Лишний предмет

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
Страницы: (5) « Первая ... 2 3 [4] 5   К последнему непрочитанному [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
Goshen1
9.02.2018 - 20:24
0
Статус: Offline


Юморист

Регистрация: 19.03.11
Сообщений: 573
Цитата (2aibolita @ 9.02.2018 - 17:26)
Наш трудовик научил нас с деревом и железом работать!
И кружок ещё по модельному кораблестроению вёл

Алексей Егорович Вильдяев. Ср. шк. № 1.
Почти 40 лет прошло, имена многих учителей забыл, а его - помню.
Руки на место поставил, любовь привил к самостоятельному труду, аккуратности и уборке рабочего места cool.gif
Тоже моделированием судов занимался.
 
[^]
Capurgana
9.02.2018 - 20:44
1
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 23.12.17
Сообщений: 18
а чего девочек то мимо так прошли? имен учителей труда, к сожалению, не помню, но! очень долго моими "фирменными" блюдами были- борщ, филе минтая в панировке, пюре картофельное и пирожные заварные- всему этому на трудах и научили???? плюс, умею пользоваться всеми этими женскими штуками: иголки, спицы, крючок, швейная машинка, пяльцы- все практически, с трудов; что, как оказалось, даже для моей возрастной категории вызывает сложности, что у о молодежи говорить
 
[^]
Aqualung
9.02.2018 - 20:47
0
Статус: Offline


Акваланг

Регистрация: 22.03.10
Сообщений: 7219
Трудовик наш был горьким пропойцей. Никаких уроков мы не видели,он вечно был в состоянии от "под мухой" до "в говно".
 
[^]
следитель
9.02.2018 - 20:53
-1
Статус: Offline


А я вас вижу !

Регистрация: 21.11.06
Сообщений: 4922
Как хочется , чтобы этот рассказ был правдой.
 
[^]
Agronomische
9.02.2018 - 21:03
0
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 13.12.17
Сообщений: 17
Трудовик трудовику рознь.. Первый трудовик у нас толковый был, мы какие-то ящики все делали, носилки, паяльники, крючки.. Короче, что-то полезное. Он еще всех называл Пузырьками и Налим Сазанычами)) А потом этот трудовик стал директором и на его место прислали другого. Так этот другой приходил на урок и раздавал задания типа "сегодня Иванов будет работать ножовкой по металлу". И Иванов тупо пилил кусок металла весь урок. Я тогда понять не мог, за каким хуем просто так материал переводить. А теперь вон оно как, оказывается.. По бумагам...
 
[^]
abdula70
9.02.2018 - 21:06
-1
Статус: Online


Весельчак

Регистрация: 12.06.14
Сообщений: 137
Я, после школы в ПТУ ушел, и, на первом курсе выиграл конкурс по токарному делу. Шахматы, все фигуры без ЧПУ. Даже Коней, на токарном станке. Конь шахматный - фигура хитрая. Все умения только из школы. Не помню имя нашего учителя, помню, что захватила меня эта железно-механическая сказка. Где из обычной болванки, да- да,Болванки можно лепить, как из пластилина красивые вещи. Не считая стволов под мелкашку и других криминальных вещей.)))
 
[^]
7Март7
9.02.2018 - 21:06
0
Статус: Offline


хорошо информированный реалист

Регистрация: 30.05.14
Сообщений: 2051
Блять .. я упк в школе заканчивал сильно больше 20 лет назад .... но благодаря трудовику подключение трехфазного двигателя на реверс с двух независимых постов не является для меня китайской гамотой ...
вроде как умер он лет 10 тому назад .... царствие ему небесное.

Пы сы ... бля уже сильно не 20 ... 92 год ...

Это сообщение отредактировал 7Март7 - 9.02.2018 - 21:08
 
[^]
vol13
9.02.2018 - 21:15
0
Статус: Offline


Юморист

Регистрация: 10.01.12
Сообщений: 430
35 лет прошло, а своего Трудовика до сих пор помню. Вот уж Человечище был. Эх Петрович.. хотя он тогда не молодой был.
 
[^]
Хариус
9.02.2018 - 21:46
0
Статус: Offline


Механический динозавр

Регистрация: 6.07.12
Сообщений: 381
Цитата (GenaStroitel @ 9.02.2018 - 16:50)
Я с благодарностью вспоминаю своих трудовиков. С 4 по 8 класс изучали азы и основы обработки дерева, металла. Учились вытачивать болты, учились самостоятельно изготавливать удлинители. И постоянно - меры безопасности. меры безопасности. "Коль не хочешь быть в семье обузой - помни правило одно, ты не стой под краном с грузом и не торгуй таблом!"
9-10 класс УПК, обучение реальной профессии. Я прошел обучение на фрезеровщика. Если бы не поступил в училище, то можно было идти смело работать на завод "Поршень" ( базовый завод прохождения практики) и через месяц я имел бы 4-й разряд. Если бы шел на другой завод, то 3-й. И это было правильно - никто не сидел на шее у родителей. Кстати. нормальной была практика летних подработок на заводах и фабриках лет с 13-14. 80-90 рублей были не лишними для семьи. И никто не верещал о детской эксплуатации! А летняя трудовая четверть в колхозах, где зарабатывали школе ( а точнее себе) разные ништяки - цветомузыку и магнитофон для школьной дискотеки, инструменты для школьных ансамблей и т. д.

Да не пизди!!!
Хуй кто тебе через месяц четвертый разряд даст. Пусть ты вышел из школы с третьим, сдавать на следующий можно только через полгода. Пусть ты пришел через пять месяцев после школы и якобы можешь сдать на четвертый - залупу, перерыв больше трёх месяцев, подтверди сначала третий, а пока поработай по второму(учеником).
Я сдавал и теорию и пробную работу (которая на два разряда выше искомого для разрядов от 2 до 5) от ученика до четвертого, я выворачивал 532 станок наизнанку, чтоб сделать червячное колёсико диаметром ок. 16мм модуль 0,8. Я имею право сказать: не пизди!
 
[^]
sterh1972
9.02.2018 - 22:35
-1
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 19.04.16
Сообщений: 1670
Цитата (EgorKulikov @ 9.02.2018 - 12:06)
Анатолий Борисович провел рукой по верстаку, собрав горсть пыли. Потер ее пальцами, а затем сдул.
- Здесь все рабочее? – спросил он у завуча.
- Все. Абсолютно все рабочее. – Боясь спугнуть очередного кандидата, нервно сказала завуч. И тут же добавила. – По крайней мере, по документам все работает.
- По документам, - небрежно кинул Анатолий Борисович и сквозь толстые линзы оглядел брошенные станки, верстаки и рабочие места. – И сколько тут уже никто не работает?
- Тут работали совсем недавно. Просто как Валентин Федорович, царствие ему небесное, умер, началась чехарда с учителями. Один пил, второй за деньги давал поработать на станках совершенно чужим людям. Совершенно чужим! – сделала она на этом акцент. – Третий… а что стало с третьим я уже и не помню.
- А когда Валентин Федорович того…
- Около пяти лет назад.
- То есть пять лет здесь не было хозяина?
- Если вам так угодно, то да.
- Чего это мне угодно? Я говорю как есть. Пять лет мастерская без хозяина, точнее у трех хозяев, что еще хуже. Пять лет дети не подходили к станкам. Для них это, наверное, уже в легенды превратилось, что вот, когда-то эти железные машины работали, пилили, сверлили. Это же дети… они быстро все забывают.
Ирина Петровна надменно посмотрела на Анатолия Борисовича. Хотела было сдержаться и промолчать, но не смогла. Нрав не позволил.
- Анатолий Борисович, у меня высшее педагогическое образование. Я с двадцати трех лет работаю в школе, с детьми. У меня огромный опыт в психологии и в воспитании ребенка. И вы мне рассказываете, что дети быстро все забывают? Я это и сама знаю. У вас, кстати, педагогического образования нет? – только ради того чтобы еще раз уколоть кандидата, спросила Ирина Петровна, хотя прекрасно знала что образования нет.
- Нет. Педагогического образования не имею.
- Тогда откуда вам знать, как ведут себя дети? Какая у них память и как быстро они все забывают. – Краснея с каждой секундой, говорила завуч. Для себя она уже все решила. Плевать на этого недоделанного трудовика. Соскочит и черт с ним. Сидели дети без нормальных трудов пять лет, посидят еще. Это не физика, не химия, не математика и даже не география. Это всего лишь труды.
- Но вы ведь понимаете, что детям нужен этот предмет, - сказал Анатолий Борисович, словно прочел ее мысли.
- Нужен. Но нужен меньше чем математика или к примеру, литература.
- Может быть и так. Опять же, педагогического образования у меня нет, - нарочно уточнил Анатолий Борисович. – Но у меня есть кое-что другое. Я всю жизнь возился с деревом. Я знаю, как с ним работать. Знаю, что такое мастерская и во что она превращается, когда хозяева меняются как перчатки.
- Я нисколько не сомневаюсь в вашем профессионализме и знании дерева, но дети не дерево. Дети живые.
- Ирина Петровна, я вырастил пятерых детей. Хоть я и не заканчивал педагогику, но поверхностное представление о детях у меня есть.
Такого поворота завуч не ожидала. Надо было тщательнее посмотреть заявку, чтоб не выглядеть сейчас глупо. В этот момент Ирина Петровна раскраснелась не от злости, а от стыда.
- Так, - вязала она себя в руки. – Вы мне вот что скажите, работать будете или нет? У меня еще дел по горло.
Анатолий Борисович сразу решил, что лучшей работы на первый год пенсии и придумать нельзя, но ему так захотелось съязвить завучу, что он снова медленно повертел головой, снял очки, потер их о свитер, надел, провел ладонью по лысине и пригладил редкие волоски, затем и вовсе отвернулся, словно думал. Он слышал как сопит завуч и дождался именно того момента, когда Ирина Петровна готова была взорваться, но он опередил.
- Буду.
- Тогда ждем вас завтра. К первому сентябрю надо подготовиться.
Хотя Анатолий Борисович и выглядел спокойным и сдержанным человеком, но, чем ближе было первое сентября, тем больше он понимал, какая ответственность будет лежать на его уже пожилых плечах. Сам себя он успокаивал лишь одним: «Будет проблема, буду ее решать, а пока у меня есть над чем поработать».
Прежде чем принять мастерскую он взял опись имущества и досконально проверил содержимое каждого станка. Просмотрел каждый инструмент и каждую деталь. Проверил работу станков и Ирина Петровна тут оказалась права. По документам все на месте и все работает. По существу же, многое растаскано и многое сломано.
Когда Анатолий Борисович пришел в учительскую с итогами работы, то директор с завучем выслушали его, покивали и удалились. Это не остановило нового педагога и он настырно оббивал пороги, пока директор Тамара Васильевна, не решилась на откровенный диалог.
- Анатолий Борисович, я понимаю ваше рвение и желание сделать школу лучше. Так же я понимаю, что каждый педагог считает, что именно его предмет самый важный и самый полезный. Но и вы поймите, у школы нет бюджета, чтобы закупить ваши эти железяки. – Тамара Васильевна встала из-за стола, прошлась по кабинету, надолго задержала взгляд на окне, затем повернулась и продолжила. – Если быть с вами полностью откровенной, то нам не нужны труды для учеников. Нам нужен урок технологии в любом его виде. Лишь бы у нас числился преподаватель и дети не шатались на ваших уроках по школе или того хуже, прогуливали на улице. Ограничьтесь хотя бы этим, и все у вас будет хорошо.
- Так же по бумагам?
- Что, простите?
- Я говорю, вам нужны уроки трудов так же, всего лишь по бумагам?
- Вот, суть уловили.
- Уловил.
Не прощаясь, Анатолий Борисович покинул кабинет. Посещали его мысли, что зря он ввязался в это дело. Сидел бы себе дома, получал бы пенсию, ведь всю жизнь работал. Всю жизнь. Пора бы и отдохнуть. Но не привык он отдыхать. Будь что будет.
Наступило первое сентября. Торжественная линейка прошла, дети разбрелись по классам.
Анатолий Борисович заперся в мастерской, оглядывая убранные верстаки, аккуратно сложенный инструмент и мертвые станки. Ему было приятно находиться здесь, среди металла и дерева. Одному. Работать так, как велит сердце. Работать спокойно, ни за кого не отвечать и точно знать – что делать, и как делать. Он на секунду представил детей возле верстаков и сердце забилось чаще. А что если они поранятся? Здесь ведь и пилы, и сверла, и отвертки. Здесь куча возможностей порезаться. А что если он не сумеет уследить за всеми?
Анатолий Борисович поймал себя на этой мысли и сжал зубы, мысленно повторяя: «Я справлюсь. Справлюсь».
Как он и предполагал, дети быстро всё забывают. Легче всего оказалось с пятым классом. Хоть они еще совсем дети. Пусть они неуклюжие и неосторожные, но Анатолий Борисович смог им с первого урока показать, как нужно себя вести. Рассказал о том, что они будут делать. Показал мастерскую и нагнал столько магии, что каждый мальчишка мечтал быстрее вызубрить технику безопасности, быстрее закончить изучать инструкции и наконец-то приступить к работе на настоящих станках.
Что касается старших классов, то там дела обстояли иначе. Иначе это значит хуже. Намного хуже. Шестые классы весь прошлый год на трудах играли в карты и телефоны. Прогуливали. И даже если приходили на занятия, то ничем не занимались. И чем старше класс, тем сложнее их будет переделывать. Ведь даже девятые классы, у которых труды числятся последний год в расписании, ни разу, в общем-то, трудами и не занимались. Как их вернуть в русло? Как привить любовь к трудам? Над этими вопросами Анатолию Борисовичу пришлось немало поломать голову.
По-первой он живо взялся за работу. Страх перед несмышлеными мальчишками прошел. Пятиклассников, в общем-то, как шестиклассников он быстро направил в нужную колею, а вот со старшими классами пришлось повозиться.
- Ну как, освоился в нашем бедламе? – спросил физрук Юрий Владимирович и по привычке поправил свисток на шее.
- Так себе.
- У тебя уже закончились уроки?
Анатолий Борисович кивнул.
- Пойдем, поможешь кое-что сделать в каптерке.
Анатолий Борисович закрыл мастерскую и пошел.
В тесной каптерке на стеллажах было много вещей: лыжи, новые мячи, скакалки, гантели. В углу, на новых матах, бесформенной грудой лежал другой спортинвентарь. Пахло резиной и куревом.
- У меня еще один урок и все, домой, - с наслаждением сказал физрук и всем своим массивным телом плюхнулся на хлюпкий стул. – Закуривай, если хочешь.
- А тут можно?
- Пф…
Физрук достал пачку, вытащил из-под стола стеклянную пепельницу полную окурков и закурил.
- У меня тут все можно. Это в учительской свои правила, а тут я сам себе хозяин. Честно говоря, не люблю я эту учительскую. Вечно они чего-то хотят и чем-то недовольны.
- К соревнованиям готовитесь? – спросил Анатолий Борисович, оглядывая новый инвентарь.
- Нет, это резерв. Для лучших времен. У нас, сам знаешь как. Если какая проверка нагрянет, то мы это все вытаскиваем в зал и пару дней, а то и неделю, дети радостно рвут весь инвентарь как собаки. Как только проверка уедет, мы это все обратно прячем.
- А как же уроки?
- Ой, да кому они нужны эти уроки. На бумаге есть и то слава богу.
Юрий Владимирович пристроил окурок к мертвым собратьям и спрятал пепельницу. Он помахал пухленькой рукой, развеивая дым, затем провел пальцами по редким усикам.
- Удивлен, наверное? Ну, ничего. Так бывает. Я когда сюда пришел, тоже сперва немного удивился. Хотел парней, как надо потренировать, а потом понял, что никому это не надо. Ни им, ни им родителям, ни даже нашему директору с завучем.
- А тебе?
- Теперь и мне тоже не надо.
Привычный звонок разнесся по школе.
- Ща еще посидим пять минуток и пойду, открою дверь этим охломонам.
Коллеги вышли из каптерки и Анатолий Борисович проходя спортивный зал, отметил про себя, какое же скудное и потрепанное оборудование. Краска на лавках облупилась, некоторые ножки отломаны. На лестницах вдоль стены, много где не хватает ступеней. Канат, свисающий с потолка давно начал расплетаться. Рядом с гимнастическим козлом, валяется пыльный и порванный мат. Складывалось ощущение, что здесь давно никто не занимается.
Переваливаясь с ноги на ногу, Юрий Владимирович дошел до двери, отворил ее ключом и предусмотрительно шагнул в сторону.
Сбивая друг друга и хватая за рюкзаки, дети ворвались в спортзал как стадо антилоп, за которыми гонятся хищники.
Юрий Владимирович дождался пока последний ученик забежит в спортзал, затем закрыл дверь и надув щеки, громко просвистел.
- Становись.
Крича и не слушая команду учителя, дети кое-как построились в одну линию.
- Сегодня будем заниматься футболом, - довольно громко сказал он. – Все хотят играть в футбол?
Крики «да», поровну слились с криками «нет».
- Ладно, тогда добавим еще и баскетбол. Кто хочет играть в футбол, сделайте шаг вперед. Ваня и Сергей, будете капитанами, - сказал физрук, глядя на первую шеренгу. – А у вас, Дима и… и Алексей. Первая половина зала для баскетбола, вторая для футбола. Ждите меня.
Физрук поплелся обратно в каптерку и через минуту вышел, неся в руках два мяча – футбольный и баскетбольный.
- По моей команде! – завопил он во все горло и поднял мячи над головой.
А потом он сделал то, отчего у Анатолия Борисовича, больно екнуло в груди. Словно что-то неприятное, тяжелое и в тоже время, неимоверно грустное поднялось в его душе.
Юрий Владимирович развел руки в стороны, а затем кинул мячи так, как кидают кости голодным гиенам. Дети мгновенно сорвались с места и перемешались в одну большую команду. У них не было ни футбола, ни баскетбола. Тот, кто первый схватил мяч стал жертвой, за которым будут гоняться все остальные.
- Пойдем, - сказал довольный физрук и не спеша поплелся в каптерку.
Дверь отрезала детские крики и шум. Юрий Владимирович снова плюхнулся на стул и достал пепельницу. Трудовик уселся рядом.
- А ты не боишься их так оставлять? – осторожно спросил Анатолий Борисович, чувствуя тревогу за ребят.
- Не первый раз уже. Ты это, будешь?
- Чего? – не понял вопроса трудовик.
- Чуть-чуть… начальства уже нет, они куда-то в администрацию уехали. У меня последний урок, у тебя уже закончились. Ну, так что, будешь? – и физрук сделал характерный жест, поглаживая горло рукой.
- Мне еще поработать немного надо, - тут же соврал Анатолий Борисович и резко встал. – Я пойду, не хочу, тут задерживаться.
- Лады.
- Слушай, - уже на выходе сказал Анатолий Борисович. – А чего вы им весь этот инвентарь не даете?
- Так ведь порвут все. Растрепают, разобьют и уничтожат. Это же не дети, а зверята какие-то. Потом если проверка приедет, то мы с голым задом окажемся. А так мы всегда готовы показать, что у нас все есть.
Анатолий Борисович вышел не прощаясь. Проходя мимо красных и раздухаренных ребят, он с жалостью смотрел, с каким рвением они пинают единственный мяч. За время пока они были в каптерке, сформировалось что-то вроде кружков по интересам. Пару человек пинали футбольный мяч, еще пара человек носились с мячом баскетбольным. Девочки сбились в угол и еще несколько мальчиков облюбовали маты.
Жалко было смотреть на это. Жалко и одновременно страшно.
Но жалеть было некогда. На следующий день Анатолий Борисович принимал старшие классы.
Как он не распинался перед ними, как не краснел, но ему так и не удалось донести до детей важность трудов. Не удалось и стать среди них авторитетом. Не удалось возглавить их не совсем дружный коллектив. Ничего не удалось сделать. Ребята его не слушали и занимались кто чем. Большинство сидело в телефонах или на задних партах, далеко в углу, играли во что-то.
Разбитый и вымотанный Анатолий Борисович зашел в учительскую. Было пусто. Только директор и завуч что-то бурно обсуждали.
- Но у нас нет столько денег. – Отбивался директор.
А завуч, наоборот, наседал:
- Вы когда последний раз были в актовом зале. Там уже на лавку присесть невозможно, чтобы вещи себе не изорвать.
- У нас бюджет…
- Надо что-то делать, иначе нам всем влетит.
Захваченные бурной беседой, они не сразу заметили Анатолия Борисовича, а когда увидели, тут же замолчали и переключили тему.
- Все у вас хорошо? – спросила завуч.
- Все отлично.
Шли дни. Анатолий Борисович как смог починил станки и привел в порядок мастерскую. Он ходил особняком, за что сразу получил клеймо среди коллег. Мало кто готов был с ним разговаривать, но Анатолия Борисовича это только радовало. Он редко появлялся в учительской, большую часть времени находясь в мастерской.
Он с нетерпением ждал, когда пятиклашки придут на урок. Ведь с ними он начал заниматься настоящими трудами. Теми, которые были в детстве у самого Анатолия Борисовича и теми, которые должны быть у всех детей. Но они почему-то были лишь по документам есть.
Спустя неделю, всем классом дети собрали свой первый стул. Красивый, стройный, гладкий. Вскрыли его морилкой, а затем и лаком прошлись, которые Анатолий Борисович принес из дома. Теперь этот стул гордо красовался в центре мастерской.
Но когда пятиклашки покидали мастерскую, Анатолию Борисовичу мгновенно становилось грустно. Он хотел бы, чтобы все были как эти самые ребята. Пусть у них не всегда получается. Пусть они порой бывают балованные и непослушные, но он видит в их глазах интерес. И эти доверчивые взгляды заряжают его энергией. А ученики старших классов своим равнодушием, с легкостью этот интерес высасывают.
Лакированный стул в центре мастерской привлек взгляды старшеклассников и они даже поинтересовались откуда этот стул привезли.
- Это мы с пятиклассниками сделали. – Гордо заявил Анатолий Борисович.
Но эффекта, которого он ждал, не было. Стул быстро надоел ученикам и те в свою очередь занялись своими делами.
Уставший от попыток привить любовь к труду, Анатолий Борисович заперся в мастерской, оставив учеников в классе. Пусть там сидят. Пусть занимаются, чем хотят. Плевать. Надоело. Буду работать с теми, кто хочет работать. А этих уже не переделать.
Сидя в раздумьях, Анатолий Борисович не единожды возвращался к спортзалу и тому, с какой горечью он смотрел на детей. С каким высокомерием и каким раздражением он смотрел на физрука, которому было плевать на детей. Он кинул им мячи, а сам скрылся в каптерке дожидаться пока прозвенит звонок.
Но ведь и я так поступаю. Я ничем не лучше, - отвечала ему совесть.
Собравшись с мыслями, Анатолий Борисович решил, что попробует еще раз. Хоть на примере стула, хоть на другом примере, но он должен изменить ситуацию. Должен.
Выйдя из мастерской, он увидел брошенных детей. Кто сидел в телефоне, кто занимался рисованием в тетради. Кто-то делал домашнюю работу. Но большая часть класса, оккупировав последние парты, что-то бурно обсуждала.
Анатолий Борисович незаметно подошел к ним и увидел то, от чего волосы зашевелились на затылке.
Дети играли в карты. Но не просто в карты. На парте была куча мелочи и по быстрому подсчету, Анатолий Борисович определил, что на кону около пятисот рублей.
- Вы что тут устроили!? – грубо и громко сказал он.
Ученики оторвались от карт и с испугом посмотрели на преподавателя.
Немая сцена длилась около минуты.
- Собирайтесь к директору. – Сказал Анатолий Борисович и забрал карты у учеников. До денег он решил не прикасаться.
Естественно большинство сказали, что просто наблюдали за игрой и к директору идти смысла нет. Анатолий Борисович взял с собой лишь тех, у кого лично видел карты в руках, насчитывалось три человека.
- Вы зачем играли? – ведя провинившихся учеников по пустынным коридорам, спросил Анатолий Борисович.
- Интересно, - ответил один.
- Интересно им. Знаете, сколько людей страдают от этого. Все свои деньги проигрывают, дома, машины. Жизни свои проигрывают. А начинается ведь все именно так. По мелочи партейку сыграют и ничего страшного. Вам ведь родители деньги на обеды дают, а вы их в карты… эх вы. – Махнул рукой Анатолий Борисович, но тут же добавил. – Вам что денег мало?
- Мало, - не задумываясь, ответил кто-то.
Анатолий Борисович остановился перед директорской дверью. Ему в голову пришла совершенно сумасшедшая мысль.
- Разворачивайтесь, - скомандовал он. – Сегодня к директору не идем.
На следующий день Анатолий Борисович поднял давний разговор.
- Я тут краем уха слышал, что вам надо актовый зал обновить, - шепнул он завучу.
- Ой, и не говорите. В бюджет не входим, денег нет. А в актовый зал уже войти страшно.
Анатолий Борисович покивал головой и тихонечко сказал:
- У меня много связей осталось, так что могу вам по дешевке оформить. Единственное, что там все должно без чеков пройти, иначе дешевле не получится.
Ирина Петровна задумалась. Долго молчала, прежде чем ответить:
- Я с директором посоветуюсь.
Не прошло и дня, как Анатолия Борисовича вызвали в кабинет.
Обговорили сумму и сроки. Анатолий Борисович сразу предупредил, что сделают не быстро.
- За быстро, надо платить полную сумму. А за очень быстро, еще и сверху накидывать.
- Нам не к спеху. К новому году бы успеть.
- Успеем.
Естественно Анатолий Борисович не обратился к бывшим коллегам и не поднимал свои старые связи. Он сам купил материал и все перенес в мастерскую.
Когда старшеклассники пришли на урок, Анатолий Борисович вышел в центр класса, держа в руках молоток. Он чувствовал как трясутся коленки. Трясутся в прямом смысле. Он понимал, что поставил на кон слишком много. Часть денег взял. Материал куплен. Сроки оговорены. А вдруг и эта идея не зажжет в них интерес. Вдруг и сейчас они отнесутся к нему как к старому деду, которому пора голову лечить.
- Итак, - громко сказала он, заметив, как ученики притихли. – Тут я недавно выяснил, что всем вам не хватает денег. Это так?
Молчание. Каждый из учеников догадывался, что стоит ему согласиться, и его же одноклассники прозовут нищим.
- Не стесняйтесь этого, - продолжил преподаватель. – Я в свои годы огороды нанимался чужие копать, чтобы копейку себе заработать. В общем, у меня для вас дело. Я взял заказ на работу. Работа не пыльная и ее не так много. Платят хорошо, так что можно и заработать. Весь материал я уже купил. От вас мне нужны рабочие руки и желание что-то делать. И главное, об этом никто не должен знать. Узнают другие и все, наш план рухнул. Ну как вам?
Снова напряженная тишина. Ученики переглядываются и ждут, кто же рискнет первым высказаться на предложение учителя.
- И насколько хорошо там платят? – сказал тот, которого поймали с картами.
- Больше чем самый крупный банк, который ты брал когда-то в картах?
- Прям-таки? – засомневался парень.
- Точно.
Снова тишина. И затянулась она надолго. Анатолий Борисович покачивал молотком, а ученики продолжали переглядываться, опасаясь как бы не вышло хуже.
- Итак, господа, - устало сказал Анатолий Борисович. – Я не буду вас упрашивать и не буду разговаривать с вами как с маленькими детьми. Вот этот стул, мы сколотили с пятиклассниками. В этой работе нам надо будет сделать немного больше чем просто стул. Поэтому те, кто хотят заработать, пусть сидят, а те, кто не хочет, пусть встанут. – Давно Анатолий Борисович не пользовался этим хитрым приемом. Несколько человек попытались встать, но не решились. - Значит, согласны все. Это хорошо.
Анатолий Борисович спокойно прохаживался по классу, рассказывал о предстоящей работе, но внутри он торжествовал. Внутри он улыбался и громко хохотал.
С этими ребятами он решил поступить иначе. Их нельзя долго мучить. У старшеклассников просто не хватит терпения и они снова возьмутся за карты и разгильдяйство.
Анатолий Борисович ловко маневрировал между теорией и практикой, чтобы ученики не успели заскучать, но и до сложной работы он их не допускал.
Пока что делали заготовки. Пилили, строгали. Попутно Анатолий Борисович объяснял азы работы с деревом и сам не заметил как превратился в хорошего друга учеников. Он стал тем самым учителем, к которому ученики выстраивались в очередь, чтобы спросить совета. Тем учителем, у которого каждый ученик хотел выделиться. Хотел получить похвалу. И, если Анатолий Борисович говорил, что этого делать не следует, то этого никто не делал.
С обычных заготовок перешли к настоящей работе. Колотили лавки, шкурили, красили, лачили.
Ближе к новому году актовый зал засиял новизной. Поверх заказанной работы, унылые стены оббили деревом и подлатали сцену. Но и этого ученикам показалось мало. Они взялись лично ремонтировать свои классы. На каждый урок забирали несколько парт и стульев и приводили их в божеский вид. А, как известно, свой труд всегда ценится гораздо больше. Поэтому после того как всю мебель привели в порядок, чудесным образом она больше не ломалась. На дверях появились новые блестящие ручки. Доски бесшумно открывались и закрывались. Под каждой доской была сделана аккуратная полочка для мела и тряпки. Даже перила на лестницах и те заменили.
Медленно и весьма незаметно старшеклассники преобразили школу. Учителя не могли нарадоваться, но в тоже время немного косо и с презрением смотрели на Анатолия Борисовича, который в такой короткий срок завоевал популярность среди учеников. И все недруги восторжествовали, когда кто-то рассказал о том, что Анатолий Борисович, оказывается работал не просто так. Он наживался на детях и использовал их как бесплатную рабочую силу.
- От вас мы никак не могли ожидать такого. – Говорила завуч, нервно расхаживая по кабинету.
- Но ведь я не взял себе, ни копейки, - оправдывался Анатолий Борисович. – Все что я с вас взял, я потратил на материалы и раздал пацанам.
- Они не бесплатная рабочая сила, - вставила слово директор.
- Поэтому я им и платил. Мне хватило своей зарплаты.
- Так не правильно.
- А правильно, что они ни черта не умели пока я не пришел. Что они в карты играли на деньги. Что они молоток в руках не умели держать. Мастерскую в порядок привели, станки починили. Актовый зал заблистал, классы обновили. А вы говорите, что это неправильно. Я и сам знаю что неправильно, но надеюсь хоть теперь до вас дошло, что труды не лишний предмет.
Ирина Петровна долго не отвечала. Она смотрела на директора, словно искала у него поддержки. Смотрела и на Анатолия Борисовича. И, после долгого молчания, выдала:
- Все равно это неправильно.
Рассматривали вопрос об увольнении Анатолия Борисовича с поста преподавателя, но проведенный новый год в актовом зале, показал все его достоинства. Да и ученики, от пятого до девятого класса вступились за Анатолия Борисовича.
- Вам повезло, что у нас нет другой кандидатуры, а иначе мы бы распрощались. – Язвительно заявила завуч.
С приходом Анатолия Борисовича, ребята полюбили мастерскую не меньше чем лабораторию кабинета физики или химии. Веселой гурьбой они вваливались в рабочее помещение, чувствуя запаха дерева и чихая от мелкой древесной пыли. Они надевали жесткие фартуки, как настоящие рабочие. Каждый ученик имел свой шкафчик, где хранился личный респиратор и очки. Ребята по всем правилам технике безопасности становились к станкам и пользовались электроинструментами. Единственное о чем они жалели, так это то, что в неделе у них всего два урока трудов.


Взято ТУТ

Читаю и плакать хочется.Где те уроки трудов которые были в Союзе.Мальчиков сейчас учат вышивать , готовить обеды и вязать и это не началка это старшие классы!
 
[^]
sterh1972
9.02.2018 - 22:37
0
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 19.04.16
Сообщений: 1670
Цитата (Пропальщик @ 9.02.2018 - 12:38)
Красиво.
Только я вот сколько не видел на своем веку трудовиков,все они были довольно сильно пьющими,зачастую алкашами и неудачниками по жизни.
То есть теми,кого никуда больше на работу не брали и они вынуждены были работать за мизерную зарплату в школе (у трудовиков часов всегда мало,категория низшая-в/о педагогического нет).
От запоя до запоя они занимались с учениками на уроках в основном хозработами по школе-уборкой территории и т.п.А так же сами чинили своими руками все что надо в школе-замки там,двери и т.п.

Ну у нас Анпет был хороший дядька и учил не плохо.Не знаю кто сейчас вместо Анатолия Петровича ведет труды какая ни будь Марья Петровна.
 
[^]
Брррр
9.02.2018 - 22:46
0
Статус: Online


Юморист

Регистрация: 7.09.14
Сообщений: 567
Цитата (EgorKulikov @ 9.02.2018 - 12:06)
К первому сентябрю

Педагог cry.gif Па руский наверна lol.gif
 
[^]
SpykerIII
9.02.2018 - 22:52
0
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 6.02.17
Сообщений: 289
Владимир Георгиевич спасибо! Тебя уже нет, наверное, в живых... но если жив - здоровья, а если нет - Царствия тебе небесного!
 
[^]
Полукруглый
9.02.2018 - 23:02
0
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 11.12.13
Сообщений: 245
1975 год. Григорий Степанович - инвалид Великой Отечественной мой учитель "трудов". Бывало и выпивал в подсобке, когда протез уж больно доставал, но нас, пацанов, держал в строгости и многому научил. Спасибо ему!

Это сообщение отредактировал Полукруглый - 9.02.2018 - 23:03
 
[^]
bedLaM
9.02.2018 - 23:06
0
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 22.05.11
Сообщений: 347
Мне тоже с трудовиком повезло, золотые руки у мужика, сам у него многому научился, даже стол собрал на колесиках, гордился страшно))))
 
[^]
Чатланен
9.02.2018 - 23:20
0
Статус: Online


Ярила

Регистрация: 18.06.15
Сообщений: 1260
Цитата (TAPAHTAC36 @ 9.02.2018 - 16:08)
А у меня в школе труды ( а также рисование и черчение) преподавал Станислав Сигизмундович Церпинский. Спасибо ему огромное и низкий поклон за то, что научил работать руками и головой.

У меня аналогично - Юрий Иванович Куракин - сначала были стенгазеты, потом школьные стенды, потом стенды армейские, потом молярные шабашки и первые вывески с применением оракала, потом в дело пошли плоттеры, принтеры и прочие с USB-мамами и программы, программы, программы, а по сути все то же рисование, черчение и мелкое рукоделие.

Это сообщение отредактировал Чатланен - 9.02.2018 - 23:20
 
[^]
Raziel
10.02.2018 - 00:11
0
Статус: Offline


Дважды мёртвый вампир

Регистрация: 29.09.09
Сообщений: 1610
А наш трудовик увлёк нас резьбой по дереву, делали досочки для резки хлеба, а потом геометрической резьбой вырезали, сувенир типа. Батя мне под это дело резец сделал из пилы, которой болванки на станке пилят железные, я его круче хирургического скальпеля точил полировал.... эххх.
 
[^]
dubenok
10.02.2018 - 00:53
0
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 17.08.15
Сообщений: 60
Цитата (АлыйВит @ 9.02.2018 - 14:59)
Спасибо тебе, Герман Михайлович, за ту науку, которую ты нам преподавал на уроках труда! bravo.gif
Жаль, что ты умер уже. Земля пухом!

У мня было два трудовика-Силантьев Иван Павлович,Кузнецов Станислав Павлович.Первый натаскивал по дереву,второй обучал работе на станках.Оба покойные.
 
[^]
0budabula
10.02.2018 - 03:11
0
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 7.05.14
Сообщений: 90
В моей школе было два учебных класа, деревообработка 5-6 классы и металообработка 7-9 классы. Токарных станков по дереву было 4, и два сверлильных. В металообрабатывающем классе 6 токарных и два фрезерных, вертикальный и горизонтальный.
По дереву в основном пилили лобзиком, мои поделки даже на выставку брали городскую. Ну тарелка само собой тоже была. А еще я сделал табуретку с точеными ножками, притом они все были одинаковы.
Трудовик наш очень за металообрабатывающие станки очень переживал, потому работали на них очень мало, и то только те кто выполнил ряд условий, и все предыдущие задания типа совка, совка коробочки из жести были выполнены на отлично.
Но самым желанным бля всех ребят было принять участие в сборке а потом и запуске самолета на эфирном двигателе, вроде МК-12 если память не изменяет. Трудовик уговорил директора купить 4 таких. На их запуск собирались наверное все пацаны школы, они были очень капризными, особенно в неумелых руках семиклассников. И вся толпа обступала самолетик и с замиранием сердца слушала маты трудовика, потому что не туда и не так.
В последний год у трудовика случился инсульт. Его заменяли то чертежник, то завхоз. На станках никто не работал, из учеников, а те кто в нерабочее время работали стружку за собой не убирали.

Лишний предмет
 
[^]
orbitel
10.02.2018 - 04:36
0
Статус: Offline


Балагур

Регистрация: 31.03.13
Сообщений: 965
На уроках труда мы делали коробочки для мармелада. Девочки вырезали заготовку, а мы, мальчики, обклеивали заготовками картон. Платили копейки, но было приятно.
 
[^]
Enkydu
10.02.2018 - 08:25
0
Статус: Offline


Юморист

Регистрация: 11.04.15
Сообщений: 546
Цитата (ЛешкинКот @ 9.02.2018 - 19:03)
У меня до сих пор лежит молоток, который полностью сам сделал в школе на уроке труда из железнодорожного костыля и палки.

Где-то в семидесятых?
 
[^]
Manager77
10.02.2018 - 08:28
0
Статус: Offline


Я за вами слежу!

Регистрация: 19.08.15
Сообщений: 3627
У нас трудовик не выговаривал букву "Л", вместо нее говорил "Р". Иногда веселые перлы получались. Например он говорил: "Нужно удобно красть инструменты". :о)
 
[^]
Sergeitch
10.02.2018 - 08:45
0
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 15.07.14
Сообщений: 217
Эхх почти до слез
 
[^]
sergreding
10.02.2018 - 11:31
0
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 9.02.18
Сообщений: 2
Цитата (tougi @ 9.02.2018 - 12:35)
...а потом ученик Вася с восьмого "А" отрубил себе палец и Анатолия Борисовича чуть не посадили за эксплуатацию детского труда и разбазариванию школьных средств...

А когда Вася окончил школу и довольный и весёлый спешил домой,на него с крыши упал кирпич.В итоге Вася остался инвалидом,а кого посадить менты разбираются. wub.gif
 
[^]
posadnik
10.02.2018 - 12:27
0
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 20.03.11
Сообщений: 7721
Цитата (Пропальщик @ 9.02.2018 - 12:38)
Красиво.
Только я вот сколько не видел на своем веку трудовиков,все они были довольно сильно пьющими,зачастую алкашами и неудачниками по жизни.
То есть теми,кого никуда больше на работу не брали и они вынуждены были работать за мизерную зарплату в школе (у трудовиков часов всегда мало,категория низшая-в/о педагогического нет).
От запоя до запоя они занимались с учениками на уроках в основном хозработами по школе-уборкой территории и т.п.А так же сами чинили своими руками все что надо в школе-замки там,двери и т.п.

от "неудачниками по жизни" так и хочется сказать "чемодан-аэропорт-гринкарта".

мои два трудовика, Григорий не помню как по имени отчеству и Борис Николаевич (первый нас только принял в четвертом классе, было это ну очень много лет назад, наши только-только в Афган вошли, второй учил все классы) были прекрасными столярами и слесарями.

Кстати, трудовиком МОЖНО стать без педобразования - в смысле, при наличии пятого-шестого разряда это допускается. Только ты попробуй дойди до таких разрядов будучи "алкашом и неудачником по жизни".

Опустившихся трудовиков потом видел - не когда учился, а когда работал. Только это не потому они работали трудовиками что опустились - а опустились, когда поняли что об них вытирают ноги все ученики, все учителя и все коллеги - потому что зачем возиться с и железками, если моя сыночка будет изучать компьютер, а потом найдет работу менеджером (тм). Сейчас опомнились, кажется, на самом верху - но мастерские растащены, верстаки повыкинуты, инструмент выброшен. И вменяемый мастер на руководство кабинетом найдется только пенсионер - молодняк работать руками не стремится, да и ПТУ разогнали.
 
[^]
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 24496
0 Пользователей:
Страницы: (5) « Первая ... 2 3 [4] 5  [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 




Активные темы