По одному не хоронят, это не экономично. Ч3

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
  [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
новичек82
18.06.2019 - 14:04
Статус: Offline


Весельчак

Регистрация: 21.07.17
Сообщений: 140
6
В продолжении темы
Ч2
Горевать и не привыкать
Чаще всего в детских и взрослых интернатах проводами умершего человека озадачиваются именно волонтеры. Они же и приходят на отпевания. Иногда приходят и обитатели интернатов. Реже в этом участвуют сотрудники учреждений и родственники умерших.

Отпевания, как правило, заочные, хотя отец Олег говорит, что изредка его зовут отпевать кого-то сразу после смерти на отделение. Чем может быть смерть для людей, работающих в таких учреждениях, частью рутины или все-таки событием, каждый раз требующим особых переживаний?

«Когда я хоронила молодого человека, жившего уже на новом отделении ПНИ для самых слабых, – вспоминает Оксана Шелепова, – то приглашала сотрудников отделения на прощание, присылала сообщение заведующей, звонила воспитателям, которые с ним работали, медсестрам. И из этого довольно большого коллектива пришла одна воспитательница. Отпевали мы его в морге».

«Сотрудники привыкли. Бывает, что они рассказывают о смерти даже с юмором, – рассказывает Анна Петрова. – Иногда приходится слышать: “Они все умирают. Что тут теперь горевать? Если мы всех будем оплакивать, нервов не хватит”. Но я знаю девочек из “Перспектив”, которые работают в ДДИ в Павловске уже по 8 лет. Они относятся к теме так же трепетно, как и раньше.

Если со мной когда-нибудь случится такое, что я буду воспринимать смерть подопечных как-то буднично, то, наверное, уволюсь. То есть это отношение к живым, а не к умершим».

«Феномен ПНИ: там работают, порой, прекрасные люди, способные на самоотверженный труд, – считает Оксана Шелепова. – И когда мы к ним приходим и предлагаем помощь, они откровенно не понимают, чем мы можем им помочь. А когда мы им говорим: “Давайте, мы вам покажем, как человека с тяжелыми нарушениями перемещать так, чтобы самому остаться здоровым”, они сначала не верят, а потом включаются и понимают, что это действительно круто.

Удивительно, мы приходим и говорим: “Давайте, мы вас научим чистить зубы этим ребятам”. И оказывается, что люди об этом не задумывались. То же самое, мне кажется, и с темой смерти.

Все, что связано с похоронами, не входит в функционал сотрудников учреждения. Они ухаживают за живым человеком с тяжелыми множественными нарушениями, осуществляют его сопровождение.

С сотрудниками учреждений должны работать психологи, ведь некоторая черствость, появляющаяся у этих сотрудников со временем – это признак профессионального выгорания, то есть это такой способ себя сохранить.

Да, они говорят, что если из-за каждого горевать, то не хватит никаких нервов, но нужно давать им все-таки горевать, чтобы они не забывали о том, что “вот это смерть, вот это тяжелая болезнь, а вот пролежень, который получился из-за того, что я человека вовремя не повернул”».
Не лучше ли помочь живым?
Когда сотрудники «Перспектив» стали объявлять в интернете сборы на памятники умершим обитателям ПНИ, это вызвало очень разные реакции. Были и упреки, рассуждения о том, что лучше помочь тем, кто еще на этом свете, а умершим уже все равно.

Надо сказать, что сборы объявлялись не от организации, это были частные инициативы отдельных людей, которые просто предложили желающим присоединиться к важному для них делу. Но так как мы говорим о ситуации в целом, все же возникает вопрос: зачем такие церемонии человеку, к которому никто не придет на могилу? Все-таки не у всех есть те, кто будет вспоминать…

«А зачем тогда вообще этих людей хоронить? – говорит Оксана Шелепова. – Это вопрос об уважении к человеческой жизни. Если мы не будем уважать тех, кто умер, то как мы можем говорить об уважении к живым?

Какая разница, вот ты живешь-живешь, а все равно умрешь. И зачем мы тогда будем спасать тяжело больного ребенка или взрослого? А если говорить о тех сборах, что объявляли мы, то вот того же Сашу я знала несколько лет, еще с детского дома. Во взрослом ПНИ он прожил около года и умер.

Да, он не совершал никаких подвигов, он даже сам себя обслуживать не мог, но он был значимым для меня человеком, он влиял своим спокойствием, тем, как он реагировал на меня. То есть, взявшись поставить ему памятник, я выразила свое личное отношение.

Я решила, что хочу приходить к нему на кладбище, ухаживать за его могилой. И хочу, чтобы его могила не была просто серым безликим камнем.

По моему опыту, у любого человека с тяжелыми множественными нарушениями за его жизнь обязательно появлялся значимый человек – это мог быть волонтер, сотрудник школы, санитарка, медсестра. Мне очень хочется, чтобы во всех социальных учреждениях подобного типа для начала появились комнаты для прощания.

Мне кажется, что функционал социальной службы интерната можно было бы расширить. Создав в учреждениях комнаты для прощания, можно было бы сотрудникам интерната вменить в обязанность организацию процесса похорон. Даже если умер сирота, отказник, у него на счету остается достаточно средств, которые могут быть потрачены на него после его смерти».
Милосердие.ру

Это сообщение отредактировал новичек82 - 18.06.2019 - 14:14
 
[^]
крутынбабай
18.06.2019 - 14:08
3
Статус: Offline


Балагур

Регистрация: 28.01.15
Сообщений: 933
только святые люди могут так относится к ближнему
 
[^]
neitronr
18.06.2019 - 16:25
0
Статус: Online


Шутник

Регистрация: 5.08.12
Сообщений: 71
я бы ебанулся если бы все это видел бы каждый день. Вы там ваща даете!!!!!
 
[^]
mister007
18.06.2019 - 16:52
0
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 29.09.14
Сообщений: 8506
на ПНИ, частенько списывают и неугодных , чтобы не мешали
 
[^]
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 582
0 Пользователей:
[ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 



Активные темы








Наверх