Рассказы об эбрайлах

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
  [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
Pololo
27.09.2020 - 12:12
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 13.04.15
Сообщений: 34
0
Продолжаю выкатывать свои рассказы, теперь они все будут в этом посте.
Предыдущий: Эксперимент
И повесть еще раньше: Ловушка для траппера (дополненную редакцию читайте на Литресе)
--------------------

Планета Аубера населена странными жителями — эбрайлами. В давние времена они научились изменять форму тела и само мировосприятие. Это избавило их от болезней, дряхлой старости, дало возможность подстраиваться под любую ситуацию. И стало началом конца некогда могучей космической цивилизации: ныне повсюду на планете царит упадок...

Общество эбрайлов расслоилось на множество кланов, различающихся по уровню технологий, образу жизни, ценностям, а также по физиологии. Эти сообщества вяло конфликтуют меж собой на протяжении веков, отстаивая идею о том, что именно их ипостась — изначальная.
Кто из них прав, сейчас уже не определить: эбрайлы давно забыли свой первооблик...

--------------------

Клановики

Митор оглянулся на свой отряд. Бойцы залегли в ожидании его приказаний. Они были более чем готовы к бою. Шутка ли: отвратительные существа из клана Урдулаф возводили новый завод совсем рядом с границей владений родного клана Заббар. Очевидно они напрашивались на конфликт и заббары не собирались его откладывать.

Впереди и внизу тропа заволоклась пылью — это подходили на врунепах дополнительные силы защитников завода. «Что ж, — подумал Митор, — отлично! Это будет настоящий бой, а не бойня. Наконец-то Эу посылает мне шанс применить свои боевые навыки и хорошенько отделать этих мерзких тварей».

Митор расправил крылья и сразу услышал шуршание перьев за спиной. Бойцы поползли к нему, на гребень холма.

— Братья! — воззвал Митор. — Отвратные богохульники урдулафы пришли, чтобы встретить очищающую смерть. Избавим их от заблуждений! Хвала Заббару!

— Заббар! — воскликнули нестройным хором тридцать голосов.

Митор первым вскочил и бросился в бреющий полет, пикируя на врагов. Излучатель в его руках задрожал, изрыгая голубоватое пламя.

Раздался вой сирены, урдулафы поспешно разворачивались в боевой порядок. Не впервой им было отражать атаку с воздуха, испокон веку ведут войну два соседних клана.

Клин заббаров слёту врезался в ряды урдулафов, завязалась рукопашная. Пара строений занялась липким пламенем, дым и поднятая пыль смешались, образуя густую пелену.

Митор свалил с ног ближайшего противника и тут же подпрыгнул, взмахнув крыльями. Еще на подлете он видел, что им удалось проредить отряд защитников, сейчас заббары обладали численным превосходством. Однако в ближнем бою урдулафы были сильнее, поэтому следовало соблюдать дистанцию хоть в пару метров.

К сожалению, нулевая видимость делала невозможной удачную стрельбу, и Митор ринулся на нового урдулафа. Древняя ненависть придавала сил, Митор неистово молотил врага излучателем, отбиваясь от четырех сильных рук. Вдруг урдулаф шипяще зарычал и поднялся вместе с Митором в охапке.

— Сотру!!! — и урдулаф рухнул на заббара, ломая его и давя.

Внезапно битва затихла, воины обеих сторон попадали схватившись за головы. Нарастающее низкое гудение наполнило атмосферу.

Митору едва хватило сил отбросить с себя урдулафа. «Волновой парализатор!..» — мелькнуло в голове, и заббар погрузился во тьму.

* * *

Где-то в глубине пещеры слышались тихие звуки: шуршание, кряхтение, бормотание и покашливание. Как только Митор попытался прислушаться, всё стихло. Через мгновение прямо над его головой кто-то противно захихикал.

— Хе-хе-хе.. Хи-хих... Грммм...

Отродье тьмы! Как этот ничтожный заблудший смеет!.. Митор попытался приподняться и тут же со стоном рухнул вновь: отступившая было тяжесть вдруг накатила с новой силой, тупая боль возникла в шее.

— Лежи спокойно, Митор-у-Нихилдур, Блестящий, — ехидно пропел дребезжащий фальцет. В метре от лица фосфорически блеснули круглые глаза его обладателя. Митор только и мог, что тихо зарычать от досады и злости.

Тем временем с до боли знакомым шипением зашевелился сверток справа.

— Вот и Ахерот Махаллей, Вершитель просыпается, — с радостной издевкой произнес заблудший.

— Ххх, нечестивцы!.. — произнес первым делом урдулаф.

— Сожри свой поганый язык, заблудший! — тотчас же отозвался заббар. — Ты одним своим видом позоришь Замысел творца!

— Творец! Что ты знаешь о Творце, ничтожество! — Начал со страстью Ахерот. — Ххх! Четыре — вот священное число! Когда Творец создавал эбрайлов, он вложил в их тело напоминание об этом. Четыре руки, четыре рога, четыре ноздри и четыре отростка на хвосте. Пальцев тоже по четыре. Только урдулафы еще хранят древний облик! Ффф-х-ф!..

— Кощунство, ложь, мерзость! — закричал заббар. — Древний облик! Это вы исказили его до неузнаваемости! Где ваши перья, где нос, где крылья, чтобы планировать по ветру? Зачем вам рога, как у безмозглой гомусэры? Все равно вы, урдулафы, сидите по своим крепостям по пятьсот лет, никуда не выползая!..

— Так и приличествует жить эбрайлу! Мы копаем вглубь, а не мечемся всю жизнь с места на место, как вы, заббары. Нечестивец пернатый, отрекись от своей уродской формы или так и сдохнешь заблудшим!

Увлекшись, они не сразу заметили странный и неуместный здесь звук: какое-то тихое квохтанье с редкими захлебываниями и всхлипами. Это смеялся тот, третий эбрайл.

Как ни странно, в пещере было уже достаточно светло, хотя источников света заметно не было. Заббар и урдулаф синхронно уставились на своего похитителя.

Это было странное, неказистое на вид существо — сгорбленное, сухое, морщинистое, завернутое в какую-то бесформенную хламиду. Оно сидело положив обе плоские ладони на короткий кривой посох и смеялось запрокинув назад голову. Смеялось? Стоило напрячь воображение, чтобы распознать смех в этих омерзительных звуках...

— Хуо-хуо-хво-хуо!.. — хохотал эбрайл, сотрясаясь всем телом. Наконец всхлипнул последний раз, замолк, вытирая глаза грязноватым рукавом и разглядывая своих пленников. — Давненько я так не веселился, — заявил он тонким скрипучим голосом.

Вдруг глаза его грозно сверкнули, плечи рывком расширились, тембр голоса резко понизился до глубокого баритона:

— Глупцы! Вы и сейчас, перед лицом полного исчезновения, готовы вцепиться друг другу в глотки... — Эбрайл не повышая голоса, умудрился добавить в него столько металла, что обоим невольно стало не по себе. Встал, не спеша прошелся от стены к стене. Фигура его и гибкие, точные движения что-то напоминали Митору. Две ноги, две руки, голова на шее, на голове — волосы. Наконец он вспомнил.

— Ты! Ты из клана хуманов!.. — выдохнул предводитель заббаров. Эбрайл оглянулся на него через плечо.

— Я использую эту форму уже тридцать лет, чтобы лучше понять их возможности. Ты конечно имеешь что-то против, о Блестящий? Молчать! Чаша моего терпения уже полна. Молчать, или я убью вас обоих как мух, очень быстро. Слово Отшельника!

Молчание затянулось минуты на две. Все это время Отшельник переводил взгляд с одного на другого сжимая в руках свой посох. Наконец заговорил вполне спокойно.

— Я... Много лет наблюдаю за вашей враждой. Наверно, есть смысл так ненавидеть друг друга, думал я. Искал, в чем причина, кто начинает первый. Но не нашел... Даже вайтатэ более терпимы к другим кланам, даже хулты, а ведь они отличаются гораздо сильнее... Или вам не хватает места, еды, воды? Но вы не выносите пищу друг друга и селиться предпочитаете в совершенно разных местах.

Отшельник снова помолчал, размышляя о чем-то.

— Жизнь... Что может быть прекраснее и удивительнее жизни? Есть у вас память? Вспомните всех, кто уже не живет сейчас. Разве им есть о чем спорить? Они уже ничего не могут изменить. А вы живете, дышите ветром, обоняете ароматы степей, едите свою еду, двигаете руками и ногами, Изменяетесь. Хулты, бамаста, та-муэны, заббары, урдулафы — какая разница? Все вы эбрайлы, разве нет? А если и не эбрайлы, а хуманы — разве важно это? Так невыносимо глупо топтаться на месте, тратить ресурсы на бесплодную вражду!..

Эбрайл скривился, будто отведал чего-то кислого, скрючился, отвернулся. Заббар и урдулаф переглянулись, не сговариваясь. И это удивило их более всего.

— Глупые, злые дети, не можете договориться друг с другом, хуже Низших!.. — говорил между тем Отшельник, отвернувшись. — Вот до чего дошла великая космическая триба эбрайлов: мы вымираем, жалкие остатки на этой планете. А когда-то нам принадлежала вся Галактика!.. Теперь... Единая Цивилизация распалась на много мелких, и вы распыляете драгоценные силы по космосу!.. Черта перейдена, дальше — только исчезновение, смерть, энтропия. Но если кто выживет — он должен объединиться с остальными, и Вселенная вновь распахнется перед нами!

Он взвился вихрем, мгновенно приблизился к обоим пленникам. Выражение его лица снова поменялось: глаза хитро щурились, губы расползлись в улыбке. У обоих холодок побежал по телу от этой улыбки.

— Я приготовил вам сюрприз, мои милые, — сказал Отшельник прежним своим фальцетом. — Сейчас вы изменитесь, детки. Хи-хих! Урдулаф станет заббаром, а заббар станет урдулафом.

— Нет! Ни за что! — как по команде закричали оба.

— Я вас и не спрашиваю. Хи-хи-хи. Знаете ли вы, что изменениями тела управляют нейроимпульсы из ваших безмозглых голов? Десятки лет я изучал управляющие импульсы, сколько жизней загубил! Смотрите сюда.

Из неприметной ниши в стене Старый достал небольшую шкатулку и извлек из нее два округлых предмета. Прежде чем Митор и Ахерот успели рассмотреть их, он ловко прикрепил каждому на лоб по легкой коробочке на присоске и переключил тумблер в шкатулке.

В ту же секунду они почувствовали, что Изменяются — против своей воли!

С ужасом Митор наблюдал, как исчезают крылья, растут дополнительные ноги, рога. Быстро и непреодолимо тело наполняли новые ощущения, а вместе с ними, кажется, начало меняться и мировосприятие. Отвращение к форме урдулафов таяло, гнев и ужас слабели, их вытесняло безразличие. И почему, в самом деле, мы считаем их форму отвратительной?.. Затем пришёл интерес к новому, неизведанному...

Митор пошевелил большими конечностями и сразу ощутил мощь урдулафских мускулов. Он сделал глубокий вдох, и почувствовал вместительность лёгких. Это тело было удобным!..

Со смешанным чувством страха и любопытства Митор перевёл взгляд на другого заббара, беспомощно замершего рядом с ним (они по-прежнему не могли встать).

Теперь идея о первичности формы заббаров уже не казалась Митору очевидной и нерушимой истиной.

«Но ведь не просто так мы воюем так долго?.. Не зря я не щадил ни себя, ни своих подопечных, каждой частицей души и тела стремясь доказать заблудшим, каким должен быть настоящий эбрайл?..» — думал он.

Однако подсознание уже перестраивалось под особенности нового тела и из глубин его поднимался беспощадный ответ...

«О, Великий, Сотворивший Небо и Землю, на что я трачу время своей жизни?»

Что думал в это время урдулаф, ставший заббаром, — неизвестно. Вероятно, о том же самом.

© Павел Беляев, Алексей Беляев




Рассказы об эбрайлах
 
[^]
Bashorc
27.09.2020 - 12:15
2
Статус: Offline


Хохмач

Регистрация: 8.05.15
Сообщений: 799
Цитата
Клин заббаров слёту врезался в ряды урдулафов

Цитата
о чего дошла великая космическая триба эбрайлов

Цитата
Даже вайтатэ более терпимы к другим кланам, даже хулты


Извините, но мне кажется что обилие выдуманных слов затрудняет восприятие текста

Это сообщение отредактировал Bashorc - 27.09.2020 - 12:16
 
[^]
Vilich
27.09.2020 - 12:18
1
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 3.12.12
Сообщений: 228
Эбраел по грузински еврей!

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
Bashorc
27.09.2020 - 12:20
1
Статус: Offline


Хохмач

Регистрация: 8.05.15
Сообщений: 799
Цитата (Vilich @ 27.09.2020 - 12:18)
Эбраел по грузински еврей!

Даже на другой планете и то всю воду выпили! gigi.gif
 
[^]
CosMoNiac
27.09.2020 - 12:40
0
Статус: Online


будка гласности

Регистрация: 15.03.09
Сообщений: 2244
Эбрайли, Эбрайли... А это не они шрифт для слепых придумали?

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
Sav4er
27.09.2020 - 14:22
1
Статус: Online


Приколист

Регистрация: 18.08.15
Сообщений: 238
Кто из них аббары, а кто урдулафы? Забывается уже после прочтения очередного абзаца.
Но это неважно. Важно придумать как можно больше странных слов и употреблять их как можно чаще.
Предлагаю вместо слова "излучатель" ввести в текст слово "эймонид". Смысл тот же, а звучит непонятней.
Кстати, у них какая то ветвь восточного христианства исповедуется, раз применено слово "ипостась"?

Фантастика, мать её! Заверни почуднее и автор будет думать, что все будут думать о том, какой автор талантливый.
 
[^]
Pololo
27.09.2020 - 14:58
-1
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 13.04.15
Сообщений: 34
Цитата
Фантастика, мать её! Заверни почуднее и автор будет думать, что все будут думать о том, какой автор талантливый.

Почему все-то? Ты же не думаешь )

Цитата
Кто из них аббары, а кто урдулафы? Забывается уже после прочтения очередного абзаца.
Но это неважно.

Это действительно неважно, хоть горшком назови, хоть зергом. Важно, почему существуют войны. Особенно те, что с религиозной подоплёкой.

 
[^]
Pololo
4.10.2020 - 17:12
0
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 13.04.15
Сообщений: 34
Меч и мастерок

— Армия — основа государства, но одна армия — это еще не государство, — говорит Валька, по-своему, по-особенному насупив брови. Я обожаю, когда она так морщится. Каждый раз мне тогда хочется ее сжать в объятиях так крепко, чтобы косточки хрустнули...

Она классная, я таких не встречал еще. Но все-таки, это ее увлечение политикой...

— Слушай, может не будем в это дело лезть?

— Ха, скажи уж сразу, что трусишь, здоровяк! — это она меня так поддеть старается.

— Глупая... Просто я не хочу тебя потерять... — зря я так сказал. Нельзя с ней высокомерие показывать, да и не очень искренне это у меня вышло, если честно. Валька сразу же завелась:

«Я по-твоему балду бью, дубина? Это тебе не игрушки — общину поднимать, понял? Это вот ты в коммуникациях ни хрена не смыслишь. И правильно, что вникать не пытаешься, тут надо мозгами шевелить. А у тебя только на эти твои ржавые железяки мозгов хватает!», и т. д., и т. п.

Короче я еще и виноват оказался в том, что мои эбрайлы ничего не хотят строить. Ух и стерва! Валькирия — что тут скажешь? Хотя, конечно, Планета только и ждет, кого бы сжевать на завтрак. Тут или ты выплываешь на гребень, или попадаешь в желудки мулям.

Я выглянул из палатки и свистнул Верута. Он вообще-то нормальный парень, упрямый только, как старый фудайз. Зато, если что-то делает, то и другие делают. Он у нас в кулаке вроде как образец для подражания, исатра, ага.

— Не. Мы не будем строить, — лениво произнес Верут.

— Но почему?

— Не хочется. Покажи врага — мы подеремся. А строить... — Он сплюнул на пол сквозь зубы и тут же утерся рукавом. Вот скотина тупая!

— А давай я тебе щас нос расквашу? — я начал подниматься, чтобы... не знаю, что бы я сделал, должно быть — ничего все-таки, но Валька меня спасла:

— Сядь, Дженга. Эй, воин, как тебя?...

— Я — Верут, Огненный Рассвет, мастер иша. — Это они так женщин называют — ишами. Хотя для них один хрен — что иша, что ватхар.

— Чудесно. Ты как давно живешь на свете?

— Га?

— Черт. Ты ведь не вчера родился на свет, Верут, Огненный рассвет?

— Я давно родился.

— И всю жизнь ты шляешься по Кланам, по городам, дома своего не имеешь, правильно?

Я смотрю на Верута, он понурился. Ростом ниже стал, а в ширь раздался, в пол смотрит. Зацепила его Валькирия моя.

— Вот и смотри, — продолжает она его обрабатывать, — построим заводик, начнем концентраты выпускать из хлореллы (формирователь отбили у тех бандитов, помнишь?). Будет что защищать по-настоящему, дом будет.
Верут на Вальку смотрит, глазки, вижу, заблестели.

— Давай, — говорит. — Мы к тому заводику никого не подпустим.

— Ну и отлично. Завтра строить и начнете.

Тут Верут снова потух. Сгорбился, вздохнул даже.

— Не. Мы не будем строить.

— Но почему?!

— Не хочется...

— Бррр... — Валька кидает на меня свой гневный взгляд. — А чего вам хочется, эбрайлы?

Тут он начал Изменяться, кудесник хренов. Это зрелище, конечно, завораживает. Я вот второй десяток светоциклов на Планете мотаю (Валька-то позже спустилась), а все равно не могу глаз оторвать каждый раз.

Верут как-то плавно опустился на четыре конечности, сгорбился, съежился. И панцирем покрываться стал. Голова уменьшается, шея втягивается в плечи. Ноги тоже короче, короче, пока в такие тумбочки не превратились. Сморим мы, перед нами то ли броненосец, то ли черепаха, и рта на морде нет.

Я говорю Вальке:

— Оставь ты его, ради бога. — Знаю же, изнервничается вся, а ничего в итоге не добьется. Это она на Корабле — ксенопсихолог, а здесь орбитальские теории ни хрена не работают, сколько раз убеждался! Она губы поджала, отвернулась. Надо будет, думаю, ночью сегодня ее получше утешить, эк ведь, лица совсем нет.

Только она утешаться не захотела. Поцеловала, чтоб мне было не обидно, и к эбрайлам пошла, наемникам нашим. Полночи просидела с ними снова. Раньше я тоже так вот любил посидеть, байки разные послушать. Про кайелы, сиречь, ронгауты, про бьянди, про Старых и про Низших. Потом приелось как-то.

А Валька только глубокой ночью в палатку вернулась, я это слышал сквозь сон.

Мне что? Во сне приснилась мне, я и доволен. Вся в белом, такое платье диковинное. У меня аж горло перехватило, как в детстве, честное слово. С ней у меня вообще все не так, как с другими.

А наутро это уже была не девушка-лапушка, как в моем сне, а настоящая Валькирия. «Гляди, — говорит, — теперь какое представление устроим. Есть у меня, — говорит, — идейка одна».

Берет она карабин свой — красивая такая вещь, настоящий мастер делал — выходит на середину лагеря. И бабах в небо! И еще раз. И еще. Эбрайлы, ясное дело, все на нее уставились. Да и я, признаться, тоже.

— Ты не на меня, Дженга, пялься, а на эбрайлов, понял?

Понял, конечно, чего там... И тут она речь толкнула. Начала так:

— Слушайте, эбрайлы! Я — Валькирия-иша из Хуманов, я вижу прошлое, которое было, и вижу настоящее, которого наполовину еще нет. Я читаю облака, как читают следы на песке. Слушайте, что скажу, эбрайлы!

Гляжу я, и правда, наемнички наши подобрались все, уши навострили. А Валька смотрит из-под лобия, руку подняла ладонью вниз на уровень глаз, грозная такая — чистый цирк. И продолжает:

— Облака сказали мне о ваших мыслях, эбрайлы. Вы все — изгои из своих Кланов, нет возврата. Вы много видели глазами, много слышали ушами, и дни били вас по спине палками. Кому вы нужны? Никому. Где ваше место? Нигде. Куда идти вам? Я скажу — куда!

Она перевела дух, а я заметил, что руки у нее дрожат. Волнуется. А ведь верный тон задала, прямо удивляюсь — вот набралась-то местного фольклора! Так их и надо, подлецов, за нос водить.

— Полевой формирователь есть у нас, — глядя в землю говорит Валька вполтона тише (а ничего, эбрайлы, когда хотят, любую мышку услышат), — это ценная вещь. Можно бы дом себе построить... — тут она возвысила голос, глянула в глаза наемникам: — но кто может?.. Вы не можете. Мы пойдем на запад, туда. Я покажу, что там вас ждет. Вы увидите как можно изменяться, не изменяясь. Это Зуу, или Кэку, или Оссэ. Мы, хуманы, называем его просто Нечто. Разрушать — легко и приятно. Но гораздо больше радости приносит созидание — сцепить элементы так, чтобы появился новый полезный для нас порядок. И мы сами создадим себе свое место. Так и будет, говорят мне облака, значит, настоящее уже наполовину есть.

Ни фига себе, какая она умная, думаю я. И тут я сообразил, что перед нами вместо эбрайлов люди стоят. То есть, умом-то понимаю, что это все равно эбрайлы, но отделаться от впечатления трудно оказалось. Они все на двух ногах, с двумя руками, головы круглые, на лицах носы, рты нормальные, по два глаза, по два уха. Точно! они, когда внимательно слушают, подстраиваются под говорящего.

Потом мы быстро собрались и рванули дальше. У нас транспортов — целый караван, шесть машин. Мы с Валькой впереди на ее «джипсисвэе» (я с него железа много поснимал, зато грузоподъемность увеличилась) с формирователем в багажнике.

А по пути мне Валюха про Нечто поведала. Я и сам вспомнил, один знакомый слийм рассказывал: есть такие священные места, Нгоа-Кэку называются у слиймов. Сам-то я не видал, а Валюха говорит, что видала. Все эбрайлы с каким-то почтением относятся к этим местам, даже которые в Нго не верят.

В древние времена понастроили эбрайлы диковин всяких, артефактов насочиняли. Как чего работает — загадка не для средних умов. Ученые с Орбиты все мозги себе сломали, а разгадать не могут.

Приехали мы на место быстро, часа через два. Рощица. Ручей. Ничего особенного. Транспорты оставили и пошли пешочком. Тут полянка открылась. А на поляне... Да, не зря эбрайлы с таким пиететом...

Как описать — даже не знаю. Я сперва подумал: огромный блескучий шар, метров десять в диаметре, висит в воздухе на высоте человеческого роста. Через минуту пригляделся: это гриб вовсе, и ножка не такая уж тонкая. Я отвернулся, чтобы Вальке сказать что-то, поворачиваюсь — нету никакого гриба, стоит вроде как кривоватый конус закрученый в спираль. Нет, не конус, цилиндр скорее. Да что это со мной?..

И, главное, никакого движения не замечаю. Это обман зрения какой-то, как пить дать. Пытаюсь сосредоточиться, всматриваюсь, понять силюсь — а не получается понять. Вот так штука!

Тут меня Валька за рукав дернула. Оказалось, я битых полчаса это Нечто рассматривал. Эбрайлы наши все полукругом расселись перед хреновиной этой, метров тридцать не доходя, и сидят — то ли созерцают, то ли молятся. Хотя, я не видал еще, чтоб эбрайлы молились.

Смотрю. Один поднялся, Михой Рогатый, кишикуа, и притоптывать начал на месте. Другой просто сидя раскачивается из стороны в сторону, Сазар Жало из Хабко. Двое рептилоидов у нас есть, не знаю, из какого клана, они Изменились — вообще не узнать. Расплылись оба, в лепешки расплющились. И все так — кто во что горазд.

Я прислушался, поют они. Не то чтобы «поют», а просто голосом ноты тянут, и получается как бы музыка. Своеобразная. И так радостно, неспокойно на душе вдруг стало.

Подошел я к Вальке, обнял ее, в глаза гляжу. А она в мои. Губы наши соприкоснулись. Голова моя совсем кругом пошла. «Давай поженимся, — говорю. — Я тебя никому в обиду не дам, любому башку свинчу...». Она на меня смотрит и улыбается.

Я не помню, как мы оказались возле наших вездеходов. Вечер уже, а есть не хочется. Эбрайлы все в других ипостасях, непривычных, другие какие-то стали. Смотрю, что они делают: а они формирователь распаковывают, лопаты достают, четверо пошли кусты вырубать — а, под строительство!

Хорошо мне, и знаю, что все хорошо у нас будет. Откуда знаю — не важно это.

Сработало значит!

Рассказы об эбрайлах
 
[^]
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 931
0 Пользователей:
[ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 



Активные темы








Наверх