Мама, заплати за меня

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
Страницы: (15) « Первая ... 8 9 [10] 11 12 ... Последняя »  К последнему непрочитанному [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
Orlum
28.12.2017 - 14:56
6
Статус: Offline


Балагур

Регистрация: 24.12.11
Сообщений: 831
Sodmik
Извините за задержку, все в процессе. К сожалению для авторов и к счастью для читателей авторы имеют профессии никак не связанные с написательством. Потому и задержки. Писать в промежутках или ночами не всегда получается. Но мы обещаем в скором времени продолжить.

Блинчиков
Цитата
Бегущий по лезвию 2047

ПОтрошители уже есть в нашем списке плагиата. Бегущего пока не было. Спасибо.
Цитата
родивший андроид
андроида я просмотрел, извините, сейчас найду где у нас там андроиды рожали и уберем этот момент
smile.gif
 
[^]
PizdorvanetcЪ
2.01.2018 - 18:13
0
Статус: Offline


Диванный Будда

Регистрация: 29.10.08
Сообщений: 418
Я надеялся но подарок от авторов к Новому Году.
Ну что ж такое, блин ! Мы жеж ждём !
Не томите poke.gif
 
[^]
GreenRediska
4.01.2018 - 03:46
5
Статус: Offline


Хохмач

Регистрация: 17.03.12
Сообщений: 739
Цитата (Orlum @ 28.12.2017 - 14:56)
Бегущего пока не было. Спасибо.
Цитата
родивший андроид
андроида я просмотрел, извините, сейчас найду где у нас там андроиды рожали и уберем этот момент
smile.gif

Не-не-не, ни в коем случае! Оставьте рожающих андроидов! А то там в Бегущем как раз какие-то непонятки с этими родами.. Хоть тут почитаем про почкование киборгов.. gigi.gif
 
[^]
Блинчиков
7.01.2018 - 08:30
0
Статус: Offline


Юморист

Регистрация: 8.05.16
Сообщений: 410
Цитата (Orlum @ 28.12.2017 - 14:56)
Sodmik
Извините за задержку, все в процессе. К сожалению для авторов и к счастью для читателей авторы имеют профессии никак не связанные с написательством. Потому и задержки. Писать в промежутках или ночами не всегда получается. Но мы обещаем в скором времени продолжить.

Блинчиков
Цитата
Бегущий по лезвию 2047

ПОтрошители уже есть в нашем списке плагиата. Бегущего пока не было. Спасибо.
Цитата
родивший андроид
андроида я просмотрел, извините, сейчас найду где у нас там андроиды рожали и уберем этот момент
smile.gif

Сильнее надо раскрывать и не спешить.
Хотя если для себя и в стол то можно. Ну или для ЯПа.
А так надо готовится, прорабатывать диалоги нагонять интригу и главное детали.
Очень важны детали, мелкие особенно.
 
[^]
Silversnow
10.01.2018 - 23:14
2
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 9.07.14
Сообщений: 14
Где продолжение?!! Авторы пережили НГ?
 
[^]
наебенился
12.01.2018 - 22:41
1
Статус: Offline


БП неизбежен!!!

Регистрация: 29.03.12
Сообщений: 15245
Ау!!!
 
[^]
Sodmik
13.01.2018 - 20:19
6
Статус: Offline


Юморист

Регистрация: 3.05.14
Сообщений: 409
С 11 месяца 2017 года мы ждём продолжения..........
Авторы, начало отличное, но может не стоит так томить нас как читателей? Честно может сказать, что "его оного" не будет?
 
[^]
Silversnow
28.01.2018 - 14:52
1
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 9.07.14
Сообщений: 14
Ну и где продолжение? Не ожидала такого подвоха от авторов.
 
[^]
AZARKH
9.02.2018 - 17:12
1
Статус: Offline


Юморист

Регистрация: 30.05.14
Сообщений: 562
Цитата (Silversnow @ 28.01.2018 - 12:52)
Ну и где продолжение? Не ожидала такого подвоха от авторов.

может к 1му мая будет?
 
[^]
os3e
11.02.2018 - 23:48
1
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 24.11.13
Сообщений: 1273
Цитата (AZARKH @ 9.02.2018 - 17:12)
Цитата (Silversnow @ 28.01.2018 - 12:52)
Ну и где продолжение? Не ожидала такого подвоха от авторов.

может к 1му мая будет?

Давайте к 8 марта. Ну в крайнем случае - к 18 марта)
 
[^]
sclyff
20.02.2018 - 09:23
19
Статус: Offline


Отличная вечеринка, не правда ли?

Регистрация: 26.01.11
Сообщений: 5722
Голова гудела после медкапсулы, как после хорошего перепоя, поэтому вставать с койки Степан не торопился. В медчасти было тихо и спокойно, пахло цветочным освежителем воздуха, играла музыка, что-то этническое, с кимвалами.
С облавы прошло трое суток, а он всё никак не мог очухаться толком, несмотря на то, что вся это время провалялся в капсуле.
- Как ты себя чувствуешь? – спросил Костик, корпоративный медик. Когда-то этот флегматичный плотный парень в очках работал травматологом, но шеф его переманил. Теперь Костик по договору чинил изделия да сотрудников, вроде незадачливого Степана…
- Голова немного кружится, - сказал Степан.
- Это нормально, - Костик сунул дронированный шпатель ему в рот, приборчик уколол его в щеку и тут же показал все параметры Степана, даже гемоглобин. – Не пьёшь? Нельзя пока.
- Не пью.
- Ну что ж, - вздохнул Костик, глядя на шкалу, - будь здоров, не кашляй. Больничный формуляр я закрываю.
- Так я здоров?
- Иди, и смотри, куда ставишь ноги.
Ему сразу захотелось домой, как следует выпить, а утром проснуться, а весь кошмар вчерашнего дня, включая роженицу, ребёнка и драку с чёрным – просто дурной сон, потому что Степан перегрелся на солнце и перебрал накануне. Он бы похмелился глотком вискаря и с улыбкой пошёл на работу, в офис бы ворвались ретивые психи, кто-то снова запустил бы камнем в окно, в общем, всё было бы привычно и нормально. Но нет, батюшка теперь стал отцом-одиночкой, да поможет ему бог. А вот кто заслужил отдыха, так это Степан…
Резкий звонок мобильного вывел Степана из задумчивости. Он глянул на экран и поморщился – звонил шеф.
- Сынок, ты как? – спросил шеф неприятно-заботливый голосом.
- Нормально, док уже отпустил домой, - сказал Степан, предчувствуя недоброе.
- Домой чуть попозже, - жёстко произнёс шеф, - сейчас дуй в приёмное отделение, общий сбор.
Степан, с неприятно холодными от предчувствия ногами, сел в эрку и задал маршрут. Внизу проплыла тополиная аллея. Тополя тянулись к пролетающему мимо аэркару и шептали: «Где ребёнок?». Ветер швырял горсти пыли в лобовое стекло и спрашивал: «Кто был тот чёрный?» Весь мир знал его тайну, и ничего хорошего Степану это не сулило...
Предчувствия его не обманули. Крик Степан услышал ещё с улицы, как только припарковался и вышел из аэркара…

Если возрастную просрочку сразу развозили по заказчикам, то в приёмное отделение свозили просроченную мелюзгу, младенцев и школьников, раненые изделия, а также трупы случайно погибших, если такая неприятность происходило. Для мёртвых изделий только недавно оборудовали новый морг и крематорий. Чип следовало вынуть, тело – кремировать, только тогда изделие считалось списанным.
Кроме Костика и других медиков, в Корпорации работала Клавдия Николаевна, дама пенсионного возраста, акушерка по профессии, теперь невостребованной. Клавдия Николаевна была вёрткой дамой. Она содержала дочь и платила кредит за внука, ей подходила любая работа, а приёмное отделение как раз нуждалось в сотруднике с медицинским образованием. Полная, похожая на кубышку особа с причёской и командирским голосом пришла на испытательный срок, да так и прижилась в Корпорации, а вскоре даже стала пользоваться немалым авторитетом за сноровку и умение быстро обслужить корпоративных покойников. Нос не корчила, в обморок не падала. Всё делала чётко и слаженно. К счастью, мёртвые изделия поступали не слишком часто. Вот и сейчас в морге только два стола было занято.
На одном столе лежал непросроченный подросток, убитый высоковольтным током. Чип уже извлекли, подростка обрядили в светлый костюм – подготовили для выдачи безутешным родным в соседней зале крематория. Мать громко плакала, Степан её понимал – столько денег выплачено понапрасну. Вокруг второго стола толпились сотрудники.
- А я вам говорю, что она рожала!!! – кричала Клавдия Николаевна. – Я их сотни пересмотрела в своё время! Я могу отличить труп роженицы от любого другого трупа!
Степан подошёл к столу, Фредди посторонился, позволяя и ему взглянуть на тело, которое тот видел совсем недавно ещё живым, и видеть больше не хотел. Бледное лицо с грязными разводами уже застыло, нос заострился. Окровавленную рубашку с неё сняли, девушка лежала перед ними обнажённой. Высокая и крупная, живот по-прежнему большой, только теперь – дряблый. Ноги покрывала корка засохшей крови и трупные пятна. Все молча рассматривали тело.
- А если она умерла, скажем, от группового изнасилования, или её казнили? – спросил шеф.
Клавдия Николаевна сунула руку в перчатке между ног покойницы, что-то дёрнула, за что-то потянула, извлекла лепёшку кровавого мяса в запёкшихся сгустках, шмякнула на стол.
- Вот! – торжествующе сказала она. - Плацента!
Она погрузила руку в развороченное влагалище, пошарила там, вынула что-то ещё, приложила к кровавой лепёшке. Степан поморщился, бледная девушка осталась безучастной. Она больше не испытывала ни дискомфорта, ни страха, ни боли.
- А вот кусочек плаценты остался в матке. Она умерла от атонического кровотечения, у неё матка не сократилась. Юная, первородящая. У меня была такая в самом начале, на первом году, как я работать пошла. Еле откачали. Если б она в больнице рожала, или тут на приёмнике хотя бы, я бы знала, что делать. Чтоб меня собаки драли! Да на её ребёнке можно сделать премию папы римского!
- В смысле? – осторожно спросил Степан.
- В коромысле! Папа римский даёт миллион биткоинов тому, кто найдёт лекарство от плазмы и бесплодия. Раз она залетела, выносила и родила уж не знаю как, ребёнок наверняка носитель антител. Это же чёрте что, пацаны! Изделия теперь рожают! Я так и здесь работу потеряю, придётся на старую возвращаться!
«Пацаны» потерянно посматривали на труп, плаценту и друг на друга. Даже Фредди не язвил, не ерничал. Степан старался выглядеть таким же удивлённым, как и все остальные.
- А она сама может быть носителем таких антител? – вдруг спросил шеф.
- Может и она! – пожала плечами Клавдия Николаевна. – Нужно связаться с какой-нибудь серьёзной лабораторией. Куда позвоним?
- Никуда, - отрезал шеф, серьёзно глядя на неё. – Вы сами сказали, что скоро потеряете работу. Так и случится. И не только вы останетесь на улице без средств к существованию. Все они, - шеф жестом указал на унылые рожи сотрудников, - тоже станут сосать кулачок. Потому что в мире, где люди снова смогут бесплатно воспроизводить себе подобных, всем нам нечего делать. И вам, дамочка, в первую очередь. Какая больница возьмёт на работу пенсионерку? Да таких, как вы, пруд пруди, причём многие гораздо моложе и расторопнее.
Все молчали. Шеф пожевал нижнюю губу и продолжил:
- Премия папы римского, говорите? Сдавите горло своей мечте о премии и душите, пока она не перестанет дёргаться. Если вакцину разработают какие-то учёные, они загребут премию себе, а весь наш бизнес разорится. И так, и эдак вам не достанется ни копейки!
- Наш корпоративный отдел разработки мог бы… - непривычно робко начала Клавдия Николаевна.
- Не мог! – рявкнул шеф. – Я начальник и я приказываю сжечь тело прямо сейчас. Фредди, тащи каталку, вон в углу стоит. Эту мерзость, - он с отвращением ткнул пальцем в плаценту, - тоже. Все биологические жидкости уничтожить. Чип извлечёте и погрузите в дезраствор помощнее. Всё зальёте дезинфекцией.
- Но всё человече… - произнёс молодой оперативник, Серёга.
- Закрой пасть, - шеф будто пистолетом нацелился ему в голову пальцем. – Захлопни варежку, придурок, иначе я заткну её тебе вот этим дерьмом.
Шеф ткнул пальцем в плаценту.
- Я не хочу ничего слышать ни о каком «человече»! Того из вас, кто откроет рот и хоть словом, хоть полсловом заикнётся жене, подруге, маме или дочке о том, что видел, не просто уволят. Он пропадёт без вести, раз, и нет идиота. Быстро подобрали хлебала и за работу.
Сотрудники зашевелились. Степан суетился вместе с остальными: открывал двери «чёрного» крематория в углу морга, там утилизировали просрочку, которую никто не забирал, помогал переложить с каталки тело. Шеф пристально следил за всеми и даже принял участие – заблокировал дверь реторты и врубил электрическую печь на полную мощность, мельком глянул в окошко и поспешно вернулся в морг. Вскоре Степан услышал его голос – шеф от кого-то требовал показать карманы, а Клавдию Николаевну – снять перчатки, затем с громким плеском полилась жидкость, запахло ядрёным дезраствором.
«Прощай, несчастная мамка», - подумал Степан и приник лицом к окошку печи.
С телом происходило страшное.
Мёртвая девушка, корчась, танцевала свой последний танец, будто её сжигали живьём. Руки и ноги сгибались, подтягивались, затем она немного приподнялась, завалилась на бок и, наконец-то замерла, превращаясь в обугленную головешку. Тут же включился термостойкий бот-кремулятор, принялся перемалывать кости. У Степана, завороженного жутким зрелищем, даже волосы на голове зашевелились.
На выходе шеф ещё раз проверил у всех карманы, даже в обувь заглянул, чтоб никто не вынес кровавой ватки.
- Завтра у меня на столе должны лежать подробные рапорты о ваших действиях во время облавы, - мрачно сказал он. – На чьём участке она родила? Куда делся новорожденный ублюдок? Среди изъятых изделий младшего возраста нет ни единого младенца. А его надо найти, ребятки…
У Степана засосало под ложечкой, он изо всех сил сдерживался, чтобы вести себя спокойно, как и полагается невиновному человеку. Затем вспомнил о чёрном.
- Ребёнок без номера, - сказал он, - сканер просто мог его не засечь. Надо бы вернуться и прочесать как следует местность.
Шеф перевёл на него тяжёлый взгляд. «Он меня подозревает!» - Степан похолодел.
- Где рожу разбил? – угрюмо спросил шеф.
- Упал в здании, нога в доску провалилась, - машинально солгал Степан.
- Меняй уже своё амплуа неудачника, - шеф презрительно махнул рукой и ухмыльнулся.
В другой день Степан, быть может, и обиделся, но сегодня смешки начальника даже радовали. «Смейся, боров, - думал он, глядя ему прямо в лицо, - да, я такой, ничего не могу…»
- Служба безопасности займётся поиском, - сказал шеф, - если с дохлой девкой кто-то был, мы его найдём. Пошли вон все. Никому не собираться, ничего не обсуждать. Кто рот откроет – сдохнет.
Угрюмые оперативники расселись по эркам и разлетелись восвояси, шеф вернулся назад, в морг. Степан задумчиво постоял возле своего аэкара и решил пройтись пешком, чтоб ветерком дурные мысли выдуло и чтоб немного прийти в себя. Жил он неподалёку и часто ходил пешком на работу и домой. Ходьба полезна для здоровья, а Степан и так достаточно своему здоровью вредил.
Вскоре он брёл по кленовой аллее, размышляя о том, как зарегистрирует подложный формуляр с несуществующим номером и в конце месяца внесёт оплату, о том, что шеф ни слова не сказал о чёрном человеке, нашли его тело или нет? Жив он или умер? Если жив, то станет ли искать Степана? Пока всё шло не так и плохо, пока его никто не подозревал…
- Доброе утро, - сказали рядом.
Степан поднял голову. На него жалобно смотрела молодая девушка с длинными светлыми волосами, добротно и модно одетая, с розовым рюкзачком в руках. Он вздохнул.
- Доброе…
- Подскажите, где я могу получить информацию про изделие?
«Тебя мне только не хватало, - раздражённо подумал Степан, - как бы отвязаться побыстрее…»
Девушка что-то лопотала, он даже не слушал толком, ожидая удобного момента, чтоб прервать её и уйти, как тут всё пошло коту под хвост. Навязчивая юная особа сунула Степану под нос голограмму. А на голограмме улыбалась давешняя покойница. Его будто током ударило. Степан понял, что пропал, что его окончательно затянуло в чёрную дыру невезения. Он по инерции слабо дёрнулся и… сдался. Крыло Корпорации ещё виднелась из-за деревьев. Их просто-напросто могли увидеть, нужно было убираться поскорее с глаз долой.
И он махнул паршивке головой – пошли со мной, чтоб тебе провалиться…

В боте-уборщике ещё месяц назад закоротило контакт, Степан собирался отнести его на сервис, но всё забывал. Впрочем, если к тебе всё равно никто не заходит, плевать, поломан бот, или нет – можно не убираться. Когда заканчивалась чистая посуда, Степан просто брал из полной мойки стакан или тарелку, мыл, ел, ставил назад на горку посуды. За те пару дней, что Степан провёл в медчасти, посуда поросла грибковой цивилизацией.
Одежду, правда, стирать приходилось, регулярно. Как ни крути, работал Степан среди людей, а в остальном… Одинаковые носки нашёл утром – прекрасно, что ещё надо. Степан заметил, что девчонка, оглядываясь по сторонам, крутит носом. «Тоже мне, принцесса кредитная…» - раздражённо подумал он.
- Как тебя зовут? – спросил он.
- Лейла. А вас?
Паршивка стояла в кухонных дверях, переминаясь с ноги на ногу и, кажется, размышляла, стоит разуваться или нет.
- Степан. Можешь не разуваться.

Брезгливо переступая через разбросанные пакеты из-под еды, девушка пробралась к креслу, отодвинула в сторонку груду нестиранных рубашек и уселась, поджав ноги. Будто собиралась остаться там вечно. Степан хмыкнул, взял мусорный пакет и принялся угрюмо бродить по квартире, швыряя туда всякие ненужные предметы. Ему казалось, если не обращать на девушку внимания, та соскучится и уйдёт. Но вот пакет наполнился, а ним – второй, а она по-прежнему сидела, поджав ноги и наблюдая за ним. И Степан снова сдался.
- Мне бы сейчас отдохнуть, - жалобно сказал он. - Голова трещит. У тебя бывают головные боли?
Он плеснул виски в два стакана, из одного отпил, второй протянул Лейле. Та с удивлением взяла, понюхала и сразу поставила на стол, выбрав чистый островок на его поверхности.
Степан встал напротив, облокотился о стену и снова отхлебнул.  
- Где Ксюша? – наконец спросила Лейла.
- Умерла твоя Ксюша, я уже говорил, - он опустил глаза. 
- Вы её убили? – с дрожью в голосе продолжила Лейла.
Степан испуганно заметил, что костяшки её пальцев побелели, когда она сжала кулаки. Не хватало ему женской истерики. Всё остальное и так было зашибись…
- Я не смог её спасти, - быстро сказал он. - Никто бы не смог в той ситуации. 
- Тогда кто виноват?! – крикнула девушка. - Не сама же она умерла?!

Когда-то Степан был «золотым ребенком». Он родился за месяц до того, как мир накрыла плазма и отлично помнил, как хорошо быть самым маленьким: тебя берегут, лелеют и по-всякому балуют. Мир летел в пропасть, словно где-то на земле разверзлась космическая чёрная дыра, невидимая и смертоносная, и теперь уверенно засасывала венца природы – человека. Тяжелейший финансовый кризис поразил рынки. Невыгодно стало выдавать кредиты – через сто лет их некому будет отдавать. Бессмысленно стало брать кредиты – зачем роскошный особняк, если всё равно умрёшь бездетным, в одиночестве. Люди быстро заканчивались. Пенсионным фондам грозило вымирание. Кто будет платить взносы и содержать пенсионеров? Цивилизацию ожидало самое масштабное старение наций за всю историю. Сами собой прекратились масштабные войны – теперь побеждала не та нация, которая быстрее размножалась, а та, которая медленнее умирала. Через тридцать лет Африка опустеет, вслед за ней – половина стран Ближнего Востока, нищие страны Южной Америки и Восточная Европа.
Степан отлично помнил, когда начали выращивать детей. Ему тогда было десять лет. Мировые СМИ трубили о победе науки, улицы пестрели постерами с первым логотипом Корпорации. Розовые младенцы огромными голубыми глазами смотрели на прохожих. Человечество получило шанс. 
Однажды мама по секрету похвасталась маленькому Стёпе, что у него скоро будет братик. Стёпиному счастью не было предела: настоящий живой брат!!! Мама обняла его и шепнула на ухо:
- Только никому не говори.... 
На следующий день Степан раструбил всем своим восьми одноклассникам, что вскоре у него появится младший брат. Шли месяцы, а брат всё не появлялся. Намного позже Степан узнал, что кредит матери не утвердили. Да и сейчас матерям-одиночкам его выдавали крайне редко – потом возиться с просрочкой. Кто знает, может это и к лучшему. По крайней мере, Степан остался для мамы единственным и неповторимым. А тогда он отмалчивался от одноклассников, донимавших его вопросами, когда, наконец, появится твой диковинный брат? А затем сразу у двоих появились братья, а у одной девчонки – сестра. Они хвалились фотографиями с младенцами, над Степаном теперь просто насмехались, а он клялся больше никогда не трепать языком. 
Вот и теперь он смотрел на Лейлу и чувствовал, что нужно молчать. Откуда попу знать, что это за ребёнок. Мало ли, что Степан ему наговорил. В тонкостях естестворождения батюшка вряд ли разбирался, так что, кроме Степана и мёртвой роженицы, превратившейся в кучку пепла, никто ничего не знал. Правда, оставался чёрный человек, но он бесследно сгинул. 
Степан залпом опрокинул виски и выпалил:
- Твоя Ксюша умерла во время родов.
Глаза у девчонки полезли на лоб.
- Каких ещё родов? – поразилась она.
- Кошки знаешь, как рожают? – раздражённо крикнул Бабай.
- Знаю, - чуть подумав, ответила Лейла. 
- Вот и бабы так же. Беременеют, а потом из них дети вылезают.
Степан зачем-то присел на корточки и показал, как происходят роды. А потом рассказал, как в процессе облавы наткнулся на роженицу, как растерялся и как увёз ребёнка. Он был страшно зол на Лейлу, которая окончательно испортила ему и без того паскудный день, и на себя, за то, что не смог от неё избавиться. Повисла тишина. Лейла смотрела полными слёз глазами. Степан ожидал вопроса вроде: «Ка-а-ак так?». Или: «Не может быть!» Но девчонка спросила:
- А где сейчас малыш?
- Малышка. Она. Её нужно было спрятать, за ней какой-то чёрный охотился. Да и корпорация наша её теперь тоже ищет. Тело твоей подруги-то они нашли.
- Так где малышка? – настаивала Лейла.
- Отдал батюшке знакомому. – Пожал плечами Степан. - Да как знакомому, один раз камнем в меня бросал, долгая история. 
- Ему там хорошо? У батюшки?
- Я не знаю!!! – крикнул Степан. - Это всё на днях и случилось. Хочешь – себе забирай.
- Хочу. 
- Да что ты?! Я пошутил. Ты сама ещё дитё! – Степан замахал руками. - Причём кредитное.
Он отвернулся. Вот бы все они исчезли вместе со своими проблемами, и оставили Степана в покое. Ведь, в сущности, не так уж и плохо Степан жил. Ел и пил от пуза, особо не утруждался. Мог пофилософствовать о жизни, о человеческой природе. Мнил себя лучше прочих. Ему надо было вернуться с девчонкой в Корпорацию, подвести прямо к шефу вместе с её дурацкой фотографией, и пусть бы разбирались, что к чему, но нет, он повёл себя как дурак: приволок её к себе домой, и всё рассказал. Он посмотрел на Лейлу, сидящую в его кресле, на её заплаканную мордаху, и неудержимо разрешился от бремени полным и отвратительным пониманием, которое зрело в нём с облавы: теперь он за всё поплатится…
И сразу почему-то стало легче.
Тем временем девчонка, видимо, решила, что пора выбираться из затхлой берлоги на свежий воздух. Она ловко, как птичка (весу-то в ней было всего ничего), перепрыгнула с кресла на диван, с дивана сиганула к дверям и повернулась к Бабаю.
- Вы идёте, или я сама батюшку поищу?
- Да чтоб вы все… - пробормотал Степан и одним махом прикончил нетронутое виски Лейлы, чего добру пропадать. Мир подёрнулся сладким туманом цвета чая. В этом тумане всё казалось не таким уж безысходным, стало даже интересно.
- Сейчас, только переоденусь во что-нибудь…
Он стащил испачканную, порванную в драке одежду. Пиджак и брюки полетели на пол, гулко стукнув чем-то, наверное, пряжкой. Степан принялся рыться в шкафу. Рубашка нашлась сразу, осталось отыскать джинсы. Где-то они лежали, почти новые и чистые, ведь на работу Степан ходил в костюме.
- Что это? – тихо раздалось сзади.
Степан нехотя обернулся с наконец-то найденными джинсами в руках и замер. Девчонка стояла с пистолетом. С тем самым, который Степан забрал у чёрного, да так и таскал в кармане пиджака. А когда бросил на пол, тот, видимо, выпал.
- Ты это… Положи где взяла, - забормотал Степан примирительно, - я и так с тобой иду. Положи, ещё выстрелит…
- Не выстрелит, - угрюмо сказала девчонка, – Он с генетической прошивкой под хозяина. Где ты его взял?
Степан поморщился, как от больного зуба. Он и так рассказал уже слишком много, к чему дальше секретничать?
- Когда твоя Ксюша рожала, там был какой-то чёрный, - сказал он. – Он явно за твоей подружкой и ребёнком приходил. Напал на меня, я чудом отбился.
- Высокий, худой, со шрамом в углу рта?
- А ты откуда знаешь?! – поразился Степан.
- Ты его убил? – вместо ответа спросила она. – Он мёртв?
Девчонка была бледной, как смерть, глаза стали просто огромными.
- Не знаю, - честно ответил Степан. – Думаю, что нет. Если бы его тело нашли, вопросов задавали бы ещё больше.
- Значит, он жив! - с отчаяньем сказала Лейла, снова села в кресло и закрыла руками лицо. – Это плохо. Очень плохо!!! Нужно было удостовериться, что он мёртвый!!!
- Кто он такой? – полюбопытствовал Степан, натягивая джинсы.
- Мой опеку-ун… - простонала Лейла. – Это ужасный человек!!! И теперь я, кажется, всё поняла! Анатоль прав – я тупая, ужасно тупая!!!
Она вдруг схватила свой рюкзачок и принялась рыться там трясущимися руками, пока не нашла модную молодёжную игрушку – розовые часы с кучей наворотов. Девчонка швырнула часы на пол и со всей силы ударила рукояткой индукционки.
- На тебе! – злобно закричала она и снова ударила. – Получай, уродский Артур! По-лу-чай-ту-па-я-ско-ти-на!!!
Она остервенело била часы, пока от них не осталась просто кучка микросхемок, только тогда остановилась, тяжело дыша. Степан с любопытством подошёл.
- Гляди-ка, - сказал он, нагибаясь. – А вот и жучок!
Он двумя пальцами поднял неизвестную девчонке, но хорошо знакомую ему самому микроскопическую горошину с металлическими проводками-хвостиками. Такими жучками техотдел оснащал корпоративные боты, чтобы скачивать информацию прямо на сервер. Некоторые сотрудники договаривались с технарями и за бутылку выменивали такой жучок – следить за женой или прислугой…
- А опекун у нас кто, спецагент? – с улыбкой спросил Степан.
- Он подонок и преступник! – заливаясь слезами, выкрикнула девчонка. – Он делает разные гадости! Он мне специально подарил часы, чтобы я списалась с Ксюшей. Через меня, дурочку, на неё и вышел!!!
Степан хмыкнул. Вот и открылась тайна чёрного человека.
- Давай решать проблемы по мере поступления, - миролюбиво предложил он. – Покамест его тут нет. И ты собиралась к священнику. Идёшь?

Двигать надо было на другой конец города – практически в трущобы. Бывшая промзона обеспеченных людей не интересовала. Если там и строилось что-то новое, то в основном – социальное жилье, а кое-где остались и старые домишки, просевшие настолько, что можно было зайти через окно, особо не задирая ноги. Именно в таком и жил батюшка. Рядом стояла покосившаяся каменная церквушка. Не памятник архитектуры, но тоже старая. Степан попытался вспомнить, в ней венчался кто-то из знаменитых некогда, а теперь и забытых с концами горожан. На церковь с прилипшем к ней домишком угрюмо смотрели многоэтажные ульи, в них роями кишели неплательщики с просроченными детьми дешёвой сборки. Половина как минимум – ретивые психи. Степан терпеть не мог этот район, слишком часто сюда приходилось наведываться. Оперативник здесь легко мог получить по морде от должников-родителей, поэтому ходить приходилось с техно-ботами. И детей, как на зло, в этом районе было на удивление много, хоть и забирали их довольно часто. Прохожие отводили глаза от транспортёров Корпорации, в который технаки грузили очередную капсулу. Кредитчики наведывались сюда раз в неделю-две, изымали изделия сразу целым списком, чтобы зря не таскаться. Местная публика особо не горевала. Поплачут, позаливают с недельку горе, обождут, пока кредитная история очистится, да и приходят за очередным ребёнком –вдруг на этот раз получится выплатить? А это очень сложно, если никогда не вносишь деньги в срок...

Девчонка уже давно перестала всхлипывать. Степан искоса поглядывал на неё – нос красный, глаза распухшие, сидит, поджав под себя ноги, грызёт карамельки, которые Степан нарыл в кухонном шкафу. Как-то приобрёл коробку с будуна, потянуло на сладенькое, да так и остались. Наконец аэркар, мерно вибрируя, приземлился около церкви. Высокие двери, ещё в прошлый раз распахнутые настежь, были заперты железным засовом с большим амбарным замком. Что это батюшка обязанностями манкирует?
- Что-то здесь совсем пусто, - пробормотала Лейла.
Степан достал из бардачка скомканный зеленый формуляр, прочитал:
- Антипов Сергей Петрович. Это наш поп. Хоть будем знать, как к нему обращаться.
Он выбрался из эрки, проследил, чтоб девчонка как следует захлопнула дверь, и медленно побрёл к домику. Совсем недавно он летел к нему, чтобы поскорей избавиться от груза, а что теперь? Неужели придётся забирать младенца?! А ведь он так удачно придумал липовый кредит, даже бланк формуляра извёл.
Лейла обогнала его, подбежала к запылённому окну и громко постучала. Внутри тут же запищал младенец.
Батюшка открыл почти сразу, будто ждал кого-то. Судя по всему, не Степана, но и ему, как будто, обрадовался.
- Сергей Петрович, добрый день! - Степан профессионально изобразил радушие и протянул руку, гадая, так ли здороваются ли с духовными лицами.
Руку батюшка пожал, даже потряс.
- Отец Симеон я, - сказал он. - Хотя сейчас и правда больше Сергей Петрович…
Поп беспомощно развёл руками. Одет он был в самые обычные джинсы и синюю поношенную термо-футболку. Над нею по-пиратски топорщилась борода, ещё более всклокоченная, чем раньше, даже с какими-то, кажется, крошками…
- Не служу я пока, - пояснил священник. – Никак не могу. А оставить некому. Совсем ваше дитё меня извело, третий день не сплю... Где такие берутся? У моих прихожан дети как дети, спокойные, засыпают по команде, а это будто дьяволёнок, господи прости. Кричит, словно режут, а потом засыпает обессиленное. Минут на пять. Да заходите вы. Я просто так вас не выпущу.
Лейла ловко прошмыгнула вперёд, Степан обреченно поплёлся следом.
- Где крошка? – быстро спросила она.
- Да вот она, Надежда человечества, в ящике от комода…
Меблишка у батюшки была такой же убогой, как и дом. В комнате не нашлось даже кресла: шкаф, стол с единственным стулом, продавленный топчан и комод, нижний ящик которого предприимчивый священник приспособил под колыбельку, устелив старыми одеялами. Там и сям валялись памперсы, на столе стояла бутылочка со смесью.
- Прихожане отдали, – пояснил отец Симеон. – Я им соврал, грешник, что взял её в кредит.
- Какая крошка! – всплеснула руками Лейла, - Можно подержать?
- Бери. Только голову придерживай, - посоветовал отец Симеон. – Головёнка пока болтается…
Лейла подняла малышку и прижала к себе, с интересом рассматривая новое человеческое существо, удивительное в своём совершенстве: крохотные пальчики с настоящими ногтями, совершенный по красоте маленький нос, сурово сморщенное личико. Уменьшенная копия настоящего человека. Степан, глядя на первого живорожденного, снова ощутил укол священного ужаса, а младенец почувствовал живое тепло и, будто по команде, с надрывом заорал, захлёбываясь в попытках набрать побольше воздуха.
- Ну вот, опять всё по новой! – батюшка нервно запустил руку в бороду и потянул. Степан понял, почему борода такая комковатая. Видимо, он не раз такое проделывал в последние дни.
Батюшка обречённо заметался по комнате.
- Может смесь не подходит? – робко спросил он у Степана, но тот пожал плечами – и в самом деле, откуда ему было знать…
– Гадит всё жидким надежда человечества, - продолжал священник, - может, живот у неё болит, а врача вызвать боюсь, ещё спросит кредитный формуляр, сразу и вычислит, что дитё чужое!
- А как же та смесь, что вам прихожане отдали? – тряся младенца, спросила Лейла.
К изумлению Степана, младенец зачмокал губами и утих. Лейла счастливо рассмеялась, но тут же стала серьёзной и принялась степенно расхаживать вдоль стены, аккуратно покачивая малыша, как заправская мамаша. Лицо её приобрело торжественное и строгое выражение, как у бойца, которому вручили медаль за ратный подвиг. «Удивительно, - подумал Степан, наблюдая за нею, - всё-таки материнство – предназначение любой бабы, даже бесплодной…»
- Надо же, утих… - заметил отец Симеон, изумлённо косясь на Лейлу. - Даю я смесь. Развёл, как на коробочке написано, она немного пососёт – и сразу в крик…
Точно так вскоре и случилось: младенец вздрогнул, сморщился и пронзительно завопил. Сколько Лейла ни трясла – успокоить не получилось.
Порой, начав делать глупости, невозможно остановиться, и человек воротит всё новые, будто кто-то невидимый толкает его под обе руки, пока гора последствий не закроет горизонт. Степан вытер потную макушку и заметил:
- В корпорации есть боты-няньки, можно вызвать.
- Что за бот такой? – с надеждой спросил батюшка.
- Специальный, с простейшими педиатрическими навыками, - пояснил Степан, состроив специальную, значительную мину. – Правда, они сканируют детей по коду и сразу передают на сервер, где и кого посещали.
- Вызывайте робота, - уверенно сказала девчонка, не бросая попыток успокоить малыша. - Мы ему мозги прочистим!
- А ты, никак, эксперт в этом деле? – саркастично осведомился Степан.
- Я имела дело с ботами! – гордо ответила та. – Даже летала на них!
- Ну, давай попробуем, - пожал плечами Степан, доставая телефон, и вдруг с изумлением обнаружил, что делать глупости совсем не скучно и уже не страшно. Даже интересно. Он попытался вспомнить, когда его в последний раз что-либо интересовало кроме стакана виски, и не смог.

Вызывать робонянек иногда приходится любому оперативнику. В обширной практике Степана не раз случалось, что родители с самого начала не проявляли интереса к детям: оформляли кредит, потому что «все так делают», платили первый взнос, как за новую мебель, на этом всё заканчивалось. Другие обречённо бросали малышей, как голодная кошка котят, когда начинали понимать, что кредит всё равно не выплатить. Для вызова робоняньки требовалось ввести серийный номер изделия, и бот летел на сигнал вшитого в детское тело чипа.
Высоко в небе бесшумно кипела механическая жизнь: по магистрали нёсся нескончаемый поток эрок всех моделей и форм, будто косяк сельди над головой у дайвера. Под ногами хрустел мусор: Степан с Лейлой устроили засаду в грязной, размалёванной графити подворотне.
Он просмотрел в органайзере списки ближайших должников – нашлось сразу пять просроченных малюток. Он выбрал первую попавшуюся девочку и ввёл её номер в форму вызова нянебота.
- Зайдём в подъезд и подождём, - предложил он Лейле. - Камер там нет, их давно сломали. Нам надо покрывало или простыня, сбегай назад, к попу, а то скоро няня прилетит.
Лёгкая на подъём девчонка убежала назад, в батюшкин дом, и спустя минуту вернулась с цветастым потёртым покрывалом: запыхалась, глаза горят, щёки красные. Степан завистливо ухмыльнулся – ему б столько энергии, он бы горы свернул.
Заговорщики спрятались в оплёванном подъезде, поджидать бота. Здесь стены тоже были покрыты рисунками и незамысловатыми надписями. Девчонка принялась с любопытством читать, наткнулась на синоним слова «любовь», гадливо сморщила нос и бросила. Степан покачал головой.
- Значит так, - сказал он, - пропускаем бота вперёд. Я ломаю антенны – ты накрываешь одеялом. Всё понятно?
Лейла кивнула.
Долго ждать не пришлось. Спустя пять минут, мерно наигрывая старинную, ещё Степану знакомую колыбельную, в подъезд влетел нянебот. Он был довольно крупным, не последней модели. На верхушке торчали передатчики, как рога на улитке. Степан будто тигр выскочил из темноты, обеими руками ухватился за антенны и с хрустом их выломал. Бот протестующе завизжал.
- Давай! – крикнул Степан, - Быстрее накрывай, пока не улетел!
Лейла, не мешкая, накинула на бота покрывало. Ослепший робот прекратил визжать, но закрутился волчком.
- Потащили, - скомандовал Степан, оглядываясь на двери квартир первого этажа. К счастью, никто из жильцов не выглянул, видно, шум в подъезде никого не удивлял.
Мягко направляя бота, Степа открыл двери. Няня продолжала крутится волчком, но толчков слушалась и медленно двигалась в нужном направлении. Вскоре Лейла и Степан потащили её в домик священника.
Детский плач они услышали ещё на подходе, зато отец Симеон открыл сразу, видно было, что ждал их с большим нетерпением. Степану показалось, что борода батюшки ещё больше всклокочилась.
- Наконец-то вы вернулись, - нервно сказал тот, - Чего так долго?
- Отец, а что, кража няньки не грех? – спросил Степан, проталкивая в двери бота. Хорошо, что бот, услышав детский плач, перестал упираться и юлить.
Священник запустил руку в бороду и потянул.
- В этом царстве Антихриста я только и делаю, что из грехов наименьший выбираю… Бог рассудит… Дело-то благое…
В комнате с бота сняли покрывало и тут же сработала программа: нянька загудела колыбельную, загукала ласковым женским голосом и занялась привычным делом: сменой памперса. У младенца и в самом деле был понос. Степан поморщился.
- Отец, у тебя выпить не найдётся? – спросил он.
Отец Симеон немного подумал.
- Есть бутылка вина, – сказал он. - Для причастия.
- Давай причастимся по стакану, - потребовал Степан.
- Всё тебе шутки, - с укоризной вздохнул священник. – Даже про святое. Да что с тебя взять, если ты демон…
Степан обиделся.
- Чего это? – спросил он. – Я, вон, ребёнка спас.
- А откуда ты явился? – прищурившись, спросил священник. - Цитадель Антихриста ваша корпорация, самое средоточие зла.
Степан не нашёлся с ответом. Священник посмотрел на него долгим взглядом, вздохнул и поставил на стол два стакана. Ещё раз запустил руку в бороду и достал ту самую бутылку.
- Садись, что ли.
Вино было крепким и приторным, Степан выпил свой стакан залпом и вытер рот тыльной стороной ладони. В комнате няня возилась с младенцем: меряла температуру, чем-то протирала, пересыпала, не прекращая напевать. И в самом деле, младенец снова утих. Лейла, как завороженная, стояла рядом, не сводя глаз.
- Как тебя хоть звать?
- Степан.
- А её?
- Лейла.
- Из татар?
- Не знаю….
Они помолчали. Степану хотелось открыть рот, и всё до мелочей рассказать, но он не знал, с чего начать. «Исповедуйте, отче, ибо я согрешил – слишком по киношному, - мучился он, - Может просто: батюшка, посоветуйте что-нибудь?»
- Я уже думал, что это и есть апокалипсис, - сказал вдруг священник.
- Что это? – удивился сбитый с мыслей Степан.
- Тотальное господство зла в нежизнеспособном обществе.
- Ну-у-у, отец, ты загнул! – Степан даже поперхнулся, прокашлялся. - А что изменилось-то? Люди всё те же. Стремятся к тому же, что и раньше. Кое-что даже улучшилось. Войн нет. СПИД победили…
- Рабовладельческий строй вернули, - в тон ему продолжил священник.
- Это уже было, - отмахнулся Степан.
- Было во времена дикости, - согласился отец Симеон, покачивая стаканом. К питью он почти не притронулся. – Но никогда ещё зло настолько не превалировало, даже во времена Нерона. Я уже думал, что человечество самовыпилится, но пришёл ты и принёс рождённого ребёнка…
Степан долил себе вина и уже открыл рот, чтобы рассказать про облаву, роженицу и чёрного, но священник снова сбил его с толку.
- А ты-то сам к чему стремился? – спросил он.
- Я? – Степан задумался. – Ни к чему. Сидел тихо в своём углу, пил виски, дичал помаленьку. Я даже полюбил это сидение, мой угол казался мне самым правильным.
Отец Симеон грустно улыбнулся в усы.
- А теперь что?
- А теперь я сомневаюсь, во всём сомневаюсь…
И тут, наконец, вся история излилась из Степана, как воспалённая кровь из вскрытого нарыва. Стоило отдать должное священнику – слушать он умел. Иногда подталкивал наводящим вопросом, иногда подбадривал улыбкой или взглядом.
- Раз ты сомневаешься, то на правильном пути, - сказал он наконец. – Сами по себе мы ничего не делаем. Нас всегда ведёт господь.
Степан посмотрел на Лейлу с ребёнком и робоняней, вспомнил чёрного.
- Даже когда мы делаем плохие вещи, или нам делают плохо? – он с сомнением воззрился на священника. – Чёрт, батюшка, куда твой господь смотрел всё последнее время?
- Раз это не апокалипсис, то одно большое испытание. - Священник пожал плечами. – А что до каждого, то выбор, как поступить, есть всегда.
Вскоре робот закончил ухаживать за малышкой: чем-то смазал, чем-то пересыпал, дал какие-то капли, и Надежда впервые в жизни спокойно уснула в ящике комода, заменявшем колыбельку.
- Что с няней делать? – спросила Лейла. - Может, себе оставим?
- Нельзя, - Степан поставил пустой стакан на столик, - надо выпускать. Скоро хватятся, если уже не хватились.
Он открыл окно, на панели управления бота оставил пометку про обслуживание, и няня, мерно гудя, уплыла в летний зной.
- Как она на базу попадет, ты же ей рога обломал? - спросила Лейла.
- Главное, чтоб отлетела в сторону общаг. А там никто не будет разбираться…
Тем временем священник облачился в чёрную вылинявшую рясу, поставил тазик на стол, достал откуда-то старую церковную книжку в кожаном переплёте и крест.
- Отец, что это ты придумал? – заволновался Степан. – Нам пора, спасибо за угощение, мы идём. Лейла, собирайся!
- Окрестить Надежду надо, – пояснил священник, не оборачиваясь. - Вы крёстными и будете. Крёстный отец, возьмите ребёнка…
Теперь священник пытался навязать ответственность. Степан скривился, как от зубной боли.
- Я в этом мракобесии не участвую, - сказал он, нацелившись пальцем. – Не нужно выбирать за меня.
- Отлично! - Лейла хлопнула в ладоши и бросилась за младенцем, - Я, как крёстная мама, оставлю её себе!
- Куда-а-а? - Степан с кривой ухмылкой взглянул на Лейлу. - Ты сама ещё дитё кредитное.
- И она, и я не нужны, - спокойно заметила девчонка. - Вот и будем вместе. А что дальше делать – я придумаю.
Отец Симеон молча пролистал требник, отыскал нужное правило, размашисто перекрестился и принялся читать. Девчонка с самым серьёзным видом и младенцем на руках застыла за его спиной, идти со Степаном она явно не собиралась. «Ну и отлично!»
- Рад за вас, ребята! – всё с той же ухмылкой сказал он. - Если что будет надо – звоните, не стесняйтесь. Визитка на столе. Боженьке привет.

Он хлопнул дверью и побрёл к аэркару. «В сущности, ничего не случилось, - думал он. – Я хотел избавиться от обузы и избавился. От двух обуз!» Что там поп ему втирал? Выбор есть всегда, и свой выбор Степан сделал с лёгкостью.
В жарком небе нёсся поток эрок, над раскалённым асфальтовым покрытием нависали привычные общаги. Степану подумалось, что вся эта история, на которой так хотелось поставить жирную точку, нереальна и вообще она ему приснилась. Будто, закрыв двери, он проснулся. Теперь его жизнь снова станет ясной и понятной, как два дня назад. Он даже почувствовал лёгкость, и походка стала бодрее. «Хрен с вами со всеми», - как мантру повторял он про себя. Мантра помогала.
Завернув за угол церкви, он остановился – у его аэркара стояло трое полицейских в снаряжении для мелкого рейда, с шаромётами. Но на плече у каждого болтался старый добрый автомат. Копы осматривали аеркар и записывали номер, рядом потерянно крутилась поломанная робоняня. Кажется, их приняли за похитителей уличной техники…
«Хрен с вами со всеми, - повторил Степан. – А что мне? У меня тут клиентов куча, отмажусь…»
В этот раз мантра не помогла. Он почувствовал потребность предупредить Лейлу и священника, чтоб не высовывалась. «Какое тебе дело, просто уходи!» - стиснув зубы, приказал себе Степан, и не смог сдвинуться с места. Просто уйти было неправильно, совсем неправильно. С минуту он рассматривал полицейских, которые явно ждали хозяина эрки, затем попятился к двери.
В домике было тихо, обряд уже закончился. Батюшка складывал в девчонкин рюкзак какие-то детские пожитки, Лейла сидела около люльки. Увидев Степана она так обрадовалась, будто ждала его возвращения.
- Я на секунду. – быстро сказал тот. - Там менты стоят. Видно ищут, кто робота сломал. Так что пока не высовывайтесь, и двери не открывайте. А то вычислят быстро, что малышка без чипа.
Отец Симеон засуетился, подбежал к окну.
- Нельзя здесь оставаться, давайте в церкви вас спрячу, пока всё уляжется.
Он махнул рукой и выбежал на улицу.
- Помогай, чего стоишь? – спокойно сказала Лейла, прижала к себе спящую малышку и последовала за батюшкой.
Степан сердито подхватил рюкзак и вышел за ними. Поганый сон вернулся, удобный жизненный угол стал далёк, как никогда.
Снаружи он огляделся – полицейских пока не было. Прошмыгнув за церковь, он увидел, как батюшка торопливо отпирает дверь церковного чёрного хода. Степан сердито прошептал:
- Отец, зачем так запираться?!
- Чтобы воры не забрались, утварь не украли...
- Да кому нужна сейчас твоя утварь?
- А ты всегда берёшь только нужное?
- Это аргумент, давай быстрее…
Вскоре дверь открылась. Из церкви пахнуло ладаном, воском, сыростью. Батюшка скрылся внутри, за ним вошла Лейла.
И тут Степану на голову посыпалась штукатурка. Выстрелов он не слышал, полицейского оклика тоже, поэтому с удивлением оглянулся. Стреляли не копы. Из узкого прохода между общагами к ним бежали два человека в чёрной форме, похожей на форму приснопамятного опекуна. Только эти двое были украшены ещё и балаклавами. С чёрными шутки плохи, это Степан усвоил хорошо. Ноги стали холодными и ватными. Он опрометью бросился в проход и захлопнул дверь. Батюшка включил тусклый светильник.
- Отец, двери запирай, там ещё какие-то бойцы ломятся! – взвизгнул Степан.
- Тут замок – одно название, - виновато пробормотал священник, поворачивая ключ. – Захотят выбить – выбьют…
- Так давай привалим двери чем-нибудь! Они стреляли, это не менты! Бери вот этот шкаф и двигаем.
Вдвоём со священником они потянули по полу массивный старинный шкаф, доверху набитый книгами и весь изъеденный жучком. Едва они прижали двери, как снаружи глухо постучали.
Низкий голос спокойно сказал:
- Мужики, давайте без глупостей. Расстанемся по-людски. Отдавайте нам девку и ребёнка, а сами оставайтесь. Не лезьте не в своё дело.
Степан растерянно взглянул на Лейлу с малышкой. Ответить ему было нечего.
- Мы входим? – донеслось из-за двери. - Молчание знак согласия?
- Нет! – крикнула Лейла, - Не отдавайте нас!
Прижимая ребенка к себе, она переводила испуганный взгляд со Степана на священника.
- Вас всё равно убьют. Чтобы не оставлять свидетелей! - снова крикнула она. – Всегда сперва забирают, потом зачищают!
Степан и сам прекрасно понимал, что девчонка права. Священник вцепился в бороду одной рукой, а второй что-то вынул из кармана.
Голос спокойно сообщил:
- Мы входим.
И тут же дверь разлетелась в щепки. В щель между шкафом и стеной ударил солнечный свет, а затем шкаф со сторон и скрежетом пополз вовнутрь… Удивительно, но ребёнок, несмотря на шум и суету, до сих пор спал сладким сном.
Отец Симеон схватил Лейлу за плечо и быстро заговорил:
- Слушай меня. Возьми глушилку, я тебе сразу отдать хотел, - он протянул Лейле чёрный футлярчик, Степан узнал прибор, который нашли у Ксюши.
Батюшка потащил Лейлу в церковный зал, завёл в кабинку для церковного хора и откинул крышку со скамьи. Внутри оказались ступеньки, уходящие в сырую, пахнущую плесенью темноту.
- Бегите, я их задержу.
Лейла с малышкой смело запрыгала вниз, Степан шагнул за ними.
- Давай с нами, отец! – сказал он.
Шкаф прекратил скрежетать по полу, в пустой церкви загремели шаги.
- Я останусь, - покачал головой священник.
– Чёрные не шутят…
- Не перебивай.
Батюшка приготовился захлопнуть крышку подземного хода.
- Мне глушилку дали хорошие люди, - сказал он Лейле. - Найдёшь их в старой центральной библиотеке. Они помогают несчастным и тебе помогут. Прощай, девочка.
И Степану:
- Выбор есть всегда.
Крышка захлопнулась, опустилась тьма. Лейла пыхтела, спускаясь, уже далеко внизу, а Степан, весь дрожа, прижался ухом к крышке.
Он больше ничего не видел, лишь по звукам мог предположить, что происходит в старенькой церкви. Вот шаги чёрных прозвучали буквально рядом с ним, быстрые, тихие. Вот священник бросился к центральному входу с криком:
- Помогите Христа ради!
Раздался визг железного засова и стук широко распахнутых двустворчатых дверей.
- Помоги…!
Глухо бухнула индукционка и крик оборвался, что-то тяжелое упало на пол. Семён представил, как отец Сименон завалился на спину, некрасиво заломив правую руку, и тут же прозвучал контрольный.
Снаружи принялись палить из шаромётов – видно, полицейские опомнились. В ответ раздались сухие выстрелы индукционок. Вскоре наверху развернулось настоящее сражение: то и дело слышались крики, хлопки шаромётов сменились автоматными очередями. Нужно было убираться.
- Эй, ты где?! – громко прошептала Лейла снизу, из темноты. Степан включил фонарь на телефоне – бесстрашная девчонка стояла в самом конце ступенек, бережно покачивая младенца. Подземный ход перед нею заворачивал куда-то влево.
- Иду… - пробормотал Степан и стал спускаться. По спине катился холодный пот. «Вот тебе и выбор…» - думал он, вспоминая священника, который странно жил и странно умер. Было бы уместно помолиться за упокой, но Степан не знал ни единой молитвы, да и некому было молиться. Боги умерли.
Из-под ног с писком выскочила крыса и растаяла в темноте. Высоко над головой, над тоннами цемента и земли, в реальной жизни, где всё понятно и просто, а не как в запутанном похмельном сне, завыли сирены.
 
[^]
PizdorvanetcЪ
20.02.2018 - 13:29
5
Статус: Offline


Диванный Будда

Регистрация: 29.10.08
Сообщений: 418
Да ладно !
Верить ли мне своим глазам ?
blink.gif biggrin.gif

Это 4-я глава ?
Она без названия ?

Это сообщение отредактировал PizdorvanetcЪ - 20.02.2018 - 13:33
 
[^]
sclyff
20.02.2018 - 15:09
6
Статус: Offline


Отличная вечеринка, не правда ли?

Регистрация: 26.01.11
Сообщений: 5722
PizdorvanetcЪ
Цитата
Это 4-я глава ?
Она без названия ?

ребята спешили и не придумали)
 
[^]
Orlum
20.02.2018 - 15:20
7
Статус: Offline


Балагур

Регистрация: 24.12.11
Сообщений: 831
Всем привет. Извините за задержку. Раньше оправдываться смысла не было так как мы не знали когда закончим. Были то у одного то у другого соавтора определенные личные моменты из-за которых было не до Лейлы и Степана, своих проблем хватало кроме того чтобы еще им эти проблемы выдумывать smile.gif

Пятая глава точно будет быстрее. Эта получилась немного расбалансированная из-за того что процесс слишком затянулся. Надеемся вам понравится
 
[^]
Ekselex
20.02.2018 - 15:28
0
Статус: Offline


Юморист

Регистрация: 11.02.17
Сообщений: 444
Можно краткую аннотацию прочесть?
 
[^]
Andrey552
20.02.2018 - 21:54
7
Статус: Online


Ярила

Регистрация: 15.04.09
Сообщений: 6140
Ну вот и дождался следующей главы .
Прочитал на одном дыхании , правда при прочтении не покидало чувство --- читал уже где то эту часть ...
Моё мнение сугубо субъективное , мнение может не совпадать с мнением большинства .
Но , все равно спасибо Авторам agree.gif .
Спасибо sclyffу За то что выложил текст .
Спасибо Наташе за ссылку .
 
[^]
kostt73
20.02.2018 - 22:05
3
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 29.03.12
Сообщений: 380
Спасибо! )
 
[^]
Kotausi
20.02.2018 - 22:05
5
Статус: Offline


-300

Регистрация: 29.03.10
Сообщений: 2677
Натали, спасибо за ссылку! Не забывай про меня )))
Но пожалуй перечитаю с начала, хочу ощутить послевкусие.

Это сообщение отредактировал Kotausi - 20.02.2018 - 22:26
 
[^]
blackdiver
20.02.2018 - 22:41
-1
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 10.06.10
Сообщений: 1362
ИМХО
Простые предложения - такое ощущение что мне хотят что-то вдолбить в мозг.
Нет ни какого сюжета из-за это, я читал как милицейскую сводку.
Сюжет - до обычный, нет ничего замечательного.
Проба пера - наверное.

И да, я честно скажу, я не осилил.... Для философии о бренности кредитов - слишком просто, для игрового чтива (один раз и забыл о чем написано) - слишком казенно.

ЗЫ: это мое мнение, я на источник всемирных знаний не претендую
 
[^]
Dipsa
21.02.2018 - 06:37
4
Статус: Offline


Приколист

Регистрация: 14.10.16
Сообщений: 388
Спасибо за новую главу, спасибо Акации за ссылку.
Правда при прочтении, какое-то ощущение нестыковок осталось, не пойму что с чем не стыкуется. Перечитаю с первой главы.
И как мама хочу заметить, что у младенцев жидкий стул – это норма.
 
[^]
Rumer
21.02.2018 - 06:40
4
Статус: Offline


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7209
Ну всё. Пропал Стёпа. Кончилась спокойная жизнь...
 
[^]
Idle
21.02.2018 - 07:19
0
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 5.10.11
Сообщений: 127
прочитал только первую главу. Пока. И неизгладимое чувство, что видел это в кино.
"Бегущий по лезвию".
 
[^]
ICA
21.02.2018 - 07:46
5
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 2.03.13
Сообщений: 1547
sclyff
"Ещё раз запустил руку в бороду и достал ту самую бутылку."

Как-то странно.
 
[^]
Акация
21.02.2018 - 08:22
3
Статус: Offline


антидепрессант

Регистрация: 11.06.09
Сообщений: 17334
Idle
Бегущий тут и рядом не бегал. В нем вообще о другом речь была. Я его специально прочитала, в фильме не все нюансы раскрыты.
 
[^]
fillinDobro
21.02.2018 - 08:51
2
Статус: Offline


Балагур

Регистрация: 25.11.15
Сообщений: 805
а можно в рассылочку меня?
 
[^]
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 64158
0 Пользователей:
Страницы: (15) « Первая ... 8 9 [10] 11 12 ... Последняя » [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 



Активные темы








Наверх