Конкурс Новогодних и Рождественских сказок., С призами.

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
Страницы: (54) [1] 2 3 ... Последняя »  К последнему непрочитанному ЗАКРЫТА [ НОВАЯ ТЕМА ]
 
Лучшая сказка.
Всего голосов: 0
  
Rumer
19.12.2014 - 21:20
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
128
Начнём, пожалуй.

Итак, всего работ прислали 10. Смысла делить их на 2 эшелона нет, поэтому конкурс коту под хвост полностью, что, собственно и подразумевалось с самого начала.

Ниже представлены все работы. Их 11. Но! Поскольку призы и медали заготовлены, ответственные люди подошли к делу ответственно - было бы несправедливостью оставить без внимания их работу. И не только их тексты, но и другое участие, принятое в проведении данного спонтанного мероприятия.

Ну-с, давайте сначала:

В данном топике непозволительно флудить (публичные выяснения авторства, намёки и т. п.), ругаться нецензурно, постить не имеющие к конкурсу отношения изображения, аудио и видеофайлы. Для срача, экскрементометания и прочих настоятельных и неудержимых нужд просьба пройти по ссылке http://www.yaplakal.com/forum14/st/0/topic941475.html

В данном топике приветствуются литературные пародии на тексты (Хуня, Пупоня, Вакрук и прочие — добро пожаловать!), графические изображения в тему («жабки»), критика, замечания по теме. Отдельно приветствуются лимерики.

Голосование производится в голосовалке (1 голос) и в поле топика (+ или -). Победитель определяется по результату голосования в голосовалке, настоятельная просьба не тыкать наобум, не голосовать до момента полного ознакомления со всеми работами, при оценке руководствоваться главным образом на то, что текст предназначен для аудитории от 0 до 16 лет и должен быть Новогодним или Рождественским.

Особо обращаю ваше внимание на то, что необдуманный комментарий в топике может лишить автора заслуженного приза. 1 место никто не отнимет, по результатам голосования места (и медаль за победу) никто не отменит, но приз может уйти к автору менее удачного текста. Либо к автору текста, получившего наибольшее количество +++ по результату оценки в поле топика (если таковой лидер не совпадёт с лидером голосовалки).

Также хочу попросить не спешить с голосованием ни в голосовалке, ни в поле, мы имеем 5 полных суток. Авторов текстов не призываю голосовать не за свой текст — дело хозяйское. Начинать комментировать после слова ПИНАЙТЕ (меня).

С уважением — Rumer.

ПОЕХАЛИ! ©
 
[^]
Yap
[x]



Продам слона

Регистрация: 10.12.04
Сообщений: 1488
 
[^]
Rumer
19.12.2014 - 21:22
57
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
№1
Эту историю рассказал мне Шурик.
С его слов, всё происходило именно так
и потому прошу не воспринимать данный опус,
как сказку или фантазию воспаленного
алкоголем мозга. Вскоре его выпишут и надеюсь,
он поведает мне некие, скабрезные подробности,
не вошедшие в основной текст по возрастному
и этическому цензу.


- Алё Шурик? – Она всегда спрашивает, будто звонит не на мой мобильник, а в общагу ГПТУ имени Мамина-Моржова.
- Да, Люся ты уже готова? – Я втиснул свой пепелац на свободный пятачок возле Детской академии творчества и изящных искусств, - выходи уже, а то на меня охранник, как-то косо смотрит.
- Шурик у нас катастрофа! – Люся смешно шмыгнула носиком. – Я не знаю, что делать!
Даже в предновогодний, почти, уже выходной день, у моей дорогой соседки случился очередной трабл. Почему я не удивлён? Пытаясь представить, что за вселенский ахтунг мог приключиться в дошкольном учреждении, нащупал в бардачке папку с прошлогодними договорами и вышел навстречу хмурому парню в черной униформе, хлопнув дверью.
- Здесь стоять нельзя! – Вместо приветствия произнес охранник, - убирай своё корыто на фиг отседова!
- О-о! А тут уже празднуют! – Нарочито тщательно принюхиваясь к легкому амбре, воскликнул я, - значит, не зря меня Клавдия Абрамовна к вам направила!
- Какая еще Клавдия Абрамовна? – парень, на всякий пожарный, перестал дышать.
- Как какая? Клавдия Абрамовна Пипиршульц, - протянул я разочарованно и сунул ему в руки пухлую, растрепанную папку. – Значит насчёт международной конференции - ОТЕС енд МАТ «Проблемы встречи нового года, в детских садах Гвинеи-Бисау», вы не в курсе?
- Не-е!!! - Испуганно завращал глазами страж парковки, пытаясь переварить мой тухловатый экспромт и нервно теребя документы.
- Изучайте, вникайте, потом начальнику смены на подпись! – Прорезалась сталь в моем голосе, - задача ясна? Выполняйте!
- Есть выполнять! – На автомате ответил он, листая клиентские договора поставок оборудования за прошлый год, на турецком языке.


***


Колыбель детского творчества, встретила меня праздничной суетой, запахами мандаринов и ёлки, нарядными ребятишками и невообразимой суетой и гвалтом. Все куда-то бежали, кого-то искали, мамочки оправляли костюмчики своим малышам, малыши же обрывали мишуру, и блестящий дождик отовсюду, куда могли дотянуться.
- Стой, раз-два! - Пожилая вахтерша смерила меня подозрительным взглядом, - ты к кому милок?
Этой пожилой даме, про несчастных маленьких бедуинов и экспорт снега в Эфиопию, не задвинешь. Старая закваска – коммунистическая. Вмиг просчитает и выпрет могучей грудью с вверенного объекта.
- Мне Люся Семенова нужна, она у вас работает.
Вахтерша провела пальцем по списку сотрудников, висящему на стене и, найдя цифры напротив фамилии, набрала номер.
- Петровна?! Люську найди, пришли тут к ней.
- Хто-хто, а я почем знаю? Муж, небось! – заворчала бабулька и кинула на меня острый проницательный взгляд. - Муж?
- Э-э-э… сосед, - растерялся я.
- Не Петровна, не муж, - разочарованно сообщила она в трубку, - говорит «Э-э-э сосед». Лет скока? Да откуда ж я знаю!
- Милок! Тебе годков то скока?
- Тридца… а вам зачем? - Удивленно осекся я на полуслове.
- Молоденькай совсем, чернявый, да… - продолжала вещать вахтерша, - не-е, росточка не высокого…
- Бабуля! – заскрежетал я зубами.
Она раздраженно зыркнула на меня, оторванная от важного разговора.
- Поди, вон сам поищи, видишь, человек разговаривает! - И махнула рукой, куда то в глубь коридора.
Я направился искать Люсю в кипящем праздничном котле академии, самостоятельно. За спиной вздохнула в трубку бабушка-вахтерша.
- Импозантный, слышь Петровна! Ты хде там, карга старая?!


***


Раскрасневшаяся и растрепанная Люся, прижимала плечом к уху сразу две телефонные трубки, одной рукой делала заметки в тетради, а второй пыталась собрать в одну кучу ворох документов, неаккуратной горкой рассыпанных на столе.
- У нас утренник срывается! Где его носит – алкаша вашего?! Тут пятьдесят детишек с родителями, комиссия областная, люди из администрации, мне самой Дедом Морозом наряжаться? – Истерично кричала она.
- Это я не вам Пал Палыч! И вас с наступающим, и вам настоящего женского счастья! Простите… - Устало положила трубку.
- Люсь ты домой едешь? – Осторожно спросил я, глядя на растерянную соседку.
- Дед Мороза нет… - обреченно прошептала она.
- Знаю, как-то под Новый год, я поймал отца, когда он пытался засунуть настольный хоккей в мой сапог.
- Кончай стебаться! Актер, выехал из ТЮЗа два часа назад, и до сих пор его нет. Пьет где-то, скотина.
- Ну вот, что ты себя накручиваешь? Вариантов то масса: автокатастрофа, сердечный приступ, похищение, ограбление, инопланетяне забрали для опытов, наконец! Почему сразу - пьёт?
- Шурик… - Она растерянно смотрела на меня пару секунд, за тем взгляд её приобрел осмысленность. – Шурик...
- Нет, нет, нет!!! Люся! Думать не смей! – Я начал пятиться к двери, - Ну какой я дед, а? А тем более Мороз! Ты посмотри на меня, ни рожи ни кожи, да еще кривоногий, картавлю и кашляю.
- Вариантов нет! – Она попыталась ухватить меня за лацкан.
- Есть! Давай сбежим? Или, давай всем скажем, что Новый год отменили из-за таяния ледников и миграции северного марала? Или вот ещё идея, – я почти нащупал дверную ручку…


* * *


- Что-то нос бледноват, - заметила Баба Дуся – вахтерша, героической фигурой заслонив дверь гримерки, чтоб я в панике не слился, - Шо ты Люськ, как не живая? Румянами, румянами его наведи.
- Баб Дусь, какой-то он непрезентабельный получился, - произнесла Люся, критически оглядывая меня со всех сторон.
- Мож, подушку ему под лапсердак сунуть? - С сомнением предложила бабулька.
Под марлево-ватной бородой, безумно чесался подбородок, а дермантиновые сапоги со стразами на два размера меньше, так скрючили пальцы, что стоял я, на одних морально-волевых.
- Может, без подушки обойдемся? - Голос шел с глухим рокотом из под слоя перистой ваты, а губы с трудом шевелились, схваченные клейстером.
- Дед Мороз, должен быть внушительным! - Заявила Баба Дуся, - а такого дрища, детвора на смех поднимет.
- А если она выскользнет у меня? Что сказать - дед яйцо снес?
- Так, держи её! Одной рукой посох, другой мешок с подарками… - вахтерша осеклась на секунду, - ладно, подарки пусть Люська тащит, а ты пузо придерживай... Мороз-яйценос!
С тем они и удалились, оставив меня заправлять за пояс джинсов объемную, мягкую подушку.
Ну, вроде достойно, поглядел в ростовое зеркало - мачо-дед! Держите шляпы, будет трясти, Дедушка Мороз идет зажечь танцпол! Я сделал пару непристойных па и довольный собой направился в актовый зал, распаляя себя, как американский боксер перед боем.
Кто лучший?
Мороз лучший!
Мороз жжет!
Дед вас в тряпки всех порвет!
Декламировал, наспех сочиненную кричалку, хлопая красными варежками.
Накрученный таким образом, готовый к двенадцати раундам за чемпионский титул "Золотая перчатка Лапландии", я открыл дверь и столкнулся со своим двойником, от неожиданности прикусив кончик языка. Надо сказать, тот тоже растерялся не на шутку и, насупив курсистую белую бровь, вперился в меня уничтожающим взглядом.
- Что за... диво-дивное? Кто таков? Не лиходей ли в Мороза ряженный?! - Его густой, насыщенный нижними нотами бас, видимо ставили путем долгих тренировок.
Ага, вот и актер ТЮЗовский! Вроде и не пьян, совсем. Я втянул носом воздух - ну, может чуть на винте, но довольно бодрый. И тут, меня захлестнула волна праведного гнева и жалости к себе несчастному. Скрюченные в тесных бутафорских сапогах мизинцы кричали - "Двоечку и хук слева!", а лицо, сведенное схватившимся клейстером, превратилось в ехидную гримасу.
- А не наглец, ли ты с хозяина северных ветров отчета требовать?! Сам наперед обозначься - чепуха бородатая! - В тон ему, насколько позволял прикушенный язык, ответил я.
Казалось, мужик сейчас лопнет от гнева, щеки налились багровым, а ноздри хищно раздулись. Вот, что значит старая школа! Актерище!
- Как смеешь ты, шут ряженный, дерзить упрямо, сединами убеленному старцу! - Он втолкнул меня в гимерку, легко оттерев грудью от двери.
Ни чё се, телегу задвинул! Моя очередь.
- Я тут, Мороз-Лапландский за Новым годом смотрящий, подарки соплякам дарящий и любому фрае... снеговику, что хошь обосную! Опоздал ты мужик. Что я зря в клоуна красноносого рядился? Дуй, давай в свой ТЮЗ без тебя справимся.
- Вижу, не уймешься ты - семя бесовскыя! Жесткий ты, да на язык поган, - этими словами, он поднял свой посох, украшенный шишками да цветными лоскутьями, и легонько стукнул мне по макушке. - Стань помягче да побелей, ребятню повесели и старика уважь!
Шлепок по голове, даже через мягкую шапку, оказался довольно болезненным и, вскрикнув от неожиданности, я  решительно схватился за орудие, собираясь вырвать его из рук неуравновешенного лицедея и нахлопать ему для профилактики.
Неожиданно, ноги оторвались от пола и я повис на посохе, стремительно уменьшаясь в размерах. С животным ужасом смотрел, как мое тело превращается в пухленькую, мягкую фигурку, а уши вытягиваются до неприличных размеров. Так бы и висел на одной руке, пораженный и шокированный, если бы, бородатый фокусник не сбросил меня, легко тряхнув посохом.
Еще не веря в произошедшее, я побежал, на ставших вдруг мягкими лапками, ногах, к зеркалу, суетливо ощупывая себя... розовыми ладошками!
Зевс громометатель и пьяные шаолиньские монахи!!! Заяц! Я заяц!!! Нет, не заяц, то, что на меня уставилось из огромного ростового зеркала, тараща пластиковые тарелочки глаз, с нарисованными зрачками, зайцем можно назвать, только, если тебе пять лет и ты фанат творчества старика Диснея. Рахитичная мягкая игрушка, сантиметров сорока ростом, с белой искусственной шерсткой и розовым пузиком. Нос кнопочка и уши хоботы, подметающие пол. Мать моя, роди меня обратно!
- А-а-а! - Заорал я, схватившись за голову, проминая еë мягкую и пытаясь оторвать, такие чужие уши. - А-а-а!!! Сука-а! Как так?!
Но из забавно нарисованного ротика, послышался лишь тонкий писк, а я закашлялся и сплюнул на пол комок синтепона.
- Ты чего сделал, лишенец?! - Пропищал я на грани перехода в ультразвук, глядя на гороподобного великана, в красной шубе украшенной серебристой вязью снежинок. - В рот ежа по жопе ложкой! Что это? Я тебя спашиваю!!!
Гигантский человек с белой окладистой бородой нагнулся ко мне и насмешливо произнес.
- Снова зайка скверно молвит! Никак, язычок с мылом помыть надобно? - В его ладони появился душистый брусочек.
Я осекся и закрыл лапками рот. Дед Мороз улыбнулся в бороду и хмыкнул.
- Молодец косой.
- Но, вы ведь понимаете, что я этого так не оставлю, - продолжил я вежливо пищать, с опаской косясь на мыло, - это же противозаконно, наконец!
- Ты ему еще про презумпцию невиновности расскажи и судебное преследование, - услышал я насмешливый голосок из-за двери.
В комнату вошел, смешно переваливаясь, плюшевый медвежонок с оторванным ухом и я перестал удивляться. Будто, что-то перегорело внутри. Он подошел ко мне, оглядел со всех сторон и, потрогав белую шерстку на боку, презрительно сплюнул сквозь плюшевые губы.
-Тьфу, синтетика!
- Но-но, без рук... то есть без лап! Ты еще, что за глюк? - осадил я, нахального медвежонка.
- Я Топтыгин! - Он улыбнулся и протянул лапку.
С осторожностью пожав игрушечную конечность, я поинтересовался.
- А ты тоже... наказанный?
- Ага. - Ответил Топтыгин, - почитай, двадцатый годок мишкой плюшевым живу.
В голове помутилось, а пластиковый глаз-тарелочка задергался. Я уселся на пушистый рудиментарный отросток и завис, пытаясь перезагрузить мозги, ну или что у меня там теперь. То, что я повредился рассудком, почти не вызывало сомнений. Беспокоило только то, что ни один тихо-помешанный, буйно-сумасшедший и даже умеренно-припудренный никогда не признает, что он не в себе. Я же признавал, и это вызывало когнитивный диссонанс.
- Ладно, потом горевать будешь, - медвежонок подхватил меня под руки, - пошли праздник делать!

***


Шла заключительная часть Новогоднего утренника. Мы с Топтыгиным в мыле и высунутыми на плечо языками исполняли,  Дед Мороз водил хоровод, пристроившись к фигуристой мамочке, ди-джей крутил винилы "Елочка стайл" и тут у меня зазвонил телефон... вернее во мне! Бодренькая мелодия из олдскульной игрушки "Супер Марио", взорвала мне внутренности. Твою же снегуркину мать! Все, что было у меня в карманах на момент превращения, оказалось зашито внутри и плотно утрамбовано набивкой. Ключи от машины, бумажник, початая пачка жвачки, гайка на двенадцать с сорванной резьбой, смартфон...
- Ух, ты! Заяц с музыкой! - я почувствовал, как потная ладошка, схватив меня за уши, поднимает над полом. Очень сосредоточенный карапуз лет пяти от роду, начал пальпировать мне живот.
- Да у него внутри телефон! - тонкий девчачий голосок, выдавал радостное волнение, - Может айфончик - а?! Я у Дедушки Мороза просила!
- Вообще то, я первый его нашел! - Вредный мальчишка, продолжал мять мне бока в поисках подарка, а телефон, как назло, все не замолкал. – Пойди, себе зайца найди - хитренькая.
- Ну Вовчи-ик, - заканючила девочка, - я не видела больше заек. Был медвежонок оборванный, но в него, наверное, старую Нокию положили!
- Эй, босота! - Закричал я, с удовольствием глядя, как лицо мелкого хулигана удивленно вытягивается, - ну-ка поставил дядю на место! Щас вот схвачу за уши, да как подкину, Москву у меня увидишь!
- Вовчик он пищит! Клева-а! - Пособница начинающего живодера, запрыгала на одной ножке, - а вдруг у него там два телефончика?! Или пи-эс-пи?!
- Держи, - решился Вовчик и дал девчонке мои ноги, - надо рвать, карманов у него нет, я проверил.
Да что ж за день то такой!
В панике заметался я в руках юных вивисекторов, но силы были не равны. Дети-великаны начали тянуть меня в разные стороны, и я почувствовал, как захрустели нитки, на швах пушистой шубки. Будь ты, трижды проклят неизвестный абонент, перечеркнувший мою жизнь, одним телефонным звонком.
Словно в голливудском блокбастере, невыносимо медленно, уворачиваясь на ходу от конфетти и перепрыгивая через детские стульчики, спешил мне на помощь Мороз, которого за полу шубы тащил, перепуганный Топтыгин. Вот он отчитывает жестоких палачей, и они пристыженные и испуганные начинают плакать, получают леденцы на палочке и довольные, скрываются в толпе таких же жестоких чудовищ.


***


Топтыгин достал цветные карандаши из Люсиного стола и расправив лист А4, начал что-то старательно выводить, кряхтя и высунув в порыве вдохновенья язык.
- Это, что? - спросил я, с интересом заглядывая через плечо приятеля.
- Чивас Ригал, похоже? – Он чуть отодвинулся, показывая свое творение. На листе была изображена емкость, напоминающая кривую бутылку, на схематично обозначенной этикетке значилось "шатланский виске Чивас Ригаль креп 40 об. орижиналь".
- Даже не знаю Топтыгин, что у тебя хуже получается, рисовать или писать. - Ответил я.
- Да не важно! - Он вдруг, протянул лапу к рисунку и схватив нарисованную бутылку, поставил еë на стол. Внутри заплескалась мутновато-коричневая жидкость. - Видал?
- Че это? – Не понял я и начал тереть глазки-тарелочки.
- Ну, как тебе объяснить... мы с тобой существа необычные?
- Ну, положим…
- Волшебством Морозовым тронутые?
- Я бы жестче сказал.
- Значит и в нас капля волшебства этого есть! Главное поверить, - объяснил мишка, - ты рюмки рисовать умеешь?
Не спеша, рисуя по памяти "Блек Лейбл" и "Столичную", благо карандашей у Люси было полно, мы потихоньку доводили себя до состояния бухих мягких игрушек.
- А ты, правда, второй десяток в медвежьей шкуре разменял? – Спросил я приятеля, закусив, недурственным сервелатом.
- В этом году, как раз двадцать стукнет.
Борис - так звали Топтыгина в миру, в девяносто пятом был серьезным авторитетом на районе. Под ним ходило, три десятка бойцов и называлось все это безобразие – бригадой Блиновских. Так было заведено в то неспокойное время, называть неформальные организации по фамилии старшего менеджера. Ну, или как там у них c должностями?
Двадцать лет назад, в моем прыщавом отрочестве, эти сорвиголовы заставляли писаться в штаны барыг всех мастей и пошибов и имели мзду со всех и везде. И вдруг, в один из Новогодних, праздничных дней они исчезли. Пропали, будто и не было никогда, славных быдловатых робингудов.
Как водится, версии были одна другой эпичней: передел сфер влияния - столичная братва всю бригаду порешила, а трупы растворили в серной кислоте. Завелся в городе одинокий мститель в маске с прорезью для глаз, наделенный сверхсилой - эта версия, была у нас, школьников дорвавшихся до американского кино, самой распространенной. Разнился лишь наряд мстителя, мы сходились в словесных баталиях, обсуждая экипировку и набор способностей, смакуя детали и зарисовывая их в специальные альбомы. Ну и версия со спецурой ФСБ, отстрелявшей по тихому Блиновских, не сбрасывалась со счетов.
Все оказалось проще. Как-то Дед Мороз, спустившись в санях, неудачно чиркнул дорогой БМВ. Борька - а это был его автомобиль, начал гнуть пальцы, обосновывая Морозу на какое бабло тот попал. Вот только глубоко в душе Борька был тем еще сыкуном и спросить с сурового Деда на месте не сдюжил, а забил ему стрелу. К вечеру, он собрал свою могучую дружину, мотивируя тем, что терпила не из простых и с собой по любому приведет братву.
Теперь, результат этой криминальной разборки, сидел передо мной и блаженно вдыхал пары вкусного алкоголя.
- И ты двадцать лет медведем плюшевым чалишся? - с трудом ворочая языком, спросил я.
- Да не братан! Дедушка меня давно силком не держит, - Топтыгин принялся чистить фиолетовую мандаринку, оранжевого карандаша у Люси не было, - пр-росто уважаю я его, да и привык уже. Знаешь, как в тереме здорово? А Снегурочка добрая, какая? Не знаешь, башкой своей ушастой машешь, а она мне каждую прореху в шубке зашивает и жалеет...
В маленьких пластмассовых глазках заблестели слезы, Мишка, пьяно шмыгнул и отвернулся.
- О, я смотрю, вы господин Топтыгин поплыли уже? - Поддел я приятеля.
- Ты поучи еще, папу, как сексой заниматься! - Мишка смахнул крошки со стола и протянул мне синий карандаш, - давай, Курасау рисуй - бармен.
И я изобразил – «Кюрасао» и «Самбуку», «ХО» и «Будвайзер». Потом рисовал мобильник с большими кнопками, чтоб было сподручней набирать номер мягкими, толстыми лапами.
Кажется, мы звонили в магазин игрушек и требовали прислать нам белок на батарейках, фигуристых и в бикини. Дальше, как в тумане - помню, рамсили со снеговиками, с ними у Топтыгина давние непонятки. Я, вроде, рвал на груди белый мех и пытался сделать вертушку.
Потом, Дед Мороз грузил нас в сани, ругался и отбирал карандаши. Следующая вспышка памяти - спина Мороза, на фоне дымчатого, звездного неба. Олени несут нас на север, Топтыгин спит под лавкой, а подлые снеговики застыли на запятках саней – волки позорные, чтоб вам август приснился. Ниче ведроголовые, земля, она круглая.

***

Мелодия звонка мобильного телефона, заставила меня разлепить тяжелые веки. Только бы не услышали маленькие чудовища – охотники за халявными гаджетами. Я в ужасе подскочил. Жесткий подлокотник кресла, отдавил ребра, а шея и спина совсем затекли. Я нащупал в кармане пальто телефон, затравленно озираясь вокруг.
За гигантскими обзорными окнами, занималось хмурое зимнее утро, постепенно проявляя силуэты железных птиц застывших в ожидании неба. Зал маленького аэропорта, постепенно просыпаясь, наполнялся приглушенным гомоном голосов.
Я принял вызов, любуясь своей рукой. Настоящей человеческой конечностью! Упругой и сильной, с пятью отличными волосатыми пальцами.
- Але Шурик?
- Да Люся!
- Шурик, милый ты живой!!! – Она всхлипнула, - мы все морги, все больницы…
- Успокойся. Со мной все хорошо.
- Ты где?
Я обернулся и уставился на огромное контрастное табло аэропорта.
- Шурик?
- Я… в Хабаровске…
- Какого… - Люся была поражена не меньше моего.
- Успокойся! – Сосредоточенно потер бестолковку, вчерашний день, рваными фрагментами поднимался из похмельного смрада, - Мы с Топтыгиным у тебя в кабинете нашли карандаши, нарисовали синьки и забухали. Потом, Дед Мороз вез нас домой, в терем. Там еще снеговики были. Точно! Такие мерзавцы – ты не поверишь Люсь!
- Ты с утра начал, или ещё с ночи не просох? – Воскликнула она и бросила трубку.
- Я трезв, как новорожденный!

***

- Посслусайте, милейфый, - обратился я к солидно одетому мужчине, пытаясь достать изо рта остатки синтепоновой набивки. - Простите, что надоедаю Вам. Сам то - я не местный, от саней отстал, а снеговики, проходимцы, чтоб им жарко стало, багаж украли.
- Что, простите? – Мужик отложил незаполненный посадочный талон.
- В общем, мы с Топтыгиным…

Это сообщение отредактировал Rumer - 19.12.2014 - 21:46
 
[^]
Rumer
19.12.2014 - 21:23
37
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
№2
Новогоднее Чудо


Чудо - самая необъяснимая вещь на свете. Пока непонятно, как это происходит, но известно одно: чудеса случаются там, где в них верят.


Высоко в небе, где всегда светит ласковое солнышко, а пушистые разноцветные облака похожи на невиданных животных, есть удивительно красивый город, в котором живут Ангелы. Это очень милые создания, невероятно скромные и добрые. Они несут в наш мир добро, счастье, радость и смех.
Внешне Ангелы ничем не отличаются от нас, обычных людей, за исключением мягких, белоснежных крыльев, которые нужны им для того, чтобы быстро прийти на помощь тем, кто в ней нуждается. Если вам однажды посчастливится увидеть на земле Ангела, то, будьте уверены, что никогда не распознаете его, потому что, спускаясь с небес, они делают свои крылья невидимыми.

Ангелы, так же, как и люди, очень любят праздники, но особенно чтут Новый год и Рождество. В эти волшебные зимние дни наступает время чудес, и небесные жители приходят на землю, чтобы творить добро…

Однажды, тихим Рождественским вечером в морозном воздухе зазвучала прекрасная музыка, и два юных приятеля-ангелочка Тим и Лина спустились на землю.
— Я могу сделать сегодня три добрых дела! – Лина от восторга захлопала в ладоши.
— А я только два, — расстроено протянул Тим, — и всё потому, что я чуть-чуть младше тебя!
— Не переживай! – девочка ободряюще обняла друга за плечи, — в следующем году ты станешь старше и сможешь сделать на одно доброе дело больше.
— Верно! – обрадовался Тим, и приятели, взявшись за руки, отправились на поиски приключений…

Они проходили мимо старого, полуразрушенного дома, как вдруг их внимание привлёк тихий писк.
— Ты слышала? Кто это может быть? – удивлённо спросил Тим.
Из-под крыльца выполз маленький серый щенок. Он был очень грустный, худой, замёрзший и невероятно грязный. Завидев Ангелов, щенок несмело завилял коротким хвостиком и, подбежав поближе, ткнулся холодным носом в руку Лины.
— Ты здесь совсем один, малыш, правда? – она ласково погладила его по голове.
Щенок жалобно заскулил, припал животиком к земле и с надеждой посмотрел на девочку. Лина хлопнула в ладоши, и тотчас зверька окутало серебристое сияние. Когда оно рассеялось, перед ребятами сидел чистый, сытый и довольный щенок с пушистой серой шёрсткой и красивыми голубыми глазами. Он радостно взвизгнул, и, высоко подпрыгнув, лизнул Тима в щёку.
— Аха-ха! Какой он милый! – счастливо засмеялся тот, — Лина, ты сделала первое доброе дело!
— Да, и я очень рада этому. – Девочка с удовольствием посмотрела на резвящегося щенка. – Подожди нас здесь, малыш, мы скоро вернёмся, — сказала она, и Ангелы отправились дальше…

— Посмотри, как красиво! – Тим схватил подругу за руку.
Прямо перед ними сверкал новогодними огнями большой крытый каток. Его высокие, украшенные золотистыми снежинками и яркими, разноцветными лампочками стены, венчал купол, который был выполнен в виде Деда Мороза. Сказочный персонаж кивал головой и весело подмигивал из-под кустистых бровей.
Повсюду на деревьях были развешены фонарики, переливающиеся всеми цветами радуги, а из здания доносилась приятная, мелодичная музыка, и, то и дело, слышался задорный, весёлый смех. Через большие, нарядные окна был виден гладкий, блестящий, словно зеркало лёд, в центре которого, украшенная цветными гирляндами и новогодними игрушками, стояла красавица - ёлка. Детей и взрослых на катке было множество.
— Пожалуйста, пойдём туда! – глаза младшего Ангела заблестели от удовольствия.
— Подожди, торопыжка! – Лина щёлкнула пальцами и на ногах Ангелочков появились коньки. – Вот теперь пойдём!

Они ступили на искрящийся в свете ярких огней, лёд, и Тим, лихо, как настоящий фигурист, заскользил вокруг подруги.
— Осторожней, не упади! — предостерегающе крикнула девочка.
— Не беспокойся! Я умею кататься! – Тим волчком закружился на месте. – Правда, здорово! – он остановился и повернул к ней разгорячённое лицо с ярким румянцем.
— Погоди-ка! – Лина внимательно всмотрелась куда-то вдаль.
Там, на противоположной стороне катка, происходило что-то странное. На льду сидел маленький мальчик и, обхватив свою ногу руками, громко плакал. Двое пареньков постарше стояли рядом, не зная, что предпринять. Ангелы, не сговариваясь, поспешили к ним.
— Что случилось? – спросил Тим, опускаясь на лёд рядом с заплаканным мальчуганом.
— Я ногу подверну-у-ул, боли-и-ит, — размазывая по щекам слёзы, протянул тот.
Тим и Лина быстро переглянулись.
— Действуй! – сказала девочка, и младший Ангел хлопнул в ладоши. Серебристое сияние на несколько секунд окутало пострадавшего, а когда оно рассеялось, мальчик несколько раз согнул и разогнул ногу, и, не почувствовав при этом боли, удивлённо посмотрел на своего спасителя.
— Как ты это сделал?
— Волшебство! – пожал плечами Тим. – В Рождество всегда происходят разные чудеса, разве ты не знаешь об этом.
— Я думал, что это выдумки, — мальчуган поднялся с колен и принялся отряхиваться от прилипших к одежде снежинок. – Спасибо тебе, мальчик!
— Его зовут Тим, – вмешалась старший Ангел, — а меня Лина!
— А я Серёжа! – благодарно улыбнулся спасённый паренёк. — Так вы волшебники? – он с любопытством посмотрел на своих новых знакомых.
— Не совсем. Мы… - начала было говорить Лина, как вдруг рядом возникла высокая, красивая женщина, которая, схватив Серёжу за плечи, резко развернула его лицом к себе. — Милый, с тобой всё в порядке?
— Тсс-с.. – Тим заговорщицки подмигнул пареньку и одними губами прошептал, - это секрет!...
Мальчик понимающе кивнул и повернулся к женщине, — да, мама, всё хорошо! Я просто упал.
— Зачем мы вообще пришли на этот каток! – появившийся следом за мамой Сергея мужчина, выглядел очень недовольным. – Лучше бы в кино сходили.
— Тебе лишь бы сидеть и ничего не делать! Покатался бы вместе с сыном! — женщина бросила на него рассерженный взгляд, — глядишь Серёженька и не упал бы!
— Сама катайся, если тебе надо! – скривился папа мальчика. – Целыми днями на работе пропадаешь, ребёнок тебя и не видит совсем!
— У меня годовой отчёт! – возмутилась та, — сроки поджимают, начальство торопит!... Продолжая перепираться, родители Сергея отошли в сторону.
— Они часто так ругаются? – Лина участливо склонилась к мальчугану.
— В последнее время да, — по щеке Серёжи скатилась одинокая слезинка. – Они раз… разв… разводятся, вот… — грустным голосом сказал он.
— Мда-а… — девочка на секунду задумалась, а потом звонко хлопнула в ладоши. Серебристое сияние на миг скрыло родителей мальчика, а когда рассеялось, то на лицах взрослых сияли широкие, немного смущённые улыбки.
— Милый, ты и твои друзья, наверное, не откажетесь от мороженого? – обратилась к ним женщина. – Я сейчас принесу! - и она заторопилась к выходу.
— А я помогу тебе! – папа Сергея поспешил следом за женой.
— Ну вот! — сказала Лина. – Теперь они никогда не будут ссориться и не разведутся!
— Это снова было волшебство? – Серёжа восхищённо посмотрел на девочку.
— Конечно! – засмеялась старший Ангел. – Это ведь Рождество!
— Расскажите, как вы это делаете? - требовательно спросил Сергей, и, смущенно ковырнув лёд лезвием конька, добавил, - пожалуйста!
— Пойдём! – Лина взяла мальчика за руку и все трое дружно заскользили по льду.

Они удобно устроились на трибуне и принялись лакомиться мороженым, которое вскоре принесли им родители Серёжи. Вокруг царили смех и веселье, а в воздухе витали ароматы хвои, корицы и снега.
— Мы не обычные дети… – стала рассказывать Лина, когда последняя ложечка мороженого оказалась съедена.
— Но, если вы не волшебники, тогда кто? – не утерпев, перебил её Сергей и в волнении подался вперёд.
— Ещё один торопыжка! – улыбнулась Лина, а Тим обеспокоенно заёрзал на скамейке.
— Нельзя рассказывать, кто мы на самом деле! – прошептал он на ухо подруге.
— Не беспокойся! Он не будет помнить о том, что встречался с нами, хотя мне бы очень не хотелось, чтобы он забыл об этом. – Она с грустью посмотрела на их нового знакомого и сказала, — мы Ангелы!
— Не может быть?! – воскликнул Серёжа и во все глаза уставился на ребят. – Настоящие Ангелы?? Я думал, их не существует!
— Очень даже существуем! – обиделся Тим, - смотри! – и он развернул за спиной белоснежные крылья. Они раскрылись с тихим шелестом и замерцали в свете разноцветных лампочек.
— Невероятно! – восторженно прошептал мальчик. – А другие люди тоже видят твои крылья? – он с любопытством посмотрел по сторонам, но сидящие на соседних скамейках, посетители катка не обратили на троицу никакого внимания.
— Нет! – засмеялась Лина. – Это для того, чтобы ты поверил. Для остальных людей, мы выглядим, как самые обычные дети!
— А откуда вы прилетели? – продолжал любопытствовать Серёжа.
— Мы живём на небе, — начал рассказывать Тим. – Наш город стоит на самом большом и красивом облаке и построен из невесомого белого камня. В его садах растут прекрасные цветы, живут сказочные звери и диковинные птицы. У подножья города раскинулось голубое озеро, в котором плавают Золотые Рыбки…
— Как это, должно быть, красиво...! – протянул мальчик. — А зачем вы пришли на землю?
— В Рождество Ангелы всегда спускаются с небес, чтобы люди становились добрее и не переставали верить в чудеса.
— А покажите ещё какое-нибудь волшебство? – глаза Сережи загорелись от предвкушения.
— Не всё так просто, — вмешалась Лина. – Нам разрешено сделать сегодня лишь пять добрых дел. Три из них мы уже совершили, осталось всего два.
— А почему только пять? – удивился мальчик, – я думал, что Ангелы могут творить добро столько, сколько пожелают!
— Это потому, что мы ещё маленькие, – вздохнула Лина, — вот через несколько сотен лет, когда повзрослеем, нам будет разрешено делать добрые дела без ограничений.
— А на что вы собираетесь потратить оставшееся волшебство? – спросил Серёжа.
— Пока не знаем, — пожал плечами Тим, — но будь уверен, ты, ни за что не пропустишь это!
— Тогда пойдёмте ещё покатаемся! – мальчик схватил Ангелов за руки и потянул на лёд.

Друзья, весело переговариваясь и поминутно смеясь, заскользили по сверкающей глади катка. Они катались какое-то время вокруг ёлки, кружась и выписывая на льду замысловатые пируэты, как вдруг сверху послышался угрожающий треск, и на головы людей посыпалась штукатурка. По толпе детей и взрослых прошёл испуганный вздох.
Все задрали головы вверх, чтобы увидеть, что происходит. Потолок задрожал и угрожающе просел, по его поверхности зазмеились трещины, несколько плит отвалились, и с грохотом упали на лёд. Стены катка начали вибрировать, с них дождем посыпались куски штукатурки вперемежку с новогодними украшениями…
В считанные секунды началась паника. С громкими криками все бросились к выходу, где немедленно образовался затор. Отовсюду слышался плач детей и испуганные голоса взрослых…

— Лина, что делать?? – вскричал Тим.
— Давай, вместе!! – и она с силой хлопнула в ладоши.
Младший Ангел последовал её примеру, и два серебристых облачка устремились вверх. Обрушение крыши замедлилось, но, всё же, волшебства двух юных Ангелочков оказалось недостаточно. Оторвавшийся, огромный кусок стены вдруг упал прямо на ёлку. Зелёная красавица угрожающе накренилась и начала заваливаться набок. Гирлянды и разноцветные игрушки посыпались вниз. Замигало освещение, крики людей стали громче…
— Не помогает! И добрые дела закончились!!! – Лина в отчаянии всплеснула руками, подняла лицо к потолку и, закрыв глаза, что-то быстро зашептала.
— Разрешили! Нам дали разрешение на Чудо!!! – счастливо засмеялась она, спустя несколько секунд, — за мной, Тим!!! — и два прекрасных Ангела, развернув белоснежные крылья, взлетели к потолку. Их руки засияли мерным золотистым светом, и там, где ладони касались повреждённых участков, стали исчезать трещины и вставать на место разбитые плиты и куски стен. Работа продвигалась медленно, потому что не успевали Ангелы восстановить крышу в одном месте, как она начинала рушиться в другом. Крылатые спасители серебристыми молниями метались под потолком, всеми силами стараясь не допустить самого страшного…
Наконец, когда крыша оказалась полностью восстановлена, запыхавшиеся и уставшие Ангелочки, спустились вниз, чтобы заняться площадкой для катания. На краткий миг, каток окутало золотое сияние, а когда оно рассеялось, с поверхности исчезли груды мусора, и лёд вновь стал гладким и блестящим, словно зеркало. Ёлка снова заняла своё место в центре катка, засияла разноцветными огнями, и заискрились в лучах ярких ламп.
Люди, забыв об угрожающей опасности, во все глаза наблюдали за работой небесных созданий.
— Смотрите, это Ангелы!!! – слышалось отовсюду. – Ангелы прилетели, чтобы спасти нас! Это Чудо!!!..

….

— Как хорошо, что мы оказали сегодня здесь! – Тим лихо перевернулся в воздухе и завис перед лицом подруги. – Страшно подумать, что могло произойти, если бы нас не было рядом!
— Верно! — довольно улыбнулась старший Ангел.
— Жаль, только, что люди почти сразу обо всём забыли… — расстроено протянул Тим. — Но то, как они благодарили нас, я запомню навсегда. Это было приятно! — он вновь перекувырнулся в воздухе.
Невидимые людскому глазу, они неслышно летели по воздуху следом за Серёжей и его родителями. Мальчик радостно подпрыгивал, шагая между взрослыми и держа их обоих за руки. Когда они поравнялись с заброшенным домом, из-под крыльца выскочил спасённый Ангелами щенок и, с громким, радостным лаем, запрыгал перед мальчиком.
— Мама, папа! Смотрите, какой симпатичный! – Сергей присел на корточки, а щенок, воспользовавшись этим, тут же лизнул его в нос. Паренёк счастливо засмеялся и взъерошил зверьку шёрстку.
— Можно, он пойдёт с нами? – спросил он у опешивших взрослых. – Я очень хочу, чтобы у меня был друг!
Родители растерянно посмотрели друг на друга и вдруг заулыбались.
— Конечно, дорогой! Мы возьмём его с собой.
— Ур-ра!!! — Серёжа порывисто кинулся к ним и обнял вначале маму, а затем отца. — Я так вас люблю!
— С Рождеством, сынок! – взрослые обняли сына в ответ. Щенок взвизгнул, встал на задние лапки и, с радостным фырканьем, ткнулся носом в ладошку мальчика…

….
— Счастливого Рождества! – Ангелы в небе, сделали прощальный круг над счастливым семейством, взлетели ввысь и растаяли в вечерних сумерках…

Это сообщение отредактировал Rumer - 19.12.2014 - 21:47
 
[^]
Rumer
19.12.2014 - 21:25
29
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
№3
Нет, вы только представьте. Она так и не научилась есть палочками.
И это при ее ловкости и талантах. Ведь она умела распутывать паутинку без единого разрыва, предсказывать погоду по полетам мух, молниеносно скрываться из виду. А ее гортанному пению завидовали тирольцы.

Она вообще была необыкновенной. Болотная ведьма напророчила ей блестящее будущее. И мама с самого рождения выделяла ее из многочисленных дочерей.
Она очень любила ночные вылазки с братьями на охоту. Сорванцы соревновались, кто дальше прыгнет, быстрее заметит и точнее попадет в цель. Ах, она очень-очень любила побеждать. В таких случаях папа ласково похлопывал ее по плечу и катал на спине.

Мама не одобряла такие забавы.
- Милая, моя, - внушала она дочери. - С твоей красотой и обаянием ты достигнешь больших высот. Но тебе надо уметь вести себя подобающим образом.
И она упорно училась вести себя подобающим образом: грациозно двигаться, выпрямляя спинку, сдержанно улыбаться, томно закатывать глаза.

Зимой вся семья, и мама, и папа, и братья с сестрами укладывались спать. Она одна просыпалась время от времени и смотрела на улицу сквозь льдинку, затягивающую маленькое оконце.
Снежинки падали и с тихим хрустом ломались о лед, их обломки складывались в причудливые узоры холодного калейдоскопа, сверкающего под лунным светом. Да, она была очень мечтательной натурой.

Эта зима была для нее особенной. Встреча с прекрасным принцем, любовь с первого взгляда, пышная свадьба. Теперь она жила в прекрасном дворце, носила красивые наряды и спала на пуховых перинах. Да и ванну она могла принимать в любое время с полным комфортом.

Она блаженно потянулась в пенной теплой воде и рот сам собой растянулся в счастливой улыбке.
- Вот я и стала принцессой, - пропела она. - Подумать только, я – принцесса…
От горячей воды поднимался пар, пена пышной ароматной шапкой подступала к подбородку. Пузырьки перемешивались, шуршали и лопались с тихим треском.

Вспомнив о вчерашнем конфузе, девушка стыдливо хихикнула и с головой ушла под воду.
Не так давно был устроен прием в честь гостей из далекой и загадочной страны, первой радующейся восходу солнца. Мало кто знал про нравы и обличье тамошних жителей. Придворные дивились на чужестранцев, облаченных в расписные халаты, рассматривали затейливые прически, сплетенные из гладких черных волос. Больше всех таращились на иноземную девушку, которая очень походила на куколку из белой глины, выставленную в тронном зале среди прочих подарков. Девушка была так закутана в струящийся разноцветный шелк, что невозможно было судить о ее фигуре. На виду оставались только странно маленькие ступни в детских башмачках, да голова и шея. Лицо гостьи толстым слоем покрывала мука, и начернены были не только глаза и брови, но и зубы. Принцесса сочла гостью очень красивой.

Царские покои по случаю рождественских празднеств были украшены с большой пышностью. С потолка свисали на нитях пуховые ангелочки и гирлянды из пушистых еловых веток. Свет многочисленных свечей отражался в звездах сусального золота, стеклянных шарах и больших блестящих глазах принцессы.
Принцессе так нравилось блестящее окружение, что она с трудом удерживалась от веселых прыжков под строгим взглядом свекрови.

Застолье шло своим чередом. Служки внесли новую перемену блюд. На столе появилось множество маленьких мисочек, рядом с ними лежали странные палочки.
Далекие гости принялись радостно и благодарно кланяться, сложив перед собой ладони. Все сидевшие за дубовым столом с любопытством смотрели, как ловко чужаки с помощью палочек едят свою странную еду.

Нашу принцессу очень поразил этот обычай, и она решила во что бы то ни стало при своем дворе ввести новую моду: есть разные радости с помощью лучинок.

Целую неделю каждое утро она вскакивала с кровати с твердым решением овладеть забавными действиями. Завтраки, обеды и ужины она проводила в одиночестве, сражаясь с мелко нарезанной едой непокорными палочками.

Вчера принцесса наконец решила, что пора ей поразить свою новую венценосную семью и придворную свиту. Девушка по доходившим до нее слухам знала о насмешках вельмож над ее нестоличными манерами и повадками.

К ужину принцесса вышла деревянной походкой. На девушке красовалось пестрое кимоно. В затейливую куафюру, сооруженную придворным цирюльником, она воткнула позолоченные спицы, тайком одолженные у свекрови.
Перед принцессой поставили мисочки с кислыми бобами и соусами. Девушка за столом вела себя важно и торжественно. Она очень - очень старалась повторять все действия заморской гостьи. И под многочисленными взглядами собравшихся за столом орудовала палочками медленно и аккуратно.

Принцессе уже почти удалось управиться со своей непростой задачей, как вдруг...
В любой сказке просто обязательно должно присутствовать это «вдруг». Желательно, в самом неподходящем месте. Иначе зачем же и появляться неожиданному «вдруг» как не вдруг?

...Вдруг последний боб соскользнул с палочек испугавшейся принцессы и поскакал по столу. Девушка потянулась за убегавшим кусочком, сильно наклонилась и тяжелый парик соскользнул с ее головы и шмякнулся в соус. Сидевшие за столом онемели от неожиданности и лишь поглядывали на жирные капли, щедро оросившие великолепные наряды пирующих.

Наконец раздался сдавленный смешок королевы, за ней уже открыто захохотал король, его примеру последовали придворные. Только принц сочувственно улыбнулся юной жене. Принцесса залилась краской, обхватила потерявшую волосы голову руками и выскочила из зала.

И теперь, лежа в ванной, девушка заново переживала злополучные события. К счастью, она не умела долго грустить. Да еще и накануне Рождества. Она решила, что просто загадает новое желание, которое обязательно - преобязательно сбудется. Одно ее рождественское заветное желание уже сбылось.

Принцесса была очень жизнерадостной особой.
И очень ловкой.
И всем девушкам на свете она могла бы подать пример, как ухватить стремительно летящую мимо стрелу.
Ведь принцесса была лягушкой.

Это сообщение отредактировал Rumer - 19.12.2014 - 21:47
 
[^]
Rumer
19.12.2014 - 21:26
16
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
№4
ГДЕ ТЫ, БЕЛОСНЕЖКА?

Может творчество мое вызовет сомненье,
Только не справляюсь я с этим настроением…
Маша и Медведь,



Пред печкой сидел Волшебник – старик,
Про сказку он думал, вдруг облик возник:
- Зовут Белоснежкой, - сказала она:
- Про все расскажу я, поверьте друзья…

Старик тут опешил, девчонка с огня
Легонько скакнула, вся в плоти – и жива!
В кресло уселась, улыбкой маня:
- Про всё расскажу я, поверьте друзья!

- Зовут меня Золушка, - вторая пришла,
Её ветром навеяло вдруг из окна:
- Белоснежка прекрасна! – сказала она:
- И внучкой приходится мне, мы – родня!

--------------- *** --------------

Так получилось, что уж говорить,
И сказку мы будем вслух вам творить.
- Её ты послушай, Хавроньей была,
Золушка первая голос взяла:

- Корову любила Волшебную я,
Давала озера сметаны она,
Кисельные речки начинали бежать,
Но пахло навозом …

За это её из Дворца изгонять?
Но так вот решила сестрица моя,
Отцу настояла - А я к Солнцу пошла.
Тогда называли так Короля.

Владыка проникся моей добротой,
Корову он принял, и за дар мой такой
Хрустальные туфельки вдруг подарил.
Жениха что покажут, мне говорил.

От зависти тут изошлася сестра,
К Королю прибежала: - Хавронья была?
Одета и худо, и пахнет не так,
Вот я – красотуля!

За это дай взять!
Всё что с собой я могу унести…
Корову же глупую
Из Дворца изгони.

Король рассердился, затопал в ответ.
Без ничего её отправил, еще и вослед
Что-то про жадность всё говорил,
Но лишь этим сестренку мою разозлил.

Гадости начала вслед мне шептать,
Пакости строить, отцу всё-всё лгать,
Подкараулила меня у реки,
С обрыва столкнула…

Утонула, мол – дура!
Но оказалась - живучая я!
С теченьем боролось целых три дня,
Бурным потоком меня унесло…

Куда-то прибило, неделю бродила.
Пока не нашла ведьмы старой я дом.
Она приютила, меня накормила,
Золушка – новое имя вручила,

Я тогда об одном всё жалела,
Что потеряла я башмачки.
Их унесло тем бурлящим потоком.
В пучины морские, и где-то на дне…

Но колдовать меня научила
Старая ведьма баба - Яга
Суженный есть?
Пусть придет он сюда!

------------------ *** ----------------

И как-то на рыбалке Солнце был,
На берегу хрустальный туфель находил,
И вспомнил обещанье свое
Искал меня…

- Какое колдовство?
Я там ведь мимо проплывал,
Слезу девчонки увидал,
Нашёл туфлю, подбросил Солнцу…

- Пришел вот Змей и всё испортил!
Вспышкой пламени с печи
Волшебник охнул,
- Горыныч, с огнем ты больше не шути!

- Ведь Золушка жила у ведьмы, -
Горыныч начал говорить:
- Её сестре в то время
Аист принес дочурку…

Парней к себе тянула как магнит,
Был лик прекрасен, точен стан.
Я к ней любовью воспылал
И лунной ночкой взял вот - и украл!

По звездам шел, затем играл с собою,
Спасал её не дрогнущей рукою
И головы – я сам себе рубил…
Каким прекрасным рыцарем я был!

Потом вот взял – и просто отпустил
Просить руки я приходил…
Но я не знал, что прилетали к ней драконы
И подарили дочку от меня…

Что в ту же ночь
Тяжелой ноша оказалась
И мама Белоснежки,
Взяла - и от счастья с жизнью попрощалась.

Из глаз Горыныча брызнула слеза
И взор обратился к Белоснежке:
- Доченька, прости,
За то, что тебя воспитали волки!

Тебя в ту ночь
Выбросила в лес старуха,
А мне сказали, что тебя,
Не воспитали, нет, сожрали волки.

А я искал,
Я много лет за Маугли гонялся,
Но все думали в ответ,
Что Змей Горыныч злобный оказался…

Из глаз Горыныча уже текла река,
Белоснежка поперхнулась ананасом,
- Все прятали тебя!
Но это ведь – я, я - твой папа!

Когда нашел – Иван Царевича привел
И Белоснежкой я назвал,
Когда впервые увидал
Свою дочурку…

--------------------- *** --------------------

Тут лунный блик
Развеял эти дивные виденья,
Ну а Волшебник наш Старик
Сидит у печки - Белоснежку вспоминает….

Это сообщение отредактировал Rumer - 19.12.2014 - 21:47
 
[^]
Rumer
19.12.2014 - 21:28
65
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
№5
Лишних Дедов Морозов не бывает.
 
 
- Нет в мире  большей  слабости, чем  терпимость к чужим слабостям, - думала  Люба, разглядывая  розового  зайца  на полке с детскими товарами.
- Любаш, подмени меня 31-го, а? Приезжает Васька с вахты, три месяца не видела. Ну, пожалуйста. Хочешь, я на колени встану? -  толстуха Наташка, третий  продавец на смене,  умоляюще заглядывала в глаза.
Люба подумала, что если Наташка упадет на колени, то проломит первый этаж супермаркета, но вслух ничего не сказала и кивнула. Она подменяла хитрую Наташку в день рождения дочки, на день бабушкиного поминовения, в сезон посадки картошки и сбора колорадского  жука.
– Безотказная ты, Любовь, - беззлобно пеняла ей когда-то мама. – Всех приветишь, всем поможешь, сама останешься без штанов.
- И что плохого? – недоумевала девочка.
- Люди лучше помнят причиненное зло, чем нанесенное добро.
 
В супермаркете 31-го декабря не похалявишь. Никаких скидок на праздничное безделье - только суета и толпы людей, сметающих  товар с витрин. Нужно и посидеть на кассе, и  разложить конфеты по пакетам, и краем глаза поглядывать за воришками, и уборщицей  заодно поработать.
Люба смогла освободиться только в одиннадцать. Вышла на улицу, подставив лицо под падающий снег и улыбнулась.
- С наступающим, девушка, - ее толкнул пробегающий мимо молодой парень. Потом  оглянулся и спросил: - Водочки не хотите?  В гостях?
- Нет, спасибо.
- Дворянское сословие, -  подшучивали над ней в коллективе. Никаких вольностей и грубых слов Люба не признавала – мамино строгое воспитание.
- Напрасно, -  хохотнул парень и понесся дальше, а девушка повернула к автобусной остановке.
Через двадцать минут у нее замерзли руки в перчатках, и она вдруг поняла, что в  праздничный день уехать будет не так  просто.
Еще через двадцать минут  замерзли  ноги,  Люба проклинала себя за мысль надеть  новые сапоги на «рыбьем» меху вместо своих рабочих унтяшек.
Ловить частника? В этот день машина ей обойдется в весьма неприличную сумму.
 
Такси затормозило рядом с ней, пританцовывающей на открытой остановке, словно  водитель прочитал ее мысли.
- Эй, ты!
- Вы мне? – удивилась Люба, оглянувшись.
- Нет, папе римскому, - хмуро буркнул водитель из приоткрытого окошка. – Чего стоишь, коленками брякаешь? На улице минус двадцать.
- Опоздала на автобус.
- Спешишь домой? – уточнил водитель, упитанный красномордый мужик лет сорока. Он был  одет в смешной зеленый свитер с синими оленями на груди и толстую вязаную шапку с помпоном.
- Да как сказать, - пожала плечами Люба.
- Ясно. Предлагаю бартер. У меня напарница проспала в смену. Заменишь на ночь? А я взамен выполню любое твое желание.
- Что, простите? – Люба в замешательстве уставилась на мужика. Кончики пальцев на ногах, между тем, уже начинали деревенеть.
- До чего ж вы, девки, тормозными становитесь, если дело касается не ваших интересов, - покачал головой водитель и распахнул дверь. -  Садись, пока булки не поморозила.
Словно неведомой силой  ее внесло в  салон.
Внутри пахло… пахло горячим шоколадом, дымом костра и почему-то мокрой собачьей шерстью.
- Я ей еще в прошлый раз говорил – не  ходи на корпоратив с этими Санта Клаусами. Ни поесть, ни потанцевать - одни разговоры про курс доллара да тенденции внешней политики. Усыпили девку нахрен, - охотно делился с девушкой водитель.
- Кого усыпили? – не поняла Люба.
- Да Надьку же. Напарницу мою. Ее там один крендель уже вторую сотню лет на любовь склоняет, да пока безрезультатно.
- А меня Любовь зовут, - неизвестно зачем,  брякнула Люба.
- Любовь? - мужик внимательно поглядел ей в глаза. – Любовь – это хорошо. А то с Надеждами сплошная морока.
- А чем вы занимаетесь в эту ночь? – спросила девушка. Она вдруг подумала, что  замерзающим людям, бывает, снятся яркие и радостные сны.
- Чем занимаемся? Гоним время по кругу. Не может оно стоять на месте, нельзя ему. Не будет нас -  уснет. Вот как Надежда моя сейчас дрыхнет.
- И что тогда случится?
- Как что?  - мужик от возмущения даже бросил руль. -  Мир остановится, милая!
- То есть, вы  его гоните, как упрямую ленивую корову? -  Люба прыснула, представив себе эту картину.
- Нуууу… Примерно так. Из часового пояса - в часовой пояс.
- А вас, надо полагать, зовут Дед Мороз?
- Сама ты бабушка, - обиделся водитель. – Какой я дед? – мужик приосанился. -  Я в самом  расцвете сил.
- Запутали вы меня совсем, - вздохнула Люба. – Напарница-то зачем нужна? Делать чего  надо?
- Стало быть, согласна? – обрадовался Дед Мороз.
- Согласна, - махнула рукой Люба. – Чем черт не шутит.
- А вот его поминать не надо, - строго сказал водитель и поднял палец к потолку. –  Всуе. А напарница требуется сугубо в утилитарных целях. Как посредник. Что-то вроде распылителя энергии. Только женщина может преобразовать мужскую энергию, развести ее по разным потокам,  одарить сразу множество людей. Я один могу сжечь человеческий разум.
 
Пока Люба переодевалась в  униформу -  теплую пушистую белую шубу до пят и белые же валеночки -  ей выдавали практические рекомендации.
- Задача твоя простая, - поучал ее Дед. – Смотри в глаза тому, кто хочет чуда. А я уже зацеплюсь за тебя, как за поводок. Поняла?
- Нет, - чистосердечно ответила Люба, пристраивая на голове высокую треугольную конструкцию из пуха и золотистой проволоки. – Разве мы не будем дарить подарки детям?
- Детям обязательно, в первую очередь. Детской верой в чудо можно отапливать вселенную. Но и взрослым мы тоже нужны. Смотришь им в глаза и говоришь, что все будет хорошо. А все остальное – моя  забота.
 
Машина мчалась по улицам ночного города, в лабиринте петляющих огней и звезд. Иногда  Любе казалось, что она сидит в санках-розвальнях, а впереди высекают искры копытами  огромные верховые животные – то ли кони, то ли олени. Потом она оказывалась в вагоне  грохочущего стыками поезда, после – на огромной карусели под бездонным небом. Время   летело мимо, словно огромная лента Мебиуса, переворачиваясь и гримасничая, подмигивая  Любе светом неоновых фонарей и взрывами праздничных фейерверков. На Деда Мороза  девушка взглянула только один раз и в ужасе отвернулась. Вместо человека на козлах саней  восседала исполинская туша, закутанная в вихревое облако, изредка выстреливающее молниями.
 
Дети… Их было так много. Пульсирующие живые клубочки, подпрыгивающие радостно  при виде Деда Мороза, который принял приличествующую празднику форму – гигантского  бородача в красном плюшевом халате, с мешком и посохом.
- Котенка! Котенка – вопил один и замолкал, получая в руки теплый мяукающий комок.
- Скейтборд!
- Компьютер!
- Плеер!
- Коньки!
 
Люба заглядывала  всем им в глаза и чувствовала, как натягивается нитка связи между ней и  водителем. Дрожит, вибрирует, но не рвется… По ней, как посреднику, прокатывались волны  дикой, бесконтрольной энергии. Если бы девушка употребляла наркотические вещества, она  бы смогла сравнить эти ощущения с действием сильнейшего галлюциногена.
Были и взрослые.
Она оказалась в темной полупустой кухне. За столом сидел  мужчина и  угрюмо разглядывал  стакан с водкой.
- Загляни ему в глаза, -  подтолкнул в спину Дед Мороз. – Только не отпусти. А то   повесится.
Люба села напротив мужчины и решительно придвинула к себе стакан.
- Они все умерли, - тускло сказал мужчина. – А я остался. Зачем?
Люба выпила, чувствуя, как в животе плеснуло огнем.
- А у меня тоже недавно умерла мама, - сказала она и закашлялась, закрывая рот рукавом. – Так она ко мне каждую ночь приходила.  Просила отпустить – а я не могу.
- Вот и я… не могу.
- В глаза ему загляни. Снегурочка, блин, - прошипел Дед Мороз за спиной. – Замораживай  его тоску, не теряй время.
Люба поднялась и наклонилась к мужчине, взяв его лицо в  ладони. Поцеловала крепко, выдохнув в него с запахом алкоголя видение мальчика, обнимающего щенка. Потом вплела в  это видение запах полевых ромашек, жужжание толстой июльской пчелы и вкус парного молока. 
- Ну-ка, без самоуправства, -  услышала строгий выговор. -  Ишь, Любовь…
Темная кухня расцвела вдруг яркими букетами цветов. Запестрело, зарябило в глазах от маков и подсолнухов, вспорхнули к потолку бабочки. Мужчина молодел прямо на глазах удивленной Любы. Она чувствовала, что является фокусом, точкой, через которую Дед направляет в человека собранные ранее детские эмоции – восторг, счастье, радость, ожидание.
- Иди гулять. В такую ночь нельзя сидеть одиноко на кухне, - подтолкнула его Люба.
Мужчина послушно встал, оделся и открыл дверь на площадку, откуда доносились смех и музыка.
 
-  А ты сообразительная девочка. Учишься быстро, - одобрительно заметил Дед Мороз. –  Ну,  побежали. А то наше время без нас застоялось.
Люба шагнула на балкон, вскинула взгляд на сани, припаркованные на крыше, попыталась  разглядеть зверей, гремящих цепями упряжи.
Догадалась: - Это и есть Время?
Дед усмехнулся: - Ай да Любовь. Что же, не зря ты ждала меня на той остановке.
 
И снова в лицо полетели снежные улицы и площади. Им открывали окна и двери, их ждали   в каждом доме, даже в том, где уже никого никогда не ждут.
Люба держала взгляд, как натянутую струну, из которой искусный музыкант извлекал волшебной красоты мелодию. Счастье одних переливалось через край, им нельзя было не поделиться с другими. Теми, для кого чернота ночи стала привычной.
- Мы успеем ко всем? – спросила она уже под утро, кутаясь в меховой полог поглубже.
- Нет, милая, -  покачал головой Дед. – Только к тем, кто отчаянно хотел чуда. Главное, я успел к тебе. Ведь ты его хотела тоже.
- Разве? -  удивилась Люба. И поняла, что проваливается в глубокий колодец сна. – Нет! – хотела крикнуть она. – Я хочу остаться с тобой! Мне нравится…
- Спи, милая. Ты устала. 
 
Ухо щекотала травинка. Люба повертела головой, пытаясь избавиться от раздражающего  действия. Травинка переместилась к носу.
- Надо подушку перетянуть заново, - сонно подумала она. – Пух лезет, как с паршивой  курицы.
Травинка залезла в нос еще глубже. Люба чихнула и проснулась.
Это было действительно птичье перо, вот только держал его за тонкий хвостик незнакомый Любе мужчина в зеленом свитере с синими оленями.
- Вам никто не говорил, что от этого свитера можно получить зрительный коллапс? -  спросила она, натягивая на нос одеяло. 
- Детям нравится, - кратко ответил мужчина.
-  Ах да. Это же Дед Мороз, - вспомнила девушка события праздничной ночи. Интересно, как она попала домой?
- Через окно, - прочитал ее мысли Дед. – Звери пока привязаны на крыше, но они торопятся. Как всегда, впрочем. Я обещал выполнить одно твое желание за ночь работы. Но крепко  подумай, чего ты хочешь на самом деле. Мужчину, денег,  детей?
Люба растерялась. Действительно, она совсем забыла про желание. Да и когда было вспоминать о нем?
- Я не знаю. Наверно, хочу быть счастливой?
- Конкретизируй. Я не умею выполнять желания, не имеющие четкой  формы.
Люба задумалась. Задай ей такой вопрос сутки назад – все было бы просто. Оставить  нелюбимую работу и заняться  тем, что у нее всегда получалось - моделированием  одежды.  Выйти замуж,  родить  сына. Что еще?
- Я хочу каждую новогоднюю ночь проводить с тобой, -  отчеканила Люба, глядя Деду Морозу в глаза, пытаясь  поймать  струну. Ту связь, которая держала их всю ночь рядом. 
- Подловила, - усмехнулся он и щелкнул пальцами. Стены крохотной спальни  начали стремительно разъезжаться в стороны, мебель с грохотом провалилась в пол, упряжка со  зверями Времени ворвалась в распахнутое окно и встала перед хозяином, потряхивая  колокольцами сбруи.
- Я вернусь через год. Если ты не передумаешь, Любовь.  -  Дед Мороз швырнул перед ней ее новогоднюю амуницию и запрыгнул в сани.
- Я буду ждать, - тихо сказала Люба.
Хозяин упряжки залихватски свистнул и тряхнул поводьями. Звери встали на дыбы, упираясь головами в звездное небо, покосились на девушку и рванули вверх, через призрачные перекрытия потолка и крыши.
- Я буду вас ждать, - повторила Люба.
Она умылась и позавтракала, в приподнятом настроении. Подняла с пола белую шубу, встряхнула, чтобы повесить на плечики. Задумалась на миг, а потом решительно начала одеваться.
Нарисовала свекольный румянец во всю щеку, заплела толстую косу навыпуск, нашла в  шкафу старые варежки, подаренные мамой на прошлое рождество – с синими оленями по зеленому полю.
В подъезде столкнулась с девчонкой из соседней квартиры, она ойкнула, сначала не признав Любу, потом выпалила:
- С Новым годом!
 
На улице немногочисленные прохожие оглядывались на Любу с улыбками. Она встречалась с некоторыми из них взглядами, чувствуя, как внутри вспыхивает искрами  волшебство, подаренное ей детьми. 
Вспыхивает и выстреливает в эфир по вибрирующим струнам, которые тянутся в чужие окна.
В доме напротив жила  женщина, у которой погиб на работе сын. Несчастный случай.
Через дорогу -  старик, про которого все забыли, кроме работников службы социальной помощи.
Над супермаркетом «Рублевка» сидели в квартире дети, у которых мать ушла праздновать новый год еще в шесть вечера и до сих пор не вернулась.
А на краю города, на кухне пытался сварить манную кашу мужчина, который не умел готовить вообще. Раньше это делала жена для него и  близнецов-сыновей. Он сыпал крупу в горячее молоко и злился, что получаются комки.
Люба прибавила шаг. Если поторопить Время (а это, оказывается, не так просто), она успеет везде.
Она обязательно научит мужчину варить манную кашу, наряжать елку, даже если он живет один. А главное, попытается научить радоваться  тому немногому, что у него есть.
Может быть, в следующем году упряжка Деда Мороза завернет на эту кухню еще раз.
Лишних Дедов Морозов никогда не бывает.

Это сообщение отредактировал Rumer - 19.12.2014 - 21:48
 
[^]
Rumer
19.12.2014 - 21:33
41
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
№6
Сказ про переворот в Новый год
Жил-был добрый царь Всеволод, очень его любил весь народ.
Было у царя трое сыновей: старший Савелий рос всех умней.
Средний сын Савва – храбр да силен. Ласковый, добрый - младший Семен.
Савелий заграницей учился, домой не торопился.
Ума-разума набирался, стать царем собирался.
Обо всем на свете мог поговорить, любую проблему решить.
Дамам умел ручку галантно облобызать, отцу советовал, где золото и деньги держать.
Савва тоже не скучал, за армию в царстве отвечал.
Сам вертолетом управлял, ракеты в небо запускал,
Погружался на подводной лодке в море, с неприятелем смело спорил.
Семен жил при царице и царе, обитал при дворе.
Царя проказами забавлял, скучать никому не давал.
Всеволод государством почти сорок лет управлял, дюже устал.
Стал царь думать да гадать – кому корону передать.
Царица его поддержала, но просить ни за кого из сыновей не стала.
А был у царя друг - Матвей...Кот. Не смейся, народ!
Котище – большой умище, вооот такие усища!
На все царевы вопросы честно отвечал, за что часто по шее получал.
Царя разными байками кормил, по совместительству мышей во дворце ловил.
Царь рассказал Матвею про свою заботу, просил у кота совета, обещал приплатить за работу .
Матвей в затылке почесал, и вот что царю сказал:
«Скоро настанет Рождество, в вашей царской семье будет торжество.
Соберутся вместе твои сыновья, и вот что предлагаю я:
Ты на постель ложись, умирающим притворись.
А сам не зевай, за сынками внимательно наблюдай.
И я рядом посижу, на парней погляжу. Увижу, что не так – дам тебе знак.
Тут сразу и поймешь – кого в преемники возьмешь!»
Царь восхитился, с котом согласился.
Вот Рождество наступает, Всеволод детей созывает.
К каждому отправлен гонец, с наказом - прибыть во дворец.
А сам – хлоп на кровать, и давай стонать.
Приехали сыновья во дворец, видят – отцу приходит конец.
Савва и Савелий задумали переворот :
Все, что царь затеял – сделать совсем наоборот.
Собрались у него в опочивальне, занялись своими делами.
А кот под царским ложем сидит – во все глаза на парней глядит.
Савелий быстро секретный сундук отыскал, шифр к нему подобрал –
Нашел документы важные, положил их в папки бумажные.
Савва стратегические карты достал, технику и солдат пересчитал,
Заменил весь командный состав, и исправил армейский устав.
А младший Семен – не слишком умен.
Увидел, чем братья занялись – слезы у него полились.
Сел на помост, да коту наступил на хвост.
Кот заверещал, забыл, что царю обещал.
Пустился бежать со всех ног, забрался под самый потолок.
А Всеволод-царь давно уже спит, на постели своей громко храпит.
Тут дверь в спальню открылась, на пороге царица появилась –
В новом сарафане, и тотчас всплеснула руками:
Ах, вы, шалуны, непослушные дети! Опять собрались у отца в кабинете!
Савелий, зачем ты включил ноутбук?
Эх, Савва, совсем ты отбился от рук -
Не трогать солдатиков – папа сказал!
Семен, ты на штору Матвея загнал?
Ты спишь, Сева??? Мама звонила твоя!
Уже за столом собралась вся семья.
Нас ждет Дед Мороз, остывает пирог!

Тут сказке конец (а отцам всем - намек!)

Это сообщение отредактировал Rumer - 19.12.2014 - 22:28
 
[^]
Rumer
19.12.2014 - 21:35
29
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
№7
“Вчера опять шел дождь: холодные капли бесконечно барабанили по земле, нагнетая мрачные мысли. Грязь и лужи за ночь замерзают, образую причудливые узоры в тех местах, где должен быть асфальт. Утром, с первыми лучами холодного зимнего солнца, это все начинает таять и вызывает бурные возмущения у двулапых хищников, которые вечно куда-то спешат и мешают думать. Но еще больше небесная вода вносит изменений в мой обычный распорядок дня - сбивается время обеда. Кстати, надо выяснить: откуда берутся всякие вкусности возле моего дома. Видел я пару раз двулапого монстра, но не может такого быть, чтобы он приносил мне еду.”

С этими мыслями по старым подвальным трубам гордо шагал наш герой. Имени у него не было, но это не мешало ему быть достаточно известным среди местных обитателей. Вид он имел тоже не выдающийся: худощавый, с длинными усами (которые были его гордостью) и светло-голубыми глазами. Однако своеобразный характер, звонкий голос и острые когти позволяли ему выделяться из всей группы котов, которые уже несколько лет благополучно жили в подвале симферопольской пятиэтажки. Особенно это было заметно в конце марта - начале апреля, когда Кот с товарищами устраивал всенощные концерты “по заявкам телезрителей”.

“Двулапым монстром”, как ласково ее называл Кот, была старушка-пенсионерка из третьей квартиры. Она ежедневно приносила еду четвероногим животным и это занятие, казалось, было ей в радость. Неоднократные споры с прочими жильцами о целесообразности кормления такого “зоопарка” всегда выигрывались Елизаветой Ивановной (так звали старушку). Несмотря на все тягости и лишения - это и возраст, и голодные послевоенные годы, и трудовой стаж, начатый с малолетства, это и тяжелобольной супруг, умерший недавно - всего не перечислить - пенсионерка сохранила боевой дух и внутренний стержень. Однако прохладная крымская погода ее слегка подкосила и уже второй день Елизавета Ивановна лежала дома с температурой.

Кот, высунув свою серую морду из подвального окна, вдыхал свежий декабрьский воздух. Подойдя к привычному месту обеда и, не обнаружив там даже маленькой косточки, хвостатый направился к Муське. Кошка, в роду которой точно были представители персидской породы, грелась на трубах.

- Мусенька, солнце мое, - обратился Кот, - как твои дела? Кушала ли ты сегодня?

Муська неторопливо подняла голову и по выражению ее лица можно было понять, что дела складывались не совсем так, как она хотела.

- Дела? Как всегда, - протяжно отозвалась кошка. - Проголодался что-ли? Сходи на помойку - скоро у людей какой-то праздник и там есть немного вкусного.

- На помойку? - удивился Кот. - Не царское это дело! А где еда возле подвального окошка?

- Та которую приносит старушка? Так нет ее уже второй день - ни старушки, ни еды.

- Значит все-таки двулапый монстр приносит еду! Я догадывался…

- Сколько раз тебе можно повторять, - прервала Муська Кота, - не все люди плохие! Поверь мне - среди них есть много хороших.

- Ага, просто плохие лучше организованы. Ладно, пойду, пока без меня все не съели. А ты заходи вечером - греться будем!

- Зайду, куда ж я денусь, - ответила кошка, возвращаясь в привычную для размышлений позу.

Василий и Тишка дружно потрошили какой-то целлофановый пакет с непонятным содержимым.

- Присоединяйся! - Тишка пригласил друга к трапезе, - без тебя было сложно, но мы отбили этот пакет у Шарика.

“Ох уж этот Шарик” думал про себя Кот, жадно уминая кусочки курицы, и припоминал неоднократные сражения с дворовой собакой.

Что может быть лучше после сытного обеда? Конечно же крепкий здоровый кошачий сон. И троица котов-товарищей направилась в теплые подвальные коридоры. Ритуал, совершаемый хвостатыми перед погружением в сон, передается из поколения в поколение: следует правильно выбрать место для сна, лапами размягчить поверхность, свернуться в клубок, прикрыться хвостом и можно засыпать. Уснул Кот моментально, но вот сон, который ему снился, был очень неприятным. Сначала за ним кто-то гнался, затем схватил и начал мучить… Кот проснулся, открыл глаза, но не смог пошевелиться, только хвостом нервно стучал по бетонному полу. Тишка и Василий не отзывались на жалобные оклики Кота. Зашедшая в подвал Муська, сначала подумала, что ее приятели вспомнили свое беззаботное кошачье детство и решили над ней пошутить. Но Коту было не до шуток: внутри все пекло огнем, голова раскалывалась, а череда мыслей напоминала какую-то жуткую карусель с которой невозможно было спрыгнуть.

Муська не знала что ей делать, за свою недолгую жизнь она никогда не сталкивалась с такой ситуацией. Но три ее друга находились в крайне плохом состоянии и надо было действовать незамедлительно.

Людей не учат в школе кошачьему языку, поэтому можно только догадываться, как поняла орущую под окнами кошку Елизавета Ивановна. В это время она находилась на кухне - грела чайник, чтобы выпить горячего чаю со своим малиновым вареньем, которое неизменно помогало при температуре. Спустившись в подвал и проследовав за Муськой, старушка увидела три шерстяных комочка, которые с трудом проглядывались в темноте. Казалось, что в подвальной комнате работал двигатель, но нет - это урчали Кот, Тишка и Василий. Елизавета Ивановна почему-то вспомнила вырезку из журнала, где какой-то ветеринар писал, что кошки урчат не только когда им хорошо, но и если испытывают сильную боль. В том, что котам было очень хорошо пенсионерка как-то засомневалась.

Когда две руки подняли Кота, он подумал, что все - наконец-то отмучился. Затем рядом оказались Тишка и Василий. Как три космонавта они парили в невесомости, шатаясь из стороны в сторону. “Темно, взлетели, мчимся налево, поднимаемся скачками, свет, дверь, ступеньки, перила, ступеньки, дверь, незнакомая комната, что-то мягкое, приземлились” - мысленная карусель в голове Кота выдала какой-то сюжет.

Оказавшись в своей квартире, старушка незамедлительно позвонила в ветлечебницу, а ощутив резкий скачек давления автоматически набрала 103...

- Мама, вот объясни мне, зачем тебе четыре (!) кота в доме? - не унимался Виталий, допрашивая Елизавету Ивановну.

- Три кота и одна кошечка, - мягко ответила сыну пенсионерка. - И хватит на эту тему. Открой лучше банку горошка.

Семья готовилась к встрече Нового Года с новыми жильцами. Пенсионерка была очень рада нечастым визитам сына с женой и внуками. Виталий с супругой помогали готовить, а внуки Елизаветы Ивановны (в которых она души не чаяла) внимательно изучали трех пушистых пациентов. Муська крутилась рядом.

- Я же тебе говорила, что не все люди плохие! А ты их двуногими хищниками называл, - укоряла она Кота.

За окном снова шел дождь, но теперь он веял какой-то надеждой, что может быть в жизни не все так плохо и небесные капли смоют с земли всю грязь и пыль, открыв нечто светлое и доброе в закрытых душах людей и кошек. Кот не знал, что его ждет впереди, но уже испытывал некую привязанность к “маленьким двуногим монстрам”.

P.S. Читатель спросит: “а где же собственно новогодняя сказка?” Сказка в том, что и скорая и ветеринар приехали 30 декабря вовремя. А Новый Год… Ну вот такой своеобразный Новый Год. Дождливая погода 31 декабря для Крыма не редкость.

Это сообщение отредактировал Rumer - 19.12.2014 - 21:50
 
[^]
Rumer
19.12.2014 - 21:36
26
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
№8
Бесстрашие и смелость в Лихолесье. Сказка.

Мы были где-то на опушке Лихолесья, уже далеко от Большой Дороги, когда стало холодать. Помню, промямлил что-то типа: "Чувствую, меня немного трясёт; может, ты поведешь?". И неожиданно со всех сторон завыла пурга, и небо заполонили белые хлопья, неистово кружа над головой, ринулись вниз, пикируя на сани, несущиеся на пределе скорости прямо в Великий Устюг. И чей-то голос надрывался: "Да откуда взялась эта метель?".
Затем все снова стихло. Зайка снял свои рукавички и вывернул их наизнанку – промокли насквозь. "Ты что кричишь? " – пробормотал он, стряхивая снег, прилипший к шерсти. "Просто испугался, - сказал я. - Твоя очередь вести". И, натянув вожжи, остановил запряженные дюжиной тюленей сани посреди занесенной снегом тропы.
Уже почти полдень, а нам все еще оставалось проехать более сотни вёрст. Подготовка новогодних подарков идёт полным ходом, и нам нужно успеть к четырем, чтобы не стоять, понурив головы, перед Дедом Морозом, стыдливо оправдываясь за опоздание. А я, помимо прочего, - лапландский эльф; так что у меня было обязательство не опозорить Санта-Клауса, любой ценой. Санта вручил мне кучу подарков для детей, которые мы с трудом уместили в санях. У нас было два красных мешка различных сюрпризов, семьдесят пять ёлочных шариков, пять упаковок бенгальских огней, большая хлопушка, полная конфетти, и целый калейдоскоп всяких бомбочек, петард, фейерверков, салютов... а также полная сетка мандаринов, коробка конфет, ящик детского шампанского, охапка леденцов и двадцать килограммов шоколада.
Зайка снова передал вожжи мне, а сам забрался на мешок с подарками. И тут, уже на подъезде к Великому Устюгу, мы неожиданно обнаружили позади себя стаю волков. Они бежали по нашему следу, а один из них вдруг зарычал:
- Эй, вы там! Ребята, хотите дадим немного карамели?
Меня предупреждали об опасностях Лихолесья, и напутствовали строго держаться Большой Дороги. Но Зайка… Молчать… Просто не обращать внимания...
- Отстаньте, волчары! - завизжал Зайка. – Идите в лес! Не трогайте нас! Со мной эльф! Он с вас шкуры спустит и превратит в скулящих щенков!
Он высунулся из саней и кричал прямо у них под носом. А я колдовать не умел, да и шкуры с волков никогда не спускал, поэтому резко ударил вожжи. Тюлени прибавили ход, но и волки не отставали. За спиной слышался разъяренный рык.
Зайка совсем распоясался.
- Эй, вы, серые! Идите прочь! В лес! В лес!!! - он корчил рожи и бросал в волков снежки.
На кочках сани подбрасывало в воздух, и мне приходилось, сохраняя равновесие, удерживать на месте подарки, что было не просто. На повороте мы чуть не влетели в большую пушистую ёлку. Я успел пригнуться, но одна из её лап всё же угодила мне в лицо и сбила с головы красный колпак. И я уже не раз пожалел о том, что Зайка уговорил меня срезать путь через лес.
Тюлени мчались как ракета, я вжался от страха в мешок с подарками, а Зайка продолжал вопить: "Глупые старые волки! Прочь!!!"
Мы на полной скорости приближались к окраине Лихолесья. Гнали изо всех сил. Я глянул через плечо и увидел, что стая волков остаётся далеко позади. И выдохнул.
Зайка все еще смеялся, когда мы выехали на Большую Дорогу. "Эх, повезло волкам! - сказал он, повернувшись ко мне. - Ты бы их одной левой! Всех разом!" Я молчал.
Через полчаса после нашего столкновения с волками мы, наконец, увидели перед собой резиденцию Деда Мороза. На часах было без семи минут четыре. Успели.
На крыльце нас встречала Снегурочка.
- Ну наконец то! - воскликнула она. – Мы уже начали беспокоиться.
Меня сказочно накормили, а вечером уложили спать на теплую печь. На следующий день нужно было возвращаться домой – в Лапландию.
Утро встретило меня лучами солнца, пробивающимися в окно. Было тихо. Плотно позавтракав, я начал собираться в дорогу, так как решил выехать пораньше. На кухонном столе был приготовлен узелок с еще горячими пирожками. Я вышел во двор и увидел резвящихся на снегу, восстановивших силы тюленей. Неподалеку стояли сани, загруженные под завязку подарками от Деда Мороза.
- Уже собрался? – услышал я его голос.
- Пора.
- Обожди. Как же ты без проводника? Зайка! Иди сюда, проказник!
Секундой позже на крыльце появился мой вчерашний спутник.
- Проводишь эльфа до границы… - начал Дед Мороз.
- Не надо! Я сам! Дорогу знаю. – прервал я его.
- Не перечь. – по-доброму нахмурился дедушка. – Вдвоём веселей!
Отказаться я не смог, и через час мы уже были на Большой Дороге. Ехали молча. Я управлял санями, а Зайка лежал на мешке с подарками и что-то жевал, когда на горизонте появилось Лихолесье. Зайка спрыгнул с мешка и устроился возле меня.
- А давай через лес? Так быстрее! Со мной не пропадёшь! – затараторил он.
Я вздрогнул, но вдруг подумал о том, что вчерашнее приключение было самым ярким моментом в моей жизни. Самым лучшим воспоминанием! И хоть я не умел колдовать, да и шкуры с волков никогда не спускал, но в тот момент я с улыбкой и уверенностью произнес:
- А давай! Твоя очередь вести!
Но тюлени отчего-то вдруг перестали слушаться, и мерно тянули сани по средине Большой Дороги. Домой. В Лапландию.

Это сообщение отредактировал Rumer - 19.12.2014 - 21:50
 
[^]
Rumer
19.12.2014 - 21:37
30
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
№9
Новогоднее чудо.

Шёл снег. Казалось бы, в этом нет ничего необычного, но в этом году зима никак не хотела начинаться. Поэтому Лера, выйдя с мамой из дома, очень удивилась и обрадовалась. Земля была покрыта толстым пушистым покрывалом, белые шапки были на домах и машинах и даже ветки деревьев и провода укутаны снежным шарфом.

Родилась в этот день снежинка, такая же, как многие другие, но очень мечтательная. Она хотела быть большой, красивой и полезной.
-Надо как-то осуществить свою мечту, - подумала она. - Так, опущусь-ка я на машину.
На машине было столько снежинок, что одну эту снежинку не мог заметить никто.
-Хм, что же мне делать?
Снежинка расстроилась. Она перепробовала не один способ, чтобы стать самой популярной, среди всех. Ничего не получалось. Размышляя об этом, она опустилась в сугроб, как и положено всем снежинкам и спросила у остальных белых подружек:
-Хей, может быть вы знаете, как стать знаменитой и радовать людей?
-К сожалению, нет. - Ответила одна из соседок.
-Я знаю! Нужно собраться в снежный ком и тогда из нас получится чудесный снеговик. -Закричала другая.

Через несколько часов снежинки превратились в большой белый шар.
-А теперь что? - спросила мечтательница.
-Тихо, сюда идут. Молчим. - Шепнула ей одна из подружек.

Мимо неспешным шагом проходили Лера и её мама.
-Сколько снега! Мам, можно туда пойти?
-Доченька, мы идём в магазин. На носу новый год, а наряжать ёлку нечем.
-Эх, подумала девочка, был бы папа, он бы давно придумал, чем наряжать, а вслух сказала
-Ну мааам, ну пожалуйста, пойдём сейчас!
-Хорошо, пойдём, - согласилась мама.
-Мамочка, а давай сделаем из этого снежного шара фигуру? Ты же дизайнер, придумай что-то необычное.
-Ладно. Кого будем лепить? Мишку?
-Нет, не то.
-Белку, зайчика?
-Нет, нужно что-то новогоднее.
- Ёлку?
-Да! Это то, что нужно!
-Хорошо, тогда налепи пока шариков, а я займусь ветками.

Через час дерево было готово.
-Мама, чего-то тут не хватает. Дай мне, пожалуйста, бутылку воды.

Лера выкопала ямку в форме звезды и залила её водой. Через некоторое время звезда превратилась в лёд. Ледяную макушку мама пристроила на верхушку ели. В бутылке ещё оставалась вода и девочка вылила её на скульптуру, снова пожалев о том, что папы нет рядом. Когда вода застыла, ёлка стала похожа на торт в глазури. Она сверкала и переливалась. Все прохожие останавливались и фотографировали этот шедевр. Но один из прохожих был не простым человеком.
Он работал на конкурсе «Ледяная фигура 2015». Мужчина подошёл и представился:
-Здравствуйте, меня зовут Андрей Сурков. Я работаю на конкурсе ледяных фигур и снежных статуй. Мне очень нравится ваша работа и, если вы не против, я заберу её на конкурс. Вполне возможно, что эта ёлка будет одной из лучших и тогда вы получите денежный приз. Итоги конкурса будут 31 декабря.
-Спасибо, - сказала мама, - мы с удовольствием будем участвовать, даже бесплатно.

Лера и её мама победили в этом конкурсе и получили большую денежную премию, а мама подумала, что лучше бы вместо этих денег, их радость победы разделил с ней её муж.
Придя домой, мама положила деньги в сейф с фразой:
- На чёрный день.
Вдруг подбежала Лера с письмом в руке.
-Мама, отдай его Деду Морозу.
Письмо было очень коротким: «Здравствуй, дорогой Дедушка Мороз. Забери все наши деньги, но сделай так, чтобы папа был рядом». Женщина растерялась.
Вечером, уложив Леру спать, она спрятала её письмо в сейф и принялась писать ответ, в котором Дед Мороз пообещал, что очень постарается выполнить её просьбу, но на это уйдёт много времени, а пока он подарит ей куклу и конфеты. Положив письмо и подарки под ёлку, мама тоже легла в кровать. Рано утром первого января в дверь позвонили. На пороге стоял Лерин отец.
-Как? Ты же пропал в экспедиции 2 года назад! Как это возможно? – Женщина со слезами обняла своего мужа.
На шум выбежала сонная девочка и с радостным визгом бросилась папе на шею.
-Миленький, папочка! Я знала, что ты вернёшься!
-Конечно, со мной много всего приключилось, я всё расскажу вам потом. Одно могу сказать точно, Дед Мороз существует!

Конец.

Это сообщение отредактировал Rumer - 19.12.2014 - 21:50
 
[^]
Rumer
19.12.2014 - 21:39
33
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
№10
Резерв биопитания: ноль процентов. Ресурс основного блока питания — три процента. Ресурс резервного — сто. Память процессора занята на треть... Обновления, блоки адаптации, логика — используются по мере возникновения проблем. Физические нагрузки — минимум, аналитические — максимум. Боеготовность — одна десятая...
 
Память подсказывает слово «бред». Задача номер один: питание. Маршрут: железная дорога, автономно до центра, замена картриджа энергоблока... Противоречие: биопитание. Ресурс живой ткани до начала отмирания — час и двенадцать минут.
 
Изменение маршрута: от железной дороги автономно — в детскую кухню, заправка, упаковка резерва биопитания; баланс времени — сорок пять — пятьдесят минут. Автономно — в энергоцентр, замена картриджа; автономно — до железной дороги, возврат в дом. Баланс времени от заправки биопитания до возврата в исходную точку — один час и... Противоречие: неопределённость прохода поезда в нужном направлении; ресурс хранения биопитания — восемь тысяч и семьсот двенадцать часов, срок возврата неограничен; расчёт времени обратного маршрута — неактуален.
 
Ресурс времени до начала отмирания живой ткани — час и одиннадцать минут, пятьдесят девять с половиной секунд. Старт.
 
***
 
Поздняя осень. Он и она сидят в кафе, за столиком у окна, пьют горячий кофе и неспешно разговаривают. Он молод, высок, слегка худощав. Одет буднично, без изысков — демисезонный непродуваемый комбинезон цвета хаки, тёплая, чёрно-синяя рубашка в крупную серебристую клетку да высокие, крепкие ботинки. У него обычное, симпатичное лицо, у светлых глаз прячутся крохотные усталые морщинки — самые первые, неглубокие. Длинные светло-русые волосы, освобождённые от гнёта шапки, потешно топорщатся во все стороны.
 
Она молода и весьма симпатична. Милое лицо, густые, чёрные, прямые волосы небрежно откинуты назад и завязаны простым узлом; фигурка её легка и изящна. Она принарядилась — на ней модное платье, стильная, хоть и непрактичная, обувь. Светло-серое пальто её аккуратно надето на плечики и заботливо пристроено на стоящей в углу кафе вешалке, рядом небрежно накинута на рога куртка — хаки, сестра комбинезона.
 
Они сидят лицом друг к другу; по всему видно — они влюблены... Он допил кофе, отставил чашечку и вынул из кармана свой коммуникатор. Он слушает подругу и, улыбаясь, посматривает то ей в лицо, то на дисплей, по которому водит и пристукивает пальцем. Она ненадолго замолчала, отпила глоточек кофе и спросила вдруг, неожиданно сменив тему:
 
- Сева, ты где Новый год хочешь встречать?
 
Он вскинул брови, улыбнулся широко, чуть пожал плечами и недоумённо замотал головой:
 
- Не знаю, Снежок! Ещё полтора месяца...
 
- Ну и что? Планы-то есть? Где, с кем, как...
 
Он смял улыбку и посмотрел в окно в задумчивости. Потом скосил прищуренный взгляд. С хитрецой улыбнулся и погладил свой неброский, но надёжный аулин по шине, висящей меж микрофоном в углу рта и телефоном на мочке левого уха, в простой серебряной серьге.
 
- Послушай!
 
Снежана улыбнулась и потрогала свой изящный, ювелирной работы, аулинчик. Сивер прихлопнул пальцем по дисплею и девушка услышала хрипловатый, кукольно-механический голосок:
 
- Я така-ая ду-ура!
 
Она засмеялась и отключила звук.
 
- И всё же, Севочка, что про Новый год думаешь?
 
- Снежок, я хочу с тобой встретить. Но ты же знаешь...
 
- Да... я знаю. Да! Он снова на меня накричал! — Она нахмурилась. — И опять из-за нас...
 
Сивер стал серьёзным.
 
- Опять? Всё то же?
 
- Да. Сам вот послушай!
 
Девушка вынула из сумочки свой коммуникатор, кинула на стол и сердито потыкала в дисплей ноготком. В серьге аулина Севы послышалось «пум-м-м» входящего и раздался голос отца Снежаны:
 
- Ну что, что ты в нём нашла? Зачем тебе нужен этот... работяга? Почему моя дочь встречается не с инженером, не с программистом, не с врачом, наконец, а именно с... оператором строительного комбайна? — Последние слова, судя по интонации, были им просто выплюнуты. — Снежана, милая, я категорически — слышишь? — категорически против! Он тебе не пара, это ясно как божий день.
 
- Но папа! Тебе не кажется, что ты несправедлив к Сиверу? Ну пусть он не очень хорошо образован, пусть он просто оператор... И не комбайна, как ты сказал, а строительного робота...
 
- Не вижу разницы!
 
-...а это очень сложная и ответственная работа! И ещё, Сева — программист, между прочим. Неплохой. Получше вашего Дениса Родькина, из-за которого у тебя то один, то другой участок зависает!
 
- Снежана! — Голос мужчины отвердел. — Выслушай отца и будь так добра, сделай правильные выводы: я не собираюсь отдавать тебя человеку, дата рождения которого указана «март такого-то года», в графе «отчество» — прочерк и нет никаких данных о родителях! Он никто и звать его никак! Тоже мне — Сервер Гончаров!
 
Сигнал прервался, аулин издал «пиу» отбоя.
 
- А вот это, — Сивер тихо откашлялся, — было реально несправедливо. Сервер...
 
- Севочка, не бери в голову. Отец погорячился... Я понимаю, он не знает тебя...
 
- Снежок, твой папа — мой начальник, вообще-то. Не прямой, но главный. Я на его заводе числюсь...
 
- Но он не знает тебя так, как я! Сева, он переживает...
 
- Конечно! Я бы тоже на его месте переживал — дочь встречается с оператором строительного робота, без отчества, дня рождения и с фамилией, доставшейся в детдоме.
 
Девушка положила пальцы на руку друга, слегка погладила и примирительно улыбнулась.
 
- Сивер Гончаров! Я тебя люблю. И требую немедленного ответа — любишь ли ты меня?
 
- Да, Снежочек, да, моя хорошая. Конечно я люблю тебя. И Новый год мы встретим вместе. Ещё не знаю где и как — но вместе! И... Я не сержусь на Ивана Викторовича. Он... Он действительно меня не знает. С его точки зрения — я всего лишь оператор, точно такой же, какие работают на сборке роботов. А там, скажу я, совсем не гении трудятся, я знаю. Сколько раз Гошку с главного конвейера подменял, так что — в курсе... О! Чувствуешь? Поезд!
 
Он и она разом повернулись к окну и, словно дети, затаив дыхание, стали смотреть. Снежана прижала ладошку к стеклу и слегка приоткрыла рот... Уже чувствовалась дрожь пола, окна, низкий гул надавил на уши... Здесь, перед поворотом линии на юг, поезда, ездящие по триста километров в час и быстрее, сбрасывали скорость до восьмидесяти, а то и семидесяти и шли накатом, по инерции. Можно было даже прочитать яркие надписи на белых, рыжих, серебристых боках контейнеров и вагонов.
 
Локомотив стремительно вырвался из-под моста, порвав густым, басовитым гудком тишину и загремел, заскрежетал колёсами по рельсам, входя всей своей десятитысячетонной тушей в плавный поворот.
 
- Ой! Сева, смотри! Вон... Кто это? Сиве-е-ер!!! — Девушка в испуге захлопала ладошкой по стеклу, словно стараясь привлечь внимание, остановить происходящее.
 
- О-о-ох... — Вырвалось у юноши.
 
Перрон стремительно пересекал высокий, нелепо одетый мужчина. Он перешагнул декоративную оградку, широкими шагами приблизился к перилам переходного моста, резко подпрыгнул, сильно оттолкнулся левой ногой от перил и... Врезался в проходящий состав. Послышался приглушённый окном удар и поезд унёс его тело прочь.
 
***
 
Он стоял посреди комнаты и, глядя в стену, аккуратно брал со стола баночки с детским пюре, открывал их и опрокидывал в рот. Проглотив, высовывал язык, облизывал баночку изнутри, закрывал и точным броском через плечо отправлял в мусорный контейнер, стоящий у стены за его спиной. И брал следующую. С виду это был высокий и очень крупный мужчина, однако всё в нём — отсутствие мимики, однообразные движения, некоторые внешние черты выдавали его. Он — робот. Киборг. Механизм, покрытый живой плотью. Весьма подробная, добротно выполненная, но, тем не менее — копия человека.
 
Прошло уже полгода с тех пор, как он был выпущен из дверей запасного выхода ремонтного цеха. Он сам решил, где будет жить и что будет делать. Его логика нашла оптимальное решение — тогда его сведения о жизни в мире были ещё сильно ограничены...
 
После войны его привезли на ремзавод для демонтажа, но главный инженер, осмотрев повреждения и проверив дату выпуска, решил восстановить его. Рабочие, смыв с робота сгнившую плоть, уложили его на стапель и заменили повреждённые узлы. Сняли оружие. В освободившиеся оружейные короба в бёдрах перенесли блоки питания: в правый — главный, а в левый — резервный. В освободившийся грудной отсек вмонтировали контрольный процессор от центра управления, который до того находился в бронированной командно-штабной танкетке.
 
После наращивания новой плоти и даже некоторых «излишеств» в виде саморастущих волос и ногтей, робота приспособили к работе на заводе. Он долго разбирал и сортировал обломки боевых машин, пока однажды не озадачил людей, отказавшись демонтировать роботов своей серии. Как ни бился инженер-программист над этой проблемой, все его усилия оказались тщетны — абсолютно исправный робот просто не хотел терзать тела своих боевых товарищей...
 
Ситуация разрешилась, когда непокорный киборг взял со стола коммуникатор и набрал текстовое сообщение: «Не заставляй меня. Я не буду». Потом сел и посмотрел в глаза инженеру-программисту. Тот отвёл глаза... Потом принёс со склада самый большой рабочий комбинезон, грубые ботинки максимального размера и жилет-кенгуру с большим карманом на животе и кучей кармашков и отсеков поменьше. Потом вывел к запасным дверям и отпустил, напихав в жилет баночек с детским питанием.
 
И вот уже седьмой месяц киборг работал охранником на складе роботосборочного завода в этом небольшом городке, где до войны жило несколько десятков тысяч мирных людей. Он занял старый, ещё довоенный дом на самой окраине, на берегу реки и жил там, стараясь не попадаться никому на глаза. Нет, он и раньше много чего знал о людях. А огромный процессор в его груди добавил ещё немало информации. Весьма специфичной, надо сказать.
 
***
 
Сивер появлялся на заводе нечасто — по мере развития производства порой возникала необходимость то стену убрать, то новый участок отгородить, но что это за работа? Два — три дня и готово! Его строительный робот, подвергнутый несанкционированному апгрейду заводскими специалистами, позволял оператору легко справляться с поставленными задачами.
 
А свободное время Сивер посвящал любимому увлечению: ещё с детства он пристрастился чинить и модернизировать игрушки. В детдоме он постоянно добавлял в примитивные механизмы то микропроцессоры, то новые функциональные органы, постепенно, по наитию осваивая и совершенствуя навыки программирования. В подростковом возрасте, уже проходя ремесленное обучение, он апгрейдил компьютеры и коммуникаторы, доводя их возможности до максимума. Не всё и не всегда у него получалось, частенько парнишку наказывали за порчу оргтехники, но пытливый ум и беспокойная натура постоянно влекли его к сложной технике.
 
Окончив учёбу и получив направление на строительство коттеджей для руководства роботосборочного завода, Сивер, показавший себя хорошим оператором, стал работать на домолитейном комбайне. Он, в компании таких же молодых — чуть старше его! — ребят, наравне со всеми расчищал стройплощадку, делал траншеи под фундаменты, отливал стены и перекрытия... Посёлок рос на глазах.
 
Но стандартная работа старенького комбайна Сиверу не нравилась. Сначала он сменил программы. Потом заменил компьютер и некоторые рабочие органы. На дома, возводимые пареньком по обычному, вроде бы, проекту, обратили внимание будущие жители этих домов: с виду одинаковые, они на деле оказывались настолько необычными и красивыми, что сперва хозяйки, а потом и хозяева стали просить Сивера построить их дома так, как им хочется. И он никогда и никому не отказывал! Ему самому нравилось, что его улучшенный комбайн позволял разнообразить такое простое и скучное дело, как домолитейное строительство.
 
Именно тогда он и увидал впервые директора в ту пору ещё только начинавшего работу роботосборочного завода - Ивана Викторовича Резанова. А чуть позже — познакомился с его дочерью, при забавных весьма обстоятельствах... Построив семье Резановых абсолютно необычный, по им самим написанной программе, дом, Сивер Гончаров был отблагодарён Иваном Викторовичем: парня взяли на завод, доверили ему новенького строительного робота и разрешили жить в древнем, довоенном, но всё ещё относительно хорошо сохранившемся общежитии бывшего Чернореченского комбината.
 
***
 
Сивер сидел за столом в своей маленькой комнате и ковырялся внутри огромной, полутораметровой куклы. Этого уродца, умеющего с горем пополам ходить по дому, почти не сталкиваясь с мебелью и произносить жестяным голосом набор глупых фраз, ему отдала Снежана. «Сделай её человеком или похорони. Я уже устала с неё пыль стирать!» — шутливо напутствовала девушка свой дар.
 
Остов куклы был стеклопластиковым, каркас — углеволоконным, а «кожа» — из пористого, мягкого пластика. Примитивный механизм, разболтанный и изношенный, Сивер с горем пополам починил и теперь разводил сотни, тысячи тонких трубок, идущих от насоса ко всем суставам. Маленький, но достаточно мощный процессор он уже поместил в животе куклы; микрофоны в ушах, видеокамеры в глазах, динамик во рту тоже были установлены и ожидали подключения.
 
Заливая масло в насос, Сивер внезапно замер. Кровь! Он вспомнил, что не давало ему покоя всё последнее время. Когда мужчина на вокзале бросился под поезд, крови не было. Совсем. Ни капли! Юноша вытер руки бумажной салфеткой и вытащил из кармана свой коммуникатор... Через полчаса он уже знал: никакого самоубийства не было! Это робот. Просто какой-то ненормальный робот таким вот образом «сел» в поезд. И то был не просто «ненормальный» робот, это был настоящий боевой киборг. Один из немногих, оставшихся в мирной жизни... Их меньше десятка — стоят в музеях, напоминая людям о войне. А этот — кто бы мог подумать? — работает на его заводе охранником...
 
Выключив коммуникатор, Сивер стал торопливо одеваться. Его просто-таки потряхивало то нетерпения — настоящий боевой киборг, да ещё и с увеличенным лого-адаптивным процессором! Он, оказывается, уже полгода работал рядом с ним, Сивером, на одном заводе. Нужно немедленно, непременно прямо сейчас найти эту замечательную машину!
 
***
 
Юноша вышел из проходной в лёгком ступоре — робота на работе не было. Всё просто: он работал по ночам, а до ночной смены... Ну нет! Сивер не мог ждать! Он запахнул свою толстую, тёплую куртку, натянул капюшон и побежал по улице, ведущей к берегу Чёрной речки. Скорее, скорее... Надо успеть поговорить, пообщаться с этим замечательным существом, обладающим саморазвивающимся, самообучающимся, абсолютно уникальным электронным мозгом! Вот и берег. Где? Куда дальше? А! Вот! Тропа. Вперёд!
 
Сивер остановился у двери старинного дома. Перевёл дыхание, спросил у коммуникатора время. И постучался. Тишина. Сивер снова поднял руку и постучал по двери костяшками озябшей руки.
 
- Открой! Боец номер семьсот семь а цэ эр дробь сто десять. Открой немедленно!
 
Клацнул замок и дверь слегка приоткрылась. Сивер нетерпеливо распахнул её и вошёл внутрь, в сумрак неосвещённого дома.
 
- Э... Привет. Свет тут есть?..
 
Пол скрипнул под тяжкими шагами, включился неяркий светильник. Взору Сивера предстал уже знакомый по фотографиям робот. Ростом два метра двадцать сантиметров, весящий без малого триста килограммов механизм, покрытый слоем живых мышц и кожей... И одетый в простую форму охранника. Киборг бесстрастно смотрел на человека и молчал.
 
- Меня зовут Сивер. Я... Мне... Ты... Ты можешь говорить?
 
Робот отрицательно помотал головой. Потом сделал приглашающий жест в сторону старинного, пегого кресла. Сивер сел, вынул коммуникатор.
 
- Писать умеешь?
 
Киборг кивнул, потом подошёл и прикоснулся к аулину Сивера. «Пум-м-м».
 
- Чего ты хочешь? — Прозвучало в телефоне.
 
- Как тебя зовут?
 
- Боец номер семьсот семь а цэ эр дробь сто десять.
 
- А... Может, попроще как-нибудь? А то...
 
- Придумай сам.
 
- М-м-м... Робин? Годится?
 
- Пусть так. — Киборг сел на пол, чтобы человек мог смотреть ему в лицо. — Что ты хочешь, Сивер?
 
- Робин, я работаю... Нет. Я хочу... Нет. Помоги мне. Пожалуйста. — Юноша опустил голову, пальцы его сжали коммуникатор.
 
- Чем?
 
- Моя девушка, Снежана, я люблю её, но её родители... Они считают, что я ей не пара, так вот, я обещал Снежане, что я встречу Новый год... — Сивер посмотрел в лицо киборга. — Ты меня понимаешь вообще-то? Я... Про понятные вещи говорю?
 
- Семьдесят один процент. Продолжай.
 
- Хорошо. Робин, я вот что придумал, слушай...
 
***
 
Декабрьское утро. Городской парк. За то время, что город был брошен и пустовал, он превратился в непроходимую чащобу, но люди, вернувшиеся сюда семь лет назад, постепенно приводили парк в порядок: распилили и вывезли упавшие и высохшие деревья, вырезали буйные побеги кустарника, разбили клумбы... Отремонтировали старые и проложили новые прогулочные дорожки, вкопали скамейки и аттракционы для малышей. Сейчас всё было завалено глубоким снегом, лишь центральная аллея и несколько боковых дорожек были очищены, да площадка в центре, где планировали запустить новогодний фейерверк.
 
Сивер, одетый в толстую свою зимнюю куртку и обутый в лёгкие, но тёплые «надутые» сапоги, вёл под руку Снежану. Девушка была необыкновенно хороша в своей ярко-жёлтой толстой курточке и изумрудно-зелёном комбинезоне. Её маленькие, но тоже «надутые» красные сапожки с хрустом давили снежок, тихо падающий с небес им под ноги... Они не спеша брели по центральной аллее парка и разговаривали. То Сивер, то Снежана, не расслышав, оттягивали капюшон и подставляли ухо к лицу собеседника: он при этом галантно кланялся девушке, а та потешно вставала на цыпочки и наклоняла голову вбок... А снег громко хрустел под их сапогами.
 
- Снежок, солнышко, помнишь, ты хотела, чтобы мы встретили этот Новый год вместе?
 
- Конечно! Я и сейчас хочу этого больше всего на свете!
 
Сивер повернулся лицом к ней и, держа её за локотки, пошёл спиной вперёд. Он, улыбаясь и озорно сверкая глазами, посмотрел ей в лицо и продолжил:
 
- Лапка, хочешь мы встретим Новый год так, как это и положено — с ёлкой, мандаринами, свечами, гирляндами? С Дедом Морозом и Снегурочкой?
 
Снежана вопросительно заглянула в глаза любимого — она понимала, что тот что-то придумал и очень боялась обмануться, разочароваться... Она немножко помолчала и ответила просто:
 
- Да, Севочка. Я очень-очень хочу.
 
- Ты сможешь договориться дома...
 
- Нет, Сева, прости, — девушка чуть не заплакала, в глазах её заблестела влага, — милый, хороший... Я пробовала и так и этак... Папа слышать ничего не хочет! Он не желает видеть тебя в своём доме... Который ты нам построил... — Снежана всхлипнула и слезинка всё же выкатилась на розовую от морозца щёчку. — Он... Он и маму подговорил, а та и рада, как ни пойми кто... Они теперь оба против нас, Севочка!
 
- Снежок, не плачь. Я и не планировал идти к вам в гости. И тащить тебя в клуб тоже не собирался. Милая, ты просто договорись дома, чтобы тебя не потеряли... А всё остальное — это уж моя забота!
 
- А у нас правда будет ёлка?
 
- Да, родная.
 
Девушка робко улыбнулась и вытерла слезинку с лица.
 
- И Дед Мороз со Снегурочкой?
 
- Да, Снежок, да!
 
- Настоящие?
 
- Самые настоящие, любимая!
 
***
 
Тридцать первое декабря. Ночь. Робин в последний раз протестировал куклу, наряженную Снегурочкой, потом взял пульт и включил её. Кукла подняла лицо, глупо улыбнулась и присела в книксене. Потом выпрямилась и, широко раскрывая рот, что-то проговорила — громкоговоритель был выключен. Киборг нажал на паузу и, отложив пульт, принялся одеваться Дедом Морозом.
 
В комнате же, у стола, в древнем кресле, прикрытом тюлью, сидела Снежана. Она нервно крутила в руках бокал с шампанским и озиралась. Сивер стоял рядом и чистил мандарины, поглядывая на неё и мягко улыбаясь. Девушка смотрела на увитую гирляндами и увешанную игрушками ёлку в углу, на свежеокрашенные стены, покрытые узором из снежинок, на белоснежный потолок, усыпанный серебристыми и золотистыми звёздами. Тишину нарушал лишь треск дров в печи и громкое клацанье старинных, механических часов, отмахивающих маятником последние мгновения уходящего года.
 
Юноша зажёг свечи и погасил светильник. Взял бокал и встал на колени рядом с любимой. Они затаили дыхание... Громко треснула в печи деревяшка. Часы заворчали и раздался первый удар. Он и она смотрели на циферблат и считали. На десятом ударе они повернулись лицом к лицу.
 
- Одиннадцать, — сказала счастливая Снежана.
 
- Двенадцать! — Сивер придвинул бокал и хрустальный звон оповестил о приходе Нового года.
 
Они пригубили шампанского и поцеловались. Скрипнула межкомнатная дверь и вошёл Дед Мороз со Снегурочкой. Снежана испуганно оглянулась и оторопела: огромный, под потолок, Дед Мороз, в красной шубе с белой опушкой и окладистой, пушистой бородой слегка подтолкнул Снегурочку. Та сделала шаг вперёд, присела в книксене, широко улыбнулась ярко накрашенными губами, раскрыла рот и хрипло, кукольно-механически проорала:
 
- Я така-ая ду-ура!!!
 
Дед Мороз вздрогнул и посмотрел на Снегурочку сверху вниз. Потом посмотрел на Сивера и пожал плечами... Сивер закрыл лицо ладонью и застонал. Снежана перевела взгляд со Снегурочки на Деда Мороза, потом на юношу. Тот стоял на коленях, убитый горем. Бокал едва не выпал из пальчиков девушки, она тихо—тихо засмеялась и легонько толкнула Сивера. Тот отнял ладонь от лица. Лицо его заливали слёзы. Он глубоко вздохнул и разразился неудержимым хохотом...
 
Киборг нажал на пульте паузу и посмотрел на молодых людей. Его логоадаптивный процессор во всю свою мощь пытался оценить ситуацию, а губы под ватной бородой почему-то растянула улыбка.
 
Супруги Резановы, Иван Викторович и Мария Романовна, стояли по колено в снегу и, склонясь, словно сиротки, смотрели сквозь окно старинного, довоенной постройки дома, одиноко стоящего на окраине города, на самом берегу речки Чёрной. Они смотрели на радостную, счастливую свою дочь и тихо, благоговейно плакали.
 
 
 

Это сообщение отредактировал Rumer - 19.12.2014 - 21:51
 
[^]
Rumer
19.12.2014 - 21:40
35
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
№11
Синяя Шапочка

В тридевятом царстве, в тридесятом государстве в одной весьма лесистой местности жил-был человек по имени Карло. У него был деревянный дом, деревянная мебель, деревянная посуда и сам он был деревянных дел мастером. В этой местности вообще многое было деревянным – тротуары, дороги, автомобили, дома и дворцы, даже часы на башнях делали из дерева.

Жены и детей у Карло не было, жил он совсем один, даже без кота и собаки. Жил-жил, да и заскучал, захотелось ему семью завести. Взял он осиновое полено и выстругал из него куклу, да так старался, что она получилась почти как настоящая девочка – с ручками, ножками, хорошенькой головкой. Сшил Карло ей юбочку и кофточку, вырезал деревянные башмаки, в общем, обул-одел. И так она ему понравилась, что он взял и поцеловал её в деревянную макушку, от чего она сразу и ожила. Запрыгнула к нему на коленки, обняла своими маленькими ручками и сказала: «Здравствуй, папочка!»

Очень обрадовался Карло и подумал: «Так я теперь не просто Карло, я теперь папа Карло, совсем, как в сказке про Буратино».

Поиграл он со своей дочкой и подумал: «Вот я её поцеловал в макушку, и она ожила и меня полюбила, а вдруг ещё кто-нибудь так же сделает и она тоже его полюбит и уйдёт от меня? Нет, так не годится, надо ей головку прикрыть». Отрезал папа Карло кусочек синей материи от старого, завалявшегося в чулане лозунга «Слава Жириновскому», и сшил синюю шапочку для своей доченьки. Только вот когда девочка играла и бегала, шапочка всё время падала, а папа Карло расстраивался. Захотел он её прибить гвоздиком, но вовремя вспомнил, что живёт в сказке, а не в анекдоте, и просто приклеил шапочку суперклеем. С тех пор сам папа Карло, все соседи и прочие сказочные персонажи стали называть деревянную девочку Синяя Шапочка.

Наступил декабрь, выпал снег, приближался Новый Год. Папа Карло намолол деревянной муки и напёк много вкусных пирожков с вареньем. Варенье, правда, было не деревянное, а самое настоящее, клубничное. Позвал он игравшую на дворе Синюю Шапочку и говорит: «Дорогая моя доченька! Сходи, пожалуйста, к бабушке, отнеси ей вкусных пирожков к празднику, а то живёт она там одна за лесом и никакой радости в жизни не видит, а так хоть сладенького поест. Только будь осторожна, с незнакомыми зверями не разговаривай, особенно опасайся бобров».

Сложила Синяя Шапочка пирожки в корзинку и пошла по тропинке в лес. Идёт она по лесу, песенку напевает про ёлочку, а навстречу ей Cнегопад. Взял, и засыпал тропинку. Заблудилась слегка Синяя Шапочка, идёт, а сама уже не знает, куда. Вдруг видит, впереди поляна, а на ней огонь горит. Подошла поближе, смотрит, на поляне двенадцать дяденек костёр жгут и на мангале шашлык жарят. Вышла Синяя Шапочка на поляну и вежливо поздоровалась: «Здравствуйте, дяденьки! Вы не подскажете, как пройти за лес, к бабушке?» Самый старший из них ответил: «Здравствуй, девочка, это хорошо, что ты пришла, у нас как раз дрова кончаются». Синяя Шапочка не растерялась и сказала: «Что вы, дяденьки, я же осиновая, кто же на осине шашлыки делает, берёзу надо, из неё настоящие угли получаются». Удивились все двенадцать дядек такому аргументированному ответу и похвалили девочку: «Ай, молодец». Потом старший и говорит: «Мы, девочка, не простые дяденьки, мы – Двенадцать Месяцев из старой сказки. Сейчас я, Декабрь, наступил, но специально для тебя на пару часов могу уступить даже не Марту, как положено, а Июлю, чтобы снега вообще не было, и ты по сухой тропинке до бабушки, не замочив ножек, добежала. Хочешь?» «Да, спасибо!» - горячо поблагодарила Синяя Шапочка. Июль улыбнулся ей и тут же наступил. Снег пропал, девочка сразу увидела свою тропинку и, весело попрощавшись с Двенадцатью Месяцами, побежала дальше.

Бежала-бежала, до ручья добежала, через ручей мост перекинут и бабушкин домик уже на том берегу виден. А из-под моста выскакивает огромный, килограммов на восемьдесят, бобр и, хищно улыбаясь, говорит: «А куда это ты так быстро бежишь, вкусная осиновая девочка?»
- К бабушке, пирожки деревянные с вареньем клубничным к празднику несу.
- А бабушка у тебя тоже деревянная? – спрашивает бобр, а у самого слюна из пасти течёт.
- Ну, мы же родственники, - уклончиво отвечает Синяя Шапочка.
Тут бобр не выдержал и проглотил Шапочку целиком, вместе с корзинкой, хорошо, что не сгрыз, а то бы и сказке конец.

Пока животное размышляло, идти ли съесть ещё и бабушку, или девочки с корзинкой на сегодня хватит, из лесу вышел сильно удивлённый охотник на лыжах, которые совсем не ехали. Он вообще-то охотился на белок, а тут снег пропал, и бобр гигантский с раздутым животом на него исподлобья смотрит. Но охотник был очень опытный, не растерялся, вскинул ружьё и выстрелил бобру прямо в глаз. Хорошо, что не стал в живот стрелять, а то бы, опять же, конец сказочке.

Упал зверь замертво, подошёл к нему охотник, слышит – внутри бобра кто-то на помощь зовёт. Пришлось охотнику разрезать бобриный живот, а оттуда выскочила живая и невредимая, только вся в непереваренных щепках и желудочном соке, Синяя Шапочка с корзинкой, сказала: «Спасибо Вам, добрый человек!», и побежала к бабушкиному дому.

Позвонила Синяя Шапочка в дверной деревянный колокольчик, открыла ей бабушка дверь, ахнула, и сразу повела внучку в баню мыться, потому что такой грязной девочки она ещё ни разу в жизни не видела, и пахло от неё нехорошо. А когда помытая Шапочка вышла из бани, как раз Июль ушёл, тридцать первое Декабря наступило, Тридевятый Царь толкнул сказочную речь по деревянному телевизору, пробили на башне деревянные куранты, и все принялись отмечать Новый Год, радуясь жизни и деревянным игрушкам, которые даже не были прибиты к полу.

Это сообщение отредактировал Rumer - 19.12.2014 - 21:51
 
[^]
Shyrkan
19.12.2014 - 21:56
8
Статус: Offline


Моряк

Регистрация: 15.01.12
Сообщений: 649
Опа-на! конкурс! И как я его пропустил? А ведь была сказочка то.
Новый Год

Это сообщение отредактировал Shyrkan - 19.12.2014 - 21:56
 
[^]
Rumer
19.12.2014 - 21:58
29
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
№12

Сказка от Rumer'a. КР 2212

В далёкой-далёкой галактике, в далёком-далёком будущем, на орбите одной невесёлой планеты висел космический корабль. Большой-пребольшой, старый-престарый. И жили-поживали на том корабле Олег и Ольга, старые уже, немощные покорители пространства. Вот уж который год пошёл, как вышли они из анабиоза, уж и счёт потеряли Олег с Ольгой. Деток они не нажили, воперву потому, что ресурсы пищевые их совсем оскудели, хоть рециркуляторы воды и воздуха исправно снабжали их чистой водой и воздухом свежим, да вот с едой на их корабле случилась проруха. А вовтору — потому, что были они два близнеца, одинаковых с лица.

На беду стариков-космонавтов разбежались из лаборатории крысы белые, да мыши и так расплодились на некогда обильных харчах, что вскоре Олег с Ольгой махнули на них рукой, отчаявшись побороть супостатов. А грызуны тем временем, пожрав весь харч доступный, принялись уж и за друг дружку да за вещи, казалось бы вовсе несъедобные — изоляцию, синтетику, органику... И так рьяно грызли они своими острыми зубами кабеля да прочие цепи, что уж и корабль обездвижили, да многое оборудование научное да технологическое попортили.

Так и жили-были старые Ольга с Олегом в неисправном корабле своём, да кручинилсь, времена вспоминая прежние - сытые да работой всякой важной обильные. А когда стали подходить к концу их харчи скудные, и вовсе опечалились старики. Как-то после ужина скромного из пайка одного на двоих поделенного, сказала Ольга Олегу:

- Вот что, капитан... Продовольствия у нас даже при сокращении рациона не хватит и на месяц. Надо или мышеловки модернизировать, или к смерти готовиться. Потому как ни связи у нас нет, ни надежды на спасение, ни возможности на планету эту чёртову спуститься. Да и не выдержим мы спуска — сам понимаешь.

- Оля, - сказал старый капитан, - на планете нам делать нечего: и атмосфера там не ахти, и климат паршивый. Ты сама данные с разведбота обрабатывала. Искать нас в этом секторе не станут, поскольку никто и не подозревает, что мы изменили маршрут и самовольно припёрлись сюда, а не в систему QZY 12-8803. Так что...

- Так что, вот так просто — с голоду умрём, да, капитан? Ну братик, придумай же что-нибудь! Я согласна есть крыс и мышей, я согласна на всё. - Пожилая женщина откинула седые волосы свои за плечи. - Подумай, ты же мужчина... Можно же найти какой-то выход!

- Оля, я думал об этом не 100 и даже не 1000 раз. Проклятые грызуны не желают лезть в ловушки. А если и попадаются, то попаденцев съедают их же соплеменники прежде, чем я успеваю их вытащить... Не мы одни голодаем, ты же биолог, не можешь не понимать. - Олег потёр сухими, костлявыми пальцами по бёдрам. - Знаешь, Оль, меня не оставляет мысль активировать КР...

- Олег! О чём ты говоришь? Мы обсуждали это столько раз, ты сам разобрал чуть не сотню яиц... Я перебрала все варианты штатной активации, - женщина вытерла заслезившиеся глаза своими сухонькими, хрупкими ладошками, - КР сбросит яйца, но они должны сами активироваться! Если бы на этой чёртовой планете не было своей биосферы, за все эти годы мы могли бы уже иметь почти пригодную нам обстановку...

- Да. - Олег сморщился и почесал свою седую, кустистую бровь. - Но яйца не активируются в готовой биосфере, а вытравить чужой мир затем лишь, чтобы посеять на руинах новую жизнь... Нет, нереально. Да и нет у нас столько средств геостерилизации. Просто нет и всё. А, - махнул рукой капитан, - сколько можно об одном и том же!

Ольга грустно покивала, соглашаясь с братом. КР, рассеивающий яйца на перспективных, с точки зрения людей, планетах, имел громадный потенциальный запас биоресурсов, способных прокормить не только двух стариков-космонавтов, не только их расплодившихся грызунов, но и целую планету с зачатками жизни. Беда была в том, что найденная ими планета уже имела жизнь. Не зачаточную. Примитивную, с простейшими перворастениями, но — готовую жизнь. И сколько бы сотен тысяч яиц не сбросил их КР на поверхность и в водоёмы — ни одно из них не активируется...

Три дня и три ночи минуло. Ольга день-деньской лежала на кровати и пересматривала закрома борткомпьютеров, а Олег просиживал в капитанской рубке, крутя-вертя металлическое яйцо КР, изобретая способы заставить его активироваться. А грызуны, не найдя для своих зубов достойного материала, терпеливо сидели в засадах вокруг мышеловок, ожидая бестолкового собрата, что сдуру залезет в ловушку.

Однажды старик-капитан подумал: а что будет, если яйцо КР просто подвергнуть механическому разрушению? Тогда освобождённые споры распространятся по их кораблю, по отсекам, густо усеянным помётом грызунов, активно разовьют биологическую свою активность и... Олег задумчиво прищурился, прикидывая скорость эволюции спор в благополучном и благоприятном мирке их корабля. С резвостью, необычной для людей преклонного возраста, капитан принялся задавать данные компьютеру.

- Если заставить КР сделать сброс внутрь корабля... Тут есть готовая биосфера, да... Крысы, мыши, бактерии... Кхм... Мы с Ольгой, кхм... Яйца не активируются. Но! Если удастся механически разрушить оболочку... Надо спросить Ольгу, она биолог... Грунт можно доставить с планеты, разведбот притащит... Посмотрим... Да, тонн 5-10 притащит за раз. - Капитан щёлкнул курсором по вызову биолога. - Оля, просмотри вот этот вариант. Думаю, может получиться.

- Внутри? Олег. Ты нормальный? Устроить биостимуляцию внутри корабля? Хм-м-м... интересно... А как разрушить оболочку? Ладно. Твоя епархия. Хорошо, капитан, задача понятна! Буду решать... Просчитаю объём грунта, площадь открытого водоёма и прочее. Сумасшествие, конечно, но как вариант... Работаем, капитан!

… Долго сказка сказывается, да дело быстро минуется. Уж натаскал трудяга-разведбот грунтов иноземных, вакуумом да космическим холодом лютым простерилизованных, уж налито было озерцо невеликое из водных корабельных ресурсов рециркулируемых. Да не поддавалось деструкции яйцо металлическое, как ни бился старый капитан над окаянным спороконтейнером, из резервуара КР вынутым.

Уж он и гидромолотом для пород скальных долбил, и буром алмазным перфорировал — не поддаётся оболочка сверхпрочная. Позвал он Ольгу:

- Вот что, старуха. Не могу я никак проклятое яйцо распаковать. Дюже надёжно наши мужи учёные его спроектировали, больно качественно умельцы наши производственные его изготовили. Нет уж никакой моей моченьки над железиной окаянной биться, попробуй ты свою хитрость женскую применить, кислотами-щелочами вымочить.

Положили они яйцо манипулятором на транспортёр, да перевезли в отсек научно-аналитический. Три дня и три ночи, на сон и еду не прерываясь, колдовала старая Ольга над спороконтейнером: и в молекулярной кислоте вымачивала, и в газах инертных выдерживала — не раскрывается оболочка, даже малой трещинки не возникает... Заплакала старушка, вынула манипулятором яйцо непокорное из барокамеры да и оставила в зажиме руки механической.

Вот сидели так, кручинясь, старые космонавты в кают-компании своей сумрачной, ели скудный рацион свой из баночки металлической, зубам мышиным не поддавшейся, да слёзы лили. Плакал Олег, хоронясь от взора Ольгина, плакала Ольга, по щекам морщинистым слезу растирая... Горе горькое.

А в отсеке научно-аналитическом мышка крохотная, молоденькая, нашла зазор меж панелями защитными да влезла внутрь манипулятора. То-то пир грызуну очумелому! Тут и изоляция проводовна, и хомутики пластиковы, и виброзаглушечки мяконьки... Пискнул зверёк восторженно и ну грызть органику, щедро ему судьбой подаренную! И заглушечки, и проводочки, и хомутики — всё под зуб голодный пошло. Да фарт мышиный переменчив оказался: махнул грызун своим хвостиком, да замкнул провод питания обгрызенный на корпус манипуляторов. Шваркнуло замыкание короткое, прервалось питание стовольтное к зажиму, яйцо держащему.

Выпало яйцо металлическое из захвата механического, покатилось по полу отсека лабораторного, да и попало в отверстие вентиляционное. Зашумело, загрохотало оно по трубам титановым, влетело в блок фильтрующий да и провалилось в песок кварцевый, плазмой прокаленный. Заработал анализатор встроенный, отобрал пробы стерильные — нету активности биологической! Провернулся сегмент мелкозубчатый, активировал детонатор пирозарядовый да ка-ак пи... бабахнуло то яйцо, споры биологические рассеивая, как подхватил те споры поток воздушный, как поволок по всем отсекам-сусекам корабельным!

И с тех пор пошли на корабле том космическом перемены великие: к приходу зимы виртуальной, по календарю судовому исчисляемой, покрылись травами изумрудными грунты иноземные, в водах прозрачных пруда рукотворного мошки да козявки расплодились, злаки заколосились, теми мошками опылённые. Радовались своему миру старые космонавты, кости мышиные да крысиные за трапезой обсасывая, да мышку ту, манипулятор угробившую, добрым словом поминая.

И жили они хоть недолго, но счастливо, в покое и сытости ибо грызуны, на вольных выпасах отъевшиеся, нрав свой дурной порастратили и в ловушки мудрёные, Олегом расставленные, щедро попадали. А когда пришёл старикам срок упокоиться, загрузили они в разведбот грунту с разнотравьем, воды с мошкарой да террариум с мышами да крысами; послали хитрую посудину на планету суровую, дабы заселена она стала. Оглядели в мониторе обзорном в последний раз мир, что на корабле их исследовательском воцарился, да и легли в кровать с гравокомпенсатором. Обнял Олег Ольгу, посмотрел в глаза её светлые, слезящиеся, поцеловал в щёчку, морщинками покрытую, сказал одними губами:

- Прощай, Оля. Мы всё-таки выполнили миссию, сестрёнка.

Улыбнулась космобиолог своему капитану старому и прошептала в ответ:

- Да, братик. Пусть не та, но планета оживлена. Прощай, командир.

И тихо, покойно, с улыбкой на устах, ушли старики в мир иной...

Это сообщение отредактировал Rumer - 19.12.2014 - 22:05
 
[^]
Rumer
19.12.2014 - 22:11
30
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
№ 13
сказка - ложь)))) (Увы, без голосования. Текст опоздал ровно на 1 час cry.gif )


Повода для веселья на новогоднем классном вечере у шестиклассника Виктора Прохорова не было. Да и веселиться было не с кем. Единственный друг Мишка Козликов, такой же тихий троечник, сломал ногу.
Одноклассники веселились, дурачились, участвовали в конкурсе новогодних костюмов, в дурацких лотереях, викторинах. С аппетитом поедали мандарины и сладости, бегали, шумели.. А Витя грустил, глядел в окно, в темноту школьного двора.
- Виктор, помоги пожалуйста! - окликнул мальчика незнакомый усатый старик, одетый как артист или музыкант в черный фрак и белую манишку.
В правой руке старика был посох, годный для Деда Мороза, а левой он прижимал к себе темно-синюю нарядную шкатулку.
Витька поворчал под нос, что он не нанимался в ученики волшебника, но подошел к старику и уныло спросил: «А что я должен делать?»
Дед улыбнулся и сказал: « Меня попросили провести «волшебную лотерею», все уже вытянули фанты, а приз никому не достался. Я был очень смущен, но заметил на дне шкатулки еще один фант. Он твой! Открывай шкатулку, бери и разворачивай»
Виктор без интереса достал «фант» - свернутый в трубочку квадратик плотной синей бумаги, развернул его. В глаза как будто брызнули искры, пришлось зажмуриться. Буквы на темно-синем фоне выглядели серебристыми снежинками. Снежинки сложились в текст. В необычный текст!
«Виктор. Тебе выпала большая удача. Она копилась целый год, не размениваясь на выполнение мелких желаний и удовольствий. Энергия удачи настолько высока, что может исполнить любую твою Мечту. И — до принятия тобой окончательного решения — будет исполнен пробный вариант. И если тебе не понравится результат, нужно сказать - «время вспять по новой мечтать!».
«Какой бред! - рассердился Витька. - Мечтать не вредно? - ехидно произнес он и оглянулся на старика со шкатулкой. А старика не было рядом.
- Ребята! Чей это дед был со шкатулкой? - крикнул Витька как будто в пустоту. Ребята привычно не услышали, не заметили, не заинтересовались им.
Витька совсем загрустил и подумал, что вот бы и впрямь мечты его сбывались.Тогда можно бы намечтать себе быть самым популярным человеком в классе.
Бумажный фант вырвался из рук и мгновенно засиял синим фонариком на елке.
- Витька! Кто видел Витьку Прохорова? Вить, возьми мандаринку, я тебе самую лучшую выбрала. Вить, ты смотрел «трансформеры 4», может сходим? Витька, ты все уровни «Shadow Faght 2»прошел?

«Пробный вариант. Хорошо, что это пробный вариант. Жаль было бы тратить ...волшебство (да! волшебство!) на такую мелочь» - ликовал Виктор.
«Как же повторить попытку? Простые слова.. Ага. Пробуем. Время вспять, по новой мечтать!»
Фант опять очутился в левой руке и сверкнул новым текстом «Виктор! Мечтай! Выбирай. Будь внимателен. Время для осознания главной Мечты — год! Удачи! Когда найдешь достойную Мечту — произнеси «я в начале пути, мечта — веди!»
.. Год почти прошел. Витька очень изменился. Он не отличник, но учится что называется, с душой. Одноклассники и учителя его уважают. Мишка Козликов по-прежнему лучший друг. Да и вообще класс у них дружный, веселый и шебутной. Витькин папа поменял работу и говорит, что теперь он полностью счастлив. Мама пополнела. Она обещает сыну «купить» сестренку. Витька притворно ворчит, что «лучше бы котика или собачку, но пойдет и сестренка». Правда времени на игры с обещанной сестренкой у него будет очень мало.Так как Витька занимается плаванием 6 дней в неделю, и делает успехи. Увлекся программированием, пишет юморески о школьной жизни. И еще полно всяких увлекательных дел. Он вырос за год на 12 см. И теперь третий по росту в классе.
А Мечта? Какую Мечту выбрал Витька? Или ещё выбирает? Не знаю.. Знаю лишь, что он счастлив. И я за него рада.

Это сообщение отредактировал Rumer - 19.12.2014 - 22:22
 
[^]
КотПейот
19.12.2014 - 22:46
10
Статус: Offline


F.Q.R.

Регистрация: 15.04.14
Сообщений: 768
Цитата (Rumer @ 20.12.2014 - 01:11)
сказка - ложь)))) (Увы, без голосования. Текст опоздал ровно на 1 час cry.gif )

Будь ты проклят, Недимон! gigi.gif

Rumer, насколько жесткими могут быть комментарии в этой теме? Я так понял, наличие в выложенных сказках алкашни и крепких выражений позволяют отражать подобное и в комментариях?
 
[^]
Rumer
19.12.2014 - 23:03
8
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
Цитата (КотПейот @ 20.12.2014 - 02:46)
Будь ты проклят, Недимон! gigi.gif

Rumer, насколько жесткими могут быть комментарии в этой теме? Я так понял, наличие в выложенных сказках алкашни и крепких выражений позволяют отражать подобное и в комментариях?

Критика должна быть по теме и корректной. Я же вверху попросил: срач не устраивать smile.gif
 
[^]
WhiskIn
19.12.2014 - 23:05
6
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 16.07.14
Сообщений: 1291
Всем авансом по +1 поставил. Прочитал пока только первую. До слез! Румер! Конкурс удался! Не знаю, за кого голосовать буду, но уже торжественно говорю: Румер - малацца! Сумел народ поднять! rulez.gif
 
[^]
Курвавроде
19.12.2014 - 23:05
9
Статус: Online


.

Регистрация: 25.09.11
Сообщений: 5623
Цитата (Rumer @ 20.12.2014 - 02:03)
Критика должна быть по теме и корректной.

Корректная критика на ЯПе.
Такая милая рождественская мечта star.gif
 
[^]
WhiskIn
19.12.2014 - 23:34
6
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 16.07.14
Сообщений: 1291
Организатор! Rumer! Я плачу и смеюсь. Реально в восторге. Даже не знаю включать мне "злобного критикана" или нет. Все сказки достойны первого приза! Чесслово. Пойду просмотрю еще раз.
 
[^]
Rumer
19.12.2014 - 23:45
7
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
Цитата (Курвавроде @ 20.12.2014 - 03:05)
Корректная критика на ЯПе.
Такая милая рождественская мечта star.gif

А это не мечта. Это - одно из условий конкурса. Он же детский smile.gif
 
[^]
Adalinda
19.12.2014 - 23:51
7
Статус: Offline


Карамелька

Регистрация: 31.07.14
Сообщений: 1687
Плюсики поставила всем, прочитала пока только первые шесть)
Просто отлично elka.gif даже настроение улучшилось)
Пошла дальше наслаждаться wub.gif
Румер, спасибо за конкурс! star.gif
 
[^]
fireless1
19.12.2014 - 23:53
6
Статус: Offline


Юморист

Регистрация: 21.03.12
Сообщений: 508
Тяжело выбрать, много что понравилось. Rumer что делать?
 
[^]
WhiskIn
20.12.2014 - 00:13
5
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 16.07.14
Сообщений: 1291
Цитата (fireless1 @ 19.12.2014 - 23:53)
Тяжело выбрать, много что понравилось. Rumer что делать?

Один рассказ выбрать.
А Rumerу - ящик лички почистить! dont.gif
 
[^]
Rumer
20.12.2014 - 00:16
7
Статус: Online


Reader

Регистрация: 5.09.14
Сообщений: 7652
Цитата (WhiskIn @ 20.12.2014 - 04:13)
Цитата (fireless1 @ 19.12.2014 - 23:53)
Тяжело выбрать, много что понравилось. Rumer что делать?

Один рассказ выбрать.
А Rumerу - ящик лички почистить! dont.gif

Спасибо за помощь. Чищу уже!
 
[^]
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 21244
0 Пользователей:
Страницы: (54) [1] 2 3 ... Последняя » ЗАКРЫТА [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 



Активные темы








Наверх