Черные полковники: как в солнечной Греции к власти пришла одиозная хунта. И чем для нее все закончилось

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
  [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
Gerasimuk
16.04.2021 - 23:55
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 16.08.20
Сообщений: 256
5
В советской прессе этих загорелых господ прозвали «черными полковниками», а установленный ими режим не иначе как «военно-фашистской диктатурой». Западные «партнеры» не столь виртуозно владели слогом, и у них в историю эти семь лет вошли как «греческая хунта». Казалось, что в конце 1960-х приход к власти новых ультраконсервативных авторитарных правительств в относительно респектабельных капиталистических странах Европы уже невозможен. Да, в Испании еще правил престарелый каудильо Франко, а в соседней Португалии орудовали наследники уже почившего Салазара, но все же новые военные перевороты виделись уделом государств Латинской Америки или Африки, но никак не реальностью члена НАТО. У греческих армейцев на этот счет были свои планы. Пятьдесят четыре года назад, в солнечном апреле 1967-го, в результате бескровного мятежа (или «революции», как эти события назвали инициаторы) к власти на древней земле эллинов пришли люди, своими начищенными сапогами поправшие самые основы демократии, прямо на ее исторической родине. Массовые политические репрессии, ликвидация гражданских прав и свобод, гонения на деятелей культуры, вынужденных уезжать в эмиграцию, тысячи жертв во имя экономического развития — привычные атрибуты любого подобного режима. Но в Греции, помимо этого, был и достаточно своеобразный идеологический коктейль, отличавший «полковников» от их собратьев в других странах.

Грек против грека
В холодной войне между двумя типами политических, экономических и идеологических систем и государствами, их представляющими, было много самых разных сюжетов. Однако не вполне очевидно, что первый ее эпизод, когда противостояние стало по-настоящему горячим и приобрело характер масштабного вооруженного конфликта, произошел как раз в Греции, вскоре после окончания Второй мировой войны.

Жизнь в этой стране, особенно из 20-х годов XXI века, кажется максимально расслабленной. Ну правда, чем еще может заниматься стереотипный грек? Выращивать оливки, сидеть вечерами в деревенской таверне с друзьями, запивая мусаку рюмочкой узо, ходить в белоснежную церковь с лазурно-голубым куполом. На самом деле горячая средиземноморская кровь регулярно дает о себе знать и сейчас, а в XX веке в Греции и вовсе десятилетиями кипели нешуточные страсти. До Второй мировой главный идеологический разлом пролегал между сторонниками монархии (с 1830-х годов страна была королевством) и республиканцами. После окончания боевых действий ситуация осложнилась еще больше. Существовали ортодоксы-консерваторы и либеральные сторонники парламентской демократии, причем у каждой из сторон были свои монархические и республиканские фракции. Наконец, яркой силой стали коммунисты, раздражавшие всех остальных вместе взятых.

Сферы влияния в послевоенном мире СССР, США и Великобритания делили сразу на нескольких трех- и двухсторонних встречах. В октябре 1944 года во время визита британского премьера Черчилля в Москву речь зашла и о Греции, причем в контексте всего Балканского полуострова. На переговорах со Сталиным было достигнуто т. н. «Соглашение о процентах», договоренность (естественно, неофициальная) о том, в орбиту какой из сверхдержав войдет после разгрома «стран оси» та или иная балканская страна. Греция попадала в сферу влияния Великобритании, а вместе с ней и остального западного мира. Как оказалось, просто так отдавать ее союзникам по антигитлеровской коалиции никто не собирался.

Среди всех европейских партизанских движений (не считая, разумеется, советских) самыми успешными считались именно балканские соединения. Прежде всего югославские, за которыми уже по численности и боеспособности шли греки. Югославским партизанам во главе с Тито удалось установить контроль над всей территорией федерации. Демократическая армия Греции, основанная на базе Народно-освободительной армии времен Второй мировой, попыталась сделать то же самое. По сути, это было вооруженное крыло греческой компартии, численность которого достигала 50 тыс. бойцов. Некоторое время у него даже были шансы на победу. Благодаря своим успехам в борьбе против нацистов оно пользовалось популярностью среди местного населения, ему помогали оружием и деньгами страны-соседки, уже вошедшие в соцлагерь (Югославия, Болгария, Албания), но все же в конечном счете правительственные войска, за которыми стояли США и Великобритания, оказались сильнее. Какой-нибудь Греческой Народной Республики, очередного сателлита СССР, не случилось. В 1949 году гражданская война в стране закончилась поражением коммунистов.

Без всей этой долгой предыстории сложно понять, что и почему все-таки произошло в 1967 году. Почти 20 лет после окончания гражданского конфликта Греция казалась более-менее демократической страной. Проводились выборы, менялись правительства, короли считались конституционными монархами, хотя степень их реального влияния на жизнь государства в разные периоды отличалась. Однако компартия была запрещена, многие ее деятели сидели в тюрьмах, при поступлении в вуз или на работу требовалась справка о благонадежности, выдаваемая в полицейском управлении. В политическом пространстве существовала лишь одна легальная левая партия — ЭДА, но степень ее влияния постоянно купировалась формально демократическими правительствами.

Главным орудием официальной греческой пропаганды при этом оставалась коммунистическая угроза. По сути, окруженная странами из враждебного лагеря (единственным капиталистическим соседом была Турция, но с ней у греков были традиционно отвратительные отношения) Греция выставляла себя форпостом западного мира, который должен на себя принять первый удар «большевиков».

«Черные полковники» не только продолжили подобную риторику, но и довели ее до полного абсурда.

Апрельский переворот
Вторая половина 1960-х годов. Новый греческий король Константин II не может наладить отношения с парламентом. Молодой парень, которому не было еще и тридцати, хочет расширения своих конституционных полномочий, а старая политическая элита активно этому сопротивляется. Результатом противостояния становится чехарда правительств, постоянная смена премьер-министров и министров на фоне экономического кризиса и продолжающегося отставания греческой экономики от соседей по НАТО. Греки в поисках лучшей жизни начинают активную эмиграцию, этап, активная стадия которого у других средиземноморских стран уже давно закончилась.

Переворота ждали многие. В истории Греции даже в XX веке уже были примеры того, как на фоне политического и экономического хаоса ситуацию в свои руки брали военные. При этом все ожидали очередного «заговора генералов», но мятеж устроили «полковники».

Рано утром 21 апреля 1967 года на улицы Афин вышли танки. Переворот, или, по словам его лидеров, «Революция 21 апреля, призванная вывести страну из состояния хаоса и разрухи», был организован очень эффективно. Армейские части быстро захватили контроль над правительственными зданиями и другими стратегическими объектами столицы, а затем и всей страны. Из радиовыступления мирные жители узнали и фамилию нового лидера, и это был вовсе не какой-нибудь министр, украшенный золотыми погонами. Будущего диктатора звали Георгиос Пападопулос, и прежде он занимал незаметную должность заместителя начальника Третьего бюро Генерального штаба. При этом карьеру полковник сделал в Центральной службе информации, греческом эквиваленте ЦРУ, что позволило советским газетам немедленно заподозрить в организации мятежа американские спецслужбы.

Человеческих жертв в момент установления новой власти не было, «революция» оказалась бескровной. Сказалось сразу несколько факторов: и усталость обычных греков от политического хаоса, и уверенность многих из них, что все это не надолго. Армия традиционно пользовалась среди населения большим уважением. Репутация была заработана и борьбой против Османской империи, и антинацистским сопротивлением. Даже предыдущие военные перевороты носили в общем прогрессивный характер. Генералы брали власть у погрязшей в кризисе гражданской администрации, наводили относительный порядок, после чего довольно быстро возвращали страну в демократическое русло развития.

С «полковниками» так не получилось. Они не были выходцами из греческой элиты, скорее из крестьянской среды, ведь армия в Греции считалась одним из редких способов сделать успешную карьеру для молодых людей из семей, которые не могли себе позволить оплату обычного высшего образования. Король Константин, который мог объединить вокруг своей фигуры оппозиционные перевороту силы, решил самоустраниться (за что в итоге поплатился), и офицеры, вчерашние крестьяне, крайне недолюбливавшие либеральные городские порядки, принялись наводить порядок по собственному разумению. Получилось кроваво.

Воинствующий антикоммунизм
Уже в первые дни после переворота 21 апреля новые власти (первоначально триумвират, где Пападопулосу компанию составили двое его коллег) произвели арест тысяч граждан, подозреваемых в оппозиционных настроениях. Речь шла не только о политических лидерах или активистах, большинство из которых или давно эмигрировали, или и так уже были посажены в тюрьмы предыдущими «демократическими» правительствами, но и об обычных людях. Сборный пункт для этой категории был устроен на афинском ипподроме, там же появились и первые жертвы. В дальнейшем счет политзаключенным пошел на тысячи. Для них были организованы и специальные концлагеря. По обыкновению таких государств, их размещали на островах.

Было приостановлено действие конституции, ликвидированы партии, введена цензура и отменены парламентские выборы, которые должны были состояться вскоре. Собственно, именно выборы и стали формальным триггером для переворота. Новая официозная пропаганда немедленно принялась уверять население, что на этих выборах к власти непременно пришли бы коммунисты и страна вошла бы в социалистический блок. Естественно, ничего такого не могло произойти даже теоретически.

Зато воинственный, ультраортодоксальный антикоммунизм, вариант «внешней угрозы» (тех самых лязгающих у границ гусениц), стал одним из краеугольных камней всей государственной идеологии. Впрочем, куда интереснее другие столпы, на которые опирался режим «черных полковников» (прилагательное «черные» советские журналисты-международники добавили из-за цвета парадных мундиров членов хунты, хотя чаще они появлялись в обычной светлой форме, куда более уместной в греческом климате).

Важнейшей базой диктатуры стала ксенофобия. В трудах идеологов режима (кстати, многие из них были бывшими марксистами) греки выступали родоначальниками цивилизации как таковой, которым завидуют все остальные страны. Сам облик современного человечества был определен наследием античности, а вся альтернативная культура, даже популярная западная (про коммунистическую и говорить не стоило), оценивалась как продукт дегенеративного разложения молодежи. В первые месяцы запрещались даже рок-концерты, а хиппи, выбравшие солнечную Грецию в качестве базы, подверглись гонениям, но в дальнейшем градус подобной «охоты на ведьм» существенно спал.

Однако официально противопоставление «мира потребления, разрушившего христианские ценности Запада» и Греции как «последнего форпоста христианской цивилизации» продолжилось. Религия (православие в данном случае) стала третьей опорой режима, а традиционные ценности (в общем-то и в современном их понимании) — главным мерилом добра и зла.

Конец диктатуры
Сопротивление режиму «черных полковников» возникло в подполье практически сразу, но до определенного момента оно оказалось тщетным. Провальными были и попытки покушений на руководителей диктатуры, не слишком удачной — деятельность партизанских групп сопротивления. В декабре 1967 года король Константин II попытался организовать контрпереворот, но, как и почти все его инициативы, он закончился ничем. Более того, бывший правитель был вынужден покинуть Грецию, хотя формально страна продолжала оставаться монархией еще несколько лет. В эмиграции оказались и многие другие греки. Кого-то выдворили из страны принудительно, кто-то уехал сам. Когда Стилианос Паттакос, один из организаторов переворота, лично лишил греческого гражданства знаменитую певицу Мелину Меркури, та заявила: «Я родилась гречанкой и умру гречанкой. А мистер Паттакос родился фашистом и умрет фашистом».

«Черные полковники» держались у власти, пока созданный ими режим демонстрировал экономические успехи. В начале 1970-х экономика Греции под влиянием общемировых тенденций вновь начала погружаться в депрессию, что лишило режим остатков общественной поддержки. На этом фоне сначала случился переворот внутри хунты, но свергнувший в ноябре 1973-го полковника Пападопулоса полковник Иоаннидес не продержался у власти и года. Он еще более ужесточил репрессии, но лишь подтвердил справедливость утверждения, что «самая темная ночь бывает перед рассветом».

Репрессии, включая кровавое подавление гусеницами танков студенческих волнений, Иоаннидесу не помогли. На фоне развала экономики он попытался консолидировать народную поддержку благодаря «маленькой победоносной войне». В данном случае речь шла о военном перевороте на Кипре 15 июля 1974 года и попытке аннексии острова. Закончилось все вводом турецких войск в северную часть Кипра, образованием там непризнанного государства и кровопролитным изгнанием греков-интервентов.

И это был конец диктатуры.

Остатки хунты потеряли контроль над страной, их деятелей отстранили от управления, и к власти в августе 1974 года после семи долгих и темных лет пришло гражданское правительство, проведшее новые парламентские выборы. Греция вновь стала парламентской республикой и продолжает ей оставаться до сих пор.

Режим «черных полковников» существенно изменил отношение греков ко многим вещам. В первую очередь они избавились от монархии и от пиетета к армии. Репутация военных из-за поведения на рубеже 1960—70-х годов была испорчена надолго. Лидеры хунты, включая Пападопулоса, Паттакиса и Иоаннидеса, были арестованы и уже в августе 1975 года приговорены к смертной казни. Высшая мера в конечном счете была заменена пожизненным заключением. В 1990-е почти все полковники раскаялись в содеянном и принесли официальные извинения за свою деятельность, но даже после этого заключение им заменили лишь на домашний арест. Впрочем, это позволило всем из них умереть в весьма преклонном возрасте на комфортных виллах в пригородах Афин. Король Константин II вернулся в Грецию лишь в 2013 году. Мелина Меркури, оставшись гречанкой и без паспорта, стала в 1980-е министром культуры страны.

Тем не менее сейчас среди определенной части греческого общества бытует ностальгия по «сильной руке» и «порядку», которые ассоциируются с периодом хунты. Так происходит во многих странах, переживших подобную диктатуру, особенно среди тех, старших, слоев населения, которым сложно приспособиться к меняющемуся миру. Это естественная ностальгия по собственной молодости, по годам, когда солнце светило ярче, а море казалось теплее. Пройдет и это, время излечит все.
 
[^]
trofim1
17.04.2021 - 00:02
2
Статус: Online


Ярила

Регистрация: 6.04.20
Сообщений: 2521
Переворота ждали многие (ц)... я уже согласен на любой кипеш! У нас пока одни толстожопые полковники, за прибавку 100 рублей к пенсии маму продадут
 
[^]
NickelOdeon
17.04.2021 - 00:04
-1
Статус: Offline


Похуист

Регистрация: 10.10.14
Сообщений: 1220
Каждый год будем вспоминать?

https://www.yaplakal.com/forum2/topic2170198.html

Это сообщение отредактировал NickelOdeon - 17.04.2021 - 00:05
 
[^]
Gerasimuk
17.04.2021 - 00:09
1
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 16.08.20
Сообщений: 256
Цитата (NickelOdeon @ 17.04.2021 - 00:04)
Каждый год будем вспоминать?

https://www.yaplakal.com/forum2/topic2170198.html

Извини не видел
 
[^]
Эфир
17.04.2021 - 00:33
0
Статус: Online


Ярила

Регистрация: 28.06.17
Сообщений: 1153
Хоть бы что там ни было, я вижу как они живут, пусть хоть чёрные зомби...

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
lutalivre
17.04.2021 - 04:26
0
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 16.03.18
Сообщений: 5902
"Да, в Испании еще правил престарелый каудильо Франко, а в соседней Португалии орудовали наследники уже почившего Салазара, но все же новые военные перевороты виделись уделом государств Латинской Америки или Африки, но никак не реальностью члена НАТО."

Ну вообще в соседней стране НАТО в 1960 г. произошёл переворот, а потом в 60-х ещё две попытки переворота.
 
[^]
Понравился пост? Еще больше интересного в Телеграм-канале ЯПлакалъ!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 856
0 Пользователей:
[ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 



Активные темы








Наверх