Повесть "Волшебник Изумрудного Гондура" главы 4-6

[ Версия для печати ]
Добавить в Facebook Добавить в Twitter Добавить в Вконтакте Добавить в Одноклассники
Страницы: (2) [1] 2   К последнему непрочитанному [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]
DrLobotrog
16.06.2019 - 19:09
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 15.06.19
Сообщений: 0
7
Начало здесь http://www.yaplakal.com/forum3/topic1967329.html

Глава четвертая,
в которой почти ничего не происходит

По дороге Пинно Куев много рассказывал про себя. Несмотря на свой отшельнический образ жизни, он оказался очень разговорчивым существом. Он сообщил, что давно наблюдает за деревней из леса, но не приходил туда из-за боязни, что его могут запросто порубать на чурки и сжечь в печи. Кроме этого он продемонстрировал, что на нем растут самые различные растения. Процесс этот он контролировать не может, потому что гадкие пчелы постоянно насильно опыляют его, чем попало. Из-за этих противоправных действий на нем уже выросли кустики малины, смородины, табака и даже конопли. Сообщение про табак очень заинтересовало Стаханиду, которая, как и большинство гномов, дымила, как паровоз, а упоминание каннабиса привлекло внимание Элтона и Лохтарона. Первого – из-за своей врожденной пацифистичности, а второго – по причине приблатненной гоп-натуры, которая никогда не упускала случая побухать и выкурить косяк-другой нахаляву. Один только Дунпиз не замечал явных плюсов в присоединении энта к их компании. Впрочем, минусов от этого он тоже не видел, поэтому данное событие его не особо обеспокоило.
Куда большее беспокойство доставляло ему появление в их рядах Лохтарона. Несмотря на его клятвенное обещание вести себя спокойно и правильно, Дунпиз ему не верил. В деревне считалось, что на Лохтарона совершенно нельзя положиться, нельзя ему доверить тайну, и категорически не рекомендовалось с ним дружить. Собственно, поэтому никто с ним и не дружил, кроме утки, которая все равно говорить особо не умела и никаких тайн на свое счастье ему доверить не могла. И вот сейчас у хоббита наконец-то появилась реальная возможность вызвать эльфийца на откровенный разговор, узнать его получше и выяснить его истинную цель в данной экспедиции.
- Слушай, Лохтарон, а чего тебя в деревне не устраивало, что ты за нами-то увязался? – как бы ненавязчиво поинтересовался Дунпиз.
- А чего мне в деревне-то делать? – эльф снизил голос и обернулся в сторону энта, следовавшего в нескольких шагах позади них. – Дрова что ли колоть, да с уткой общаться? Скучно мне там... Даже мага этого залетного погнобить не дали. Я там на него так наехал сходу, он уже почти готов был штаны отдать... Нет, ведь, помешали... Свободы мне не хватает. К тому же, хочу я эльфийцев нормальных найти, поделиться своими мыслями сокровенными.
- Мыслями? – Дунпиз удивился наличию оных у эльфа. - Какими именно?
- Да разными. Ты только не пойми меня неправильно, но я считаю, что эльфы – это высшая раса.
- Да куда уж тут тебя неправильнее-то не понять, - усмехнулся хоббит. – Уже все в деревне знают о том, что ты так считаешь.
- Но не все знают, что я об этом книжку придумал, - гордо сообщил Лохтарон.
- Правда? – окончательно поразился Дунпиз. – Как называется? Дашь почитать?
- Называется «Ниа Махта» (сноска с переводом: Моя борьба (эльф.)). А почитать – не получится. Это только для истинных эльфийцев. К тому же, я ее пока только придумал.
- Ну ладно, – расстроился хоббит. – А у Волшебника-то чего просить будешь?
- Хотелось бы Эльфийский Железный Крест, но его просто так не дают, как правило, - неуверенно произнес Лохтарон, почесав кожистый затылок. – Но можно же попросить хотя бы дать возможность его заполучить.
- Боже, с кем я иду, - разочарованно пробормотал Дунпиз. – Сиськи, побрякушки, мелирование... Неужели не осталось на свете настоящих романтиков?
- Мелирование?! – донесся до него заинтересованный голос идущего следом Элтона. – Это что такое?
- Отстань, - раздраженно отмахнулся от него хоббит. – Давайте лучше готовиться к привалу, скоро уже ночь наступит.

На привал решили расположиться на небольшой уютной полянке с протекающим и впадающим в ближайшее болотце ручейком, которая встретилась им на пути. Пинно, у которого жажда общения все еще не прошла, продолжал вещать.
- Рассказывал мне как-то прадедушка, а ему его прадедушка, а тому тоже кто-то, наверное, рассказывал, иначе, откуда бы он это узнал, – начал энт, глядя на струящуюся в ручье воду, в которой отражалось темнеющее небо и первые звезды. - В общем, когда-то давно, в дремучих энтовских лесах бил из земли волшебный источник, который мог наделять живые существа чудодейственной силой. Маленьких он делал большими, слабых – сильными, а глупым давал разум. Тайна этого источника строго охранялась энтами, но однажды люди попросили у энтов помощи в войне против могучего чародея, и энты согласились поделиться с людьми волшебной водой. Люди построили водопровод от источника и направили в свой большой город. Чародея они, конечно же, победили, но вот что стало с волшебным источником, с тех пор никто не знает, потому что старые энты погибли в той ужасной войне, а у людей память совсем короткая – очень быстро они умеют забывать и хорошее, и плохое… И вот, мечтаю я отыскать этот сокровенный источник и вернуть его энтам!
- Браво! – Дунпиз восторженно зааплодировал. – Землю – крестьянам! Воду – деревьям!
- Это ты сейчас издеваешься? – приготовился обидеться Пинно.
- Нет, что ты! Я совершенно серьезно. Как придем в Гондур – сразу первым делом посмотрим, что слышно насчет волшебного источника.
- Так бы хотелось стать большим, - мечтательно проговорил Пинно.
- Да ладно тебе, в небольшом росте тоже есть свои преимущества, - возразил ему Дунпиз.
- Я не спорю, тебе проще рассуждать, когда вокруг тебя все такого же роста, как ты, а вот у меня ситуация несколько иная.
Они еще долго могли бы спорить о преимуществах тех или иных габаритов, Стаханида хотела уже было добавить, что именно думают о размерах женщины, но Элтон предложил им либо заткнуться и ложиться спать, либо идти с ночными разговорами куда-нибудь в другое место. В другое место идти было страшно, поэтому собеседникам пришлось согласиться с первым вариантом.

Глава пятая,
в которой говорится о вреде пьянства

Ночная тьма упала быстро, как гном с лошади. Зашелестел в камышах ветер, где-то вдалеке захрюкали дикие уткососы. Только вот комары были совсем обычные, не добралась до них шаловливая рука великого черного колдуна-мичуринца. Всем, кроме Пинно Куева, пришлось укрываться с головой.
- Ой, холодно как! – заныл Элтон и огляделся по сторонам, в надежде на то, что либо Дунпиз, либо Лохтарон предложат ему придвинуться к ним поближе для согрева.
- Замерзаю! – жалобно повторил Элтон.
Но парни слишком хорошо его знали, чтобы купиться на эту удочку. Они легли вдвоем, предусмотрительно повернувшись друг к другу спинами, а чтобы окончательно исключить гнусные элтоновские поползновения, Лохтарон показал полуорку свой жилистый кулак.
Элтон задумчиво посмотрел на Пинно. Но тот, помня обстоятельства знакомства с компанией и с Лохтарном в частности, для верности прикрыл руками-сучьями голову и спал в полглаза, так что идея свить на ночь гнездо на плоской макушке у энта была неосуществима. По-девчачьи всхлипнув, разочарованный Элтон подполз к уже спящей на боку Стаханиде, пристроился рядышком и закутался в ее теплую прокуренную бороду.
Посреди ночи все проснулись одновременно от какого-то странного щемящего чувства. В воздухе стояла мертвая тишина, а сквозь рваную пелену ночных облаков еле заметно угадывались тусклые звезды, Луны нигде не было.
- Эта, как его, ну, типа… – начал было формулировать общую мысль Лохтарон.
- Абстиненция, – вдруг четко и громко сказал Дунпиз. - Трубы горят.
И точно, очередное слабое дуновение принесло очередную волну аромата, разбудившего всю компанию. Аромата страшного и сладостного одновременно – забродившей клюквы.
- Вот так попали, - тяжело вздохнула Стаханида. - Оказаться посреди Пьяного болота, именно летом и именно в новолуние.
Лохтарон нервно сглотнул и почесал свой острый щетинистый кадык.
- Я это, только на разведку, чисто попробую – спелая ли, а затем сразу наза… - начал, было, он, но его прервал Дунпиз:
- Всем сидеть по стойке смирно! Туда-то ты по запаху доберешься, а обратно как?
-Ну, по чутью эльфийскому, по следам, выберусь… – начал было оправдываться Лохтарон
-По какому нахер чутью?! По эльфийскому чутью ты нажрешься, как свинья, в первые же пять минут, упадешь готовальней и потонешь в трясине, пуская пузыри изо всех доступных мест, как Титаник.
- Как кто?
- Да был такой вроде большой, а потом раз - поломался пополам и утонул, - как можно доступнее постарался объяснить хоббит. – В общем, не важно!
- Это не про меня, – уверенно заявил Лохтарон. - Эльфийцы вообще не тонут!
- Ну значит ты будешь пьяный болтаться поверх лужи, пока уткососы личинок в мозги не наоткладывают. И такая участь ждет всех! – Дунпиз обвел грозным взглядом всю притихшую компанию.
- Что же нам делать? – скрипнул Пинно, которому тоже хотелось хмельной клюковки, но перспектива схватить личинку промеж ушей вовсе не улыбалась.
- Нинздюцу – искусство терпеливых! – объявил Дунпиз и сел, сложив пальцы в замысловатую фигуру и прикрыв глаза. – Что уставились? Повторяйте за мной, дурни!
- Ниндзюцу-пидзюцу всякие. Ненавижу пидзюцу, - проворчал эльфиец, но принял такое же положение.
Его слова услышал Элтон и тотчас подобрался поближе к Дунпизу, чтобы не упустить ничего из этой новой модной, мгновенно полюбившейся ему науки.
- Алкоголь это яд… - монотонно начал произносить Дунпиз.
- Алкоголь это яд… - вразнобой повторили за ним четыре печальных голоса.
- Яд – это смерть… - продолжал Дунпиз, - Смерть – это сон… А сон – это здоровье!!
И пока остальные путники находились в состоянии логического нокдауна от этих умозаключений, Дунпиз вихрем сорвался с места и громко шлепая мохнатыми лапами понесся на запах.
С криком «Кто последний – тот пидзюцу!» за ним помчался Лохтарон, а следом – все остальные. Замыкал дистанцию хнычащий Элтон, крепко прижимающий к груди торбу с косметичкой.
Следующие четверть часа было слышно только утробное чавканье, прерывающееся дунпизовскими восклицаниями «Банзай» и «Фантастиш». Еще через полчаса хоббитоид обвел всех мутным взглядом и ткнул пальцем во впалую грудь Лохтарона.
– Ты, лысый, включай чутье!
Лохтарон утвердительно икнул, попытался сфокусировать зрачки и отрубился. Повисло гробовое молчание. Пинно озадаченно рыгнул.
- Еще эльфы есть? – заплетающимся языком спросил Дунпиз. – Категорически рекомендую вспомнить свои корни на предмет наличия эльфийского чутья.
Пинно попытался посмотреть вниз, туда, где должны были быть корни, но земля вдруг поднялась и мягко ударила его по лицу.
-Ыыы, зездафька! – прошамкал он набитым мхом ртом.
- Это не звездочка, это глаза подбирающихся к нам уткососов! – взревела белугой Стаханида и закрыла мускулистыми руками голову.
Элтон, понимая, что этот шанс – последний, засопел и на автопилоте очень медленно пополз к храпящему Лохтарону.
- Зведотька! – уже четче произнес Пинно, указывая корявым пальцем куда-то вдаль.
Дунпиз посмотрел на указующий перст, но ничего не увидел. Тогда он развернул корпус Элтона, уже наползшего было на дрыхнущего без задних ног эльфийца, в сторону, указанную энтом и спросил:
- Видишь звезды?
- Ой, там стразочка блестит, - проворковал в ответ полуорк.
- Аппорт ее, Элти, - Дунпиз опустил Элтона и нежно подпнул вперед, а затем подхватил за шкирку валяющегося Лохтарона.
Пинно и Стаханида, с трудом сохраняя равновесие, взяли не в меру уставшего эльфица каждый за свою ногу и процессия зигзагами двинулась вслед за уползающим полуорком.
- Моя прелесть! – ворковал звездочке Элтон, время от времени плюхаясь с кочек в лужи и залезая обратно.
Остальные сосредоточенно молчали и с переменным успехом старались не отставать от упрямо ползущего куда-то вдаль полуорка. «Стразочка» тем временем приближалась и, хотя Дунпиз уже мог сам идти на ее свет, все-таки он предпочитал следовать в кильватере Элтона, справедливо полагая, что этот чистюля выберет наименее грязный путь. Скоро даже до Куева дошло, что это никакая не звезда, а огни из окон чьего-то жилища. Последние полкилометра, когда почва под ногами стала заметно суше и ровнее, все уже почти бежали. Лохтарона уронили всего два раза, причем последний раз – прямо перед спасительным порогом. Поднимать не стали, но от тряски он уже сам пришел в себя.

Глава шестая,
где выясняется, что эльфы не только высокие и стройные, а полуорк – это вообще сексуальная ориентация

- …Разжалую! – бушевал на своих подчиненных военком Заболотненского воеводства обер-полковник Ланофон, - Летняя призывная компания благополучно и безоговорочно провалена!
Полковник не переставал распекал своих подопечных уже несколько часов подряд, начиная с самого вечера, а они боялись намекнуть ему на то, что рабочий день уже давно закончился. Оставалось каких-то пара часов до рассвета и первый же луч солнца возвестит о больших проблемах в карьере обер-полковника. Вместо уютного кресла в Гондурской Рейхсканцелярии ему светили тулуп, свисток и сторожевая вышка где-нибудь на Среднем Приполярье. А, поскольку в планы обер-полковника отмороженная в Приполярье задница совсем не входила, он продолжил истерику.
- Из двадцати плановых призывников вы смогли призвать, купить, подобрать пьяными на улице лишь тринадцать! – Ланофон попытался показать подчиненным эту цифру на пальцах, но у него почему-то не получилось.- Одного из них, пользуясь его алкогольной интоксикацией после очередного дембеля, мы отправляем служить Родине в четвертый раз! Что с ним будет, когда он протрезвеет и поймет, что оказался снова в войсках???
- Едрений Бредуносович… - к военкому заискивающе обратился один из распекаемых подчиненных, - Этот призывник тут же будет произведен в унтер-капралы как наиболее опытный военнослужащий из призывного списка. А призыв таких ценных кадров засчитывается за троих!
Обер-полковник почесал ту часть тела, где, по его прикидкам, должен был находиться мозг и задумался. Действительно, это была дельная мысль и в следующей призывной марафон эту мысль стоило развить… Например, получить списки свежедемобилизованных солдат, организовать обмывку их возвращения к гражданской жизни, и, воспользовавшись моментом их слабости, снова призвать. Арифметика не подводила - опытных призывников требовалось втрое меньше, к тому же это отвечало линии Партии о переходе на профессиональную армию, что, в свою очередь, снова придвигало вожделенное кресло в Рейхсканцелярии. Возможно, даже светили дополнительные мифриловые звездочки на погоны. И все было бы очень и очень хорошо, если бы не одно крупное «но» – до осуществления всех этих планов все еще не хватало пятерых призывников. Чудо чесалось, но никак не наступало.
- Здравствуйте! – неожиданно дверь в военкомат приоткрылась, и в нее просунулась чья-то морда, напоминающая помесь хоббита.
Вслед за ней в кабинет тут же ввалилось еще четверо, по всей видимости - молодых мужчин. Улыбка на лице обер-полковника безудержно расширялась до тех пор, пока, наконец, не уперлась в его пухлые длинные уши. Она бы, несомненно, отодвинула и уши, но последние были прижаты плотно надетой на голову фуражкой и дальнейшая мимическая экспансия оказалась невозможна. Но и этого сигнала было достаточно, чтобы подчиненные Ланофона начали обниматься и поздравлять друг друга.
Дунпиз недоумевающее, а Элтон восторженно смотрели на обитателей этой странной избушки - взрослых пузатых эльфов в военной форме. Эльфы обнимались и целовались, а, тот, который казался главным эльфом, смотрел на них (а как показалось Элтону - именно на него) невообразимо добрым, ласковым и отеческим взглядом.
Запах от неожиданных спасителей призывной компании шел такой, что обер-полковник готов был петь и плясать – еще ни одно существо во второй степени опьянения не ушло непобритым из его цепких профессиональных рук.
- Присаживайтесь, гости дорогие, будем записываться! – буквально промурлыкал военком, широким жестом сметая подчиненных с длинной лавки перед столом, - Кто вы такие, из каких краев будете, какие ваши качества вы считаете наиболее сильными? - на этих словах обер-полковник взял пять анкет призывника, послюнявил карандаш, снова упер улыбку в мочки своих острых ушей и ожидающе приоткрыл довольный рот.
Первым, растолкав всех локтями, перед обер-полковником Ланофоном плюхнулся Элтон.
- Меня зовут Элтон, я живу один, очень люблю мужское общество (на этих словах военком, старательно заполняющий анкету, расцвел еще больше), хорошо разбираюсь в макияже и к тому же я …
- Голубой! – шепнул склонившийся над столом Лохтарон и пьяно заржал.
- Ты уверен? - спросил военком, пристально разглядывая зеленую морду полуорка.
- Абсто... Абсолютно! – подтвердил эльф.
– Неубедительно! – Ланофон по-прежнему отказывался верить в то, что зеленый цвет может быть голубым.
- Да любому видно, что он гомосек! – не унимался Лохтарон.
Рука военкома застыла над заполняемой им анкетой, он не знал значения термина, произнесенного дрищеватым эльфом, и его мозг, стесненный фуражкой, лихорадочно искал синоним. Через тридцать секунд зависшего состояния поиск по словарю был закончен и обер-полковник уверенно вписал графу «воинская специальность – дровосек».
- Годен. Следующий! – пригласил очередного посетителя Ланофон.
Перед ним уселся коренастый призывник с грубой морщинистой кожей, похожей на кору дуба. На обороне страны, по мнению военного комиссара Заболотненского воеводства, эта анатомическая особенность могла сказаться только самым положительным образом.
- Пинно Куев, - представился призывник, - живу везде, где смогу пустить корни («Бомж» – скурпулезно записал в анкете обер-полковник)
- В огне горю, но в воде не тону, - продолжал скрипеть энт (на этих словах военком отметил в графе «рекомендованный род войск» – флот)
Вставая, Пинно украдкой взглянул на анкету Элтона и понял, что его худшие опасения были не напрасны и не поворачиваться спиной к этому дровосеку было правильной мыслью.
- Годен, следующий!
- Стаханида, из темных гномов («грамоте не обучен» – пометил в анкете обер-полковник), хорошо владею киркой и лопатой («рекомендованный род войск – стройбат» накарябал военком и поставил два восклицательных знака).
- Прекрасно! - Едрений Бредуносович Ланофон никогда еще не чувствовал такое удовлетворение от работы. - Следующий!
На скамью перед ним плюхнулся самый пьяный и тощий призывник, судя по всему – эльф.
- Лохтарон, - представился тощий, - живу на районе. Истинный эльфиец, беспощаден к врагам рейха, чемпион деревни по бабме… по банбе... - язык тощего заплетался, - Короче, чемпион деревни! – наконец произнес тощий и попытался выпятить впалую грудь.
Обер-полковник профессиональным взглядом оглядел небритое лицо тощего эльфа, оценил его наглую и развязано-приблатненную манеру общения, приплюсовал его моральные взгляды и убеждения… По всему выходило, что перед ним будущий офицер службы внутренней безопасности Гондура. Поэтому военком решил сделать широкий жест.
- Ты мне нравишься, парень (при этих словах Элтон еще больше позеленел от злости), и поэтому я даю тебе право самому выбрать желаемый род войск!
-Э-э-э-э… - Лохтарон попытался задуматься. - Хочу безнаказанно бить любого, кто со мной не согласен! – выпалил он, и тут же добавил, - дубиной и сапогами!
- Отличный выбор, призывник, я в тебе и не сомневался! – Ланофон вскочил и энергично затряс ладонь Лохтарона в крепком рукопожатии. - Добро пожаловать во внутренние войска!
Но Лохтарон его уже плохо слышал. Он уже мысленно составлял предварительные списки тех, кто огребет первым сразу после принятия им присяги.
Нахально подвинув загибающего пальцы Лохтарона, перед обер-полковником плюхнулся нечесаный обладатель хитрой рожи, первой появившейся в дверях военкомата.
- Здрасьте, меня зовут Дунпиз, - представился последний призывник, я местный, записывайте меня сразу в ПВО.
- Куда? – переспросил Ланофон.
Остальные сотрудники военкомата растерянно переглянулись.
- В противовоздушную оборону хочу, - сказал Дунпиз, - как тут у вас дела с защитой от воздушных атак?
Военком аж растерялся.
- Ну это, нормально, атак не было, драконов не летает…
- А может, вы просто не видите летунов-то?
- Да как же их можно не увидеть-то? – удивился военком.
- Да запросто! – Дунпиза понесло. – Ничего вы, видать не слыхали про стелс-технологии. Вот, помню, у нас в деревне голубь был, которого с хамелеоном скрестили. Так очень любил этот подлец летать и на головы прохожим гадить. И ведь не увернешься от него – голову к верху задираешь и не видно, кто виноват в том, что у тебя все плечо в помете.
- И что же вы предприняли? – обер-полковник приготовился записывать рецепт избавления от невидимой угрозы.
- Ничего не предприняли. С зонтиками одно время по улицам ходили. А потом пропал куда-то этот голубь. Говорили, что он с размаху об зеркало разбился. Правда, трупа никто так и не нашел. Но трещина на зеркале была. Так вот, представьте, если ваши, так называемые драконы, вдруг станут хамелеоновыми? Как вы их обнаруживать собираетесь? Что-то радаров-то у вас на избушке я не приметил.
- Каких еще радаров? – переспросил Ланофон.
- Обычных, фазированных! Враг – он ведь не дремлет, он ведь прямо сейчас может по небу подкрадываться...
Военком почувствовал, что под пристальным взглядом этих нахальных глаз у него под фуражкой вспотела лысина. Он вдруг осознал свою жуткую незащищенность. Хрен с этими драконами, а вдруг нагрянет комиссия, да спросит с него показатели боевой, политической и еще и этой, противовоздушной, подготовки? И хуже всего то, что это могли узнать в Центре, от этих самых призывников… Ланофону стало совсем неуютно. Надо было что-то срочно отвечать. Он нервно заерзал на стуле.
- Ну-у-у, - начал он, - радары у нас есть, но вот беда… Сломались. Вчера.
Ланофон смотрел на Дунпиза как кролик на удава. Дунпиз осклабился.
- Могу помочь, - вальяжно предложил он, - мы тут как раз в Гондур идем, нам тамошний правитель кое-что должен…. Могу шепнуть…
Дунпиз многозначительно уставился на бочонок пива в углу. Ланофон проследил взглядом направление взора Дунпиза и понял, что обороноспособность всего Заболотненского воеводства, и все его мифриловые звездочки в частности, сосредоточены в этой емкости.
- И вот еще, - сказал Дунпиз военкому, передавая бочонок на сохранение Стаханиде, - выпишите нам путевые листы, чтобы нас по дороге никто перехватить не смел…И ваши радары тоже не смел трогать.
Какой-то майор мгновенно выписал пять бумажек, дохнул на печать, поставил оттиск и, вытянувшись по стойке «смирно», передал их Дунпизу.
- Всем вольно, - сказал Дунпиз, и, сняв напоследок со стены карту близлежащих территорий, вслед за шатающейся компанией призывников вышел из помещения.
Отойдя от военкомата на безопасное расстояние, новообращенные призывники устало плюхнулись на землю и решили разбить лагерь. А если более точно - просто попадали кто куда и заснули.
 
[^]
Dogeron
16.06.2019 - 19:13
1
Статус: Offline


циник-шизофреник со справкой

Регистрация: 9.12.15
Сообщений: 662
а в один пост запихнуть все главы - религия не позволяет?
без обид, ТС
 
[^]
tubdoc62
16.06.2019 - 19:18
0
Статус: Online


Кот-Обормот

Регистрация: 11.11.11
Сообщений: 13992
Если это не полный пиздец на ЯПе, то что ЭТО ??
911.
 
[^]
slawomir
16.06.2019 - 19:25
3
Статус: Online


Ярила

Регистрация: 17.03.09
Сообщений: 5970
если что - есть такие сайты как самиздат...
http://samlib.ru

Это сообщение отредактировал slawomir - 16.06.2019 - 19:26
 
[^]
DrLobotrog
16.06.2019 - 19:34
2
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 15.06.19
Сообщений: 0
Цитата (Dogeron @ 16.06.2019 - 19:13)
а в один пост запихнуть все главы - религия не позволяет?
без обид, ТС

Там кил 180, по-моему. Потянет тут такое? Да и кто станет читать? Лучше дозированно.
 
[^]
DrLobotrog
16.06.2019 - 19:35
2
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 15.06.19
Сообщений: 0
Если не нравится, то могу прекратить.
 
[^]
lazytech
16.06.2019 - 19:46
0
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 16.11.12
Сообщений: 84
Цитата (DrLobotrog @ 16.06.2019 - 19:35)
Если не нравится, то могу прекратить.

Не прекращай, главы засовывай в первую тему, кому надо тот, найдёт, либо рассылку всем желающим на новые главы, было бы удобно, если рассылка будет, то прошу меня добавить
 
[^]
DrLobotrog
16.06.2019 - 19:54
5
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 15.06.19
Сообщений: 0
Хех, у меня лимит на новые темы. Ладно, продолжу тут. Главы 7-9.

Глава седьмая,
в которой похмеляются и готовятся к новым трудностям

На утро вспомнить подробности вчерашнего вечера оказалось довольно непросто. Лохтарон отчетливо помнил, что он должен избить нескольких своих заклятых врагов, но почему он это должен сделать, память говорить отказывалась.
В памяти энта засело убеждение в дровосековской натуре Элтона, но что стало этому причиной, он также вспомнить смог далеко не сразу.
Элтон, в свою очередь, припоминал только пьяную, смеющуюся над ним рожу Лохтарона и ощущение щемящей ревности.
Стаханида грезила об толстых эльфах в фуражках, которые радостно плясали вокруг них в какой-то избушке, помнила допрос, где их заставляли говорить про себя, но смысла всего этого она понять не могла. Усугублял положение непонятно откуда взявшийся бочонок с пивом, рядом с которым она проснулась.
Более-менее прояснил ситуацию Дунпиз, память которого оказалась надежнее, чем у других. Он без разговоров распечатал бочонок, понимая, что для успешного продвижения дальше, компании это просто необходимо.
Убрав ноющую боль из головы, хоббит уселся в траве поудобнее и вкратце пересказал вчерашние события, недвусмысленно намекнув, что если бы не его смекалка, все бы они сейчас носили кирзовые сапоги и в плане прически мало отличались от Лохтарона. Элтон осторожно потрогал свои смоляные кудри и бросился целовать Дунпиза-спасителя, после чего последний долго отплевывался и оттирался лопухами от помады.
После легкого завтрака все склонились над картой, заботливо умыкнутой хоббитом из вонекомата, и попытались разобраться, в какую сторону им двигаться дальше, что бы попасть в Годнур. Однако, в силу удаленности Заболотненского района, изображенного на карте, от конечной цели их путешествия, ничего нового они не узнали и пошли, как и раньше на восток.
Несмотря на раскинувшийся во все стороны, не тронутый топорами и пилами лес, близость цивилизации ощущалась. На деревьях там и сям были развешаны никому не нужные скворечники, постоянно попадались места от костров с непременными пустыми пивными бочонками вокруг и прочим мусором, а так же облезшие плакаты с предостерегающими надписями о том, что костры жечь не рекомендуется.
Через не столь продолжительное время путешественники вышли на какую-то широкую каменную дорогу, покрытой странной пылью от перевозимых по ней грузов, из-за чего она приобрела приятный желтый цвет. Любопытствующий Элтон собрался было выяснить состав странной желтой пыли и какая она на вкус, но энт вовремя перехватил его руку, которая почти отправила щепотку странной пыли в напомаженный рот.
-Не ешь желтый снег, парень… - мрачно произнес он, явно что-то вспоминая. Но далее распространяться о своем опыте не стал.
Полуорк хотел было справедливо возразить, что это не снег, но тут его схватили за грудки мощные загорелые ручищи Стаханиды, которая злобно прошипела, что с нее достаточно клюквенных приключений и категорически запретила не только жрать, но и использовать странную пыль в косметических целях.
Очередная пророческая строчка из неизвестной песенки на ум не приходила, но Дунпиз был убежден, что они движутся в правильном направлении. Тем более что по карте, пусть и обрывающейся с восточного края, именно так и выходило. Как бы то ни было, шагать по желтой дороге было намного удобнее, чем петлять между деревьев и перелазить через поваленные замшелые стволы.
Однако, очень скоро дорогу перегородил шлагбаум, а из располагавшейся рядом обшарпанной фанерной будки вышли несколько эльфов в военной форме с погонами и с луками за плечами.
- Так, так… - начал эльф, который, по всей видимости, был тут главным, - призыв кончился, так все теперь из лесов на волю повылазили? Долго еще скрываться будете? Пока 270 лет не исполнится?
Элтон испуганно спрятался за тощую спину Лохтарона. Все остальные тоже сбились в одну дрожащую и ничего не понимающую кучу. Один лишь Дунпиз не потерял присутствия духа, а уверенно достал из кармана пять каких-то бумажек и протянул их эльфу.
Прислонив лук к будке, главный эльф взял бумаги и вслух прочитал:
«Податель сего документа направляется к Правителю Гондура для выполнения особо секретной миссии, поэтому задерживать его на пути туда и обратно строжайшим образом запрещено. Военный комиссар Заболотненского воеводства, обер-полковник Е.Б.Ланофон».
Нехотя козырнув, эльф протянул бумажки обратно Дунпизу и удрученно произнес:
- А что у вас за дело к Курвину?
- К какому еще Курвину? – не понял хоббит.
- Как к какому? – опешил хозяин фанерной будки и шлагбаума. – К Курвину Десятому, Правителю Гондура.
- Ах, к этому Курвину... – протянул Дунпиз, соображая, как сгладить сложившееся напряжение. – Понимаешь... Это военная тайна!
- Вот почему всегда так, - разочарованно произнес эльф, - служишь, служишь государству, день за днем выполняешь свой непонятно откуда взявшийся долг, а в результате все самое интересное делает кто-то другой. Может, давай ты тут немного дорогу поохраняешь, а я быстренько в Гондур смотаюсь?
- Ты знаешь, я не против, - вдруг подобрел Дунпиз. – Давай мне свои погоны, лук, свисток и иди, я тут посижу, покараулю.
Обрадованный эльф начал бодро раздеваться.
- Слушай, друг,- прервал его хоббит, когда тот уже дошел до форменных штанов, - а что ты Курвину-то скажешь, когда придешь к нему?
- Ну, может ты расскажешь мне эту военную тайну? – с мольбой в голосе произнес капитан эльфийской стражи.
- Я бы с радостью, но не могу, - скривив свою мордашку так, чтобы она изображала притворное разочарование, хоббит продолжил, - так что мы, пожалуй, пойдем сами...
- Там впереди пару месяцев назад мост снесло, поэтому даже не знаю, как вы перебираться на другую сторону реки будете, - вдруг произнес эльф в полуспущенных штанах и развел руками.
- А сами-то вы как туда перебираетесь? – спросил Дунпиз.
- А нам там делать нечего. Как приспичит – заново построим, а пока так удобнее – призывники не могут через реку перебраться, и мы их тут отлавливаем потихоньку.
На миг Дунпизу показалось, что он понимает, как именно снесло злополучный мост, но он отогнал эти мысли в сторону. В итоге, сдержанно попрощавшись со служивыми эльфами, компания продолжила свой дальнейший путь.

Бодро вышагивая по желтой дороге, Дунпиз восторженно делился с остальными вновь открывшимся ему пророчеством.
- Вы помните, как я говорил, что все это мне напоминает какую-то песенку? Так вот, теперь, когда мы узнали имя Волшебника, я вспомнил очередную строчку из нее: «Заветных три желания исполнит мудрый Курвин...». Это означает, что мы правильно продолжаем двигаться к нашей цели!
Всю компанию это известие повергло в некоторый шок.
- А тебя не смущает тот факт, что мы тут впятером идем к Курвину за желаниями? - высказала свое мнение Стаханида, первая вышедшая из ступора.
- Если честно, то я не думал об этом, - смутился мохнатый пророк. – Я же не выдумываю все это.
- Это означает, что кто-то из нас не дойдет до Изумрудного Гондура? - всхлипнул Элтон. – Я так и знал, мы все погибнем!
Стаханида, по привычке бросилась утешать излишне чувствительного друга.
- Успокойся, мой зелененький, может просто у некоторых из нас желания совпадут и в сумме будет всего три желания.
- Ну-ка, кто хочет променять белые волосы на большие сиськи или наоборот? – закатился Лохтарон.
- Лохтарон, перестань ерничать, - осадил его Дунпиз. – Ты со своим крестом вообще позднее других присоединился. Может быть песня была только про нас троих!
- Это что, значит мне никогда не стать полноценным энтом? Значит, я навсегда останусь жалким обрубком? – пробормотал Пинно убитым голосом.
- Успокойся, - попытался стабилизировать ситуацию Дунпиз. – Сейчас мы еще ничего не знаем. Все, что у нас есть – это какая-то песенка, которую вообще кроме меня никто не знает. А память у меня крайне нестабильная. Может быть там говорится про пять желаний, а не про три. В конце концов, Курвин должен каждому исполнить по желанию, поэтому давайте раньше времени не будем предаваться панике. У нас впереди еще будут трудности, если верить эльфам.

Глава восьмая,
в которой занимаются форсированием реки

Как и обещалось, трудности в скором времени действительно возникли. Река была довольно широкой, а мост через нее был полностью разрушен – лишь кое-где из медленно текущей воды торчали прогнившие опоры отсутствующего настила. Озадаченные подтвердившимися обстоятельствами, друзья решили немного отдохнуть, подкрепиться и лишь после этого подумать над тем, как справляться с возникшим препятствием.
- Эй, дерево, иди сюда, я с тебя конопли наэкибаню! – нахально обратился к энту Лохтарон, которому захотелось какого-нибудь послеобеденного развлечения.
- Я не дерево, я – энт! – гордо возразил Пинно.
- Хорошо, хорошо, иди сюда, энт Куев! - не унимался эльфиец.
- Лохтарон, прекрати! – одернул его Дунпиз. – В прошлый раз ты клюквы обожрался, а сейчас хочешь обкуриться до невменяемости и так же, в бессознательном состоянии, на другой берег перебраться?
- Да нет, почему, я думаю, что надо нарубить деревьев и построить плот, - честно признался эльф.
- Не сметь рубить деревья! – вскочил и замахал ветками энт. – Они ведь живые!
- Пинно, я понимаю, что тебе трудно принять такое решение, но нам каким-то образом надо перебраться на другую сторону, - решил стать арбитром Дунпиз.
- Я вас сам перевезу всех! – самоотверженно вызвался полупень.
- А ты сможешь? – с сомнением произнес хоббитоид.
Но тут без лишних разговоров Лохтарон, схватив в охапку Пинно Куева, прыгнул в воду. Оба вынырнули через мгновение и эльф, держась за плоскую макушку энта, уверенно прокричал:
- Сможет! – а потом добавил, направляя Пинно к другому берегу, - Давай, коряга, подгребай корнями шустрее.
Через десять минут, эльф благополучно выбрался на противоположный берег и дружеским пинком отправил энта обратно.
- А как я поплыву? - промямлил Элтон. – У меня ведь вся косметика смоется!
- Если хочешь, мы тебе на голову мешок оденем, - заботливо предложил Дунпиз.
- Да, да, и камень на шею, - пессимистически продолжил полуорк. – Я слишком молод...
- И слишком красив, мы уже слышали, - прервала его Стаханида. – Давай, шагай на пень, он уже подплывает.
Поставив рюкзак с косметикой на голову Пинно, дрожащий Элтон отправился в плавание.
Начинать разговор Пинно Куеву было очень неприятно, но он решил расставить все точки над ё.
- Почему ты не любишь деревья? – издалека начал энт.
- Почему ты решил, что я их не люблю? – забеспокоился полуорк, который находился сейчас примерно на середине реки и совершенно не умел плавать.
- Я прочитал твою анкету в военкомате, - победно произнес Пинно Куев, надеясь, что теперь все всем стало ясно.
- И что? – не понял его Элтон, который свою анкету в военкомате не читал.
- Как это что?! – поразился энт и даже попытался развернуться лицом к этому наглому полуорку.
Элтон, который воспринял данным маневр, как попытку сбросить его, изо всех сил руками и ногами вцепился в пень.
- Что ты там такого вычитал, что хочешь утопить меня? – завизжал побледневший от ужаса полуорк.
- Там было написано, что ты дровосек, - извиняющимся тоном пробулькал энт.
- Ну это же наглая ложь, дубовый ты мой! Я ведь сроду топора в руках не держал! Не веришь – посмотри на мои руки! – Элтон продемонстрировал Пинно свои нежные ладошки и тут же скрылся под водой.
Энт не ожидал такой быстрой развязки, поэтому быстро нырнул и вытащил тонущего орка на поверхность.
- Тушь, тушь, моя тушь! – орал спасенный, хватаясь за глаза, а после того, как узрел плавающий по воде рюкзак с косметикой, завопил еще больше. - Моя косметичка, сволочь, что ты сделал, лучше бы я утонул!
- Да ты задолбал! – взревел энт и несколькими ветками опустил Элтона под воду. – Тони, дровосек!
Впрочем, с берега выглядело все так, что Элтон сам отцепился и пошел ко дну, а мужественный пень своими ветками шарил по сторонам в поисках неразумного полуорка и, в конце концов, все-таки извлек утопающего на поверхность.
После второго погружения тушь с лица Элтона смылась окончательно, и он молил только о спасении косметички. Пинно подобрал плавающий мешок и поставил себе на голову.
- Почему и ты стал меня ненавидеть?- всхлипывал полуорк, безвольно ухватившись за энта. – Скажи честно, тебя тоже раздражает моя нестандартность?
- Твоя нестандартность?! – изумился Пинно. – Да по сравнению со мной, ты наистандартнейшее из существ! Ты на меня посмотри. Какой-то обрубок! Растет на мне что попало. Другие энты меня вообще не воспринимают всерьез. Со мной не общаются, меня не слушают... Назвали меня саксаульным меньшинством. Тогда на мне саксаул рос. Я не выдержал и ушел, а у тебя хотя бы друзья есть.
- Как я тебя понимаю, - вновь прослезился Элтон и постарался обнять Пинно. – Я ведь тоже сексуальное меньшинство, и меня тоже никто не воспринимает в серьез, кроме Дунпиза и Стаханиды. Поэтому данное путешествие для меня – это не столько шанс исполнить заветную мечту, сколько шанс выбраться на свободу из этих сковывающих рамок непонимания.
Какое-то время они плыли молча, но, в конце концов, энт не выдержал и снова спросил:
- Так почему у тебя в анкете было написано, что ты дровосек?
- Понятия не имею, - искренне признался Элтон. – Это же военные, им все равно, что писать.
- Ладно, верю, - вздохнул Пинно.
Элтон больше не производил на него впечатления дровосека. Они причалили к берегу, хором распевая старинную энтовскую песню «Как бы мне, рябине, к дубу перебраться», которой научил Элтона энт. При этом полуорк одной рукой нажимал на воображаемые клавиши рояля, которые должны были располагаться на макушке у Пинно.
Выбравшись на берег, Элтон стал распаковывать и сушить свою косметику, а энт с громким всплеском отправился за следующим пассажиром.
У оставшихся претензий друг к другу не было, поэтому переправа прошла без особых осложнений. Разве что однажды местные бобры приняли Пинно за бесхозный кусок древесины и попытались отбуксировать его к своей плотине, но энт довольно быстро подводными пинками дал понять зверям, что он вполне разумное существо и может плавать там, где ему заблагорассудится.

Глава девятая,
в которой встречают большую жабу

Переправившись на другой берег, в первую очередь всем необходимо было просушиться, но кое у кого были и другие насущные потребности.
Мокрый и дрожащий Лохтарон брел по берегу, усеянному мелкой галькой, к ближайшим деревцам: холодная вода разбудила зов природы.
- Я сейчас, – буркнул он остальным, сорвал пару лопушков помягче, и углубился в молодой лесок.
Спустя некоторое время, чувствуя себя гораздо легче и теплее, он направился обратно к честной компании, но, не дойдя до берега, заметил, как из-за прибрежных кустов за остальными наблюдает какой-то толстый чешуйчатый урод, смахивающий на хвостатую жабу-переростка размером с крупного быка. На спине у него были странные складки, напоминающие кожистый плащ. Чешуйчатый не отрываясь смотрел на товарищей Лохтарона, сдержанно сопел и иногда облизывался.
Больше всего на свете Лохтарон не любил стукачей и соглядатаев, поэтому от увиденного горячая эльфийская кровь вскипела в жилах, ударила в виски и оттопырила его острые уши. Эльфиец засунул руки в карманы и вальяжно, но бесшумно, подошел к подглядывающему.
- Кого пасешь, жаба? – оттопырив нижнюю челюсть и выкатив глаза, рявкнул Лохтарон.
Жабообразный вздрогнул.
- Слышь, фраер, я к тебе обращаюсь! – повторил Лохтарон
- Никого, - хрипло ответил подглядывающий, и из его пасти вылетело облачко дыма.
- Никого? А чего тогда тут замышился? Ты мент что ли?
- Ме… ме... чего? – переспросил чешуйчатый?
- Ме-е, бе-е, - передразнил его Лохтарон, - Че печешь, я спрашиваю, заложить нас хочешь?
- Нечего у меня уже закладывать, пещера и так в ипоте.. – начал было зеленый, но Лохтарон его снова прервал:
- Не гони фуфло, зеленый, кому стучишь?
- Я не стучу, я …
- А че тогда по кустам нычишься, как тихушник?
- Ну, это, - зеленый мотнул своей бугристой башкой в сторону берега и снова облизнулся.
Лохтарон посмотрел в направлении кивка и увидел полуголую Стаханиду, расчесывающую свою густую бороду.
Мысленно сопоставив Стаханиду, кусты и подобие плаща на спине чешуйчатого, Лохтарон пришел к новому выводу:
- Ты че, жаба, никак эксгибиционист???
- Эээ… - глаза чешуйчатого опять непонимающе застыли.
- Че, сейчас выскочишь из кустов, распахнешь плащ, - на этих словах Лохтарон оттянул кожистые складки на спине чешуйчатого, - И вот так потрясешь задницей? – Лохтарон изобразил нечто похожее на танец живота.
Челюсть зеленого удивленно отвисла, оттуда снова потянулась струйка дыма. Лохтарон все еще дрыгал тазом, но уже в продольном направлении: - И ты думаешь, зеленый, что она от этого возбудится и покажет тебе свои сиськи? – Лохтарон остановился, изогнулся и сделал движение, будто массирует свой невидимый бюст размера никак не меньше пятого.
«Подглядывающий» дымно закашлялся. Лохтарон понял, что несколько переиграл, поэтому снова засунул руки в карманы и придал своему лицу презрительный вид.
- Короче, фраерок, - Лохтарон кивнул на Стаханиду, - Она не про тебя. И вообще, дай закурить.
- Не курю, - прохрипел чешуйчатый.
Лохтарон проводил взглядом очередное облачко дыма.
- Слышь, зеленый, ты че пургу гонишь? Красный что ли?
Чешуйчатый закрыл пасть и задумчиво посмотрел на свои зеленые лапы.
- Не, не красный.
- Тогда поделись куревом, чем пыхтишь. Видишь же – пацан в натуре нуждается.
- У меня это внутреннее, - зеленый снова пустил струйку дыма, и, что-то сообразив, добавил, - в натуре.
- Тогда, хроник, с тебя за твои понты причитается. Почти как с Курвина.
Зеленый открыл было пасть, но на последней фразе Лохтарона резко захлопнул ее, и вытаращил глаза.
- Че зенки вылупил, зема? Курвина не знаешь? Не местный что ли?
- Курвина знаю, - немного заикаясь прокашлял чешуйчатомордый дымопускатель.
- Ну, раз так, топай на бережок, придумаем чем нас отблагодарить сможешь.
В это время на берегу Дунпиз тщетно пытался развести энта на несколько сухих щепок для растопки собранного в округе хвороста. Мокрый Дунпиз мерз, мысли шевелились туго, вследствие чего Пинно никак не соглашался. Впрочем, все равно энт дольше всех пробыл в воде и ничего сухого в нем сейчас быть не могло в принципе.
Сзади послышалось шуршание гальки, Дунпиз обернулся и увидел довольного Лохтарона. Рядом с ним брела тварь, похожая на огромную тощую жабу.
- Лохтарон, что за крокодила ты уже успел тут снять? – раздраженно проворчал хоббит, тараща глаза на невиданное прежде создание.
- Это местный хроник, я его в кустах нашел. Он немного дымом кашляет, но, думаю – это не заразно, - беспечно ответил Лохтарон.
- Для энтов это заразно, – с тревогой сказал Пинно, - Я в прошлом году этим тоже болел, когда в меня молния шибанула, - продолжил он, переместившись на наветренную сторону, - Температура поднялась аж до двухсот, целый месяц потом в болоте отмокал, да клюквой лечился.
- Лохтарон, у этого зеленого тоже, что ли, температура под двести и на нем можно штаны высушить? – уже с интересом спросил Дунпиз.
Лохтарон вопросительно посмотрел на чешуйчатого, тот поднял брови и отрицательно покачал головой. Лохтарон нахмурился.
- Слышь, зеленый, братва обламывается, - начал он, - Ну-ка, кашляни на энта, нам срочно нужна температура.
Пинно вытаращил глаза и с криком «Да вы охренели!» мгновенно «щучкой» нырнул в реку, всплыв, как поплавок, лишь на середине.
- Пинно, вылазь! – заорал Лохтарон. - Если ты плюнешь на коллектив, коллектив утрется, но если коллектив плюнет в тебя – ты утонешь!
- Ха-ха-ха! – ехидно донеслось со стороны речки.
Элтон и Стаханида обнявшись, чтобы спастись от холода, молча наблюдали за происходящими событиями.
- Лохтарон, кончай нести чушь, он же водоплавающий! – сказал Дунпиз, - Пусть лучше твой пупырчатый товарищ плюнет в хворост и катится ко всем чертям со своим кашлем.
- Зеленый, «огонь»! – скомандовал Лохтарон и чешуйчатый выдал длинную струю тугого пламени в указанном направлении.
Мокрый хворост полыхнул так, что жаркая волна горячего воздуха, прокатившаяся по побережью, мгновенно высушила и растрепала тщательно расчесанную бороду гномихи.
- Все, зеленый, теперь свободен… - ошарашено добавил эльфиец, глядя на расплавленные камни вокруг пылающего костра.
«Зеленый» медленно расправил складки, оказавшиеся огромными крыльями, тяжело разбежался, почти бесшумно взмыл в воздух, и взял курс в сторону заходящего солнца.
- Что-то мне кажется, что сейчас нам повезло не только на счет огня, - пробормотала Стаханида, провожая взглядом уменьшающуюся зеленую точку.
- Лохтарон, прошу, не лазь больше по кустам! – крикнул Дунпиз вслед эльфу, который снова поспешил в сторону лопухов: пожароопасное зрелище разбудило зов природы не менее холодного купания.
 
[^]
DrLobotrog
16.06.2019 - 20:02
3
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 15.06.19
Сообщений: 0
Цитата (lazytech @ 16.06.2019 - 19:46)
Цитата (DrLobotrog @ 16.06.2019 - 19:35)
Если не нравится, то могу прекратить.

Не прекращай, главы засовывай в первую тему, кому надо тот, найдёт, либо рассылку всем желающим на новые главы, было бы удобно, если рассылка будет, то прошу меня добавить

Извини, у меня почему-то нет прав на отправку личных сообщений :)
 
[^]
lazytech
16.06.2019 - 20:53
2
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 16.11.12
Сообщений: 84
Цитата (DrLobotrog @ 16.06.2019 - 20:02)
Цитата (lazytech @ 16.06.2019 - 19:46)
Цитата (DrLobotrog @ 16.06.2019 - 19:35)
Если не нравится, то могу прекратить.

Не прекращай, главы засовывай в первую тему, кому надо тот, найдёт, либо рассылку всем желающим на новые главы, было бы удобно, если рассылка будет, то прошу меня добавить

Извини, у меня почему-то нет прав на отправку личных сообщений :)

скажи как часто будут появляться главы в этой теме, сколько всего глав, вся повесть уже написана или в процессе написания?
 
[^]
Limda
16.06.2019 - 21:52
1
Статус: Offline


Снегурочка ЯПа

Регистрация: 2.11.12
Сообщений: 3623
Прикольно smile.gif
 
[^]
DrLobotrog
17.06.2019 - 03:03
2
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 15.06.19
Сообщений: 0
lazytech
Написана вся. Но это только первая часть. Вторая пока в процессе. Главы будут появляться, как я буду заходить сюда. Например, сейчас :)
 
[^]
DrLobotrog
17.06.2019 - 03:04
4
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 15.06.19
Сообщений: 0
Главы 10-11

Глава десятая,
в которой путешественники попадают в город

Несколько дней прошли без приключений. Путники по-прежнему уверенно топали по желтой дороге навстречу восходящему солнцу. Горная цепь, которая после переправы только показалась на горизонте, сейчас приблизилась настолько, что друзья уже могли свободно разглядывать снежные шапки ее вершин и ледяные языки, спускающиеся по ущельям. После очередного поворота, их мостовая соединилась еще с одной дорогой, а на перекрестке друзья обнаружили указатель с надписью «Гномбасс, 10 км».
- Это хорошо или плохо? - задумчиво произнес Дунпиз.
- Конечно хорошо! – решительно заявил Лохтарон. – Это значит, что там какое-то поселение и наконец-то можно будет нормально пожрать, а то я уже устал сухофрукты обрывать с нашего вечнозеленого друга.
- Мог бы и своей еды в дорогу взять, а не клянчить у других, - возмутилась запасливая Стаханида.
Впрочем, даже ее обширный рюкзак за время путешествия изрядно похудел, и она понимала необходимость пополнить запасы провианта.
- Ну чего тогда встали, пойдемте, - скомандовал Дунпиз. – Заодно про Гондур и Курвина поподробнее выясним, а то идем сами не знаем куда... хм... сами не знаем зачем...
За время их путешествия Дунпиз стал негласным лидером этой разношерстной компании. К его непонятным пророчествам прислушивались и даже почти верили, если конечно, он не начинал нести полную чушь.
Постепенно стала ощущаться близость большого поселения. По обеим сторонам дороги стали появляться рекламные плакаты, которые предлагали путникам купить две тонны угля по цене одной, отремонтировать оружие или подарить своей девушке золотое колье весом три килограмма. Последнее объявление весьма заинтересовало Элтона и Стаханиду, но никто из присутствующих не выразил особого желания чего-то им дарить.
Так же стали появляться небольшие магазинчики, которые продавали воду и еду, но за них требовали какие-то непонятные кругляшки из золота или серебра с выбитыми на них картинками.
- Мы попали к каким-то варварам, - возмущалась Стаханида. – Да у нас в деревне я за эту лопатку получила бы еды на месяц. А тут согласны выменять один окорок на один кружочек из серебра, которому лично я применения не вижу.
- Согласен, - кивнул головой Дунпиз. – Я понимаю еще, если бы просили зеленые бумажки с изображением Джексона, Гранта или Франклина, а тут разруха полная.
Никто не понял, что имел ввиду хоббит, но потому что они все равно не понимали принципа товарно-денежных отношений, то согласились с ним. Понадеявшись, что в городе живут более продвинутые жители, они направились в Гномбасс.
Чем ближе они приближались к городу, тем чаще им попадались фермы, располагавшиеся невдалеке от дороги, повозки, что-то везущие или просто встречные путники. От них друзья узнавали местные новости. Впрочем, новости тоже не были особо понятными, а путники слишком спешили, что бы рассказать подробнее. Поэтому фразы типа «Тоннель в Гондур перекрыт из-за забастовки черных шахтеров», говорили им только о том, что впереди у них снова возникнут проблемы.
Гигантскую арку – вход в город, который, судя по всему, располагался внутри горы, друзья увидели издалека. При ближайшем рассмотрении она поразила их еще больше – ничего подобного они в своей деревне не видели и не могли видеть. Даже Дунпиз среди своего бреда про Статую Свободы был поражен этой конструкцией.
Основанием города была огромная доменная печь, располагавшаяся в центре, а вокруг нее кольцом выстраивались остальные здания. За этим кольцом шло следующее, потом еще одно. Пересекали эти кольца несколько улиц. Естественно, в центре находились самые модные магазины, бары и мэрия, по окраинам ютилась беднота, пахавшая в шахтах.
Ничего этого наша компания, конечно же не знала, поэтому смело ступила на Первую улицу шахтеров, если можно было верить вывеске на здании. Раздумывать долго не пришлось, все, кто входил в город, направлялись туда. За Первой улицей шахтеров шла Вторая улица шахтеров. За ней, скорее всего шла третья, но тут все гости города разбредались по своим делам и поэтому друзья вынуждены были спросить совета у пожилого гнома в нелепой шапке, из-за которой казалось, что у него над головой располагается большой желтый восклицательный знак.
- Не, в Гондур сейчас не попасть, тоннель перекрыт, - сказал обладатель загадочной шапки. - Но вы можете выполнить для меня небольшое поручение. Если вы отнесете этот сверток Коксению Тигельману на Шлачную улицу, то я вам дам две серебряные монеты и вот эти меховые нарукавники.
Элтон с визгом «Хочу, хочу, хочу!» вырвал нарукавники из рук гнома, надел их и, вытянув руки, стал оценивающе оглядывать обновку.
- Ну как? – спросил он у остальных.
- К твоему зеленому цвету кожи, как-то не очень... – попытался как можно мягче сформулировать свое мнение Дунпиз.
Полуорк с нескрываемым сожалением снял одежку и протянул ее гному.
- Нет, дорогой, не получится. Это не D&G. Сам тащи свою посылку.
Гном не расстроился, как будто поручать отнести сверток было для него обычным занятием, которое он выполнял уже миллионы раз. Однако, он подробно рассказал, как друзьям дойти до туннеля, хотя еще раз предупредил, что это совершенно бесполезно.

Глава одиннадцатая,
в которой наши герои знакомятся с некоторыми обычаями жителей Гномбасса и начинают разбираться в сути их проблем

Площадь перед туннелем была заполнена народом. На первый взгляд абсолютно нельзя было понять в чем причина такого столпотворения, т.к. саму толпу составляли лица явно не гномской национальности. По большей части это были толстые дальнобойщики на караванах большегрузных горбатых тварей, запряженных попарно. На нашу компанию, проходящую мимо очередного такого эшелона, эти твари смотрели свысока и с таким презрительно-чванливым выражением на морде, что Лохтарон, считавший себя брильянтом исключительной расовой чистоты, на миг почувствовал себя ущербно.
Прежде чем идти на разборки с забастовщиками, путники решили сделать короткий привал и подкрепиться невдалеке от большой компании погонщиков.
Дальнобойщиков, однако, совершенно не интересовало шумное действо, происходящее непосредственно у стен тоннеля, они сидели в тени своих караванов и громко спорили о сравнительных достоинствах и недостатках разных пород своих питомцев, которых они называли «верблюдами». Каждый громко нахваливал своих верблюдов и, не стесняясь в выражениях, хаял чужих. Главным аргументом качества скотины почему-то служил объем ее желудка.
Спустя какое-то время стало понятно, что основная полемика развивается между двумя основными школами верблюдоводства – «западной» и «восточной». «Восточные» животные считали вожаком крайнюю правую особь в голове каравана, «западные» верблюды же следовали за лидером с левого края. Караванщик, естественно, восседал на вожаке.
Дискуссия, тем временем, накалялась.
- …Ваши «западейки», - орал самый усатый и пузатый поборник «восточной» школы, - сыпятся! Два-три года и уже рад, если заменил у него только половину зубов! А гастрит и диарея бывает у каждого пятого верблюда! И вообще ваши лоси даже плавать не обучены, до сих пор базовые модели идут с веслами!
Группа поддержки усатого одобрительно загудела. «Западники» надулись, забурлили и выплеснули на божий свет своего лидера – лысого, как яйцо, но с густой белой бородой.
- Да ваши косорылые скоро вообще умнее вас станут! – с ходу выпалил лысый и, поддерживаемый гоготом сторонников, продолжил, - Их уже не то, что плавать, их уже учат чуть ли не гопака плясать, да портки стирать, малейший стресс – и у них, продвинутых, напрочь съезжают мозги! А весла мне вообще не мешают, реки я пересекаю по мостам!
Поднялся страшный гвалт. И когда стало казаться, что драка неминуема, сквозь заковыристые ругательства и угрозы кто-то громко крикнул: «Дрыг!»
- Дрыг, дрыг! – мгновенно подхватила толпа и двинулась к центру дороги, распихивая и расталкивая зевак и прохожих. С помощью других таких же скучающих дальнобойщиков, караванщики за пару минут расчистили трассу длиной шагов в пятьсот-шестьсот, и кто-то начертил углем прямую линию вдоль дороги из желтого кирпича.
- На старт, на старт! – заорал какой-то престарелый пузан.
Путешественники подошли поближе, чтобы удобнее лицезреть загадочный чужеземный обычай полюбовного решения спора.
Первым к стартовой линии придвинулся лысый «западник», он восседал на черном лохматом верблюде, каждая ноздря которого была оторочена серебряным расширяющим кольцом для увеличения потока поступающего воздуха. На глазах у верблюда были надеты очки из закопченного стекла, на заднице красовалось клеймо в виде креста, заключенного в окружность. Толпа зрителей одобрительно загудела, зацокала языками.
Какой-то гоблиненок в кепке, оказавшийся рядом с компанией охотников за потерянной компенсаций, пустил слюну и, глядя остекленевшим взглядом на черного зверя, мечтательно простонал: «Баварец, тонированный, пять галлонов, все как чо…». Дунпиз криво ухмыльнулся.
Раздался повторный вой зрителей – это подвели второго участника: оппонент лысого - усатый дальнобойщик восседал на сером приземистом экземпляре с несколько раскосыми глазами. Расширительные кольца заменяла большая распахнутая пасть животного. Из-под хвоста верблюда торчала толстая железная труба.
- Плексус, с прямотоком…! – заскулил гоблиненок и от избытка нахлынувших чувств вцепился зубами в кепку.
Гонщики смерили друг друга презрительным взглядом.
- Внимааааание! – заорал престарелый ведущий заезда.
Беговые верблюды взревели и, предчувствуя главную команду, стали рыть землю литыми титановыми подковами.
- МАРШ! – крикнул рефери, взмахнул какой-то клетчатой портянкой и едва успел отпрыгнуть с пути рванувших соперников.
Мощный старт породистых скакунов поднял огромный клуб пыли, забросал ближайшие ряды зрителей камнями и оставил после себя удушающий запах отработанного верблюжьего топлива.
Когда наши герои откашлялись, а пыль слегка рассеялась, стало очевидно, что забег уже кончился где-то вдалеке.
- Кто победил? – протирая глаза и сплевывая грязь, спросил Лохтарон
- Победила дружба! - ответил Дунпиз, глядя как вдалеке гонщики катаются в дорожной пыли и молотят друг друга кулаками. - Думаю, нам стоит двинуться дальше, не дожидаясь фотофиниша, - продолжил он, заметив, как к гонщикам рванули зрители, явно желая присоединиться к процессу распределения пьедестала.
- Дикий народ! - подытожила сцену Стаханида, когда они отошли на достаточное расстояние и добавила, - дети дорог.
И компания, ведомая Дунпизом, начала пробираться сквозь остальную массу томящегося народа, к скале, где уже угадывались очертания главного входа. По мере приближения к скале шум драки за спиной становился все глуше, и его заслоняла новая волна звуков – ритмичная, напоминающая громыхание орехов в полупустой деревянной торбе.
Наконец, удалось протиснуться к самому краю. Взорам путешественников открылась большая площадь, сплошь забитая тысячами сидевших прямо на камнях гномов, судя по всему – шахтеров: все, как один, были перемазаны угольной пылью, из-за чего белки глаз и зубы казались неестественно белыми. В руках гномы держали свои шахтерские каски, которыми синхронно колотили о булыжник, время от времени забастовщики хором скандировали какие-то непонятные лозунги. Как это было ни удивительно, внимание гномов было привлечено не окружавшим их разношерстным народом, наоборот, бастующие сидели к путникам спиной, весь свой интерес. сосредоточив на импровизированной сцене, развернутой непосредственно в раструбе тоннеля, ведущего в Гондур. На сцене находилась группа полуголых чумазых гномов, самый здоровый из которых постоянно бегал влево и вправо по сцене и, размахивая руками, пытался общаться с забастовщиками.
- АЙН! – словно гром раскатился над площадью: это армия шахтеров начала очередную речевку.
- Хир камт ди зонне! – ответствовал им здоровяк на сцене.
- ЦВАЙ! – продолжала толпа сквозь ритмичный стук касок.
- Хир камт ди зонне! – снова заорал полуголый качок.
- ДРАЙ! – рыкнули сидящие гномы.
- Зи ист дер.. – взвыла остальная чумазая агит-команда на сцене, а полуголый главарь зачем-то с разбега нырнул в толпу, окружающую сцену. Убиться ему, однако, помешала каска, удачно расположенная на голове, поэтому он шустро вскарабкался обратно наверх и продолжил митинг.
- Простите, уважаемый, хотелось бы в общих чертах понять, что говорит иностранец, - обратился Дунпиз к стоящему рядом человеку, по всей видимости, торговцу.
- Да понятно чего говорит, сэр. Говорит «Пусть всегда будет солнце!»
- А чего они хотят-то?
- Трудно разобрать, я древнегномский знаю плохо, - ответил торговец. – Но вроде бы хотят работать меньше и денег больше.
- А что, они мало получают? – поразился Элтон.
- Да вроде нет, сэр, - по-прежнему уважительно отвечал незнакомец.
- А почему же они тогда бастуют?! – запутавшись в логике, удивился Дунпиз.
- Гномы, сэр! – многозначительно ответил незнакомец и отвернулся в сторону сцены.
На сцене тем временем начали задвигать лозунг про какой-то «духаст».
- ДУ! – заорали тысячи глоток и здоровяк жестами изобразил такое, что даже без перевода стало понятно, какими методами администрация шахты принуждает шахтеров к непосильному труду.
- ДУХАСТ! - продолжил главарь в каске, и Стаханида поняла, что она, в общем-то, далеко не прочь поработать в таких условиях труда.
- ДУХАСТ МИХЬ! – резюмировала вся полураздетая агит-команда и, Элтон вдруг почувствовал бесконечную симпатию к этим крепким рабочим парням.
- Что-то я ни хрена не понял загиб про солнце, - произнес Лохтарон, когда полуголые активисты наконец устали и двинулись отдыхать, - Зачем шахтерам под землей нужно, чтобы солнце светило круглые сутки? И за что их ненавидят?
- Лохтарон, а откуда ты знаешь древнегномский? – поинтересовался Дунпиз.
- Ну уж не знаю, насколько это древнегномский, но мой дедушка замечательно на нем выражался. Ну и мне привил немного. Но вернемся к вопросу о солнце.
- Ну, может для того, чтобы плодоносить дважды в год? – предположил энт.
- Эх, Пинно, не все в мире стоит сводить к пестикам да тычинкам, бывают и просто мечты – вздохнула Стаханида, провожая взглядом мускулистого агитатора с приятным голосом.
- Сдается мне, этот парень многое мог бы нам поведать о текущей политической ситуации, - задумчиво проговорил Дунпиз, проследив взгляд гномихи, только вот добраться до него будет сложновато…
Действительно, армия гномов, плотно забившая площадь и ритмично отстукивающая нехитрые ритмы касками по брусчатке, действовала лучше любой охраны. Требовалось нечто совсем уж экстраординарное, чтобы проникнуть сквозь этот живой заслон.
Неожиданно Лохтарон подергал Дунпиза за рукав и указал куда-то вбок. Повернув голову в указанном направлении, Дунпиз узрел их старого знакомого в странной шляпе безуспешно пытавшегося впарить свое задание кому-то из зевак, старательно делавших вид, что его не замечают. Не проронив ни слова хоббит потянул эльфийца прямиком к этому ходячему бюро трудоустройства.
- Если вы отнесете этот сверток Коксению Тигельману на Шлачную улицу, то я вам дам две сере… - устало было начал пожилой гном, но Дунпиз его перебил:
- Совсем ты себя не бережешь, батя, - участливо начал хоббит.
Пожилой гном поднял на Дунпиза взгляд, одновременно выражавший непоколебимость держащего небо атланта и совершенно простое и естественное желание плюнуть на все и пропустить стаканчик-другой.
- Молодое поколение готово перенимать эстафету старшего! – гордо заявил Дунпиз и эти слова оказались той смой соломинкой, которая, как говорили погонщики, сломала спину верблюду.
- Значится так, - говорил седой гном, натягивая свою шапку на лопоухую голову хоббита, - находишь клиента, объясняешь ему задание и отдаешь вот этот сверток, - и пожилой передал Дунпизу тяжелый объемистый пакет.
- Когда задание будет выполнено, отдашь ему вот это, - гном передал Дунпизу нарукавники и два блестящих металлических кругляшка.
- Кстати, а как я пойму, что задание выполнено? – спросил Дунпиз.
- У нас тут принято верить на слово. Каждый гном знает, что ежели обманет – Леголасом станет.
- Кем, кем станет? – переспросил молчавший до этого Лохтарон.
- Леголасом, - презрительно повторил пожилой и сплюнул, - был такой безбородый эльфийский супергерой, - продолжил он и подозрительно посмотрел на уши Лохтарона.
- Ну что, друже, готов ли ты вступить в ряды супергероев? - спросил хоббит эльфийца, когда пожилой гном скрылся в толпе.
- Всегда готов! – рука Лохтарона взметнулась в замысловатом эльфийском приветствии.
- Ну, тогда тащи этот сверток Коксению Тигельману на Шлачную улицу! – торжественно произнес заветную формулу Дунпиз, передавая тяжелый сверток в руки Лохтарона.
Лохтарон сделал пару неуверенных шагов в направлении ближайших домов.
- Ты куда направился, дурик? – крикнул ему Дунпиз. - Пакет давай открывай! Один раз – не Леголас!
Лохтарон сломал сургучную печать и разорвал бумажную обертку. Взорам всей путешествующей компании предстал рыжий бурдюк с вином.
- Ну что, двинемся дальше? - произнес Дунпиз, когда последняя капля напитка была выпита, а сам опустевший бурдюк аккуратно уложен в мешок Элтона, красовавшегося новыми нарукавниками.
И, громко закричав «Работа, кому работу!», как ледокол, ведущий караван судов сквозь льды, хоббит напролом двинулся к сцене. Бастующие гномы недоуменно оглядывались на призывы Дунпиза, но, увидев его шляпу с восклицательным знаком, делали скучные выражение лица и старались отодвинуться подальше, насколько тому позволяли сидящие впритык соседи: предложение потрудиться за гроши вместо веселого отстукивания популярных мелодий не радовало никого. В целом, однако, продвигаться получалось неплохо и вскоре вереница друзей достигла своей цели, где Дунпиз снял шляпу и спрятал ее за пазуху.
Группа полуголых бородатых гномов все еще отдыхала за сценой, стоя вокруг ржавой железной бочки, внутри которой горел какой-то мусор. Пинно покосился на бочку и на всякий случай встал подальше от нее, с наветренной стороны.
- Приветствую вас, уважаемые, - начал диалог Дунпиз.
- Йоу, бро! – отозвался главный бородач, оглядел подошедшую компанию и остановил свой взгляд на Стаханиде.
Повинуясь женскому чутью, Стаханида стрельнула глазами, придала своему лицу надменное выражение и сделал вид, что увлечена своей бородой, а до здоровяка ей нет никакого дела.
- А все-таки зачем вам круглосуточное солнце? – Пинно решил вернуться к волнующему его вопросу.
- Постоянная освещенность - это единственный способ выполнить новую трудовую норму, - вздохнул чумазый бородач.
- Позволь я расскажу чужеземцам свою историю, и они сами все поймут, - неожиданно обратился к здоровяку самый толстый и коренастый гном-активист, и, не дожидаясь ответа, скорчил недовольную рожу, выпятил нижнюю губу и начал свое повествование:

Рожден я был в южном Угарлеме,
Мой папа шахтер-инвалид,
Пока вы учились в гимназиях,
Я в шахтах рубил антрацит.

Толстый сделал пальцами каждой руки «козу» и стал забавно покачивать пузом в такт рассказу.

И битум мне был шоколадом,
Потом я подсел на карбид,
Пытался ограбить вагоны,
Но был мелозадыми бит…

- Йоу, йоу, - зазвучал бэквокал, молчавших до этого остальных гномов-участников.
Насколько путешественники поняли этот речитатив пузатого, сдобренный странными терминами и междометиями, общий смысл сводился к тяжелой доле юного добытчика полезных и не очень ископаемых, пытавшегося свалить ответственность за свои проступки на каких-то «мелобородых». Жирный гном тем временем начал декларировать последний куплет своей песни:

И злой судья мелобородый
Мне зачитал свой приговор,
И был я убит и растерзан,
Развеян мой прах среди гор…

Толстый замолчал, скорбно опустив голову, подтанцовка тоже замерла. В повисшей тишине стало слышно, как рыдает Стаханида, уткнувшись в свою бороду, – столь драматическая концовка ее явно растрогала. Элтон, не веря своим ушам, попытался осторожно пощупать толстого гнома. Гном не реагировал, поэтому зеленые ощупывающие руки начали спускаться все ниже по бородатому телу, пока, наконец, не были остановлены грозным покашливанием энта.
- Что за гонево, ты же живой! – наконец нарушил молчание Лохтарон.
- А я ему верю, - всхлипнула Стаханида.
- Сразу видно, что ты не темный, - обвиняющее сказал здоровяк, - мелобородые точно также только и делают, что придираются к незначительным мелочам!
- Ээээ, - Дунпиз решил вмешаться в разговор, который грозил свернуть куда-то в сторону от главной темы. - Вы хотите сказать, что в перекрытии тоннеля виноваты какие-то мелобородые?
- Факт мне в рот, мамапапин хоббит все правильно понял, факт! – хором загалдели оживившиеся гномы, - Мамапапины «мелки» заставили нас это сделать!
- Мелки?
- Мелки – кучка жалких, ничтожных личностей, занимающихся добычей известняка,- презрительно сплюнув, сказал подкачанный гном.
- И как может жалкая кучка заставлять вас, таких больших, таких красивых мужчин? – Элтон ласково прильнул к толстому гному.
- Ну как бы вам объяснить – здоровяк задумчиво подергал свою бороду, - Короче, по нашим обычаям все вопросы решаются путем голосования. Но хитрые мелозадые гномы разместили участок для голосовании вблизи известковых шахт и теперь угглеры просто не успевают туда добраться вовремя, чтобы успеть проголосовать.
- И что? – все еще непонимающе спросил Лохтарон
- А то, что теперь они могут утверждать любые законы, которые захотят! И последний их закон гласил, что длительность рабочей смены по добыче угля теперь равняется 26 часов в сутки! – возмущению угглеров не было предела.
- А почему вам вместо забастовки не сходить туда всей толпой и не проголосовать за свою идею? – задал вопрос Дунпиз.
- Такое решение нашего Углестачкома! – гордо сказал толстый гном
- И как найти этот ваш Углестачком?
- Прямо по Шлаковому тракту, как увидишь Черный дом - тебе туда. Правда, лицам без бороды вход строго воспрещен – добавил толстый.
- А кто у вас там главный? - поинтересовалась Стаханида.
- Известно кто, Шлакобор! – ответили гномы.
Стаханида собиралась было задать интимный вопрос о внешности их предводителя, но ее перебил Дунпиз:
- Позвольте, я угадаю, - заговорил хоббит, - А мелобородые наверняка заседают в каком-либо Белом доме?
- Йоу! – вздохнул от удивления здоровяк, - Точно, в Белом доме на Обогатительном проспекте.

- Ну что, ситуация вроде становится понятной, - подвел итог Дунпиз, когда они выбрались обратно на площадь, – Для того, что бы открылся туннель, нам надо как-то помирить черных с белыми.
- Или расчистить дорогу силой, - задумчиво проговорил Лохтарон, глядя куда-то вдаль и поигрывая своим топором.
- Э, Рэмбо, остынь! – вернул эльфа к действительности Дунпиз. – Пойдем к главам черных и белых и попытаемся найти консенсус.
- Что найти? – переспросил Элтон.
- Господи, какой ты недоразвитый, - вздохнул хоббит, - убедить их надо, что вся эта забастовка только вредит городу. А я пойду к мэру Гномбасса, у меня есть для него предложение, от которого он не сможет отказаться.
- Ты предлагаешь разделиться, или я чего-то не так поняла? – спросила его гномиха.
- Да, - кивнул Дунпиз. – Думаю, что так быстрее получится. Допустим, ты с Лохтароном пойдешь к черным, Элтон и Пинно – к белым. Ваша задача убедить белых сократить рабочий день черных и, соответственно, что бы Шлакобор разрешил черным голосовать.
- А почему я к черным пойду, - возмутилась Стаханида.
- Ну неужели не понятно? - вмешался Лохтарон. – Потому что ты сама черная, тебя от своих не отличат. Не понятно, зачем я туда пойду, меня ведь туда даже не пустят, если я бороду из ваты не прицеплю. И вообще, ты сам-то что мэру говорить будешь?
- Ну, есть одна заманчивая идейка, - ответил Дунпиз и загадочно улыбнулся. – Встречаемся вечером тут же, - добавил он, и уверенно пошел в сторону центра города.
 
[^]
Maglev
17.06.2019 - 12:08
1
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 17.06.19
Сообщений: 0
Очень прикольный рассказ! Давай еще! :)
 
[^]
BrykAlien
17.06.2019 - 13:11
0
Статус: Offline


Серьёзный

Регистрация: 5.05.15
Сообщений: 52
Блин, надо было не читать, а до вечера подождать когда больше глав будет
Яндех молчит)
 
[^]
barrakuda9111
17.06.2019 - 13:32
0
Статус: Offline


Ярила

Регистрация: 5.10.08
Сообщений: 2100
В целом ничего, правда немного утомляет изобилие шуток и каламбуров. Может еще сказалась моя бессонная ночь, не смог осилить целиком, повествование мне кажется в слишком энергичном ключе ведется и переполнено событиями, помяхче надо бы, сдержаннее, философские проблемы какие-то не помешало бы поднять.

Это сообщение отредактировал barrakuda9111 - 17.06.2019 - 13:33
 
[^]
BrykAlien
17.06.2019 - 13:44
0
Статус: Offline


Серьёзный

Регистрация: 5.05.15
Сообщений: 52
Цитата (barrakuda9111 @ 17.06.2019 - 13:32)
В целом ничего, правда немного утомляет изобилие шуток и каламбуров. Может еще сказалась моя бессонная ночь, не смог осилить целиком, повествование мне кажется в слишком энергичном ключе ведется и переполнено событиями, помяхче надо бы, сдержаннее, философские проблемы какие-то не помешало бы поднять.

Чем дольше живу, тем труднее найти чтиво, которое интересно читать и соответствует всем этим критериям: чтоб и экш0н и философия, и фантастика и логика блин (с последним вообще часто очень плохо).
В деццтве нравились книги, где герой весь из себя крутой (типа серии Сварог). Но с возрастом понимаешь, что все эти сверхспособности - лишь грубое средство автора вывести "героя" из тупика, в которое автор сам его загнал устройством книжного "мира"
 
[^]
DrLobotrog
17.06.2019 - 13:47
2
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 15.06.19
Сообщений: 0
Ладно, народ проснулся, продолжим :)

Глава двенадцатая,
в которой Стаханида зарабатывает деньги

Разузнать, где находится Шлаковый тракт оказалось не слишком трудно. Причем, Стаханиде показалось, что это было даже чересчур легко. Шахтеры, которых она спрашивала, вначале на мгновение замирали, оглядывая ее с ног до головы, потом начинали говорить всякую чушь и ронять слюни, но после того, как Стаханида, встряхивала опрашиваемого мощными женскими руками, они говорили уже строго по существу. Лохтарон, которого отправили вместе с ней, всей своей высшей эльфийской сущностью ощущал свою полную бесполезность, и это его угнетало.
- Слушай, Стаханида, дай я хотя бы раз кого-нибудь спрошу, как нам найти этого мистера Шлакобора?
- Ага, щас! Ты видел, как они от возбуждения трясутся, когда на меня смотрят? Вот будем у эльфов – там и выясняй, если хоть какая-нибудь телка на тебя посмотрит.
- Далеко хоть нам еще идти? - угрюмо буркнул он.
- Да нет, - весело ответила гномиха, - вроде как вон за тем домом.
За «тем» домом обнаружились высокие кованые ворота, возле которых слонялись два здоровенных, по гномьим меркам, охранника.
- Шлакобор здесь живет? – томным тоном поинтересовалась у стражников Стаханида.
- Здесь, проходи, давно уже тебя ждем, - равнодушно сказали охранники и не спеша открыли перед ней дверь.
Лохтарон хотел было проскочить вслед за Стаханидой, но охрана его остановила, а двери перед ним закрылись.
- А ты куда собрался, тощий? – пробасил один из гномов. – Тоже захотелось что ли?
- Да вообще-то я с ней, – растерялся Лохтарон.
- В курсе мы, в курсе. Но такие правила. Ничего с твоей красавицей не будет, погуляй пока.

В покоях Шлакобора царил полумрак. На полу лежали пушистые ковры, а стены украшали разнообразные титановые кирки и лопаты ручной работы. Сам Шлакобор в халате лежал на огромной кровати с балдахином и лениво потягивал пиво. Увидев Стаханиду, он отставил кружку в сторону, с интересом подошел к ней и, послюнявив палец, мазнул ей по руке.
- Извини за такие формальности, просто хотелось проверить, на самом деле у тебя черная кожа или ты просто не мылась.
- Да ты охренел что ли, козел бородатый! – взревела Стаханида и с размаху залепила Шлакобору оплеуху.
- Вот это женщина! – томно пробормотал гном, вставая с пола. – Делай со мной все, что хочешь, госпожа!
С этими словами Шлакобор открыл просторный стенной шкаф и взору Стаханиды предстал богатый арсенал плеток, наручников, ошейников и других странных, вызывающих подозрительные ассоциации, предметов.
- Все, что хочу? – в глазах Стаханиды загорелись огоньки азарта, и она взяла самую большую кожаную плетку.
Шлакобор изящно скинул халат, самостоятельно нацепил на себя один из кожаных ошейников и игриво подставил свою мохнатую спину.
- Ах вы, сволочи… - начала заводиться гномиха, сопровождая свои слова ритмичными хлесткими ударами. - Я тут с ума схожу от того, что никто на меня не смотрит, а тут передо мной появляется голый мужик и вместо того, чтобы трахнуть меня, хочет что бы я его отлупила так, что он потом на спину лечь не сможет! Получай, извращенная скотина!
Тихо повизгивающий Шлакобор вдруг взвизгнул особенно сильно, изогнулся и упал на пол без чувств. Стаханида, перепугавшись, отбросила хвостатое орудие в сторону и бросилась поворачивать полуголого гнома на спину. На его лице последнего застыла блаженная улыбка. Стаханида, приложила ухо к его волосатой груди, сердце билось.
- Ну, слава богу, - выдохнула она и стала хлестать его по толстым небритым щекам.
Довольно быстро Шлакобор очнулся и с вожделением уставился на разгоряченную гномиху.
- Богиииня!
- На, глотни, - Стаханида протянула ему кружку с пивом и налила себе из бочонка с надписью «Gnomness Stout».
- Это было великолепно, - произнес Шлакобор, опорожнив половину.
- Да, мне тоже понравилось, - равнодушно сказала Стаханида, прихлебывая пиво.
- Выходи за меня замуж! – вдруг выпалил гном и бухнулся перед ней на колени.
- Ты что, рехнулся, старый?! – рявкнула Стаханида и подняла свой здоровый кулак.
- Все, все, на сегодня хватит! – испуганно поспешил остановить насилие Шлакобор, после чего надел халат и запер все свои игрушки обратно в шкаф.
- С чего мне за тебя замуж-то выходить? Я и без этого кого угодно отлупить могу!
- Но ведь у тебя будут деньги, власть! – убеждал ее Шлакобор.
- Деньги, власть... – передразнила его Стаханида. – Ты лучше скажи, почему ты своим шахтерам не разрешаешь пойти проголосовать, что бы сократилась рабочая смена?
- Понимаешь, тут слишком все сложно. Это же политика! – затараторил гном. - Тут нельзя делать так, как хочется только тебе, иначе тебя быстро заменят на того, кто делает так, как надо.
- Ты хочешь сказать, что ты даже этот небольшой вопрос не можешь решить? – с презрением спросила его Стаханида. – Тогда какую ты мне власть предлагал? Над тобой что ли? И зачем она мне?
- А если я разрешу угглерам голосовать, ты выйдешь за меня? – Шлакобор снова упал на колени и умоляющим взглядом уставился на Стаханиду.
- Ну тогда у тебя будет хотя бы шанс, что я соглашусь, - безжалостно ответила гномиха.
Пока Шлакобор думал, Стаханида снова налила себе пива и, вальяжно развалившись на кровати, продолжила:
- Короче, пусть шахтеры идут голосовать, а потом я уже посмотрю, что с тобой делать. Давай быстрее решай, а то у меня времени нет особо тут с тобой засиживаться.
- Да, да, время, - спохватился Шлакобор, – твои деньги там, на тумбочке.
- Деньги? – удивилась Стаханида.
- Ну да, сто золотых. Впрочем, давай я еще сотню добавлю.

Некоторое время Лохтарон бесцельно слонялся вокруг Черного дома. Заняться было нечем. Удача сегодня явно была не на его стороне - на предложение дать закурить, все, как один отсыпали табака, многие давали денег на пиво.
«Что за народ такой», - разочарованно думал эльф. - «Пойти что ли кирку у того лоха отмутить?»
- Э, братан, але! - через пол-улицы заорал Лохтарон. – Дай кирку погонять на пять минут, мне тут одну хрень отколоть надо.
- Извините, я тороплюсь, - не оборачиваясь бросил гном.
- Братан, ты че, в натуре? – обрадовался эльф. – Тебе че, впадлу дать инструментом попользоваться.
- Тебе сказано, что я тороплюсь, поэтому, отвали!
- Братан, а ты че такой дерзкий? – Лохтарон уже внутри ликовал от счастья.
- Не брат ты мне, гнида лопоухая! – гном резко развернулся и наставил на Лохтарона небольшой арбалет.
- Эээ, стоп, остынь, - лохтароновское счастье кончилось так же внезапно, как и началось. – Ну жалко кирку – так и скажи – все же поймут.
Лохтарон стал медленно пятиться назад. Когда расстояние между ними увеличилось, гном развернулся и бодрым шагом зашагал дальше, а Лохтарон прислонился к стене и стал забивать самокрутку из трофейного табака.
- Да чего-то сегодня не катит, - сказал он сам себе, методично затягиваясь. – Надо, наверное за Стаханидой уже идти.
- Короче, че вообще за беспредел, где моя баба? – сходу наехал на охранников истинный эльфиец. – Уже час прошел.
- А что, уже час прошел? – засуетились охранники. – Сейчас, обожди минутку.
- Уже час прошел, - заколотил в дверь один из них.
Через пять минут из дверей показалась Стаханида, держа в руках увесистый кожаный мешочек. От нее несло пивом.

Глава тринадцатая,
в которой Элтон становится блондином, а Пинно – стулом

- Ну что, долго еще будем тут торчать? – спросил Пинно у Элтона, когда все уже давно разошлись по своим направлениям.
- А? Чего? – встрепенулся полуорк, до этого заворожено глазевший на странную игру, которую вели на сцене две команды гномов. По каждую сторону сцены поставили по столбику, к верхушке которых было прибито ведро. Задачей каждой из противоборствующих команд было забросить в ведро огромный кусок антрацита. Команды катались и боролись, стараясь вырвать его из цепких рук оппонентов. Кусок был большой и тяжелый, он крошился в глаза спортсменов, а когда его пытались забросить в ведро, норовил промахнуться и упасть вниз, прямо на незащищенное каской лицо. Играть было страшно неудобно.
- Пойдем, говорю, – подпихнул Элтона черенками энт. Нам еще нужно отыскать этот ужасный Белый склеп.
- Почему склеп? – испуганно спросил полуорк, продвигаясь в сторону из толпы. – Белый дом, про мертвецов нам ничего не говорили!
- А как еще назвать то, что построено из мертвых ободранных тел твоих сородичей, зачастую расчлененных?
Элтон представил себе дом, построенный из обрывков тел людей, гномов и эльфов и его передернуло.
- Пинно, бедненький, как же ты все это терпишь??? – ахнул гламурный полуорк.
- Ну, если честно - привык, да и, бывает, встретишь избушку, сложенную из таких обнаженных красоток, что мммм…. – энт сладострастно зажмурился.
Элтона снова передернуло, и он постарался сменить тему этого странного разговора.
- Надо бы спросить у кого-нибудь, где этот дом находится, – обратился он к Пинно.
- Вон тот толстяк наверняка все знает, – ответил энт и указал на флегматично жующего пузатого гнома в синем плаще и полумаске, из-под которой торчала густая окладистая борода. Поверх синих облегающих штанов с уже наметившимися пузырями на коленях, были надеты красные семейные трусы. Тучный гном заметил, что к нему собираются обратиться и быстро повесил на шею табличку «Перерыв на обед 15 минут», после чего продолжил неторопливое жевание, лениво поглядывая на ожидавших товарищей. Наконец, положенное время истекло, толстяк вытер руки о свою густую бороду, вздохнул и убрал табличку.
- Могли бы вы показать нам дорогу к Белому дому? – незамедлительно спросил гнома Элтон
- Ыыых, – снова вздохнул гном. Понимая, что отвертеться не получится, он извлек из кармана какую-то бумагу, карандаш и протянул их Элтону. – Распишитесь в бланке заказа на услуги проводника до Белого дома!
Элтон не знал, что значит «расписаться», поэтому на всякий случай, нарисовал цветочек и изобразил реверанс. Гном в полумаске посмотрел на цветочек, спрятал бумажку в карман, повернулся, произнес: «За мной», после чего зачем-то выставил вперед свою правую руку, сжатую в кулак, и вразвалочку направился куда-то вбок. Элтон и Пинно покорно пошагали за ним.
- Простите, а вы кто такой? – спросил гнома Пинно, с ужасом отвернувшись от очередной витрины магазина садово-хозяйственных инструментов.
- Эээх… - гном понял, что отвертеться шанс все-таки был, но уже безвозвратно упущен. – Социальная служба Пупергномов.
- А почему у вас трусы поверх штанов? – не унимался Пинно.
- Дресс-код, – грустно ответил гном, вяло рассекая воздух выставленным вперед правым кулаком.
Они прошли два квартала, по деревянному мосту пересекли какой-то мелкий ручей (весь переход по мосту энт двигался замысловатым курсом: то перепрыгивал что-то невидимое, то подолгу заглядывался на отдельные доски, но, в целом, был очень хмур) и вышли к довольно обширному острову, сплошь усеянному круглыми окнами огромных колодцев, уходящих куда-то вглубь земли. Между колодцами сновали толпы взъерошенных гномов, летали какие-то бумажки.
- Это и есть Белый дом? – недоверчиво спросил у пупергнома Элтон.
- Нет, это Гномхэттон, наш деловой центр, – ответил толстяк в плаще.
- А что добывают в этих странных шахтах? – включился в разговор Пинно.
- Это не шахты, это литоскребы, – пояснил пупергном, когда они подошли к первому колодцу. – В них ничего не добывают. Земельные участки тут дорогие, поэтому чем глубже литоскреб, тем он выгоднее.
Элтон и Пинно осторожно заглянули вглубь. Колодец оказался многоуровневым сооружением, на каждом уровне по окружности располагались письменные столы, за которыми сгорбившись сидела большая часть гномов. Меньшая часть бегала между столами и что-то возбужденно орала на сидевших. В центре колодца располагалась металлическая винтовая лестница и подъемный механизм с деревянными бочками для сообщения между этажами и поверхностью. Элтон разобрал двенадцать уровней, остальные терялись в глубине и об их многочисленном существовании можно было понять только по свечам на письменных столах, видимым сквозь шахту подъемника.
- Это «Имперский кладезь», название такое, – продолжил пояснения пупергном, двигаясь дальше, всего там более ста уровней в глубину!
Внезапно из толпы, снующей между шахтами, на Пинно налетел какой-то бородач с рулеткой, который шустро обмерил энта и сразу же попытался упаковать его в мешок. Но Пинно, хоть и был невысокого роста, оказался посильнее бородача и вскоре тот сам уже морщился в крепких дубовых объятиях дендроида.
- Эй-эй-эй!- возмутился Элтон, когда основные страсти улеглись. – Что это за наглость?
- Хххх… Прашю минья извинить… - с незнакомым акцентом пропыхтел бородач, - Я есть обознаться, я не видьеть, что это ваше дерево. Но если вы передумайт, - даже связанный в узел бизнес-гном не думал сдаваться, - То фот мои визитки, - и бородач сунул Элтону пачку каких-то черных карточек.
Пинно, наконец, отпустил незнакомца, который испуганно раскланялся перед Элтоном, поднял рулетку и убежал обратно в бурлящую толпу.
- Что это за карточки? – спросил Элтон у пупергнома, когда они двинулись дальше.
- Ну, это местный способ представляться незнакомым людям, особенно когда про себя сказать особо нечего, а бумага все стерпит…
Элтон покрутил красивые карточки в руках, размышляя, кому бы так изящно представиться, но, так и не придумав, сунул их в карман, на будущее. Они обогнули еще несколько литоскребов поменьше, и тут проводник в красных трусах остановился перед двумя огромными воронками и понурил голову.
- А тут располагались «Близнецы», пока в них не рухнул караван пьяного гастарбайтера, груженный углем… Начался пожар, стены осыпались, многие не успели выбраться…
- Что же теперь вам делать??? – ахнул Элтон и в ужасе прижал ладони к щекам.
-Ну… Сначала было хотели запретить водить караваны в пьяном виде, – начал объяснять пупергном. – Но на всеобщем голосовании этот проект с треском провалили, так как в случае одобрения была бы парализована вся транспортная система…
- И что?
- В итоге, подавляющим большинством голосов приняли решение набить морды всем мужикам в соседней провинции.
- Но зачем???
- Как это зачем? Ну, надо же было что-то сделать! – гордо ответил толстый бородач. – И бьем до сих пор!
- А теперь что здесь будет? – спросил пупергнома Пинно.
- Памятник. Во второй круг голосования вышли проекты Винной гиперлавки и Арены для боев клоунов-извращенцев. Земля здесь крайне дорогая, нельзя чтобы она простаивала и не приносила дохода!
Оставшуюся половину Гномхэттана друзья шли молча, обдумывая сказанное. Наконец огромные темные пасти литоскребов закончились, и троица вышла на берег озерца, ограничивающего остров со второй стороны. Посреди водоема стояла огромная каменная фигура обнаженной гномихи. На голове монумента находилась корона, напоминающая заходящее солнце, левой рукой статуя застенчиво прикрывала самые пикантные части тела своей вьющейся бородой, в правой руке гномиха держала лопату.
- Стоит статуя в лучах заката...
- Да, да, мы видим, в руках лопата, - перебил гнома Элтон. – Мне только одно не понятно, где вы тут, под землей, закат увидели?
- Скульптура довольно старая, а мы не всегда в пещерах жили, - пояснил бородатый плащеносец. – Пойдемте дальше, нам нужно пройти четыре квартала, а до следующего обеда всего полчаса, надо успевать! – поторопил друзей пупергном, выставил вперед правый кулак и не спеша, двинулся через очередной мостик.
- Проспект Обогатительный, Белый дом, штаб-квартира общественной организации «Комитет контроля качества»! – объявил пупергном, когда они подошли к очередному зданию. Здание действительно оказалось белым, а на табличке у входа красовались вензелями три буквы «К». – Заказ выполнен, пойду-ка перекушу! – молвил толстый, повесил табличку на шею и двинулся в направлении большого приземистого строения с огромной буквой «М».
Элтон и Пинно подошли ко входу в ограду Белого дома. Там скучали два охранника в белых балахонах. На голове у охранников были большие белые колпаки с прорезями для глаз, из-под колпаков выглядывали густые белые бороды.
- Черным вход воспрещен! – встрепенулись охранники и загородили собою проход во двор.
- Но я не черный, я зеленый! – обиженно проскулил Элтон
- Нам безразличен цвет твоей кожи, мы не расисты, – пояснил один из охранников.
- Запрещен вход для лиц с небелым цветом волос! – добавил второй – Таким, как у тебя! – и второй охранник ткнул пальцем в полуорка.
Элтон разрыдался. Пинно приобнял его и отвел в сторонку от жестокосердных мелобородых.
-Ну, ну хватит… Не плачь.. Мы обязательно придумаем, как пробраться в этот Белый дом! – утешал плачущего полуорка энт.
- У меня тушь размазалааааась! – захныкал Элтон и полез в вещмешок за своими красками.
- Ну хорошо, хорошо! – согласился Пинно. – Давай приукрасься, да пойдем тоже покушаем, – и энт указал на строение, в котором скрылся пупергном.
Все еще всхлипывая, Элтон нарумянил щеки, подвел глаза, выпятил и накрасил губы. Настроение его явно пошло на поправку.
-Ну, пойдем! – уже совсем бодро заявил он, и друзья зашли в помещение «М».
Внутри заведения повсюду были развешаны рекламные плакаты «Отведай магической пищи», «Еда на магическом огне. Весело и вкусно» и тому подобная белиберда. На входе их встретил странного вида гном: у него была рыжая борода, кудрявые рыжие волосы, а щеки и губы были размалеваны также, как и у Элтона. На носу был закреплен красный шар, а на лице застыла дежурная улыбка «до ушей».
- Добро пожаловать в МагДональдс! – весело заявил рыжий гном и заученно хохотнул.
Однако его улыбка мгновенно испарилась, едва он осознал, кого видит перед собой, а именно – разукрашенного черноволосого клоуна, зашедшего на его, рыжего, территорию!
- Битва! – заорал рыжий клоун. – Должен остаться только один! – и с этими словами рыжий со всей дури вцепился в патлы Элтона, и черно-рыжий клубок с визгами и криками покатился в сторону уборной, сметая на своем пути столики и зазевавшихся посетителей.
- Пииинннооооо! - донесся из уборной стон полуорка и там что-то забулькало.
Пинно ворвался в помещение, где шла драка и увидел, как рыжий пытается топить брыкающегося Элтона в белой странной вазе и поливает его какими-то вонючими гадостями из бутылки. Не раздумывая ни секунды энт схватил рыжего за шкирку и крепко приложил об стену. Рыжебородый шмякнулся на пол, смешно хрюкнул и на карачках поспешил было удалиться с места сражения, но Пинно скорость его передвижения показалась удручающе низкой, поэтому он догнал клоуна и ускорил его перемещение по забегаловке крепким пинком под тощую задницу.
-Аааа! Глазки щиплет! – зарыдал Элтон уже второй раз за день.
Пинно отволок рыдающего полуорка к соседней белой вазе с водой и стал ополаскивать заплаканную зеленую мордашку от вонючей жидкости, которую успел набрызгать рыжий псих. Неожиданно в вазу ворвался поток свежей воды. Пинно поднял глаза и увидел привычно жующее лицо пупергнома в синем плаще и красных трусах. Одной рукой он закрывал нос от резкого удушливого запаха, другой сжимал какую-то свисающую веревку.
- Хлорку следует смывать обильным количеством свежей воды… – гнусавя по причине зажатого носа произнес пупергном и еще раз дернул за веревку, маленький водопад повторился и энт еще раз ополоснул голову полуорка. – Хотя хлебать воду из унитаза – не самая лучшая идея в плане личной гигиены, даже не смотря на имидж заведения.
Пупергном отошел и вернулся с ворохом каких-то бумажных полотенец.
- Держи! – он сунул их Элтону. – Вытирайся!
Хныкающий Элтон покорно поплелся к зеркалу и стал вытирать голову полотенцами.
- Вы хотите сказать, что эти приспособления предназначены вовсе не для омовения лица и кроны? – спросил Пинно.
Пупергном многозначительно кивнул и неторопливо продемонстрировал истинное назначение уборной.
Тем временем, Элтон, наконец, отнял от головы бумажные лохмотья полотенец и посмотрелся в зеркало. В уборной МагДональдса воцарилась тишина. Полуорк, не веря своим глазам, медленными движениями взъерошивал патлы своих длинных волос, неожиданно от кончиков до самых своих корней ставших светло-соломенного цвета.
- Нихт фанташстишь… - пробормотал пупергном, разглядывая этикетку на бутылке с хлоркой, содержимое которой произвело на шевелюру полуорка столь чудодейственный эффект.
- Мое! – взвизгнул Элтон, выхватил у пупергнома бутылку с остатками драгоценной жидкости и прижал ее к сердцу. – Моя прелесть! – Элтон попытался поцеловать бутылку, но вдохнул немного источаемого бутылкой аромата и закашлялся.
Пупергном флегматично пожал плечами, дернул за веревку (снова раздался знакомый шум воды) и вышел из комнаты.
-Теперь я самый красивый в мире! Меня все полюбят! – продолжил крутиться перед зеркалом полуорк.
- Не знаю, как на счет всех остальных, но мелобородые тебя теперь точно впустят, – ответил Пинно и зашарил взглядом по сторонам в поисках того, что могло бы помочь ему проникнуть в Белый Дом, но ответа так и не нашел.
В этот момент дверь открылась и в помещение вошел низкорослый пузатенький гном в белом фартуке и колпаке, не обращая внимания на наших друзей, он быстро подошел к ближайшей вазе. Пинно задумчиво смерил взглядом новоприбывшего и, когда тот закончил свое дело и повернулся, подошел вплотную и грозно посмотрел гному в глаза:
- Мне нужен твой фартук, твой колпак и это… - Пинно на секунду задумался. – И вера в то, что это - судьба!
Низкорослый гном открыл было рот, чтобы произнести общераспространенное выражение, означающее категоричный отказ, но задумался над последней частью фразы энта. «Судьба…» – пронеслось в голове у гнома. Он вспомнил, как десять лет назад пришел сюда почти еще безбородым юнцом с мечтой о блестящей карьере топ-менеджера… Что дальше. Года через три, если повезет, его повысят до жарщика картошки… Гном посмотрел на размалеванного белобрысого полуорка. Десять лет назад такой же мажор, в этой же уборной широко улыбаясь вручил ему швабру и фартук и пообещал светлое будущее. «Круг замкнулся» – подумал гном.
- Нет судьбы! – вдруг решительно произнес толстячок, все также пристально глядя в глаза Пинно, с остервенением сорвал с себя ненавистные фартук и колпак, сунул их Пинно, резко развернулся и уверенно вышел вон.
- Пожалуй, нам тоже пора, – сказал Пинно, явно не ожидавший подобной развязки, и одел фартук. Колпак же оказался слишком мал.
Приятели переглянулись: третьей попытки проникновения в Белый дом могло не быть.

У ворот Белого дома, прислонившись к старой кованой ограде, все также дремали два стражника в белых балахонах. При виде беловолосого Элтона гномы встрепенулись и встали по стойке «смирно». Не дойдя пары шагов до стражников Элтон остановился, ему явно понравилось, что два бравых гнома так почтительно отреагировали на его новый имидж.
- Шахтер Железнякхер! – представился Элтону стражник повыше, по-видимому, главный из двух.
Полуорк одарил Железнякхера царственной улыбкой, одновременно обозначавшей как «я польщен», так и «открывайте быстрее калитку, мы спешим». Но, ни главный стражник, ни его молчаливый напарник открывать ворота так сразу не собирались. Вместо этого Железнякхер смущенно помялся и сдавленным голосом выдал:
- Товарищ, я не узнаю вас в этом гриме… Будьте любезны, представьтесь…
«Представьтесь!» – пронеслось в голове, покрытой мелированными волосами, - «Ну конечно!», - и Элтон небрежным движением вынул из кармана визитку бородача и протянул ее Железнякхеру.
- Оооо! Себастьян Перейро! – прочтя визитку благоговейно выдохнули стражники и понимающе зацокали языками. – А кто это с вами? Разве мы заказывали?
- Со мной? – Элтон задумчиво посмотрел на Пинно. – Ээээ... Это мой стул! Да, мой походный, передвижной стул!
В доказательство своих слов полуорк без предупреждения плюхнулся на энта, от чего у последнего глаза чуть не вылезли из орбит.
- Ходить, знаете ли, мне много приходится, устаю, – Элтон закинул ногу на ногу. - Вот и решил завести себе стул. Очень удобно, рекомендую. В еде неприхотлив, ухода не требует.
- А можно у вас заказать парочку таких же? – в глазах охранников загорелся неподдельный интерес.
- В настоящее время такие модельки кончились, но как только появятся, я, всенепременно вас извещу.
- Было бы неплохо. Ну что ж, проходите, товарищ! - и ворота ограды разомкнулись перед друзьями.
- Что это было такое? - возмущенно накинулся Пинно на Элтона, когда они прошли внутрь.
- Это была импровизация, - с гордостью заявил Элтон. – Правда, здорово получилось?
- Правда, правда, - недовольно пробубнил Куев. – Только ты больше на меня не садись.
- Пиннушка, это ведь все ради нашего общего дела!
- Я понимаю, просто больше на меня не садись.
- Хорошо, как скажешь.
Пройдя небольшой дворик, друзья открыли тяжелую дубовую дверь и шагнули внутрь Белого дома. В вестибюле их встретил гном с явно напудренной бородой и в белом балахоне, но без колпака. Он прижал палец к вытянутым губам, призывая сохранять тишину, и энергично затолкал приятелей в какую-то обширную залу. Зал был наполнен сидящими в креслах белобородыми гномами разных возрастов, на сцене восседал президиум, и стояла небольшая трибуна, за которой агрессивно выступал седой гном с козлиной бородкой. Крайние к новоприбывшим гномы недовольно обернулись на «опоздавших», но Элтона и Пинно быстро усадили на пару пустовавших кресел. Собрание, между тем, продолжалось.
- …предпринятые нами, оказались неэффективны! – продолжал вещать с трибуны козлобородый оратор, - Прогрессорство угглеров путем организации шахматного турнира было ими саботировано по причине права приоритетного маневрирования фигурами белого цвета!
- Товарищ, а как вы оцениваете приобщение угглеров к процессу голосования? Не станет ли этот проект «Перекопка» потенциальной угрозой для нас? – раздался голос из зала.
Оратор воспользовался небольшой паузой, выпил воды из графина, достал из кармана блестящую резную шкатулку, открыл ее и припудрил мелом свою и так седую бороду. Элтон немедля также достал свой туесочек с пудрой и приобщил свою физиономию к собравшемуся обществу. Его немного беспокоило отсутствие бороды и поэтому он кокетливо встряхнул своими белыми локонами, надеясь, что это не останется незамеченным для окружающих. Тем временем выступающий продолжил диалог с залом.
- Смею вас заверить, товарищи, это безопасно: вместо реально функционирующей избирательной системы мы внедрили у угглеров безобидный эмулятор, который должен привить им базисные знания о демократических принципах и наглядно продемонстрировать, как политически активное население, то есть мелобородые, влияют на окружающий социум. И это должно привести их к однозначному выводу о необходимости перехода на следующую ступень эволюции, в мелобородых!
Зал загудел, часть собравшихся поддерживала идею оратора, другая выражала сомнения. Неоднозначность позиции по данному вопросу чувствовалась даже в президиуме, самый престарелый член которого поднял ладонь, призывая зал успокоиться, и, когда собравшиеся притихли, задал оратору вопрос:
- Товарищ, разве можно так однозначно говорить о добровольной эволюции угглеров, когда наша предыдущая образовательная инициатива в среде угглеров потерпела фиаско? Созданная нами Академия Угля быстро скатилась до уровня технического училища, а теперь постепенно становится музыкальной школой!! В то время как наши мелодобывающие комбайны бороздят просторы мировой литосферы… - тут престарелый член Президиума закашлялся, чем незамедлительно воспользовался оратор.
- Именно поэтому в настоящее время мы, одновременно с проектом «Перекопка» организуем сопутствующий демарш «Углубление», воспитание трудом, когда прогрессивная эволюция достигается непосильным трудом подопытных, ведь именно труд сделал из рядового угглера протомелобородого!
Зал снова зашумел, здесь оратор попал в точку – насколько Пинно разобрал из шушуканья окружающих делегатов, первым мелобородым был угглер, задолбавшийся беспрерывно пахать и с лязгом бросивший кирку в шахте «Аврора». После чего он перешел к менее трудоемкой добыче известняка. А в «Авроре» позднее был организован музей.
Элтон, быстро потерявший интерес к теме собрания, занимался разглядыванием присутствующих. Чтобы ни одна минута в этом скучном, но светском обществе не прошла для него даром, он высматривал какими приспособлениями, кроме пудрениц, они пользовались. Больше всего его заинтересовали цветы, растущие на голове и в бороде одной из присутствующих на собрании дам, сидевшей с краю противоположного ряда кресел. Элтон вопросительно указал было на нее Пинно, но тот что-то пробурчал про опыление и селекционную работу и продолжил напряженно вслушиваться в скучнейшую, по мнению полуорка, дискуссию, разворачивающуюся в зале.
Страсти, тем временем, накалялись. В глубине зала поднялся высокий худоватый гном и зычным голосом, перекрикивая гомон присутствующих, обратился к выступающему.
-Товарищ, как же вы объясните тот факт, что угглеры избрали иной путь движения в условиях повышенной нормы трудочасов, а именно – объявили забастовку? То есть они вовсе исключили себя из процесса трудоэволюции! Что вы намерены делать в сложившейся парадоксальной ситуации, пока праздные толпы нетрезвых угглеров не разнесли нашу цивилизацию?!
- Нууу… - оратор явно растерялся, - До сих пор нашим агентам, внедренным под видом музыкальной группы, удается удерживать забастовщиков от активных действий…
- Но вы же не сможете продолжать это вечно! – добил оратора высокий гном. – Я считаю, угглерам нужен какой-то самоподдерживающийся процесс, который гармонично впишется в их менталитет и сублимирует деструктивные флуктуации их поведения в позитивную плоскость!
Собрание затихло, пытаясь переварить последнюю фразу. И тут, в тишине, раздался скрипучий голос Пинно, решившего получить ответ на мучивший вопрос:
- Если все угглеры станут мелобородыми, то кто же будет добывать уголь?
В повисшей звенящей тишине послушался стук выпавшей чугунной челюсти престарелого члена Президиума. Оратор судорожно открывал и закрывал рот, не находя нужного ответа. Наконец, в ему в голову пришла какая-то спасительная мысль:
- Па… па… почему без намордника??? – возопил он. - Охрана!
- Он мой! – очнулся Элтон. – Не отдам!
- Охрана, удалите их обоих из зала! – окончательно пришел в себя оратор. – Вопрос задан с нарушением протокола и снимается с обсуждения!
Участники собрания одобрительно загалдели. В это время пятеро дюжих охранников выволакивали упирающегося и цепляющегося Пинно, еще один сопровождал горделиво выступающего Элтона. Когда полуорк, поравнялся с интересной гномихой с цветами в волосах, он внезапно преобразился – это был последний шанс и его нужно было использовать! Он вцепился пальцами в ее напудренные волосы, клочьями выдирая секрет цветущей шевелюры. Помещение огласилось ревом обиженной гномихи и пронзительным визгом убегающего Элтона, который, обогнав клубок охраны и Пинно, прошмыгнул в дверь и скрылся из виду. После недолгой борьбы Пинно также оказался выдворенным из зала заседания, а через секунду – и из здания тоже.
Половину обратного пути друзья шли молча. Пинно все еще обдумывал услышанные идеи о прогрессорстве, а Элтон осторожно очищал от обрывков волос секретную составляющую цветущей прически. Ей оказались тонкие металлические палочки, согнутые пополам в виде ласточкиного хвоста. Он то и дело примерял их к своей шевелюре и прикидывал, какие украшения сможет теперь приобщить к своему новому цвету волос. Незаметно они миновали Гномхэттан и снова оказались в унылом угглерском районе. Окружающие здания были покрыты мелкой угольной пылью, совсем рядом с ними черномазая компания гномов развлекалась уже знакомой друзьям игрой «закинь уголь в ведро».
Внезапно Пинно остановился и посмотрел Элтону прямо в его счастливые глаза.
- Ну ты хоть понимаешь, что мы провалили задание?
- А? – полуорк уставился на энта взглядом младенца.
- Дуй на! – мрачно передразнил Элтона Пинно, поняв, что разговаривать в обесцвеченным о серьезных вещах стало совсем бесполезно.
- Что дуть? Пинно, ты о чем? – все также бестолково начал докапываться лже-Перейро.
- В бурдюк свой дуй, не мешай! – отмахнулся Пинно, который смутно чувствовал, что вопрос их дальнейшего продвижения в тоннель напрямую связан с проблемой, озвученной высоким мелобородым гномом, перед тем, как их выкинули из Белого дома, но никак не мог найти общее решение.
Элтон непонимающе пожал плечами, достал бурдюк и начал в него дуть. В это время мыслительный процесс Пинно прервал чей-то нахальный голос.
- Эй, мелки, вы, я вижу, не местные? – это компания играющих угглеров услышала беседу Этона и Пинно, бросила свое занятие и подошла к приятелям.
- Никак мелоголовый соплячок решил жениться на куске недоугля? – продолжал свою издевательскую речь главарь гномьей шайки.
Пинно непонимающе осмотрел Элтона, который уже полностью надул бурдюк и завязал его хвостик узелком, так что стало похоже, что полуорк держит в руках какой-то мохнатый мыльный пузырь. Затем осмотрел себя и увидел, что до сих пор стоит в белом фартуке, действительно напоминавшем подвенечное платье.
- Я не невеста! – рявкнул Пинно и сорвал с себя белую ткань.
- Сдается мне, пацаны, нужно помочь этим клоунам определиться, кто из них невеста, особенно вот этому мелобрысому! – сказал главарь своим подручным и те схватили Элтона с самыми худшими намерениями.
- Нет, не так грубо! – заверещал полуорк. – Вы не в моем вкусе! – И он возмущенно затрепыхался в могучих мозолистых руках работников кирки и лопаты.
Куев также мгновенно оказался придавленным к земле хулиганствующим элементом, и поэтому был совершенно бессилен чем-либо помочь визжащему Элтону.
- Брысь, противные угляшки! – взвизгнул Элтон на особенно жесткое объятие и бросил в главаря шайки единственным, что было у него в руках – надутым рыжим бурдюком.
Бурдюк звонко бумкнул вожака по лбу, отскочил и, задорно взмывая вверх, запрыгал по игровой площадке. Внезапно замолкшие хулиганы заворожено следили за убегающим бурдюком. И, когда тот, будто повинуясь какой-то неведомой руке, после очередного отскока оказался в корзине, объятия разжались, и Элтон шмякнулся на пыльную мостовую. Но на друзей уже никто не обращал внимания: недавние хулиганы сгрудились вокруг бурдюка и звучными хлопками ладонями по нему заставляли пузырь биться о землю и вновь взлетать в воздух. Внезапно, один из угглеров схватил бурдюк и побежал к столбу с ведром, стуча надутым мешком об землю, остальная ватага с ревом кинулась за ним. Понимая, что он чего-то не понимает, но это непонимаемое несет какой-то скрытый и важный смысл, Пинно помог подняться Элтону, и они рысью побежали в сторону места общего сбора.

 
[^]
DrLobotrog
17.06.2019 - 13:48
1
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 15.06.19
Сообщений: 0
Цитата
Яндех молчит)

Плохо гуглишь :)
 
[^]
DrLobotrog
17.06.2019 - 13:49
2
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 15.06.19
Сообщений: 0
Цитата
ем дольше живу, тем труднее найти чтиво, которое интересно читать

Так понравилось или нет?
 
[^]
BrykAlien
17.06.2019 - 14:19
0
Статус: Offline


Серьёзный

Регистрация: 5.05.15
Сообщений: 52
Цитата (DrLobotrog @ 17.06.2019 - 13:49)
Цитата
ем дольше живу, тем труднее найти чтиво, которое интересно читать

Так понравилось или нет?

да!!! (:
 
[^]
Cyberiya
17.06.2019 - 18:27
1
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 27.07.16
Сообщений: 13
Класс! Жду продолжения!
 
[^]
АлыйВит
17.06.2019 - 20:17
1
Статус: Online


Ярила

Регистрация: 5.04.11
Сообщений: 4739
Прочитал всё. Выкладывай дальше.
Коллеги, кто может - сделайте рассылочку, помогите автору. Меня вписать всенепременнейше.
 
[^]
lazytech
17.06.2019 - 20:20
1
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 16.11.12
Сообщений: 84
Хорошая повесть, в последнее время такие не часто попадаются, читать одно удовольствие, юмор на высоте!))
 
[^]
DrLobotrog
18.06.2019 - 00:43
2
Статус: Offline


Шутник

Регистрация: 15.06.19
Сообщений: 0
Глава четырнадцатая,
в которой Дунпиз пьет серную кислоту и узнает, что в сутках 36 часов

Юный хоббит уверенно направлялся к центру Гномбасса, попутно разглядывая то, что он не успел разглядеть раньше. Собственно, разглядывать в подземном шахтерском городе было особо нечего. Но Дунпиз старался найти дополнительные аргументы для разговора с мэром. И не смог.
Выйдя на площадь Доменную, на которой находилась огромная плавилка и во все стороны дышало жаром, он решил не выпендриваться и все-таки спросить у прохожих, как ему найти мэра. Ответ его несколько удивил и озадачил.
- Это тебе вон туда, на Шлаковую улицу, там мэрия, ну а там уже ты сам Коксения Тигельмана найдешь.
Какие-то нехорошие предчувствия зародились в его хоббитской голове, но делать было нечего, и он отправился вдоль по Шлаковой улице навстречу судьбе. Несмотря на такое непривлекательное название, улица находилась в самом центре города и поэтому тут, помимо административных зданий находились дорогие магазины, в витринах которых были выставлены топоры с драгоценными камнями в рукоятках и манекены, которые были разрублены этими топорами в рекламных целях.
Довольно скоро Дунпиз увидел несколько помпезное здание мэрии и, глубоко вздохнув, вошел внутрь. Наверное, смазливая по гномьим меркам секретарша, вопросительно уставилась на него широко раскрытыми глазами.
- Мне надо к мэру.
- Всем надо к мэру, - сказала секретарша, хлопнула пышными ресницами и с безразличным видом стала подпиливать ногти напильником.
Дунпиз растерялся.
- Скажите, вы знаете такого гнома с желтым восклицательным знаком над головой? – сказал он первое, что пришло в голову.
Однако эта, на первый взгляд, нелепая фраза произвела на секретаршу довольно сильное впечатление. Она вскочила со своего места и с криком: «Так чего же вы молчали?!», буквально затолкала Дунпиза в кабинет, располагавшийся за резной дубовой дверью.
Внутри роскошного кабинета, как и положено в подобных заведениях, располагался большой рабочий стол, за которым, если верить названию, должны работать. В данном случае, название себя не оправдывало. На столе, а так же под ним, стояло и лежало большое количество пустых бутылок. Сам мэр, спал на столе, положив голову на руки.
- Тук-тук, - нарушил молчание Дунпиз.
Тело на столе слегка пошевелилось, но дальнейшие признаки жизни подавать отказалось.
- Тут есть кто-нибудь живой? – предпринял вторую попытку хоббит.
- Нет, - через некоторое время донеслось со стороны стола.
- Понятно. Я сейчас вернусь. Постарайтесь никуда не уходить.
В этот раз ответа не последовало, и Дунпиз вышел обратно в приемную.
- Девушка, скажите, где тут у вас ларек круглосуточный?
- Ларек круглосуточный? – переспросила секретарша.
- Ну пиво у вас тут где-нибудь есть?
- Ах, пиво, - вздохнула гномиха, - как выйдете направо.
Дунпиз очень надеялся, что двух серебряных монет ему хватит, что бы вернуть в чувство мэра. Оказалось, что этого хватило ровно на четыре бутылки пива, с которыми хоббит и вернулся в кабинет Коксения Тигельмана через несколько минут.
Звук открываемого пива подействовал на мэра лучше, чем все предыдущие вопросы Дунпиза. Хоббит не стал мучать страдающего представителя администрации и протянул ему бутылку. Мэр опустошив ее за три глотка и протянул руку за следующей. Вот тут уже Дунпиз решил проявить характер.
- Хорош пока, разговор есть.
- Я пока не готов говорить, - пробормотал мэр.
- Правильно, а если я дам тебе еще пива, то ты будешь уже не готов говорить. Погоди чуть-чуть, пусть впитается. Сядь, расслабься.
Действительно, через несколько минут глаза мэра прояснились, и он вопросительно уставился на хоббита.
- Я вижу, что можно начинать диалог? – спросил Дунпиз.
- А кто вы такой вообще? И кто вас сюда пустил? – взревел очнувшийся представитель власти.
- Спокойно! Я сюда по поручению прибыл. Сказали, что бы пришел к Коксению Тигельману на Шлаковую улицу.
- А чего этот козел нынче пиво прислал? – возмутился мэр.
- Ну если вы против, то я пойду, - поднялся со стула Дунпиз и принялся расталкивать оставшиеся бутылки по карманам.
- Так, стоять! – Тигельман выбежал из-за стола и загородил собой выход.
- Я рад, что мы можем продолжить диалог.
Дунпиз уселся на стул и положил ногу на ногу. При этом одна из бутылок вывалилась из его кармана и разбилась об пол. Мэр взвыл от злобы и медленно двинулся в сторону хоббита.
- А ну на место! – рявкнул Дунпиз, взяв другую бутылку за горлышко. – Если мои условия не будут выполнены, я буду разбивать по одной бутылке каждые десять минут! Вы уже убедились, что я не шучу!
- Что вы хотите? - устало произнес мэр, возвращаясь за стол.
- Ну для начала, я пошутил про то, что буду разбивать бутылки, - виновато улыбнулся Дунпиз. – Та случайно вывалилась. Вот, возьмите другую, – и он протянул мэру пиво.
- А вы мне начинаете нравиться, - сказал мэр, сделав глоток и положив ноги на стол.
- Это хорошо, потому что без взаимной симпатии нам не договориться, - обрадовался Дунпиз.
- Стоп! А вы не из этих? – закричал Тигельман, убирая ноги со стола. – А то я знаю, уже приходили, тоже хотели симпатии...
- Нет, нет, не волнуйтесь, у нас из «этих» только Элтон, орк, - поспешил успокоить его Дунпиз.
- Орк?! Откуда у них орк?
- Ну, вообще-то он полуорк, если говорить откровенно.
- Да какая разница! Я про белых! Все им мало. Хотят что бы черные уголь по 28 часов в сутки добывали. Причем, я-то не против, но ведь есть же некоторые ограничения, которые не от меня зависят!
- Вы сейчас про то, что в сутках 24 часа?
- Тсссс!!! – зашипел мэр, в ужасе оглянулся по сторонам и отхлебнул еще пива. – Если ты об этом угглерам скажешь, то я тебя убью! Сейчас они думают, что в сутках 36 часов. У нас же здесь, под землей солнца нет, поэтому проверить нельзя. Кроме того, это позволяет оттянуть время выхода шахтеров на пенсию. Хотя у нас и так 524 дня в году. Короче, до пенсии мало кто доживает. Сам понимаешь, городу от этого сплошная выгода.
- Но ведь это же несправедливо! – возмутился Дунпиз.
- В некоторой степени, это, конечно, несправедливо, - потупил взгляд мэр. – Но ведь ты не знаешь, что было раньше! Черные не знали куда девать свободное время. Они ходили с кирками по городу и начинали рубить новые проходы в горах. А это удешевляет стоимость аренды в городе. В общем, нам это не выгодно. Вели бы себя, как мы, белые – другое было бы дело! А, кроме того, нам сейчас просто некуда складывать тот уголь, который они добывают. Все склады переполнены, поэтому мы были вынуждены надавить на Шлакобора, что бы он организовал забастовку, пока склады не освободятся. Ты что, думаешь, что управлять шахтерским городом – это очень просто? Можно еще одну бутылку?
Дунпиз поставил на стол свой последний аргумент, но прежде чем рука Коксения Тигельмана дотянулась до бутылки, он ее убрал и спросил:
- А если я вам скажу, куда можно переключить внимание угглеров, вы мне поможете прекратить забастовку.
- Ты вначале скажи, а я подумаю, что можно будет сделать.
- Если я вам скажу, что вам надо сделать метро, вас это убедит?
- Звучит, конечно, интригующе, только я не совсем понимаю, - мэр наконец вырвал бутылку из рук хоббита.
- У вас в городе есть механики?
- Ты меня обижаешь! Конечно у нас в городе есть механики! Точнее, механик.
- Давайте позовем его, я ему нарисую кое-какие чертежи, – покосившись на бутылку в руках мэра, хоббит продолжил. – Вы же мэр, а тут нужен более приземленный человек для того, что бы разобраться.
Удовлетворенный этим объяснением мэр приказал секретарше кого-то позвать. Механик появился довольно быстро. В руках он держал пару сумок, в которых что-то недвусмысленно позвякивало.
- Вот, это наш механик, Перегорн Рудин, - представил гнома мэр. – Что ты хотел ему рассказать?
- Да какого хрена! – разозлился Дунпиз. – Доставай уже бутылки, ставь на стол, а то я тут, как дурак один сижу без пива!
- Вообще-то там серная кислота, - попытался оправдаться Перегорн.
- Да, да, как же, - выхватил сумку Дунпиз и достал оттуда бутылку с наклейкой «Серная кислота».
Хоббит озадаченно поставил бутылку на место, но врожденная наблюдательность его не подвела – вторую сумку механик старательно пытался спрятать за спину.
- Я не понимаю, - обиженно произнес хоббит, - я вам тут пытаюсь выход из вашего глобального экономического кризиса предложить, а вы мне пиво зажали?
Мэр посмотрел на Перегорна и, вздохнув, кивнул. Перегорн открыл вторую сумку и поставил на стол три бутылки с этикетками «Серная кислота».
- Не понял, - уставился на гномов хоббит.
- Это я в лаборатории перегнал. А что бы никто не лез, наклейки наклеил, - извиняющимся голосом проговорил Перегорн. – Это самогон.
- Ну тогда наливай! – облегченно выдохнул Дунпиз.
Мэр достал из стола три стакана и после того, как все выпили, Дунпиз принялся разъяснять гномам принцип действия парового двигателя, и как устроена железная дорога.
- Таким образом, - говорил хоббит слегка заплетающимся языком, - это позволит вам задействовать черных для рытья тоннелей и прокладки рельсов, а так же позволит использовать уголь для паровых котлов в поездах. Но ведь и это еще не все! В метро принято устанавливать турникеты!
- Точно! Турникеты! Это замечательно! – закричал мэр и попытался обнять Дунпиза. – А зачем они нам?
- Турникеты позволяют собирать деньги с тех, кто через них проходит, - ответил хоббит, еле увернувшись от мэрских объятий.
Разговор о деньгах вернул мэра в чувство.
- Деньги это хорошо, но у нас нет турникетов.
- Это не проблема! – подвыпивший Дунпиз любил обещать все подряд кому попало. – Мы как раз идем в Гондур, там нам Курвин кое-что должен. Можем и турникетов вам выпросить.
- А что, у них есть? – недоверчиво спросил Перегорн.
- Ну может прямо сейчас и нет, но будут обязательно, - уверил их хоббит. – Ладно, считаю, что мы договорились. И что бы завтра проход был свободен!
- Да без проблем! – Тигельман схватил руку хоббита и со всей силы ее затряс. – Ты оставайся, куда сейчас пойдешь, уже ночь скоро.
Действительно, 36-часовые часы на стене показывали, что время уже было примерно 28 часов.
- Не, - сказал хоббит, - мне пора, там меня ждут уже наверное.
Дверь за ним закрылась. Слегка шатающейся походкой он вышел из здания и направился к туннелю.

Глава пятнадцатая,
в которой наши друзья оказываются в полной темноте

- Элтон, да ты теперь Белый! - это первое, что произнес Дунпиз, когда пришел на место встречи.
- Господи, еще один! – устало выдохнул полуорк. – Да, я теперь блондин, благодаря какой-то гномьей бутылке. Теперь не знаю, что от Курвина требовать.
- Да, да, гномьи бутылки – они такие, - с довольным видом согласился Дунпиз. – Благодаря нескольким, я пьян!
Дунпиз уселся и радостно обнял Стаханиду.
- Пока мы тут делами занимались, ты нажрался? – возмутился Элтон.
- Ой, какими делами, я вас умоляю. Вы вообще могли сидеть на одном месте, потому что ни черные, ни белые ничего не решают, как выяснилось. Но, благодаря мне, - Дунпиз встал и с гордостью поднял руку, - проход завтра будет свободен.
- По-моему, ему проспаться надо, - высказал свое мнение Лохтарон.
- Да, я бы тоже не прочь разметать свои белые волосы по подушке, - мечтательно проворковал Элтон.
- Не, вы не думайте, что раз я пьяный, то значит, чушь несу, - сопротивлялся Дунпиз. – Договора, подписи, заказчики, как тут не выпить.
- Успокойся, завтра – так завтра, - Лохтарон сообразил, что пока Дунпиз недееспособен, он может немного покомандовать.
- Пинно, иди, разузнай, где тут можно поспать.
Энт послушно отправился к ближайшей группе угглеров.
Выяснилось, что ближайшая гостиница располагается на Новонаковаленской улице, всего в двух кварталах отсюда. Путешественники быстро собрались, подхватили малопослушное тело захмелевшего Дунпиза под руки, и дружно отправились по указанному угглерами адресу.
Гостиница «Интурист» представляла собой кирпичное двухэтажное здание, на первом этаже которой располагался кабак, а на втором – комнаты для постояльцев.
- Мне, пожалуйста, водку с мартини. Взболтать, но не перемешивать! - тут же попросил у бармена Дунпиз.
- Чего? – удивился толстый гном за видавшей виды барной стойкой.
- Пива ему, - ответил Лохтарон. – Да и нам всем. И комнату на ночь.
- Одноместную, двухместную? – осведомился гном, наливая пиво в кружки.
- Пятиместную, - пересчитал всех Лохтарон.
- Таких не держим, - отчитался гном.
- Просто тут такое дело… - Лохтарон понизил голос и поставил на стол мешочек с деньгами Стаханиды. – Мы не знаем, на что у нас денег хватит.
Гном открыл мешок, и его глаза практически выкатились наружу.
- Вам хватит. Антрацилла, пять люксов приготовь, - прокричал он помощнице, после чего взял из мешка одну монету и еще отсыпал сдачи.
Путешественники, выпив еще по пиву, отправились наверх, героически таща за собой упирающегося Дунпиза, который требовал продолжить банкет.

Жизнь в Гномбассе представляла сложную сеть взаимоотношений между шахтерами и продавцами. Это были две основные профессии. Любой, кто хотел поселится тут, должен был выбирать между этими двумя категориями. Конечно, были и исключения. Например, работа в администрации города, но просто так туда было не попасть, требовались протекции, рекомендации. Можно было так же торговать собой, но с проститутками в Гномбассе тоже был перебор – новых не требовалось, хотя, Стаханида, при желании, могла бы там занять достойное место из-за цвета своей кожи, но данная компания пришла в этот город не для того, что бы в нем задерживаться.
Дунпиз с утра отказался вставать с кровати до тех пор, пока ему не принесут пива. Поухаживать за привиредничающим хоббитом вызвался Элтон, которому Лохтарон щедро отсыпал несколько монет. Кошелек он уже держал при себе и отдавать его кому-нибудь другому явно не собирался.
- Хочу «Гиннес»! – выпендривался болеющий хоббит. – Без «Гиннеса» даже не подходите!
- Ну мой сладенький, выпей глоточек, - уговаривал его Элтон. – Это лучше «Гиннеса»!
- Не говори ерунды! Лучше «Гиннеса» ничего не может быть, - продолжал капризничать Дунпиз.
- Хорошо, давай ты с закрытыми глазами выпьешь кружку пива, - полуорк решил пойти на хитрость. - Спорю на другую кружку пива, что ты не сможешь определить, «Гиннес» это или не «Гиннес»!
В похмельных глазах хоббита загорелся дух соревнования.
- Давай ее сюда, неудачник!
Дунпиз закрыл глаза и вытянул вперед руки. Элтон радостно вложил в них кружку.
- Это не «Гиннес»! – с довольным видом провозгласил Дунпиз, открывая глаза и вытирая губы рукавом. – Гони еще кружку!
- О, нет! Он угадал! – наигранно произнес Элтон и, упав на колени, закрыл руками лицо.
- Хорош рыдать, давай мой выигрыш!
- Да вон, рядом с тобой, на тумбочке стоит, - произнес полуорк, стараясь выдерживать необходимый уровень трагичности в голосе.
Пока хоббит пил вторую кружку, Элтон достал маленькое круглое зеркальце и стал подправлять потекшую от чрезмерной актерской игры тушь.
- Ну что, готов идти? - спросил он, убирая косметику обратно в рюкзак.
- Да, вполне. Где остальные?
- Наверное, уже внизу нас ждут.
- Тогда пошли.
Выйдя из гостиницы, путешественники прямиком отправились к тоннелю. Как и обещал Тигельман, проход был свободен! В тоннеле горели фонари, и где-то вдалеке должен был быть выход наружу.

Однако, не смотря на отсутствие бастующих, пространство перед входом было запружено караванами и внутрь никого так и не пускали. Приятели протиснулись сквозь шум и гам к самому входу, но тут дорогу им перегородила пара гномов в блестящих оранжевых безрукавках.
- Не понял… - полез было в бутылку Лохтарон, но его мягко перебили.
- К сожалению, проход откроется не ранее, через двенадцать часов, после забастовки в тоннеле еще не завершились сервисные работы…
- Какие еще работы, нам некогда ждать, мы и так тут задержались разруливая всякие веревки! – недовольно забухтел Пинно.
- Простите, но мы не можем ждать столько времени, – сказал Дунпиз и предъявил тужуркам путевой лист. – Если этого недостаточно, то можете пойти и спросить у Коксения Тигельмана – кто мы и почему торопимся.
Тужурки переглянулись. Бумаги действительно были серьезные, а идти к Коксению Тигельману по утрам было крайне опасно для дальнейшей карьеры.
- Ну… Не можем вас задерживать, но крайне рекомендуем вернуться в город и захватить с собой дров побольше…
- Побольше?! Я, по-вашему, маленький? – взвился Пинно, которому эти слова наступили на больную мозоль.
Гномы в тужурках снова переглянулись, один из низ вопросительно пробормотал непонятное: «Камикадзе?», второй лишь пожал плечами. На сем путь был окончательно открыт, остальная толпа страждущих прохода только и могла, что завистливыми взглядами проводить пять силуэтов, скрывающихся в глубине ворот.
Вход уже давно скрылся из виду, поэтому пространство тоннеля освещалось только фонарями, равномерно расположенными на стенах. Поскольку никого, кроме участников похода к Курвину, в тоннель не пустили, идти приходилось в полном одиночестве, лишь гулкое эхо от шагов раскатывалось по изгибам и ответвлениям, да причудливо извивались и дрожали тени. Иногда тоннель представлял лишь каменный коридор, рассчитанный только для двух караванов, двигающихся навстречу друг другу, иногда значительно расширялся до больших залов, поддерживаемых цельнокаменными колоннами. В залах, видимо, располагались технические помещения и закусочные, но в настоящий момент, все было закрыто – персонал еще не успел вернуться на место после забастовки шахтеров-угольщиков. Приятели шли бодрой походкой. Дунпиз шел молча, Лохтарон и Элтон лениво переругивались, позади них скрипел Пинно да позвякивала прихваченными бутылками Стаханида, разумно решившая не доверять их мужчинам во избежание дальнейших задержек в пути.
- Кстати, Стаханида, на чем горят эти фонари, на газе? – вдруг спросил Дунпиз.
- Вряд ли, слишком опасно в тоннеле прокладывать газопроводы. – Стаханида подошла поближе к одному из фонарей. – Точно, их заправляют время от времени. Маслом! – добавила она, принюхавшись.
- И на сколько, интересно, хватает одной такой заправки? – подхватил разговор Лохтарон, которому вспомнились озабоченные физиономии гномов в оранжевых тужурках.
- Нуууу… - Стаханида призадумалась. – Дня на три, максимум – на пять. А что?
- Да так…Сегодня уже шестой день от начала забастовки. И от последней заправки фонарей, соответственно, тоже… - напряженно проговорил Дунпиз.
- Ну и не страшно! – беззаботно ответил Элтон. – Вдоль стен мы всегда найдем путь наружу!
- Это так, только если бы тоннель был ровный и гладкий. А не такой, как, например, здесь.
И Дунпиз обвел взглядом обширную залу, посреди которой они находились. Это была целая подземная площадь, куда сходились и откуда расходились несколько путей, и лишь один из них был помечен белой стрелкой, означавшей главное направление сквозь горный хребет. Внезапно, один из дальних фонарей замигал и погас, пустив густую струйку белого дыма. Его смерть поддержали следующие два фонаря.
-Быстрее!! – крикнул Дунпиз. – Нужно добежать хотя бы до следующего правильного коридора!
И друзья побежали в сторону дальнего конца залы, который уже начал погружаться во тьму. Со стороны могло показаться, что друзья бегут навстречу надвигающейся тьме: фонари начали гаснуть именно с противоположного конца тоннеля. Видя, что они никак не успевают добежать до спасительного коридора, который уже полностью скрылся из виду, Дунпиз скомандовал: "Собраться вместе, не расходиться!" и тут же их накрыла встречная волна тьмы. Фонари стали гаснуть быстрее, и путешественникам показалось, что это огромная огненная змея, которая быстро уползает в сторону, откуда они пришли. Наконец, за поворотом скрылась ее последняя "змеиная чешуйка" и друзья оказались в кромешной тьме.
- Ну что, Лохтарон, включай свое чутье… - предложил Пинно.
- Не получится, оно у меня только снаружи работает… Иногда.
- Может, тогда ты, Стаханида? – спросил в темноту Дунпиз.
- Чую, что нет среди вас настоящих мужиков, – произнесла Стаханида, как будто что-то вспоминая. – Направления не чую.
- Может, подождем сервисную бригаду? – робко вклинился в разговор Элтон.
- Не наш это метод, сидеть и ждать милостей от природы! – отрезал Дунпиз. – Тем более что пить и есть у нас нечего, а справлять естественные надобности непосредственно вблизи меня я не позволю, а отдаляться от меня не позволю также, дабы не застрять тут еще на неделю, выискивая тушку упавшего с лестницы или еще с какого-либо карниза!
- Но что же делать? – захныкал полуорк.
- Нам нужен факел!
- Что там нам говорили про дрова, а мы не послушали…
- Потому что дрова у нас есть! – закончил мысль Лохтарон.
- Стоять, Пинно! – крикнул Дунпиз, услышав осторожный скрип. – Убегать вздумал? Бросить друзей на погибель?
- Разве тебе ни разу не хотелось вдруг воссиять языками горячего пламени и героически возглавить народные массы? – Дунпиза понесло на патетику. – Мы бы запомнили тебя в веках! И даже детям бы рассказывали, если бы не забыли, конечно!
Но Пинно не устраивала подобная героическая смерть, поэтому он, хотя и не стал убегать, все-таки отодвинулся от остальной компании за радиус вытянутой руки, на всякий случай.
- Куев, я взываю к вашей совести! – продолжал издеваться Дунпиз. – Пожертвуйте нам хоть какой-либо член…
-Что?! – возопил Пинно. – НИКОГДА!
- …член вашего драгоценного огнеопасного тела! – закончил свою фразу Дунпиз.
- Нет!!!
- Может, хотя бы ногу? Потом, ты же сможешь ее отрастить за какие-то полгода, да и полно их у тебя.
- Я не собираюсь полгода жить без одного корня только из-за того, что кому-то неприятно подождать несколько часов в темноте.
- А я не собираюсь ждать тут полдня, а то и больше, хотя выход находится всего в часе ходьбы! Лохтарон дай-ка мне топор (Пинно отодвинулся еще на пару шагов в сторону). Сделаем факел, пусть даже ради этого придется пожертвовать самогоном! – грозно добавил Дунпиз, сделав особое ударение на последнем слове. Но на совесть Куева это не оказало никакого влияния.
Стаханида с некоторым сожалением достала одну из бутылок и передала в темноту на звук голоса Дунпиза, который уже держал в руках топор.
- Так, осталось только найти ткань для пропитки… кто чем готов пожертвовать ради скорейшего спасения?
- Предлагаю раздеть Стаханиду! – гнусаво сказал чей-то измененный голос, за которым явно угадывался Лохтарон.
- Я тебя сейчас сама раздену! – взвилась гномиха в ответ.
- Меня нельзя, я уже и так топор пожертвовал! – Лохтарон больше не пытался скрываться.
- Так… Пинно раздеть нельзя, потому что у ничего и так нет… Лохтарон уже отдал топор, который разве что закоптится, кстати… Стаханиду раздеть нельзя, потому что она женского пола, даром, что в темноте… Остались только мы с тобой, Элтон… - печально проговорил Дунпиз.
Элтон молчал. Дунпиз вздохнул и продолжил.
- Но раз так уж получилось, что веду нашу команду именно я, то решить проблему освещения придется тебе, Элтон. Котомка у тебя большая, вариантов много… А вот убегать – это плохое решение, – очень своевременно добавил полухоббит. – Во тьме пещер водятся древние страшные бандерлоги…тьфу, то есть балроги!
- Что-то по твоему голосу не слышно, чтобы ты их боялся! Чем же это они страшные? – попытался успокоить себя Элтон
- Ужасные древние банд... балроги страшны тем, что они... – еще более зловещим тоном продолжил Дунпиз. – Страшные гомофобы!
- Врешь! – выкрикнул Элтон.
- Лично у мэра видел показания свидетелей о том, как балрог в приступе гомофибии не пропустил через этот тоннель известного факира-нетрадиционалиста Ивана Макелина. Увлек его, гад, в свою берлогу и целую неделю измывался - заставлял заниматься физическими упражнениями и смотреть на обнаженных женщин!
- Нате, держите, только выведите меня отсюда побыстрее! – забился в истерике Элтон и швырнул Дунпизу свои гламурные нарукавники.
- Зер гут! – воскликнул Дунпиз, для которого попойка с мэром явно не прошла даром в части лингвистических познаний.
После этого он без всякого сожаления порвал нарукавники, обмотал ими лезвие топора, тяжело вздохнул и полил самогоном.
- Ну-ка, Стаханида, дай-ка прикурить! – обратился Дунпиз к гномихе и, чиркнув полученным огнивом, поджег факел.
- Вперед! Кто будет отставать – пусть сразу готовит портки для нового факела! – и хоббитоид с хохотом побежал вперед, в направлении нужного входа. Команда кинулась за ним.
- Ну что, как настроение? – расспрашивал всех Дунпиз. – Совсем немного осталось уже. Элтон, ты придумал себе новое желание?
- Еще нет, - разочарованно произнес полуорк. – Может попросить Курвина организовать гей-парад?
- Не, не, не! – перебил его Дунпиз. – Пойми ты, гей-парады – это только для высоко развитых цивилизаций. Если здесь сейчас устроить гей-парад, то произойдет бойня! Гей-парады надо устраивать только после того, как геи проникнут в правительство и смогут незаметно протолкнуть законы, запрещающие дискриминацию из-за сексуальной ориентации.
- Спасибо, Дунпиз! Ты открыл мне глаза! – радостно воскликнул Элтон. – Я попрошу принять меня в правительство!
- О, нет! – вполголоса выдохнул хоббит.
- А чего? – вмешался в разговор Лохтарон. – Пусть будет в правительстве. По крайней мере, на виду. А потом мы все равно на них всех розовые треугольники налепим.
- А почему розовые, - возмутился Элтон? – розовые не будут сочетаться с моим цветом волос!
- Откуда ты знаешь, какие у тебя будут волосы на тот момент, когда истинные эльфийцы придут к власти?
- У меня еще осталась хлорка! – уверенно резюмировал Элтон.
- Конфискуем! Реквизируем! – начал заводиться Лохтарон.
- Хватит! – заорал Дунпиз, устав слушать этот балаган. – Давайте мировое господство в качестве желаний не загадывать. Чего-нибудь простое, обыкновенное. Кто-нибудь хочет со мной в космос полететь?
Все не только замолчали, но и остановились, что бы не нарушать полной тишины.
- Трусы! – вздохнул Дунпиз и отправился к выходу.
 
[^]
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей) Просмотры темы: 1609
0 Пользователей:
Страницы: (2) [1] 2  [ ОТВЕТИТЬ ] [ НОВАЯ ТЕМА ]


 
 



Активные темы








Наверх