Сверчки

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
  [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
Посевный
7.08.2020 - 21:47
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 3.01.16
Сообщений: 120
3
Из романа: «Моя четвертинка Неба» (3)

Часть первая: «Рыбьи головы»

Летом тридцать четвёртого приезжала делегация из Москвы — сам Водопьянов, Герой Союза. Город встречал его на Семнадцатой пристани. Гудели пароходы, трещали самолёты. Ох и умеет же Астрахань перед столичными гостями любострастием расплёскиваться. Такой ажитации не было со времён свадебного бунта. Вся округа вымерла, все были на Семнадцатой пристани. Поговаривают, даже, что в этот день некоторые домушники поднялись так, что до конца жизни больше не работали по специальности.

От стрелки Кутума и куда видят глаза, были люди. Какое там, Водопьянова увидеть, продраться бы хоть к оркестру, Мишке показать. Тося протискивалась через толпу, таща за руку ошалевшего от избытка событий Мишку и думала — неужели жить стало лучше?! В серой массе уставших людей стали мелькать улыбки, люди жмурились, утирая слёзы, слушая туше. Оркестровая латунь отражала солнце. Сколько труб, валторн, гобоев, цимбал, пуговиц, кокард и бляшек. И всё гремит и блестит солнечным светом. Теперь точно станет жить лучше, хотела утвердительно сказать Тося Васе, но Вася остался дома, сидел за бумагами.

К ночи жара немного отпускает удушливый город и на набережных становится благостно, только комарики позванивают. Поздно вечером, когда с пристани расходились последние зеваки, Опарин стоял на пешем мосту, курил Герцеговину Флор и смотрел на Стрелку. Довольно дерзко, на его плечо упала тяжёлая, потная ладонь. Загулявшие провинциалы обычно охочи на душевный диалог, а бывает, ищут, где сплясать или подраться.
— Хорошие папиросы куришь, командир. Угости.
Владимир обернулся. Покачиваясь во хмелю и сияя улыбкой героя чьё, имя не раз сегодня звучало с трибуны, стоял Сахаров.
— Здаров тащ военком.
— Да не прикладывай ты руку, не командир я тебе больше.
— Может и не командир, но товарищ верный. Твоё участие в своей судьбе не отрицаю, и настаиваю, настаиваю, что бы ты пошёл ко мне и выпил за здравие. День-то какой важный, и не в моей персоне важность. А то на одной улице живём, а друг друга не видим, будто кто в обиде. Уважь командир.

Шли молча. Из окон пахло тестом и луком, было слышно шипение примусов, звякание стаканов да переругивания старушек. Со дворов подбрехивали собаки, да изредка гаркали вороны. А из одного окна лились слёзные причитания хозяйки, видать обнесли её квартиру, пока она на пристани зевала.

Сахаров запалил керосинку и, для большей ясности, на стол поставил свечу, когда он её зажёг, комариные трупики весело заискрили, потрескивая. На столе стояли два гранёных стакана, бутыль беленькой, балык краснухи, чёрный хлеб, зелёный лук. Промасленная газета выдавала тающее сало. Сахаров придвинул стаканы ближе к свече и налил до краёв оба. Он небрежно кинул на стол новенькие котлы, настоящие командирские, с гравировкой, тикали они так, что в стаканах колечки задрожали. Вслед, на стол упала пачка растрёпанных банкнот.
— Вот, страна мне отблагодарила. Ещё, не всё пропил. Подсобишь?
— Чего не подсобить, — потянулся Опарин не к стакану, а к часам. — «От наркомснаба Союза ССР за спасение ловцов» — кое-как, в полутьме прочитал он, и бережно положил часы на пачку денег и только теперь взял стакан.
Выпили молча, не кряхтя, закусили луком и хлебом. Сало не пошло, жарко.

* * *
— Первые полёты самолёта в районе Астрахань — Никитинский банк — Тишково реальных результатов не дали — ловцы обнаружены не были, хотя самолёт проводил полёты по кромке льда вглубь моря. Последующими полётами самолёта Ш-2 в последних числах февраля удалось установить местоположение ловцов, находящихся в относе, установить непосредственную связь с ними, указать путь до твёрдых льдов.

Первая группа ловцов была обнаружена 26 февраля вблизи острова Долгого. Самолёт опустился к ловцам. Условия посадки были неблагоприятными — приходилось искать чистый лёд. При посадке самолёт скользил. В этой группе находилось 50 ловцов и 48 лошадей. Мы им дали продовольствие и табак. Это группа была выведена нами на твёрдый лёд и направилась пешком к Забурунью. Они были спасены. 27 февраля при полете в форт Урицкого была обнаружена вторая группа ловцов. Самолёт спустился к ним. Мы определили, что находимся в 70 км на северо-запад от острова Кулалы. На громадной льдине находились 15 ловцов Денгизского района, 16 человек колхоза «Кзыл-Тан» и 3 человека из колхоза «Красный моряк». Люди находились в относе с 13 февраля, они давно съели все запасы хлеба и питались мясом тюленя и кониной. На самолёте этим ловцам доставлено продовольствие, табак, спички и керосин. Эта группа была значительно больше, но 21 февраля от ледяного поля оторвало кусок, на котором унесло 5 рыбаков, 17 лошадей и 5 000 шкурок тюленя. Самолёт связался с пароходом «Молодец», указав точное нахождение льдин. 28 февраля самолёт снова прилетел к этим ловцам, передал продовольствие и сообщил, что на помощь идёт пароход, который заберёт их и лошадей. Погода была для полётов неблагоприятная, три часа пришлось отсиживаться на льдине из-за тумана.

При обратном полете из форта Урицкого в Астрахань 2 марта я установил, что пароход «Молодец» нашёл льдину и взял на борт спасённых. В этом же районе находились затёртые льдами 10 тюленок Звертреста, которые с помощью пароходов выведены на чистую воду. Пароходы «Правда», «Молодец», попавшие в ледяные заторы, благодаря указаниям самолёта вышли на чистую воду.
("История Астраханского аэроклуба" Герман Меньшов)

* * *
Опарин достал Герцеговину и затянул, по комнате поплыл кисло-сладкий дымок. Сахаров ждал реакции товарища и мял стакан. Владимир тоже поднял стакан. Чокнулись. Опарин снова глубоко затянулся, будто не решаясь вступить в диалог. Наконец Сахаров не сдержался:
— Володь, ты разве не хочешь у меня про Водопьянова спросить? Я ведь с ним сегодня за руку здоровался запросто, как с тобой, вот этой пятернёй.
— А хочу, — будто ждал вопроса, ответил Опарин, — наливай.

Кто беленькую эликсиром красноречия называет, кто сывороткой правды, доподлинно известно, только, что в какой-то момент она обязательно выведет разговор на скользкую стезю.

— И как жмёт, товарищ герой Советского Союза? — не то с вызовом, не то с хитринкой спросил Опарин, и стукнул стаканом о стол.
— Крепко жмёт, а если понадобиться то и вжать сможет, я думаю.
— А руками водить он сможет?
— Да он сегодня шефскую помощь нам дал, для аэроклуба, клуб его именем назвали. Теперь с таким именем никто не сможет отказать клубу. Думаю и начальник из него справедливый.
— А чего он на «Челюскина» рапорт подал, а не с вами остался? У него опыта поболе вашего, его помощь не стала б лишней, а на «Челюскина» и без него ассов было предостаточно.
— И без него неплохо справились, слава богу, — начал нервничать Сахаров, не понимая, куда клонит бывший военком.
— Конечно справились. Хорошо справились. Только кто об этом знает? Пара местных листков? А за «Челюскиным» весь мир следил, как ты правильно указал. Весь мир. Вот ты чего рапорт на «Челюскина» не подал?
— Да кто б меня пустил, нас здесь с Брагиным двое пилотов оставалось, кто бы наших спасал? Я здесь, своим был нужен.
— А твои свои они Водопьянову чьи?
— Вот что мне в тебе командир не нравилось, так то, что по-пьяни ты вечно заговоры ищешь. Не понимаю, к чему ты разговор ведёшь.
— А к тому, что по разному у нас люди стоят, и дела по-разному судят. Ты на двоих с Брагиным тыщщу людей спасли, не считая лошадей. Ты получил часики, а Водопьянову Сталин Героя Союза пожаловал и квартиру в Первопрестольной. Смекаешь Сахаров?
— А я не за часиками летал, сам учил, не думать о благодарностях. Мне простой мужик руки целовал за то, что его лошадь со льдины снял. Понимаешь?
— Понимаю. Хорошо понимаю. У мужика лошадь колхозная, она дороже его собственной шкуры стоит, да и привыкли местные мужики руки лобызать.
— А хоть бы и так, командир. Меня ты в чём упрекаешь? Я свою работу справил как положено. Как ты меня учил.
— Тебя не упрекаю. Рассуждаю. Мне и осталось только рассуждать. Декларируем равенства, а на деле, нет его. У кого ксива краше, у того дела глаже.

По комнате потянулись дымные хвосты, звякали стаканы. Закуска закончилась. Денег было валом, да послать было некого, и сало весьма пошло. Сахаров хотел парировать, но не находил момента. Наконец, ему показалось, что пришла походящая мысль.

— Ну вот и рассуди, тащ военком, ты вроде, сын кулака, книжки на иностранном читаешь, а в партию тебя приняли. Значит, отнеслись как к равному?
— Как приняли, так и скинули, сам присутствовал.
— Тут мы с тобой оба виноваты. Сам кричал, ниже, ниже, давай полоскальщиц напугаем. А я ж на лодке не латал ещё, я и не знал, что она капотнуть от волны может. Это всё она. — Сахаров обвинительно указал пальцем на бутылку.
— Не вини ты её сверх вины её, на ней и так грехов полно. Сами дураки, прав ты. Не нужно было меня слушать, а впрочем, пополни. — Опарин снова шумно поставил стакан и почесал меж бровей. — Да не в лодке дело. Ты-то при работе остался.
— Не в лодке командир, сам понимаешь. Зачем поверх местных голов письма в Москву писал, да и в письмах особо не манерничал.
— Вот затем, чтобы ты, а не московский пень героем стал.
— Понимаю. Признаю. Но сам говорил, здесь люди такие, настырных не чествуют.

Новая бутылка открыла новый абзац. Обычно тихий Опарин начал покрикивать, и Сахаров уж нервно подумывал прикрыть форточки, чтобы с улицы никто не услышал.

— А я тебе так скажу Сахаров, плевать я хотел с высокой колокольни на партию. Просто сам понимаешь, у партийного преимущественные преференции имеются, только благодаря этому мы работу и сделали, сам видел. Я этим билетом махал направо и налево, как та семафорщица. А если б я без билета был, где бы вы сейчас были?
— Ну да, командир, согласен.
— А теперь летаете?
— Летаем.
— Ну, значит, я свою работу сделал, это мой, заявляю тебе, Сахаров, подвиг стране, и больше мне от неё ничего не нужно. И ей ничего не дам, достаточно того, чем отец отделался. Мне отец, дал жильё и образование, и библиотеку солидную, я теперь из дому вообще могу не выходить. Да и незачем мне в этом городе из дому выходить. Если б не революция, жил бы я сейчас, где-нибудь в Польше, да книжки по химии писал. А тебе страна дала комнату и часы. Тебе и бабу привести некуда. Смекаешь?
— Некуда, это ты верно заметил, — глядел Сахаров куда-то под табуретку.
— Пойду я, в ноги дало, прилечь хочу. А тебе совет, не налегай, деньги прибереги. Сгодятся.

Опарин, пошатываясь, плёлся по Чеховой. До дома было слишком близко, а хотелось хлебнуть свежего ночного воздуха. Владимир прошёлся до Кутума и повернул назад. Город спал. Темень была слегка разбавлена молодой луной. На кутуме поигрывали сонные кутумы. Изредка, тихим шорохом вздыхали старые ясени. Сквозь открытые настежь окна, из-за печей, неслись истерические вопли бешеных, селенских сверчков.

(Куська Посевный)
 
[^]
worsthook
7.08.2020 - 21:50
0
Статус: Offline


Старая пьянь

Регистрация: 5.02.14
Сообщений: 270
однако понравилось)
 
[^]
Барсик112
7.08.2020 - 22:00
-1
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 4.05.11
Сообщений: 63
Спасибо. Стоит читать.
 
[^]
Посевный
7.08.2020 - 22:07
0
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 3.01.16
Сообщений: 120
 
[^]
smetar
7.08.2020 - 22:22
0
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 27.09.11
Сообщений: 1112
А дальше? Или это все?!
 
[^]
Intervent77
7.08.2020 - 22:26
-2
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 1.09.19
Сообщений: 183
На кутуме поигрывали сонные кутумы- это сильно.
Бешеные сверчки -это пиздец.
Кровь пошла из глаз. Одинокий спившийся Кутум.

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
Посевный
7.08.2020 - 22:30
0
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 3.01.16
Сообщений: 120
Цитата (smetar @ 7.08.2020 - 22:22)
А дальше? Или это все?!

еще два куска кинул. смотри
роман не дописан
 
[^]
Посевный
7.08.2020 - 22:32
-1
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 3.01.16
Сообщений: 120
Цитата (Intervent77 @ 7.08.2020 - 22:26)
На кутуме поигрывали сонные кутумы- это сильно.
Бешеные сверчки -это пиздец.
Кровь пошла из глаз. Одинокий спившийся Кутум.

Если бы ты спросил нормально я бы объяснил.
кутум это река в честь рыбы кутум, сейчас кутума в кутуме нет увы, и вообще теперь это рыба редкая

а ты слышал селенских сверчков?, у тебя бы кровь из ушей пошла...

жалко тебя, да помочь нет возможности, да и желания ;)

Это сообщение отредактировал Посевный - 7.08.2020 - 22:33
 
[^]
Intervent77
7.08.2020 - 22:36
-1
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 1.09.19
Сообщений: 183
Я думал это грызуны какие-то на холме.

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
XADZZOX
7.08.2020 - 22:39
0
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 21.09.12
Сообщений: 374
Посевный

ЗдОрово!
 
[^]
Посевный
8.08.2020 - 00:53
-1
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 3.01.16
Сообщений: 120
Рассказ Марии Белаховой об этом эпизоде. Вначале я думал что на Каспии осталось два Ш - 2. Сахарова и Брагина. Но я нашел этот рассказ. Сначала думал что он вымышлен, но оказалось что на Каспии было таки 3 Ш-3 Сахаров, Брагин и Казанов. Позже, в старой газете я нашел подтверждение что на Каспии работало 3 Ш-2, а вот Водопьянов, который имел и лучший самолёт и больший опыт, отказался и попросил сталина перевести его на Челюскина.

Рассказ Белаховой.

На море

В феврале зверобои рыболовецких колхозов отправились на охоту за тюленями. Они ушли по льду Каспийского моря далеко от берега, за сто с лишним километров. «Тюльбойцы», как называют охотников за тюленями, везли всё своё имущество – охотничье снаряжение, камыш для шалашей и продукты – на лошадях, запряжённых в сани. Пролагая путь по целине льда, занесённого снегом, они ставили по дороге вешки из камыша. Эти вешки и обозначали путь к тюльбойцам.

Каждые два-три дня к ним приезжали посыльные из колхозов, привозили свежий хлеб, картофель и мясо.

И вот однажды – это было уже в марте – посыльный из колхоза «Заря» поехал к охотникам своего колхоза. Лошадь, запряжённая в сани, то и дело скользила на льду. Холодный северный ветер, бушевавший уже три дня, разметал снег на дороге. Некоторые вешки были повалены и унесены ветром.

Но посыльный, старый рыбак, много раз ездил по этим местам и не боялся сбиться с пути. Завернувшись в овчинный тулуп, он сидел на розвальнях и понукал лошадь.

Впереди ещё долгий путь, а старик уже промёрз. Он слез с саней, чтобы согреться на ходу. И вдруг впереди увидел… чистое море. Сон это или явь? Старик не верил своим глазам. Ведь он и полпути ещё не проехал – и вдруг вода! Значит, всё остальное громадное пространство толстого льда вместе с людьми унесло в море?

Ужас сковал старого рыбака. Он даже не остановил лошадь и рядом с ней всё шёл и шёл вперёд. Только когда лошадь захрапела и попятилась назад, он опомнился. Дорога обрывалась, и волны набегали на лёд.

Старик осторожно повернул лошадь назад. Ещё и ещё раз, не веря своим глазам, он посмотрел на море. Потом уселся в повозку и погнал лошадь назад к берегу. Скорей, скорей! Надо звать на помощь.

В старое время, когда случалась такая беда, рыбаков считали погибшими. Где и как найдёшь людей в необъятных просторах бурного моря! Но теперь спасают. Пошлют пароходы, самолёты и отыщут людей, куда бы их ни занесло. Только надо торопиться. Море не шутит: может подняться шторм – и разобьёт льдины на мелкие куски. Тогда люди погибнут.

Весть о бедствии пришла в Астрахань почти одновременно из нескольких рыболовецких колхозов северного Каспия. В море унесло около ста человек.

Наутро следующего дня начались поиски.

Если бы можно было подняться высоко-высоко над Каспийским морем, так, чтобы видеть его от края до края, то в этот мартовский день можно было бы увидеть много интересного.

На юге, у берегов Баку и Красноводска, плескалось чистое море. Из Баку на север Каспия шли на поиски рыбаков два ледокольных парохода.

На севере море закрыто сплошным льдом, запорошённым снегом. Потом лёд неровной линией обрывается, и, гонимые ветром на юг, плывут большие и малые льдины. Здесь, над плавающими льдами, в разных местах кружат самолёты. Они не идут определённым маршрутом, а летают то взад, то вперёд, то влево, то вправо: пилоты ищут рыбаков.

Лётчик Казанов с бортмехаником Семёновым летели на маленьком самолёте-амфибии «Ш-2». Этот самолёт приспособлен для полётов над морем: его можно посадить на воду и на землю или на льдину. Если садиться на землю, выпускаются шасси, если на воду – шасси поднимаются, и самолёт садится на лодочку. Открытая двухместная пилотская кабина предназначается для лётчика и бортмеханика. В тяжёлых условиях посадки и взлёта на море одному лётчику без бортмеханика трудно справиться.

Молодой, энергичный, с чёрными блестящими глазами, лётчик Казанов прекрасно ориентировался на море. Уже несколько лет он работал в авиации рыбной промышленности Каспийского моря.

Какие-нибудь две недели назад он летал над льдами Северного Каспия, ведя разведку мест, где скапливались тюлени. Теперь из кабины он видел, что там, где ещё недавно было сплошное ледяное поле, где темнели лазки, через которые тюлени ныряли в воду, плескалось море и плавали одиночные льдины. Лёд обрывался уже за тридцать – сорок километров от берега.

В какую сторону лететь? Учитывая течение и ветер, Казанов решил, что лёд относит на юго-восток, и взял курс в этом направлении.

Самолёт шёл на высоте трёхсот метров. Хотя солнце было закрыто облаками, видимость по горизонту была до двадцати километров.

Казанов и бортмеханик внимательно разглядывали плывущие льдины.

Вот в стороне, километрах в десяти, на льдине отчётливо обрисовались два чёрных пятна. Чем ближе подлетал самолёт к этой льдине, тем больше росла уверенность, что там стоят два человека и машут руками.

– Есть! – воскликнул бортмеханик. – Люди, конечно!

Но когда самолёт, снизившись, подошёл к льдине, два чёрных пятна… взлетели.

– Тьфу ты, проклятые! – разозлился Казанов.

Так шли поиски час, другой… Птицы, торосы и тени на льдинах то и дело вводили лётчика в заблуждение. Покажется, будто что-то чернеет, – Казанов идёт туда. Снизится, пролетит над тем местом, но всё без результата.

Вдруг под самым бортом лётчик увидел льдину, на которой ясно вырисовывались следы полозьев. Находка обрадовала – теперь было известно направление оторвавшихся льдов.

Ещё полчаса полёта – и ещё одна находка: на льдине виден кош-камышовый шалаш, и около него разбросано сено. Здесь была стоянка тюльбойцев. «Есть ли в шалаше люди?» Казанов снизился и пролетел над шалашом совсем низко. Всё мертво, ни одной живой души. Ещё и ещё раз пролетел он над льдиной, надеясь, что его услышат й кто-нибудь выйдет из шалаша. Но никто не вышел. Льдина оказалась безлюдной.

«Если встретился кош, значит, где-то здесь, поблизости, надо искать людей. Ведь кто-то остался в живых!» – думал лётчик.

Льдины справа и слева. Казанов то летел вперёд, то сворачивал влево или вправо.

И вот лётчик и бортмеханик почти одновременно заметили льдину, на которой стояла группа людей. Чем ближе подходил самолёт, тем яснее вырисовывались силуэты людей.

Это была небольшая льдина, оторошенная по краям. Когда Казанов пролетел над ней, люди замахали руками. Тут же стояли лошади. Казанов даже успел прикинуть: не менее двадцати человек и шесть лошадей.

Лётчик решил сделать посадку. Ещё и ещё раз он пролетел над льдиной, рассматривая её. Льдина маленькая, пятьсот на триста метров. По излому краёв он определил толщину льда: тридцать – тридцать пять сантиметров. Следовательно, лёд выдержит тяжесть самолёта.

Казанов рассмотрел все торосы и лунки, чтобы обойти их при посадке. Наконец он наметил посадочную полосу и стал подходить к ней на малой скорости.

Как только колёса коснулись льда, лётчик выключил мотор, чтобы сократить пробег. Самолёт пробежал триста метров и остановился совсем близко от воды.

К самолёту подбежали люди. Лица у них посинели от холода, хотя все они были как будто тепло одеты: шапки-ушанки из тюленьего меха, ватные штаны и фуфайки.

– Ну, как дела, живы? – спросил Казанов.

– Да вот пока живы. А что дальше будет, не знаем: трещит льдина-то.

– Ну, дальше всё будет хорошо, – заверил Казанов. – Вы из какого колхоза?

– Из колхоза «Красная заря».

– Рассказывайте, что у вас!

Оказалось, что рыбаков уже трое суток носит по морю. За это время они ничего не ели. Катастрофа застигла неожиданно. С утра охотники отправились на промысел за три километра от своей стоянки. Потом раздался страшный треск, лёд под ногами задрожал, и не успели они что-либо предпринять, как оказались со всех сторон отрезанными. Их несло в открытое море. На стоянке остались продовольствие и шесть их товарищей. Где они сейчас?

Охотники ждали спасения и по ночам жгли костёр. На топливо разбивали сани. Утром этого дня они решили, что, если помощь не подоспеет, прирежут одну лошадь и утолят голод.

Но помощь пришла – вернее, прилетела.

Казанов выдал охотникам десять аварийных посылок. Десять посылок! Да это целое богатство для изголодавшихся, продрогших людей! В посылках (каждая весила десять килограммов) были сухари, консервы, фляги со спиртом и табак.

Казанову надо было улетать. Он объяснил охотникам, что отыщет пароход и подведёт его к этой льдине.

Взлетев, лётчик взял курс восточнее, надеясь найти тех шестерых охотников, которые остались на стоянке. Кроме того, рыбаки сказали, что слева от них была стоянка другого колхоза, с тридцатью охотниками.

На этот раз он скоро обнаружил льдину с людьми. Ещё издали он заметил кош и, подлетев, увидел много людей. Льдина была большая, ровная. Казанов сделал посадку. Здесь были все тридцать рыбаков из колхоза «Новый путь», двенадцать лошадей и уцелевшая добыча – тюлени.

Выслушав ещё одну печальную историю, Казанов отдал этой группе восемь аварийных посылок, оставив на всякий случай в самолёте ещё четыре. От дальнейших поисков он пока решил отказаться. Было уже два часа дня, и он торопился спасти тех, кого нашёл. Взлетев, Казанов направился на юг.

Чем дальше на юг, тем меньше плыло льдин. Там, где кончалась полоса битых льдов и открывалось чистое море, показался дымок. К этой точке и направился Казанов. На горизонте появилась труба, а затем и силуэт ледокольного парохода.

– Пиши записку, – сказал Казанов бортмеханику и продиктовал: – «На севере и северо-востоке нашёл две группы рыбаков. Идите за мной».

Бортмеханик свернул записку и положил её в вымпел – маленькую цилиндрическую коробочку с красным флажком.

Над пароходом лётчик прошёл совсем низко и успел на корпусе его прочитать название: «Медвежонок». Бортмеханик бросил на палубу вымпел. Пролетев ещё раз и убедившись, что вымпел замечен, Казанов взял направление к рыбакам. Ближе была льдина с рыбаками колхоза «Новый путь» – лётчик и подошёл к ней, потом повернул обратно к пароходу.

Долгое время самолёт, как маятник, курсировал между пароходом и льдиной. Пароход медленно пробирался среди плавучих льдов, а Казанов указывал ему направление. Наконец пароход настолько приблизился, что лётчик увидел его. Значит, и с парохода видели самолёт. Он ещё раз подошёл к пароходу и бросил вымпел с запиской:

«Сажусь к рыбакам и жду вас».

Через час пароход стал виден уже со льдины, а ещё через час он к ней пришвартовался.

Когда на пароход поднялись рыбаки и погрузили лошадей и убитых тюленей, солнце уже заходило. Стало темнеть.

Теперь положение самого лётчика осложнилось. Бензина было достаточно для того, чтобы долететь до аэродрома, но не было уверенности, что капитан без самолёта найдёт вторую группу. Поэтому Казанов решил лететь к рыбакам, указать путь пароходу и, сделав там посадку, организовать сигнализацию костром.

Самолёт взлетел, и одновременно отшвартовался пароход.

Лётчик раза два прокурсировал между рыбаками и пароходом и сел на льдину. Этим полётом он отрезал себе возможность возвратиться на базу. Бензин был на исходе.

Наступила темнота. Охотники разбили последние сани и зажгли костёр. Парохода всё не было.

Только к десяти часам вечера прожектор с парохода поймал своим лучом льдину с людьми и догоравшим костром.

Когда пароход пришвартовался, лётчик глубоко вздохнул. Сорок восемь человек были спасены.

Но наступил тяжёлый момент для самого лётчика, бортмеханика и самолёта.

– Теперь выручайте меня, – сказал Казанов капитану. – Придётся здесь ночевать и вам и мне. Мы радируем на аэродром, и утром мне привезут бензин.

Капитан, опытный моряк, бывавший во всяких переделках, спокойно ответил:

– О чём толковать! Будем дрейфовать вместе со льдиной.

С помощью матросов Казанов и бортмеханик укрепили самолёт на льду. К крыльям и поплавкам привязали две толстые верёвки; на других концах верёвок укрепили палки и опустили их в лунки, пробитые во льду так, что концы палок упирались в лёд. Скоро палки, а с ними и верёвки вмёрзли, и упор получился крепкий.

Мотор самолёта зачехлили, и Казанов с бортмехаником пошли на корабль, чтобы отдохнуть после тяжёлого лётного дня.

В двенадцать часов ночи поднялся шторм. Лед загудел, затрещал. Громадные волны раскачивали пароход, заливали его палубу, бились о льдину, размывая и разбивая её. Ветер валил с ног. В кромешной тьме не виден был самолёт. Казанов не мог сидеть на месте – он выбегал на палубу, вглядывался в темноту, шёл к капитану, потом снова возвращался.

«Что там с самолётом? Уцелеет ли он или буря искромсает, унесёт его?»

Прошло два, три часа – буря не утихала.

В четыре часа ночи капитан сказал Казанову:

– Нас несёт на скалистые берега. Дрейфовать опасно.

– Но я не могу бросить самолёт, – решительно заявил лётчик. – Надо дождаться рассвета.

– Хорошо. Я буду дрейфовать до последней минуты.

Казалось, не было конца этой ночи. Время тянулось бесконечно долго. Рыбаки, пережившие страшные дни, заснули в каютах. Но никто из команды парохода и маленького самолёта не сомкнул глаз.

Наконец начало светать. Сквозь туман, в полутьме, стал виден силуэт покачивающегося самолёта. Он был в целости. Но льдина раскололась, уменьшилась, и самолёт стоял не в пятидесяти метрах от воды, как это было вечером, а всего в десяти шагах. Полчаса шторма – и он окажется в море.

Казанов решил спасти машину.

– Мы сейчас попробуем взлететь, – сказал он капитану. – Полечу к северу и сяду где-нибудь на большой льдине. А вы идите за мной.

Казанов и бортмеханик в комбинезонах стали спускаться на лёд по верёвочному трапу. Бортмеханик держал в одной руке ведро с подогретым маслом для мотора. Ветер раскачивал трап, и стоило больших усилий удержаться на этой зыбкой лесенке.

Но вот оба они уже на льду. Подошли к самолёту. Бортмеханик снял чехол и влил в мотор масло. Казанов стал отвязывать верёвки. И вдруг ветер донёс до них крик с корабля:

– Спасайтесь! Бугор!

Казанов оглянулся. Ледяная гора набегала на них…

Когда на море идут льды и поднимается шторм, часто возникают бугры. Каспийское море местами очень мелкое. Достаточно одной льдине нарваться на мель, как другая, третья, идущие сзади, натолкнутся на неё. Куски льда, громоздясь, налезают друг на друга, и вырастает ледяной бугор…

Такой бугор с грохотом надвигался сейчас на маленький самолёт и двух отважных людей. Ещё минута – и он сомнёт, исковеркает их.

…Метров пятьдесят они протащили его…

Самолёт стоял хвостом к бугру. Верёвки ещё не были отвязаны. С быстротой и необычайной ловкостью, которая появляется у людей перед лицом смертельной опасности, Казанов и бортмеханик вытащили из карманов припасённые ножи, обрезали верёвки и, с силой толкнув самолёт, покатили его от надвигающегося бугра. Метров пятьдесят они протащили его, но потом оба упали. Напряжение было слишком велико – ведь самолёт весит целую тонну!

Казанов отдышался, вскочил и посмотрел назад. Там, где минуту назад стоял самолёт, шла ледяная гора. Пустое ведро из-под масла, звеня, скатывалось с конуса бугра.

С парохода кричали:

– Спасайтесь сами!

– Семёнов, – крикнул Казанов бортмеханику, – толкай! Идёт бугор!

Но самолёт не поддался, не сдвинулся с места. Казанов в отчаянии оглянулся…

Бугор остановился. Лишь отдельные глыбы льда скатывались с его верхушки. После страшного треска стало очень тихо, хотя море по-прежнему бушевало и злобно выл ветер.

– Запускай! – хрипло и тяжело дыша, сказал Казанов.

Мотор быстро запустился, они сели в самолёт и каким-то чудом, сделав лишь крошечный разбег, взлетели.

Ни Казанов, ни бортмеханик не в силах были разговаривать. Они тяжело дышали, то и дело вытирая пот с лица. И хотя они летели над штормовым морем, далеко от берега, оба чувствовали себя в безопасности.

Отойдя от парохода к северу на пять километров, лётчик увидел большую льдину и посадил на неё самолёт. А через некоторое время к ним подошёл и пароход.

Капитан радировал в Астрахань, и, когда рассеялся туман, на льдину прилетел самолёт с бензином.

Казанов заправил свою машину, и оба самолёта, разлетевшись веером, пошли на дальнейшие поиски.

К вечеру этого дня все рыбаки, потерпевшие бедствие, были найдены.

Сверчки
 
[^]
Посевный
8.08.2020 - 01:16
-2
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 3.01.16
Сообщений: 120

 
[^]
Intervent77
8.08.2020 - 01:29
-1
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 1.09.19
Сообщений: 183
Говнолет какой-то, муха сядет на крыло и он перевернётся

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
Посевный
8.08.2020 - 01:35
-1
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 3.01.16
Сообщений: 120
Цитата (Intervent77 @ 8.08.2020 - 01:29)
Говнолет какой-то, муха сядет на крыло и он перевернётся

эксплуатировался с 32 по 64й всего то.
из бакелитовой фанеры и тряпки.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Ш-2

не понимаю, чего ты хочешь, пупсик ?
 
[^]
Intervent77
8.08.2020 - 01:37
-1
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 1.09.19
Сообщений: 183
Ну не самолёт это

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
Посевный
8.08.2020 - 01:48
-2
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 3.01.16
Сообщений: 120
Цитата (Intervent77 @ 8.08.2020 - 01:37)
Ну не самолёт это

конечно! потому что это лодка:)
 
[^]
Intervent77
8.08.2020 - 01:49
-1
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 1.09.19
Сообщений: 183
Цитата
конечно! потому что это лодка:)

Это не моё. Ты по ходу древний как бизон раз такие корыта помнишь

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
Посевный
8.08.2020 - 01:56
-2
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 3.01.16
Сообщений: 120
Цитата (Intervent77 @ 8.08.2020 - 01:49)
Цитата
конечно! потому что это лодка:)

Это не моё. Ты по ходу древний как бизон раз такие корыта помнишь

срать в комментах - это твоё?
 
[^]
Посевный
8.08.2020 - 01:57
0
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 3.01.16
Сообщений: 120
Цитата (Intervent77 @ 8.08.2020 - 01:49)
Цитата
конечно! потому что это лодка:)

Это не моё. Ты по ходу древний как бизон раз такие корыта помнишь

я пишу исторический роман... как то так.

Шаврушка спасла десятки тысяч людей. Эта лодка достойна памяти.

а ты вряд ли...
 
[^]
Intervent77
8.08.2020 - 02:21
0
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 1.09.19
Сообщений: 183
Цитата (Посевный @ 08.08.2020 - 01:57)
я пишу исторический роман... как то так.

Шаврушка спасла десятки тысяч людей. Эта лодка достойна памяти.

а ты вряд ли...

Ты свои сопли из прошлого наматываешь на кулак а я в армии служил и кто сколько спас ты вообще ебало закрой, говнописатель.

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
Посевный
10.08.2020 - 19:06
-2
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 3.01.16
Сообщений: 120
Цитата (Intervent77 @ 8.08.2020 - 02:21)
Цитата (Посевный @ 08.08.2020 - 01:57)
я пишу исторический роман... как то так.

Шаврушка спасла десятки тысяч людей. Эта лодка достойна памяти.

а ты вряд ли...

Ты свои сопли из прошлого наматываешь на кулак а я в армии служил и кто сколько спас ты вообще ебало закрой, говнописатель.

и кого ты в армии спас? мудило.
 
[^]
Intervent77
11.08.2020 - 00:12
0
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 1.09.19
Сообщений: 183
Цитата (Посевный @ 10.08.2020 - 19:06)
и кого ты в армии спас? мудило.

Я не спасал, а защищал долбоеб. Сразу видно что ты не служил

Размещено через приложение ЯПлакалъ
 
[^]
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 1004
0 Пользователей:
[ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 



Активные темы








Наверх