Мама, заплати за меня

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
Страницы: (14) « Первая ... 10 11 [12] 13 14   К последнему непрочитанному [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
наебенился
24.02.2018 - 04:13
4
Статус: Offline


БП неизбежен!!!

Регистрация: 29.03.12
Сообщений: 13680
Наташка, спасибо, роднуль
 
[^]
ВаЕнкА
26.02.2018 - 22:09
5
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 10.04.16
Сообщений: 17
Хм. Если бы читатели не указывали на мелкие пригрешения в тексте , то я бы на них даже внимания не обратила. Читается легко , и сюжет очень интересен . Пишите обязательно , это здорово ! )) Спасибо за рассылку biggrin.gif biggrin.gif
 
[^]
Dikoy13
26.02.2018 - 22:35
4
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 10.12.15
Сообщений: 175
первая часть легко вошла.......
а можно рассылку ????
 
[^]
MYDream
27.02.2018 - 10:17
5
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 6.11.15
Сообщений: 109
Цитата (sclyff @ 22.02.2018 - 20:20)
MYDream
3 глава
https://www.yaplakal.com/findpost/65484643/...pic1665215.html
4 глава
https://www.yaplakal.com/findpost/68442679/...pic1665215.html

Благодарю
 
[^]
Destiny13
27.02.2018 - 10:43
5
Статус: Offline


Эро Снегурочка ЯПа

Регистрация: 13.04.12
Сообщений: 2453
Огромное спасибо, Orlumа и МариПяткина!
sclyff, я тебя обожаю!
Вы такие молодцы!
 
[^]
DeniskoBalbes
22.03.2018 - 20:07
6
Статус: Offline


Небольшая авторская корректировка

Регистрация: 12.07.08
Сообщений: 1314
Хочется продолжения
 
[^]
Зазнуда
25.03.2018 - 01:42
5
Статус: Offline


Смышленая

Регистрация: 12.02.12
Сообщений: 154
Жду продолжения
 
[^]
balamutkot
29.03.2018 - 12:28
5
Статус: Offline


кошкоблуд

Регистрация: 18.09.08
Сообщений: 1431
мдааа... не балуют нас авторы, скоростью продолжения. А так хочется уже новую часть wub.gif
 
[^]
МариПяткина
30.03.2018 - 12:40
11
Статус: Offline


гаврош

Регистрация: 26.08.09
Сообщений: 844
Ребят, мы какие-то проблемные соавторы подобрались. То у одного вавка в голове, то у другого. Кто-нибудь один всегда сильно-пресильно занят. А писать в одиночку свободному от вавки соавтору - значит тупо перетягивать одеяло на себя, так делать некорректно.
Вообще я удивлена, что кто-то ждёт проды. Честно говорю, лично я давно бы потеряла интерес и не ждала бы)) А новая глава почти готова, ога.
 
[^]
Orlum
30.03.2018 - 23:57
7
Статус: Offline


Балагур

Регистрация: 24.12.11
Сообщений: 828
Ага.
И эта глава будет покрупнее предыдущих судя по всему.
 
[^]
Destiny13
31.03.2018 - 08:10
6
Статус: Offline


Эро Снегурочка ЯПа

Регистрация: 13.04.12
Сообщений: 2453
Цитата (МариПяткина @ 30.03.2018 - 11:40)

Вообще я удивлена, что кто-то ждёт проды. Честно говорю, лично я давно бы потеряла интерес и не ждала бы)) А новая глава почти готова, ога.

Мы ждем. У нас есть терпение!
 
[^]
balamutkot
2.04.2018 - 11:52
5
Статус: Offline


кошкоблуд

Регистрация: 18.09.08
Сообщений: 1431
Цитата
А новая глава почти готова, ога.

значит в скором времени нам ее презентуют super.gif
Цитата
Вообще я удивлена, что кто-то ждёт проды.

да, такие люди есть и не я один.
 
[^]
balsar
2.04.2018 - 12:41
3
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.05.08
Сообщений: 1218
Меня в рассылку организуйте, пожалуйста, блеать!

Отправлено с мобильного клиента YAPik+
 
[^]
Sodmik
2.04.2018 - 18:23
4
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 3.05.14
Сообщений: 397
Я тоже ждууууууууу!!!!!!!!!!!!!!
 
[^]
sclyff
5.04.2018 - 08:44
14
Статус: Offline


Отличная вечеринка, не правда ли?

Регистрация: 26.01.11
Сообщений: 5664
5. Я иду за тобой

Сперва появилась детская считалка-страшилка. Всплыла из подсознания, как зимний утопленник, который провалился под лёд ещё в декабре, но только в апреле явил себя миру.
Бум-бам.
Бум-бам.
Едет трактор по гробам… – билось в висках вместе с шумом крови.
И только потом на Артура обрушилась чудовищная, ни с чем не сравнимая головная боль. А невидимый ребёнок в больной голове всё насчитывал весело:
Он наедет на прохожих
Вместе с мясом снимет кожу
И повесит на кусты
А водитель будешь ТЫ!
Артур попытался открыть глаза и не смог – слиплись. Хотел поднять руку и протереть веки – ничего не вышло. Лицо болело тоже. Зубы ломило так, будто кто-то с размаху дал по ним кувалдой. Впрочем, может, так и было? Или ему паскудный сон приснился? В этом сне корпоративный хлюпик уделал Артура куском бетона и сорвал заказ…
Первое, чем он смог пошевелить, был язык. Артур поскользил языком туда-сюда, проверил наличие зубов. Результат его сильно огорчил: вместо переднего ряда белого и ровного, который он так любил показывать девкам, из опухших дёсен торчали пеньки и сочилось солёное. Значит, это не сон. Артур мученически застонал и снова впал в небытие. Опустился в удобную темноту, где нет ни боли, ни беспощадно-ясного понимания полного фиаско. И тут же снова: бум-бам, бум-бам – стук сердца. Он даже удивился, отчего оно стучит так сильно. Наверное, он только собственное сердце и слышит. «Если смерть как обморок, только глубже, если там, за гробом, так же тихо и темно, - да, детка, просто сдохни» - мелькнуло в мыслях. И тут же голова снова взорвалась болью: кто-то приподнял его затылок и пытался напоить Артура. Он уступил – глотнул. Пить оказалось невыносимо больно. Артур помнил громкий хруст перед темнотой. Теперь он знал, что слышит человек, у которого ломаются зубы и разрывается кожа. «Бум, бам. Едет трактор по гробам…» Видел закрытыми глазами снова и снова приближающийся к лицу кусок бетона. Серый, неровный, с отлетающими песчинками. Укол. Снова проклятая боль! Артур застонал.
А затем раздался звук, принёсший с собой блаженство: тонкий, едва уловимый писк блока питания на медицинском пистолете. И голос, спокойный и уверенный, негромко произнёс:
- Тише, парень, не дёргайся.
Словно ангел утешил и погладил крылом. И тут же будто сотни крохотных иголочек впились в лицо: ему впрыснули «Солдатскую подружку», комплексный препарат с мудрёным названием, которое Артур никогда не мог выговорить, да и зачем? Подружка и есть подружка. А в ней: старый добрый анальгетик-опиат, гемостатик, стимуляторы, гормоны, коллаген и всё остальное, что возвращало Артура к грёбаной жизни.
- Пить, - хотел сказать Артур. Получилось: «И-и-и…»
- Пока нельзя, - ответил голос, - Потерпи, скоро попьёшь. Всё-таки удивительные вы создания. Заживает, как на собаке, можно было просто подорожник приложить, хе-хе. Или это препараты пошли такие? Тогда мы в шаге от эликсира бессмертия…
Он и сам чувствовал, что становится лучше. Даже смог открыть глаза. Впрочем, они так слезились, что Артур всё равно не увидел ничего, кроме склонившегося над ним худощавого силуэта. Тогда он снова зажмурился и вскоре уже спал глубоким спокойным сном. Тело сладко молчало: сперва исчезла навязчивая считалка, затем – замедленные кадры с куском бетона. Артуру снова снилось детство: он ловил рыбу на пруду. А вода была такой прозрачной, что было видно, как рыба подплывает к наживке и клюёт.

Когда он проснулся, первым делом обнаружил, что зрение восстановилось. Артур радостно огляделся по сторонам и всё веселье пропало. Он сразу вспомнил день минувший: заказ господина Октября, облаву, роженицу и белёсого засранца, который чуть не отправил Артура во тьму навечно.
Он провалил задание. Он в полной жопе. Теперь его жизнь не стоит и копейки: из полезного орудия он превратился в лишний глаз, ненужного свидетеля. Тут же, как ножом резанула мысль о Лейле. Его девочка! Она тоже может пострадать. Чёрт, чё-о-о-орт!!! Артур опёрся на локоть и медленно сел. Двигаться приходилось аккуратно, но прогресс в состоянии был, и приличный. Он повертел головой, проверяя, как она поворачивается, ощупал лицо. Губы затянулись струпьями и почти не болели. Дёсны с обломками зубов перестали кровоточить. А вот изуродован Артур оказался преизрядно: вся нижняя половина лица расползлась блином, разбитый рот запал, нос искривился набок, а подбородок на ощупь казался каким-то скошенным, стёртым. Кожа на нём ничего не чувствовала. Он нервно усмехнулся половиной рта – вторая улыбаться разучилась. Пластических операций «солдатская подружка» не делала, всего лишь способствовала регенерации тканей. Так что вставлять зубы и убирать шрамы Артуру придётся отдельно. Если удастся выбраться из дерьма, в которое он угодил по своей же тупости.
Он по-прежнему находился всё в том же заброшенном здании, или в соседнем. Теперь, когда стало легче, Артур с гадливостью заметил, что лежал на куче грязного тряпья в комнате, как две капли похожей на ту, где его угораздило ввязаться в драку и так бездарно получить по голове. Даже куски бетона там и сям валялись похожие, только ошмётки обоев на стенах отличались узором и расцветкой. Артур скривился, будто головная боль вернулась. «Дурак полоумный, почему ты не стрелял?!» - подумал он и со стоном принялся мять бесчувственный подбородок.
Он лихорадочно соображал, что делать дальше. Ему кто-то помогал: перетащил, напоил, уколол «подружкой». Хотел бы – давно добил, тем более, что достаточно было просто оставить Артура без помощи – сам бы помер. Спецслужбы, может, и спасли бы, чтобы допросить, но забрали бы в совсем другое место. Люди Сидоровича тоже не оставили бы прохлаждаться просто так. Значит, пока всё хорошо.
Штукатурка захрустела под чьими-то шагами.
- Я так и знал, что ты проснулся, - раздалось с порога. - С добрым утром!
В комнату пружинистой походкой вошёл высокий старик. В руке он нёс парующую чашку. Запахло дешёвым белковым бульоном из тюбика – пищей бедняков. У Артура сразу засосало под ложечкой. Он внимательно посмотрел на своего спасителя. Морщины и седина указывали на почтенный возраст, но не было старческой скованности движений, а осанка поражала прямотой. Старик подошёл к Артуру, присел на корточки и протянул бульон.
- Ну что, оклемался, сынок? – добродушно спросил он. - Крепко тебе досталось.
Когда не знаешь, что к чему, лучше помолчать. Тогда всё скажут за тебя. Артур опустил взгляд и хлебнул из чашки. Бульон показался невероятно вкусным. Сколько же он пробыл в отключке?! И в самом деле, вскоре старик продолжил:
- Димку твоего, наверное, забрали. Так твоего сына звали?
Артур двусмысленно пожал плечами и поморщился от головной боли. Ему б сейчас в медкапсулу, или, хотя бы, второй укол «подружки». Ради анестетика…
- Я видел тебя той ночью, - продолжал его спаситель. - Ты сына искал. Сколько ему лет?
Разумеется, старик принимал Артура за убитого горем отца. Тем лучше!
- Четыре с половиной, - Артур потупил взгляд и прикрыл глаза ладонью.
Изображать глубокую печаль в его положении никакого труда не составляло. Тем более, что ждал его спаситель именно этого.
Старик вздохнул и ободряюще потрепал Артура по плечу.
- Ну, что тут сказать. Крепись. По крайней мере, не вини себя. Ты делал всё, что мог. Как звать-то?
- Ди-има, - промямлил Артур.
- Да не малого, тебя.
- Андрей.
- А меня дядей Колей зови, - наконец-то представился спаситель. - Я тебя немного подлатал, Андрюха. Зверьё тебя чуть не угробило. Мало того, что детей наших забирают, так ещё и головы кроят. Старика, в том доме, где я тебя нашёл, вообще зарезали. Представляешь? Хорошо, что ты и сам подготовленный, иначе не выжил бы. Военный?
- Бывший.
- Понятно. Можешь не продолжать. Сначала свой кредит платил, потом сына взял, а потом получил травму и тебя списали за ненадобностью. Обычная история. Нынче солдат не ценится – наши предполагаемые враги сами понемногу вымирают.
- А когда солдат ценился? – хмыкнул Артур. – Не слыхали, что ли, поговорки – бабы ещё нарожают? Теперь можно её переделать – машинка наштампует.
- И то правда, - со вздохом согласился дядя Коля.
Артуру повезло, его спаситель оказался удачным собеседником: сам придумывал вопросы, сам на них и отвечал. Оставалось просто поддерживать разговор.
- А вы сюда как попали? – спросил он.
- Я здесь давно, - дядя Коля тяжело вздохнул и отвернулся к разбитому окну. Ветер качал акацию во дворе, в выбитую створку навязчиво лезла зелёная ветка, будто кто-то рукой стучал: пусти-и, пусти-и!
Артур понял, что сейчас последует история и попытался сделать заинтересованный вид.
- Я когда-то врачом работал. Кардиохирургом. При чём, довольно известен был. Даже из-за границы ко мне оперироваться приезжали. Через мои руки сколько людей прошло – не передать. И жизни спасал, и зарабатывал прилично, что греха таить. Взяли дочку в кредит. Жена нарадоваться не могла. Она у меня красавицей была, и дочь нам такую же сделали. Сейчас твоего примерно возраста была бы. Жили не тужили, кредит выплатили за каких-то пару лет. А потом вдруг бац – и реформа здравоохранения. Многих врачей тогда ботами заменили. Хирургов в том числе. Молодёжь осталась, кто пошустрее. Переквалифицировались на робототехников, программы медицинским ботам задают, больше программисты, чем врачи. Я вот этими руками столько жизней спас, но против бота куда мне? Быстро сместили бумажки заполнять, с соответствующей зарплатой. Но ничего, всё равно на жизнь хватало. А время знаешь, как бежит? Оглянуться не успел, дочка выросла, замуж выскочила за одного бестолкового, тоже детей захотела. Привыкла с детства на всём готовеньком: папа, дай, вынь да положь. Я, чтоб на первый взнос собрать, дом заложил. В общем, наскребли на внучку с горем пополам. А потом как гром среди ясного неба: дочь вместе с зятем в катастрофе погибли – аэркар управление потерял. Как пережил это – сам не знаю, а вот жена не пережила. Один инфаркт, второй – и ушла, бросила меня одного. Вот тут я выпивать и начал. Заглянешь в бутылку – вроде и легче становится, одно только плохо – можно заглядеться до потери себя. Очень скоро меня с работы попросили. А там и кредитчики стали наведываться. Маруське пять лет было, когда ее впервые забрать хотели. Я тогда подумал – а что мне ещё делать? Жены больше нет, работы нет, дом скоро с молотка пойдет, помощи ждать неоткуда, кому я здесь нужен? Собрал ночью Марусю, да и подался в бега. Только вот Марусю изъяли полтора года назад. Поймали в похожем убежище и утащили на моих глазах…
Дядя Коля всхлипнул и замолчал. Артур тоже угрюмо молчал. Рассказ алкаша-докторишки не вызвал у него ничего, кроме раздражения. Неудачник похлеще Артура, просто упал ему на уши. Тем временем дядя Коля, принимая молчание за сочувствие, вздохнул и продолжил:
- С тех пор скитаюсь с такими общинами. Здесь врач всегда нужен, а назад, в мир, мне возвращаться и не к кому. Каждый день себя корю, что загубил внучку. Может, ещё свидимся с ней, если доживу. Хоть бы издали посмотреть, как она. Надеюсь, попала в хорошую семью, её наверняка сразу же забрали. Чудо была, а не девочка.
Артур злобно ухмыльнулся в рукав. Редким идиотом был докторишка: в семью забрали чудо-девочку, как же… Зато сам дядя Коля выговорился и повеселел.
- Ну давай, дружок. Посмотрю я тебя.
Он аккуратно ощупал голову Артура, заставил открыть и закрыть рот, несколько раз наклонил и поднял его голову и остался доволен результатом.
- Подлатал я тебя не хуже бота, с одним старым добрым комаром – так мы эти пистолеты называли. Швы я вручную наложил, когда ты уснул, остальное препарат сделал. Глянь, будто бы и не били тебя по мордасам. Заштопал, как швейная машинка. А зубы – это дело наживное.
Дядя Коля подхватил Артура под руки:
- Вставай, Андрюха. Разлеживаться мы тебе тут не дадим. Волка ноги кормят.
Опираясь на руку доктора, Артур осторожно встал. Голова закружилась, в глазах потемнело, но постояв на ногах с минуту, заметил, что всё не так уж плохо. Если бы не эта неизвестность, чувство подвешенности…
- А чем облава-то закончилась? – осторожно осведомился Артур.
- Чем? Да ничем. Как обычно, детишек собрали да увезли…
Дядя Коля подхватил его под руку и повлёк к выходу.
- Давай на солнышко, - приговаривал он. - Подышишь свежим воздухом…
- Ничего необычного не случилось? – продолжал Артур. – Чего-то странного ты не слышал?
- Странного? Страшно это всё, такое отношение к людям, будто к зверям, да только я привык давно. И ты привыкнешь. Ну, иди…
Кряхтя и постанывая, Артур спустился со второго этажа развалины. Держался за хлипкие перила и преодолевал по ступеньке в минуту, стараясь не наступить на щель в цементе или щербину. Таким беспомощным он себя не чувствовал даже в те паршивые дни, когда ему оторвало лодыжку, а протез только вживили и он заново учился ходить. Пока добрался до парадной двери, весь покрылся холодным потом и еле стоял на ногах, а перед глазами всё кругами плавало.
- Вот и хорошо, сам справился, - подбодрил подоспевший дядя Коля.
Он подвёл Артура к сколоченной из старых досок скамейке и тот с облегчением на неё упал. Отдышавшись, он осмотрелся.
По двору бесцельно бродили люди, потерявшие детей. Отовсюду слышался плач и стоны. Две женщины, обнявшись, неподвижно сидели у костра посреди двора. В костре тлели какие-то тряпки. Одна из женщин подняла руку, бросила в огонь детскую книжку с картинками. Пламя лизнуло обложку, всю в ярких птицах, как обои в комнате Лейлы. «Чёрт, девочка моя, что я наделал…» - тут же мелькнуло в мыслях Артура. У соседнего подъезда худой усатый мужчина бессмысленно ковырялся в своих пожитках: вынимал из мешка и складывал обратно маленькие колготки да кофточки, которые никому больше не пригодятся. Среди несчастных и подавленных родителей выделялась невысокая вёрткая бабёнка в очках с толстыми стёклами, из-за которых глаза казались огромными. Она бегала от одного к другому и приговаривала:
- Не переживайте, мы всех найдём! Я знаю, были такие случаи!
Люди отворачивались.
- Вот недавно по новостям показывали, что матери удалось отсудить мальчика и вернуть из другой семьи. Правда без памяти, но это же не главное! - без устали тараторила очкастая.
Она подбежала к сидевшим у костра женщинам, обняла одну из них за плечи и энергично продолжила:
- Отставить слезы! Надо действовать! Я слышала, можно через подставное лицо выкупить собственного ребёнка со скидкой. Надо только знакомых найти. И деньги. Но мы всё сделаем, вместе мы сила, главное не отчаиваться!
Женщина со злостью вскочила, оттолкнула навязчивую особу и закричала:
- Нет никакого вместе! Убирайся! Пошла вон, и без тебя тошно!
Очкастая сразу замолчала, словно в ней, как в заводной механической игрушке, внезапно кончился весь заряд оптимизма и бодрости. Она отошла в сторонку, присела на корточки и тоже заплакала навзрыд.
В стороне от прочих Артур с удивлением заметил женщину с маленьким мальчиком. Она крепко прижимала его к груди и, укачивая, разглядывала, как невероятное сокровище. Теперь, когда остальные своих детей потеряли, мальчик казался неповторимым чудом. Артур вопросительно кивнул в её сторону. Дядя Коля грустно усмехнулся.
- Везунчики. Видимо, глушилка есть. Мне бы такую штуку полтора года назад – сидела бы сейчас Маруська с нами на скамейке. Осталось всего двое детей со всей общины. Да ещё одна семья в степь заранее убежала, будто почуяли. Тут, брат, каждый сам за себя, ничего не скажешь.
- Они больше не боятся, что детей заберут?
Его спаситель пожал плечами.
- Дважды в одну воронку снаряд не попадает, - сказал он. – Может и заберут, да только не в этот раз. Сам-то что дальше делать будешь? Вижу, ты парень стойкий. Мой тебе совет – оставь это. Не пытайся вернуть сына. Многие пробовали – ничего не вышло, только ещё хуже им становилось. Ничего уже не попишешь. Считай, умер твой Димка.
- Это да-а-а, - протянул Артур задумчиво.
Роженицы нет, новорожденного нет. Миссия, за которую он взял задаток провалена, всё пошло коту под хвост. То есть, «димка» и в самом деле умер, нужно позаботиться о себе. Пришла пора выбираться из этого отстойника. Обездоленные люди усиливали и без того навалившуюся тоску и тревогу.
- Спасибо тебе дядя Коля, - на удивление искренне поблагодарил Артур, - без тебя мне кранты.
- Да ладно, - отмахнулся старый доктор, - не бросать же тебя помирать. Постой, у меня тут последний подарочек остался.
Дядя Коля достал из кармана медицинский пистолет, зарядил ампулой «солдатской подружки» и ввёл Артуру в руку. По жилам тут же побежало тепло, в лицо закололи спасительные иголочки. Стало так хорошо, что Артур на секунду зажмурился.
- Давай, парень, ступай, куда глаза глядят, пока стимулятор не вышел…
«Пока стимулятор не вышел, пока за тобой не явилось отребье Сидоровича и люди господина Октября, - подумал Артур, - А ведь они придут. И станут искать. Сперва расспросят этих убогих, а потом зачистят ненужный биомусор...»
- Послушай, дядь Коль, - сказал он. – Мой тебе совет: беги и ты куда глаза глядят. Главное – подальше отсюда. Скоро здесь станет... некомфортно.
Старый доктор грустно улыбнулся.
- Некуда мне идти, я же говорил. Да и всё плохое со мной уже случилось.
Артур поморщился. Раз в жизни хотел помочь – и то не вышло.
- Я просто советую – уходи. Как человеку, который жизнь мне спас.
- Понятно, последствия травмы головы, - отмахнулся старик. - Не придумывай, дружок, топай.
И Артур пошёл. К счастью, идти было недалеко. За пустырём в овраге, закиданный сухим камышом, дожидался хозяина аеркар.
Стимулятор унял боль. В голове прояснилось, в спину словно лёгкий ветерок подул. Конечности горели, в них пульсировала кровь. Артур знал, что потом придёт расплата, но это будет потом. А пока надо побыстрее добраться до берлоги, забрать деньги, документы, а главное – девочку. Залечь на дно, Артур знал пару нор, где можно пересидеть, и тогда уж зализать раны. Мысли о Лейле придали сил. Поминутно оглядываясь, не следит ли кто за ним, он раскидал сухой камыш и уселся в эрку.
- Домой! - скомандовал он.
Аэркар мерно завибрировал, бесшумно поднялся в воздух и, всё быстрее разгоняясь, устремился к городу. Артур откинулся в кресле и со стоном закрыл глаза. Про квартиру можно смело забыть. Как и про хороший район, место в котором он выбил только через взятку. Теперь его задача – простое выживание. Какое-то время придётся ютиться в запасном логове. Но это всё мелочи, главное – забрать девочку. Может сейчас, когда Лейла увидит его таким, в ней проснётся жалость? Хоть какое-то чувство. Артур сунул руку в бардачок, достал половинку складного зеркала и быстро глянул на отражение.
- Чёрт!!! – злобно крикнул он и швырнул обломок на пол. – Вот гадство! Долбаный ублюдок!!!
Всю левую половину лица стянуло шрамами, рваные губы грубо заштопаны. Будто кто-то умелый нарисовал чрезвычайно реалистичный портрет его, Артура, а потом отвесил шутливую пощёчину мокрому полотну, размазал черты лица и превратил в Квазимодо. Да уж, если Лейле не нравился прежний Артур, на которого бабы сами вешались, к искорёженному уроду у неё может проснуться только омерзение. И тут же его окатило злостью.
- Плевать...

Попасть домой лучше инкогнито. Заметив внизу стоянку прокатных аэркаров, Артур приземлился. Оглядываясь по сторонам, пересел в дешёвое такси и наспех вбил адрес. Дважды менял эрку, чтобы убедиться, что хвоста за ним нет. Он отсутствовал целых трое суток, за это время что угодно могло случиться.
Спустя какое-то время Артур вышел на посадочной площадке на крыше своего дома, оттуда спустился на грузовом лифте. На лестничной площадке было тихо. А вот на замке с генетической прошивкой нашлись едва заметные царапины. Спецслужбы тут всё разворотили бы, замок пытались открыть вульгарной отмычкой, по старинке… Он сразу почуял неладное.
- Сезам откройся, - чуть слышно прошептал Артур и приложил палец к замку.
Дверь распахнулась.
- Лейла! – крикнул он.
В ответ лишь ветер тихо шевелил занавески.
- Лейла!!!
Артур забегал по квартире. Распахнул двери гостиной, влетел в комнату. В бронированном стекле балкона зияла дыра.
«Забрали!» - Артур метнулся к тайнику на кухне. Он тоже оказался пуст. Оружие беспорядочной кучей валялось на полу. Деньги пропали. Лейлу забрали вместе с деньгами.
«Успокойся, тебе надо успокоиться…» - приказал себе Артур, но вместо этого руки заходили ходуном, как у алкаша, в голове снова запульсировала боль. А может, закончилось действие «солдатской подружки» и теперь просто сказывались последствия травмы.
Наркотики Артур не любил. Предпочитал трезвую голову и здоровую реакцию. Но сейчас он был настолько взвинчен и так слаб, что больше ничего не оставалось. В буфете на кухне, в банке из-под кофе лежала заначка на все случаи жизни: чем расслабиться, чтоб заснуть, и чем взбодриться. От натуральных опиатов до новейших нейростимуляторов. Корча зверские рожи, он рухнул на табуретку, рассыпал пакетики с бутылочками по столу и отобрал необходимое.
Сперва насыпал махонькую героиновую дорожку, втянул кривым теперь носом и зажмурился. Вскоре тёплая волна ударила по ногам, по шее, затем по всему телу разлилась блаженная истома. На секунду Артур почувствовал себя третьей ложкой сахара в стакане крепкого чая. Боль в висках отступила, а руки перестали дрожать. «Здравствуй, сука, я приход». Расслабленно улыбаясь, Артур закапал в глаз стимулятор и как-то кристаллизировался – воспрянул духом. Подумал, и стимульнул второй глаз тоже, теперь из другого флакона. Минут через пять он понял, что хочет жрать. Это было прекрасно. Он достал из холодильника пакет сметаны, оставшимися справа кутними зубами прогрыз в уголке дырку и принялся жадно сосать, сжимая пакет в лепёшку. Вскоре голод унялся. А главное – включился мозг.
Аккуратно, ничего не трогая, Артур осмотрел квартиру, он искал следы борьбы – но не заметил. А ведь протащить брыкающуюся Лейлу в дырку было бы непросто. Разве что, её усыпили. Или она ушла добровольно. Артур отправился в комнату девушки, вывалил на пол вещи, пересмотрел каждую шмотку. Всё было в наличии, кроме тех вещей, в которых он её когда-то забрал от родителей. И старого школьного рюкзака. Значит, ушла сама. Голова снова закружилась – теперь от ярости.
- Ах ты ж маленькая су-у-учка! Удавлю… – улыбаясь изуродованным ртом, сказал Артур в зеркальную дверцу шкафа.
Новая ипостась ужасала уродством, и это было прекрасно. Это было то, что нужно. Однако, как же не вовремя тварь сбежала…
Он вернулся на кухню и повторно осмотрел тайник. Зелёный формуляр тоже пропал, зато на стенках нашлись следы ножа, будто кто-то... Открывал тайник изнутри?! Вот это номер. Чёртова кукла пряталась в тайнике? Какого хрена?
Артур ещё раз осмотрел стекло – его разрезали снаружи, затем продавили стекло вовнутрь. Видно, девка услышала, как пытаются вскрыть входную дверь и спряталась в тайнике. Надо же, и когда нашла? А ведь умна, маленькая тварь… Потом, когда ушёл тот, с плазморезом, ушла и она. Артур окончательно убедился, что Лейла его обманула.
- Сука неблагодарная, маленькая шлюха! – с наслаждением шептал Артур, сжимая беззубые дёсны.
Оставаться в квартире было нельзя ни на минуту. Он быстро переоделся, рассовал по карманам документы, оружие и наркоту. Произвёл ещё кое-какие манипуляции... К счастью, на антресоли лежала вторая заначка: мама всегда говорила, что деньги нельзя держать в одном месте. И когда уже собрался выходить, краем глаза заметил, что к террасе подлетела эрка, снабжённая защитным экраном. Оттуда посыпались парнишки в чёрном. Скорее всего, такие же ждали его на лестнице, у всех выходов… Ну что же, к этому сюрпризу Артур подготовился.
Полыхнуло славно, не хуже, чем на складе дронов. Зазвенело стекло, загрохотали перекрытия, завыли пожарные сирены.
- А теперь ищите ветра в поле, - хохотнул Артур, усаживаясь во взломанную соседскую эрку.

«Бум, бам, бум, бам…» Он не сразу сообразил, где проснулся. На секунду показалось, что он по-прежнему в развалинах. «Едет трактор по гробам…» Голова снова раскалывалась, осколки зубов резали сухой язык. Артур нашарил выключатель, на мгновенье включил и сразу вырубил лампу под абажуром. Только чтобы сориентироваться.
Свет выхватил старую пыльную мебель, в углу – зачехлённое пианино, оставшееся от прежних хозяев, убогие дорожки на скрипучем полу, огромное пятно плесени на потолке. И запах сырой, соответствующий. В таких квартирах обычно доживают одинокие старики. Жалюзи были опущены, тяжёлые шторы – наглухо закрыты, но всё равно следовало постеречься. Кто знает, возможно и за этим клоповником следят.
Эту квартиру Артур купил одновременно с фешенебельными апартаментами. Стоила она копейки. Он тогда хорошее дельце провернул, заплатил Сидорович прилично. Артур ещё выбирал, что взять, новую эрку помоднее или запасной клоповник практически на окраине города. Вот и пригодилась берлога.
Всё тело болело, голова плохо соображала после всех вчерашних стимуляторов. Ничего, сейчас Артур подлечится снова. Он должен встать, ему предстояло много дел. Умереть он всегда успеет.
Артур достаточно адекватно воспринимал окружающий мир. Суперменом он не был, да и поздновато было им становиться, скорее всего, эта драка станет последней. Однако, он постарается протянуть чем подольше. Сперва он найдёт и удавит старого жулика, втянувшего его в это дерьмо, жулика, люди которого влезли к нему в квартиру и помогли сбежать его сучке. Старый мерзавец как клещ сосал из него кровь, годами на нём наживался, пришла пора платить по счетам. Но сначала Артур выбьет из него всё, что тот знает про господина Октября.
Потом он найдёт и грохнет эту суку, которая его обокрала и осмелилась сбежать. В конце концов, ради этой малолетней твари Артур задницу и рвал, хватался за любые дела, чтобы оплатить её сраный кредит и обеспечить приличный уровень жизни. Чтобы его девочка была как следует одета и накормлена, жила не в таком бомжатнике, как этот. И какую благодарность он получил? Кражу заработанных потом и кровью его чёртовых денег. Сраная кукла заплатит за это. Где-то на периферии сознания мелькнули кадры из фантастического фильма: его, Артура, нет, он сдох. А Лейлу трахает другой. Вот она с восторгом отдаётся ему, нет, им, их несколько. Она запрокидывает голову, бьётся в оргазме… От злости у Артура даже челюсти свело. Этого не случится. Он будет последним, кто трахнет эту стерву. А потом она умрёт.
Желание голыми руками разорвать горло всем подряд: Лейле, Сидоровичу, господину Октябрю, было таким сильным, что даже боль отступила. Почему-то меньше всего Артура злил белобрысый корпоративщик, изувечивший его лицо. Того как раз Артур прекрасно понимал. Не уложи он Артура – лежал бы сам сейчас в могиле. С волками жить – по-волчьи выть, в общем. Спасибо, что не добил. Сам-то Артур всегда наверняка работал… Ему вспомнились вчерашние спецы. Скольких он отправил на тот свет взрывом в своей квартире? Впрочем, с теми всё понятно, профессия обязывает к риску, как и самого Артура. И если его не нашли за двое суток, то вряд ли отыщут сейчас. Но осторожность не помешает.
По-прежнему не включая света, он отыскал в кармане пакетик с наркотой, разложился на тумбочке, по памяти отыскал нужный пакетик и капли, стимульнулся – боль отступила, осталась только злость. Злость теперь пульсировала в нём вместе с кровью: бум, бам, едет трактор по гробам… Ну и пусть.
В шкафу на ощупь нарыл чёрную кофту с капюшоном. Такую рожу надо прятать, чтобы привлекать поменьше внимания. На ноги надел лёгкие кроссовки. Старую одежду завернул в простыню и спрятал в шкаф. На дверцу приладил очередной сюрприз для незваных гостей. Не такой серьёзный, как дома, но тоже неплохой. Кто об этом сюрпризе не знает – в лучшем случае несколько недель потратит на регенерацию кистей рук. «Пусть теперь находят» - подумал с усмешкой. Снова механически отметил, что улыбается теперь только половина лица. Неплохо бы окончательно привести себя в порядок. Это не проблема, были бы деньги. За годы работы в «сфере услуг» Артур узнал несколько мест, где можно оперативно подлечиться без лишних вопросов. Тихо открыв и закрыв за собой двери, Артур покинул берлогу.
На площадке кто-то снова разбил светодиод. Спускаясь по лестнице, он слышал, как за дверями соседей течёт простая и понятная жизнь городских нищебродов. Где-то слышалась весёлая возня, визг и смех детишек, за которыми скоро придут кредитчики – семьи в таких кварталах не способны до совершеннолетия оплачивать ребёнка. Этажом ниже телевизор во всю громкость рассказывал кому-то глухому, как хорошо стало жить стараниями последнего правительства. Справа – пьяно скандалили и даже, кажется, дрались. Всё, как всегда. Как было много лет назад и как будет во всё время существования человечества, рождённого естественным путём, или выведенного в пробирках. Что-то объединяло их всех, создавало тот самый привлекательный и, одновременно, отталкивающий человеческий облик, делало людей людьми. И оно оставалось неизменным.
В подъезде воняло мочой, мокрым бельём и дешёвой стряпнёй, кажется, тем же белковым бульоном, которым поил Артура пьяница-доктор. Всё вместе сплеталось в непередаваемое амбре нищеты. То ли от героина, то ли от запаха его затошнило. Не-е-ет, не напрасно Артур зубами цеплялся, карабкаясь по пищевой цепочке…
Выйдя на улицу, он уже чувствовал смертельную усталость. Надвинув капюшон пониже, Артур пошёл вдоль обшарпанных общаг. В своём новом обличье он отлично вписался в местный бомонд. Точно такие же подозрительные личности кучками околачивались на тротуарах и в темноте заплёванных парадных. Продавали дешёвый кайф, разъедающий мозги, да кредитных детишек, мальчиков или девочек, что кому по вкусу. Здесь можно и нож поймать под ребро, но большей частью это была безобидная шушера, которая убегала, едва завидев ствол. Здесь он провёл своё детство, даже не догадываясь о том, насколько хреново жил. Вон на том перекрёстке когда-то и сам пробовал барыжить глазными каплями. Неподалёку, всего в двух кварталах, до сих пор, наверное, живут его предки. После того, как он пошёл в армию, Артур все контакты пресёк на корню. Потом, вроде, и злиться на них перестал, просто всё как-то не получалось заскочить поздороваться с людьми, которые вполне могли бы сэкономить на выпивке и доплатить за сына кредит...
Артур трижды резко сворачивал и пережидал за углом, а один раз срезал дорогу знакомым закоулком, и ни разу не заметил ничего подозрительного. Наконец подошёл к неприметной двери в торце бывшей школы, давным-давно закрытой. Одно крыло здания почти развалилось, второе разобрали на офисы и мастерские. Вот и сейчас где-то внутри надсадно визжал циркулярный бот.
На двери уже года два белым корректором мелкими значилось: «Олег Олегович». Ни таблички, ни значка. В прошлый свой визит Артур смеха ради нацарапал снизу: «Больной ублюдок». Надпись стёрли чем-то острым, а корректор остался. Артуру в этом виделось безмерное тщеславие. И это раздражало. «Копеечную табличку бы сделал, кретин», - со злобной радостью подумал он, утопил кнопку вызова и чуть приподнял капюшон специально для камеры. Ещё не пустит, не узнав…
Дверь щёлкнула, отворилась и Артур спустился в прохладную полуподвальную комнату. Когда-то это был кабинет трудовика, а за дверью располагались мастерские. Тысячелетия назад труд превратил обезьяну в человека, но теперь в нём потребности не было. Когда Артур ходил в школу, пацанов из бедных кварталов ещё продолжали по инерции обучать заколачивать гвозди. Потом и это бросили.
Теперь половину кабинета занимал массивный дубовый стол. На том конце стола сидел маленький пухлый человечек и проворно перебирал мягкими, как сдобные булки ручками голограммы каких-то документов. Его молодое румяное лицо не очень вязалось с обширной блестящей лысиной. Он оторвал от документов взгляд, чуть дольше, чем секунду изучал лицо Артура, затем обыденно пробубнил:
- Ну привет, Артурчик, сколько зим. Надеюсь, ты не как в прошлый раз.
Если что-то и раздражало его больше, чем тщеславие милашки-пупса, так это слово «Артурчик»…
- В прошлый раз я по работе заходил, - напомнил Артур, неприятно улыбаясь здоровой половиной лица.
- Это хорошо, а то у меня теперь рука болит на погоду, - пупс демонстративно оттопырил мизинец и словно пистолетом ткнул им в Артура.
- Олежка, - Артур рассмеялся, - да я же тебя даже пощекотать не успел!
- Олег Олегович, - брезгливо морща губу, поправил пупс. - Как ты знаешь, папаша наконец-то устал менять себе запчасти и отошёл в лучший мир. Вот новый Олежка, полюбуйся.
Пупс гордо вскинул подбородок и сотворил голограммку. Хитро щурясь, Артуру улыбался малыш лет четырех, такой же пухленький и румяный, разве что с густой светлой шевелюрой.
- По образу и подобию, - кивнул Артур, опуская глаза, - Как и тебя папаша делал.
Ему, одурманенному смесью наркоты и стимуляторов казалось, что ненависть выплеснется из глаз, зальёт пупса ядом и тот раньше времени сдохнет, не успев пригодиться.
- Ты не понимаешь! – Пупс махнул рукой с таким презрительным видом, будто Артур был безмозглым попугайчиком и снова погрузился в изучение голограмм налоговых отчётов и накладных. - Олег Олегович – это бренд. Фирма серьёзная. Должна работать без перебоев.
Артур согласно кивнул, театральным жестом вскинул голову и обеими руками указал на лицо.
- Ого, - не отрываясь от документов, пробурчал пупс, - с такой-то рожей понятно, чего ты припёрся.
- Ты удивительно внимателен! – саркастично восхитился Артур.
- Работа такая… - ответил пупс совершенно безразличным тоном. – Двенадцать тысяч.
- Сколько?! – Если бы Артур собирался платить, он бы поперхнулся слюной. В кармане лежало только полторы.
- Артурчик, по тебе как будто трактор проехал, - снисходительно пояснил пупс. – С таким лицом выбивать долги, конечно, сподручнее, но и найти тебя будет в десять раз проще. Нужна хорошая пластика – раз. Смотрим дальше. Один зрачок больше другого, значит, было сотрясение мозга, а возможно и ушиб. Нужна восстанавливающая терапия – два. Зубы тебе надо вживлять. Тут вопрос. Стволовые могу вживить, но тогда эти зубы дольше ждать, пока ещё вырастут. Они дороже, но даже ты должен понять – естественнее. Можно взять фарфор, на нём скину тебе полторы тысячи. Какая тебе разница, какие зубы, всё равно не сегодня-завтра тебя уделают так, что даже я не соберу.
«Скоро, очень скоро, потерпи», - уговаривал себя Артур. Он представил залитое алой кровью розовое гладкое личико и даже сердце сжалось от наслаждения.
- Восемь тысяч и фарфоровые зубы, - сказал он.
- По рукам, - согласился пупс. – Проходи.
И тут же в углу комнатушки бесшумно отъехала в сторону панельная дверь, оттуда хлынул яркий свет. Артур по привычке хотел присвистнуть от удивления, но не вышло – нижняя губа отказалась должным образом подтягиваться. Ему открылся огромный светлый зал. Вдоль ослепительно-белых стен размещались новейшие медицинские кюветы самых разных моделей и назначений, от реанимационных до бетта-пластических, как в лучшей платной клинике. У потолка неподвижно висели сверкающие хромом хирургические боты с лазерными насадками. Судя по всему, роботизированная медтехника могла без особого труда разобрать и заново собрать человека.
- Слушай, всё хочу спросить, - произнёс Артур, разглядывая кювез с пометкой всё тем же белым корректором: «челюстно-лицевая хирургия», в который ему, вероятно, предстояло ложиться, - зачем этот цирк с надписью на дверях? Весь город знает, чем ты тут занимаешься. Зарабатываешь прекрасно. Почему не повесить обычную табличку?
- Она ещё от деда осталось, с древних времён, - снисходительно пояснил пупс, по-прежнему не глядя на Артура. – Раритет. Скромно и значительно. По-моему – эффектно.
Он снова тыкал в голограмму указательным пухлым пальцем – что-то настраивал. В голограмме менялись схемы, надписи, коды. Артур с любопытством наблюдал.
- Но оборудование какое! – заметил он.
- А ты что думал? – презрительно улыбнулся пупс. – Что я в грязной майке буду править тебя ржавыми инструментами на деревянных нарах? Ничего не трогай своими грязными руками. Мы тебя сначала продезинфицируем. Раздевайся.
- Догола?
- Ну, судя по роже, проблемы у тебя выше пояса, так что до трусов.
Артур ещё раз осмотрелся, расстегнул и снял толстовку, стащил футболку через голову.
– Слушай, Олежка, а почему ты не работаешь легально?
- А зачем? Оборудование у меня и так лицензионное. Иди в душевую камеру. Нет, это автоклав. Левее.
Артур послушно забрался в кабинку. Едва успел зажмуриться, его тут же окатило душистым дезраствором, затем – паром.
- Ни одна из этих жестянок без фирменной прошивки пальцем не пошевелит, - продолжал пупс снаружи. - Так что приходится покупать оригинальные программы втридорога. А вот официальные поставки био-запчастей мне не светят. Сам понимаешь. Потому и решаются вопросы как вы там привыкли. Полотенце бери в рулоне.
- Ну да, - Артур швырнул на пол мокрое полотенце и ухмыльнулся, демонстрируя дёсны с пеньками – оскал беззубого волка, - куда тебе без просрочки, за которую кредит не заплатили...
- А что, лучше пусть они в криокамерах тухнут? – Олег Олегович нервно взвизгнул и сразу стал похож на сердитого леминга, - Я же людям помогаю, зачем добру пропадать?!
- Ну конечно, благодетель ты наш, - обнажённый Артур рассматривал кювез, - давай уже, штопай меня поскорее. Куда тут лезть?
- Вот сюда ноги, - снисходительно, как дебилу, пояснил Олег Олегович, - И ложись, не бойся. По блату новым ботом подлатаю. У него, между прочем, лимит операций.
- Спасибо тебе, добрый человек, - Артур улёгся на мягкую силиконовую кушетку.
- За спасибо я, Артурчик, не работаю, как и ты. Цену мы обговорили. Ах да, пятьдесят процентов наценка за конфиденциальность. Я так понимаю, Сидорович не в курсе, что ты ко мне приполз зализывать раны. И ещё пятьдесят процентов наценка за то, что заставляешь меня работать с больным пальцем…
Олег Олегович вновь ткнул в Артура мизинцем.
- Ого, как ты заговорил, - Артур на мгновение закрыл глаза, внутренним взором увидел пупса с выпученными по-бараньи глазами и выгнутой под неестественным углом шеей. Картинка понравилась ему больше, чем пупс, залитый кровью. - Какой же ты мелочный! - Он хохотнул. - Давай уже, латай меня, в долгу не останусь.
- Договорились.
Олег Олегович устроился за пультом управления медкапсулы.
- Значит так. Сейчас смодулируем новое лицо. У тебя все кости как попало срослись, ломать придётся и заново лепить. По деньгам всё равно. Так что можно тебе чутка внешность подправить.
Поерзав ползунками в настройках, Олег Олегович повернул монитор к Артуру:
- Как тебе рожа?
С экрана на Артура смотрел молодой человек с прямым носом, волевым подбородком и безупречной улыбкой. Такой стандартный красавец, что Артур мимовольно вспомнил Изольду из дансинга – девушку «всё, как у всех». Разве что глаза выдавали старого доброго Артура.
- Годится, - усмехнулся новый злой Артур, - время течёт, всё меняется в этом мире.
- Вот и хорошо, люблю непривередливых клиентов.
Нахмурив редкие брови и потирая лысину, Олег Олегович принялся корпеть с настройками. То ли что-то не получалось, то ли специально время тянул, издеваясь над Артуром. Тот даже подмёрз лежать. Ему подумалось, что пупс специально установил температурный режим операционной ниже нормального. А может, это кончалось действие стимуляторов и его подмораживало? Бум-бам, едет трактор по гробам.
- Готово, - наконец сказал пупс и хлопнул в пухлые ладоши. - Обожаю эту технику. Мой малыш в ней уже разбирается. Теперь приготовься. Я нажму на «старт», кювез закроется, ты получишь укол и побудешь в отключке пару часов. Зато оклемаешься как новенький.
Артур молниеносно вскочил с кушетки и откатил пупса от пульта вместе со стулом.
- Эй, Артурчик, - встревоженно сказал Олег Олегович и попытался встать.
Артур толчком ладони усадил его назад.
- Оставь свои шуточки, не до них сейчас! – воскликнул пупс.
- А кто шутит? Я серьёзен, как никогда. Так что, твой малой в этой лабуде разбирается, говоришь?
Артур крутанул стул и стал с наслаждением смотреть на вращающегося перепуганного пупса.
- Ну да. Я же говорил, - промямлил тот, пытаясь затормозить ногами. - Тут любой дурак разберется.
- Значит ты, Олежка, здесь не нужен? – Артур искренне улыбался, в упор глядя на хозяина. Как же приятно было больше не прятать намерений. - Без тебя бренд «Олег Олегович» не пострадает? Так и сяк выходит, что ты у нас – лишнее звено эволюции…
Хомячье лицо перекосилось от страха.
- Погоди, Артур, - взвизгнул он, хватая воздух пухлыми ручками. – Давай договоримся. Я обслужу тебя бесплатно и Сидорович ничего не узнает, клянусь!
- Поздняк метаться, Олежка, - Артур резким движением свернул Олегу Олеговичу шею и с силой оттолкнул.
Хаотично подрагивая пухлыми ногами, Олег Олегович со звоном въехал в стеклянный шкаф с медикаментами. За стулом тянулась мокрая дорожка – перед смертью пупс обмочился.
- Вот это по-нашему…
Ощущая необычное удовлетворение, довольный собой Артур забрался в кювез. «Хорошо-то как» - подумал он и вздохнул. Как будто в жару холодного пива напился. Артур вытянул руку и нажал на кнопку «старт». Кювез тут же пришёл в движение: крышка стала опускаться, а роботизированный доктор мерно загудел. Тут же манипулятор аккуратно зафиксировал руку Артура и вколол что-то очень крутое. Голова сладко закружилась. Артуру представилась Лейла. Девочка улыбалась и весело махала ему ладошкой, радовалась, что они снова встретились. А затем он улетел в мир грёз, с удовольствием осознавая, что проснётся здоровым и красивым.

Сны Артуру всегда снились яркие. Вот и в этот раз он обнимал во сне лохматую соседскую собаку, затем мчался на велосипеде по раскалённой мостовой, а горячий ветер трепал его волосы. Следом – взрыв во время той заварушки, когда ему оторвало ногу. Только сейчас он видел себя со стороны. Вот сам Артур взлетел высоко в небо с брызжущей кровью культей, а вот – его правая нога. Потом сны приобрели чёткую структуру, он снова вернулся в детство: мама, её лицо и чёрные волосы, расхлюстанный красный отец с ремнём в руке, школа, драка за авторитет, первая мастурбация, первая девушка, снова армия и снова драка, теперь за деньги, взрыв склада дронов, его первое убийство, рожа Сидоровича, работа, работа и, как завершающий кадр, кусок бетона. «Бум, бам, едет трактор по гробам...» Вся жизнь за считанные мгновенья пронеслась перед глазами, будто перед смертью. Артур гортанно вскрикнул и проснулся с бешено бьющимся сердцем. Он не сразу понял, где находится, возникло ощущенье дежавю: он уже трижды за последние дни так просыпался: то ли явь, то ли навь. Только когда сбоку пискнул автомат и вытащил из руки иглу капельницы, всё встало на места.
Первым делом Артур ощупал лицо. Гладкое, без шрамов, кажется, даже свежевыбритое. Нос стал каким-то чужим, скулы, вроде бы, шире и появилась ямка на подбородке. Но чувствительность вернулась, никаких онемений. Только губы зудели немного. Сознание было на удивление ясным, как под стимулятором. Или как у совершенно здорового, хорошо отдохнувшего человека. «Видимо, крыша на место встала», - усмехнулся Артур.
Он оскалился – губы послушно раздвинулись. Он громко щёлкнул фарфоровыми зубами. Отлично! Артур рассмеялся и ещё раз щёлкнул, затем ещё и ещё, все никак не мог нарадоваться сухому звуку, который издают здоровые челюсти если их резко сомкнуть, и который по достоинству может оценить только беззубый зверь.
Крышка кювеза отъехала в сторону, явив Артуру всё тот же сверкающий чистотой операционный зал и ультра-современные приборы.
Он потянулся и легко выбрался из кювеза. Из разбитого шкафа с медикаментами, неестественно склонив на бок голову, застывшим взором равнодушно пялился на него Олег Олегович. Розовый пупс стал восково-бледным. Моча на полу уже высохла.
- Олежка, как я тебе, доволен работой? - Артур картинно улыбнулся во всю пасть, расставил руки и поиграл грудными мышцами. - Где тут у тебя зеркало, говнюк?
Зеркало нашлось над умывальником в углу. Артур подошёл к нему, заглянул и с непривычки отпрянул – на него смотрел чужой мужик.
- Привет, будем знакомы, я Артур, – негромко сказал он.
Мужик в зеркале синхронно открывал рот и повторял – знакомился. Типичный статист из шоу-бизнеса, которых сотни, картинный красавец – альфонс или плясун из подтанцовки на заднем плане. Какая, всё-таки, мерзость… Он вплотную приблизил лицо к зеркалу – глаза остались его глазами. Чуть отодвинулся, скорчил рожу и, вроде бы, привык. Ощутимое (хоть и неброское) сходство оставалось. Артур усмехнулся, отвёл взгляд от зеркала и краем глаза заметил, как лицо снова перекосило. Подбородок и щеку стянуло толстыми шрамами, левый глаз оплыл, как восковой, а вместо белозубой улыбки чернел провал рта с пеньками в дёснах. Артур вздрогнул, вцепился в умывальник, но лицо снова стало идеальным. Проблема была в голове. «Эх, зря я доверил Олежке мозги править, - с досадой подумал он, - И не спросишь с него, козла, теперь...» А, может, дело в психиатрии? Может Олежкины приборы ничего и не сделали, он сам себе вообразил новое лицо, потому что крыша протекла окончательно, а на самом деле он по–прежнему урод? Бум, бам, едет трактор… Плевать. С этой мыслью Артур оделся. Каким-то медицинским инструментом он взломал ящик стола, в котором пупс держал наличные. Денег оказалось прилично, Артур явно был не первым клиентом за день.
- Спасибо за лечение и баблишко! – крикнул Артур в тишину операционной. Он набил карманы и покинул костоправню с её мёртвым владельцем, сердито захлопнув дверь с дурацкой надписью.
В закоулке бывшего школьного двора стоял винтажный аэркар Олега Олеговича – понтовитый пупс и тут старался выделиться, демонстративно летал на старье. Зато на взлом ушло не больше минуты. Запрыгнув в эрку, Артур, не раздумывая, полетел в сторону заброшенной фабрики. Раз Сидорович его ищет, лучше проявить инициативу самому. По дороге не удержался – заглянул в зеркальце над креслом водилы. Лицо – как лицо, смазливая рожа, которых тысячи. Он с облегчением вздохнул.
Вскоре показалась зловещая технологическая мумия фабрики. Припарковавшись неподалёку, Артур прижался к обшарпанной бетонной стене и пошёл вдоль неё, поминутно оглядываясь. Охраны у Сидоровича он никогда не видел, но это не значило, что её нет. Пройдя метров сто, Артур вспомнил, что теперь выглядит по-другому. Чего ему бояться? Тогда он вышел на середину улицы и пошёл без страха, специально чуть прихрамывая, чтобы изменить походку. Когда показались знакомые амбары, он подошёл к нужной двери и трижды постучал. Никто не открыл. Тогда Артур постучал настойчивее. За дверью царила тишина, но Артур знал, что там кто-то есть.
Он отошёл на метр, чтобы его можно было как следует рассмотреть в камеру, улыбнулся фарфоровой улыбкой и прокричал волшебные слова:
- Я знаю, где Артур!
За дверью зашуршали. И она чуть приоткрылась. Артур вошёл в знакомый полумрак и тут же почувствовал за спиной чьё-то тяжёлое дыхание с запахом табачного перегара. Он хотел обернуться, но в правый бок упёрлось что-то острое. Укол – и тонкая струйка крови щекотно поползла под ремень. Тут же дверь гулко захлопнулась, в помещении стало ещё темнее.
- Не дёргайся, клоун, - спокойно и хрипло сказал незнакомый голос. – Рыпнешься – и твоя печень пойдёт на паштет.
- Áуч! - жеманно взвизгнул Артур, - Не надо, прошу!
- Стой спокойно, петушара, - Холодное лезвие ещё сильнее укололо в бок, а рука незнакомца хлопнула Артура по заду. - Выкладывай, зачем пришёл…
- Дайте сказать, умоляю! - Артур всхлипнул, ему всегда было просто вживаться в роли. - Он здесь неподалёку, совсем рядом! Не убивайте, мне просто нужны деньги! Мне нужно платить кредит!
- Говори, где Артур. Не ссы, не трону…
Лезвие на мгновенье ослабило нажим, и Артур тут же, резко развернувшись, перехватил руку с ножом и бросил незнакомца через бедро. Нож со звоном отскочил в сторону.
Перед ним лежал тот самый «конь» Сидоровича. Его незаметный помощник, которого старый жулик допускал за стол. Мелкий щуплый старикашка, голоса которого Артур никогда не слышал. Он удивлённо хлопал глазами, таращась на Артура, видно, пытался понять, что произошло.
- А вот и я-а-а, - зловеще-ласково протянул Артур, наклоняясь над стариком, - Где твой хозяин, шавка старая?
Конь удивлённо всмотрелся в лицо Артура, а потом засмеялся мелким хриплым смехом. Видимо, узнал по голосу.
- Ты нахрена меня за жопу трогал, старый пидор, а? – Он наступил старику на плечо.
- Выглядишь как петух, - сквозь смех промолвил дед, не пытаясь подняться, - Ты и раньше был на полупокера похож, рожа ничего не поменяла…
На мгновенье Артур увидел, как душит старика его же кишками.
- Где Сидорович? – повторил он.
- А больше тебе ничего не сказать?
Артур вздохнул.
- Ладно, уломал. Давай играть по твоим правилам…
Он подобрал нож и, поигрывая им, присел на корточки возле деда. Мгновение подумал и с размаху всадил нож тому в бедро, выдернул. Старик взвыл, всем телом дёрнулся, но тут же снова рассмеялся, будто дверь заскрипела.
- Ты труп, Артурчик! Ходячий мертвец с резиновой рожей. Ещё и дурак. Сидорович сюда приходит, когда ему надо, а живу здесь я. Дай лучше тебя за жопу потрогать напоследок...
Старик изловчился и снова шлёпнул Артура пониже поясницы. У того даже дыхание перехватило от злости, в глазах потемнело. Рука сама по себе пошла вверх и вниз – он с размаху ударил коня в лоб ножом. Лезвие с хрустом вошло в череп, навсегда заморозив на морщинистом лице старого урки мерзкую ухмылочку.
- Козлина старая, - пробормотал Артур, раздражённо ощупывая кровоточащий бок. – Слишком быстро сдох…
К счастью, рана была неглубокой. «Урод, пидор, выродок…» Вне себя от наглости дохлого урки и того, что так ничего и не узнал, Артур прошёл чуть глубже, к знакомому столу и обшарпанному вальтеровскому креслу. Он зажёг настольную лампу, огляделся. Теперь обстановка напоминала дешёвые театральные декорации. И как он раньше не замечал, что фальшиво всё выглядит в этой берлоге?
На столе лежал разный хлам: старые журналы, нехитрый набор для бритья – безопасная бритва с зеркалом, помазок и тюбиком крема, рядом – треснутая тарелка с хвостом тарани, вскрытая пачка дешёвых сигарет и консервная банка в качестве пепельницы. С боку, стопкой – какие-то бумажные квитанции, распечатки и чёрте что ещё, всё будто из прошлого века. И книжка, «Пикник на обочине». Артур машинально заглянул в зеркало, отметил перекошенное, изуродованное шрамами лицо себя прежнего, медленно отвернулся. Опять… Впрочем, гораздо больше его расстроило то, что старик намеренно вынудил себя убить, чтоб не сдать хозяина. А он повёлся, как мальчишка, и вспыхнул, как сухостой в летнюю жару, в то время, как должен был как следует его расспросить…
Артур раскрыл книгу. Внутри, под обложкой, пряталась толстая тетрадь вроде ежедневника. Видимо, «конь» вёл для Сидоровича бухгалтерию, здесь учитывались все поступления в тараканью казну. Прописанные мелким ровным почерком суммы стояли напротив незамысловатых записей: «Жестянка – Телеги», «Ляля – Угол», «Сопляк – Дурь»…
По датам и суммам Артур догадался, что «сопляком» здесь называли его. Он отлично помнил, когда и сколько денег относил старику. Артур хмыкнул. Книжонка оказалась презанятной: весь ежедневник был убористо исписан. Судя по всему, старый жулик занимался всем, что под руку попадало, хватался за любое дельце. И где-то здесь пряталась зацепка…
Проглядывая многочисленные странички, вчитываясь в мелкие ровные строчки, он заинтересовался последней записью: «Куклы – Пикник». Суммы проставлено не было, значит, старику пока не заплатили. Он ещё раз проверил тетрадь. Запись попалась четырежды, и каждый раз цифра рядом внушала уважение. Ещё раз взглянул на обложку. Он слыхал о закрытых вечеринках с таким невинным названием. Только занимались там совсем не детским отдыхом. Девочки и мальчики по вызову шептались, замирая от ужаса, что с «пикников» живыми возвращались только клиенты. Криво улыбаясь здоровой половиной лица, Артур покачал головой. А ведь каким правильным прикидывался старый вор! Если злополучные «пикники» устраивал Сидорович, это стоило проверить! Настроение сразу улучшилось. По крайней мере, Артур знал, как можно выйти на след. Он швырнул тетрадку в стену. Испещрённые записями листочки с шорохом разлетелись как палые листья, усеяли пыльный пол амбара и труп старого урки.
Оставалось ещё кое в чём убедиться, прежде чем уйти. Артур снова схватил маленькое зеркальце и уставился на совершенно нормальное теперь, смазливое лицо без единого шрама.
Посвистывая, он отправился восвояси.

В Вавилоне Артуру случалось бывать и по работе, и просто так. До того, как у него дома поселилась Лейла, он, случалось, пропадал там по нескольку суток. В этом районе царила вечная ночь, пьяная и разгульная. Государство, давным-давно легализировавшее проституцию, жёстко контролировало весь бизнес. Вот и этот район в виде огромной зеркальной башни в западной части города являлся доходным государственным проектом. Не менее половины Вавилона занимали отделения «Релакс-компани», остальную часть арендовали частные лица. Многочисленные входы с генетическим контролем якобы помогали регулировать число посетителей и помогали обезопасить времяпрепровождение гостей, но кроме них имелось бессчётное множество чёрных ходов, лазеек «для своих». Через эти лазейки в зеркальную башню ежедневно стекались толпы ублюдков, поставлялись тонны дешёвых, не обложенных налогом наркотиков и десятки кредитных тушек.
Артур подошёл к абсолютно гладкой, на первый взгляд, стене, нажал невидимую кнопку в нужном месте. Тут же зеркальная панель отъехала в сторону, из открывшегося входа показался амбал в набедренной повязке. Лысая голова с крохотным личиком венчала гору стероидных мышц. Два центнера мяса покрывали тематические татуировки в древневосточном стиле. Артур сунул ему кредитку из запасов пупса Олежки. Амбал среагировал на наличные, чуть отодвинулся в сторону, пропустив Артура в полутёмный подвальный коридор, воняющий гнилыми овощами, горелым маслом и канализацией – запах кишечника Вавилона. Артур привычно поморщился и прошмыгнул по зловонному лабиринту на огромную кухню одного из местных ресторанов. Тут сновали десятки поваров. Они парили, жарили, тушили и запекали сотни блюд одновременно на множестве плит и приборов, не обращая на Артура ни малейшего внимания. Под ногой метнулась крыса, такой же нелегальный посетитель, как и он сам. На неё тоже никто не смотрел, похоже, санитарная инспекция в Вавилон если и заглядывала, то исключительно для развлечений «со скидочкой».
Пройдя сквозь кулинарный ад и миновав коридорчик следом за официантом с его тележкой, Артур оказался в главном зале «Зеркала», одного из самых крупных частных борделей, конкурента «Релакс-компани».
Сам по себе Артур клиентом был нетребовательным. Его вполне устраивали полумрак, пошлый красный бархат и возможность не пересекаться с другими клиентами. Да что говорить, иногда он и подворотней довольствовался. В «Зеркало» обычно стремились попасть иностранцы и провинциалы. Там всегда толкался народ. Большинство приходило просто потаращиться, ведь за просмотр, как известно, денег не берут. А поглазеть было на что.
Весь персонал Вавилона, независимо от пола и возраста, носил только набедренные повязки. От амбала-охранника на входе до билетёрши в зале виртуальных наслаждений – только лёгкая тряпочка. Полностью прозрачные полы и потолки добавляли пикантности. Зеваки увлечённо задирали головы. Там, наверху, выставив напоказ голые груди, с едва прикрытыми бёдрами, сновали аппетитные официантки с подносами, уставленными не менее аппетитной снедью. Но самое интересное творилось вдоль стен. Здесь продавались плотские утехи, бесчисленное множество и на любой вкус. Парни и девушки, рядом – зрелые господа и дамы, даже старики со старушками, всевозможных цветов кожи и этнических групп, люди и животные, красивые и забавно-уродливые, способные воплотить любую больную фантазию и удовлетворить самого взыскательного клиента. Целых девять этажей разгула и торжества плоти: государственные бордели отельного типа и частные бутики старались перещеголять друг друга оригинальностью и заманить чем побольше клиентов. С каждым этажом башня сужалась, арендная плата для частников возрастала, а развлечения становились всё изысканнее и дороже. На крыше располагался закрытый пентхаус. Артур только однажды поднялся выше седьмого уровня и то по делу – искал загулявшего мужа клиентки. Ценники там были конские, в основном рассчитанные на несведущего в таких делах простофилю, который свято верит, что «чем дороже – тем лучше». Или на араба, приехавшего отдохнуть от домашней нецивилизованной нравственности. Или европейца, уставшего от скучных «прав человека» на родине. В Вавилоне прав был тот, кто мог заплатить.

Аттракцион виртуальных наслаждений «Суккуб» располагался в закоулке второго этажа. Дрочилка, как Артур и предполагал, пустовала. Само собой, кто станет переться в Вавилон, чтобы заглянуть в местечко, которых везде предостаточно? Похожие точки теперь открывали даже на базах ВУЗов в рамках программы полового воспитания.
Что «Суккуб» принадлежит Сидоровичу, Артур знал наверняка, как-то даже помог старому жулику с доставкой оборудования. Его всегда удивляло, зачем расчётливый старик держит явно убыточный бутик. Но если дрочилка служила только прикрытием для «пикников»… О-о, это объясняло многое!
В кабинке скучал единственный оператор виртуальных наслаждений: толстый мужик чуть постарше Артура. До середины поросшей густым волосом груди спускалась борода, экзотически перетянутая кожаными шнурками, длинную гриву волос мужик собирал в такой же хвост. Корпоративный дресс-код Вавилона делал его похожим на жирного древневосточного работорговца. Оператор явно страдал от жары – его запах встретил Артура ещё на подходе. На столе перед ним стоял стаканчик из-под кофе, лежала скомканная салфетка. Он взглянул на Артура с великой тоской и почесался где-то под повязкой. «Ну, чё надо? Чё пришёл?» - спросили небольшие глазки. Затем он молча ткнул в какие-то кнопки и сотворил голограмму с прейскурантом. В прейскуранте Артуру предлагали ряд унылых виртуальных развлечений в женской тюрьме, римском лупанарии и во дворце развратной Клеопатры. Также можно было сходить на осмотр у гинеколога или совершить налёт на индейскую деревню. Артур с меланхоличным видом закатил глаза, склонил на бок голову и кинул на стол несколько купюр. Бородач ожил и так быстро прибрал деньги, что Артур и не понял, где они исчезли: под повязкой или в складках волосатого живота.
- Я хочу кое-что вне прейскуранта, - доверительным голосом сообщил Артур.
Бородач монотонно пробубнил:
- Дети нельзя, животные нельзя, душить себя нельзя, меня душить тоже нельзя.
Артур искренне удивился:
- Да нахрен ты мне сдался, жиробас?!
- Всякое бывает, - меланхолично ответил толстяк без намёка на обиду, - Позавчера один попросил полизать ему пупок, пока он про лупанарий смотрит.
Артур кинул на стол ещё пачку купюр и многозначительно нагнулся к самому лицу толстяка.
- Я хочу агрессивного видео, с рукоприкладством, - тихо сказал он.
- Ясно… - вздохнул толстяк и быстро прибрал деньги. Предпочтения Артура его не удивили. Тому подумалось, что работника сферы секс-услуг вообще сложно чем-то удивить.
- Есть тут пара программ, не поддержанных министерствам здравоохранения, - продолжал бородач тем временем. - Говорят, ими пытались маньяков лечить. Вроде как подобное подобным. Тебе попроще или поядрёней?
- Давай самую жесть, я сегодня в настроении, - Артур улыбнулся своей новой лучезарной улыбкой.
- Тогда «Пила». Садись, берись за поручни и напяливай шлём.
Толстяк выбрался из-за своего столика, вытер руки о повязку и глазами показал на аттракцион. Тот представлял собой кожаное кресло с ручками, нашпигованными электроникой, с сидением, покрытым подозрительными пятнами и массивным космическим шлемом сверху. Бородач вразвалочку подошёл к креслу, пару раз брызнул из баллончика с антисептиком, символически протёр тряпкой не первой свежести. Артур брезгливо уселся. Шлем немедленно наполз ему на голову и мерно загудел. Перед глазами возник экран. На нём замелькали обрывки чьих-то похотливых воспоминаний, возможно, предыдущего пользователя.
- Тебе запускать с нашей моделью или кого-то из твоих мозгов достанем? – спросил толстяк.
Он стоял рядом и что-то выщёлкивал на пульте.
- Давай из мозгов.
- Тогда напрягись, друг, мы с твоих фантазий сейчас матрицу снимем...
Артур попытался воспроизвести в памяти образ Лейлы. Казалось бы, стоило лишь подумать о ней, чтобы вспомнить её лицо, изученное до мельчайших подробностей, но это оказалось не так и просто. Он глядел на монитор и видел чужую, лишь отдалённо напоминающую Лейлу девушку. С горем пополам удалось воспроизвести в памяти её лицо, фигуру, прямые светлые волосы, сделать образ похожим и чётким.
- Ничего так девка, – с придыханием раздалось за кадром, - сестра твоя, небось?
- Не твоё дело, жирдяй, - глухо сказал Артур, - запускай шарманку.
- Не вопрос. Всё готово.

Перед глазами сверкнула вспышка и он тут же оказался в мрачной комнате с низким потолком. Артур не чувствовал ни тепла, ни холода. Система передавала только изображение и звук. Посреди комнаты на столе из нержавейки лежала Лейла. Точнее девушка, на неё похожая. Абсолютно голая. Шею, запястья и лодыжки стягивали кожаные ремни. В комнате не было больше ничего. Только на столе, в ногах у Лейлы, лежала ножовка по металлу.
Артур подошел к Лейле. Его взгляд блуждал по её груди, лицу, широко раздвинутым ногам. Он погладил её по щеке и тут же отвесил звонкую пощёчину. Девушка взвизгнула чужим незнакомым голосом, но ничего, и так сойдёт. Попыталась приподнять голову, натягивая ремень на шее, чтобы посмотреть, что делает Артур.
Он взял пилу, почувствовал в руке её вес, холодную шероховатость рукоятки. Сразу же сработал программный триггер и девушка не очень натурально взмолилась о пощаде.
- Пожалуйста, не пили меня! Пожалуйста, пожалей!
Разумеется, с маньяками программа не сработала. Даже огромные мужики, если до дела доходят, просят более жалобно и кричат гораздо натуральнее. К примеру, если откусывать им пальцы садовыми ножницами.
Артур крепко сжал пилу и схватил девушку за волосы, чтобы не дёргалась. Она широко распахнула глаза, впрямь как настоящая, когда Артур её домогался.
- Улыбайся… – ухмыляясь, велел он и рванул пилой по лицу. Хлынула кровь, кожа с обеих сторон рта разошлась лоскутами, обнажив окровавленные зубы и дёсна. Артур с изумлением констатировал у себя эрекцию. А программа-то работает!
Проекция завопила, ещё шире раскрывая окровавленную пасть, забилась в судорожных и бессмысленных попытках освободиться.
- Подожди, дорогая, сейчас я тебя освобожу, - Артур прижал к столу левую руку Лейлы и, под дикие вопли своей жертвы, начал пилить. Кожа лопнула под первым лёгким нажимом, дальше пошли мышцы с сухожилиями. Кость поддавалась плохо, приходилось прикладывать усилия. Однажды Артуру довелось воспользовался медицинской пилой Джигли, так называлась острая проволока, натянутая между двумя моторчиками. Та работала идеально быстро и без малейших усилий. Видимо, некому было подсказать идею разработчикам, некому... Он оставил совсем немного, с удовольствием наблюдая, как псевдо-Лейла извивается, елозя в собственной крови. Затем с силой рванул бессильно обвисшую руку и отцепил ремень.
- Привет, дорогая! Я скучал.
Улыбаясь здоровой половиной лица, Артур помахал Лейле её же окровавленной ладошкой, потом этой ладошкой погладил Лейлу по голове. Голова истошно и монотонно вопила. Из обрубка фонтаном била кровь.
- Не кричи, тебе ведь нравится, когда пожёстче… - укоризненно сказал Артур.
Девушка продолжала истошно вопить, в разорванном рту судорожно метался язык, пытаясь найти исчезнувшие щеки.
- Я сказал не ори, - Артур нахмурился, - Я не повторяю дважды, маленькая сука!
Артур запихнул кисть руки глубоко в глотку проекции. Она захрипела, глаза налились кровью.
- Хорошо, что ты ненастоящая, а то сдохла бы, - прошептал он. - Как там поживает наша попа?
Он начал пилить ногу. Наискосок, вдоль линии бикини. Под кожей обнаружился тонкий слой желтоватого жира.
- Ах, ты ещё и жирная! Не зря ничего жрать не хотела!
Артур старался изо всех сил. Вскоре вся рама погрузилась в плоть и нога с чавканьем отвалилась. Артуру в лицо ударил горячий фонтан крови. Он схватил ногу, и начал избивать ею Лейлу. По животу, груди, лицу, забивая кисть руки всё глубже в глотку. Плоть билась о плоть тупыми ударами. Теперь Лейла почти не двигалась, лишь изредка конвульсивно вздрагивая.
Артур вместе с проекцией словно разделился на три части. Одна часть ужасалась делу рук его, по-детски огорчалась и очень радовалась, что всё происходит в виртуальной реальности. Вторая просто работала, добывала нужную информацию. А вот третья… Третья была увлечена, полностью поглощена и наслаждалась местью.
Пора заканчивать. Он прислонил окровавленное полотно к белой шее с синими прожилками, примерился и начал отпиливать голову. Из перепиленной трахеи со свистом вырывалось тяжёлое прерывистое дыхание, глаза Лейлы закатились, она бессмысленно смотрела вверх белками с лопнувшими сосудами. Хрустнул позвоночник и оборвалась последняя полоска кожи. Моргнув пару, раз голова замерла.
Артур опустил пилу и прокричал в никуда:
- Вырубай!
Перед глазами вспыхнул яркий свет и Артур вновь очутился в замызганном кресле. Снял с головы космический шлем, краем глаза выхватив на экране своё отражение – уродливое, искорёженное шрамами, криво ухмыляющееся беззубым ртом.
Толстяк у монитора будто уронил свою маску безразличия. Он даже как-то похудел на вид, а может, просто рожа вытянулась. Таращась на Артура, он пробормотал:
- Круто, чувак. Сколько лет работаю, а такого не видел. Я себе на память запись оставлю, ты же не против?
Артур тряхнул головой, словно пытаясь сбросить наваждение и выбрался из кресла.
- Бери. Но услуга за услугу.
Он подошёл к оператору, наклонился к самому его уху и горячо зашептал:
- Ты же сам все видел, парень! Классно, но ощущений не хватает. Я бы попробовал чего-то более реального. Я хочу попасть на пикник.
Бородач отпрянул, стул громко скрипнул на стеклянном полу.
- Да ты реально долбанутый! И денег у тебя не хватит!
- Хватит, не переживай, - Артур достал из кармана очередную пачку денег, призывно помахал ею, спрятал назад.
Толстяк молча что-то написал на салфетке. Он всучил скомканный комок Артуру в руку, потом сразу засуетился, взмокший встал со стула и замахал руками:
- Всё! Санитарный час, мы закрыты! Если что, я тебя знать не знаю…
Артур уже совсем развернулся, чтоб покинуть аттракцион, как тут вспомнил. «А вдруг больше случая не предвидится?» - подумал он.
- Слушай, а как ты отдыхаешь обычно? – спросил он у толстяка.
- В смысле? – осторожно осведомился тот, с опаской глядя на него.
- Ну, что в свободное время делаешь?
Толстяк стал бледным, как стена.
- А т-тебе зачем? – с ужасом спросил он.
- Просто обычно мужик приходит с работы, жрёт, дрочит и ложится спать, - терпеливо и слегка презрительно пояснил Артур. - Или в выходной снимает тёлку, трахает, жрёт и ложится спать. А ты как отдыхаешь? Мне просто интересно. Хобби какое-то есть?
Лицо бородача стало совсем беспомощным.
- Я птичек развожу, - сказал он. – Канареек.
- Птички – дело хорошее. Бэацлаха, жиробас…

Бармен имел педерастический вид, возможно потому, что был гладко выбрит по всем местам. Он призывно улыбнулся Артуру и тот присел у бара. «Я бы с тобой поразвлёкся на досуге, - думал Артур, широко улыбаясь бармену. – Ненавижу заднеприводных…» Он заказал двести грамм водки, выпил его залпом и разжал кулак. Салфетка была мокрой от пота несчастного оператора. Артур с отвращением развернул. На ней расплывшимися чернилами были написаны координаты. Не адрес, а долгота и широта, как в игре. Он очень надеялся, что встретит Сидоровича там.

Забив координаты в пульт винтажной эрки Олег Олеговича и поднявшись в воздух, Артур заметил, что направляется в поля на восток от города. Минув окраины, аэркар полетел вдоль тихой речки, омывающей город. Неспешно, как время, текла зелёная вода, в ней блестело закатное солнце. Затем эрка свернула к лесопосадке. Когда-то её посадили вокруг ракетной части, потом часть закрыли, разобрали и вывезли. Ракеты уничтожили, а шахты затопили. Со временем посадка разрослась до размеров настоящего леса. Неужели Сидорович устроил логово в шахте? Вскоре Артур заметил аккуратную круглую поляну. На ней уже стояло с десяток не самых дешевых эрок. Его аппарат приземлился рядом.
Артур выбрался, осмотрелся и зашагал по зеленой траве к выцветшей строительной времянке-вагончику. Там дремал над бумажной книжкой сухонький старичок в очках. Ещё один пережиток прошлого…
Артур постучал в окно.
- Отец, я на пикник прилетел, - громко сказал он.
Дед взглянул на Артура поверх очков.
- А я здесь причём, мил человек? – осведомился он.
- Меня суккуб пригласил, - добавил Артур, пытливо вглядываясь в выцветшие, как и вагон, глазки за стёклами. «Окружил себя старпёрами, - думал он, - старый конь борозды не испортит… Но и не вспашет!»
- Раз такое дело тогда ладно, - согласился старик.
Он нажал кнопку под столом. Рядом с времянкой задрожала земля на поверхность выехал подъемник. Так и есть! Артур порадовался своей проницательности.
- Отец, а за вход где платить? – спросил он.
Старик отмахнулся от Артура как от назойливой мухи.
- Там заплатишь, всё там, - пробормотал он и снова уткнулся в книжку.
Артур встал на подъёмник и поехал в подземелье. Спуск показался ему бесконечно долгим, а может старый механизм полз, как улитка. «А что, если лифт застрянет? – подумал он. – Так и буду до скончания века пялиться на стены спусковой шахты...»
Впрочем, довольно скоро подъёмник остановился. Артур вышел из него и очутился в скромной приёмной.
Там стояло несколько диванов, искусственные фикусы в кадках терпеливо собирали пыль по углам, посреди поблёскивал стеклом низкий столик с парой альбомов. Ничего, даже близко напоминающего двери. Артур решил подождать. Но как только он присел на мягкий диван, в стене открылась дверь. Оттуда выскочил долговязый щеголь, чем-то напоминающий цаплю. У него был самого дурацкого покроя модный костюм, высокий, зачёсанный к затылку чуб, тонкий длинный нос и круглые очки в золотой оправе. Он улыбался с профессиональным радушием.
- Позвольте приветствовать вас в этой скромной обители, - щеголь поклонился. - Мы с вами незнакомы, не так ли? Разрешите представиться – Михаил.
Он протянул Артуру для рукопожатия мягкую лапку.
- Валентин, - ответил Артур.
Ему показалось, что цапле понравится иметь дело именно с Валентином.
- Ах, прелестно, - засиял щеголь.
Он уселся возле Артура и обеими руками обхватив колено. Некоторое время они натянуто улыбались друг другу. Артур до конца не понимал, туда ли попал, куда целился, а Михаил не торопился ничего объяснять.
- Позвольте спросить, кто вам порекомендовал наше заведение? – наконец произнёс Михаил.
- Сразу несколько человек. Например, Борис Иванович, - Артур брякнул первое попавшееся имя, им оказался командир его старой части, который не хотел отдавать честно заработанные деньги.
- Да что вы! Чудесно! - Михаил закивал головой, будто знал Бориса Ивановича с детства.
Артур перестал улыбаться и внимательно посмотрел на Михаила:
- Мы люди деловые, потому сразу к делу. У вас есть что-нибудь, не знаю, - он замешкался и посмотрел по сторонам, - меню что ли?
Михаил покачал головой.
- У нас особый подход к каждому клиенту, и мы готовы удовлетворить любые ваши желания.
- Например? - Артур вопросительно смотрел на щеголя.
Тот потупился и отвёл глаза.
- Например, вы можете распоряжаться чьим-нибудь телом, как вам заблагорассудится.
Он приблизил губы к уху Артура и добавил:
- Чьей-нибудь жизнью… Завораживает, неправда ли?
Артур поощрительно улыбнулся и кивнул.
- Вы можете выбрать кого угодно, - продолжал Михаил. - У нас отличная картотека. Есть уже готовые объекты, но если вы согласитесь немного обождать, мы выведем из криосна любого из пяти тысяч экземпляров. Поверьте, у нас громадный выбор.
Артур задумчиво посмотрел на потолок и спросил:
- А как насчет конфиденциальности?
- С этим тоже всё отлично. Никакого наблюдения, клиентам в заведении даже запрещено общаться между собой.
Артур растянул лицо в самой широкой из своих улыбок и, потирая руки, встал с дивана.
- Да это же прекрасно, дорогой мой Михаил!
Он навис над щеголем и похлопал его по обеим щекам, сперва правой, потом левой. Тот нервно захихикал и полез рукой в брючный карман.
- А вот этого не на-адо, мой друг!
Артур перехватил руку Михаила и выбил из неё миниатюрный шокер. Такими обычно пользуются пугливые девицы. Второй рукой он с наслаждением раздавил на перепуганном лице золотистые очки. Щеголь вскрикнул, по щеке потекла струйка крови.
- Молчи, а то без глаз останешься, - велел Артур.
Михаил лишь жалобно заскулил в ответ.
- Охраны много?
Михаил отчаянно замотал головой и закусил губу.
- Где Сидорович?
Михаил закрыл лицо руками и зарыдал.
- Пожалуйста, - всхлипнул он. – Хозяин убьёт меня!
- Не успеет, не бойся, показывай…
Артур до последнего момента не знал, здесь ли старый вор и теперь его сердце бешено застучало. Михаил неопределённо махнул рукой в сторону двери, из которой вышел.
- Веди, гадёныш, да без шуток.
Согнувшись в три погибели, Михаил пошёл впереди. Артур – за ним, тыкая щеголя в спину его же шокером. За следующей дверью оказался просторный, ярко освещённый зал со стенами, сплошь увешанными фотографиями детей. Под каждой стояла цена. Большие и маленькие мальчики и девочки улыбались с этих фотографий на радость скотам в человеческом облике.
- Ну, вы и твари, - процедил Артур.
Он, конечно, понимал, что такое происходит, но сердце всё равно сжалось. Он смачно ударил Михаила под зад, стараясь попасть между ног. Стало легче. Щеголь вскрикнул и упал, на полу сразу свернулся калачиком. Артур не удержался и добавил ещё два раза, по печени и по зубам.
- Вставай, гнида. Веди дальше.
Они вошли в очередную дверь и оказались в коридоре, абсолютно обыденном, как в любом офисе, только со звукоизоляцией. Артур шёл мимо дверей и думал, что где-то здесь сейчас развлекаются с детьми владельцы аэркаров, что стоят на поляне, а Сидорович получает за это деньги…
Наконец Михаил остановился у одной из дверей и трясущимся пальцем указал на неё.
- Он здесь? Заходи первый, покажешь мне потом дорогу назад…
- Пожалуйста, - взмолился щеголь.
- Я буду бить тебя, если ты будешь ломаться…
Артур замахнулся, и Михаил сразу постучал в двери. Особым стуком, как любил Сидорович.
- Чего тебе? – раздался из-за дверей знакомый хриплый голос.
- Тут особый клиент пришёл, надо посоветоваться, - дрожащим голосом сказал Михаил.
- Сколько раз тебе говорить, клиентов разруливай сам! - проворчал Сидорович. - А если они тебя пялят, это твои проблемы!
Но двери всё же отворились. Протолкнув вперед Михаила, Артур ввалился следом и захлопнул дверь.
Сидоровича было не узнать. На старике красовался роскошный костюм с галстуком и даже с бриллиантовой булавкой. Вместо извечной трубки в руке – дорогая сигара. Он как раз отрезал кончик и собирался закурить. Убранство кабинета поражало своей роскошью. Антикварная деревянная мебель, персидский ковер на полу. Несколько картин на стенах, а одну из стен полностью занимал аквариум, в котором плавали стайки разноцветных рыбок. По переднему стеклу ползал крупный усатый сом-анцитрус, похожий на хозяина.
Старик уверенно поднялся из кресла и сделал несколько шагов навстречу незваному гостю. Михаил, всхлипывая, упал на диван в углу и обхватил руками голову.
- Что за кипишь, фраерок? – сквозь зубы спросил Сидорович.
Артур молча улыбался. Сидорович пристально посмотрел ему в глаза и вздохнул. Он узнал Артура.
- Я закурю?
Не дожидаясь разрешения, он поджёг свою сигару, выпустил клуб ароматного дыма и, прищурив один глаз, пытливо глянул на Артура.
- Что же ты совсем без охраны, старик? – спросил тот.
- А кого мне бояться? – пожал плечами Сидорович. - Кто меня тронет?
- Я трону.
Сидорович усмехнулся.
- Это ты, пацанчик, один такой борзый. На тебя расчёта не было.
- Ишь, как разоделся, - Артур презрительно плюнул на пол. - В амбаре сидел скромный, как церковная мышь. Весь из себя такой правильный и по понятиям…
- А это чтобы разводить таких лохов как ты и платить им меньше, - усмехнулся Сидорович.
Глаза его казались спокойными, но время от времени Сидорович выдавал себя, то и дело поглядывая на стол. Он затянулся как ни в чём не бывало и повернулся к своему креслу, но Артур его опередил – уселся первым. С хозяйским видом он пошарил рукой под тяжелой дубовой столешницей. Там нашлась тревожная кнопка и старинный огнестрельный револьвер в кобуре.
Достав револьвер, Артур подкинул его, пробуя на вес. Конечно, не индукционка, но и с такими игрушками обращаться приходилось. Направил на хозяина кабинета.
- Раритет, - хмыкнул он, - сядь, поговорим.
- Поговорим чего уж там, - старик грузно присел на диван, около скулящего Михаила, и злобно уставился на Артура.
- Для кого я заказ выполнял? – спросил Артур.
- А хренка с бугорка ты не хочешь? – Сидорович усмехнулся, стряхнул пепел на роскошный ковёр.
Михаил немного успокоился и теперь с испугом смотрел то на Артура, то на хозяина. От избытка впечатлений он громко икнул.
- Да заткнись ты, плесень подноготная! - вдруг крикнул Сидорович со злостью и ударил Михаила кулаком в лицо раз и ещё раз, а потом принялся с остервенением наносить удары, пока тот не затих.
Сидорович успокоился, вытер руку о галстук помощника и продолжил:
- У нас с тобой Артур всё ясно, как небо перед расстрелом. Ты меня сейчас убьёшь. А оставишь в живых и выйдешь за эти двери – ты мертвец. Я смерти не боюсь, мне всё равно, так что тебе думать, как это всё распетлять.
Сидорович умел блефовать. Артур тоже. Он взвёл курок и встал с кресла. Бум, бам, едет трактор…
- Помолись перед смертью, старик. Тебя на том свете дети ждут.
С этими словами Артур подошёл вплотную к Сидоровичу, приставил ствол ему ко лбу и улыбнулся здоровой половиной рта. Он и без зеркала знал, что лицо снова стало кошмарной, перекошенной от шрамов рожей, с распяленной беззубой пастью. Как раз под настроение.
Сидорович изменился в лице. Он попытался отвернуться от ствола, но Артур не дал, вдавив холодный металл в морщинистый лоб. Тогда Сидорович сполз на пол. Теперь он стоял перед Артуром на коленях, мгновенно обмякший и превратившийся в беспомощного старца в дорогом костюме. Властная маска спала, а под маской оказался смертельно испуганный пожилой человек.
- Постой, не убивай, давай поговорим… - задыхаясь, пробормотал он.
- Где моя девка? – сурово спросил Артур. Блефовать – так блефовать.
- Её сегодня видели у попа, что в старой церкви служит, - быстро сказал Сидорович. – Рабочая церковь одна на весь город, не промахнёшься. Твоя девка украла няньку-бота…
Сидорович попытался ухватиться за револьвер, Артур наотмашь ударил его по щеке и отступил на шаг, переваривая услышанное. Что за чушь? Нахрена Лейле нянька?! И как его Лейла могла украсть бота? Она и слова лишнего сказать не смеет. Впрочем, деньги-то она украла…
- Не убивай, прошу, - лебезил Сидорович. – И торопись, пацанчик. Туда как раз серьёзные ребята отправились, не только мои хлопцы твою девку засекли...
- С хрена ли за моей девкой серьёзные ребята?
- Она, кажется, ребёнка нашла…
Вот это поворот! Артуру даже жарко стало. Получается, если он найдёт Лейлу, то с большой вероятностью отыщет и пропажу господина Октября. А значит, сможет выпутаться! Он даже что-то вроде гордости за Лейлу ощутил. Молодец, девочка! Его школа…
- Где искать заказчика? – властно спросил он.
- Я не знаю. Но завтра узнаю, слово даю! - Сидорович на коленях пополз к Артуру. - Дай мне хотя бы самому застрелиться, сохрани честь старику…
Сидорович театрально склонил голову и протянул за револьвером руку. Артур на секунду замешкался. Больше он не верил старому жулику ни на грамм.
- А давай в русскую рулетку сыграем? – предложил он. - Выиграешь – будешь жить. Проиграешь – я твои бабки заберу. Они тебе на том свете от детей откупиться не помогут.
В подтверждение своих слов, он вынул барабан и поднял револьвер. Патроны беззвучно высыпались на мягкий ковер. Сидорович привстал, в его глазах забрезжила надежда. «Ишь, как жить, ублюдок, хочет…» Артур поднял один патрон и зарядил в барабан. Крутанул, протянул Сидоровичу рукояткой вперёд. Старик стремительно схватился за револьвер, но Артур не выпустил ствола.
- Всё по-честному. Говори, где деньги.
- За картиной, где баба с сиськами, - с ненавистью произнёс старый вор. - Код - общак.
Артур обернулся. На стене действительно висела картина с нарисованной размытыми мазками обнажённой рыжей дамой.
- Дорогая, небось картина? – Артур с волчьей ухмылкой отпустил ствол.
- Дорогая, будь уверен.
Сидорович немного успокоился, сглотнул слюну и крутанул барабан. С минуту смотрел на револьвер задумчивым взглядом, словно видел его впервые, а затем направил на Артура и принялся быстро щёлкать спусковым крючком. Раз, два, три, четыре пустых щелчка! Артур спокойно стоял, улыбаясь ледяной улыбкой. Затем разжал ладонь и показал старому урке патрон.
- По волчьи выть, как говорится...
- Ах ты сука! – хрипло крикнул Сидорович и бросился на Артура, немощный, неловкий, потерявший все активы человек…
Тот чуть уклонился в сторону и с силой швырнул старика в аквариум. Стекло лопнуло, целый водопад хлынул на пол, на мебель, на роскошный ковёр, на упавшего Сидоровича, который слабо шевелился, оглушённый, пытаясь откашляться. Рыбки весело скакали вокруг него, одна билась под самым лицом, похлёстывала по щеке, будто хотела, чтобы он поднялся и убил незваного гостя…
Артур обмотал ладонь рукавом толстовки, поднял треугольный осколок и присел около старика. Коленом наступил ему на грудь и аккуратно, медленно, с толком, чувством, расстановкой раскроил ему горло от уха до уха. Горячая кровь растеклась алым туманом, очень быстро вся вода стала красной. Вторым куском стекла Артур вспорол ему живот от паха до грудины, поднялся и плюнул на труп.
- Сам ты сука.
Он подошёл к картине и сорвал её. Никакого сейфа и в помине не было, только голая стена. Артур весело расхохотался.
- Вот подонок, даже перед смертью врал!
Старый жулик заслуживал аплодисментов. Артур жидко похлопал, улыбаясь здоровой половиной лица. На ковре, у ног мёртвого хозяина, бился похожий на него усатый сом-анцитрус.
Артур поднял рыбу, подошёл к Михаилу и запустил ему за шиворот. Тот мгновенно пришел в себя и в ужасе завизжал тонким бабьим голосом.
- Что, страшно, сволочь? – доброжелательно спросил Артур.
Увидев труп Сидоровича, Михаил заверещал ещё выше и громче.
- Заткнись уже, надоел, - поморщился Артур. - Выводи меня из вашего пикника – на обочину…
Трясущийся щеголь провёл его той же дорогой через мрачный коридор со звуконепроницаемыми стенами, через зал, полный детских портретов, с немым укором взирающих со стен. Артур встал на подъёмник и взглянул на Михаила. Тот послушно стоял рядом с перепуганным, разбитым лицом, ни живой, ни мёртвый. Переминался с ноги на ногу. «Он наедет на прохожий, вместе с мясом снимет кожу…» Артур приставил к его лбу два пальца и тихо сказал:
- Пах!
Михаил закатил глаза и мешком повалился на пол. Артур укоризненно покачал головой, нажал на кнопку и поехал навстречу закатному небу.
Вскоре он уже стучал кулаком в окошко времянки.
- Отец, ты уволен!
Не глядя на удивлённого сонного старика, он выбрал эрку подороже вместо Олежкиного олд-скула, сел и захлопнул дверцу. Потёр онемевшее лицо.
- Дорогая, я иду за тобой, - сказал он в пустоту. - Я иду…

Это сообщение отредактировал ZM87 - 8.04.2018 - 16:21
 
[^]
Rumer
5.04.2018 - 16:11
9
Статус: Offline


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 6612
Динамичный фрагмент. Затягивает! smile.gif
 
[^]
GreenRediska
5.04.2018 - 16:28
9
Статус: Offline


Хохмач

Регистрация: 17.03.12
Сообщений: 649
Очень приятная, миленькая даже, глава. - Расчленёночка, кишочки, раскроенные челюсти, кровища, - милота, одним словом! biggrin.gif
Цитата
"Он схватил ногу, и начал избивать ею Лейлу.., ...забивая кисть руки всё глубже в глотку."
- законспектировала. biggrin.gif
Спасибо, авторы.))

Огрехов немножко..:

"- Я когда-то врачом работал. Кардиохирургом. При чём, довольно известен был." - причём - слитно.

"- А я здесь причём, мил человек? – осведомился он." - а здесь при чём как раз раздельно.

"Бэацлаха, жиробас…" - сноску бы.. А то вдруг ругательство какое?..))

.."сом-анцитрус" - анциСтрус. Вообще то они не крупные, до 15 см. Для аквариума во всю стену был бы более впечатляющ птеригоплихт. Тоже сом - до полуметра вымахивает. smile.gif А анциструса там и не видно будет.
 
[^]
Destiny13
5.04.2018 - 16:35
6
Статус: Offline


Эро Снегурочка ЯПа

Регистрация: 13.04.12
Сообщений: 2453
Спасибо! Ушла читать. rolleyes.gif
 
[^]
balsar
5.04.2018 - 17:33
6
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 9.05.08
Сообщений: 1218
Sclyff, а тебя не затруднит в начале темы ссылки на части разместить?

Отправлено с мобильного клиента YAPik+

Это сообщение отредактировал balsar - 5.04.2018 - 17:36
 
[^]
МариПяткина
5.04.2018 - 18:19
9
Статус: Offline


гаврош

Регистрация: 26.08.09
Сообщений: 844
Цитата (GreenRediska @ 5.04.2018 - 16:28)
.."сом-анцитрус" - анциСтрус. Вообще то они не крупные, до 15 см. Для аквариума во всю стену был бы более впечатляющ птеригоплихт. Тоже сом - до полуметра вымахивает. smile.gif А анциструса там и не видно будет.

У меня, конечно, банка не на всю стену, но сома видать со всех сторон, я его аж боюсь, когда он вылазит похарчиться во всём великолепии, такой весь из себя могучий)) А вообще у меня анциСтрусов около трёхсот, в трёх банках... Патриарх плодится с бешеной силой, половину жизни проводит, сидя на яйцах в кувшине, и выход всегда 100%. Иногда шустрый молодняк выгоняет личинок, и тогда по банке скачет икра с хвостами, потом она превращается в мальков, ну и дальше по циклу. Периодически я в злобе налавливаю полный контейнер перепуганных подростков и отношу нахрен в зоомагазин. Там мне за них дают корм, которым я кормлю оставшихся. Когда корм кончается, я налавливаю новый контейнер, и т.д. По-моему, у всего города в банках живут именно мои анциСтрусы... О_о


Ребята, спасибо за отзывы. Вообще такая откровенная расчленёнка меня даже пугает немного. Думаете, не слишком? Да, чем хорошо графоманское хобби, так это возможностью выпустить внутренних демонов не в жизнь, а на бумагу))
 
[^]
GreenRediska
5.04.2018 - 19:26
10
Статус: Offline


Хохмач

Регистрация: 17.03.12
Сообщений: 649
Цитата
А вообще у меня анциСтрусов около трёхсот, в трёх банках... Патриарх плодится с бешеной силой, половину жизни проводит, сидя на яйцах в кувшине, и выход всегда 100%. Иногда шустрый молодняк выгоняет личинок, и тогда по банке скачет икра с хвостами, потом она превращается в мальков, ну и дальше по циклу. Периодически я в злобе налавливаю полный контейнер перепуганных подростков и отношу нахрен в зоомагазин. Там мне за них дают корм, которым я кормлю оставшихся. Когда корм кончается, я налавливаю новый контейнер, и т.д. По-моему, у всего города в банках живут именно мои анциСтрусы... О_о

Почти такая же история, только с пельвикахромисами в двух аквасах. Они разбиваются на пары и строчат потомство во всех закоулках. Периодически ходят в гости друг к другу бить морды. Кто без пары - домогается к семейным и тут уже соперники(цы) рубятся. Молодежь ходит "стенка на стенку". Одни мальки никого не трогают.. И зоомагазин закрылся куда я их сдавала.. В общем, не скучно.. biggrin.gif

Цитата
Вообще такая откровенная расчленёнка меня даже пугает немного. Думаете, не слишком?

По мне - так в самый раз. smile.gif
 
[^]
sclyff
6.04.2018 - 09:19
9
Статус: Offline


Отличная вечеринка, не правда ли?

Регистрация: 26.01.11
Сообщений: 5664
Ух! Вот эта глава очень по мне!))
Это покруче Фауста Гете будет © )))
Спасибо, ребята, очень понравилось!!!
 
[^]
Andrey552
6.04.2018 - 20:18
7
Статус: Online


Ярила

Регистрация: 15.04.09
Сообщений: 6063
Цитата
Аттракцион виртуальных наслаждений «Суккуб» располагался в закоулке второго этажа.


Бля , покажите мне улицу эту , и дом ...
Хде находится этот аттракцион ...

Скрытый текст
Натали , спасиб за ссылку  star.gif !!!


Понравилось rulez.gif !!!
Аффтар пиши исчё star.gif .
 
[^]
Sniff19
6.04.2018 - 20:27
7
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 27.04.12
Сообщений: 1497
Дождались!
Авторам спасибо
 
[^]
Dikoy13
6.04.2018 - 21:26
8
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 10.12.15
Сообщений: 175
вот прям отдохнул)))))
отдельный и большущий респект Акации за рассылку
 
[^]
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
5 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 55992
4 Пользователей: Crasyart, Agonoizeman, JenZ, Djonni88
Страницы: (14) « Первая ... 10 11 [12] 13 14  [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 




Активные темы