывальщиков много ходит!
- А что, уже пришел кто-то? – спросил Григорий.
- Да нет, приходил Сосо, я его выгнал, - Иван Петрович криво усмехнулся, - знаю я этих милицейских…
Поговаривают, что Иван Петрович раньше подрабатывал на лестнице, приводя в порядок местную братву, и неплохо с этого наживался. Поэтому лавровцев он, мягко говоря, недолюбливал.
- Проходи, только смотри там, не долго, - Иван Петрович махнул рукой в направлении палаты с номером 251 и, развернувшись, скрылся в дверях ординаторской.
Григорий, испытывая некоторую неловкость, костяшкой согнутого указательного пальца постучал в дверь палаты, и услышав тихое: «Да, входите», открыл дверь.
- Здорово, малец! Очухался? – нарочито бодрым голосом начал Григорий, и, тут же осекся. В ярко освещенной палате, с выкрашенными бежевой краской стенами и покрытым светлым линолеумом полом, стояло две железные кровати. На одной из них сидела худощавая девушка лет двадцати пяти. Закутанная в не по размеру большой больничный халат, она двумя руками держала чашку с дымящимся напитком, и с любопытством смотрела на онемевшего Григория. Сейчас, чисто вымытая, с черными волосами, завязанными сзади в тугой хвост, она уже никак не походила на пятнадцатилетнего подростка.
- Очухался, очухался…, - смеясь ответила девушка, отхлебывая из кружки.
- А я это…, за пацана тебя принял…, - расплылся в улыбке Григорий, - ты уж извини, но видок у тебя был тот еще.
- Ага! Ты бы видел этот коридор! Это полный трэш! Я вообще не понимаю, как выбралась. Спасибо, что тебя встретила. Если бы не ты, то, наверное, все бы там и кончилось. На нулевом Е. – Девушка поставила кружку на тумбочку и протянула руку, - Александра. Александра Алексеевна Кошкина.
- Григорий Георгиевич Крайнов. Можно просто Гриша. А вы, случайно не родственница профессора Алексея Кошкина? – Григорий пожал протянутую руку. Рука у Александры была хрупкой и бледной, с коротко остриженными ногтями, испещренная множеством царапин и заживающих шрамов.
- Родственница? Ну, в некотором смысле, наверное, родственница. Я его дочь.
- Как дочь? Он же жил давно… Вон, у меня книга его, вся пожелтевшая… и Мария Фридриховна его вспоминала уже старым, хотя она сама…, - Григорий покрутил рукой у головы, - извини, что это я?..
- Так и дочь. А на возраст ты не обращай внимания. Коридоры, знаешь ли… Время течет очень по-разному. Где-то годы проходят, а где-то недели. Ты знал, например, что в закрытом блоке С время бежит в восемь раз быстрее, чем в блоке В. В остальных блоках тоже есть разница в скорости времени, но не такая очевидная. – Александра встала с кровати, взяла в руки кружку и подошла к Григорию. Учитывая его немалый рост, она оказалась ниже почти на голову. Встала на цыпочки и заглянула Григорию в глаза, - Кофе хочешь? Я принесу.
Двадцать минут спустя Григорий с Александрой сидели на смятой кровати, пили кофе и болтали как старые приятели обо всем. Григорий рассказал, как испугался, когда услышал шорохи сидя в электрощитовой. Рассказал, как пытался пробиться к ней в палату, переживая за ее здоровье, но Иван Петрович не пускал. Рассказал, как познакомился с нынешним комендантом блока Е, как избавился от бессонницы. Александра же рассказала, что ей оказывается уже 32 года. (Просто в некоторых коридорах время идет в обратную сторону). Она сталкер, исследователь коридоров. Сама из блока В, но в последнее время жила в блоке D. Была замужем за одним из исследователей, он погиб два года назад, во время экспедиции в блок C. Сама же Александра осталась в блоке D. Там в принципе нормально, только с продуктами не очень. В очереди поставок блок D идет самым последним, и, зачастую, продуктов поставляется совсем мало. Зато население там душевное.
- Блоков всего шесть. – говорила Александра. - По крайней мере тех, что мы знаем. Это А, В, С, D, Е и F. Отец говорит, что, скорее всего они расположены в совершенно разных местах, но все связаны между собой бесчисленным количеством коридоров. Что примечательно, это связь блоков коридорами строго линейна. Из блока А, например можно попасть только в В и F, из блока В в блоки А и С и так далее. Блок С пытались консервировать из-за зомби, но сталкеры нашли другие коридоры. Пройти туда можно, зомби оказались не такими уж опасными, но делать там абсолютно нечего. Блоки В, D и E довольно цивилизованы и большого интереса для исследователя не представляют. Блок А находится на военном положении. Ни дай бог туда попасть. А блок F довольно интересен. Там только нижние уровни доступны. Лифты не работают, а лестница обрушена. На верхние уровни попасть пока никому не удавалось, но, есть подозрение, что там тоже живут люди… или не люди…
Рассказ прервал резкий стук в дверь. На пороге палаты во всей своей красе нарисовался начальник службы безопасности Сосо Гигинейшвили. Сзади на него наскакивал Иван Петрович с криками:
- Я запрещаю вмешиваться в процесс лечения! Я на вас жаловаться буду! Немедленно покиньте расположение лазарета!
- Ну, ну… Спокойней, дарагой, - басил в ответ главный лавровец, - не съем я твоего пациента. Поговорим только и все…
- Сегодня нельзя! Пациент слаб, принимает препараты. Умственное напряжение противопоказано!
Сосо окинул палату взглядом, кивнул Григорию, повторил свое «Ну, ну…» и, приобняв Ивана Петровича, скрылся за дверью.
Григорий посмотрел на Александру. Она побледнела и выглядела испуганно.
- Кто это?
- Начальник службы безопасности блока Е. Он допросить тебя хочет.
- А у вас здесь, случайно, пыточной камеры нет? – поежилась девушка.
Григорий подумал, что это такая шутка, но Александра не шутила. Она без стеснения развязала тесемки халата и сбросила его с плеч, оголив маленькие, чуть ли не мальчишечьи груди. Под правой ключицей на смуглой коже звездочкой белел заживший шрам, похожий на след от пули. Сердце Григория пропустило пару тактов. Александра повернулась к нему спиной, и Григорий обомлел. Вся спина была испещрена страшными шрамами, вдоль и поперек. Некоторые шрамы были старые, некоторые практически свежие, только заживающие. Григорий прикоснулся пальцами к бордовому, проходящему вдоль позвоночнику шраму. У него перехватило дыхание. Он задыхаясь спросил:
- Как же… Кто же тебя так? Это же не люди! Твари!
- Наивная душа! – в дверях палаты стоял Иван Петрович. – Это ей еще повезло, что не у нас в блоке. Насмерть забили бы. Сосо тот еще мастер в этом деле. – Григорий повернулся и смотрел на фельдшера с отвисшей челюстью. – В общем завтра я его спровадить уже не смогу. Нынче ночью Александра должна бежать.
 
[^]
Stakanizator
19.01.2022 - 07:24
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 30.01.10
Сообщений: 1
Глава 7.

Небольшой аппендицит тупикового коридора, который в старые добрые времена обнаружил Иван Петрович, был оборудован всем, необходимым для выживания залегших на дно жителей лестницы. После того, как лестница «рухнула», этим закутком никто не пользовался, однако Иван Петрович поддерживал его в боевой готовности. Здесь имелись две кровати, недельный запас питьевой воды и продовольствия, несколько комплектов разного размера одежды и обуви, набор медицинских инструментов для проведения несложных операций и запас необходимых медикаментов. Чуть подальше, в шкафу находились два великолепно смазанных автомата и четыре запасных рожка патронов к ним. Самый тупиковый закуток был отгорожен брезентовой шторой, за которой были устроены импровизированные туалет и душ. Правда вода в душевой была ржавая и воняла какой-то гадостью, но, как говориться, на безрыбье и рак рыба.
Вход в этот тупик был замаскирован массивным шкафом, набитым халатами, простынями и прочими вещами. Задняя стена шкафа открывалась по нажатию секретного рычага. Александра укрылась в этом тупичке на время выздоровления, а Иван Петрович, наутро доложил Кузьме, что пациент ночью исчез. Вот тут то лавровцы и показали свое истинное лицо. Сосо Гигинейшвили орал сначала на Ивана Петровича, затем на Кузму, затем просто орал, для острастки. Кузьма тоже орал на Ивана Петровича и грозил поставить его к стенке, как врага народа. Мария Фридриховна к чести своей не орала:
- Сосо, голубчик, перерой мне тут весь блок. Далеко уйти она не могла. Притащи мне ее. В крайнем случае ее труп. Мне она, конечно нужна живой, но самое главное, она не должна покинуть блок Е! – Лицо Марии Фридриховны покраснело, губы тряслись, - иначе… - она обвела всех тяжелым исподлобья взглядом, - иначе все в лестничный проем с 50-го уровня шагнете. Моргнуть не успеете!
- Да, там еще этот… Электрик с 41 уровня… - припомнил Сосо. - Вчера он здесь терся. Ворковали с этой бабой.
- На допрос. Обоих. – Мария Фридриховна вытерла лицо белоснежным платком, - и фельдшера, и электрика. На 49-й. Выбить все что знают.
Григория взяли тут же. В электрощитовую ворвались трое дюжих лавровцев, во главе которых стоял его сосед по комнате, Колясик. Ему заломили руки за спину, надели наручники, и подталкивая дубинками в спину затолкали в лифт. Один из лавровцев вставил в лифтовую панель специальный ключ, исключив остановки на промежуточных этажах, и нажал кнопку с номером 49.
- Да что случилось то? За что? Я ничего не понимаю! – пытался выкрикивать Григорий, но на каждый выкрик получал только тычки дубинками и злые команды: «Молчать!». А Колясик, улучшив момент, больно пнул в пах и прошептал согнувшемуся от боли Григорию: «Это тебе, сука, за книгу. Козел».
На 49-ом уровне блока Е располагалась тюрьма. Заключенных здесь давно уже не было, и все 6 камер, выходящих в один небольшой тамбур, стояли открытыми. Григория швырнули в дальнюю, придав ускорение пинком, и решетчатая дверь за ним захлопнулась. Камеру освещала одна тусклая лампочка. Стены и пол были бетонными, без всякой обшивки. Нары отлиты из того же бетона заодно со стенами. У двери стояло ржавое ведро. На этом убранство его нового жилища заканчивалось. Самый молодой лавровец по прозвищу Бяшка закрыл камеру на ключ, помахал Григорию рукой и, усмехнувшись бросил: «Отдыхай!».
Григорий обдумывал ситуацию. Он конечно подозревал, что в связи с пропажей Александры к нему могут возникнуть вопросы, но чтоб такое… По всей видимости прав был Иван Петрович, не те они, кем кажутся. И Мария Фридриховна не такая уж душка. Да и старинный дружище Кузьма не прост. Ох как не прост.
Чтобы как-то отвлечься, Григорий достал из-за пазухи путеводитель. Удивительно, как книга не выпала при аресте. Как Колясик его не обыскал. По всей видимости, сказывалось отсутствие практики. Раскрыв книгу наугад, Григорий устроился под лампочкой, сел на пол и оперся спиной о холодный бетон нар и начал читать: «…стены сколочены из деревянных щитов. Это первый встреченный мной коридор, стены которого изготовлены из дерева. Дерево сырое и покрыто мхом. Температура колеблется от 3 до 5 градусов по Цельсию. Изо рта при дыхании вырываются клубы пара. Мы, конечно же, взяли с собой теплые свитеры, но на такое понижение температуры мы определенно не рассчитывали. Освещение стабильное, но довольно слабое и исходит от стен. Кислицын использует походную лабораторию для определения видов органики. Пол покрыт слоем алеврита и напитан влагой так, что при ходьбе под ногами раздаются чавкающие звуки. Вид светящегося мха определить не удалось. После 500-го метра стали встречаться свисающие с потолка и покрытые инеем лианы. Понижение температуры переносится очень тяжело. Петренко выказывает признаки простуды, остальные пока не заболели, но ощущение пробирающего до костей озноба преследует нас всех. Мы уже надели на себя всю имеющуюся в наличии одежду. На ноги, вместо дополнительных носков, надели чехлы от аппаратуры. После километра пути нами была предпринята попытка вернуться обратно в блок F, но при движении в обратную сторону температура начала резко понижаться на 10 – 150С каждые 50 метров. Когда мы развернулись обратно, в сторону блока А, температура повысилась до 30 и оставалась такой до самого конца экспедиции. На 1600 метре стали встречаться мыши. Они появлялись из обшивки стен и перебегали дорогу нисколько нас не пугаясь. Петренко попытался поймать один экземпляр, но она прокусила брезентовый чехол от микроскопа и впилась в руку. Рану промыли, и, на удивление, у Петрова моментально прошли все признаки простуды. Умер Петров в течении тридцати минут после укуса, совершенно здоровым. Кислицын поставил себе целью поймать еще один образец местной фауны, но зверьки стали более опасливыми. Они ускользали от пытавшегося накрыть их коробкой Кислицина, а вскоре и совсем исчезли. Кислицын очень расстроился. Он считает, что местные мышь каким-то образом моментально вылечила простуду, и мечтает попробовать выделить активный препарат из их слюны. Кислицын даже предложил вернуться на пару десятков метров обратно в надежде таки поймать образец, но я не позволил. Еще большего переохлаждения мы не перенесем. Уже ближе к концу коридора, на 1765 метре, разнорабочий Грин случайно задел свисающую с потолка лиану. Лиана пришла в движение, намоталась на руку и резко ушла вверх. Грину оторвало руку в плечевом суставе. Несмотря на старание медика, Грин скончался от болевого шока. Кислицыну удалось взять образец лианы используя медицинские щипцы и нож.
Подводя итог экспедиции в коридор F25-А0, считаю ее неудачной. Мы потеряли четырех членов экспедиции. Оставшиеся двое (я и профессор Кислицын) долго лечились от простуды…».

Глава 8.

От чтения Григория оторвал звук открывающегося тамбура. Он едва успел спрятать путеводитель обратно под рубаху, как увидел в проеме Колясика и Бяшку, ведущих под руки Ивана Петровича. Не обращая никакого внимания на Григория, они открыли решетчатую дверь противоположной камеры, втолкнули туда арестанта, так же, как и Григорию, придав ему ускорение пинком. После того, как лавровцы покинули тамбур, Григорий попытался позвать Ивана Петровича, но тот лежал на полу лицом вниз и ни на что не реагировал. Освещение было слабым, разглядеть ничего не удавалось. Видно было только, что из-под лежащего тела вытекает тоненькая струйка крови.
Через некоторое время Григорий услышал голоса, раздающиеся из-за двери тамбура. Один голос принадлежал Марии Фридриховне, другие два, по всей видимости, давешним лавровцам:
- Где фельдшер? – спросила Мария Фридриховна, - он что ни будь рассказал?
- Нет. Говорит, что ничего не знает. Мы применили определенные методы извлечения информации, но безуспешно. Похоже, что он, в самом деле, ничего не знает о сбежавшей шпионке.
- Какие методы? Надеюсь никакого физического воздействия?
- Ну… - замялся Бяшка, - он не хотел говорить, и Колясик маленько его поколотил… Ну как маленько… Похоже чуть перестарался… Ребро, там, или два… Да так, по мелочи…
- Да вы охуели!!! – крик Марии Фридриховны заставил вздрогнуть даже Григория, - вы, недоноски, избили единственного медика блока?!! У вас совсем мозги отмякли?!!
- Нам товарищ Гигинейшвили дал команду…
- Какую, блядь, команду, идиоты!
- Ну, это… информацию это… извлечь, короче…
Послышались глухие удары, сопровождающиеся вскриками опальных лавровцев.
Допрос Григория проходил в менее жесткой атмосфере. По крайней мере, его не били. Ну, почти не били. Бяшка молча вывел его в допросную камеру и пристегнул наручники к торчащей из стола железной скобе. Сам он стал в стороне, а более опытный Колясик сел на табурет напротив и задал первый вопрос:
- Ты знаком со шпионкой?
- Какой шпионкой? Не знаю никаких шпионок.
- Не валяй дурака. Ты ее встретил на нулевом уровне. Ты был у нее в палате в лазарете. Товарищ Гигинейшвили видел, как вы мило общались. Повторяю вопрос. Ты знаком со шпионкой?
- Ну, я знаю ее имя, если вы это имеете в виду.
- Понятно. – Колясик сделал заметку в блокноте. – Ее полное имя, фамилия, отчество? Воинское звание?
- Ты что, дурак? Какое звание? Это же просто девчонка. Имя Александра, больше о ней я ничего не знаю.
Лицо Колясика побагровело. Он торопливо, путаясь пальцами в застежке, отстегнул от пояса резиновую дубинку угрожающих размеров, поиграл ей перед лицом Григория, а затем нанес несколько хлестких ударов по столешнице. Григорий вздрогнул и откинулся назад. Цепь, пристегивающая наручники к скобе, натянулась и наручники врезались в запястья. Путеводитель выскользнул из-под рубахи и упал на пол.
- Тут из нас двоих дурак это ты! – закричал Колясик, подобирая путеводитель и с интересом его разглядывая, - а это ты мне правильно принес. Это мне пригодится, - он сунул книгу в карман. – Короче, ты с ней шашни крутил, а значит, ты и есть пособник шпионки. И тебя, как шпиона, в проем лестничный вниз головой надо! Говори, сука, все, что знаешь! – каждая фраза подкреплялась ударами дубинки по столешнице.
- Да я уже все сказал, что знаю. Еще тогда сказал. В первый раз.
Дверь распахнулась и в дверном проеме появилась знакомая фигура Кузьмы. Колясик отошел в угол и встал рядом с Бяшкой. Кузьма обошел стол, проверил наручники, и взглядом отправил лавровцев в коридор. Сам Кузьма уселся на табурет, и тяжело вздохнул:
- Влип ты, Гриха. Влип по самое нихочу. Угораздило же тебя… Ладно. На то и друзья, чтобы из говна вытаскивать. Давай, рассказывай все по порядку. А мы уже решим, что с этим делать.
- Блин, Кузя! Я все уже рассказал. Тогда еще, в первый раз!
- Ну, тогда, положим, ты и реально ничего не знал. Ты вообще решил, что это пацан. А вот сейчас, сейчас точно что-то знаешь.… Но по какой-то причине говорить не хочешь…. Ты с этой девкой в палате шуры-муры водил? Водил! Она тебе свои планы рассказать должна была? Должна! Так что ж ты мне тут горбатого лепишь? – Кузьма закинул ногу на ногу и сцепленными в замок пальцами обхватил колено.
- Да ничего она не рассказывала!
Кузьма сначала не отреагировал. Он продолжал пристально смотреть в глаза Григорию и в такт своим мыслям покачивал ногой. Молчание затянулось на несколько минут. Наручники больно врезались в запястья, руки ужасно болели. Григорий старался не выказывать свой страх, но предательские ручейки пота стекали по лицу.
- Врешь! Знаю, что врешь! – Кузьма побарабанил пальцами по столу. – Сам себе не поможешь, никто тебе не поможет. Последний шанс у тебя!
Григорий опустил глаза в пол.
- Что ж. Жаль. Очень жаль.
Кузьма встал с табурета, отряхнул брюки, задержался на пару секунд, как бы раздумывая, а затем решительно открыл дверь и вышел. Ожидавшие снаружи лавровцы, получили молчаливое одобрение на продолжение допроса и бодро вошли в комнату.
- Дай я теперь! – Бяшка первым уселся на, неостывший еще от Кузьмы, табурет.
Колясик пожал плечами и отошел к стене. Бяшка, встал, отстегнул от пояса дубинку, поиграл ей, как бы примеряясь, и ухмыляясь, подошел к Григорию. От мощного удара в правое предплечье из глаз брызнули слезы.
- Че, сука, нравится!? – Бяшка ощерился, взял Григория за волосы, поднял голову и заглянул ему в глаза. – Я тебе сначала руки сломаю. Так, что поссать сам не сможешь. Потом почки отобью…
Бяшка явно наслаждался допросом. Он не задал ни одного вопроса по существу, имея перед собой цель только лишь поиздеваться над допрашиваемым. В какой-то момент лавровец обошел Григория сзади, прижал дубинку к его горлу и начал душить. Он явно испытывал чуть ли не сексуальное возбуждение. Лицо его покраснело и покрылось испариной, вспотевшие ладони то и дело соскальзывали с дубинки, и Бяшка вытер их об рубаху Григория. Колясик, оторвавшись было от стены, чтобы остановить товарища, недоуменно захлопал глазами:
- Ты, урод! Это что! – Палец его показывал на взбугрившиеся в паху Бяшкины штаны. – Ты че, пидор?!
Бяшка отпустил Григория и отскочил в сторону, прикрывая промежность руками. Колясик раскрывал рот, не зная, что сказать. Он явно не ожидал такого подвоха от товарища. В это время из тамбура послышался телефонный звонок. Бяшка резво выскочил за дверь, и через пару секунд позвал Колясика: «Срочно вызывает товарищ Гигинейшвили! Бегом!». Григория отвели обратно в камеру, пообещав покончить с ним завтра. Правая рука висела плетью, всю правую сторону жгло огнем. Слезы катились из глаз и капали на рубаху. «Иван Петрович не выдал Сашку», думал Григорий. «Вон как его пытали, а не выдал. И я не выдам. Потерпеть можно. Только бы не покалечили сильно. Лучше уж сразу… Раз, и нет тебя…»
Вечером в тамбур вошел Бяшка. Сегодня ночью он охранял заключенных. Бяшка посмотрел на Григория, осклабился, продемонстрировав испорченные зубы:
- Чо, козел. Повезло тебе, что я сегодня дежурю. Подожди маленько, водочки выпью и приду к тебе. Развлечемся! Ты мне сегодня все расскажешь! Что знаешь и не знаешь.
Уснуть Григорий не мог. Он все ждал прихода Бяшки. Для себя он уже решил, что сделает все возможное, чтобы избежать мучений. Например, если получится, вцепится этому недоноску в лицо. Если руки будут заняты, то зубами.… Уж лучше такой конец, чем позорное издевательство. Силы оставляли Григория, голова кружилась, плечо страшно болело. Хотелось лечь и забыться, и он дал себе слово не спать, чтобы не быть пойманным врасплох.
Ночью, когда Григорий уже практически сдался и ускользающее сознание начало плести первые кружева тревожного сновидения, дверь тамбура с лязгом открылась. Выброс адреналина заставил Григория сосредоточиться. Он был готов к чему угодно. Готов был увидеть похотливого извращенца Бяшку, готов был увидеть расстрельную бригаду лавровцев, да все, что угодно он готов был увидеть кроме этого. На пороге, в свете тусклой лампочки возвышался во всей своей красе товарищ Гигинейшвили. Рядом с ним, опустив голову, стояла закованная в наручники Александра:
- Обмануть хотели!? – весело прогудел безопасник, - сказали, что сбежала, а я так и поверил. А потом думаю, что-то здесь нечисто. Медик от себя не выходил. Девку в блоке не видели. Да и слабая совсем была, чтобы коридорами уходить. Не-е-ет, что-то здесь не так.
- Отпусти ее! – прохрипел Григорий, прижавшись всем телом к прутьям камеры. Он забыл о боли, забыл о докучливом Бяшке, забыл об избитом Иване Петровиче, - отпусти, а? Что хочешь, все для тебя сделаю!
- Гриша, не надо… - Александра подняла голову, но Сосо не дал ей договорить. Не поворачиваясь, он хлестко ударил Александру тыльной стороной открытой ладони в лицо.
- Молчи, женщина. Тебя тут никто не спрашивает пока. – И уже Григорию, - ну а ты сделаешь, кончено. Куда ты денешься. Все сделаешь. Все, что скажу. Но только утром. А мы тут пока с девкой твоей малость развлечемся. Бяшка тут увидел ее, слюни пускает, просит на часок ему дать.
Пальцы Григория побелели. Из груди раздавался бессильный клекот. Казалось, еще немного, и он вырвет эти проклятые прутья с корнем, схватит этого наглого типа за шею и будет душить, душить, душить до самого конца, пока он не перестанет дергаться. А потом будет избивать бесчувственное тело, превращая его в кровавое месиво. Красная пелена, застилала глаза, но, боковым зрением Григоий увидел какое то движение в тени тамбура. Показалось? Нет, не показалось! Пока Сосо продолжал издеваться, тень промелькнула ему за спину. Сосо дернулся, застыл на полуслове, и без единого звука, кулем повалился на пол. Изо рта вытекла тонкая струйка крови. Сзади него, держа в руках огромный окровавленный тесак, улыбаясь сквозь густую черную бороду стоял Ахмат. В левой руке он держал связку ключей:
- Пора выбираться, арестанты!
Сначала он открыл наручники Александры, потом уже они вместе подбирали ключи к камерам. Иван Петрович оказался уже в сознании, и даже сам смог идти.
- Где-то здесь Бяшка… - начал было Григорий.
- Не переживай, дорогой. Я этого извращенца успокоил маленько.
Григорий заглянул в допросную камеру. В углу, облокотившись спиной о стену, на полу сидел Бяшка. Штаны его были расстегнуты, рядом валялась пустая бутылка из под водки, грязный стакан и недоеденный кусок бутерброда с колбасой. По полу были рассыпаны старые самодельные игральные карты с обнаженными женщинами. Изображения на некоторых были сильно затерты. Видно было, что картами пользовались часто. Горло Бяшки было разрезано от уха до уха. Кровь залила рубаху и растеклась лужей по полу. Ахмат Аккуратно взял за плечи Григория, повернул его в сторону выхода:
- Собаке собачья смерть, - улыбнулся он.
 
[^]
Stakanizator
19.01.2022 - 07:25
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 30.01.10
Сообщений: 1
Глава 9.

- А книгу, ну, в смысле путеводитель, я потерял… Ну, как потерял, у меня его этот…, Колясик при допросе забрал. Ведь хотел еще его в камере спрятать…
- Ладно, потерял и потерял, - неторопливо ответил Ахмат, - хорошо хоть сам живой остался.
Компания сидела на ступенях обрушенного лестничного пролета 15 уровня полузаброшенного блока F. Позади остался коридор E25-F10. Про этот коридор не знал никто. Как сказал Ахмат, не знал даже профессор Кошкин. Коридор был относительно спокойным, но по всей протяженности его проходило множество разной толщины труб, из труб раздавались то какие-то звуки, то отдельные слова на разных языках, иногда целые фразы. К сожалению, Иван Петрович не выжил. Он остался в самом начале этого коридора. Перед смертью состоялся довольно странный разговор:
- Вы не думали о том, кто все мы? Откуда взялись? – Иван Петрович сидел на бетонном полу, подстелив под себя найденный неподалеку кусок картона. – Мы живем, не задумываясь об этом. Живем себе и живем. Вот ты, - фельдшер кивнул Григорию, - где ты на электрика учился? Да что там, на электрика, ты в школе вообще учился? Родители у тебя есть? Прошлое свое кто-то хоть помнит? Нет. Мы все здесь выдернуты из времени. Мы как в пузыре. У нас нет ни прошлого, ни будущего. Мы имитируем жизнь, создавая ее подобие внутри блока. Мы и не пытаемся что-либо вспомнить. Зачем? – Иван Петрович помолчал. Дыхание его было неровным, видно было, что ему очень больно. – Мы здесь как свиньи у корыта. Накормлены, напоены, заняты обустройством своего свинарника…
Из толстой черной трубы над головой раздалось на русском: «…Доставка партии стейков приостановлена по технической неисправности пневмодоставки. Кхрм…». Все замолчали и взглянули вверх.
- А что, вы знаете? – спросила Александра. В последнее время она все больше молчала. На вопросы отвечала нехотя и односложно. А тут в ее глазах проявились искорки заинтересованности. – Вы ведь знаете, да?
- Догадываюсь.
- Так поделитесь с нами?
- Чем? Догадками? Так это только догадки.
Александра плотней прижалась к Григорию. Григорий обнял ее, пытаясь согреть, и зарылся лицом в распущенных волосах.
- Да, догадками. Поделитесь?
- Что ж. Коль вам угодно, поделюсь, конечно. Я думаю, это тюрьма. Мы все здесь за какие-то проступки, которых не помним. Которые совершили в том, другом, большом мире. Здесь нас содержат. Охраны в этой тюрьме нет. Да и не нужна здесь охрана. Выхода то все равно нет. Разве только между блоками по коридорам кто проберется. А основная масса заключенных о коридорах и не подозревает. Живет себе. Жрет, срет и трахается. Имитирует жизнь. – Иван Петрович помолчал, - И никто из этого стада не задумывается о прошлом. Никто не задумывается о будущем. Вот вы видели здесь грудных детей или глубоких стариков? Нет! Потому что их здесь просто-напросто нету. Им здесь не место.
- А коридоры? Коридоры, что это? – спросила Александра.
- Коридоры… Коридоры, я думаю, это просто технологические проходы.
- Для кого проходы?
- Тюремщиков, наверное,… или строителей. Кого же еще?… Коридоры нужны были на этапе строительства, или может быть лучше сказать, создания блоков. Тогда была необходимость взаимодействия их друг с другом и, как я надеюсь, с внешним миром. Потом эта необходимость отпала, проходы были закрыты. А мы вот находим их…
- А вы, вы то помните что-нибудь из той, прежней жизни? – Александра убрала руку Григория со своего плеча и подвинулась поближе к Ивану Петровичу. – Вы так говорите потому, что что-то помните? Да?
- Знаешь, Саша, - глаза Ивана Петровича были полузакрыты. До этого учащенное дыхание стало ровным. Лицо было абсолютно спокойным, - не помнил. А сейчас вспоминаю. Наверно это перед смертью…
- Иван Петрович! Как можно! Все хорошо будет! Вы поправитесь! – Александра прижала к груди сжатые кулачки.
- Ты, Сашенька, не переживай за меня, ты держись за Гришу. Он парень правильный…. Не из этих…
Больше Иван Петрович не сказал ни слова. Глаза его были закрыты, дыхание ровное, бледное лицо, казалось, светилось в полумраке коридора. Григорий подумал, было, что фельдшер уснул, но, через пару минут тело Ивана Петровича обмякло на выдохе и следующего вдоха уже не последовало.
Ахмат, не проронивший ни слова за весь разговор, уложил Ивана Петровича на картон, сложил ему руки на груди, встал рядом с ним на колени и прочитал что-то на своем языке. Может быть молитву, а может и просто попрощался. Затем встал, огляделся, кивнул друзьям, пошли, мол, дальше. Здесь нас больше ничего не держит.

Глава 10.

Блок F, судя по информации из путеводителя, был обитаем только на нижних уровнях. Лифт давно не работал, а лестничный пролет ниже 15 уровня был обрушен.
- На 25 уровне должен быть выход в холодный коридор, - вспомнил Григорий, - я у Кошкина читал.
- Да, - подтвердила Саша, - пройти там можно. Только надо теплой одежды поискать. А про блок А кто-нибудь слышал?
- Нет, - ответил Ахмат, - а что там?
- Там все очень строго. Там военное положение. Нас на 14 дней закроют на карантин. Кормить не будут, только вода. Допросы каждые 6 часов. Если все нормально, то через 14 дней, проводят на выход. Если выживешь, конечно. Эмигрантов не принимают. Они там все помешаны на здоровье. Боятся, что из другого блока могут притащить заразу, вот и изгаляются. Да и с продуктами у них в блоке довольно сложно.
- Что ж, другого пути у нас, видимо, нет, - вздохнул Григорий, - предлагаю сегодня пошерудить здесь. Может быть, найдем что-нибудь из теплой одежды, да и так, что полезное. А завтра уже выдвигаемся в блок А.
- Договорились, - ответил Ахмат, - я возьму на себя верхние уровни. Начну с 50 и вниз. А вы вдвоем начнете отсюда. На 32 встречаемся, привал, потом на выход.
- Идет! – хлопнув Ахмата по поднятой ладони, Григорий посмотрел на Сашу, - ты как? Готова?
- Готова, готова, - улыбнулась Александра.
Последнее время она почти не улыбалась, а тут, надо же. На душе у Григория сразу стало полегче. Она посмотрел на Ахамата. Тот тоже улыбался сквозь бороду. «Отпускает» - подумал Григорий, - «Отпускает, проклятая…».
Блок был заброшен давно. Если что здесь и было съедобного, то наверняка уже все пропало. Все комнаты были открыты, на полу и на ржавых кроватях валялись полусгнившие тряпки, куски картона, порванные башмаки и прочий мусор. Работало только аварийное освещение. Поднявшись до 19 уровня, Григорий и Александра обнаружили, что весь пол завален скелетами людей. Запах уже давно выветрился. Остатки полусгнившей одежды покрывали почерневшие от времени кости. Григорий, увидев это, отвернулся к стене и зажал рот рукой, пытаясь сдержать рвотные позывы. Александра же, наоборот, заинтересованно разглядывала место побоища:
- Смотри, почти у всех следы от пуль. В них стреляли! Здесь сколько…. Да сотни полторы, если не больше! Это же что здесь произошло?!
Затем она обошла вдоль стены на другую сторону площадки, где и обнаружила покореженную пулеметную установку на штативе и рассыпанную вокруг нее гору гильз. За пулеметом лежал скелет в остатках черной униформы со стилизованными изображениями черепов с перекрещенными костями. Позади него была плотно закрытая железная дверь с нанесенной потускневшей краской надписью «Food warehouse».
- Гриша! Иди сюда! – позвала Александра, - похоже, здесь продукты. Как бы нам открыть дверь?
Преодолевая тошноту, стараясь не наступать на кости, Григорий подошел к двери. Дверь была прямо-таки монументальной. О взломе тут даже речи быть не могло. В кармане униформы пулеметчика был обнаружен ключ, но к двери склада он не подошел.
- Пошли дальше, - прохрипел Григорий, - что-то хреново мне здесь.
На подходе к 25 уровню Григорий услышал крик Ахмата:
- Эй, Гриша! Саша! Сюда! На 30 уровень! Я кое-что нашел!
Нашел Ахмат коридор. Стена блока была частично обрушена. В проеме было темно.
- Этого коридора нет в путеводителе.
- Ну, не все коридоры в путеводителе есть, - ответила Александра, - отец далеко не все обследовал. Да и, похоже, что он здесь не был.
- Надо подготовиться. Найти освещение, продукты. Если выйдем в блок А, возможно на каком ни будь другом уровне, где нас никто не ждет, сумеем прокрасться как-то. Может и без карантина, и без допросов обойдемся. – Григорий посмотрел на Ахмата, - А ты ничего полезного наверху не нашел?
Полезными вещами, найденными Ахматом, были: смотанный кусок веревки метров 5, заржавевшая банка консервов и пустая бутылка из-под русской водки. С этим добром друзья и выдвинулись в коридор на уровне F30.

Глава 11.

- Привал, - хриплым голосом объявил Ахмат, - отдохнем маленько.
Григорий с Александрой, шедшие сзади остановились как вкопанные. Григорий бросил на пол вещмешок и уселся прямо там, где стоял. Саша же отошла к стене, и присела на корочки, облокотившись спиной о бетон, покрытый глубокими трещинами и выщерблинами. Ахмат неторопливо отстегнул от пояса фляжку с водой, сделал два больших глотка и присел рядом с Александрой. Три дня назад удалось разжиться консервами и набрать хороший запас питьевой воды. Там же Александра обнаружила съедобную плесень. Григорий с Ахматом сначала смеялись над ней, но потом, попробовав плесень на вкус, впились в нее зубами! Александра рассказала, что плесень эта чрезвычайно полезная, хорошо утоляет жажду и способствует заживлению ран. Только съедать ее надо сразу. В течение получаса после сбора, плесень становится ядовитой, и употреблять ее, ни в коем случае, нельзя. Неподалеку, по стене стекал ручеек чистой воды, а рядом стоял разбитый ящик с мясными консервами. Друзья задержались там на целые сутки, устроив большой привал.
Григорий сбился со счета, сколько времени они уже провели в этом коридоре. Примерно дней 20 или 25. А может быть все 30. Коридор не кончался. Он был довольно комфортным, слабый голубоватый свет лился прямо с потолка, давая сносное освещение. Стены коридора были обычными, бетонными. Местами бетон раскрошился, и был испещрен трещинами. Вдоль левой по ходу стены шла одна большая ржавая труба, в которую, при желании, мог бы поместиться и человек. Труба была теплой. Поначалу все ждали, что коридор вот-вот закончится. Потом удивлялись его протяженности. Сейчас уже только гадали, закончится ли он вообще, или так и придется брести по нему до самой смерти.
- Надо было вообще от плесени не уходить, - ворчал Григорий, открывая консервы, - так хорошо там было. Еда, вода, свет… Чего еще надо?
- Ну-ну, улыбнулась Александра. Так и остались бы там навсегда. Я бы тебе детишек нарожала. Вон, Ахмата бы усыновили. Зародили бы новую колонию в коридоре.
Григорий с Ахматом заржали в голос.
- Я там впереди какой-то блеск видел, - сквозь смех проговорил Ахмат, - вы пока отдыхайте, я схожу на разведку.
- Сходи, сходи. Посмотри, что блестит. Может быть, клад найдешь, - посмеялся ему вслед Григорий.
Он пересел поближе к Александре, которая тут же положила голову на его колени, и повозилась, устраиваясь поудобнее. Григорий запустил руку в ее волосы. Как же ей удается держать их в чистоте, подумал он, перебирая черные пряди, тут и помыться толком негде. У Григория давно сложилось ощущение, что они с Александрой вместе уже много лет, настолько они подходили друг другу. Они уже давно решили, что, как бы дальше не сложилось, они все равно останутся вместе. Приступ нежности охватил Григория. Он обнял Александру, поцеловал ее в висок и прижал голову к своей груди. Александра в ответ обняла Григория свободной рукой и затихла. От ее горячего дыхания в груди стало почти горячо.
- Сюда! Срочно! – Ахмат бежал в их сторону, - быстрее! Там…. Это… Бегом!!!
Такого возбужденного Ахмата Григорий еще ни разу не видел. Александра вскочила на ноги, и быстро начала собирать нехитрые пожитки в вещмешок. Григорий подбежал к Ахмату:
- Что ты несешь! Нормально скажи, что случилось? Выход нашел?
- Быстрее, побежали! Сами увидите!
Такого, конечно, никто и не ожидал увидеть. Кусок бетона рухнул и в стене образовался пролом метра на полтора. Из пролома лился яркий солнечный свет. Метрах в двадцати внизу была покрытая слегка жухлой травой поляна. В траве лежали осколки вывалившегося куска бетонной стены. Поляна была огорожена старым, местами обрушившемся, забором из колючей проволоки. Григорий высунул голову. Пьянящий ветер растрепал ему волосы. Это было здорово. Так здорово, что не выразить словами. За колючей проволокой проходила серая лента шоссе, а дальше вода. Озеро или море. Саша, обняв Григория, шептала: «Нашли. Мы его нашли. Выход есть. Я всегда знала, что выход есть». Ахмат стоял не шевелясь. На дружеский толчок Григория он никак не отреагировал. Так продолжалось несколько минут. Затем, ни слова не говоря, Ахмат подошел к пролому, нагнувшись, перешагнул край бетонной стены и встал на узкий парапет, проходящий снаружи. Затем расправил руки и прыгнул вниз. Раздался глухой удар тела о землю. Александра вскрикнула и, закрыв руками рот, широко открытыми глазами смотрела на распластанное на осколках стены тело. Григорий оцепенело смотрел на Александру, боясь подойти к пролому.
Солнце садилось за кромку воды, на которой заиграли серебряные блики. Темнело. Александра сидела у противоположной стены, прислонившись спиной к трубе, и смотрела на море. Григорий присел рядом.
- Что будем делать?
- Не знаю. По крайней мере, не как Ахмат. Найдем способ спуститься.
- Конечно, найдем. Я там, слева на шоссе видел дымок, поднимается. Там наверняка колонна. Там люди.

Stakanizator.

 
[^]
butch38
19.01.2022 - 08:08
1
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 22.07.16
Сообщений: 35
Неплохо

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
AVIcrak
19.01.2022 - 09:34
1
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 3.06.16
Сообщений: 1051
У меня передоз от кофе, так и не понял смысла акцента на нём.
И ещё, роль персонажа не должна меняться сама по себе, только под действием внешних сил. Вроде бы простое правило, но отчего-то не для всех.
 
[^]
AutoSpim
19.01.2022 - 09:40
1
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 9.10.17
Сообщений: 302
Тс, а где ты был 12 лет? lupa.gif
 
[^]
Stakanizator
19.01.2022 - 09:54
0
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 30.01.10
Сообщений: 1
Цитата (AutoSpim @ 19.01.2022 - 13:40)
Тс, а где ты был 12 лет? lupa.gif

Да, собственно, здесь и был)
 
[^]
steellife
19.01.2022 - 10:07
2
Статус: Online


Весельчак

Регистрация: 9.07.16
Сообщений: 114
Интересно, прочёл разом. Хотелось бы продолжения

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
Stakanizator
19.01.2022 - 10:14
2
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 30.01.10
Сообщений: 1
Цитата (steellife @ 19.01.2022 - 14:07)
Интересно, прочёл разом. Хотелось бы продолжения

Спасибо!
Право, не знаю. СтОит ли...
 
[^]
xandr2010
19.01.2022 - 10:40
3
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 10.02.15
Сообщений: 279
Цитата (Stakanizator @ 19.01.2022 - 10:14)
Спасибо!
Право, не знаю. СтОит ли...

Стоит, давай ещё

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
steellife
19.01.2022 - 10:52
1
Статус: Online


Весельчак

Регистрация: 9.07.16
Сообщений: 114
Цитата (Stakanizator @ 19.01.2022 - 10:14)
Спасибо!
Право, не знаю. СтОит ли...

Стоит, ну по меньшей мере буду надеятся

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
ленкоранец
19.01.2022 - 12:05
1
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 7.06.12
Сообщений: 4185
Мне понравилось.
 
[^]
Stakanizator
19.01.2022 - 12:08
1
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 30.01.10
Сообщений: 1
Цитата (ленкоранец @ 19.01.2022 - 16:05)
Мне понравилось.

Спасибо! Моя старалься)
 
[^]
skyline0502
19.01.2022 - 17:09
1
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 10.12.13
Сообщений: 16602
Аффтар молодец! Пешы исчо!) Хороший рассказ.
 
[^]
Понравился пост? Еще больше интересного в Телеграм-канале ЯПлакалъ!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 983
0 Пользователей:
[ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 



Активные темы






Наверх