Лето жизни

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
  [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
ЯКассандра
31.03.2020 - 11:39
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3301
13
Для тех, кому хочется узнать о дальнейших приключениях Эльмара и Рябинки я сегодня начинаю выкладывать Книгу III.

Часть I
ИНКА ВЖИВАЕТСЯ В ОБРАЗ


Инка меняет профессию

“Что мешает человеку нормально устроить свою жизнь? - рассуждала Инка, сидя за пультом управления Рябинкиного звездолета. - Ничего, кроме извечной лени. И еще - страха перед неизведанным. Ведь что тебя удерживало там, на той проклятой планете? Оно самое, ничего. Но Лиска тебе незнакома, и надо было сделать над собой усилие, чтобы отказаться от привычного, пусть даже опротивевшего быта. Вот в чем угол проблемы.”

“И не надо оправдываться незнанием условий или отсутствием подходящей профессии. Профессий у тебя аж четыре: астроном (не очень), учитель (это основное), специалист по электронике и прочим наукам (это любительство, но тоже может пригодиться) и, наконец, лесовод-садовод. Пусть не «космо-», зато в твоих руках растет все, что ты посадишь. Ты умна, хладнокровна и обладаешь прекрасной памятью.”

Так рассуждала молодая женщина, удаляясь прочь от планеты, где она называлась могучей. Там она принадлежала к классу волшебников, способных силой воображения создавать все что угодно из ничего. Она прекрасно осознавала, что в других мирах Великого Космоса проявить эту способность уже не сможет, что сразу же превратится там в обыкновенную смертную, одну из бесчисленного множества безработных и бесприютных эмигранток.

Но женщина не жалела об этом. Ей давно хотелось стать такой как все. Кроме того, как мы видим, она была уверена, что и без могущества кое-чего стоит. К своим преимуществам она могла бы еще добавить красивую, броскую внешность: чудесный цвет лица, иссиня-черные волнистые волосы и гибкую, стройную фигурку. Но как раз приметы пола занимали Инку меньше всего. Она глубоко презирала женщин, стремившихся любой ценой пристроиться под чье-то крылышко, и не принадлежала к их числу. Роковые для каждой представительницы слабого пола тридцать лет маячили для нее где-то совсем близко, но она и возраст свой относила к своим достоинствам - меньше всего ей хотелось выглядеть школьницей-переростком.

“Звездолет привезет тебя сам, - продолжала она мысленный разговор со своей собственной персоной. - Следовательно, есть смысл пошарить по ящичкам-шкафам и ознакомиться с их содержимым.”
Действительно, шкафчикам и ящикам стоило уделить самое пристальное внимание. Инка уделила. К концу пути она уже знала всю систему кодирования и извлечения информации из блоков корабельного мозга. Она постигла и многое, многое другое. Несколько смутила ее лишь серия фотографий на стене каюты: маленький мальчик в возрасте от двух до четырех лет.

“Интересно, кем приходится он особе, с которой слепил меня Эльмар (многие ему лета). Наверное, какой-нибудь племянник. Симпатичный экземпляр, и снимки превосходные. Но нужно быть неисправимой сентиментальной дурой, чтобы держать эти изображения перед носом в качестве украшения интерьера. Подумать только, кому я обязана своим появлением на свет! Хорошо еще, что Эльмар не знал об этой черте характера его обожаемой Рябинки, а то бы и меня наделил склонностью увешивать стены всякой дрянью.”

Разделавшись таким образом и со своим прототипом, и со своим создателем, Инка занялась бортовым журналом. Это показалось ей гораздо более интересным, чем разглядывание никчемных картинок. Журнал был информативен, и человеку понимающему многое мог рассказать. Инка листала его и размышляла, на что она способна из того, что под силу бывшей хозяйке звездолета.
Кое-кого мог бы смутить язык, на котором был написан журнал: тот самый хингр, изучение которого Рябинка считала невероятно трудным делом. Но это потому, что она не знала Инки. Разве не наделил ее Эльмар лингвистическими способностями? Годы, прошедшие с момента ее сотворения, пробежали не зря - хингр Инка давно уже знала в совершенстве.

Кстати, не следует думать, будто Инка изучала хингр для того, чтобы со временем подменить собой хозяйку лисканских лесов. Даже теперь, решившись кинуть вызов судьбе, она не собиралась выживать с занимаемого места кого бы то ни было.
Объявлять себя Рябинкой №2 Инка тоже не намеревалась. Она всего лишь жаждала быть на высоте, соответствовать тому идеальному образу космонавтки и разведчицы, который так неосторожно пригрезился однажды художнику с киностудии. Любознательность ее поддерживало стремление оказаться адекватной работе, которую выполнял прототип.

Впрочем, ничего особенного Рябинкины передвижения по космосу из себя не представляли: два-три пункта на Тьере и пара десятков маршрутов по Лиске. Пустяки. Все это можно извлечь из корабельного мозга, и умная машина сама доставит, куда надо.
“Странно, что эта чудачка так часто переходила на ручное управление. Не доверяет механизмам, что ли? Впрочем, и это мне доступно.”

Самым важным для Инки было найти в просторах Вселенной загадочную планету Лиску, которую она была обречена заочно любить.
Второй задачей было разыскать особу женского пола по имени Рябинка. Хотя она, Инка, Рябинку и презирала, но обойтись без нее в первое время ей было бы трудно. Любому человеку проще, если кто-то его представит начальству, замолвит за него словечко, подскажет насчет жилья. Первые шаги всегда лучше делать при помощи знакомых.

“Жаль, когда искать протекцию приходится у столь беспомощной особы. Нет, рассчитывать придется только на себя, на свои способности, трудолюбие, характер.”
И она, казалось бы, правильно рассудила, эта умная, полная сил и энергии, пусть явившаяся на свет и необычным путем, но все же женщина.
Она не осознавала, что двигало ей стремление стать полноценным человеком, как и не понимала, зачем когда-то постоянно следила за своим творцом и хотела, чтобы документацию по производству воды из твердых пород Рябинка получила из ее, Инкиных рук.

Именно эта причина, кстати, заставила ее однажды, еще в хорошие времена, припрятать Рябинкин звездолет. Она даже наделала глупостей с досады, что вместо того, чтобы просить ее о помощи, Рябинка нашла другое транспортное средство для возвращения домой, и спрятанный звездолет превратился в украденный. Сколько лет простоял он в Зеленой Долине под защитным колпаком, пока не пригодился, пока прошлое не реализовалось вдруг для Инки в одномоментном порыве!

И теперь пугавшая прежде неизвестность казалась Инке тем, чего ей не хватало всю ее краткую биографию. Пусть даже ее жизнь будет скромной и незаметной капелькой в огромном людском море, пусть она будет трудной и небогатой внешними эффектами, но все же в ней будет хоть какой-то смысл.
Да, Инка хотела многого… и ничего на ждала из того, что подарила ей действительность...


Программы, заложенные в корабельный мозг, сработали без сбоев: очутившись возле Лиски, Инка без проблем отыскала центральный космодром. Помогло то, что одновременно с ее миниатюрным одноместным корабликом на Лиску возвращалось солидного размера транспортное чудовище. Следуя за ним, Инка довольно прилично приземлилась на огромной и круглой ровной площадке, четко выделявшейся среди криво и косо разбегавшихся скалистых гряд.

Перед тем, как выйти из звездолета, Инка посмотрела в иллюминатор. Стенки космодрома, похожие на склоны древнего кратера, оказались на просто стенками. Контуры и ниши, прорезывавшие их, демонстрировали, что истинная жизнь планеты более бурна, чем это могло показаться неопытному взгляду. Инка одела скафандр и вышла в неизведанное.

- Рябинка! - чуть не оглушил ее радостный вопль.
Инка завертела головой. Не успела она ничего сообразить, как ее уже обнимал некто в скафандре, а затем этот некто поднял ее и закружил:
- Рябиночка ты моя, вернулась! Я не ждал тебя так скоро!
Машинально Инка уменьшила громкость в наушниках шлема, но на то, чтобы вырваться, у нее мощности не хватило. Наконец, она оказалась на земле и перевела дух.

- Как твои дела с бывшим мужем? - посерьезнел незнакомец. - Взяла развод?
- Да, то есть нет, - пролепетала Инка растерянно. - Я тебе все потом объясню.
- Тогда подожди меня тут. Я разгружусь и пойдем вместе.

- Рой! - донеслось откуда-то.
- Привет! - крикнул обитатель скафандра и помахал кому-то рукой.
- Я быстро, - обратился он снова к Инке. - У меня всего десять контейнеров. Груз крупный, минимум перебросок.

Инка кивнула. Она села на трап своего звездолета и погрузилась в раздумье. Картина получалась такая: Рябинки сейчас здесь нет. Незнакомец, принял Инку за Рябинку, и если поступать разумненько, сможет показать, где Рябинкино койко-место. Там она, Инка, перебудет как-нибудь и подождет возвращения хозяйки. Тем временем можно будет присмотреть подходящую работенку.

Обновленный план показался Инке превосходным. Но и его выполнить не удалось.
- Двинули ко мне, отпразднуем, - сказал скафандр, возвращаясь.
- Лучше ко мне, - возразила Инка. - Ты ведь знаешь, где я живу?
- Смешная ты! Ну помчали в твой терем-теремок, я тебя туда сам отвезу.

Он, действительно, сам сел в кресло пилота и произвел все необходимые манипуляции с клавиатурой. Кораблик приподнялся и помчался бреющим полетом. Инка пристально смотрела вперед, оценивая мир, в котором ей отныне предстояло жить. Везде, куда ни обращала она свой взор, поднимались прозрачные купола, зеленые изнутри. Их было не счесть.

Имелся также ряд скал, совершенно бесформенных, но у каждой была одна особенность - гладкая вертикальная поверхность, обращенная в сторону каньона, вдоль которого неслась машина. Вид был такой, словно по скалам прогулялись гильотиной: Тяп - и обрубок, ляп - еще один.
“Жилища,” - сообразила Инка. Но до чего же эти самые жилища показались ей похожими друг на друга!

“Надо бы запомнить маршрут. Впрочем, машина запомнит, то есть, конечно же, маршрут давно уже корабельному мозгу знаком. Ведь к какому-то из этих обрубков мы и следуем?”
Она не ошиблась. К одной из скал, ничем не отличавшейся от прочих, Инкин кавалер причалил звездолет и галантно сказал:
- Мы прибыли, ваше королевское величество. Какие будут указания?

“Царственным” жестом Инка подала ему набор ключей, обнаруженных ей в «бардачке» звездолета. Ее кавалер осторожно взял их двумя пальцами (что было совсем нелегко сделать в толстых перчатках скафандра), и, словно неся небывалую драгоценность, прошествовал к выходу из кораблика. Улыбаясь, Инка пошла за ним.

Оказалось, ее временное обиталище только снаружи имело бесформенный вид. Внутри это были вполне приличные и уютные апартаменты. Они состояли из прихожей, комнаты и служебных помещений. Ее кавалер, решивший, видимо, играть роль пажа до конца, закрыл входной люк, впустил воздух в шлюзовую камеру и раскрыл дверь в прихожую.

Там он избавил Инку от скафандра, разделся сам и даже убрал оба облачения в стенной шкафчик. Инка сосредоточенно фиксировала в памяти движения своего спутника. Не успела она опомниться, как снова очутилась в его объятиях.
Как он ее целовал! Ее, Инку, не подпускавшую к себе никого даже на пушечный выстрел! Она хотела было отстраниться, но опоздала, а затем голова у нее закружилась, и сердце куда-то ухнуло. И ей не захотелось отстранять своего спутника.

- Ну что ты, Рой, - произнесла она, наконец, боясь, что еще минута - и она разрыдается. Целый букет совершенно новых и непонятных чувств возник в ее до сих пор безупречно функционирующем организме и отозвался в сердце щемящей болью. Ведь этот мужчина целовал не ее, а Рябинку в ее оболочке!
- Ты ведешь себя, словно девочка, - засмеялся Рой. - Как ты похорошела! Я не знал, что ты у меня такая красавица! Ну, рассказывай!

- Я не нашла Эльмара, - вымолвила Инка.
- Но мы все равно поженимся, ведь так? Прошло достаточно времени, чтобы объявить его безвестно отсутствующим, я узнавал.
В голосе этого сильного и притягательного мужчины слышалась такая мольба, что Инка не смогла заставить себя на эту мольбу не отозваться.

- Да, - прошептала она, опустив глаза и ужаснулась, что обещает что-то тому, кто ждет ответа вовсе не от нее.
Но крепкие руки, так решительно взявшие Инку в плен полчаса назад, уже снова обнимали ее, и губы ее сами собой протянулись для поцелуя.
“Ну и пусть, - мелькнула мыслишка. - Хоть один разок в жизни почувствую себя женщиной.”

Ах, какая это была ночь! Инка даже понятия не имела, что такие ночи бывают! Все, что она когда-то читала или слышала, во что не верила, вдруг оказалось не выдумкой поэтов, а той истиной, которая одна заставляет людей совершать разные сверхглупости и сверхчеловеческие подвиги. Впрочем, кто сумеет провести четкую грань между тем и другим?
Вот и Инка, она тоже совершила. Но не подвиг, а сверхглупость.
 
[^]
ЯКассандра
31.03.2020 - 11:41
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3301
Инкины тревоги

Разве могла Инка признаться Рою, что не ее он должен был обнимать? Как могла она отказаться от безумных, страстных ночей, таких сладостных и таких коротких? Пусть ее счастье было непрочным, пусть краденым, но оно было!
На третий день Рой сказал:
- Какие бумаги требуются для регистрации брака?
- Не помню,… - молвила Инка растерянно. И вдруг сообразила: - Все делал Эльмар!

Еще через три дня Рой попросил ее прихватить самое лучшее (единственное) платье и повез на прием к «Саваофу». Все было кратко, но торжественно. Инку спросили, согласна ли она взять Роя в мужья.
- Согласна, - ответила она.
Она согласна была бы и на Голгофу с ним взойти, если бы это понадобилось. А объяснение с Рябинкой можно было отложить до ее приезда.

“Может быть, он не захочет со мной расходиться… - втайне думалось Инке, - Почему бы ему не выбрать меня? Пусть даже в свидетельстве о браке стоит ее имя - разве не имею я на него точно такое же право?”
Имела, конечно же. Но несмотря на это, Инка с ужасом ожидала окончания Рябинкиного отпуска. День этот она вычислила заранее, рискнув самостоятельно переступить порог начальственного кабинета.

- Самшит Уайндович, - сказала она, - Когда мне выходить на работу?
- Вообще-то у тебя медовый месяц, - удивился глава колонистов. - Ты спокойно можешь прибавить себе недели три.
Целых три недели! Это было бы замечательно, если бы недели были действительно ее. И если бы явилась она в контору за отпуском, а не с тайным умыслом узнать дату крушения своего счастья.

- Мне бы не хотелось… Я… Я немного волнуюсь, - подобрала Инка аргумент, показавшийся ей подходящим.
- Да-да, я понимаю, ты привыкла все тянуть на себя. Пора отвыкать, девочка. Но если тебе так не терпится, выходи пятнадцатого. До встречи.
Оставалось встроиться в местный календарь, но это можно было сделать и в другом месте. Например, дома, задав вопрос любимому мужу:

- Рой, какое сегодня число?
- Второе. А что?
- Да так…
До рокового события оставалось всего четырнадцать дней. Как бы ни была занята Рябинка, где бы она ни находилась, но пренебречь своими служебными обязанностями она не могла. Никаких сомнений в том быть не могло. Тем не менее, Инка продолжала вживаться в роль своего прототипа.
На книжной полке она обнаружила несколько книг по лесоводству и почвоведению, фотоальбом, большой географический атлас Тьеры и несколько толстых папок с бумагами.

На стене висела карта пестрой расцветки, подавляющая часть территории была заполнена серым цветом разных оттенков. Серые пятна на карете соответствовали местам, где еще не были начаты работы, а основным направлением, в котором велось озеленение, было климатическое районирование, примерно соответствующее Тьеранскому. То, что реальный климат в будущем мог оказаться иным, в расчет не бралось. Это было абсурдно и не рационально, но задачу вживания в образ безусловно упрощало. Не было необходимости сушить голову над проблемами, разрешить которые на данном жизненном этапе Инке было не под силу.

Инка даже не подозревала, что подобный подвиг был бы не по плечу даже самому «Саваофу», уж на что он в освоении планет собаку съел. Именно по этой причине парки с древесными посадками располагались в закрытых оранжереях, точно так же, как и большинство питомников.

Для того, чтобы лучше замаскироваться под Рябинку, Инка вызубрила поименно всех Рябинкиных коллег по работе и вообще затолкала в память как можно больше подробностей о деятельности лесоводческий братии на Лиске. Ближайших Рябинкиных друзей она уже знала: Рой, горя желанием сделать своей невесте приятный сюрприз, пригласил их на свадьбу. В общем, Инка неплохо подковалась.. С каким же отчаянием она думала, что сведения, собранные ею с таким напряжением, могут оказаться ненужными!

“Выпрут как самозванку - и все дела.”
Но ни 14го, ни 15го утром Рябинка не появилась. И урочный час для Инки пробил.
“Ничего не бойся, - сказала она себе. - Ты знаешь достаточно. А чего не знаешь - постигнешь на месте. Иди.”

И Инка снова помчалась к начальству.
- Самшит Уайндович, я готова, - сказала она.
- Хорошо отдохнула? - вопрос был произнесен с такой благожелательностью в голосе, что Инка поежилась.
- Да. Где сейчас наши? - именно эта фраза была заранее обдумана Инкой и приготовлена как основная.
Глава экспедиции оторвался от бумаг, которые только что внимательно разглядывал, и с легкой укоризной ответил:
- Спроси у Вихря, он же замещал тебя все это время.

У Инки словно гора с плеч свалилась: есть для нее возможность на законных основаниях выяснить, каковы были Рябинкины служебные функции! Оказывается, надо всего лишь расспросить «своего» зама. Но бросаться из кабинета сломя голову она не заторопилась.
- Его ракетки нет на месте, - пояснила она, стараясь не выдать ликования, которое в данный момент выглядело бы неуместным. - Я не знаю, где его искать.
Старец подумал.
- Скорее всего, он в пятом секторе. Последний раз я посылал ему людей туда.

Где пятый сектор, можно было не спрашивать. Над столом у Саваофа висела точная копия той карты, какую Инка видела на стене в Рябинкиной квартире. Сектор №5 находился в зоне субтропического пояса, и там значилась всего одна точка, знаменующая собой населенный пункт.
Интересоваться, как до этой точки долететь, и вовсе было смешно. То есть, смешно для Рябинки. А, значит, и Инка обязана была продемонстрировать соответствующий навык в ориентировании. Отыскав Вихря (это оказалось нетрудно, все скалы-дома на Лиске имели поверху визитки с соответствующей маркировкой), Инка имела возможность оценить еще один подарок судьбы.

Рябинкин заместитель оказался заместителем без кавычек. Похоже было, что служебные обязанности свои он знал досконально, выполнял их скрупулезно и, главное, проявил готовность подробно отчитаться во всем, что проделал за время ее отпуска. Вникнуть в его доклад было ничуть не трудно.
Инка даже слегка испугалась. Заниматься очковтирательством она не умела, и давать указания людям, которые разбираются в своей профессии намного лучше ее, было в ее понимании неэтично. Ведь выходя на работу, она ожидала, что командовать будут ей!

Если бы не страх перед разоблачением, Инка вряд ли бы сумела справиться с ситуацией, уж слишком она противоречила Инкиным жизненным принципам. Она бы впала в прострацию и непременно все завалила.
Однако уверенность, что она работает временно, и если чего-то не сумеет, то явится кто-то и все поправит, придала ей сил и включила ее разум. Она убедила Вихря поработать вместо нее еще немножко, но под ее наблюдением. Глядя на его действия, она училась. Точнее, доучивалась, потому как оказалось, что знает она по лесоводству вовсе не мало.

Инкино сознание все время раздваивалось: одна половинка хотела возврата Рябинки, зато другая жаждала, чтобы та подольше не появлялась. К тому же Инку не покидало чувство соперничества со своей живой копией.
“Вот прилетит она, и вдруг окажется, что я и без нее научилась всему, чему следует,“ - мечталось Инке.

И она старалась. И брала один бастион за другим. Очень скоро цифровые и буквенные символы найденных в Рябинкином столе сводок по культурам уже не казались ей непреодолимой тарабарщиной. С прочей документацией она также справилась без осложнений. Кипы бланков и формуляров только на первый взгляд казались обременительными, и перспектива регулярного их заполнения скоро перестала казаться Инке пугающей. Ей пригодился и ее учительский опыт.

Кстати, первое конструктивное решение Инка приняла в первый же день работы. Выслушав доклад Рябинкиного «зама» и наскоро пролистав толстенную кипу разнокалиберных бумажек, кое-как соединенных скоросшивателем, она себе сказала:
“Надо забрать их домой и еще раз внимательно изучить. Не стоит доводить себя до инсульта из-за пары не совсем верно понятых строк.”

Действительно, не стоило. Тем более, что основная Инкина работа оказалась вовсе не с бумагами, а с людьми.
- У нас снова новенькие, - сказал Вихрь, закончив доклад. И как же уныло это прозвучало!
- Кто они? - спросила Инка с любопытством.
К тому моменту она уже преодолела в себе ужас перед собственной некомпетентностью.

- Как всегда, только еще хуже. Много гонору, мало понятия. Я поставил их на новый объект. Ну, как обычно, ты же знаешь - полная самостоятельность. Пусть, думаю, себя покажут…
- Ну и?
- Лучше бы я этого не делал. Без няньки - ни шагу. И все права качают: “от и до” - и ничего сверх.

- Вообще-то я думала, что никто ничего и не должен делать сверх своих служебных обязанностей, - кинула Инка зонд, стараясь прощупать взаимоотношения в среде, где ей предстояло сколько-то проработать.
- Но они вообще ничего не делают, пока их не толкнешь. Полнейшая безынициативность!

- Не все же рождаются руководителями, исполнители тоже нужны, - засмеялась Инка. - Не сердись, Вихрь. Я понимаю тебя, но не всем быть таким, как ты. В крайнем случае, приставим к ним кого-нибудь из “стариков” и закроем проблему.
Вихрь поморщился.

- Кому охота возиться с этими жоржиками? - произнес он грубовато. - У каждого под командой своя группа рабочих, а они же техники, у них папы-мамы и образование… Тьфу, одним словом!
- Ладно, покажи мне их. И чтобы нам было от чего танцевать, дай-ка копии их трудовых соглашений.

- Их контракты? Пожалуйста, с большим удовольствием. Вообще-то среди них есть один нормальный, из него будет толк. Я поставил его старшим.
- Хорошо. С него и начнем.

На другой день возникла новая проблема.
- Тут я составил примерную смету на посадочный материал, - сказал Вихрь с утра пораньше. - Заявку составить я не успел. И слетать за семенами по заявке “Д” - тоже. Я ужасно рад, что ты вышла вовремя, и я скоро возвращусь к моим водорослям и кувшинкам.

Инка задумчиво кивнула и озадаченно воззрилась на еще одну стопочку страничек, скрепленных зажимом для бумаг. С составлением заявки она справится, конечно, найдет испорченный черновик или копию, либо, опять же, попросит Вихря…
Но слетать за семенами? Куда слетать? И как? Как можно найти, никого ни о чем не спрашивая, место, которое, как все думают, ей давно хорошо знакомо? А если и разыщет, то к кому она должна будет обратиться? И как она будет выглядеть, не зная ни процедуры оформления, ни способа оплаты?

- Рой, - сказала она вечером мужу, - мне надо лететь за семенами, а я потеряла личное летное удостоверение. Что делать?
- Ничего не надо делать, - сказал сердито Рой. - Я сам привезу твои семена. Давай свою заявку, и считай ее выполненной.

- О, Рой, ты у меня чудесный! - обрадовалась Инка. - Ты привезешь и все мне расскажешь, да? Один-единственный разок!
- Один? - снова рассердился Рой. - Неужели ты думаешь, что я позволю своей жене шляться по космосам? Я хочу, чтобы наш ребенок родился здоровым!
- Наш ребенок? - пролепетала Инка, покраснев. - Я еще об этом не думала…
- И зря. Или ты собираешься ограничиться одним Доди?

- Доди?
“Какой Доди?” - чуть не вырвалось у нее.
В этот момент Инка чуть было себя не выдала, но вовремя осеклась. Ее отлично организованный мозг тутже заработал в усиленном режиме и начал сопоставлять факты, не укладывавшиеся в разработанную ей ранее схему. Оказывается, у нее, то есть у Рябинки, есть ребенок. Сын. Мальчик. Так вот чьи фотографии украшали стенки Рябинкиного звездолета! Этот таинственный мальчик был ее, точнее, теперь Инкиным, сыном!

“Где же он? Наверняка у бабушки на Тьере. Вряд ли эта сентиментальная неженка взяла его с собой, когда полетела к своему Эльмару за разводом… Интересно только, когда она успела…”
Дойдя до этого пункта своих размышлений, Инка запнулась. В те времена, когда она прятала под слоем дерна приглянувшийся ей кораблик, детей у Рябинки еще не было.

“Значит…”
Инка побледнела.
- Тебе плохо? - услышала она встревоженный голос супруга. - А, да ты, наверное, уже… Признавайся, дорогая.
- Пустяки… Я сейчас…

Инке действительно стало плохо. Резко засосало под ложечкой и нечто непонятное стиснуло сердце. Великие силы! Вот почему Рябинка до сих пор не вернулась!
Звездолет, который Инка посчитала старым, оказался очень даже новым. Ведь фотографии четырехлетнего ребенка нельзя заполучить ранее, чем эти четыре года ребенку исполнятся! И никаким чудом не могли они очутиться в кабине машины, упрятанной под землю за два года до его рождения!

Все это требовало немедленной проверки.
Инка достала с полки фотоальбом и лихорадочно его перелистала. Ошибки быть не могло! Вот и даты на точно таких же, как в звездолете, фотографиях. Великие силы! Выходит она, Инка, украла у Рябинки не только мужа, но и всю ее дальнейшую жизнь? Нет-нет, не может быть, нет!

“Конечно же, да!” - сказала ей совесть.
“Нет! - возразил услужливый рассудок. - Не надо, чтобы эта двоемужница возвращалась. Ты имеешь точно такое же право, что и она, на эту уютную квартирку в скале, на интересную работу и на нормальную, человеческую жизнь, доступную каждой женщине.”
“Разве не Рябинкой вообразил тебя твой создатель? И разве не бросила та, первая, Роя, обманув его необходимостью развода с пропавшим без вести персонажем? Пусть теперь разыщет своего обожаемого и возвращается с ним. У Эльмара тоже есть звездолет, ничуть не хуже прочих. Две женщины и двое мужчин. Здесь, на Лиске, всем четверым места хватит.”

Увы! Инка ничуть не возражала против того, чтобы Рябинка осталась на Новой Земле навсегда. И Эльмара, своего невольного создателя, она тоже отнюдь не жаждала видеть.
 
[^]
ЯКассандра
31.03.2020 - 11:48
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3301
Катрена принимает гостей

Роль "золотой рыбки” но привлекала Эльмара никогда. Отправляясь в логово бандитов, он рассчитывал убедить их бросить оружие и рассеяться по планете, растворившись среди мирных жителей. Однако он плохо знал публику, к которой попал. “Растворяться” его поднадзорные не пожелали. Вместо этого новый вожак банды усадил Эльмара в одну с собой ракетку и повел своих людей курсом восток-северо-восток, прихватив заодно и обоих девиц-красоток.

Эльмар не возражал. Собственно говоря, ему было безразлично, на какой точке земной поверхности банда исчезнет как нечто, угрожающее спокойствию населения многострадальной планеты. Сохраняя внешнюю невозмутимость, он сел, куда ему указали, даже не заикнувшись, чтобы ему развязали руки. Он только спросил:
- Куда летим?
- Там будет видно, - буркнул атаман.

Будет так будет, Эльмар замолчал. Он подумал и решил, что лучшей политикой на данный момент будет не вмешиваться, пока намерения бандитов не прояснятся. Тем более что была ночь, а утро, как известно, мудренее любой части суток.
Ночью было положено спать, и Эльмар заставил себя заснуть. Понадобится - разбудят. Понадобился он часа через три. Его настойчиво теребили за плечо, и он не сразу вспомнил, где находится, и почему он должен открывать глаза.

Однако он открыл. Уже занимался рассвет. Точнее, темнота ночи вокруг ракетки сменилась густым сумраком, сквозь который было видно, как обширна и безбрежна водная поверхность, над которой они летели.
- Что там за остров впереди? - прозвучал вопрос.
- Где? - почти простонал Эльмар.
- Вон там полоска справа по курсу.
- Откуда мне знать? -

Связанные за спиной руки немного затекли, и он чувствовал себя прескверно.
- Тогда будем приземляться. Приготовься.

Эльмар откинулся на спинку кресла и снова ухитрился задремать. Он просыпался еще несколько раз, уже самостоятельно, чтобы переменить позу и снова забыться. Окончательно пробудился он ярким солнечным утром. Просыпаться не хотелось, он чувствовал себя скорее уставшим, чем отдохнувшим, но сон пропал. Руки Эльмара по-прежнему были связаны, и он их почти перестал ощущать, такие они стали тяжелые и неповоротливые. Но попросить развязать их было некого: в ракетке Эльмар находился один. И он выглянул наружу.

Ракетка стояла на скалистом возвышении посреди песчаного пляжа. Справа было море, а слева беспорядочным стадом уснувших механических монстриков лежали ракетки. И еще - люди. Они стояли тесной кучкой ближе к Эльмару, чем к ракеткам, и о чем-то переговаривались. Ветер дул с моря, и отдельных слов было не разобрать, но лица и все остальное Эльмару были видны отлично. Банда была в полном составе: все, кроме Тода. Но по Тоду Эльмар, вполне понятно, соскучиться еще не успел.

Он открыл ногой дверцу ракетки и выбрался наружу. Недавно избранный новый атаман (имя его, Алек, четко записалось в усталом мозгу нашего героя), увидев его явление публике, вразвалку к нему направился.
- Развяжи мне руки, - сказал Эльмар, стараясь сохранить на лице выражение невозмутимости.
Атаман достал из кармана складное лезвие и разрезал путы.
- Уф! - сказал Эльмар, разминая запястья. - Наконец-то! С чего начнем?
- Мы хотим есть, - сказал Мик, непостижимым образом очутившийся за спиной Алека. - Как насчет этого?

Насчет этого можно было бы без проблем вообразить нечто незамысловатое и привычное для этих парней, мало чего успевших повидать за два с лишним десятка оборотов Новой Земли вокруг своего светила. По Тьеранской шкале отсчета времени это значило, что самый старший из парней разменял двадцатник, а остальные были еще моложе. В глазах Эльмара они были юнцы, и он решил блеснуть, чтобы поразить их и наглядно продемонстрировать свои способности.

- Что именно? - поинтересовался он снисходительно.
- Утку жареную в собственном соку можешь?
Не успел Мик договорить, а уже на песке под скалой раскинулся стол в виде плоской плиты из полированного камня. Еще мгновение - и в центре стола возникло блюдо с цельной жареной уткой. Бандиты переглянулись и нестройной толпой передвинулись к месту действия.
Мик нерешительно поглядел на утку, покосился на Эльмара и произнес:
- А чем ее препарировать?

Двадцать два комплекта вилок, ножей и ложек расположились на каменной плите. Это было само по себе эффектное зрелище. Плиту Эльмар вообразил из розового с прожилками мрамора, а ручки столовых приборов - из рубинов, придав им формы продолговатых кабошонов. Сами же приборы сделал серебряными с позолотой. И под лучами солнца, столь редко выпускавшего на новоземную поверхность снопики своих обжигающих лучей, что их появление всегда воспринималось праздником, алые огоньки брызнули по блестящей розовой поверхности, еще больше оттеняя сияние благородных металлов, соединенных с ними в единое целое. Эльмар любил театральные эффекты, это была его слабость!

Заказы посыпались лавиной. Через несколько минут плита была заставлена яствами полностью. Но пробовать никто не решался.
Эльмар усмехнулся и присел на корточки возле каменной плиты.
- Вы как хотите, а я проголодался, - сказал он и поддел на вилку ломтик ветчины, свежеобжаренной в сухарях.
- Однако, вкусно получилось, - похвалил он сам себя, отправляя в рот свое собственное произведение.

- Действительно, вкусно, - подтвердил Алек, отхватив от несчастной утки изрядный кус.
Больше общество не колебалось. Спустя полчаса только груда грязных тарелок занимала помост. Алек приказал двум красоткам перемыть посуду и окликнул Эльмара:
- Подойди сюда, нам надо поговорить.
Эльмар подошел.
- Вот что, - сказал атаман. - Пока ты спал, наши слетали на разведку. И мы ничего не поняли. Доложи, Мик.

- Здесь никто не живет, - объяснил Мик. - И нам это не нравится.
- Почему? - удивился Эльмар. - Это, кажется, хорошее место, и можно спокойно продумать дальнейшие действия. Зачем вам люди?
- Люди нам не нужны, - сказал атаман. - Но мы хотели бы знать, почему они отсюда сбежали. Доложи, Мик.
- Здесь есть дороги и дома. И пашня, и сады. И даже скотный двор. Но нет ни скота, ни людей.

Эльмара пронизала смутная догадка. Неужели?.. Так вот почему этот пляж кажется ему таким привлекательным!.. Он внутренне посуровел, и это не осталось незамеченным.
- Здесь есть опасность? - быстро спросил атаман.
- Нет, - покачал головой Эльмар. - Но есть предположение. Нарисуйте-ка план местности, чтобы я мог убедиться.
- План? - изумился Мик. - Что я тебе, чертежник, или как?

- Или как, - передразнил его Эльмар, материализуя на песке листок с картой аэрофотосъемки Катрены. Таким запомнил он остров, когда с группой ребят ездил снимать энергетические элементы для заградительного барьера.
- Да, - сказал Мик, рассмотрев карту-план. - Мы находимся здесь.
Он ткнул пальцем в соответствующую точку.
- Ну и где мы?
- На кладбище, - сказал Эльмар мрачно.

Мик вздрогнул.
- Ну у тебя и юмор, - сказал атаман, отстраняясь.
- Это не юмор, - возразил Эльмар. - Это Катрена.
Бандиты зашевелились. Эльмар обвел их взглядом, и под его пристальным взором многие из ребят опустили головы. Они знали, почему Катрена - кладбище. Никто из них не участвовал в налете на бывшую резиденцию могучих, но Тод в свое время просветил их об уничтожении всех, кто по предположению вдохновителей мятежа мог помешать им захватить власть на планете.

Нет, на этих парнях не было крови, пролитой здесь, крови безвинных детей, зато была кровь взрослых, пусть даже и не могучих. И хотя они считали себя борцами за свободу, за право жить и поступать независимо, но одного намека на то, какой ценой было куплено их право на такую свободу, хватило, чтобы у большинства на душе заскребло. Они были бандиты и не собирались сдаваться - но и они были людьми!

- Здесь нет руин! - возразил запальчиво Мик, не желая признаваться в своей, как ему казалось, слабости.
- Руины убрали.
Объяснение пленника усилило всеобщую неловкость. Наконец, атаман прервал молчание.
- У тебя здесь кто-то погиб? - спросил он настороженно.
- Нет, Алек, - покачал головой Эльмар. - Я не потомственный. Мои проживали в Первыгорде.

Вздох облегчения пронесся среди бандитов. Несомненно, они были рады услышать, что у их пленника нет личных причин для ненависти к ним. Эльмар сразу почуял это каким-то особым, непонятно обострившимся внутренним чутьем. И он сказал:
- Так что вы решили?
- Мы решим потом, - быстро сказал атаман. - Нам надо подумать.
- Мне все равно, - пожал плечами Эльмар.

Он поднялся и пошел по берегу моря.
- Куда? - крикнул Мик.
- Оставь, - пронесся голос атамана. - Если бы он хотел сбежать, его бы давно здесь не было.
Разумеется, Эльмар не стал объяснять, что даже при его способностях сбежать от двадцати вооруженных до зубов молодчиков не так-то легко. Но возражать было бы смешно, тем более, что в главном атаман понял правильно: побег в Эльмаровы расчеты не входил. Он ждал развития событий, а они шли своим чередом.

Весь день бандиты рыскали по острову. После ужина атаман сказал:
- Если мы обоснуемся здесь, а?
- Можно, - ответил Эльмар, подумав. - Надеюсь, не на песчаном пляже? Я хочу, наконец, выспаться.
- Там есть большой дом в центре, - напомнил атаман осторожно. - И постройки возле пруда.
- Тогда переместимся к постройкам. Посмотрим, что нам оставили.

Домик возле пруда при ближайшем рассмотрении оказался просто роскошным. До сих пор бандиты не заглядывали в него, почтительно осматривая снаружи. Двенадцать помещений, девять из которых были жилыми, выглядели после лагерной тесноты райской обителью.
- С кроватями неувязочка, - лишь заметил атаман, выжидающе глянув на Эльмара.

Эльмар согласно кивнул, пообещав тем самым разрешить проблему. А затем на Катрену незаметно опустилась ночь, укутав своим теплым ласковым покровом и банду, и нового атамана, и их могущественного пленника. Кто спал, кто не спал - разобрать было невозможно, все стихло. И каждый чувствовал, что он отдал себя во власть чему-то неотвратимому. Доброму или злому, но совершенно неизбежному.

Эльмар лежал и размышлял, верно ли он сделал, позволив бандитам поселиться на Катрене. Его мучили сомнения, и он не знал, как лучше было поступить: ввести Алека и его людей в образ жизни могучих или наоборот. Остаться здесь с ними надолго или побыстрее смотаться? Это был второй вопрос. Под утро Эльмар заснул, так ничего и не решив.

А на следующий день он повел атамана показывать его новые владения. Кое-что, например, цех по переработке мясных тушек Эльмар сам видел впервые. Однако вход на склад-ледник он заметил вовремя и замаскировал его, решив оставить про запас.
Прошлись они и по полям с огородами. Перед отъездом с Катрены его прежние обитатели успели кое-что посадить и посеять.

- Вот, Алек, - сказал Эльмар. - Конечно, здесь все заросло, но техника в вашем распоряжении. Систему полива я продемонстрирую.
- Ты думаешь, нам этого хватит? - усмехнулся иронически атаман.
- Рад, что ты это понимаешь. Но ничто не мешает вам распахать достаточный участок земли.
- Уже поздно. Не вызреет.
- Это оставьте на меня. Я же сказал: “Распашите и засейте.”

- А ты не можешь сделать сразу, чтобы не пахать? - поинтересовался атаман.
- Могу. Но не хочу.
- Почему?
- Потому.
- А если мы не захотим?
- Тогда я вам помогать не буду.
- А если заставим?
- Меня нельзя заставить.

На этом первый раунд переговоров закончился. В чью пользу - Эльмар пока не понял. Но после обеда банда пошла знакомиться с сельхозинвентарем. Обе девицы остались дома: прибирать и готовить пищу. Эльмар предусмотрительно вручил им по кулинарной книге и заполнил кладовку продуктами. Инструкция его была краткой:
- Учитесь.
И ушел к ангару сельхозмашин.

С первого же взгляда он постиг, что бандиты недовольны.
- Зачем нам эта бодяга? - сказал Мик. - Всю жизнь мечтал землю пахать - как же!
Остальные нестройным гулом поддержали дружка.
- Как хотите, - сказал Эльмар и вышел.

Он пошел к центру острова, на площадь. Немного постояв перед братской могилой, он открыл дверь клуба.
Здесь царила истинная мерзость запустения. После уничтожения врага прежние обитатели Катрены так и не собрались с духом навести здесь порядок. Следы грязных ног, посуда из-под одурманивающих напитков и мусор, покрытые слоем многолетней пыли, больно царапнули по нервам Эльмара. Звук шагов в коридоре прервал его печальные размышления. Он обернулся и увидел Алека.

- Мрачно тут у вас, - проворчал атаман.
- Да, невесело, - согласился Эльмар.
Он прошел в кабинет, который раньше занимал завклубом. Алек последовал за ним. В глаза обоим бросился открытый сейф и странная ниша за окном. Эльмара она удивила: такого он здесь не помнил.

- А это что? - спросил Алек, указав на кнопку под прозрачным колпаком на щитке.
- Сигнал, - сказал Эльмар, мимоволи чувствуя себя гораздо сильнее этого высокого, вооруженного до зубов крепкого парня. Он внутренне усмехался, зная, что может его заставить сейчас испугаться. - Если нажать на эту кнопочку, скоро здесь появятся наши.
- Могучие? - уточнил Алек не дрогнув и мускулом
- Именно, - подтвердил Эльмар нарочито безразличным тоном.
- Ты мог бы и промолчать, - усмехнулся бандит.
- Лучше предупреди своих, чтобы не прикасались.
- Предупрежу.

Они перебрасывались как будто вполне безобидными фразами. Но за фразами скрывался подтекст: “Я вас всегда мог бы передать в руки властей.” - “Не очень-то мы боимся.” - “А я вас еще не пугал.”
Они словно прощупывали друг друга.

- Твоя миссия, кажется, провалилась, - сказал атаман. - Почему ты не улетаешь?
- Моя миссия только началась, - возразил Эльмар. - Кстати, заложники уже свободны, разве не так?
- А Тод?
- Мертв.
- Откуда ты знаешь?
- От Таирова.

Это произвело должное впечатление. По фамилии называли одного-единственного Таирова - того из могучих, кто был их официальным представителем в Совете Безопасности, и чья принадлежность к клану была поэтому теперь известна всем.
- Шустро, - помрачнел атаман.
То, что Эльмар успел связаться со своими ему, конечно же, не понравилось.

- А ему известно, где мы? - добавил он, чуток поразмыслив.
- Не думаю. Я не дал ему возможности засечь направление.
Они помолчали и отвернулись друг от друга.
- Я не понимаю, - сказал, наконец, вожак банды, - чего ты добиваешься?
- Расформирования вашей нежной компании.
- Но разве тебе не проще было бы достичь своей цели, если бы ты был уверен, что за тебя в случае чего отомстят?

- Я устал, - сказал Эльмар, опускаясь в кресло возле сейфа.
- Ты не ответил, - процедил сквозь зубы атаман.
- А тут нечего объяснять. Таиров и я по-разному смотрим на некоторые вещи. Я, например, не думаю, чтобы у вас возникла идея меня убить. А Таиров вам не доверяет, он за меня боится.
- Значит, он понимает нас лучше, - угрюмо буркнул Алек.
- Возможно. Но если у него сдадут нервы или ему что-то там покажется, он может выслать карательную экспедицию.

- А если не покажется, а в самом деле?
Эльмар пожал плечами:
- Моему трупу будет все равно, лежать в одиночку или в сопровождении почетной свиты.
- Я тебя предупредил, - сказал атаман и повернул к выходу.
- Спасибо. Принял.

Эльмар подождал, пока за атаманом закроется дверь вестибюля и, пройдя по коридору следом, задвинул дверной засов. Он вернулся в кабинет, прикрыл дверцу сейфа и прибрал в комнате. Возвращаться к бандитам ему не хотелось, и он захотел обосноваться здесь. А придав своему новому жилищу более-менее уютный вид, он принялся наводить порядок во всем клубе.
Работу Эльмар окончил поздно ночью. Последним его деянием было заполнить библиотеку книгами. Примерно половина из них была из прежнего фонда Катрены, а остальные он дополнил, исходя из своей биографии. Теперь он был собой вполне удовлетворен, и он отправился спать.

(Продолжение выложу завтра.)
 
[^]
Тыр71
31.03.2020 - 11:57
0
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 6.02.12
Сообщений: 1018
Отстреливайте, вот где америкосам позавидуешь.
Но на самом деле, завидую людям на работе.
Мы все в тюрьме, моя тюрьма-металлобрааботка
Я хочу быть на работе.
 
[^]
ЯКассандра
31.03.2020 - 12:10
7
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3301
Цитата
Тыр71

Я, собственно, решилась выложить третью книгу на полтора месяца раньше исключительно потому, что народ на каникулах, и надо же ему что-то читать.
А так-то сомнения были.
Потому что в этом романе не о войне, а о мирной жизни. Что обозначает недостаточно экшена и всего один труп.
Ну и вот результат - сразу 5 минусов... Ой, чувствую, что забодают...
Но если не насмерть, то проявлю стойкость и выложу вещь до конца. Вдруг кому-то все же хотя бы любопытно будет?
 
[^]
SYMvlz
31.03.2020 - 18:00
1
Статус: Offline


Балагур

Регистрация: 17.10.14
Сообщений: 838
Давай, выклАдай!

Басурманов будем мочить в Токийском море, как завещал великий Тощиновский!
 
[^]
SYMvlz
31.03.2020 - 18:11
2
Статус: Offline


Балагур

Регистрация: 17.10.14
Сообщений: 838
Всем минусившим - корону вам в жопу!!!
 
[^]
SYMvlz
31.03.2020 - 18:15
2
Статус: Offline


Балагур

Регистрация: 17.10.14
Сообщений: 838
ЯКассандра, ты молодец!
Слог хороший, история душевная!
Иногда хочется отдохнуть душой от Румера, Тимы Клименко, Сани Прялухина с ихними экшенами...

Не, ребята тоже здоровски пишут, вопросов к ним нет.

Но иногда хочется почитать и твоего, душевно-любовного!
 
[^]
ЯКассандра
1.04.2020 - 00:31
4
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3301
(Обещанное продолжение.)

  
Алек в недоумении

Эльмар действительно послал Таирову сообщение, что жив и интересовался судьбой Тода. Ему незачем было лгать. Точно так же он не собирался запугивать Алека последствиями своей смерти и вызовом подкрепления.
Впрочем на следующий день он убедился, что атаман сделал собственные выводы из разговора в клубе. Банда в полном составе пыхтела на огороде во главе с вездесущим Миком. Сам атаман на тракторе бороздил просторы луговины, некогда представлявшей собой пашню, а ныне густо заросшей высоким разнотравьем.

Получалось у него не очень, но Эльмар вмешиваться в его работу не стал: по такому полю в любом случае придется прогуляться с дискователем. Важно было начало. Ну а после того, как он, Эльмар, подключит сюда свое воображение, и вовсе все станет как надо. Иное дело - огород. Следовало туда направиться, и Эльмар направился.
Оказалось - правильно, никто из ребят и понятия не имел, что там нужно делать. Так что прежде всего Эльмару пришлось показать систему полива: растения давно и явно страдали от недостатка влаги. Затем он предложил публике взять пару минитракторов и разделать еще один клочок земли, чтобы огород расширить. Двух человек он направил на раздергивание моркови, остальных расставил на прополке других овощей.

Странно, они его послушались. Так же было и на другой день, и на третий. Но дальше дело застопорилось. То ли ребята просто устали с непривычки, то ли им показалось, что огород и поле приняли должный вид, и делать там уже нечего, но никто из них к Эльмару больше не подходил и ни о чем его не спрашивал. Публика опять разбрелась по округе и занялась чем--то своим. Чем - неизвестно.

Так пролетел месяц. Огород постепенно вновь зарос сорняком, растения страдали от жажды, но никого это не интересовало. Парни слонялись по острову, возвращаясь в домик у пруда лишь для еды и на ночевку. Очевидно, были у них и еще кое-какие дела, потому что при виде Эльмара они между собой втихомолку пересмеивались. Очень было похоже на то, что втайне от него, когда он спал и не мог ничего заметить, банда совершила пару налетов на побережье.

Появление на острове еще двух девиц легкого поведения подтвердило Эльмаровы подозрения. Конечно, их от него прятали, но разве спрячешь ухмылки, интонации, намеки? Наконец на одну из девиц Эльмар случайно наткнулся во время прогулки по западному саду. Девица оказалась не так уж юна, зато при теле и являла собой разительный контраст по сравнению с худышками Галой и Неттой.
- Тебя как зовут? - спросил Эльмар угрюмо.
- Яна, - торопливо ответствовала девица.
- Ты одна?
- Нас двое.

Эльмар кивнул и вернулся в клуб. Весь вечер он напряженно размышлял, стараясь понять свою ошибку. Что-то надо было срочно предпринимать, Или сбегать отсюда, или…
Эльмару не хотелось признавать, что прав оказался Таиров, а не он. Получалось, он зря миндальничал с бандой, доброго отношения эти люди не поняли. Надо было принимать крутые меры, а на такое Эльмар не чувствовал себя способным.

Ему остро хотелось с кем-то посоветоваться. Но Феоктистушка была мертва, а связаться с Таировым значило, по Эльмаровым понятиям, поступить бесчестно. В конце-концов лично ему, Эльмару, конкретно эти ребята ничего плохого до сих пор не сделали. Его здесь даже не удерживали.
Какое же он имел моральное право способствовать отлову этих, в сущности, запутавшихся юнцов, подвести их под суд и в конечном итоге навсегда лишить надежды на человеческое счастье?

Другое дело, если бы они по-прежнему кого-то убивали или грабили. Но нет, на это было не похоже. Эльмар регулярно просматривал по телеприемнику новости: ничего не было слышно, никаких налетов.
Ребята летали резвиться на свободе, это несомненно, и, возможно, резвились не совсем законным образом. Но действительно ли они творили нечто не то? И до какой степени? Следовало ли обрушивать на них репрессии? И не ставит ли его бездеятельность под угрозу жизнь и благополучие мирных, ни в чем не повинных граждан?

Так ничего и не решив, Эльмар погрузился в сон, а утром еще одна новость обрушилась на него.
Да как обрушилась! Чуть не погребла под обломками! Просто лавиной, лавиной злых голосов и поднятых в воздух кулаков.
Короче, разбудил Эльмара громкий требовательный стук. В двери били чем-то тяжелым, потому что грохот доносился до Эльмара даже в его прочно отгороженный от окружающего мира кабинет. Эльмар вскочил, оделся и вышел в вестибюль своего обиталища.
- Сейчас! - громко сказал он, сдвигая засов.

Стуки и крики на мгновение стихли. Эльмар вышел на крыльцо клуба. Все наличное население Катрены, включая привезенных девиц, стояло напротив него.
- Ты! Отвечай! Зачем нас запер? - раздались отдельные выкрики. Что кричалось дальше, было не разобрать, потому что теперь кричали все.
Эльмар сначала ничего не понял. Толпа угрюмо на него надвигалась, и сжатые кулаки подсказывали без лишних слов, что дело пахнет керосином. Не доставало еще кому-то кинуть лозунг “Бей его!”

- В чем дело, ребята? - спросил он хмуро.
Крики стихли.
- А то ты не знаешь! - высказал обвинение угрюмо-язвительный Мик.
- Конечно не знаю. И прошу объяснить.
- Алек! Расскажи ему! - воззвал одинокий голос из толпы.
- Расскажи! Расскажи! - снова зашумела толпа.
Алек вышел вперед.
- Тише, ребята. Дайте человеку воспринять. Итак, нас окружили. Мы снова в ловушке. Ребята думают, что это подстроил ты.

Эльмар оглядел окрестности. Никакого окружения он не заметил.
- Не здесь, - правильно истолковал его движение вожак. - На море. Ночью ребята решили сделать вылазку. Вполне невинную вылазку, между прочим. И что же? Они не смогли выбраться. Эта стена намного выше барьера вокруг Зеленой Долины. Перелететь невозможно.
- Да, - подтвердил Эльмар. - Она и должна быть выше. Барьер вокруг Катрены всегда был выше Границы.

- Значит ты знал? - сурово сказал вожак.
- Предатель! - донеслось из толпы.
- Нет, - покачал головой Эльмар. - Это не из-за меня. Катрену всегда окружал барьер. Его временно снимали, чтобы загнать вас в угол, а теперь поставили на старое место.
- Он врет! - крикнул Мик. - Он специально нас сюда заманил.
- Тише! - поднял руку вожак. - Ребята не верят. Чем подтвердишь?
- Тем, что я еще здесь. Я не самоубийца и сделан из того же мяса и костей, что и вы. Для чего мне окружать Катрену?

- Во дает! - снова подал голос Мик. – Да всем известно, ты хочешь нас повоспитывать, только не вышло. Вот ты и решил нас на измор взять.
- Если бы я хотел вас повоспитывать, - возразил Эльмар запальчиво, - я бы воздвиг барьер не на синем море, а окружил бы тот сектор, где вы укладываетесь сладко спать. И вы бы сейчас выкрикивали свои обвинения сквозь прочную и очень удобную для моих воспитательных целей перегородку.
- Зря мы развязали тебе руки! Может, опять связать? - в голосе Мика звенела угроза.
- Я не позволю больше связывать меня, - Эльмар снова был внешне спокоен, но внутри у него все кипело от возмущения.

Вожак внимательно на него глянул.
- Ша, ребята, - обернулся он к своим. - Ошибочка вышла. Он теперь такой же пленник, как и мы.
- Скорее похож на тюремщика, - буркнул Мик.
- Сваливаем отсюда. Эту тему лучше обмозгуем в другом месте.

Угрюмо, перебрасываясь угрозами в адрес Эльмара и всего его племени, бандиты покинули площадь. Точно так же угрюмо Эльмар смотрел им вслед и точно так же измышлял различные способы, с помощью которых он мог бы показать кое-кому где зимуют раки, и этот кое-кто представлялся в его воображении самоуверенной и возомнившей о себе слишком много толпой, которую он только что созерцал. Он был зол на Алека, на Таирова, и еще больше - на самого себя.

Наконец бандиты скрылись из виду, и он тоже закрылся в кабинете своей резиденции. Запершись на засов, он долго думал, какую тактику избрать, а вечером отправился к дому на берегу пруда. Банда ужинала, и все были в сборе.
- Приятного аппетита! - произнес он, войдя.
Впрочем, в голосе его любезности не прозвучало. Возможно поэтому аппетит у присутствующих временно пропал.

- С чем пожаловал? - прозвучал вопрос главы застолья.
- С предложением. Вы обозвали меня тюремщиком. Вы сказали, что я намеревался вас перевоспитывать.
- А разве не так? - подал голос вездесущий Мик.
- Отвергаю это как не соответствующее истине.
- Мы слышали твои слова. И посулы. Язык у тебя звонкий, мы знаем.
- Прекрасно, теперь пришло время дел. Я обещал устроить вашу жизнь так, как вы того пожелаете. Я готов.

- То есть? - удивился атаман.
- Я не могу убрать барьер, но в его границах вы можете просить у меня все, что хотите. В пределах разумного, конечно. Открываю бюро заказов. Приемные часы - с завтрака до обеда. Начинаю с завтрашнего дня.
Каков был эффект от его слов, Эльмар не заинтересовался. Он развернулся и ушел к себе. А после ужина к нему явился Алек.

- Ребята хотят просечь, что такое “в пределах разумного”, - сказал он.
Эльмар задумчиво почесал за правым ухом, и на стене напротив него проступили золотые буквы. Девять пунктов - девять изречений. Вот они какие были, эти пункты.

1. Не вообрази человека.
2. Не подумав о последствиях, не воображай.
3. Приходи на помощь каждому, кто в ней нуждается.
4. Не раскрывайся постороннему.
5. Ты не можешь быть невежественным или злым.
6. Честность, смелость и добросовестность - не украшения, а долг.
7. Если ты не прав - не стыдись признаться.
8. В спорах побеждает не тот, за кем осталось последнее слово, а тот, кто силой своего убеждения заставляет противника задуматься.
9. Отстаивай свои убеждения, не взирая на лица, с которыми разговариваешь.

- Читай, - вздохнул он.
- Мы такое уже видели, - ухмыльнулся Алек.
- Ну и?
- Ребята очень смеялись.
- И напрасно. Я могу действовать только в пределах этих правил.
- Да разве это правила? - снова ухмыльнулся вожак банды. - Это бред сивой кобылы!
Эльмар грустно улыбнулся.

- Очень жаль, но это наши законы. Наш уголовный кодекс. За нарушение их я навеки лишусь возможности что-либо для вас сделать.
- Чего? - изумился атаман. - Ты хочешь убедить меня, что готов подставить свою шею под удар ради какого-нибудь дерьма, которое, может быть, не стоит и твоего мизинца?
- Не так примитивно, - поморщился Эльмар. - Бывает, что помогая одному человеку, я нарушу права другого. Тогда я вмешиваться не должен, конечно.

Атаман подумал.
- Я понял, - сказал он сурово. - Но в вашем кодексе не хватает некоторых важных статей. Ну я понимаю, воровать и грабить вам незачем. А, предположим, убийство? Давай поговорим откровенно. Я не верю, чтобы ты в самом деле был такой божьей коровкой, какой прикидываешься.
Он решительно развалился на диванчике напротив стола и в упор взглянул на Эльмара.
- Прекрасно, - снова вздохнул Эльмар, опускаясь в кресло.
Помолчав, он скользнул глазами по узорам ковра на полу, а затем произнес, поднял голову и медленно:

- Я с самого начала вам сказал, что у меня особые полномочия.
- То есть? - настороженно поинтересовался вожак банды.
- Открытый лист. Я имею право поступить с вами так, как сочту нужным.
- И тебе за это ничего не будет?
- Разве отругают. Но если я не нарушу вот этого, - Эльмар указал на девять пронумерованных комплектов букв, украшавших стену.

- Бред! - воскликнул в который раз атаман, уже с раздражением. - Ты не убийца, я же вижу.
- Конечно, не убийца, - снова подтвердил бывший художник, а ныне перевоспитыватель бандитов. – Но я не конфетка в мягкой обертке и не печатный пряник. Я говорю о правах, и мою снисходительность не надо переоценивать.
- Угрожаешь?
- Да нет же, Алек. Я хочу, чтобы ты подумал, почему мы, могучие, живем среди людей и подобно вам работаем, а не воображаем без конца и краю.

- Что-то я не замечал, чтобы ты трудился руками.
- Да? А цех, который ты видел, механизмы, мельница, скотный двор, наконец - они здесь, по-твоему, для мебели?
- Уж не хочешь ли ты сказать, что собирался предложить нам пожить жизнью могучих?
- Хотя бы так. К сожалению, вы отказались. Но я предлагаю вам теперь другое - пожить так, как могли бы жить могучие, если бы захотели.

- А девять правил?
- Они не для вас, а для меня. Естественно, я вынужден буду отказывать в выполнении таких заказов, которые противоречат нашему кодексу. Поэтому очень прошу внимательно вчитаться в закон №2 и хорошенько его обмозговать.
“Не подумав о последствиях, не воображай,” - произнес атаман вслух.
 
[^]
ЯКассандра
1.04.2020 - 00:32
4
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3301

  
Алек ироничен

На следующий день после объяснения с Алеком к Эльмару явились первые клиенты.
- Заходите, - пригласил их Эльмар.
Он провел посетителей в свой кабинет и остался очень доволен впечатлением, какое произвели его апартаменты на визитеров.

Клуб сиял всеми красками, какие когда-то в нем предполагались и наличествовали. Воспользовавшись тем, что обзору мешали густые деревья и здание стояло вне пределов видимости с пруда, Эльмар обновил его не только внутри, но и снаружи. Мощной струей воды под напором он вымыл сверху донизу фасад и подправил облупившиеся или иным способом поврежденные детали отделки. Нужного эффекта он достиг: в глазах клиентов четко читалось невольное восхищение.

И впрямь. Простые линии клуба, каждая деталь строения которого была строго функциональна, сами по себе не могли произвести впечатления на примитивные вкусы полуневежественных юнцов. Зато мозаики, расположенные вдоль цоколя и по карнизу, способны были поразить кого угодно. Очищенные от пыли и копоти пожара, превратившего однажды бывшую резиденцию могучих в место безлюдья и запустения, они сразу придали всему зданию и скверику вокруг праздничный вид.

Диссонансом могла прозвучать лишь безобразная бетонная нашлепка на торцевой стене здания, похожая то ли на балкончик, то ли на внутреннюю нишу, пристроенную к кабинету. Но к счастью, находилась эта нашлепка на противоположной стороне от парадного входа; Эльмар выровнял ее по высоте и заделал под общий фон.
Естественно, и внутри все давно посвежело. Интерьер Эльмар восстановил еще в первые дни, и теперь все первоначальное убранство клуба являлось взору таким, каким оно должно было быть - «мерзостью запустения» здесь больше не пахло.

Фойе сияло витражами, вновь испускавшими непонятно откуда струившееся сияние, зал торжеств приятно умиротворял резной многоцветной штукатуркой, выполненной в пастельных тонах. Только кабинет Эльмар обставил по своему вкусу. Всем входящим бросался в глаза пушистый ковер на полу, и когда парни вошли, им было вежливо, но твердо предложено разуться.
- Где предпочитаете сидеть, на полу или на диване? - Эльмар произнес эти слова так, словно предлагал меню на выбор.

Гости молча оккупировали диван.
- Прекрасно, - сказал Эльмар, опускаясь в кресло напротив. - Какой заказ будет на сегодня?
- Я хочу отдельный дом, - угрюмо заявил один из бандитов, с седой прядью надо лбом.
- Прекрасно, - повторил Эльмар. - Какой именно дом?
- Ну, просто дом.

- Просто домов не бывает, - возразил бывший художник с киностудии. - Они бывают каменными, кирпичными, деревянными, еще есть шлакоблочные и цельнолитые из бетона и прочих пластичных материалов. Какой фасон крыши, окон, какая высота, ширина?
- Не все ли равно? - пожал плечами бандит. - Мне лично безразлично.

- Так нельзя. Чтобы материализовать дом, я должен хорошо представить в уме его внешний вид и прочее. Иначе у меня ничего не получится.
- Придумай сам, - не сдавался бандит.
- Я придумаю, а ты скажешь: “Мне не нравится.” Куда я потом твой дом дену? Кому он будет нужен?
- Что же теперь делать?
- Вот тебе бумага, карандаш, ручка. Сочиняй. И все опиши: количество комнат, размеры, нарисуй общий план и фасад.
- Но я не знаю, чего хочу.

Эльмар был озадачен. Он-то всегда знал, чего хотел. В данный момент он хотел кое-чему поучить «клиентов». И он со вздохом произнес:
- Пойдемте в библиотеку, я покажу как пользоваться справочной литературой.
Бандиты переглянулись. Эльмар усмехнулся про себя, поняв их растерянность: они думали, что заказы - дело простое. Он поднялся, и «гости» вынуждены были последовать за ним. В библиотеке Эльмар подвел их к полкам и извлек из фонда пару альбомов по архитектуре.

- Вот, может, подберете что-либо подходящее. И еще там журналы в углу на столике. Пользуйтесь.
- Кто-нибудь еще желает сделать заказ? - обратился он к остальным парням самым невинным тоном.
«Клиенты» пришибленно молчали.
- Можно, мы еще подумаем? - осторожно спросил один из парней.
- Пожалуйста, пожалуйста, - тоном гостеприимного хозяина произнес Эльмар. - Ищите. Пользуйтесь информацией.
И он махнул рукой в сторону полок.

Свое внимание он перенес на первого клиента. Когда все три альбома оказались перелистаны, он подошел к нему и спросил:
- Ну, на чем остановился?
- Не знаю, - растерянно ответил тот.
- А ты сначала отбери несколько рисунков и заложи их закладками. Пусть они у тебя в голове отложатся, а ты тем временем составишь основной план.
Совет был исполнен.

- Итак, записывай. Материалы… Размеры… Теперь рисуй прямоугольник в соответствующем масштабе… Дели пространство на комнаты. Хорошо. Теперь двери, окна. Заранее продумай все необходимое, потому что в натуре исправить будет почти невозможно… Все продумал? А теперь просмотри отмеченные картинки и выбери одну. Эту? Превосходно. Теперь я знаю, чего ты хочешь, осталось выбрать место. После обеда я подойду к тебе, и можешь считать себя хозяином собственной виллы.

Вся эта тирада растянулась во времени на довольно значительный срок. Когда проект был готов, до обеда оставалось совсем ничего. Эльмар для порядка поинтересовался, что надумали остальные, и выпроводил всю компанию. После обеда он возвел в указанном месте домик и стал ждать дальнейшего развития событий.
События не замедлили явиться. На следующий день все парни захотели иметь по собственному дому. Эльмар не возражал. Вскоре целая улица выстроилась вдоль пруда. Особой фантазией, правда, проекты не отличались, но так было Эльмару даже легче. Только Алек не захотел пока переселяться из большого дома. Он выжидал.

Эльмар тоже выжидал. Он уже предвидел следующий заказ своей клиентуры и ничуть не удивился, когда к нему явились сразу пятеро, чтобы высказать претензию:
- Там нет удобств.
- А что же вы думали раньше? - сделал недоуменное лицо исполнитель их проектов. - Так называемые "удобства” требуют канализации.
- Значит, нельзя? - насупился парень с сединой.
- Отчего же нельзя? Можно, но нужно будет поработать руками. Прорыть траншеи, например. Есть целых три варианта. Один - баня и туалет во дворе. Второй - общая система канализации на все дома, но ванная и прочее внутри. И третий - каждый делает свою отдельную.

Естественно, парни выбрали третий вариант.
- Тогда идемте, я покажу на месте, что делать.
Он дошел до первого из домов и начал объяснять:
- Канализация - это сливная яма и система труб для отвода использованной жидкости. Она должна находиться на такой глубине, чтобы зимой не промерзать. Следовательно, вам предстоит: 1) выбрать место для ямы; 2) выкопать яму и траншею; 3) продолбить соответствующие отверстия в полу и фундаменте дома для подвода труб.

- А вода?
- Правильно, еще и вода. Это значит, придется рыть скважину и проделать еще пару отверстии в фундаменте, полу и стенах. Поэтому продумайте так, чтобы скважина для воды и сливная яма находились в противоположных концах от дома. Скважина ближе к пруду, а сливная яма - в сторону поля.
- А чем копать?
- Инструмент я дам. Будете меняться.

Он так и поступил. Кому-то вручил буровую установку для рытья скважин, кому-то - экскаватор для траншеи. Остальным - дрели, пробойники и лопаты.
И ничего, справились. Через две недели каждый дом сиял новенькой ванной, водопроводом и прочим. Правда, Эльмару пришлось в первую семидневку с утра до вечера неотступно торчать возле новостроек, чтобы вовремя подсунуть формовщик труб или бульдозер, или показать, как установить насос для подачи воды. Но затем обмен информацией и единицами машинной техники начался за его спиной, а его функции ограничились чистой материализацией дополнительного оборудования.

Далее встал вопрос об освещении, водогрейных колонках и отоплении. Хотя было лето, и холод никого не донимал, но стоило одному догадаться, как остальные немедленно подхватили идею.
И опять пришлось будущим новоселам засучить рукава. Хотя в каждом доме имелось автономное энергетическое обеспечение в виде солнечных батарей, составляющих кровлю крыши, но требовалось просверлить отверстия для проводки, и для прокладки элементов обогревательных батарей.

Мелкие улучшения быта происходили и в дальнейшем. И снова Эльмар объяснял, помогал составлять проекты и, наконец, материализовывал.
К концу месяца дома приобрели вид, пригодный для вселения. Само собой, без мебели вселяться было неинтересно, и всей гурьбой новоселы двинулись в библиотеки. Но тут уж Эльмар решил продемонстрировать характер. Когда дело дошло до выполнения заказов, он потребовал, чтобы прежде был наведен порядок в большом доме. который к тому времени оказался здорово захламлен. Публика было скривилась, но Алек цэ.у. поддержал:

- Он говорит по делу. Пора кончать со свинарником. Приступайте. Каждый свою комнату.
- А куда девать мусор? - спросил Мик.
- А куда он раньше девался? - отозвался Эльмар ему в тон.
Он пожал плечами и лужайку перед задним крыльцом украсил контейнер - приемник.
- Постельное белье тоже снимайте и бросайте сюда.

Действительно, после двух месяцев употребления белье столь посерело, что вряд ли было способно приобрести первоначальный вид после банальной стирки. Да никто и не собирался его стирать. Эльмару проще было материализовать новые постельные комплекты, чем принудить кого-либо из своих подопечных заняться работой, которую те считали для себя унизительной.
После того как весь хлам из комнат и окружающей среды был погружен на платформу, Эльмар включил нужный механизм, и платформа плавно взмыла вверх. Лишь когда на глазах у публики она благополучно исчезла вместе с содержимым, вся компания отправилась по домам ставить мебель.

Это было только начало. Дальше и Алек принес Эльмару свой заказ на отдельный дом. Заказ был выполнен с учетом опыта других новоселов, тщательно прорисован в нескольких проекциях. О траншеях, сливной яме и скважине для воды Алек тоже не забыл. Все подготовительные работы он проделал до возведения заказанного объекта.
После приведения в надлежащий вид большого дома Эльмар замкнул лишние спальни. Но не сказать, чтобы там сразу же стало пусто. В четырех комнатах разместились девочки, а три раза в день вся компания собиралась в столовой для совместных трапез. Были еще телевизор, видео, и с некоторых пор кто-то постоянно шарил по полкам в библиотеке. Да и на ночь не все расходились по домам.

Так пролетел еще один месяц, и снова он был заполнен для Эльмара до отказа. Его подопечные начали входить во вкус. Полуспартанский набор предметов мебели, состоящий из кровати, стола и пары кресел, дополнился диванами, креслами, коврами, навесными и встроенными шкафами и прочим. Ну а когда все было заставлено и заполнено, настал черед еды. Компанию перестала удовлетворять скромная пища, приготовляемая девчонками по очереди. Внезапно и резко всем захотелось чего-нибудь поизысканней.

- Прекрасно, - сказал Эльмар. - Только заказы готовьте с вечера.
Так и стало. Теперь каждое утро он приходил к большому дому и, когда компания собиралась, по заранее написанным заявкам (заказы непременно должны были оформляться в письменном виде) материализовывал каждому то, что тот желал. Впрочем, желания у этих парней были поразительно похожи. Одному грезился салат-каре - всем подавай салат-каре; одному захотелось жаркого - всем подавай жаркое. Спиртные напитки и иные одурманивающие вещества Эльмар отказался поставлять сразу же.
- Закон № 2, - сказал он многозначительно.

Вместо завтрака было открыто нечто вроде салона полуфабрикатов. После ужина каждый утаскивал себе домой упаковку с быстро приготовляемой пищей и утром сибаритствовал в полное удовольствие, не выходя из дома раньше обеда. Осуществлять такой проект Эльмару было тем проще, что за время пребывания на Лиске он имел возможность ознакомиться с широким ассортиментом таких блюд, завозимых на планету транспортниками Большого Космоса. Да и Рябинка нередко прихватывала с Тьеры что-нибудь новенькое, чтобы побаловать себя и мужа чем-либо, кроме приевшихся блюд из обезвоженных прессованных концентратов.

Салон полуфабрикатов освободил Эльмара от необходимости наведываться в большой дом по четыре раза на день. Заказы он принимал либо в обед, либо у себя в клубе, где все чаще стал появляться местный народ. Эльмару даже пришлось установить приемные часы, иначе он был бы занят круглые сутки. В библиотеке постоянно кто-нибудь шарил по полкам либо что-то листал. Парни не знали, куда себя деть, и вполне закономерно, что их начало тянуть туда, где они надеялись откопать что-нибудь новенькое.

Да-да! Теперь, когда у подопечных Эльмара, казалось бы, все устроилось, и они должны были бы блаженствовать, на Катрене прочно поселилась скука. Парни начали томиться, снова заслонялись по острову с заспанными, осоловелыми лицами. Лишь девицы не скучали, им было некогда. Ежедневная мойка посуды, приборка помещений и ночные «вахты» скорее вымучивали их, чем освежали. Они все время выглядели, да и были измотанными, нервными, озлобленными и чуть что - норовили спрятаться и поспать.

- Отстань, - это был их обычный ответ на любой знак внимания со стороны сильного пола.
А изнывающим от безделья парням хотелось… в общем-то ясно, чего им хотелось.
- Баб бы сюда побольше, - выразил как-то после обеда общее мнение Мик.
Девицы отлеживались после бурной ночи в своих апартаментах.
- Закон № 1, - напомнил Эльмар лаконично.
- Закон, закон… Тоже мне, законник! - пробурчал Мик. - Между прочим, что-то не верю я, чтобы ты свято придерживался буквы закона. Вот закон № 4 «Не раскрывайся постороннему» - ты в свое время очень даже раскрылся. Как же так?
- Да и Тод про тебя рассказывал, - напомнил парень с сединой.

- Что скажешь, Эльмар? - усмехнулся Алек.
В последнее время он все чаще усмехался и посматривал на Эльмара довольно иронически.
- Из каждого правила бывают исключения, - спокойненько отвечал тот, проявляя известную долю нахальства.
- Так сделай еще одно исключение. Уважь публику, - в тоне Алека сквозила четкая насмешка.
Эльмар покосился на него и произнес как бы в раздумье:

- В Большом Космосе для таких целей существует секс-индустрия, - и он многозначительно показал рукой на потолок, имея в виду небеса.
- Что? Что? - загалдели парни, ухмыляясь.
- Специальные манекены. Все при них: и бюст, и бедра, и прочее, - и он обвел взглядом публику. - В общем, полное самообслуживание. Покупай любую, тащи в дом и включай, когда есть надобность. Позабавился - выключи, и пусть ждет до следующего раза. Сами понимаете: никаких истерик, никаких отказов - блеск!

Эльмар начал так расписывать эти секс-манекены, словно и впрямь пользовался ими. На самом деле ни секс-шопов, ни секс-изделий он и в глаза никогда не видел. На Лиске их не было, «Саваоф» не одобрял секс-индустрии. Но слышать о ней в Большом Космосе слышали все.

У парней заблестели глаза.
- Ух ты! - воскликнул Мик. - Изобрази-ка один!
- Я принимаю заказы с утра, - уклонился Эльмар. - А вы оформляйте проекты как положено: внешность, объем, рост.
Он поднялся и вышел. Алек последовал за ним.
- Ты это всерьез с манекенами? - спросил он сурово.
- Да, а в чем дело?
- Я опять тебя перестал понимать. То ты был таким порядочным, прямо не достать, а теперь готов потрафлять самым низменным вкусам.

- С кем поведешься, от того и наберешься, - пожал плечами Эльмар.
- Да? Чем же ты тогда лучше их? - Алек показал рукой в сторону большого дома.
- Наверное, ничем, - снова пожал плечами наш художник.
- Эх ты! А я еще тебя уважал!
Алек развернулся и направился к себе.

“Стой!” - скомандовал себе Эльмар. Это было что-то новенькое. Он догнал Алека и положил руку ему на плечо.
- Подожди-ка! - проговорил он. - Нам надо пообщаться.
- Не о чем нам с тобой общаться, - отрезал тот, сбрасывая его руку со своего плеча.
- Я серьезно, - продолжал Эльмар настойчиво. - Ты всегда говорил, что не понимаешь меня, а сейчас я тебя не понял.

- Чего тут не понимать? Противно смотреть, как ты мелким бисером рассыпаешься перед этим кодлом.
- Да? А ты разве не они? Разве ты не одинаковым с ними макаром убиваешь время?
Алек яростно на него зыркнул и кратко отрезал:
- Идем.
Быстрым шагом, не оборачиваясь, он двинулся в сторону хозпостроек. Обогнув сарай для машин, он привел Эльмара к тому самому полю, которое за три месяца до этого самолично пахал.

- Смотри, - показал он рукой на поле.
Эльмар посмотрел. Поле было убрано. Только скирды соломы высились то здесь, то там.
- Идем, - снова сказал Алек.
Он подвел Эльмара к бункеру для зерна и открыл смотровой люк. Бункер был полон.
- Я не ожидал, - сказал Эльмар задумчиво. - Ты молодец, однако.
- А ты - нет, - ожесточенно парировал бывший вожак банды.
- Поясни. Что я, по-твоему, должен был делать?
- Заставить. Ты начал хорошо с этими домами. Но сейчас больше похож на холуя, чем на человека.

- Вот как? - нахмурился Эльмар. - Значит, я холуй. И надо было мне заставить. А если бы я тебя начал заставлять? Ты бы сделал вот это? -
Эльмар постучал по бункеру с зерном.
- Я - нет. Но я - не они!
- О! Вот как! Тогда возьми и заставь их. Хотя бы овощи убрать.
- Они не подчинились бы, - мрачно возразил Алек.
- То-то и оно. Я хочу, чтобы они поняли то же, что и ты. Сами поняли.

- Они не поймут, - угрюмо ответил бывший бандит.
- Поймут, если ты мне поможешь.
Алек с прежним интересом воззрился на Эльмара.
- Я согласен. Но как?
- Веди пока свою линию, а возникнет идея - обсудим. Запомни: я всегда поддержу тебя. И если что - помогу по первой просьбе.
Алек снова глянул на него и с подковыркой сказал:
- А помидорчики-то уже давно созрели. Пора убирать.
Эльмар засмеялся:
- Ну и уберем. Ты да я. Разве не справимся?
- Вот так, сразу?
- Почему бы и нет? Пошли за машиной.
 
[^]
ЯКассандра
1.04.2020 - 00:37
4
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3301

  
Инкино забытье

Если бы Инка была ясновидящей и могла бы из глубин Вселенной следить за Эльмаром, она бы здорово посмеялась над его попытками уверить молодежь в том, что он всегда придерживался закона № 1. Кому как ни ей было знать, что скрывалось за девятью параграфами на стенах обоих главных зданий Катрены. И если бы кто ей напомнил, что в одном Эльмар был правдив: за нарушением неизбежно последует наказание, она бы лишь хмыкнула. И только бы сказала, как это уже однажды и было: “Мне от этого не легче.”

И впрямь. Если бы Инка стала вспоминать унылые, безрадостные годы, которые вынуждена была тянуть лишь потому, что кому-то вздумалось не вовремя замечтаться, она вряд ли бы пожелала своему создателю что-либо кроме неприятностей.
Однако с тех пор, как Инка вырвалась на волю, ее злость понемногу иссякла. К моменту, когда Эльмар связался с бандой Тода, она позабыла не только об этом персонаже, но и других печалях первых лет своего существования. Целая серия волнующих, радостных событий закружила ее трезвую и уже отвыкшую от положительных эмоций голову.

Во-первых, Инка полностью освоилась с работой. Настолько освоилась, что даже не взяла отпуска по беременности. Наоборот, именно тогда она ухитрилась развернуться в полную силу и продемонстрировать некоторые свои таланты. А получилось все само собой.
Она настолько часто слышала про вредное влияние жесткого излучения на плод, что совершенно растерялась, когда поняла, что и впрямь беременна. Рой решительно заявил:

- Будешь сидеть дома, пока не родишь. Моя жена…
- Не будет мотаться по оранжереям, подвергая себя опасностям, - завершила Инка его фразу. - Чушь! Я хочу работать! Я не подопытный кролик и не инкубатор. Придумай что-нибудь другое.
- Ну, не знаю тогда, - проворчал Рой недовольно. - Решай сама.
Инка позвонила «Саваофу».

- Не вижу проблемы, - улыбнулся старец, нисколько не рассердившись. - Управлять сотней работников можно не выходя из кабинета. Не так уж трудно привыкнуть отдавать распоряжения и принимать информацию по радиосвязи.
- Но я не смогу проконтролировать!
- Есть прекрасное выражение: «Делегируй полномочия.» Так что подумай.

Инка подумала. Вихрь показался ей самой подходящей кандидатурой на роль проверяющего. Переговорив с ним, она созвонилась со всеми секторами и объявила о новом порядке руководства. Теперь каждое ее утро начиналось с обзванивания объектов. Инка принимала доклады, выслушивала о неполадках, отдавала распоряжения. Покончив с этим, она принималась за анализ и работала со вспомогательными службами: доставкой удобрений, ремонтом, размещала заказы на оборудование для теплиц. Инке это так понравилось, что когда она столкнулась с проблемой, напрямую с лесоводством не связанной, она вникла, не удержалась и с энтузиазмом занялась ее разрешением.

На проблему она вышла случайно, анализируя данные, пришедшие на ее компьютер. Делала она это по старинке, используя распечатки, и на бумажную возню у нее уходила масса времени, но каждый метод имеет свои преимущества. В данном случае преимущество было в том, что Инка не тратила времени на составление электронных таблиц, в которых в те времена еще ничего не смыслила, да и вообще распечатки были нагляднее. Можно было просматривать несколько документов одновременно, раскладывать их перед собой в любых комбинациях и вообще делать с ними что угодно.

Инка и просмотрела. Оторванная от непосредственной практической работы, она все резервы головного мозга устремила на анализ плывущих ей в руки документов, и один из них очень ее удивил. Документ этот касался не лесо-, а овощеводства. Это была сводка количества урожая, собранного в одном из секторов, по оранжереям. Вполне возможно, что если бы Инка не провела изрядный кусок своей биографии в сельской местности, она бы и не стала выводить информацию на принтер, но есть вещи, перед которыми большинство людей устоять не в силах. Инка помнила, чего и сколько у нее вырастало, и она сразу захотела сравнить свои результаты с результатами других.

Пробежав глазами по цифрам, она едва поверила увиденному, а затем вытащила из компьютера сводки по остальным секторам. Результаты чужих трудов показались ей столь странными, что она немедленно связалась с «Саваофом».
- Самшит Уайндович, по-моему, нам сбрасывают мусор, - выпалила она сразу после “Здравствуйте”.
- А если поподробнее? - отозвался глава экспедиции.
- Ну я понимаю, что нас, лесоводов, не должны беспокоить количество выращенного и вкусовые качества того, что у нас воткнуто в землю, лишь бы оно росло. А вот как насчет овощей и прочего? Семена пшениц, которые мы получаем, даже приблизительно не районированы. В общем, полный маразм. Урожаи - нищенские.

Самшит Уайндович засмеялся:
- Рад, что ты это, наконец, заметила. Мы сажаем растения не для того, чтобы от них кормиться, а для образования почв и для получения кислорода. Еще - на всякий случай, чтобы как-то перебиться, если произойдет заминка в снабжении. Не надо воспринимать все так эмоционально, моя девочка: первые посадки всегда пробные и часто гибнут, поэтому нет смысла в трате времени и средств на приобретение сортовых материалов.
- Но у нас не так, - возразила Инка. - У нас до сих пор полный порядок и все приживается! Какой же смысл разводить огороды, если урожая - кот наплакал?

«Саваоф» укоризненно напомнил:
- Мы снабжаемся с центральной базы. Что она нам дает, то мы и вынуждены иметь.
- А если заказать семена в другом месте?
- А кто будет оплачивать?
Инка была вовсе не из тех, кто воспринимает проблемы эмоционально, но она была практична и привыкла любое дело делать добросовестно. Немного подумав, она созвонилась с полеводами. Оказалось, что и они не были равнодушны к плодам своих трудов. Качество семенного материала их тоже не радовало.

- На Аньге есть прекрасные пшеницы, - сказал один из агрономов. - Жаль, нас снабжают не оттуда.
- А если бы мы купили партию семян сами, в складчину? - не сдавалась Инка. - На развод?
- А транспортные расходы? Накрутка будет такая, что нам не поднять.
Инка снова позвонила «Саваофу».
- Говорят, на какой-то Аньге есть то, что нам надо, - сказала она. - Люди готовы заплатить за семена, но проблема за транспортом. Нельзя как-нибудь выделить пару емкостей топлива на один рейс?

«Саваоф» подумал.
- Аньга… Что же, возможно… Там разреженная атмосфера и сходный световой режим…- проговорил он, наконец. - Пришли-ка ко мне Вихря, я с ним побеседую.
Перед рейсом на Аньгу Инка тоже поговорила с Вихрем. В результате он привез не только несколько сортов пшениц и всякой огородины, но также черенки ягодников и плодовых деревьев. Результат не замедлил сказаться: к тому времени, как Инкин ребенок родился, некоторые из завезенных растений готовились дать первый урожай, и урожай этот уже уверенно обещал быть вполне удовлетворительным. Колония на Лиске получила надежду в недалеком будущем кормить себя сама!

А затем подобных рейсов на разные планеты было сделано несколько. «Саваоф» каким-то чудом ухитрялся обеспечить не только топливо, но даже оплату груза и командировочные. Еще Инка связалась с семцентрами Тьеры, работающими в горных областях, и ей удалось приобрести несколько сортов скоростных культур, дающих при соответствующих световом и тепловом режимах два урожая в год.

А когда отпала необходимость сидеть взаперти безвылазно, Инка уговорила «Саваофа» собрать совещание всех, имеющих отношение к полеводству, и поставила вопрос о самоснабжении Лиски продуктами питания. Глава колонии ее поддержал, но, как оказалось, он имел в виду при этом и собственные планы. На другой день после совещания он навестил Инку прямо в ее квартире.
- Отключись от связи и внимательно меня послушай, - проговорил он, и глаза его блеснули хитринкой.

Инка недоуменно глянула на семидесятилетнего старца. Он выглядел весьма торжественно в ту минуту: подтянутым, в наглаженном костюме-тройке официально-делового фасона. И прямо светился изнутри.
“Этого мне только еще не хватало, - шевельнулась в голове у Инки нехорошая мысль. - Верно говорят: «Седина в бороду - бес в ребро».”
- В это время у меня всегда много звонков, - возразила она, косвенным намеком давая понять, что его визит туда, куда посторонние приходят только по приглашению, не вызвал у нее энтузиазма тесно пообщаться.

Однако ее холодность не сбила Саваофа с взятого им тона.
- У нас серьезный разговор, - сказал он с прежней настойчивостью. - Служба подождет. И твоя и моя.
- Я Вас слушаю, - произнесла Инка надменно.
Она рассчитывала, что ее начальник стушуется, но тушеваться пришлось ей.
- О том, что я тебе сейчас сообщу, никому на Лиске лучше пока не знать, моя девочка, - сказал он. - иначе у нас с тобой возникнуть сложности в работе.

- Конечно, конечно, Самшит Уайндович, - пролепетала Инка удивленно. - Здесь нас никто не подслушает.
- Я стар, и что будет, если я внезапно скончаюсь, не успев передать тебе дела? Короче, ты богата, Рябинка Дождевна Кенсоли, и половина предприятий на этой планете принадлежит нам с тобой.
- Что? - вымолвила Инка. - Я Вас не понимаю… Вы хотите подарить мне половину своего имущества?

- Нет, я не это имел в виду. Мне незачем тебе дарить что-либо. Но до сих пор я считал несвоевременным посвящать тебя в свои хлопоты. Я ждал, пока дело не станет приносить устойчивый доход. Поэтому отнесись к моим словам серьезно. Все заводы по производству воды из твердых пород принадлежат нам с тобой вдвоем, а не компании, моя девочка.
И Инка услышала историю, какие хотя и редко, но еще происходят в Большом Космосе.

Когда Рябинка привезла на Лиску материалы, добытые ей на Новой земле, она отдала материалы Саваофу с таким же безмятежным видом, с каким доставляла из бабушкиного заповедника очередную котомку семян.
- Просмотрите, пожалуйста, - сказала она. - Мне сказали, это то, что нам надо. А вот приспособление для просмотра, диапроектор называется. Я сейчас покажу, как им пользоваться.

Она потушила свет, на белой стене вспыхнул экранчик, и с первых же кадров увиденного главный экономист Лисканской экспедиции понял: вот оно, спасение.
- Сколько они за это просят, милая девочка? - произнес он, стараясь не показать, насколько взволнован. Правильно он сделал, выбрав из всех кандидатур эту строптивицу, рвущуюся напролом вопреки общежитейским стандартам! Она сотворила чудо - принесла надежду.
- Мне сказали: “Если у вашей фирмы есть лишние кредитки - пусть она их кому-нибудь отдаст.”, - сообщила между тем Рябинка, включив свет. - Вы не беспокойтесь, Самшит Уайндович. Здесь все расписано так подробно, что понятнее не бывает, я проглядела в дороге. А если что-нибудь окажется не совсем ясно, я еще раз слетаю.

Отпустив Рябинку, старый космонавт задумался. Он приказал секретарше говорить всем, что его нет, закрылся в кабинете и погрузился в изучение сокровища, волей судеб оказавшегося у него в руках. Метод был потрясающе дешев, на постройку одного завода хватило бы даже скудных средств Самшита Уайндовича. А, главное, он был отлажен, и все спецификации были в наличии. Подобрать дельного инженера - и производство можно запускать чуть ли не сразу после возведения стен…

Разумеется, компания не откажется от такого лакомого кусочка. Отказаться-то не откажется, а дальше?
Позвонив Рябинке, Самшит Уайндович удостоверился, что привезенная ею технология действительно применялась на практике, но было это так давно, что автор изобретения уже лет сто как умер. Так что дарить кампании документацию было бы величайшей глупостью. Лучше было продать, это давало возможность откупиться от наследников, если те однажды предъявят претензию,… Однако неизвестно было, как кампания документацией воспользуется.

Главный экономист Лисканской экспедиции знал то, чего никогда не говорил новичкам, чтобы не подрезать им крылья. Он не помнил ни одного случая, когда планеты осваивались до такой степени, чтобы на них можно было жить с комфортом. Это значило, что ни лесам, ни тем более маслинам с кокосами, о которых мечтала Рябинка, не предстояло произрастать на поверхности Лиски под открытым небом.
А метод, доставшийся Рябинке от неизвестных благотворителей делал ее мечты вполне осуществимым. Он давал надежду усталому космическому скитальцу обрести тихий угол, где можно было мирно встретить свой конец и безмятежно взглянуть в глаза своей смерти.

Мистер Власенко еще раз все хорошенько просчитал и прикинул, каковы шансы, что кампания не начнет противодействовать его планам, если о них узнает. Выходило, что кампании должно быть глубоко безразлично, каким образом решится на Лиске проблема водного дефицита. И он начал действовать. Он оформил метод как изобретение, организовал патент, записав автором Рябинку, и от имени фирмы «Космосгидротех» взял подряд на образование у Лиски гидросферы. Он специально подгадал в момент, когда доклад об отсутствии на Лиске водных ресурсов был уже сделан. А поскольку в освоение планеты к тому времени была вгрохана уйма средств, подряд удалось заключить на условиях, выгодных по любым меркам.

И все же с открытым забралом «Саваоф» действовать не решился. Он подстраховался, конечно, на всякий случай. Для ведения работ и представительства он взял управляющего, подобрав его из деловых, но безработных на тот момент инженеров. Инженер был счастлив получить место и согласился исполнять для него роль ширмы. Должность этого инженера была отнюдь не декоративной: именно он занимался наймом рабочих и поиском оборудования на Тьере.

Тот первый заводик по производству воды можно было назвать заводом лишь с большой натяжкой. Это была крошечная территория, заполненная полукустарным, а то и вовсе бросовым оборудованием, которое им удалось высмотреть в различных местах. Однако свою стоимость это оборудование отработало с лихвой. И чуть только прибыль достигла суммы, вложенной мистером Власенко в дело, он решился еще на один шаг: взять подряд на поставку оборудования для промышленного производства воды не только на Лиске, но и в других мирах ее величества Вселенной. Планет таких было предостаточно. Рекламные материалы у него имелись, они были на одной из привезенных Рябинкой кассет. И они сделали свое дело: на двух планетах «Космос – гидротех» подряд получил.

Договора были заключены на сто лет, до срока окончания действия патента, с постепенной выплатой средств. На первые взносы была укомплектована по принципу «с бору по сосенке» и отправлена первая партия оборудования и начаты работы. На последующие - построен собственный завод по выпуску такого оборудования. Завод обосновался на Лиске как предприятие, входящее в гидрокомплекс, хотя откуда конкретно фирма достает оборудование, мистер Власенко громко и вслух не объявлял.

Дело развивалось столь успешно, что Власенко счел возможным разделить банковские счета и половину прибыли от предприятия перечислять непосредственно на счет Рябинки. Теперь фирма имела филиалы уже на четырех планетах и свободно могла бы взять подряд еще на столько же.
Все это Самшит Уайндович подробно изложил Инке, из чего она постигла, что увольнение с работы для нее не актуально, и что она теперь обеспечена по гроб жизни. Но если первому Инка была несказанно рада, то неожиданно свалившееся богатство привело ее в растерянность. Она, конечно, уже знала, что в Большом Космосе куча денег - это великолепно, но для чего здесь, на Лиске, можно было эту кучу применить?

- У меня возникли некоторые затруднения, - продолжал между тем Самшит Уайндович. - Развивать дело, ничего не меняя, стало опасно. Если пронюхают, что головной филиал предприятия находится на Лиске, у нас могут быть неприятности.
- Как я понимаю, здесь что-то зависит от меня? - догадалась Инка.
- Да. Мне требуется твое согласие на проведение некоторых операций. Необходимо закрепить за собой землю, на которой стоит завод по выпуску оборудования. Лучше всего ее купить. Но после раздела банковских счетов текущих доходов может не хватить.

- Землю покупать обязательно?
- Да, и как можно скорее. С каждым годом она будет подниматься в цене.
- Я согласна. Что от меня надо?
- Пока ничего. Возможно, твои деньги вообще не понадобятся: вероятнее всего, я просто не смогу некоторое время перечислять на твое имя дивиденды. Могут возникнуть и еще вопросы. А пока ты ознакомься вот с этой папкой. Здесь краткий отчет о деятельности фирмы за восемь лет ее существования.

И вот, после всех этих событий Инка будет по-прежнему злиться на какого-то там Эльмара? Когда работа ее движется как нельзя более успешно, когда указания ее беспрекословно выполняются, а будущее просто лучезарно?
У Инки начали возникать грандиозные планы, она начала мечтать. Да, она еще превратит эти сыпучие пуски в цветущие сады! И если когда-нибудь ее первое «я» сюда вернется, ей будет чего предложить для сравнения! Настоящая она или нет, но она и сама по себе представляет собой нечто ценное. Для Роя. Для себя. Для своего ребенка.

(Продолжение выложу завтра, здесь же)
 
[^]
МОЛЧУНТИХА
1.04.2020 - 06:58
2
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 5.09.18
Сообщений: 156
Жду с нетерпеньем. Спасибо.
 
[^]
ЯКассандра
2.04.2020 - 00:08
4
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3301
(продолжаю)

  
Гала и ее подруги

До Инкиной злости Эльмару давным-давно не было ни малейшего дела. Даже злость Рябинки - и та взволновала бы его сейчас гораздо меньше, чем мнение того же Алека. И ко всему прочему он вдруг завел себе подружку. Получилось это так.
После успешного осуществления проекта с секс-манекенами девицы остались не у дел. Конечно, для них еще оставалось мытье тарелок и приборка, так что окончательная деградация им не грозила, зато пострадало их самолюбие. Удар этот они почувствовали не сразу, но тем болезненнее он для них оказался.

О том, почему их вдруг оставили в покое, жрицы ночного образа жизни догадались не вдруг. К моменту проекта они настолько потеряли вкус к определенному виду развлечений, что только на третий день сообразили обменяться впечатлениями о странном поведении представителей противоположного пола, а узнав, что происходит, сначала даже обрадовались. Однако затем, увидев, что на них совершенно не обращают внимания, девицы приуныли. Они растерялись и запаниковали.

Стоило им отоспаться и хоть немного прийти в норму, как ситуация, когда мужчины находятся рядом, но совершенно не реагируют на их чары, начала казаться девчонкам пугающей. Наконец они вспомнили, что на острове есть еще один представитель противоположного пола и, между прочим, из тех, кто делает больше, чем обещает. Посоветовавшись, девицы решили: идти должна одна. Но которая именно? Что она ему скажет? Неожиданная робость овладела каждой.
- Я пойду, - сказала Гала.

О тайном совещании представительниц свободной профессии Эльмар узнал несколько погодя. Для него это выглядело так.
Однажды вечером, не успел он вернуться домой после выполнения очередного заказа и открыть входную дверь клуба, как в вестибюль следом за ним проскользнула тоненькая хрупкая фигурка.
- Тебе чего? - спросил он скорее удивленно, чем строго.
- Я пришла за помощью, - пролепетало хрупкое создание.
- Проходи, - и, задвинув засов, Эльмар провел хрупкое создание в кабинет.

- Ах, я так несчастна, - заговорило создание, уютно устраиваясь в любимом кресле Эльмара.
- Расскажи, в чем проблема? Может, я смогу тебе помочь? - спросил художник, опускаясь на пушистый ковер.
- Мне нельзя помочь! - воскликнула Гала и зарыдала, закрыв лицо руками. Рыдала она как нельзя более искренне.
- Меня никто не любит, - повторяла она. - Никто! Никто!

Ситуация заставила Эльмара подняться с ковра и придвинуться к юному созданию поближе.
- Так уж и никто? - сказал он добродушно. - А я? На-ка платок и вытри слезы.
Гала промакнула лицо и подняла на него свои огромные глазищи.
- Ты шутишь! А я такая несчастная!
- Почему я шучу? Ты симпатичная, и все в тебе есть. С чего бы вдруг тебя не любить?
- Потому что меня никто больше не хочет! - в отчаянии пролепетало юное создание.

- Вот как? - изумился Эльмар, постигнув суть происходящего. - А я думал, вы будете рады отдохнуть.
- Я уже отдохнула. И я теперь не знаю, что делать! Я никому не нужна!
И Гала снова зарыдала.
- Ну-ну, не плачь! - Эльмар погладил ее по темноволосой головке. - Так уж и никому? Вот мне, например, так очень даже нужна.
Он сказал это и тутже понял, что юное создание восприняло его слова слишком буквально.
- Тогда почему ты меня не целуешь? - простодушно сказало оно.

Эльмар растерялся.
- Потому что я женат, - сказал он, наконец.
- Твоей жены здесь нет, - возразила жрица поцелуев и прочего.
- Но я хочу к ней вернуться.
- Значит, ты врешь, что я тебе нравлюсь, - вздохнула делегатка от девиц. - Я ведь не требую остаться со мной навсегда. Я всего лишь игрушка для мужчин. Подержанная, брошенная игрушка.
И слезы снова покапали из глаз Галы.

Что оставалось делать Эльмару? Естественно, осушить эти слезы. В конце-концов он был мужчиной и не видел ничего зазорного в том, чтобы пользоваться услугами женщин определенного поведения. Если он не изменял Рябинке все эти годы, то лишь оттого, что круг, в котором он вращался, не допускал легкого флирта, а слоняться по публичным домам ему было элементарно некогда.
Как бы там ни было, Гала осталась у него ночевать. Утром он ей сказал:
- И тебе не противно обнимать такого старика, как я?

- Вовсе ты не старый, - возразила юная любительница ночных забав.
- Конечно. Всего в два раза тебя старше, не так ли?
- Какой смешной! - был ответ. - Уж не хочешь ли ты сказать, что тебе за сорок?
- Угадала.
- Ты шутишь? А хоть бы и так. Я никогда бы не дала тебе столько. И мне все равно. Я буду приходить к тебе, можно?

- Можно, - кивнул Эльмар. - Но при одном условии.
- Ну? - выразила кокетливое удивление Гала.
- Ты не будешь больше кидаться на шею всем подряд. Либо ты спишь со всеми подряд, но не со мной, либо со мной, но больше ни с кем. Я не из тех, кто готов делить свою женщину с кем бы то ни было. Уяснила?
- Угу, - зарделась от удовольствия Гала. - Но если ко мне будут приставать?...
Она вдруг испугалась такого предположения.
- Никаких «если». Дай отпор. И скажи мне. Если ты не поддашься, я смогу тебя защитить. Договорились?
- Угу.
- И еще. Постарайся не афишировать наши отношения. У меня нет желания стать всеобщим утешителем. И пригласи сюда своих подружек. Я, кажется, придумал, как поднять вам настроение. Ну, беги.

Девочки явились буквально сразу, ровно через столько минут, сколько потребовалось Гале, чтобы добраться до большого дома и назад.
- Вы хотя бы позавтракали? - удивился Эльмар.
- Нет, - дружно замотали они головами.
- Ну, идемте.
Он закрыл дверь за ними на засов и провел их за собой.
Никто из девчат, кроме Галы, в клубе еще не был, а она находилась тогда не в таком состоянии, чтобы глазеть по сторонам. К тому же встречена она была Эльмаром без всякого парада, да и проводил он ее весьма скромненько. Сейчас же он включил подсветку в вестибюле, и девчонки были совершенно очарованы красотой, видеть которую им в их тяжелой беспросветной жизни еще не приходилось.

- Сюда! - показал Эльмар на арку, ведущею в библиотеку.
Там он поставил на стол самовар, принес пять чашек с блюдечками, заварочный чайник. И скомандовал:
- Пока самовар закипит - осваивайтесь, девочки.
Сам же сделал еще несколько заходов к себе в кабинет. Он принес две вазы с печеньем и конфетами, четыре глубоких тарелки с бутербродами, причем отсутствовал каждый раз примерно столько, сколько потребовалось бы любой хозяйке, на которую внезапно свалилось некоторое количество гостей. Последнее блюдо было водворено на стол ровно к тому моменту, когда закипел самовар.

- Присаживайтесь, девочки, - пригласил он ошеломленных девиц, когда посчитал, что пора. Девиц ошарашили не лакомства, каких они сроду даже не нюхивали (Эльмар опять-таки воспроизвел кое-что из рациона экспедиции на Лиске). Их поразило, что Эльмар все делал руками. Последним его деянием было священнодействие вокруг заварочного чайника. Художник достал из кармана пакетик с черной сушеной травкой, засыпал содержимое в чайник и залил его кипятком на две трети.

- Пока чай настаивается, наваливайтесь на бутерброды. Между прочим, я тоже еще не трапезовал. И злой, как пантр. Рр… -
И Эльмар щелкнул челюстями, изображая голодного хищника.
Это было очень смешно. Ася, четвертая из девочек, невольно фыркнула, и это разрядило напряжение. Все заулыбались и приступили к угощению. А когда Эльмар добавил в чайник кипятку, тонкий аромат разнесся по комнате.

- Что это? - спросила Яна.
- Натуральный чай, - пояснил Эльмар. - Самый популярный напиток во Вселенной. Некоторые пьют его прямо так, несладким. Но по-моему, с конфетами вкуснее. Дегустируйте.
Это было только начало. Когда раздался стук в дверь, сигнализируя о появлении очередного заказчика, Эльмар встал и, открыв засов, громко, чтобы девчонки слышали, произнес:
- Я занят.
И, вернувшись в библиотеку, добавил:

- Я табличку повесил, теперь нам не помешают. Кому добавки?
Трапеза подошла к завершению. Он сказал:
- Ну девочки, теперь поговорим. Какие у нас проблемы?
Девочки переглянулись. Все проблемы почему-то вдруг показались им мелкими и ничего не стоящими. И это было вполне понятно.
- Гала мне рассказала, что вы остались недовольны тем, что я якобы лишил вас работы, - проговорил Эльмар мягко. - Признаться, я очень удивлен. Я-то рассчитывал вас порадовать.

- Мы приехали сюда подзаработать, - объяснила Яна.
- Вот как? И много вам удалось поддобыть монет?
Девочки опустили глаза.
- Зачем смеяться? - резко сказала Яна. - Сам знаешь, мы отрезаны от мира, откуда здесь монеты?
- И впрямь, - согласился Эльмар. - Тогда зачем стараться?
- Нас кормят.
- Неужели? А, по-моему, это вы до недавнего времени кормили всех.
- Продукты были не наши.

- Продукты были общие, и дальше будут. Девочки, вы мне не нравитесь. Посмотрите на себя, до чего вы себя довели. Какой занюханный, затасканный у вас вид. Вы опустили себя до того, что позволяете обращаться с собой как с вещами. Не удивительно, что вас сменили на манекены. Чем вы от них отличаетесь?
- О! - враждебно произнесла Яна, отодвигая тарелку с недоеденным бутербродом. - И что ты нам предлагаешь?
- Перестать плакаться и ныть. Я бы на вашем месте воспользовался моментом и вспомнил, что мужчину влечет к женщине не только то, что есть у манекена.

- О! - сказала Ася.
Но это «О!» было совсем иным, чем у подруги.
- И что же?
- Тем, что вы - люди. Каждая из вас - человек. И кроме лица, фигуры и прочего обладаете сердцем и набором замечательных мозгов. Вспомните, чего мужчине не хватает в мужском обществе, и дайте ему это. И он - ваш.
- Легко сказать, - заметила Нетта, Галина напарница, которая до сих пор держалась в тени.
- Конечно, ничего не сваливается с неба. Но все зависит только от вас. Могу дать пару уроков, если интересуетесь.
- Интересуемся.

- Тогда встали и подойдем к зеркалу. Начнем с внешности. Что вы видите?
- Ну, лица
- Нет, обильную косметику. Фальшь. Фальшивые ресницы, фальшивые локоны. Словом, манекены, только в худшем издании. Предлагаю смыть эту грязь и посмотреть на себя заново.
Сделав паузу, он добавил:
- Если возражений нет, здесь есть душевая и то, что потребуется. Между прочим, все по первому разряду. А свои лохмотья выкиньте в мусорную корзину. Отныне вы будете одеваться только во все красивое, изящное, самое лучшее.

Эльмар знал, чем поражать. В раздевалке на полке стояли несколько сортов шампуня, лежали мочалки в упаковке, висели свежие полотенца. И четыре шелковых халата: алый, синий, желтый и снежно-белый. Чтобы не вышло спора, на каждом халате висела бирка с именем той, для кого халат предназначался. Здесь же в раздевалке были щетки для волос, несколько расчесок и сушилки для девичьих шевелюр.
Пока девочки приводили себя в порядок, художник убрал со стола, перемыл посуду. К возвращению «клиенток» на столике лежало несколько журналов мод.

Девочки ушли от него совершенно преображенными. На крыльце Эльмар, как бы только что вспомнив, спросил:
- А почему вы не переедете из вашего барака?
- А можно? - робко поинтересовалась Ася.
- Конечно. Пора кончать эту богадельню. Вы не обязаны выносить грязь после их попоек. Скажите Алеку, пусть выроет котлованы для фундамента и прочего.
- Он не захочет.

- А вы включите свое женское обаяние и попросите. В случае чего есть еще я. Мне тоже приходилось обращаться с соответствующим оборудованием. В общем, если надумаете, жду вас завтра в приемные часы.
А после обеда Эльмар направился к Алеку.
- Почему бы нет? - усмехнулся Алек. - Подойдут - выкопаю.
- Ты запомнил, что яму под фундамент надо будет сделать глубокой, не меньше полутора метров?
- Да понял я, не настолько я туп, как тебе кажется.
 
[^]
ЯКассандра
2.04.2020 - 00:09
3
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3301

  
Преображение

После генеральной приборки большого дома и вселения в собственные квартиры Эльмар собрал девочек и сказал:
- С меблировкой особенно торопиться не будем. Подождем, пока у вас не возникнут собственные идеи. А пока - за вами должок. Алек завалился с уборкой фруктов. Ну как, поможем, девочки?
А парням за ужином сказал:
- Девочки переехали. Убирать за вами больше некому. Если намерены сохранить за собой помещение - наводите порядок сами.
- Как так? - вскочил Мик.
- Как хотите. Можно по очереди.

Алек усмехнулся.
- Можно подумать, мы не в состоянии помыть каждый за собой тарелку, - произнес он с деланной ленцой.
- Вот и отлично. А то мне уже начало казаться, что вы вообще не способны обходиться без нянек.
И ушел. Завтра ему предстояло отвести девушек в северный сад и для начала предложить оборвать всю позднюю вишню. Там было с пяток таких деревьев. А затем, когда с вишней было покончено и они переключились на сливы с абрикосами, он сходил за Алеком и зачем-то передал ему четыре ящика. Алек поставил ящики на грузовик и увез их.

Так промелькнуло еще несколько дней. Наконец, Эльмар объявил об окончании помощи начинающему садоводу и пригласил девочек снова к себе. В библиотеке на столе, сияя красочными обложками, лежало несколько симпатичных книжиц. Эльмар раскрыл одну из них и протянул Нетте:
- Читай, - сказал он.
- “Путь к сердцу мужчины лежит через его желудок”, - прочитала она. - Что это значит?
- Это значит, что домашняя пища должна чем-то отличаться от ресторанной. К вам придут гости. Чем вы будете их угощать?
- Мы умеем, - робко напомнила Ася.
- Да, знаю. Кое-что, лишь бы набить брюхо. У каждой хозяйки должно быть свое, фирменное блюдо. Короче, сегодня мы занимаемся консервированием. Добро пожаловать за кулисы нашего буфета.

Вот так он дрессировал девочек. Между делом, потихоньку, ему удалось внушить им, что самая лучшая для них сейчас тактика - полностью отделиться от мужчин, не замечать их и общаться только между собой. И Алеком, если возникнут проблемы.
- Они образовали свой мужской клуб - вы образуйте свой, девчоночий. Ходите друг к другу в гости. Вы - свободный народ.
- А если они сами придут? - улыбнулась на все тридцать два зуба Ася.

- Девочки, по-моему, вы называли себя профессионалками. Ваше право поступить, как вы найдете нужным. Но право, а не обязанность. Вы должны сами назначать себе цену.
- Но у них нет денег, - напомнила Яна.
- Разве деньги - это единственная ценность? А хорошее настроение? А помощь в делах? Да мало ли чего, мне ли вас учить? Только не разменивайтесь на пустяки вроде духов и барахла. В этом магазине (Эльмар взмахнул рукой, демонстрируя обширность предполагаемого магазина) вы можете совершенно бесплатно взять все, что пожелаете.

- А если они силой?
- Скажете мне. Мы вместе придумаем, как поставить их на место. Кстати, придя домой, не забудьте заглянуть в свои подвалы.
- Мы уже заглядывали, спасибо, - сказала Нетта, сморщив носик.
- Не меня благодарите, а Алека. Я его попрошу, пусть он вам сахару подкинет для варенья. Только ведь долг платежом красен. Если он вас о чем-нибудь попросит…
- Алек? - снова широко улыбнулась Ася. - А ему и просить не надо…
Девушки дружно фыркнули и отвернулись, пряча усмешки.
- Вы все об одном? - изобразил укоризну Эльмар. - Вот и воспитывай после этого молодежь…

Скоро девочек было не узнать. Куда только девался их измученный, издерганный вид! Они посвежели, расцвели, и даже походка у них изменилась. На глазах у изумленной мужской публики они, под смех и шутки убрав огороды, устроили на верандах своих домов посиделки. Посиделки веселые, с танцами, песнями. Иногда и Эльмар приходил к ним. Правда, танцев он не любил, по обычаю ленивой мужской натуры, зато пел под струны инструмента, по тембру напоминавшего старинную гитару, песни, привезенные им из Большого Космоса. Особенно нравилась девочкам одна, со строчкой на неизвестном языке Тьеры:

Е лали ран, кабго мудже, чоле да…
Юность – рубин, хмельной напиток она…
Пей, пока он в твоих руках.
Пей до дна свой бокал!
Пламя и лед, нектара суть он вобрал…

- Спой, спой еще раз! - просили девочки.
И Эльмар выводил:

Что не выпил - не допить тебе,
Здесь, взгляни, не вода!
Нас назад не возвратить судьбе
Ни за что, никогда!
Милый, взгляни, сверкает он словно лал!

Будет в цвет рубина вновь вино
Пениться и играть.
Только будет не твое оно
И бокал не достать.
Чист твой настой, он словно горный кристалл!

Друг! Если молод - слезы зря не лей,
Пей до дна жизни цвет!
Пей до дна бокал весны своей!
Пей, он твой! Завтра - нет!
Юность - рубин, хмельной напиток она!
Е лали ран, кабго мудже чоле да!

Но это был, так сказать, отдых, развлечение. Эльмару нравилось петь и нравилось быть в центре внимания. Когда же девочки приходили к нему, он вел себя с ними совсем иначе. Он учил их бальным танцам - просто так, для развития координации движений, - шитью, рисованию, искусству рукоделия. Он учил их разнообразить свою внешность самыми простыми приемами, в том числе и макияжу. Он также обучал их искусству легкого, ни к чему не обязывающего флирта, умению поддерживать в гостях хорошее настроение.

Времени у девочек был избыток, и они все постигали с полунамека. Очень скоро между ними стало цениться не взятое готовым «в магазине», а сделанное лично, самостоятельно. Они хвастались своими достижениями друг перед другом, и посиделки превратились в замаскированную форму своеобразного соревнования между ними. И еще это была тайная борьба за внимание Алека.
Сначала парни лишь презрительно наблюдали, как ‘’копошится курятник’’. Но постепенно звонкий дружный смех, задорный девчоночий труд под руководством Алека или Эльмара и действительно независимый вид начали вызывать в них затаенную зависть. Девочки не притворялись. Им в самом деле было хорошо. И чем лучше становилось слабой половине населения Катрены, тем хуже чувствовала себя так называемая сильная.

Парням было скучно. Непробудная лень, которой они подчинились, сделала их существование бессмысленным. Если в общем доме они кое-как поддерживали порядок, то ничто не заставляло их делать то же самое в своих домах, и большинство из них приобрело тот неопрятный и захламленный вид, который сразу выдает обиталище мужчины, лишенного женского внимания.

Целыми днями они резались в карты или в какую-нибудь другую самодельную азартную игру, проигрывая иной раз с себя все, кроме нижнего белья. Потом они брели к Эльмару и просили одеть их заново. Эльмар придирчиво смотрел на бланк заказа и отдавал на доработку, если рисунки ему не нравились. Впрочем, чаще всего до такого не доходило: играть на вещи на острове было неинтересно, ими никто не дорожил. Играли чаще на очередность уборки или другие дела. Но все это было до отупения однообразно и давно перестало приятно возбуждать нервы.

Наконец парни сдались.
- Чегой-то девки совсем зазнались, - уныло проговорил как-то вечером бывший адъютант бывшего атамана банды.
Из окон столовой большого дома были хорошо видны четыре домика на противоположном берегу пруда, в одном из которых в тот вечер собрались девочки.
- Пора поставить их на место, - продолжил он уже решительнее. - Пошли, братва.

Всем кагалом парни направились к объекту их устремлений. Точно также гурьбой они вломились в дом. Было уже темно, и девчонки не сразу постигли, что военные действия начались. Только когда раздался топот шагов на крыльце и грохот открываемой двери, Гала слабо пискнула:
- Ой, девочки, задержите их!
У нее на запястье были ручные часики, подарок Эльмара. Выдвижением особого шпенька часы превращались в мини-радиотелефон, настроенный на одну-единственную волну. Пара к этим часикам находилась у Эльмара, а, значит, подать ему сигнал было пустячным делом.

Яна вышла в прихожую.
- Разувайтесь, - сказала она непрошенным, хотя и давно ожидаемым гостям, стараясь придать своему голосу столько высокомерия, сколько сумела.
Она включила свет в коридоре и заранее отработанным жестом пригласила гостей в зал. Остальные три девочки, успевшие прийти в себя и принять равнодушный вид, сидели на диванчике и что-то вышивали, каждая свое. Яна тоже села, взяв рукоделие.
- Мы вас слушаем, - произнесла она с важностью.
У парней просто язык отобрало от такого нахальства.
- Может, присядете? - предложила как ни в чем не бывало хозяйка дома. - Девочки, не поставить ли чаю?
Но чаю парням не хотелось - что это такое, они не знали.

- Мы пришли напомнить вам, для чего мы вас сюда привезли, - многозначительно заявил Мик.
- Да? - изумилась хозяйка дома. - И для чего же?
- Чтобы вы нас развлекали.
- А нам показалось, что вы прекрасно развлекаетесь без нас, - подала голос Нетта.
- Вам только показалось. На самом деле это потому, что вы нас покинули, - цинично усмехнулся Мик.
- Неужели? Тогда почему вы перед нами стоите? Почему до сих пор в верхней одежде? Если вы пришли в гости, и мы вас пустили, ведите себя прилично.

Парни не поверили своим ушам.
- Чего-чего? - процедил сквозь зубы Мик. - Ты чего о себе вообразила? А ну-ка, хватай их, ребята!
Эльмар весь этот полилог прекрасно слышал. Он попросил Галу не выключать связь и уже мчался к дому Алека, которого в тот вечер среди теплой компании не было. Алек постиг ситуацию с пол-оборота и рванул за ним. Когда они подбегали к месту действия, их слух улавливал уже не только голоса, но и крики, причем звуки неслись не только из прибора на руке Эльмара, но и из окон Яниного домика. В общем, было ясно: прибыли они вовремя.

- Что тут у вас происходит? - с самым невинным видом поинтересовался Эльмар, разрушив таким образом идиллию громкой и несколько излишне оживленной сцены.
Алек смотрел через его плечо и пытался за гримасой недовольства спрятать улыбку. В самом деле, открывшаяся перед ним картина позабавила бы любого непредвзятого зрителя. Яна стояла на столе и вопила: “Не подходи, убью!” В руке у нее была длинная спица и клубок ниток для вязания. При виде Эльмара она затихла.

- И чего ты лезешь не в свое дело? - обернулся к нему Мик. - Девчонки наши, и что мы хотим с ними, то и делаем.
- Мы не ваши, мы свои собственные, - выпалила Яна, спрыгивая со стола.
- Девочки находятся под моей защитой, - спокойно объяснил Эльмар. - Закон № 3.

- Кого ты защищаешь? - взвизгнул Мик. - Это же проститутки!
- Знаю. В курсе. Только при чем здесь насилие? У них товар, вам он нужен. У вас есть язык, выясни цену и имей на здоровье. Так, девочки?
- Так, - сказала Яна.
- Ася? Нетта?
- Не возражаем.
- Гала?
- А я сразу говорю: ко мне не подходите. Мою дверь считайте забитой.

- Ох! - насмешливо сказал кто-то из бандитов. - Знаем, к кому ты бегаешь по ночам.
Гала беспомощно вскинула на Эльмара свои бездонные глазищи.
- Это ее право, - сказал он невозмутимо.
- Право? - опять взвился Мик. - Ты подсунул нам кукол, а сам окрутил наших девок? Теперь мы должны выпрашивать у них то, что раньше имели, только свистни? На колени перед ними вставать, как перед принцессами?
- Меня не интересует, каким способом вы собираетесь добиваться их благосклонности, лишь бы с их стороны возражений не поступало. А кто станет приставать к Гале, будет иметь дело уже не с законом, в со мной лично. Прошу очистить помещение.

Алек смотрел на эту сцену и усмехался. Ему-то не надо было перед девчонками становиться на колени, он пользовался их благосклонностью просто постучав к любой из них в дверь.
- Неужели ты втюрился в нашу Галку? - недоуменно поинтересовался он у Эльмара, когда инцидент был исчерпан, и вся мужская половина населения острова расползлась по своим домам. Они с Эльмаром последними покинули обитель Яны и были на полпути к апартаментам Алека, мимо которого проходила дорога к клубу.

- Я люблю свою жену, - ответил Эльмар хмуро.
Алек был из поколения, которое не очень четко знало подоплеку космических приключений Эльмара.
- Так ты женат? - спросил он. - Вот так штука! А Тод об этом помалкивал! Рябинка, да? Хотел бы я на нее взглянуть.
- Ты ее видел. Она точная копия Инки.
- Женщины Тода?
- Почему ты так говоришь?
- Потому что так ее называл Тод: “Моя женщина.” А ты хитрый, Эльмар!
Эльмар не был хитрым. И ему совсем не понравилось, что боль его души, венец его творения, его шедевр, за создание которого он некогда жестоко поплатился, в глазах кого-то был всего лишь «Женщина Тода».
 
[^]
ЯКассандра
2.04.2020 - 00:10
3
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3301

  
Воскрешение

Эльмар вряд ли бы стал так безмятежно развлекаться с четырьмя девицами, если бы знал, что его Рябинка еще совсем недавно находилась от него близко-близко. И что даже теперь путь к ней измерялся не парсеками, а километрами. Что она погибала от горя, думая, будто он, Эльмар, ее забыл.
Да, если бы он только ведал, какая ничтожная малость отделяет от смерти единственную женщину, которую ему было суждено любить и в разлуке, и держа в объятиях, тогда бы он сказал Алеку со товарищи: “Извините, дорогие, у меня свои проблемы.” Но Эльмар о Рябинке известий не имел, и даже подозрения у него не возникало, что не на Инку он глядел сумасшедшим взором, сидя со связанными руками под дулами огнемета. Он не поверил своему сердцу, и сердце его замолчало.

Конечно, если бы Рябинка, лежа на больничной койке, начала мысленно призывать его, как это обожают приписывать человеческому страданию любители разной мистической чертовщины, может, до утонченной натуры бывшего художника с киностудии что-нибудь бы и донеслось. Но Рябинке было не до испускания из себя телепатических лучей. С Эльмаром, с его любовью она простилась, и ей стало после этого все безразлично. Тем более перестали волновать ее переживания о том, что станется с ней лично.

Она была практически без сознания, когда попала в больницу Солнечного. Лерка, бывший “лесной бог”, сдал ее на руки медсестрам и исчез, ничего не объяснив. Главврач, он же доктор Мартин, которого немедленно вызвали в приемный покой, признал в пациенте Инку, и под этим именем нашу героиню поместили в отдельной палате.
- Полный покой и добросовестный уход, - прописал Мартин основное лекарство. - Сильнейшее нервное истощение, поэтому никаких контактов с внешним миром вплоть до моего личного распоряжения.

Вот Рябинку и лечили соответственно. Бульоны, жидкие каши, комплекс витаминов, плюс к тому месяц полнейшего одиночество позволили ей немного ожить и даже начать передвигаться по палате. Но непонятный кашель, открывшийся у нее после поединка с Тодом, продолжал надрывать ее легкие и вовсе не собирался оставлять их в покое.

Кашель обычно начинался внезапно, на горле, с легкого покашливания и вроде бы должен был на этом делать стоп, как полагалось каждому порядочному кашлю. Но вместо этого он длился, длился и усиливался, пока все Рябинкино тело не начинало содрогаться под натиском яростного, неумолимого приступа. Добившись своего, то есть боли, кашель покидал Рябинкино измученное туловище и внезапно отпускал до следующего своего коварного прихода. Предугадать его появление, тем более купировать начавшийся приступ было совершенно невозможно. Ни таблетки, ни микстуры, ни уколы не помогали. Даже бабушкины народные средства оказались бессильны.

К концу второго месяца у Рябинки начало болеть горло. Тогда кашель переместился ниже, в трахею, а затем перебрался к бронхам. Все в груди Рябинки начало болеть, вот тогда-то призрак близкой смерти и замаячил где-то от нее вблизи. Рябинка знала, что подобный кашель обычно завершается кровохарканьем, и - все. Словом, исход летальный, по медицинской терминологии. Судя по тому, как жалостливо поглядывали на нее нянечки, когда думали, будто одинокая больная уснула, персонал больницы тоже ждал печального исхода.

Надо было что-то предпринимать. Но что именно? Если бы не слабость, Рябинка давно сбежала бы из больницы, но она чувствовала себя совершенно опустошенной. Ей владела апатия, и никого не хотелось видеть. Даже Доди. Она была абсолютно уверена, что ребенок находится в надежном месте, и о нем прекрасно заботятся. Так сказал ей Таиров. Чего еще? Требовать ребенка сюда, чтоб он любовался, как его мама медленно и тяжко умирает? Лучше ему про это ничего не знать!

И Эльмара она видеть не хотела. Зачем? Он уже выразил свою волю: сказали же ей, что он женат и вполне удачно. Права была бабушка, когда отговаривала ее от этой поездки, и зря она, дуреха, на что-то надеялась, зря тащила с собой сынишку, мечтая показать его отцу. Как же! Нужны они оба кому-то на этой проклятой планете!
Нянечек Рябинка едва выносила, а на медсестер и врачей смотрела пустым, ничего не выражающим равнодушным взором. Мартин был прав: даже видеть человеческое обличье было для Рябинки глубоко противопоказано.

На исходе третьего месяца, когда боль в груди стала просто жгучей, Рябинка вынырнула из апатии. Может, она и не прочь была помереть, но кашель до разрыва альвеол никому не способен показаться оптимальным вариантом дороги в небытие. Ей поневоле вспомнилась такая штука, как аутотренинг, о котором она как космонавт знала вполне достаточно.
И в самом деле. Прежде чем получить летные права, она проходил краткий курс занятий по управлению своей психикой от саморазрушения в условиях одиночества или внезапной аварии. Это диктовалось жестокой необходимостью: космос не прощает ошибок, и слабонервным за пультом управления летсредством в нем места нет.

До сих пор Рябинке не приходилось пользоваться полученными знаниями, по крайней мере, сознательно, но тестирование после окончания курса она прошла успешно, следовательно, шанс был. Тоненький мостик размером в одну соломинку протянулся из трясины мучительной гибели до берега надежды, и измученный организм Рябинки за эту соломинку ухватился.
Вот как она начала с кашлем бороться. Первое, что она постаралась сделать, это вернуть кашель туда, откуда он начал свой путь, то есть на горло. Содрогания голосовых связок и гортани были не менее мучительны, чем содрогания бронхов, однако жизни не угрожали. По крайней мере, таково было невежественное мнение Рябинки, а у врачей она брать консультацию не захотела.

Как бы там ни было, но у нее это получилось, и первый успех придал ей уверенности. Вторым шагом и был аутотренинг. Если до сих пор она чисто физически старалась кашлять не грудью, а горлом, то теперь включила в действие словесное внушение. “Кашель уходит, кашель становится тише,” - повторяла она себе во время приступа. До некоторой степени это помогало, хотя и не сказать, чтобы слишком.
Так прошла неделя. Рябинка совсем измучилась и уже было собралась сдаться на милость болезни, но тут ее память снова выдала ей нечто полезное. Это нечто называлось “переключение рефлексов”.

Горло следовало чем-то занять, пока Рябинкино сознание будет бороться с кашлем. Ему следовало чего-нибудь подсунуть. Вкусненькое. Сладкое. Долгоиграющее. Короче, леденцовую карамель. Ментоловую, например.
Через неделю кашель был почти забыт, однако новая напасть свалилась на нашу космонавтку. Совершенно неожиданно при полном отсутствии каких-либо эксцессов у нее заболело сердце. Болит и болит. Приступами. Как раньше кашель. Обследование снова ничего не показало, а только пульс - 90. С чего бы вдруг? И пришлось Рябинке вновь пошевелить мозговыми извилинами.

Она постаралась вспомнить, с чего начинался приступ. Увы, как ни отгоняла о от себя Рябинка такое открытие, но, оказалось, что после мыслей об Эльмаре. Стоило ей подумать, что у него где-то здесь есть другая женщина, стоило вспомнить, что при выходе из больницы ее ждут хлопоты о разводе - и было достаточно.
Рябинка осознала это и ужаснулась.

“Что же ты творишь? - сказала она сама себе. - Неужели собираешься отдать концы только из-за того, что какой-то жалкий попрыгун взмахнул крылышками и улетел собирать мед на другое поле? Возьми себя в руки. Переключи внимание. Вон там в углу стоит телевизор. Ты за все три месяца хоть раз на него взглянула? Не подойдут программы - материализуй видеопроигрыватель и смотри то, что пожелаешь. Подохнуть из-за мужика - большей глупости нельзя себе и представить!”

Решено - осуществлено. Телевизор был включен тотчас же. А на следующий день при врачебном обходе она заставила себя заговорить с медсестрой:
- Где располагается клиника, в которой я лежу?
- Это Солнечный, - улыбнулась медсестра. Она, как и все в больнице, обрадовалась, найдя пациентку в ожившем состоянии.
- Значит, доктор Фот должен у вас работать.
- У нас их двое. Который именно?
- Мартин. Он знает, что я здесь?
- Ему докладывают обо всех пациентах.
- Тогда почему он ни разу не подходил?
- Он приходил, когда ты была без сознания.
- Скажите ему, что я очень прошу его прийти.
- Обязательно передам. Что-нибудь еще?
- Пару бестселлеров, если можно.

Бестселлеры лечебного эффекта на Рябинку не оказали. Она ненавидела триллеры, ей не доставляло эстетического удовольствия смакование подробностей чьих-то смертей. А уж когда виновником безобразий объявлялся могучий, тогда и вовсе ничего кроме раздражения она не ощущала.
Зато Мартину она обрадовалась от души.
- Как наши дела? - заботливо поинтересовался он, приблизившись к ее кровати. - Мы начали оживать, говорят?

- Да, все в порядке, - ответила Рябинка, хватаясь за сердце.
Вид друга Эльмара напомнил ей о ее потере.
- Знали бы вы, как я счастлива Вашему приходу! - продолжала она, отгоняя грустный призрак. - Как Марие? Расскажите!
- У нас все замечательно, - отвечал Мартин мягко, несколько удивленный тем, что Инку интересуют дела его семьи. - Доди совсем освоился. Он пошел в школу вместе с моим Элькой и Мариевой Диной. Старается.

- Значит, он у вас? А я думала, его отправили в интернат. Вы уж простите меня за то, что мы доставили вам столько беспокойства. Он мальчик непоседливый, я ведь знаю. Вы его не балуйте, пожалуйста, и если он вам в тягость - скажите сразу. В крайнем случае, я возьму его сюда, в палату. Конечно, если это в принципе возможно...

Рябинка смутно осознавала, что несет чушь, но не могла остановиться. Она чувствовала стыд оттого, что не желает вновь погружаться в суету окружающего мира со всеми его сложностями и норовит остаться в больнице подольше. Что она, в сущности здоровая особа, занимает отдельную палату с дорогостоящим койко-местом, пользуется вниманием медперсонала и бесплатным обслуживанием, не говоря уже о спецпитании. И она продолжала лепетать нечто вроде:
- Когда он вам надоест, Вы мне скажите…

Рябинка не знала, какое удручающее впечатление на любого медика способен был произвести лихорадочный блеск ее глаз и эта рука, словно примагнитившаяся к левой половине грудной клетки. Возбуждение, сменившее апатию, Мартину вовсе не понравилось. И пульс, упорно державшийся на отметке за девяносто вызывал в нем тревогу. До выздоровления его пациентке было далековато, если не сказать большего. А она явно рвалась на выписку. Даже о ребенке вдруг вспомнила впервые за три месяца. Ведь чужой он ей, а изображает мать…

Как бы там ни было, пациентку необходимо было немедленно успокоить. И он мягко, ровно, привычным врачебным тоном произнес:
- Что ты, красавица ты наша, Доди очень интересный ребенок. Все в нем души не чают. Они с Элькой - не разлей вода.
- Его можно сюда пускать?
- Можно, но лучше пока не нужно. В его возрасте посещение больницы может кончиться истерикой. Да и тебе, милочка, длительные свидания пока не показаны.
- А короткие?
- Короткие тем более. Подождем с недельку.

Неделька растянулась на месяц. Рябинка не подозревала, что Мартин специально тянул время, думая, будто действует в интересах мальчика. Он был уверен, что ребенок не ее, и хотел постепенно вытеснить из памяти Доди привязанность к “маме Ине”. Он по опыту знал, что женщины любят приемных детей лишь до тех пор, пока не встретят мужчину, с которым захотят вступить в брак. Ребенок в подобных случаях внезапно оказывается лишним, со всеми последствиями.

Другое дело, если бы ему некуда было деваться, но здесь ситуация была иной. Ребенок был из тех, на каких всегда есть спрос. Его присутствие не нарушило ничего серьезного в Мартиновом доме. Наоборот, когда Доди и Элька играли вместе, Мартин почему-то становился спокоен за сынишку.
Да что там говорить: за все лето, проведенное с детьми на даче, Ниночка впервые не пожаловалась ему, что устала от их шума и криков. Все пятеро дружной стайкой передвигались компактно и ни к кому из взрослых не приставали. Они даже на огороде пытались помогать, чего раньше от них было не дождаться. Мальчик знал множество игр и историй и был жутким фантазером.

Вот из-за всего этого Мартин считал крайне нежелательным вновь вручать ребенка Инке. Инку он и прежде-то не любил, считая ее виновницей всех бедствий Эльмара. Теперь он боялся, что она искалечит жизнь еще одному человеческому существу. Ребенок и без того казался ему несколько странным, его излишняя деловитость и независимость порою просто пугали. Нельзя было не заметить его глубокую ранимость и впечатлительность. В общем, Мартин мечтал сам усыновить предполагаемого отпрыска Эльмара. Ниночка тоже была не против, он ее об этом уже спрашивал.

И вот теперь нарушить эти планы? Расстроить нервы ребенку ради прихоти особы, которая за три месяца ни разу не поинтересовалась его самочувствием? Чтобы ребенок ушел от нее в слезах и снова начал по ночам звать маму? Нет, конечно же, психику ребенка необходимо было поберечь!
Только когда просьбы пациентки стали слишком настойчивыми, он решился сказать Доди, что “тетя Ина” находится совсем рядом и можно у нее побывать. Однако, как он и предполагал, ничего хорошего из этого не вышло.

Мальчика пропустили в палату и закрыли дверь. Сквозь стекло было видно, как мальчик бросился на шею женщине, и она, с совершенно отрешенным взглядом гладя его по голове, что-то заговорила. Вдруг слезы покатились у нее из глаз, и она начала судорожно целовать ребенка. В результате малыш зарыдал… В общем, зрелище было ужасное.
Но то, что малыш произнес по дороге домой, оказалось еще неприятней:
- Мама сказала, что мы скоро поедем к бабушке.

“Начинается, - подумал Мартин с раздражением. - Этого и следовало ожидать. Приучила к себе ребенка, а теперь собирается бросать его. Бездушная кукла, что с нее возьмешь?“
Но, разумеется, вслух он этого не сказал, просто спросил:
- А как же школа? Как же Элька и Дина? Тебе не понравилось у нас?
- Понравилось. Но мама сказала, что нам пора. Не следует злоупотреблять гостеприимством чужих людей.

Слово «злоупотреблять» Доди выговорил с большим трудом. Но видно было, что ему хочется выглядеть солидным и взрослым.
- Ты нам совсем не чужой, - возразил Мартин. - И как же папа? Ведь ты хотел его найти?
Ручонка мальчика дрогнула в большой ладони Мартина.
- Мама сказала, что он нас бросил, - печально проговорил он, и предательские слезинки упали на воротничок его новенькой курточки, заботливо вышитой Марие.

- Ну-ну, держись, ты же мужчина, - строго сказал Мартин. - Ты подожди уезжать, не торопись. Мы что-нибудь придумаем. Я сам поговорю с тетей Иной. И дядю Эльмара попросим, чтобы он нам помог.
Некоторое время малыш молча шел рядом с ним, иногда, впрочем, шмыгая носом. Вдруг он дернул Мартина за рукав и спросил:
- Дядя Мартин, а где сейчас дядя Эльмар?
Мартин, занятый своими мыслями, машинально ответил:
- У бандитов.
Если бы он знал, к каким последствиям приведут его необдуманные слова, он бы сказал что-нибудь другое.

(продолжение будет завтра)

Это сообщение отредактировал ЯКассандра - 2.04.2020 - 00:11
 
[^]
pro100tak
2.04.2020 - 00:55
1
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 3.12.10
Сообщений: 215
ЯКассандра
Ещё пожалуйста!
 
[^]
balsar
2.04.2020 - 09:51
1
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.05.08
Сообщений: 1421
Вот и славненько.
Мне приглянулись эти герои.
Вызывает переживания.
 
[^]
ЯКассандра
3.04.2020 - 00:12
4
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3301
(Обещанное продолжение)

  
Эльмар бесстыдно лжет

Последствия женского равноправия, так решительно объявленного Эльмаром, предугадать было нетрудно. Поскольку девушек было гораздо меньше, чем желающих пользоваться их благосклонностью, началась усиленная борьба за обладание ими.
Раньше, когда девчонки смотрели на себя только как на объект воздействия и даже не пытались демонстрировать, что в них есть нечто большее, чем набор примет, составляющих признаки пола, все было просто. С вещами и обращаются как с вещами: их можно дарить, ими можно меняться и пользоваться в порядке очереди. Оказалось, однако, что набор примет можно придать и манекену.

Стоило девчонкам это постичь, как оскорбленное самолюбие заставило их вспомнить, что кроме представительниц их профессии на планете существует множество других женщин, и большинство из них ухитряется не только привлечь к себе внимание мужчины, но и удержать его, порой на всю жизнь. Они задумались и соответственно себя повели.

Но самое важное, то, что каждая из них - самостоятельная личность, очень скоро поняли и ребята. Оказалось, к манекену нельзя было заглянуть на огонек. Манекен не мог шутить, смеяться, приласкать, утешить. С ним нельзя было подурачиться, и он не мог выставить на стол нечто вкусненькое и неожиданное. Наконец, манекен был всегда одинаков, он был удручающе, тоскливо однообразен… Зато он ничего и не требовал!

Естественно, никакой очередности «новые девочки» не признавали. Они очень просто могли не открыть дверь или, открыв, захлопнуть ее затем перед самым носом. Они могли надуться, обидеться и изобразить из себя подобие айсберга. Наконец, они могли заплакать и шепнуть на ушко удрученному испорченным вечером обожателю имя того, кто явился причиной их плохого самочувствия.

После целой серии мордобоев, а то и весьма свирепых драк произошло то, что и должно было произойти: Яна и Ася избрали себе постоянных кавалеров и стали жить с ними, взяв пример с Галы, которая свято хранила верность Эльмару. Только Нетта вследствие слабости характера оказалась при своей прежней профессии, и на некоторое время стабильность была восстановлена.

Нарушило хрупкое равновесие появление на Катрене новой особы женского пола. Ну а поскольку без знания секрета энергетического барьера проникнуть через него было невозможно, то любой новый персонаж на острове мог быть только из могучих.
Особа, нарушившая уединение вынужденных отшельников, вдобавок ко всему была юна и принадлежала к сторонникам самых радикальных действий против нарушителей уголовного кодекса. Она мечтала посвятить себя воспитанию подрастающего поколения, а звали ее Саной. Эльмар только долгое время спустя узнал, что заставило ее вернуться туда, где давным-давно не было ни ее друзей, ни врагов. Но Сана вернулась, и это спутало все его расчеты. О ее появлении он узнал слишком поздно и не имел возможности вовремя сориентироваться в обстановке.

Сана прилетела ранним утром, когда все еще спали. Еще с воздуха она заметила ряд домиков возле пруда и другие изменения. Это заставило ее поставить ракетку с южной стороны острова и пойти туда, куда она намеревалась попасть, пешком. Стояла поздняя осень. Теплый комбинезон с капюшоном бурого цвета с серебринкой делал Сану малозаметной на фоне изморози, покрывавшей пашню и луга. Ночной морозец, прихвативший землю, прикрытую поникшей побуревшей растительностью, оказался очень кстати. Путь Саны лежал к большому дому, и она пошла прямиком.

Зачем Сане было принимать все эти предосторожности с запрятыванием ракетки и блужданием по полям, она не смогла бы толком объяснить никому на свете. Должно быть, ее смутил сам факт неизвестно откуда взявшихся домов.
Двери большого дома оказались не заперты, но внутри никого не было слышно. Сана подошла к своей комнате и потрогала ручку замка. Закрыто. Такой пустяк Сану смутить не мог. Материализовав ключ, она отперла дверь и вошла. В доме никого не было, хотя всюду присутствовали следы того, что здание не заброшено.

Обследовав все помещения, она убедилась: новые жители Катрены были кем угодно, но не вандалами. В ее комнате ничего не было поломано, только прибавилась одна кровать и чего-то не хватало… Точно, предмета, ради которого Сана проделала весь длинный путь, на месте не было, полочка над ее кроватью была пуста. Понятно, здесь кто-то уже побывал до Саны. Кто-то, кто жил в одном из двадцати трех домов. Надо было сесть и подумать.

Что же, за последние полгода Сана привыкла полагаться на себя и свой рассудок. И с простыми людьми, если жители домиков из простых, она уже как-то приноровилась общаться без осложнений. Улетать, отказавшись от попытки вернуть себе свою собственность, Сана не собиралась. Ничто не мешало ей поговорить с теми, кто проживал в этих домах, и рыдать заранее было глупо.

Насчет самого факта появления на острове неизвестных лиц Сана решила, что, улетая в большой мир, ее друзья не закрыли за собой проход. Кто-то случайно залетел сюда, увидел прекрасное место и решил поселиться. Чему же было тут удивляться или что-то подозревать? Бездомных людей после военных действий всегда хоть отбавляй. А прекраснее Катрены не может быть места на земле. Даже сейчас, хмурым голым осенним утром Сана могла бы поклясться в этом чем угодно!

Рассудив таким образом, Сана села возле окна. Некоторое время она наблюдала за домиками возле пруда, высматривая признаки чего-нибудь тревожного, но зрелище мирной тишины успокоило ее. Сана решила пройтись, и поскольку на улице было безлюдно, а в окошках не горело ни одного огонька, то смешно и глупо с ее стороны было продолжать изображать шпионку-разведчицу.
Уже не прячась, она закрыла за собой дверь, выбралась на центральную дорогу и неторопливо пошла к площади, где стоял клуб. Сане захотелось навестить одно потаенное убежище в западных скалах, то самое, где они, крошечная горстка ребятишек, прятались после бандитского налета. Постояв возле памятника погибшим, она обогнула клуб и отправилась прямиком в заданную точку.

Неизвестно, как бы обернулось дело, если бы во всех домах действительно еще спали. Однако это было не совсем верно, кое-кто уже пробудился. И этим кое-кем оказался Алек. Он не заметил, когда Сана входила в большой дом, но зато прекрасно видел, когда она оттуда выходила и куда направилась. И вполне естественно, он заинтересовался, кто бы это мог быть. Лица в капюшоне было не видно, Алек оделся и двинулся наперерез, чтобы выяснить подноготную, кто это сумел так замаскироваться и куда спешит.

Прячась за домами, он благополучно миновал место, где ходок по центральной дороге мог бы его заметить, и довольно скоро осознал: наперерез у него не получится. Тогда, не мудрствуя лукаво, он решил пофланировать за объектом наблюдения следом.
На площади возле каменного саркофага фигурка в капюшоне задержалась, а затем пересекла скверик и последовала дальше, на противоположный конец острова. Дорога так хорошо просматривалась, что Алек даже притормозил в скверике. Но скоро фигурка скрылась в прибрежных зарослях, и ему пришлось прибавить шаг.

Еле слышный вскрик заставил его перейти на бег. Алек миновал кустарник - никого не видно. Всплеск воды подсказал ему место драмы. Алек взлетел на ближайшую скалу… По воде разбегались весьма красноречивые круги. Что-то там, внизу, барахталось и, кажется, было еще живо.
Алек скинул куртку и бросился в центр, откуда разбегались круги. Ледяной холод сразу пронзил его с ног до головы, легкие сжались, и все тело зацепенело. Тем не менее ему удалось заметить нечто конвульсивно дергающееся человекоподобного вида и размера. Ухватив это нечто поперек туловища, Алек оттолкнулся от дна и всплыл. Транспортировать находку к берегу оказалось уже проще.

Как он и предполагал, чужеродный водной стихии предмет оказался особью женского пола. От Алека не потребовалось особой наблюдательности, чтобы постичь: девушка была ему незнакома. Оттащив тело подальше от воды, Алек получил возможность разглядеть ее несколько получше, но не рискнул воспользоваться моментом: особь не шевелилась.

В голове у Алека мало что сохранилось из школьных знаний, но кое-что об оказании первой помощи он все же помнил. Например, название одного из способов спасения утопающих всплыло без затруднений: «рот в рот». Спасающий зажимает пальцами нос спасаемого и, обхватив губами его губы, вдувает через рот воздух из собственных легких. После этого следовало несколько раз нажать на грудную клетку.

Алек приступил к выполнению своей миссии. Но не успел он прикоснуться к губам незнакомки, как резкая оплеуха обожгла его щеку. Он отпрянул. Незнакомка вскочила и, яростно сверкнув небесно-голубыми взорами, прошипела:
- Кто тебе позволил меня целовать?
Алек мог бы поклясться, что будь ее воля - она бы уничтожила его одним взглядом. Все это выглядело жутко глупо, и холодный ветер, норовивший напомнить о себе короткими резкими порывами, не добавил Алеку желания продолжить действо.

- Я думал, ты утопленница, - угрюмо произнес он, чувствуя, как превращается в образчик мерзлой телятины.
- Если утопленница - значит можно? - зацокала зубами обладательница яростного взора.
Алек разозлился. Он сгреб девицу поперек туловища, взвалил на плечо и помчался по направлению к дороге, ведущей в центр острова. Девица колотила его по спине кулаками и вырывалась, болтая ногами.
- Не мешай, мне тяжело, - сказал Алек, повернув на ходу голову.
- Пусти, я сама! - возразила его живая поклажа.
- Мне так теплей.

Поклажа еще неистовей принялась подавать признаки жизни. Алек поставил ее на землю - бывшая утопленница показала ему спину и резво припустила увеличивать расстояние между собой и новоявленным исследователем осенних морских глубин. Алек поторопился за ней. Ситуация уже начала его забавлять.
Утопленница между тем метнулась в сторону клуба, и, надо сказать, преодолела последние метры дистанции достаточно быстро. Взлетев по ступенькам крыльца, обладательница яростного взора затарабанила кулаками по двери. Алек подскочил следом и, притянув свою бывшую поклажу к себе одной рукой, свободной затарабанил тоже.

Грохот получился такой, что разбудил бы и мертвого. Эльмар проснулся, накинул халат и, еще толком не продрав глаза, потащился открывать.
- Кого несет …? - закончить фразу он не успел.
- Спаси меня! - закричала девица, делая бросок внутрь помещения.
- Мы промокли, пусти обогреться, - рассмеялся Алек.

Эльмар, разумеется, их пустил. Конечно, незнакомое лицо сразу навело его на мысль о том, что девица прибыла из большого мира. Но он и глазом не моргнул: неприятностей от появления на острове новой жительницы он еще не ожидал.
- Девушке лучше пройти в душевую, - сказал он. - Гала! Принеси ей халат, шлепанцы и помоги переодеться.
Естественно, и Алека он не проигнорировал.

- Откуда ты ее явил? - спросил он бывшего вожака банды, а тыне отлавливателя плавающих девиц, когда тот уже обтерся и влез в пижамную пару, любезно предоставленную ему хозяином апартаментов.
- Она упала в море, а я ее вытащил.
- Значит, ты меня спасал? – высунулось из коридора изумленное личико, обрамленное мокрыми слипшимися прядями.
- А ты думаешь, топил, да? - со злой насмешкой бросил Алек.

- У меня не было возможности догадаться, - строптиво вздернула нос девица. - Хотя прости великодушно, я действительно сорвалась со скалы.
Теперь бывшая утопленница стояла перед ним вся. Ростиком чуть повыше полутора метров, довольно плотная - на фотомодель явно не тянула. Алек иронически осмотрел ее с ног до головы и медленно произнес:
- Прощу, если ты скажешь, откуда взялась.

Любительница нырять в воду не раздеваясь открыла было рот…
- Я… я это организовал, - опередил ее ответ Эльмар.
Он уже понял, кем была выловленная из воды девица. Поскольку проникнуть на остров без посторонней помощи могла только одна, притом весьма немногочисленная категория граждан, то об остальном мог рассказать возраст. Но на месте Эльмара каждый бы предпочел не озвучивать промежуточные звенья подобных выводов. Проще было выдать на-гора нечто более доступное восприятию публики. Например, такое:

- Вы жаловались, что вам не хватает женщин, вот я и создал пробный экземпляр.
- Что? - взвилась девица. - Сам ты… недоразумение мужского пола!
Эльмар вздохнул, совершенно не представляя, каким образом ему убедить девицу подыграть.
- Вот и поговори с ней! - произнес он обреченно.
- А как же закон № 1? - в голосе Алека четко прозвучала насмешка.
Эльмар снова вздохнул, на этот раз с облегчением: законы могучих были ниточкой, за которую следовало уцепиться.

- Закон? - повторил он, подражая интонации Алека. - Разве Тод не говорил вам, что я самый великий нарушитель законов в Великом Космосе? Меня зовут Эльмар, запомни!
Реплика произвела нужное впечатление.
- Ты лжешь! - возразила девица. - Наш Эльмар тебя старше. Он… он другой, он не такой, как ты!

Данная тирада заставила Алека снова усмехнуться. Он не сомневался: знай девица, что перед ней действительно Тот Самый Эльмар, у нее бы челюсть отвисла от восторга. Но нет, их слабые куриные мозги абсолютно не способны предположить, что знаменитость, которой планета обязана тем, что мятеж потерпел неудачу, может скрываться за самой обыкновенной внешностью.

Эльмар тоже улыбнулся.
- Ничем не могу помочь, - сказал он весело, - Доказывать очевидное - не мое амплуа. Но я знаю, например, что тебя зовут Сана Незнамова, тебе 21 год, ты сирота, воспитывалась в интернате, образование среднее.
- Я студентка пединститута! - вспыхнула девица.
- Да, знаю. На первом курсе. Между прочим, я научил тебя кое-каким играм.

Девица снова открыла рот, но Эльмар опять ее опередил.
- Например, в розовые шарики.
Он достал из кармана три совершенно одинаковых по размеру разноцветных шарика и принялся ими жонглировать.
- Гоп ля! - он собрал все три шарика вместе, вытянул их на ладони и добавил: - Я жду!

Эльмар вспомнил про розовые шарики не для того, чтобы запутать девчушку и заставить ее поверить в то, что она ненастоящая. Наоборот, предлагая ей игру, сыграть в которую никто кроме могучих не мог, он давал ей намек не распускать язык на глазах у свидетелей. С удовлетворением он понял: сработало. Девочка, наконец, улыбнулась.
- Я тоже знаю эту игру, - произнесла она лукаво.
- Прекрасно. Покажи.

К удивлению Алека девчонка вынула из кармана халата три точно таких же шарика и тоже прожонглировала ими.
- Я был уверен, что у тебя получится, - кивнул головой Эльмар. - Гала, проводи Сану в мой кабинет и напои ее чаем. А мы с Алеком потолкуем. По-мужски.
- Алек, - начал он, когда девочки оказались вне пределов слышимости. - Сана - экземпляр совершенно особенный, с ней нельзя обращаться обычным образом…

Что в таких случаях полагается говорить, Эльмар представлял себе слабо. Он знал одно: Сану необходимо было защитить от посягательств на ее достоинство. Самые дикие аргументы не казались ему в тот момент нелепыми.
- Видишь, как ты ее напугал. Она совершенно наивная, неопытная и глубоко ранимая. Она не профессионалка как те четверо. Она порядочная девушка.

- Не понял, зачем здесь такая, - возразил Алек. - Что мы с не будем делать? Молиться на нее? Учти, мои ребята быстро ее обломают. Нетта как фанаберилась, а теперь одна за четверых работает и не жалуется.
Эльмар внимательно на него посмотрел…
- Так это Нетта, - произнес он тем бархатным тоном, за которым, как Алек уже знал, скрывалась тайная угроза. - Я тебя прошу: предупреди ребят, чтобы рук преждевременно не протягивали. У вас есть языки. Включайте свое мужское обаяние, в конце-концов.

- За себя я ручаюсь, а за ребят нет, - сказал Алек, поднимаясь. - Выдай мне одежду, я пошел.
В обед Алек успел убедиться, что весь поселок уже видел новую жиличку, и что она поселилась у Галы. Он передал парням слова Эльмара, но по их реакции понял, что говорил впустую: всерьез их никто не воспринял. Зато он почувствовал, как в нем разгорается интерес к выловленной из воды девице, и он решил с ней познакомиться: есть ли там вообще чего-нибудь, кроме наивности и спеси?

Во второй половине дня он напросился в гости к Гале. Был далеко еще не вечер, и Гала его впустила.
- Просто в гости, - улыбнулся Алек улыбкой сфинкса. Ему очень удавалась такая улыбка, и он знал, что она всегда производила на девчат нужное впечатление.
Итак, его впустили. Девушка, которую он увидел, оказалась мало похожей на посиневшую от холода утопленницу. Белокурые с пепельным оттенком прямые волосы рассыпались по плечам. Чистая, очень тонкая, хотя и бледноватая кожа; небесную голубизну глаз подчеркивала едва приметная подводка.

“Не глаза, а омуты. Нырнешь и не вынырнешь,” - подумалось Алеку.
Изящное и очень простого покроя платье облегало фигурку, а когда Сана встала и пошла на кухню, он удивился, опять же про себя, почему эта фигурка показалась ему в первый раз толстоватой.
“Наверное, из-за роста, решил он, наконец.”

Весь вечер он наблюдал за Саной, и должен был признать, что пробный экземпляр у Эльмара получился первый сорт. Она было действительно не похожа ни на одну из знакомых ему девиц, а их он, надо сказать, знавал немало. В ней не было ни тени вульгарности, манерности. Она казалась абсолютно простодушной и бесхитростной. И легкодоступной - но нечто непонятное мешало этой доступностью воспользоваться.
К концу вечера Алек почувствовал, что совершенно очарован.
“Как она красива,” думал он.

- Пора расходиться, - напомнила Гала.
Алек вздохнул: действительно, пора. Он распрощался и отправился домой.
И чудо! Ноги несли его так, словно к ним были приделаны крылышки. Он ощущал в себе неподвластную рассудку легкость, внутри у него все пело. Дорога до дома показалась ему слишком короткой; он пронесся мимо, и ноги его сами отправились топтать окрестные тропинки.

Очутившись на берегу моря, Алек пошел вдоль пляжа. Он добрался до южной оконечности острова, когда услышал громкий сердитый голосок и характерный шум.
- Пусти! - тихо кричал голос. - Пусти сейчас же, тебе говорю!
Еще пара шагов - и ситуация стала как нельзя более ясной: его бывший адъютант Мик прижимал к себе особу женского пола, и та яростно отбивалась. Кем была эта особа, для Алека тоже тайны не составило несмотря на темноту.

Одним прыжком он пересек пространство и резким ударом кулака саданул Мика по боку. Вторым ударом он отбросил его от девицы метров на пяток и заставил приземлиться на пятую точку туловища.
Ругаясь, Мик поднялся.
- Хулиган! - выслала в его адрес Сана. - Бандит!
- Ну и бандит, - зло отпарировал Мик. - А ты думала, куда попала: в пансион благородных девиц? На этом острове живут только бандиты и проститутки.
- Что?

Сана выпрямилась, и лицо ее приняло испуганное выражение.
- Это правда? И ты тоже? - повернулась она к Алеку.
- Мог бы и промолчать, - угрюмо бросил тот Мику.
- Убийцы! - воскликнула девушка. - Ненавижу вас всех, ненавижу!

Она стрельнула глазами на Мика, и тот, еще ничего не поняв, вдруг полыхнул ярким пламенем. На нем загорелось сразу все, что только могло гореть, даже волосы на голове, брови и ресницы.
- А!! - завопил он.
Алек как завороженный смотрел на приятеля, не в состоянии шевельнуться. Рокот мотора заставил его поднять голову - из-за деревьев стремительно поднималась ракетка. И тогда он понял!

Мик уже перестал кричать. Кинув прощальный взгляд на труп своего бывшего приятеля, Алек бросился к дому на площади.
 
[^]
ЯКассандра
3.04.2020 - 00:13
3
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3301

  
Алек хочет правды

Эльмар Алека встретил скорее озабоченно, чем недовольно. Хотя это и был вечер, то есть его личное время, но роль, взятая им на себя, требовала сохранять спокойствие даже когда его подопечные вели себя иначе, чем ему бы того хотелось.
- В чем дело?
Его спокойный вид способен был сейчас свести с ума любого.

- Ты обманул меня! Она настоящая! Она улетела! - выдавил из себя Алек.
- Проходи!
- Нет, ты ответь! Зачем ты солгал? Зачем уверял, что мы здесь намертво закрыты?
- Я никого ни в чем не уверял, - возразил Эльмар. - Я всегда говорил, что в любой момент могу сообщить Таирову, и вас отсюда вывезут. Правда, попали бы вы не во внешний мир, а в Зону.
- Да лучше в Зоне, чем в твоей богадельне!

Чего только люди не наговорят друг другу в запале! Конечно же, Алек сморозил глупость, но дело здесь было вовсе не в словах. Дело было в эмоции, какую те слова выражали, а значили они следующее: «Ты держишь нас здесь пленниками, а изображаешь из себя благодетеля.»
Самое печальное, что никакое Эльмарово красноречие больше не будет этим парнем восприниматься в правильном ключе. Требовалось действие. И немедленное.

- Вот как? - вздохнул наш художник. - Тебе знакомо такое имя: Вольд? Тот самый Вольд, с которым Тод сбежал когда-то из Зоны?
- Да, - с угрюмой угрозой ответил Алек.
- Перекинуться с ним парой слов не хочешь?
- Хочу. Где он?
- Не вживую. По телефону. Из моего кабинета.
- Гала, - сказал он юной любительнице нежных ощущений, - выйди, погуляй маленько. У нас с Алеком будет долгая беседа.

Гала молча оделась и вышла.
- Код? - потребовал Алек.
- Я сам наберу, - мягко ответил художник, так и не подобрав еще нужных для данного момента интонаций. - Вольд живет не под своей фамилией, и вовсе не мечтает вернуться туда, куда ты так рьяно стремишься попасть.
Прикрывая телефонным справочником табло с цифрами, он набрал Солнечный и нужный номер.

- Вольд, - позвал он, когда экранчик засветился. - Как дела?
- Дела на все сто. Скоро ли ты у нас появишься? Доди тебя все время спрашивает.
- Обо мне потом. И не говори никому, что я звонил. Лады?
- Лады. У тебя проблемы?
- Да. Я хочу, чтобы ты поговорил с одним человеком. Он слышал о тебе от Тода.
- Зови.

Эльмар кивнул Алеку и покинул кабинет, демонстрируя этим полное доверие к посетителю. Дверь за собой он закрыл и, прислонившись к стене, уселся прямо на пол. Он ощущал усталость и холода каменного паркета даже не чувствовал.
- Это правда, что ты был в Зоне? - спросил между тем Алек Вольда. Если бы Эльмар подсматривал за ним, он бы сейчас засмеялся: Алек произнес эти слова совсем тихо, наклонясь поближе к прибору и прикрывая рот, чтобы звук не убегал в сторону двери.
- Да, - ответил Вольд просто.

- Эльмар держит нас в изоляции и уверяет, что делает это, чтобы мы не попали в Зону. Есть разница?
- Ты дурак, если спрашиваешь. Зона - это хуже, чем ты себе представляешь. Это хуже, чем смерть, усек? Эльмар пошел против всех, чтобы спасти ваши головы. Если бы не он, вас давно бы повязали.
- Мне кажется, он ведет свою игру.
- Кажется - крестись. На предательство Эльмар не способен, запомни. И если он вас держит - значит, есть причины.

Алек помолчал, переваривая информацию. И снова - понял.
“Если он вас держит,” - пронеслось у него в голове.
“Неужели Эльмар знает выход отсюда?” - подумал он, холодея от внезапного прозрения.
- Это он вывел тебя из Зоны? - задал он Вольду вопрос, ответ на который уже знал.
- Да. И меня, и Тода. Он здорово рисковал. Берегите его, он единственный такой.

“Ну Эльмар, ну и жук, - подумал Алек, отключив телефонный аппарат. - А каким ангелочком притворялся! И Тод тоже хорош - нет бы признаться, кому он был обязан своей свободой.”
Он еще долгонько бы рассуждал таким образом, сопоставляя отдельные факты, но дверь кабинета открылась, и Эльмар заглянул в комнату.

Алек был мрачнее тучи.
- Проклятый тюремщик! - процедил он сквозь зубы. - Выкладывай адрес Саны! И выход отсюда показывай! Ты ведь все время знал, как отсюда выбраться, ведь так?
- Конечно, знал, - невозмутимо согласился художник вызвав тем самым у Алека настоящий приступ бешенства.
- Вот что! - свирепо прохрипел он, сжав кулаки. - Я сейчас тебя буду бить.

- Э, нет, - отпрянул Эльмар, снова прикрывая дверь, хотя и не совсем полностью, а скорее для блезиру. - Бой будет не на равных!
- Ты не мужчина! Ты только и можешь, что угрожать и заживо сжигать! - выкрикнул Алек ему вдогонку.
- Я просто не умею драться на кулаках, нас этому не учат, - сообщил Эльмар, вновь помещая голову в пространство кабинета.

Голос его при этом по-прежнему звучал настолько невозмутимо, что Алеку только и оставалось, что горестно расхохотаться:
- Так вот почему ты держишься в отдалении! Ты просто трус!
- Хватит! - наконец не выдержал Эльмар, вдруг очутившись по эту сторону двери полностью. - Сыт! Садись и выслушай правду!

Алек плюхнулся на диван и глухо застонал, обхватив голову руками. Эльмар уселся в кресло напротив и тихо произнес:
- Проход все время торчал у вас перед носом, но вы его не увидели. Кто вам виноват? Я? Если бы я очутился в западне, я бы не ждал терпеливо, пока меня соизволят выпустить. Я бы уже давно был на воле.
- Ты мне его покажешь?

- Не имею права. Я тебя выведу, завязав тебе глаза, как когда-то завязывали мне. А держу я вас здесь потому, что я отвечаю не только за вас, но и за людей, которые не совершают налетов, не насилуют девушек, а спокойно живут и мирно трудятся.
Алек яростно зыркнул на него и проговорил глухо:
- Сана?
- Я не могу дать тебе ее адрес, потому что у меня его нет. Но если захочешь - ты ее найдешь. В Открытом.

- Смени мне лицо и документы.
- Это не обязательно. Тебе ничего не будет угрожать.
- Я не хочу, чтобы она меня узнала. В ее глазах Алек - всего лишь убийца и никогда не станет человеком!
Эльмар покачал головой.
- Вряд ли она рассмотрела твое лицо под роскошной растительностью, которая его скрывает. Дело не в тебе. Дело в ней. Она… - Эльмар запнулся.
- Знаю. Она из могучих.

Услышав такие слова из уст Алека, Эльмар оцепенело взглянул на него и потер в растерянности лоб.
- Силы небесные! - извлек он из себя, наконец. - И узнав это, ты еще лезешь ко мне с претензиями?
Он откинулся на спинку кресла и скривился, как от зубной боли.
- Не понял, - угрюмо проговорил Алек.
- Закон № 4. - голос Эльмара прозвучал мрачно, как никогда.

- Так ведь не ты его нарушил, а она, - возразил Алек запальчиво.
- Какая разница? Я не имел права давать тебе ее координаты. Впрочем, теперь этого уже не исправишь.
- Но я не скажу ей, от кого получил сведения.
- Разве это что-то меняет?
Алек подумал.
- Я тебя не понимаю, - сказал он все еще обиженно. - То ты лжешь, не моргнув даже глазом, то режешь правду-матку, когда любой нормальный человек спокойненько бы промолчал. Ах да, закон № 6!

- Интересно, что бы ты делал на моем месте? - отпарировал сердито Эльмар. - Подумай, разве можно было бы раскрывать твоим приятелям правду о Сане?
- Ну а мне? Ты мог хотя бы не вешать мне на уши спагетти и не выставлять меня дураком? “Пробный экземпляр, глубоко наивная” - как же! Твой пробный экземпляр убил Мика - вот!
Пару секунд Эльмар переваривал информацию.

- Уж не собираешься ли ты мстить? - спросил он, впрочем, абсолютно не веря в такое предположение.
- Ты меня за кого-то другого принимаешь, - фыркнул Алек. - Я всех предупреждал, чтобы не распускали руки, и он всего лишь получил по заслугам. Но вот что теперь будешь делать ты, великий перевоспитыватель разного подозрительного сброда? Кстати, если ты раскаиваешься в том, что обещал меня выпустить, удержи меня. Повяжи. Запри. Ты ведь на все имеешь право, да?

- Ты меня за кого-то не того принимаешь, - по-прежнему мрачно усмехнулся Эльмар. - Если я задумался, то вовсе не над тем, каким образом тебя повязать. Я даже готов тебе сказать о Сане ту правду, которую ты так страстно жаждешь услышать. Потому что прежде, чем рваться за ней вдогонку, тебе не мешало бы запомнить кое-что. Она была на Катрене в ту самую ночь - ты понял. Ее убивали вместе со всеми - учти. Ее семья уничтожена. И если она увидела в тебе убийцу, бесполезно менять лицо. Ее будет отталкивать в тебе все: голос, движения, манера разговаривать.

- Значит, безнадежно.
- Не совсем. Подстригись, побрейся, смени одежду, имя. Если ты ей понравился, ее рассудок постарается не догадаться, что бандит Алек и ты - один и тот же человек. Она просто подумает, что ты на него похож. Остальное будет зависеть от тебя.
- Ты меня, кажется, благословляешь?.. - в тоне Алека сквозило вполне понятное сомнение.

- Наоборот, предупреждаю. Она долгие годы мечтала отомстить, понимаешь? И если ты намерен обмануть ее доверчивость…
- Да, я запомнил, в вашем кодексе нет статьи за убийство. Я недаром провел здесь время. Я стал немного иным человеком. И выучил ваши законы наизусть. Кстати, в них что-то есть.
- Но ты не могучий, Алек, - горько улыбнулся Эльмар.
- Разве это что-то меняет?

- Ты не в курсе насчет поправок. Например, о приоритетах. Что ты станешь делать, когда требования одного закона будут противоречить требованиям другого? И, главное, насчет тебя самого: никогда не забывай о своих собственных интересах. Не стоит превращать себя в жертву на заклание. Уяснил?
- Уяснил.
- Тогда в путь.

Отправив Алека, Эльмар не стал закрывать за ним проход. Вместо этого он поставил два буя, покрытые люминесцентным составом и поспешил в поселок. Подойдя к коттеджу, где обреталась Яна со своим избранником, он разбудил их и попросил впустить.
- Собирайте вещи и срочно улетайте. Завтра здесь станет опасно, - были его слова.
- Куда нам лететь? - встрепенулась Яна. - И зачем?
- Нас обнаружили. С рассветом ловушка может захлопнуться. Держите курс точно на восток. Когда увидите внизу два огня - проход между ними. Поторопитесь.

Ни Яна, ни ее сожитель даже не поинтересовались, откуда вдруг возник проход и как Эльмар о нем узнал. Зато когда Эльмар сказал то же самое второй паре, Асин поклонник, тот самый парень с седой прядкой, спросил:
- А остальные?
Эльмар посмотрел на него с невольным уважением и ответил:
- Это моя забота.

С Галой и Неттой возникло затруднение.
- Мы не умеем управлять летательными аппаратами, - сказали они.
- Хорошо, - сказал художник, подумав, - я отвезу вас сам. Упаковывайтесь. Но учтите, взять с собой вы сможете только самое необходимое.
Девочки покорно закивали головами.

- Куда вас отправить? - спросил он притихших подружек, чуть только два огонька на поверхности моря остались позади.
- Мы из Солнечного, - робко сказала Нетта.
- Туда и полетим тогда. У тебя есть родные?
- Да, мама и братик.
- Прекрасно. Я развезу вас по домам. И первую - тебя.

Так он и поступил. Убедившись, что у Нетты дома зажглись огни, и родные ее впустили, он повернулся к Гале.
- Ну, показывай, где живешь ты.
- Я не хочу расставаться с тобой, - тихо прошептала Гала.
- Вот еще новости! - возмутился Эльмар. - Ты соображаешь, что говоришь?

- Ты не обманешь меня, - проговорила Гала. - Ведь ты вернешься на Катрену, правда?
- Ну?
- И завтра они тебя убьют. Ты не представляешь, как они тебя ненавидят, милый мой наивный старичок!
Эльмар усмехнулся, и довольно горько. Гала впервые назвала его стариком. Это был плохой симптом.
- Убьют так убьют. Твоя какая печаль? - сказал он.
- Я люблю тебя. И хотела бы умереть вместе с тобой.

Эльмар был тронут.
- Вот еще глупости, - пробурчал он смущенно. - Что это за похоронное настроение? Почему меня должны убивать?
- Потому что они на тебя злы из-за меня, а теперь разозлятся еще больше.
- Даже если и так, это совсем не твоя забота. Женщины не должны вмешиваться в разборки мужчин между собой.
- Почему?
Эльмар досадливо крякнул:
- Потому что они всегда мешают.
- Я не буду мешать. Я убью себя, если ты умрешь - вот и все.

Тут Эльмар понял, что пора рассердиться.
- Влюбленные девушки, - жестко сказал он, - часто не знают, что своим вмешательством обрекают своих возлюбленных на смерть. Из самых добрых побуждений. Ты будешь мешать мне, ясно? Что будет, если они тебя объявят заложницей и станут требовать от меня того, чего я им тогда уже точно дать не смогу? Один - я буду заботиться только об одном человеке. А если рядом будешь ты - мне придется еще и тебя охранять. Я что, двужильный, по-твоему?

Гала обиженно заплакала:
- Ты меня не любишь! - всхлипывала она.
- Дорогая, я женат.
- А дети? Дети у тебя есть?
Эльмар вспомнил Доди и улыбнулся.
- Может быть, и есть, - сказал он мягко.
- А может быть и нет, - возразила Гала. - Зато у меня точно будет «да». Я жду ребенка.
И огромные глазищи Галы наполнились слезами.

- Вот это номер, - присвистнул Эльмар. - И ты собираешься покончить жизнь самоубийством?
Он подумал, достал из кармана бумажник и сказал:
- Возьми, это тебе пригодится. Там еще чековая книжка и доверенность на твое имя. Я хотел отдать тебе после, но теперь понял: возможно, я действительно не вернусь. Пользуйся. Если возникнут затруднения - обратись к Таирову.

- Ты вернешься ко мне?
Эльмар покачал головой:
- Я вернусь к жене.
- А если она тебя не дождалась?
- Тогда может быть. Я ни в чем не уверен. Ты очень милая, но пойми: я всего лишь бродяга-одиночка. И я не знаю сегодня, как поступлю завтра.
 
[^]
ЯКассандра
3.04.2020 - 00:14
3
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3301

  
Катрена снова пустеет

О том «завтра», которое должно было наступить следом за исчезновением с Катрены Алека и девушек, Эльмар, впрочем, имел достаточно четкое представление. Предстояло, закрыв за собой проход и убрав опознавательные буйки, вернуться на остров. А дальше - ждать. Он приземлил ракетку позади клуба напротив черного входа и пошел спать. Но погрузиться в иллюзорный мир ему так и не удалось: сон упрямо не желал смыкать Эльмаровых очей.
Весь остаток ночи Эльмар проворочался с боку на бок: он размышлял над словами Галы и вспоминал «женщину Тода». И еще: он боялся. Такого страха он не испытывал уже давно. Он чувствовал себя той самой «жертвой на заклание», от превращения в которую предостерегал Алека.

Мало того. Эльмар уже почти раскаивался, что влез в такую бодягу. Он чувствовал отвращение и к себе, и к обитавшим в данный момент на острове пятнадцати персонажам. Ни малейшего понятия о том, что требуется делать, у него не маячило. Самое же скверное, что бросить парней и смыться он никак не мог. Он обзывал себя и дураком, и кретином, но, оказывается, существовали вещи, через которые он переступить был не способен. Стоило Эльмару представить, что станется с парнями, если они окажутся запертыми в ловушке с полным пониманием того, что их обманули, поманили сладкой конфеткой и лишили самого важного для них - свободы, как он начинал воспринимать себя буквально изувером! Да лучше бы ему тогда их вообще никогда не трогать!

Эльмар вовсе не рассуждал в ту ночь о высоких миссиях или других философских материях и не называл свой побег с острова грязным словом «предательство». Ему просто почему-то казалось, что если он так поступит, то перестанет себя уважать, и этого было для него вполне достаточно. Короче, он увяз в этом деле по самые уши, и пришлось ему разгребать то, что наворотил, без всяких поправок на не могу или не хочу!
Настало утро, а затем и день. Подошел обед. Как всегда, вынужденные обитатели острова собрались в большом доме, и Эльмар их там уже ждал. Он знал, что отсутствие исчезнувших будет замечено еще не скоро и мог бы потянуть волынку, но нервы его были уже на пределе. Что угодно казалось лучше, чем ожидание.

- Вот, ребята, - сказал он, прокашлявшись, - я должен сообщить вам неприятную новость. Наше местонахождение больше не является тайной для правительства.
Бандиты как по команде положили ложки и переглянулись.
- Ну и дела! - сказал один. - То-то вчера я слышал моторы. Взад-вперед, взад-вперед. По-моему, кое-кто от нас сбежал. Проверим.

Бандиты бросились к выходу. Дожидаться их возвращения можно было и не здесь. Эльмар вернулся в клуб, расположился в вестибюле на мягком пуфике напротив окон и вытянул ноги. Заложив руки за голову, он откинулся к стене. Кажется, он даже ухитрился задремать.
Долго наслаждаться покоем ему, впрочем, не пришлось. На крыльце зашумело. Эльмар глянул в окно - банда, в количестве оставшихся пятнадцати голов, была снова в сборе. Он встал, отодвинул засов и вышел на крыльцо.

Молчание. Некоторое время банда с тихой ненавистью смотрела на него, пока лавину не прорвало.
- Ты! Отвечай! - сказал один хрипло. - Куда делись девки?
- Это ты все подстроил! - крикнул другой. - Где Мик и Алек?
- Ты! Правительственная шавка!

Раздались нестройные возгласы. Парни сжали кулаки и сделали маленькое, чуть заметное движение в сторону Эльмара. Волна откровенной ненависти исходила от них.
- Ну убей нас всех! - снова раздался хриплый голос. - Как ты убил Мика и остальных! Нам надоело ждать! Хватит над нами измудряться!
- Спокойствие! - и Эльмар поднял вверх руку. Он и сам был не прочь последовать собственному призыву.
- С чего вы взяли, что я кого-то убил? - с горечью спросил он.
- Тебе доказательства нужны? Расступись, ребята!

Толпа раздалась, и Эльмар увидел нечто, что до сих пор прятали от его взора - а именно, человеческий труп. Несомненно, это был Мик, хотя рассудок и не желал признавать в обугленных останках того, кто еще вчера блистал остроумием и был полон жизненных сил.
Только теперь Эльмар постиг, во что влип. Он похолодел.
- Это не я, ребята, - проговорил он, покачнувшись. - Я не ожидал так скоро.

- Не важно, чего ты ожидал! - с отчаянием прокричал тот же хриплый голос. - Ты скажи, что мы теперь должны делать? И что с нами будет?
Эльмар опустился на крыльцо. Ноги его не держали.
- А ничего не будет, - сказал он отстраненно. - У вас есть старый вариант. Вы можете отсюда сняться и улететь, как это сделали остальные.
- У-ле-теть? Так просто?
- Да. Я могу открыть проход.

Зловещая тишина повисла в воздухе.
- Так ты его знаешь? - проговорил «хриплый» с непонятной интонацией в голосе. - Хитер ты, однако…
Эльмар вздохнул:
- Решайте скорее, куда вас отвезти или еще что, - сказал он устало. - Я выполню свои обещания.
- Нам больше не нужны твои благодеяния! - сказал «хриплый» насмешливо. - Мы ими сыты. Мы уйдем отсюда без тебя.
- Нет, - меланхолично отозвался Эльмар. - Без меня не получится. Я за вас отвечаю.
- Ты уверен, что мы без тебя не обойдемся? - спросил «хриплый» саркастически.
- Обходитесь, - ответил Эльмар. Он встал и повернулся к двери.

Резкая боль пронзила его правую руку. Рука дернулась и повисла.
- Что это значит? - обернулся он, едва сдержав стон.
Два портативных лучемета, ствол одного из которых слегка парил, объяснил ему, что произошло. Этого-то он и опасался!
- Что вы от меня ходите? - спросил он отрывисто.
Боль была адской. Возле локтя чернело аккуратно пробитое отверстие, неприятно вонявшее паленым мясом. Крови не было.

- Это тебе напоминание, - сказал «хриплый», очутившись почему-то совсем рядом, на крыльце. - Мы спрашиваем: куда делись девки и Алек?
- Я их отпустил, - так же кратко ответил Эльмар. Лоб его покрылся испариной. Он сцепил зубы и прислонился к дверям.
“Только не показывай свою слабость, - мысленно скомандовал он себе. - Ну-ка, сделай безмятежное лицо!”
Безмятежность получилась не очень.

- А почему ты их отпустил? - последовал очередной вопрос.
- Потому что они разлетелись каждый сам по себе, - объяснил он, изо всех сил пытаясь придать голосу металлические нотки.
- Тебе не больно? - произнес ехидно-ласково его мучитель.
- Нет, - выцедил из себя Эльмар, скаля зубы в “последней улыбке”.
- А чем мы хуже? - выкрикнул кто-то.

«Хриплый» посмотрел Эльмару прямо в глаза, а пальцы его мелко застучали по предплечью правой руки его жертвы.
Левая рука Эльмара сама собой сжалась в кулак, и резким взмахом он ударил своего палача под дыхало, так что тот слетел с крыльца.
Снова блеснула трубка лучемета…
- Не стоит, - сказал «хриплый» насмешливо. - Я просто хотел проверить, в самом ли деле ему не больно.
- Проверил? - гневно спросил Эльмар.

- Проверил, - подтвердил тот, ухмыляясь. - Так ты выпустишь нас отсюда?
- Только по одному и с соответствующими документами, - процедил сквозь зубы художник.
- А как же твоя рука? - в голосе «хриплого» прозвучал нескрываемый интерес.
- У меня их две, - и подняв левую руку, Эльмар протянул ее к двери, демонстрируя окончание аудиенции. - Прошу через полчаса и по отдельности.
- Смотри не упади! - засмеялся кто-то ему вслед.

Упасть Эльмар не упал. Добравшись до своего кабинета, он открыл аптечку, висевшую на стене. Из обезболивающих средств остались одни слабые анальгетики, сильнодействующие средства типа морфинов отсутствовали начисто. На всякий случай Эльмар проглотил пару таблеток, хорошенько их обнюхав и размяв, чтобы ощутить вкус, запах и вид. Затем он догадался отыскать мазь от ожогов и тоже, перед тем, как наложить ее на больное место, постарался ее запомнить. Открыв левой рукой банку с мазью, он вылил ее на рану и, нажав этой же рукой на кнопку мыслеуловителя, материализовал бинтовую повязку вокруг.

Большего он пока сделать не мог. Для регенерации требовались специальные знания, а он их не имел.
“Ничего, доберусь до Солнечного - Мартин поможет, в случае чего.”
“В случае чего” обозначало: если задето сухожилие или начнется гангрена. А сейчас, к началу приема ”клиентов”, рука почти не болела.
Первым пришел «хриплый».

- Ты действительно не собираешься нам отомстить? - спросил он с интересом.
- А что вам это даст? - в тон ему ответил Эльмар.
- Нам ничего. Мы просто хотели, чтобы ты понял, с кем имеешь дело. Мы не ангелы и в милостыне не нуждаемся.
- Вам нужно было мне и левую руку искалечить, тогда бы уж точно я не смог бы вас отсюда выпустить.
- Не страшно. Ты бы дал нам парочку ценных указаний, и мы бы сами открыли дверцу из клетки. Ты ведь любишь давать советы, а?
- Конечно. Но не тогда, когда от меня их требуют. Я ведь тоже далеко не ангел.

- Ничего-ничего. Мы умеем развязывать языки не только у ангелов. Можно ведь и просто заставить, а?
Эльмар глухо засмеялся:
- Валяйте, - сказал он насмешливо, усаживаясь на подоконник и демонстративно складывая руки на груди. - Я жду.
- Можно и не на тебя давить, - невозмутимо продолжал новый предводитель банды. - Мы можем взять тебя в заложники и заставить правительство нас отсюда выпустить.
- Я вам это уже предлагал, - напомнил Эльмар, - но вам такой вариант почему-то показался западло.

- Это точно, - вполне миролюбиво согласился бандит. - Таскать за собой гремучую змею - удовольствие ниже среднего. Зато ее можно в любой момент где-нибудь оставить, надежно упаковав в крепкие, прочные обвязки.
- Или убить, - ласковым голосом напомнил Эльмар.
- Брось, мы не такие неблагодарные. Ну, как наш план?
- Превосходен. Вам кажется, будто никто не предусмотрел такую возможность?
- И?
- Как только вы от меня удерете, вами буду уже заниматься не я.
- А если мы разбежимся в разные стороны?

Эльмар вздохнул и спрыгнул с подоконника:
- Долго же до вас доходило. Мы будем теревени разводить или займемся делом? Ты заполнил бланки документов?
- Нет еще.
- Тогда приступай. Не забудь указать, по какой специальности хочешь работать.
- А зачем? Для «липы»?

- Чудак! Вам предстоит устраиваться. Каждому из вас я дам на выбор несколько адресов, где вас смогут принять. Это хорошие места, и рабочие там требуются.
- А если я не хочу вкалывать?
- Твое право. Я об этом уже никогда не узнаю. Надеюсь, по крайней мере. И думай быстрее. Нам надо покончить со всем сегодня: если Таиров узнает о нашем местопребывании раньше, чем мы отсюда уберемся, вряд ли он поверит, что дырка в моем мясе - это результат неосторожного обращения с огнем.

Сразу же после работы с последним “клиентом” Эльмар позвонил Вольду.
- Привет! - сказал он. - Ты не выполнишь одной пустяковой просьбы?
- Почему бы и нет? Давай!
- Если завтра до этого времени я с тобой не свяжусь, сообщи Таирову: в кабинете на аптечке лежит пластинка. Пусть заберет.
- В каком кабинете?
- Пусть спросит у Саны. Запомнил?

- Да. А почему нельзя сообщить сегодня?
- Потому что я собираюсь отвезти пластинку ему лично. Это подстраховка. Нельзя допустить, чтобы пластинка пропала.
- Понял, - уловил Вольд, подумав. - Значит, скоро увидимся?
- Надеюсь. Если не возникнет неожиданностей.
- С моей стороны не возникнет.
- Спасибо. Так я на тебя надеюсь.

Эльмар отключился. Еще до темноты он пригнал к берегу яхту-плоскодонку, которую ему не так давно удалось отловить в акватории вокруг острова и объявил отплытие. Бывшие бандиты, а ныне будущие свободные граждане забрались в каюту и приступили к последней совместной трапезе. После трапезы они благополучно уснули в полном соответствии с программой Эльмара: тайна энергетического барьера должна была оставаться тайной.

Когда барьер был пройден, Эльмар поставил яхту на якорь и начал будить своих подопечных по одному. Каждому он вручал пакет, где были паспорт, листочек с адресами предприятий, и маршрутный атлас. Получив пакет, каждый персонаж грузил в уже ждавшую его машину тюк с прихваченным с Катрены личным барахлишком и стартовал - в новый для него путь.

На все про все у Эльмара ушло больше четырех часов темного времени суток. Теоретически процедуру трансформации опасных элементов в законопослушных членов общества можно было бы завершить и побыстрее, но Эльмар предпочел прислушаться к голосу разума и не суетиться. Бывшие члены бывшей банды должны были разлететься строго по одному и каждый в свою сторону: адреса с поисками работы каждому были даны с таким расчетом, чтобы даже двое из них могли встретиться друг с другом только либо случайно, либо благодаря сговору.

Ну а после этого Эльмару еще предстояло вернуться на Катрену. Пришвартовав яхту в бухте северного побережья, он отправился в свой далеко не последний рейд по острову. Работу предстояло проделать большую: уничтожить все следы манекенов и законсервировать дома на долгий срок, а для этого слить воду из всех систем, проверить окна, двери, осмотреть механизмы. И прошло полночи, прежде чем он понял, что для очистки бывшей резиденции могучих от следов пребывания криминального элемента у него не осталось ни времени, ни сил. Вторую половину ночи следовало поспать.

Утром Эльмар полетел в Открытый, чтобы вручить Таирову пластинку - последнее свое изобретение, о котором пока еще не знал никто, если не считать Вольда. Потому что в ту самую бессонную свою ночь наш герой-одиночка понял, наконец, что делать с бандой. Всем пятнадцати человекам он вмонтировал в черепные коробки микропередатчики, работавшие на определенной частоте. Пластинка на аптечке была приемником, с помощью которого звуковые сигналы кодировались в световые и отражались на карте, изображенной на лицевой стороне пластинки.

Поскольку масштаб был мелким, точного адреса отмеченных сигналом людей он не давал, и пока каждый из них вел мирный образ жизни, выявить их в массе народа было невозможно. Однако если бы вдруг оказалось, что парни за спиной Эльмара сговорились снова собраться вместе, пластинка бы это незамедлительно показала. В общем, она давала уверенную возможность оперативно отследить и обезвредить тех, кто представлял для планеты опасность, не трогая однажды оступившихся и понявших свои ошибки.
 
[^]
ЯКассандра
3.04.2020 - 00:17
2
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3301

  
Как исполнилась Инкина мечта

До Солнечного Эльмар добрался только во второй половине дня и первым делом постарался разыскать Вольда. Правда, затрудняться розысками ему особо не пришлось: Вольд пребывал у себя дома и ждал его звонка. Мартин с женой и Марие тоже были там.
- Значит, вы полностью в сборе, - широко улыбнулся Эльмар, переступив порог гостиной. - И все живы-здоровы.
- Если не считать тебя, - ответил Мартин, глянув на его перевязанную руку. - Поздравляю с боевым ранением.
- Пустяки, мне вкололи обезболивающее, так что ничего страшного.

- Ничего? - ахнула Ниночка. - И это ты называешь «ничем»?
- Он хотел бы, чтобы ему продырявили лоб, - сердито пояснил Мартин. - Вот тогда бы он еще задумался перед тем, как влезать во всяческие авантюры.
- Дружище, все хорошо, что хорошо кончается, - примиряюще сказал Эльмар. - Я жив и свободен и сделал, что хотел.
Короткое слово «жив» привело Ниночку в ужас.
- Значит, ты бы мог и… - всплеснула она руками.
- Был некоторый шанс, - усмехнулся художник.
- Не некоторый, а очень даже большой, - поправил его Вольд.

Ниночка захлопала глазами.
- Да рассказывай, не тяни! - сказал Мартин. - А то Марие разрыв сердца получит от любопытства.
- Если вы настаиваете… - начал Эльмар. И он вкратце поведал о событиях, участником которых был. Большинство деталей он опустил, но о ранении ему пришлось рассказать более подробно.
- И ты ничего не сделал? - ахнула Марие. - Даже не отомстил?
Эльмар пожал плечами:
- По-твоему, я должен был перебить им руки или испепелить их молнией? - произнес он меланхолично.

- Не следовало нянчиться с ними, - покачал головой Вольд. - Эта публика уважает только наглую силу.
- Возможно, ты и прав, - сказал Эльмар. - Но, видишь ли, у меня не хватило духу поступить с ними жестко. Каждый бы взбесился, поняв, что его дурачат.
- Удивляешься, что они не свернули тебе шею? - по-прежнему осуждающе поинтересовался Мартин.
- Что вы говорите! - снова испугалась Ниночка. - Как можно шутить такими серьезными вещами!

- Значит, ты их отпустил? - в раздумье сказал Вольд, словно подводя итог. - Ты уверен, что поступил правильно?
- Пока они сами не нарвутся, их трогать не будут, - ответил Эльмар уклончиво.
Мартин вопросительно на него глянул…
- Вот оно что! - догадался Вольд. - А я уже думал, что ты и впрямь из породы Дон Кихотов.
- То есть дураков, говоря по-другому. Нет, я дурак только по отношению к самому себе, а жизнью других никогда не рискую.

- Так, - сказал Мартин. - А ну, покажи руку.
- Не здесь, - поморщился Эльмар, потому что действие обезболивающего уже начало ослабевать. - Лучше это сделать в больнице.
Ниночка снова ахнула.
- Пуля? - спросил Мартин деловито.
- Лучемет.
- Дурак! - выругался Мартин. За время военных действий ему приходилось видеть раны, выжигаемые лучеметом. - Ты не Дон-Кихот. Ты банальнейший остолоп. У тебя что, есть в запасе лишняя верхняя конечность?

- Нет, но я надеюсь на тебя. Ты ведь не допустишь, чтобы твой приятель остался инвалидом?
Фальшивая веселость Эльмара больше никого не могла ввести в заблуждение. Марие, которая всегда боялась крови и всяких ран, побледнела.
- Идем на кухню, - строго сказал Мартин. - Ниночка, будешь мне ассистировать. Надеюсь, ты не забыла, что была когда-то медсестрой?

Рана действительно оказалась в ужасном состоянии. Зловещая краснота начала распространяться вокруг, показывая на омертвление обожженного места. Процесс зашел так далеко, что Мартину пришлось удалить значительную часть мягких тканей. Промыв образовавшуюся полость дезинфицирующим раствором, он занялся регенерацией, то есть соединением отдельных обрывков сосудов, нервов, связок и мышц между собой, без чего рука, собственно говоря, являлась бы бесполезным привеском к туловищу.

Поскольку операция происходила под местной анестезией, Эльмар имел удовольствие наблюдать весь процесс.
- Не думал, что это будет такая канитель, - заметил он.
- Лучше помолчи, - сказал Мартин. - А то я что-нибудь напутаю.
Эльмар не захотел, чтобы Мартин что-нибудь напутал и предпочел замолчать.
- Ну вот, - сказал наконец Мартин, покрыв свое произведение кожей. - Теперь осталось ввести тебе двойную дозу антибиотика - и гуляй, дорогой. Можешь снова лезть под лучеметы, если не пропала охота к такого рода прогулкам.

- Спасибо, я уже нагулялся, - засмеялся Эльмар. - Я возвращаюсь к жене.
- А как же Инка? Она очень хотела с тобой повидаться.
Эльмар вспомнил о ”Женщине Тода”. Он поморщился.
- Мартин, я не двужильный. Если бы ты только знал, как я вымотался за эти полгода! Неужели я обязан выслушивать разный бред только из-за того, что у кого-то есть потребность его на меня вывалить? Мало ли кто жаждет со мной повидаться? Что я, ходячий экспонат?... Кстати, где Доди?

- Сбежал. В тот самый день, когда она захотела его увезти.
- Вот видишь? Так о чем мне с ней разговаривать?
- Но ты все равно не можешь улететь сразу. На Катрене почвы искусственные, ты же в курсе!
- Это не имеет отношения к проблеме. Важно, что Инку я видеть не желаю. Я хочу отдохнуть, понимаешь? И надеюсь, имею на это право.
- Имеешь, конечно, - вздохнул Мартин.
Эльмар обнял его и вышел в гостиную.

- Ну, друзья, - проговорил он, улыбаясь, - пришла пора прощаться. Не знаю, увидимся ли мы еще когда-нибудь, поэтому давайте попрощаемся навсегда. Бывайте.
Он подал руку Вольду, сел в ракетку… Ракетка взлетела.
- Мне кажется, ты его обидел, - сказала Ниночка, проводив ракетку затуманенным взором.
- Ты думаешь? - нахмурился главврач Солнечного, потому что и сам испытывал смутное недовольство собой. - Ничего, ему это только пойдет на пользу.
Вольд с укоризной произнес:
- Вообще-то мы с ним, кажется, поступили крутенько. Парень совершил великое дело, рисковал собой…

- Вот именно, что рисковал! - раздраженно пробурчал Мартин. - А кто его просил рисковать? Какая была в том риске нужда? Заложников освободить можно было без всякой канители, да и с бандой справиться был пустяк, когда они все были в сборе. А теперь? Одно беспокойство: как бы чего голубчики не натворили. Где гарантия, что они не возьмутся за старое?
- Эльмар сказал, что их можно будет легко поймать, - возразила Марие.

- Да, когда они себя проявят во всей красе. Но зачем этого ждать? Все, кто хотел исправиться, давно сложил оружие. Эти не сложили - спроси любого, как с ними поступить, и каждый ответит: освободить от них общество, и как можно скорее.
- Каждый совершает ошибки, - сказал Вольд, - и, бывает, раскаивается в них целую жизнь. Зачем же стричь всех под одну гребенку? И путать мир с войной? Мальчики думали, что сражаются за правое дело, может быть, даже считали себя героями, и теперь их за это обречь на досмертную муку? Осудить легко, понять душу человека - трудно.

- Убийцы - не люди! - запальчиво возразила Ниночка.
- Все?
- Все.
- А убийство при самозащите? А несчастный случай?
- Ну, это другое дело. Я имею в виду сознательное убийство, преднамеренное.
- А если человека довели до точки? Если над ним издевались, изводили его, и он не имел возможности никуда от этого деться? Если закон ему помочь ничем не хотел? Ты и такого убийцу проклянешь?

- Ну… таких на поселение не осуждают, - недоверчиво протянула Ниночка, ошарашенная неожиданным взрывом неприязни со стороны всегда невозмутимого рассудительного Вольда.
- Врешь, таких в Зоне до вола!
- И все-то ты знаешь, - засмеялась Марие. - Ты их так защищаешь, этих головорезов, будто сам - убийца!
- А вдруг?

Ниночка представила себе мужа Марие с лучеметом в руках и невольно прыснула.
- Вот ты все шутишь, - сказала она, - а Эльмар улетел такой расстроенный, бедняга!
- Жалостливый он слишком, - буркнул Мартин.
Он не знал, что на долгие годы потерял из виду своего приятеля.


Как его пациентка догадалась о том, что Эльмар появлялся в Солнечном, Мартин так и понял. Но женщина откуда-то об этом узнала.
- Вы сказали Эльмару, что мне необходимо с ним побеседовать? - встретила она вопросом приход доктора в палату.
- У него срочное дело, и он не сможет сюда заглянуть, - ответил Мартин подчеркнуто вежливо.
- Но вы ему передали?
- Да, передал…

- Значит, он не захотел… - прошептала пациентка. - А где Доди? Почему вы его сегодня не привели? Сегодня приемный день! И я уже совсем здорова!
Мартин закашлялся.
- Видишь ли, … - нашелся он, - мальчик слегка приболел.
- Что с ним? - встревожилась женщина.
- Ничего страшного. Но я решил, что ему лучше полежать.

Мартин не учел одного маленького, но существенного пустяка: телевизора. Когда стандартные методы поиска не дали результатов, объявление о пропаже ребенка было подано по всем каналам. Стоило отзвучать вечерним новостям, как в его кабинет ворвалась разъяренная фурия.
- Мой мальчик! - кричала женщина. - Мой Доди! Что вы с ним сделали?! Я доверила вам своего ребенка, а вы его выгнали!

Она убивалась так, словно мальчуган и в самом деле был ее родным сыном, а когда затихла, то это было еще хуже. Она принялась тихо, безмолвно плакать и вообще впала в прострацию. Она плакала в кабинете, и в коридоре, и в палате. Она плакала день, другой, третий, не отрываясь смотрела в телевизор и, казалось, сошла с ума.
Как ни осуждал Мартин Инку, но она была тяжело больна, и врачебный долг быстро взял верх над его эмоциями.

- Просто сильный нервный стресс, - сказал вызванный для консультации психопатолог. - Такое бывает, когда ребенок единственный. Подержите ее недельку на успокоительных, а там посмотрим.
Рекомендация помогла: плакать женщина перестала. Она теперь просто неподвижно сидела, замерев, уставя глаза в одну и ту же точку, и могла так сидеть часами. Что нужно делать в таких случаях, Мартину известно не было, но однажды она встала и пришла к нему в кабинет снова.
- Мне пора выписываться, - произнесла она спокойно.

- Вообще-то, конечно, - сказал Мартин с сомнением, не зная, чего он, собственно, хочет: побыстрее отделаться от Инки или оставить ее долечиваться. - Но куда ты пойдешь?
- Все равно куда. Надоело есть чужой хлеб и занимать чужое место. Вы не поможете мне устроиться на работу?
- Я могу предложить должность сиделки…

Произнесши это, Мартин запнулся. С одной стороны, если стоящая перед ним женщина покинет больницу, есть вероятность, что она забьется где-нибудь в четырех стенах в какой-нибудь угол и, отключившись от действительности, тихо уйдет в небытие. С другой стороны, эта женщина его раздражала. И он добавил:
- В отделении для тяжело больных.
- Хорошо, - согласилась его нестандартная пациентка. - Какие мне надо пройти анализы?
Она рассуждала вполне здраво, и Мартина это несколько успокоило.


Рябинка долго бы еще пребывала в заторможенном состоянии, если бы не надежда, что Доди разыщется. Погружаясь в неподвижность, она как бы дремала с открытыми глазами. Она переставала воспринимать окружающий мир, и чувства ее замирали. Это был род сенсорной анестезии: душевная боль, страх за Доди на некоторое время словно притуплялись.

Однако как-то, очнувшись на краткий миг, Рябинка вдруг испугалась. Что если однажды, погрузившись в себя, она уже не найдет сил, чтобы повернуться лицом к реальному миру? Нужна ли будет ее Доди полупомешанная мать?
Способ не позволить человеку полностью уйти в мир грез существовал: работа. Только это должна была быть работа не на своем подворье, а та, где отбывают часы, где с тебя кем-то что-то требуется. Работа, которая была бы нужна кому-то. Вот тогда-то Рябинка и отправилась к Мартину. Место сиделка ее вполне устроило, и ей даже понравилось, что не придется уходить из больницы. Она чувствовала себя по-прежнему очень слабой, о лесоводстве думала почти с отвращением, а другой профессии не знала.

Скоро новую сиделку в больнице полюбили и даже начали ценить. Все уже знали, какое несчастье с ней приключилось, но причина, по которой отношение к ней переменилось, заключалась, конечно, не в Доди. Из-за Доди ее жалели. Просто персонал больницы оценил некоторые качества ее характера. Рябинка была всегда ровной, приветливой, исполнительной. Ей можно было поручать самых тяжелых, самых капризных больных, и она терпеливо выхаживала их, неукоснительно соблюдая при этом процедуры и ухитряясь выполнять все указания врача. Правда, она никогда не улыбалась, но для сиделки улыбаться было совсем не обязательно.

Рябинка ждала. Она снова погрузилась в транс, теперь транс ожидания. Она совершенно перестала ухаживать за собой, лишь поддерживала личную гигиену, поскольку этого требовала работа. Короче, Рябинка, еще совсем недавно заставлявшая мужчин на нее оглядываться, совсем полиняла. Это была не женщина, а тень, ходячая боль, воплощение человеческой скорби.
Итак, Рябинка ждала, но шло время, и надежды ее найти мальчика таяли. Прошло полгода - Доди так и не обнаружился. А мимо нее широким потоком продолжала бурлить жизнь, отдельными всплесками своими проникая в больничную тишину. Заботливая, скромная женщина со следами былой красоты тоже может кому-то понравиться, причем несколько в ином качестве, чем просто больничной сиделки.

И вот в конце новой весны, когда запах цветущих яблонь добрался даже до Рябинкиного отуманенного привычной болью сознания, один из выписывающихся пациентов предложил ей выйти за него замуж. Выйти и уехать в крошечный поселок на берегу океана.
- У меня… - начала Рябинка.
- Да, я знаю. Мы оставим адрес, и если твой сынишка найдется, нам сообщат.

«Если»! Короткое это слово сразу расставило все по своим местам. Острая боль пронзила Рябинку. «Если» обозначало, что надежды на то, что Доди еще жив, практически нет!
Что делает женщина, когда теряет единственного ребенка? Она старается завести другого.
И Рябинка вышла замуж.

Поселок, где ей отныне предстояло проживать, находился на противоположном от Солнечного краю планеты, и это было теперь даже лучше. Чтобы покрепче забыть прошлое, его следовало зачеркнуть как можно резче. Рябинка зачеркнула, и правильно сделала. Месяца через два после ее отъезда на запад в Солнечный вновь заглянул Эльмар. Но даже если бы Рябинка и не поторопилась с новым браком, для нее лично появление Эльмара не изменило бы ничего.

Эльмар не заходил ни в больницу, ни даже на дом к Мартину. Он отправился на окраину, к старенькой развалюхе, где ютилась семья Галы.
- Ну как? - спросила Гала. - Удачно слетал?
- Она давно замужем, - с невеселой бравадой ответил Эльмар. - А как ты?
- Идем, покажу.
Она повела его в крошечную комнатушку, где только и помещались, что узкая кровать и люлька, подвешенная к потолку. Комната была жутко захламлена тряпьем, пеленками, развешанными на веревках, стульях и батарее отопления. Но ребенок производил впечатление чистого и здорового.

- Мальчик, - сказала с гордостью Гала. - Я еще не успела выбрать для него имя. Мы только что из роддома.
- А почему все эти тряпки? Я тебе оставил достаточно монет, - озабоченно сказал Эльмар.
- Вот уж не собиралась я прикасаться к твоим деньгам, - возразила Гала. - Ребенок мой, и я не хочу, чтобы ты потом предъявлял на него права.
- А я уже сейчас хочу предъявить, - улыбнулся Эльмар. - Если у тебя не имеется более подходящей кандидатуры на мое место.

- Я одна, - прошептала Гала, не смея поверить неожиданному счастью.
- Тогда познакомь свою маму с будущим зятем. Она в курсе, кто отец твоего ребенка?
- Нет, - покачала головой Гала. - Я ей не говорила. И про твои деньги она ничего не знает.
- А против твоего переезда отсюда она возражать не будет?
- Ох, да она только обрадуется, что свалила с плеч обузу!
Таким образом, тайная мечта Инки исполнилась: Рябинка надолго потеряла возможность покинуть Новую Землю. Она не могла теперь очутиться на Лиске, чтобы вмешаться в Инкину жизнь.

  

(Продолжение будет в другом посте)
 
[^]
ЯКассандра
4.04.2020 - 00:18
5
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 4.07.18
Сообщений: 3301
Продолжение здесь:
https://www.yaplakal.com/forum3/topic2094341.html?hl=

Это сообщение отредактировал ЯКассандра - 4.04.2020 - 01:03
 
[^]
Basyanya
15.04.2020 - 22:24
0
Статус: Online


Юморист

Регистрация: 20.05.14
Сообщений: 434
Спасибо вам!
 
[^]
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 983
0 Пользователей:
[ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 



Активные темы








Наверх